Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » Рефераты, доклады, диссертации. » Мировоззрение и деятельность декабриста А Н. Муравьёва в 1810-1830 гг.


Мировоззрение и деятельность декабриста А Н. Муравьёва в 1810-1830 гг.

Сообщений 1 страница 10 из 20

1

Мировоззрение и деятельность декабриста Александра Николаевича Муравьева в 1810-х - начале 1830-х гг.

Диссертация и автореферат на тему «Мировоззрение и деятельность декабриста Александра Николаевича Муравьева в 1810-х - начале 1830-х гг.»

Автореферат
Диссертация
Артикул: 138604
Год:
2002
Автор:
Туманик, Екатерина Николаевна
Ученая cтепень:
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации:
Новосибирск
Код cпециальности ВАК:
07.00.02
Специальность:
Отечественная история
Количество cтраниц:
345

Оглавление:

Введение.

Гпава 1. Формирование и развитие мировоззрения А.Н. Муравьева в общественно-политических условиях России начала XIX века

1.1. Нравственно-духовное становление личности А.Н. Муравьева.

1.2. Формирование жизненных ориентиров в общественно-культурном поле предвоенной эпохи.

1.3. Идеологическое влияние событий Отечественной войны 1812 г. и Заграничного похода на формирование мировоззрения А.Н. Муравьева.

1.4. Выводы.

Глава 2. Участие в движении декабристов

2.1. Священная Артель.

2.2. А.Н. Муравьев в Союзе Спасения.

2.3. Роль А.Н. Муравьева в выработкё идеологических ориентиров

Союза Благоденствия.

2.4. Завершение деятельности А.Н. Муравьева в тайном обществе.

2.5. Общественная позиция и мировоззрение А.Н. Муравьева в 1819-1826 гг.

2.6. Позиция А.Н. Муравьева во время следствия и суда по делу декабристов.

2.7. Выводы.

Глава 3. Административная деятельность А.Н. Муравьева в Сибири

3.1. Первый этап сибирской ссылки.

3.2. Административная деятельность А.Н. Муравьева в Иркутске.

3.3. А.Н. Муравьев во главе Тобольской губернии.

3.4. Выводы.

0

2


Введение:

Актуальность темы. Тайные политические общества 1810-х - 1820-х гг. заслуживают особого внимания среди многих явлений общественно-политической жизни России XIX века. Дальнейший анализ движения декабристов, его итогов и последствий, влияния на внутриполитическую ситуацию не только эпохи Александра I, но и последующих царствований, поможет дать ответы на многие открытые вопросы нашей истории и современности.

Движение декабристов опиралось на серьезную идеологию, выработанную, что особенно важно, в весьма короткие сроки. Это говорит о значительной теоретической подготовке многих членов тайных обществ в областях политики, экономики, юридических наук, истории и, следовательно, о праве этих людей заниматься государственной деятельностью1. Многие люди, имевшие прямое или косвенное отношение к самым первым тайным обществам, занимали, как правило, видное место в русском обществе XIX в. Кроме того, за декабристами стояла значительная группа прогрессивно настроенных людей — от представителей высшей знати до подвижных низов дворянского сословия. Вывод советской исторической науки о классовом характере движения декабристов и по сей день сохраняет свое значение2.

Начало движению декабристов было положено в 1816 г. организацией первого тайного политического общества3. Декабризм развивался в рамках российского освободительного движения и во всех своих разнообразнейших проявлениях является его органичной составной частью4. М.В. Нечкина считала, что декабризм, как политическое течение и идеология, закончил свое существование с разгромом восстания 14 декабря 1825 г.5 Это мнение было опротестовано С.Ф. Ковалем, который выдвинул идею об эволюции декабризма в сторону революционного демократизма в сибирский период6. Развивалась ли действительно идеология декабризма после поражения восстания? Для нас очевидно, что движение декабристов не закончилось восстанием 14 декабря, но, в то же время, сближать его идеологию исключительно с революционно-демократической традицией не совсем правомерно. Политические традиции декабризма разнообразны, в нем нашел более или менее ярко выраженное воплощение самый широкий спектр идей от революционно-демократических до умеренно-консервативных.

1 Ланда С.С. Дух революционных преобразований. Из истории формирования идеологии и политической организации декабристов. 1816-1825. М., 1975. С. 8.

2 Там же. С. 9.

3 Шешин А.Б. Революционное и освободительное движение в России (этапы и цели)// Вопросы истории. 1999. № 9. С. 36.

4 Там же. С. 43.

5 Нечкина М.В. Движение декабристов. Т. 2. М., 1955. С. 428.

6 КоваЛь С.Ф. Об эволюции взглядов декабристов в Сибири// Сибирь и декабристы. Вып. 2. Иркутск, 1981. С. 21.

0

3

Еще задолго до поражения вооруженного восстания умеренно настроенные круги тайного общества заявляли, что их государственный идеал несовместим с революцией и свержением монархии. Умеренно-преобразовательный подход к политике восторжествовал в сознании многих декабристов задолго до декабря 1825 г.

Можно утверждать, что многие декабристы, дожив до глубокой старости, сохранили приверженность идеалам своей юности. Это относится и к деятелям правого крыла. Здесь есть закономерность: их взгляды оказались не только устойчивыми, но и выдержали проверку на прочность временем и жизненными обстоятельствами. Применительно к умеренно настроенной части декабристов в отдельных случаях можно говорить о серьезном теоретическом осмыслении и развитии их воззрений после 1825 г. Более того, многие из них имели возможность применить свои взгляды в практической сфере, так как были привлечены на государственную службу.

В советском декабристоведении к началу 1990-х гг. ситуация сложилась таким образом, что можно было говорить об относительной фактологической изученности проблем истории первых тайных политических обществ. Актуальной задачей, которая остается важной и сегодня, было воссоздание биографий отдельных декабристов, то есть задача восхождения от частного к общему. Как подчеркивает А.Н. Цамутали, «создание биографий возможно большего числа участников движения и людей из их окружения — задача, которую еще предстоит решить нашим историкам и которая позволит более полно и отчетливо представить не только деятельность тайных обществ, но и своеобразные черты, которые приобрела общественная жизнь России после поражения восстания»7. Сейчас на первый план выходит и другая цель — не перечеркивая достижений советской исторической науки, научной школы декабристоведения, дать более объемную и развернутую характеристику движения, а также его оценку, объективную и свободную от некоторых нежелательных стереотипов концепции «трех этапов» в революционном движении России. Не Игнорируя и не уничижая истории декабризма, необходимо проанализировать движение в плане рассмотрения развития политических идей, теорий и методов политической практики; разделить движение декабристов на различные направления и изучить отдельно историю каждого из этих направлений. Но за глобальными проблемами не должна теряться личность, отдельная судьба. Ведь характеристика этапов биографий отдельных людей, творцов истории, дает ключ к пониманию вопросов общего масштаба, в данном случае — государственно-политической истории России. Рассматривая каждую конкретную историческую фигуру из числа умеренного крыла декабристов, мы можем выяснить, что было типично, а что нетипично в их поведении и мировоззрении, характе


7 Цамутали А.Н. Декабристы и освободительное движение в России//14 декабря 1825 г. Источники, исследования, историография, библиография. Выпуск 1. СПб., 1997. С. 93.

ризовать особенности политических идей каждого в контексте общего социально-культурного феномена освободительного движения в России.

Идеология умеренного направления в истории декабризма так и остается по большей части нерассмотренной. Самые первые декабристы, кто в силу своих убеждений не захотел сменить Союз Спасения и Союз Благоденствия на Северное или Южное общества, оставались и остаются без должного внимания исследователей. Особой проблемой является участие и роль в первых тайных политических организациях братьев Муравьевых— Александра и Михаила. Александр Николаевич Муравьев, старший из братьев, интересен не только как инициатор создания первой декабристской организации, но и как видный представитель умеренно-реформаторской идеологии, прогрессивный администратор конца 1820-х - начала 1860-х гг. Он — один из немногих декабристов, соединивших свое мировоззрение с активной практикой государственной службы.

В обширной литературе о декабристах, казалось бы, трудно найти свой поворот темы. Но история идейных исканий и политическая биография А.Н. Муравьева представляют благодатную почву для исследования. Ведущая фигура в движении декабристов на первом его этапе, А.Н. Муравьев по-прежнему остается «загадкой» и «кающимся декабристом» даже в глазах декабристоведов. Между тем, его политическая судьба требует нового прочтения не только в целях личной «реабилитации» декабриста. Решение поставленной задачи, что особенно важно, даст ключ к раскрытию многих идейных и организационных процессов в истории декабристских организаций, к расследованию истории политической борьбы в движении декабристов. Обязательным условием объективного решения этих общих исследовательских проблем является «частный ракурс» научного поиска.

Объектом нашего исследования является движение декабристов в широком историко-культурном поле эпохи.

Предмет исследования — мировоззрение, общественно-политическая и административная деятельность А.Н. Муравьева.

Цель работы — по возможности полное воссоздание (в контексте углубленного анализа общественно-политических и нравственно-философских воззрений) начальных этапов биографии Александра Николаевича Муравьева, инициатора основания первых декабристских обществ, а позже высокопоставленного чиновника, чья роль в отечественной истории до сих пор не получила должной оценки. Также целью работы является конкретно-типологическая характеристика А.Н. Муравьева как государственного и политического деятеля умеренного направления декабризма. Мы ставим перед собой следующие задачи: охарактеризовать мировоззрение А.Н. Муравьева и в свете данной характеристики дать анализ деятельности декабриста в тайных политических обществах, проследить основные мотивы его поведения на служебном поприще в сибирский период.

0

4

Хронологические рамки исследования ограничены временным полем отрезка жизнедеятельности А.Н. Муравьева с начала 1810-х гг. по 1833 г. Верхней границей исследования положен срок окончания административной деятельности декабриста в Сибири. Это объясняется тем, что именно в сибирский период А.Н. Муравьев, имея формальный статус ссыльного декабриста, получил первую возможность для воплощения в жизнь своих мировоззренческих идеалов на поприще государственной службы. Но логика исследования допускает незначительное проникновение за эти рамки в целях более полного отражения поставленных задач работы.

Территориальные рамки исследования распространяются в довольно широких границах, связанных с местопребыванием А.Н. Муравьева в тот или иной момент его служебной карьеры или частной жизни.

Историография темы.
Среди обширной исторической литературы о декабристах можно выделить значительное количество исследований, посвященных различным аспектам жизни и деятельности А.Н. Муравьева, среди них есть и работы персонально-биографического характера. Но в историографическом обзоре было бы неправомерным останавливаться лишь на статьях этого узкого жанра, хотя подобные труды, безусловно, заслуживают особого внимания. В рамках анализа исключительно жизнеописательных трудов неизбежно формируется искаженное видение темы. Для полноты постановки исследовательской проблемы необходима более широкая историография, охватывающая широкий круг публикаций самого разнообразного, в том числе и общего, характера за период с 1863 г. до наших дней, которые содержат оценку роли личности и мировоззрения А.Н. Муравьева, его государственно-политической деятельности, либо жизненного пути в целом.

Импульс» для становления в России «научной историографии декабристского движения» был дан, как известно, выходом книги бар. М.А. Корфа, в результате чего «завязался» «историко-публицистический узел», окончательно не распутанный и по сей день8.
С начала 1860-х гг. сложились три основных направления в историографии движения декабристов. По определению Е.Л. Рудницкой и А.Г. Тартаковского «книга Корфа стимулировала оформление официально-монархической концепции», «сборник Герцена и Огарева положил идейное начало демократическому и либеральному (в широком значении данного понятия) направлению декабристской историографии»9. В эти рамки, само собой, укладывается и все богатое разнообразие публикаций об А.Н. Муравьеве.

8 Рудницкая Е.Л., Тартаковский А.Г. Вольная русская печать и книга барона Корфа//14 декабря 1825 года и его истолкователи (Герцен и Огарев против барона Корфа). М., 1994. С. 57.


9 Там же. С. 57.

Дореволюционная литература.

Первые оценки деятельности А.Н. Муравьева в тайном обществе были даны еще при его жизни в 1858 г. Н.П. Огаревым в знаменитом «Разборе Книги Корфа». Можно считать, что именно со страниц «Разбора.» берет свое начало легенда о «кающемся декабристе», преподнесенная, кстати говоря, достаточно вульгарно. Например, за то, что А.Н. Муравьев, когда-то подавший «первую мысль о тайном обществе», «сделался губернатором, да и теперь еще, кажется, губернатором в какой-то губернии», Н.П. Огарев обвиняет его в «нравственном падении»10. Безосновательно звучит высказывание Н.П. Огарева о том, что А.Н. Муравьев «изъявил при допросах раскаяние в самых униженных, противных выражениях». В довершение всего Огарев называет Муравьева: «слабым человеком»11, тем самым уже откровенно, подобно эмигранту-памфлетисту кн. П.В. Долгорукому12, переходя «на личности» в своих высказываниях «издалека» о российской действительности. Возможно, в своих умозаключениях Н.П.Огарев пользовался не только информацией «Донесения.» и материалами Верховного уголовного суда, — чувствуется явное влияние книги Шницлера13, высказывание которого об «откровенности и раскаянии» А.Н. Муравьева критик Корфа посчитал нужным развить. Можно было бы не воспринимать эти «уколы» всерьез, если бы они не исходили из лагеря «вольной русской прессы», выполнявшей в те годы роль «совести народа». Такое мнение прозвучало и ему была суждена долгая жизнь. Надо подчеркнуть, что высказывания Огарева, конечно же, лишены объективности (не говоря о научности) и даже в свете столь узкой «источниковой базы», использованной автором, выглядят достаточно тенденциозно и безосновательно. Необходимо подчеркнуть, что взгляд Н.П. Огарева не был поддержан в дореволюционной историографии даже демократического направления и был поднят на щит только в трудах С.Я. Штрайха.

К 1883 г. в посвященной А.Н. Муравьеву литературе можно было наблюдать показательную тенденцию, когда авторы, принадлежащие к различным течениям и исповедовавшие различные политические воззрения, пытались строить свою идеологическую иерархию на примере личности А.Н. Муравьева и его вклада в национальную историю. Эта тенденция является определяющей при анализе всей последующей историографии.

Опыт исторического анализа движения декабристов был предпринят виднейшим представителем либерального направления А.Н. Пыпиным в начале 1870-х гг.; его книга «Общественное движение в России при Александре I» выдержала несколько переизданий. Исследуя предысторию декабризма, автор говорит о политических стремлениях в некоторой части масонства , «которые наконец-то нашли себе исход в тайных общест

10 (Герцен А.И., Огарев Н.П.) 14 декабря 1825 и император Николай. Издано редакцией «Полярной звезды». По поводу книги барона Корфа. Лондон, 1858//14 декабря 1825 года и его истолкователи . С. 172.

11 Там же.


12 Долгоруков П.В. Петербургские очерки. Памфлеты эмигранта. М., 1992.

вах», ставя, таким образом, актуальный в контексте нашего исследования вопрос о масонском влиянии на движение декабристов14. Характеризуя А.Н. Муравьева как видного масона, историк находит вполне естественным факт его участия в деятельности первых тайных обществ, но для А.Н. Пыпина декабрист — лишь один из инициаторов образования Союза Благоденствия; оценивая роль А.Н. Муравьева в тайном обществе, автор не. считает ее главной15. В целом, труды А.Н. Пыпина, в том числе и работа «Русское масонство. XVIII и первая четверти XIX в.», содержат большое количество философско-политических идей и рассуждений, которые не потеряли своей актуальности в свете современной науки.

В 1874 г. вышла посвященная графу М.Н. Муравьеву книга Д.А. Кропотова, где говорится и об А.Н. Муравьеве. Значение труда Кропотова, ярчайшего представителя официально-охранительной концепции, подчеркнуто в исследованиях А.Н. Цамутали16. Основываясь на уникальных источниках — устных воспоминаниях членов семьи Муравьевых и A.M. Бакунина, секретных в то время материалах следствия и многих других, — Д.А. Кропотов проливает свет на важные для нас обстоятельства: борьбу братьев Муравьевых и их «партии» против радикальной линии в первых тайных политических обществах Союзе Спасения и Союзе Благоденствия. Кроме этого, автор освещает детские годы А.Н. Муравьева, кратко упоминает главные вехи его административной карьеры. Д.А. Кропотов пишет, что А.Н. Муравьеву «принадлежит печальная слава основателя первого по времени тайного общества декабристов, известного под названием «Союза Спасения»17, подчеркивая при этом, что общество пошло по пути, отличному от первоначального плана А.Н. Муравьева. Д.А. Кропотов отмечает умеренно-либеральные убеждения братьев Муравьевых, которые побудили их преобразовать общество на основе немецкого устава Тугендбунда в другое, чуждое политических целей. Автор оценивает устав Союза Благоденствия по сравнению с Тугендбундом как менее радикальный18. Причиной выхода из общества Муравьевых и их единомышленников П.И. Калошина и И.Г. Бурцова Д.А. Кропотов считает столкновение с Южной управой во главе с Пестелем и дальнейшую революционизацию союза. Он пишет, что А.Н. Муравьев «один из первых торжественно оставил общество»19. Т.о., Д.А. Кропотов оценивает А.Н. Муравьева как деятеля умеренно-либерального направления.

13 Schnitzler J.H. Histoire intime de la Russie sour les Empereurs Alexandre et Nicolas et particulièrement pendant la crise de 1825. T. I-II. Paris, 1847.

14 Пыпин А.Н. Общественное движение в России при Александре I. СПб, 1918. С. 321, 328, 372.

15 Эти же характеристики А.Н.Пыпин приводит в другой своей работе, посвященной исключительно русскому масонству: Пыпин А.Н. Русское масонство. XVIII и первая четверть XIX в. Пг., 1916. С.428-429.

16 Цамутали А.Н. Борьба направлений в русской историографии в период империализма. Историографические очерки. Л., 1986. С. 37.

17 Кропотов Д.А. Жизйь графа М.Н. Муравьева в связи с событиями его времени и до назначения его губернатором в Гродно. СПб, 1874. С.22.

18 Там же. С. 205-206, 213, 215-219.


19 Там же. С. 23.

0

5

Следующей по времени появилась небольшая, близкая по духу к «корфике» статья А. Корсакова в «Историческом вестнике» за 1883 г. Автор приводит краткую справку о декабристе, подробно останавливаясь на последнем периоде его жизни, и дает А.Н. Муравьеву безусловно положительную характеристику, доводя до читателей сведения о его ревностной государственной службе. А. Корсаков объясняет участие А.Н. Муравьева в тайных политических обществах увлеченностью либеральными идеями того времени, обращая особое внимание на то, что от «пути преступления» декабрист отошел задолго до восстания, выступив против революционного направления, возобладавшего в среде политической организации. Тем самым автор констатирует принадлежность Муравьева к умеренному крылу движения декабристов. А. Корсаков отмечает личностные черты А.Н. Муравьева, значимые для описания стиля администратора: честность и беспримерное благородство, высокий ум в сочетании с «крутым и слишком самостоятельным характером»20. Стоит подчеркнуть, что обращение к личности А.Н. Муравьева после долгого забвения имело особое значение после трагических событий 1881 г., —декабрист был поставлен в пример обществу как патриот и «честный слуга Отечества», стремившийся к воплощению своих мировоззренческих ориентиров на официальной стезе государственной деятельности, в статье есть важная формулировка о «патриотических чувствах» А.Н. Муравьева21.

Целый ряд последующих работ об А.Н. Муравьеве можно без всяких колебаний отнести к либеральному направлению историографии. Единственное дореволюционное издание, в котором приводятся факты из жизни А.Н. Муравьева в Сибири — работа А.И. Дмитриева-Мамонова «Декабристы в Западной Сибири», которая представляет собой сборник кратких очерков о пребывании декабристов в Тобольской губернии22. Приводимый материал касается деятельности А.Н. Муравьева в должности управляющего Тобольской губернией, окружения декабриста, его личных и служебных взаимоотношений со ссыльными товарищами по тайному обществу. Взгляды и оценки автора отличаются объективностью и позволяют в ряде случаев опираться на работу, как на достоверный источник. Книга А.И. Дмитриева-Мамонова, основанная на точных и уникальных документальных данных, не потеряла своей актуальности в наши дни. Ее можно считать собранием важных и уникальных фактов для характеристики сибирского периода биографии А.Н. Муравьева.

В 1898 г., вслед за публикацией в журнале «Русская старина» сатирических стихов на А.Н. Муравьева периода его губернаторства в Нижнем Новгороде (с комментариями

20 Корсаков А. Александр Николаевич Муравьев// Исторический вестник. 1883. Т. 11. № 3. С. 726-728.


21 Там же. С. 727.


22 Дмитриев-Мамонов А.И. Декабристы в Западной Сибири. М., 1895.

П.Л. Юдина)23, на страницах того же издания появляется документально-аналитическая статья A.A. Савельева «Несколько слов о бывшем нижегородском губернаторе А.Н. Муравьеве», в которой сделана первая серьезная попытка объективной характеристики служебной деятельности А.Н. Муравьева в 1856-1861 гг.24 Сильной и важной стороной статьи A.A. Савельева является то, что он приводит точную канву всей служебной карьеры А.Н. Муравьева по материалам его формулярного списка. К сожалению, данный опыт не был учтен в трудах многих, в том числе даже советских исследователей (за исключением Ю. И. Герасимовой); только этим можно объяснить часто встречающиеся в литературе неверные биографические данные об А.Н. Муравьеве.

Положительную оценку административной деятельности А.Н.Муравьева в Нижнем Новгороде дает В.И. Снежневский, подчеркивая удачную политику губернатора относительно крестьянско-помещичьих отношений в сложнейший период конца 1850-х- начала 1860-х гг.25

Единственной работой во всей историографии об А.Н. Муравьеве, где сделана попытка дать характеристику его христианско-философских идей, является небольшая книга А. Верещагина «Редкий масон на Вятке тридцатых годов», увидевшая свет в 1899 году. Опираясь на дневники 1834-1835 гг. вятского протоиерея А.Т. Шиллегодского и письма к нему А.Н.Муравьева 1836 - начала 1840-хгг. — документы из личного архива А.Т. Шиллегодского, автор подчеркивает живой и глубокий интерес декабриста к проблемам богословия, практической и умозрительной философии христианской жизни. Заслуживает внимания, что А. Верещагин, подчеркивая вклад А.Н. Муравьева в дело освобождения крестьян, выражая скорее общественное мнение, чем выводы исторической науки того времени, называет его «первым по времени декабристом» и «родоначальником 14 декабря»26.

В 1906 году появляется работа М.В. Довнар-Запольского «Тайное общество декабристов», в которой достаточно много говорится об А.Н. Муравьеве. Историк подчеркивает объективные тенденции общественно-политического развития, новую ситуацию в государственной жизни, подтолкнувшие одновременно представителей передовой военной молодежи М.Ф. Орлова и А.Н. Муравьева, к основанию тайных политических обществ. По мнению М.В. Довнар-Запольского, главной причиной появления первых декабристских организаций была реакционная политика правительства, сменившая либеральное на

23 Муравиада// Русская старина. 1897. № 9. С. 539-559.

24 Савельев A.A. Несколько слов о бывшем нижегородском губернаторе А.Н. Муравьеве// Русская старина. 1898. Т. 94. № 6. С.609-629; 1898. Т. 95. № 7. С. 69-93.

25 Снежневский В.И. Крепостные крестьяне и помещики Нижегородской губернии накануне реформы 19 февраля и первые годы после нее//Действия Нижегородской губернской ученой комиссии. Нижний Новгород, 1898. Т. 3. С. 57-86.

6 В[ерещагин] А. Редкий масон на Вятке тридцатых годов. Вятка, 1899. С. 6.

правление в высших правящих кругах27. Называя офицерские артели (при этом автор почему-то объединяет Священную Артель и Семеновскую артель в единое целое) «подготовительной школой для членов будущего тайного общества», далее историк пишет: «.B 1816 г. среди довольно значительной группы офицеров гвардии возникла мысль о тайном обществе. Инициатором этой мысли явился Александр Муравьев»28. Оценивая направление деятельности тайной организации, М.В. Довнар-Запольский говорит, что «с самого начала общество имело цель политическую, хотя и отдаленную и не вполне определенную», ближайшими задачами были «отстранение иноземцев от влияния в государстве» и освобождение крестьян, в дальнейшем предполагалось «введение в России

29 представительного правления» . Автор описывает организационные разногласия, которые проявились в 1816 г. при оформлении союза, подчеркивая при этом особую позицию А.Н. Муравьева, хотевшего видеть общество «под видом масонской ложи», но, в конце концов, уступившего общему мнению30. Освещая дальнейшие пути существования общества, М.В. Довнар-Запольский пишет, что А.Н. Муравьев был недоволен линией деятельности Союза Спасения и осенью 1818 г. основал новое общество под названием Военного. Военное общество появилось раньше Союза Благоденствия, но историк находит его близким к «типу филиальных обществ, которые впоследствии примыкали к Союзу Благоденствия», хотя направление нового недолго просуществовавшего общества было «очень близко к направлению Союза Спасения». Автор не считает А.Н. Муравьева одним из редакторов устава и, тем более, основателем Союза Благоденствия, но говорит о факте недолгого председательства декабриста в одной из крайне малочисленных московских управ Союза Благоденствия в 1818-1819 гг. При этом историк пишет о «свободных» разговорах на занимавшие всех присутствовавших темы и отмечает «непринужденность», которой отличались собрания Военного общества и управы Союза Благоденствия под председательством А.Н. Муравьева31. Несмотря на некоторые фактические неточности, предопределенные отчасти объективными причинами, и прямолинейный подход к выяснению предпосылок движения декабристов, книга М.В. Довнар-Запольского имеет большое значение для выработки верного подхода к анализу роли и места А.Н. Муравьева в процессе основания и деятельности первых декабристских организаций. Логика рассуждений историка позволяет создать основу для формулировки вопросов, связанных с рассмотрением мировоззрения декабриста. А.Н. Муравьев в видении М.В. Довнар-Запольского — деятель тайного общества с особой позицией, не согласующейся ни с линией П.И. Пестеля, ни с линией Союза Благоденствия. Хотя автор не дал

27 Довнар-Запольский М.В. Тайное общество декабристов. (Исторический очерк, написанный на основе материалов следственного дела). М., 1906. С. 3-4, 7.

Там же. С. 7.


29 Там же. С. 8, 17.


30 Там же. С. 9. ответов на вопросы о причинах такого положения, предоставив, видимо, это сделать исследователям следующих поколений.

0

6

Личность А.Н.Муравьева не оставил без внимания видный русский историк либерально-народнического направления В.И. Семевский. Известно четыре работы, в которых он касался деятельности и мировоззрения декабриста в период царствования Александра I. В очерке «Крестьянский вопрос в России во второй половине XVIII и первой половине XIX века» есть краткая характеристика взглядов А.Н. Муравьева на крестьянский вопрос. В.И.Семевский отмечает, что, выражая горячий протест против существования крепостного права в целом, Муравьев не призывал к его уничтожению32. Более того, при составлении устава Союза Благоденствия, авторами которого историк совершенно верно называет Александра и Михаила Муравьевых, кн. С.П. Трубецкого и П.И. Калошина, формула «освобождения крестьян» была заменена принципами человеколюбия по отношению к крепостным и борьбы «на легальной почве с злоупотреблениями крепостным правом», а также пропагандой либеральных взглядов на крестьянский вопрос33. Т.о., по мнению В.И. Семевского, А.Н. Муравьева, в отношении взглядов на крестьянскую проблему, можно причислить к разряду умеренных либералов. В работе, посвященной М.А. Фонвизину, историк говорит о фактах, касающихся масонской деятельности А.Н. Муравьева. В.И. Семевский пишет о «тесной связи» масонских лож и тайного общества и далее подчеркивает: «.Но рамки первых стали со временем тесны и общество оформилось в самостоятельную организацию»34. Тема взаимоотношения масонских лож и тайных обществ декабристов была более полно раскрыта В.И. Семевским в публикации «Декабристы-масоны», где автор дает, в частности, небольшую характеристику масонской деятельности А.Н. Муравьева, в основном опираясь на материалы следствия. По мнению исследователя, «А.Н. Муравьев первоначально желал воспользоваться масонской ложей для прикрытия политических целей Союза Спасения»35. Для В.И. Семевского несомненны внешние связи устава Союза Спасения с масонской идеологией, воздействие нравственно-филантропических масонских идей на Союз Благоденствия. Автор делает вывод, что «масонство имело свою долю влияния на возникновение тайного общества, но потом многие декабристы вышли из масонских орденов, это свидетельствовало о том, что масонство их не удовлетворило»36. Наиболее полно взгляды В.И. Семевского на тайные общества эпохи Александра I изложены в монографии «Политические и обще

31 Довнар-Запольский M.B. Тайное общество декабристов. С. 21-22, 53.

32 Семевский В.И. Крестьянский вопрос в России во второй половине XVIII и первой половине XIX века// Крестьянский строй. Т. 1. СПб., 1905. С. 181.

33 Семевский В.И. Крестьянский вопрос в России во второй половине XVIII и первой половине XIX века. С. 211-212.

34 Семевский В.И. М.А.Фон-Визин//Общественные движения в России в первой половине XIX века. СПб., 1905. С. 171.

35 Семевский В.И. Декабристы-масоны// Минувшие годы. 1908. № III. С. 140.

36 Там же. № V-VI. С. 380. ственные идеи декабристов». В ней он повторяет свои прежние выводы о взглядах

A.Н. Муравьева на крестьянский вопрос и о его масонской деятельности; к последнему историк добавляет, что, вероятно, А.Н. Муравьев хотел использовать ложу для вербовки новых членов Союза Благоденствия. Интересно, что автор не отдает А.Н. Муравьеву лидирующей роли в основании первого тайного общества декабристов, считая его лишь одним из инициаторов движения37 Итак, в трудах В.И. Семевского дана очередная в дореволюционной историографии попытка охарактеризовать участие А.Н. Муравьева в процессе создания первых декабристских организаций, его взгляды на организационные вопросы их деятельности, а также на состояние крестьянского вопроса. Фактическая основательность в сочетании с логикой и точностью концептуальных построений

B.И. Семевского продвинули вперед изучение вопросов, связанных с общественно-политической деятельностью А.Н. Муравьева в первой четверти XIX века. Стоит отметить близость научных позиций А.Н. Пыпина и В.И. Семевского в освещении деятельности А.Н. Муравьёва в первых тайных обществах. Справедливым будет указание и на развитие концептуальной преемственности: в трудах В.И. Семевского об идеологии движения декабристов чувствуется влияние взглядов на эту проблему А.Н. Пыпина.

Своеобразную оценку роли А.Н. Муравьева в тайном обществе дает автор демократического направления Л. Кульчицкий. Он отходит от уже ставших привычными либеральных канонов и отводит декабристу революционную роль на первом этапе движения. Подчеркивая революционный характер Союза Спасения и называя А.Н. Муравьева главным инициатором устройства тайного общества, далее историк пишет, что в 1818 г., во время начала деятельности Союза Благоденствия, А.Н. Муравьев был недоволен «характером первой организации и основал Военное Общество, с целями, весьма близкими целям Союза Спасения»38. Позже взгляды декабриста изменились, он вступил в Союз Благоденствия, но вскоре вышел и из него, поняв «свое заблуждение»39. Впервые в досоветской историографии А.Н. Муравьев представлен революционным деятелем, впрочем, в конце концов смягчившим свои позиции. Подобный взгляд помог добавить свежих красок к портрету декабриста, по-новому подойти к оценке его личности, снять некоторое монотонное однообразие характеристик, накопленное предыдущими исследователями. Кроме того, Л. Кульчицкий привлек дополнительное внимание к фигуре А.Н. Муравьева в эпоху значительных политических преобразований в России в конце 1900-х гг.

Биография А.Н. Муравьева помещена в вышедшем в свет в 1905-1909 гг. издании «Русские портреты» представителя официально-охранительного направления великого князя Николая Михайловича. Факт появления биографического очерка в данном иллюст

37 Семевский В.И. Политические и общественные идеи декабристов. СПб., 1909. С. 354, 217.

38 Кульчицкий Л. (Мазовецкий). История русского революционного движения. Т. 1 (1801-1870). СПб., 1908. C.ЗО, 35.

рированном многотомнике говорит о многом — Муравьев был поставлен в ряд выдающихся личностей XIX столетия. Несмотря на некоторые неточности жизнеописания, которые вполне объяснимы легендарностью фигуры А.Н. Муравьева для внука Николая I, краткая биография декабриста интересна прежде всего тем, что отражает взгляды членов царской семьи на роль и место А.Н. Муравьева в общественно-государственной жизни того времени. Николай Михайлович указывает на «очень отдаленное отношение к декабрьскому бунту» А.Н. Муравьева, «энергичную» и «неудачную» борьбу с сибирским взяточничеством, характеризует декабриста как человека «незаурядного ума и непреклонной воли», «который был чересчур прямолинеен, чтобы быть способным на уступки и соглашения»40, — таким видели А.Н. Муравьева из Зимнего дворца. Эта характеристика помогает дать ответы на многие вопросы о служебных назначениях декабриста императорами Николаем I и Александром II, о причинах карьерных перипетий А.Н. Муравьева, о причинах использования его высшей властью на различных участках административного фронта. «Прямолинейный» и неуступчивый Муравьев — сибирский городничий, председатель губернских правлений, управляющий Тобольской губернией, председатель уголовных палат, губернатор, чиновник министерства внутренних дел, видный деятель крестьянской реформы и сенатор. Важное значение имеет помещенный в этом же издании биографический очерк о П.М. Муравьевой — супруге декабриста, позволяющий более широко взглянуть на образ самого А.Н. Муравьева. Николай Михайлович, ставя П.М. Муравьеву в ряд выдающихся русских женщин, подчеркивает ее высокие «душевные качества», «привлекательность», «превосходную образованность». Он говорит также о ее беззаветной преданности мужу, о решающем значении в ее жизни принципов любви, жертвенности и долга. Подобными свойствами души, по мнению автора, обладала и дочь Муравьевых Софья41.

0

7

Можно объединить в отдельную группу небольшие работы, посвященные деятельности А.Н. Муравьева в период подготовки и проведения реформы 1861 г. Это статьи авторов либерального направления А.З. Попельницкого и Ч. Ветринского42. Декабрист характеризуется как прогрессивный государственный деятель, поборник интересов правительства в крестьянском вопросе. Авторы работ подчеркивают либеральный характер стиля административной деятельности А.Н. Муравьева43.

Большой резонанс в русском обществе вызвал очерк В.Г.Короленко «Легенда о царе и декабристе», опубликованный в «Русском богатстве» в 1911 г. Писатель составил

39 Кульчицкий Л. (Мазовецкий). История русского революционного движения. С. 41.

40 Знаменитые россияне XVIII—XIX веков: Биографии и портреты. По изданию великого князя Николая Михайловича «Русские портреты XVIII и XIX столетий». СПб., 1996. С. 695-696.


41 Там же. С. 696-697.


42 Попельницкий А.З. Первые шаги крестьянской реформы по донесениям свитских генерал-майоров и флигель-адъютантов)// Великая реформа. Т. 5. М., 1911. С. 201-202; Ветринский Ч. А.Н. Муравьев и другие декабристы во время крестьянской реформы//Там же. С. 231-236.

его по рассказам дворянина Воронина, служившего чиновником особых поручений при губернаторе А.Н. Муравьеве в Нижнем Новогороде. Композиционным центром очерка, давшим ему название, является факт посещения Александром II Нижегородской губернии в 1860 г. Заслугой В. Г. Короленко является то, что он попытался дать психологический портрет А.Н. Муравьева, предостерегая тем самым будущие поколения историков и писателей от однобокого подхода к оценке декабриста. А.Н. Муравьев предстает перед нами человеком со «смелым характером» и «мертвой хваткой», «грозой чиновничьего мира»44. Писатель, желая придать логическую завершенность главной идее своего произведения, называет декабриста последователем идей Союза Благоденствия, но, пишет В. Г. Короленко, это уже не «романтический мечтатель», а «старый администратор, страстный и страшный противник дореформенного строя, вооруженный содержательным опытом борьбы с ним, научившийся выжидать, скрывать свою веру и выбирать время для удара.»45
Главной целью писателя было создать яркий образ старого декабриста, воплощающего в жизнь в конце 1850-х гг. идеалы своей юности. Но В.Г.Короленко столкнулся с неожиданной преградой, — выяснилось, что А.Н. Муравьев «всеми привычками  принадлежал к старому типу самовластного чиновничества», тогда писатель, пытаясь решить скрытое противоречие, называет декабриста «свободолюбцем мечтой»46. Писатель, в сущности, встает в тупик, пытаясь объяснить, как старый декабрист и член Союза Благоденствия мог, одновременно, воплощать собой тип чиновника николаевской эпохи? Тем не менее, можно констатировать, что в очерке В. Г. Короленко была сделана первая попытка, пусть прямолинейная, раскрыть сложнейшую взаимосвязь между мировоззрением декабриста периода 1850-х гг. и периода его деятельности в ранних тайных политических обществах эпохи Александра I. Именно из литературно-публицистического очерка «Легенда о царе и декабристе» берет начало взгляд советской историографии на А.Н. Муравьева как на продолжателя и последователя идей Союза Благоденствия, сохранившего им верность на протяжении всего жизненного пути, — государственного деятеля, для которого идеи Союза Благоденствия были своеобразным жизненным кредо. Здесь следует сделать важнейшее замечание, что, переместившись в научную литературу советского периода, эта художественная идея русского писателя стала серьезной научной концепцией, положения которой оказались вполне применимы не только к разработке проблем биографии А.Н. Муравьева, но и многих других декабристов. При всей определенности своих выводов, В. Г. Короленко стремился показать читателям живое отражение, а не вывести идеализированный образ старого декабриста. В итоге, автор создал яркий эмоциональный портрет А.Н. Муравьева, точно подметив некоторые особенно

43Ветринский Ч. А.Н. Муравьев и другие декабристы. С. 236.

44 Короленко В.Г. Легенда о царе и декабристе// Русское богатство. 1911. № 2. G. 125.

45 Там же. С. 170.

сти его характера и политических взглядов. О том, как живо был принят очерк В.Г. Короленко русской читающей публикой, можно судить, например, по многотомному изданию «1812-1912. Отечественная война и русское общество», где в разделе о тайных обществах А.Н. Муравьев характеризуется как «тот самый нижегородский губернатор, "легенду" о котором в эпоху освобождения крестьян напечатал в "Русском богатстве" В.Г. Короленко.»47. Можно сказать, что именно этому русскому писателю, а не кому-либо из историков, принадлежит право «первооткрывателя» роли личности А.Н. Муравьева в отечественном культурно-историческом процессе. В.Г. Короленко первым пробудил активный интерес общества к декабристу, тем самым поставив вопрос о необходимости и важности изучения проблем, связанных с его жизнедеятельностью.

0

8

Таким образом, дореволюционная историография определила А.Н. Муравьева как политического деятеля умеренно-либерального направления, из общего круга литературы выделяется только работа Л. Кульчицкого, где портрет декабриста несколько оживлен радикальными красками. Несмотря на очень ограниченный круг источников, исследование проблемы шло в верном направлении, хотя глубокая характеристика мировоззрения А.Н. Муравьева в вышеупомянутых работах отсутствует. Внимание авторов было сосредоточено на двух вопросах — участие в движении декабристов и деятельность на посту нижегородского губернатора. Только А.И. Дмитриев-Мамонов касается вопросов, связанных с административной деятельностью А.Н. Муравьева в Западной Сибири, и A.B. Верещагин кратко освещает частные аспекты пребывания декабриста в Вятке. Особенностью многих работ, особенно тяготеющих к жанру литературной публицистики, являются попытки осмысления и создания духовно-нравственного образа А.Н. Муравьева, что показательно и очень важно для проблематики широкого спектра вопросов русской культуры и идеологии.

Советская историография.

После 1917 г. официально-охранительная и либеральные концепции декабризма подверглись критике, а демократическая скорректирована в духе «апологетики» (что было заложено еще линией Герцена-Огарева)48. Главное место в трактовке движения декабристов заняла идея дворянской революционности, вытекающая из ленинского учения о трех этапах революционно-освободительного движения в России. Но говорить об А.Н. Муравьеве, как о государственном и политическом деятеле, тем более анализировать его мировоззрение можно было только с учетом методологических подходов дореволюционной школы, — отсюда и происходят зачастую отвлеченные от действительности оценки А.Н. Муравьева в советской историографии.

46 Короленко В.Г. Легенда о царе и декабристе// Русское богатство. 1911. № 2. С. 140.
47 1812-1912. Отечественная война и русское общество. Т. 7. М., 1912. С. 258.
48 Рудницкая Е.Л., Тартаковский А.Г. Вольная русская печать. С. 57.

Во многом показательна первая советская работа об А.Н. Муравьеве, написанная с позиций школы М.Н. Покровского и в полном соответствии с «заветами» Н.П. Огарева, статья С.Я. Штрайха «Кающийся декабрист». Классовая ненависть, вероятно, настолько ослепляла автора, что он не всегда понимал истинный смысл и содержание источников, на которые опирался. Работа полна предвзятых, искаженных и в корне несоответствующих действительности оценок и выводов. Живописуя «раскаяние» декабриста (само собой, не в христианском понимании), автор делает это на примере его ссылки и жизни в Сибири. А.Н. Муравьев предстает перед нами как бесчестный карьерист и подхалим, который не останавливается ни перед чем, чтобы заслужить прощение императора. Выводы С.Я. Штрайха отличаются противоречивостью. Создавая отрицательный образ «раскаявшегося» революционера, предателя дела декабристов, взяточника и корыстолюбца на государственной службе, в то же время автор пишет, что А.Н. Муравьев «не мог до конца дней отрешиться от свойственного ему чувства справедливости и всем, чем мог, помогал ссыльным товарищам»49. В том же духе С.Я. Штрайх писал об А.Н. Муравьеве в трех других работах, персонально ему не посвященных50. Указанные статья и две книги также отличаются вульгарным подходом к проблемам исследования, обусловившим предвзятость и сомнительную научную ценность выводов. Фактические данные работ С.Я. Штрайха, отличающиеся тенденциозностью, должны заслуживать крайне осторожного отношения и проверки, так как являются выражением концептуального подхода автора и призваны иллюстрировать идеологический заказ 1920-х гг.

К счастью, С.Я. Штрайх не нашел большого числа единомышленников, хотя альтернативной работы об А.Н. Муравьеве долго не появлялось и точка зрения историка стала почти классической. Например, в 1932 г. она была закреплена на страницах Сибирской советской энциклопедии51. Показательно, что во французском биографическом справочнике, вышедшем годом ранее, краткая статья об А.Н. Муравьеве была выдержана в прежних красках, соответствующих тону либерального направления историографии52.

0

9

В 1927 г. в «Русском Евгеническом журнале» была опубликована интересная работа Н.П. Чулкова «Генеалогия декабристов Муравьевых», где, конечно же, говорится и об А.Н. Муравьеве. Позиция автора представляет собой смешанный, переходный тип оценки от стереотипов дореволюционной школы к постулатам новой эпохи. Называя декабриста «поборником освободительных идей» и «борцом с дворянами-крепостниками» в

49 Штрайх С.Я. Кающийся декабрист (к биографии основателя Союза Спасения А.Н.Муравьева. По неизданным письмам)// Красная новь. 1925. № 10. С. 149.
50 Штрайх С.Я. Провокация среди декабристов. М., 1925; Его же. Самозванец Медокс и декабристы// Всемирная иллюстрация. 1925. № 7-8. С. 6-9; Его же. Роман Медокс. Похождения русского авантюриста XIX века. М„ 2000.
51 Сибирская советская энциклопедия. Т. 3. 1932. Стб. 605.
52 Mouraviev (Alexandre Nikolaïevitch). 1792-1864// Larousse du XX-e siècle. T. 4. P., Larousse, 1931. P. 1017.

период его губернаторства в Нижнем Новгороде, в то же время, Н.П. Чулков подчеркивает «сильнейшее раскаяние» А.Н. Муравьева на следствии и отмечает отрицательные свойства его характера «наряду с положительными». Впрочем, за этим чувствуется скрытая симпатия историка к представителю «выдающегося русского дворянского рода» Муравьевых, которого, вслед за П.И. Бартеневым, Н.П. Чулков определяет как «натуру сложную и любопытную»53.

Ранний период деятельности декабриста в тайном обществе осветил в своей статье «Масонские знаки Пестеля» Н.М.Дружинин (работа вышла в свет в 1929г. во 2-м сборнике статей «Музей революции СССР» и была переиздана в 1985 г. под названием «К истории идейных исканий Пестеля»). Автор говорит о существовании организационного проекта А.Н. Муравьева по развертыванию тайного общества под покровом масонской ложи54 По его мнению, организационные формы Союза Спасения были координированы с привычными формами масонского кружка: А.Н. Муравьев хотел создать в 1816 г. тайное общество, которое действовало бы через ложу, и это ему удалось, — в ложе Трех Добродетелей образовалась «революционная» фракция. П.И. Пестель поддержал этот ход; ему, как и А.Н. Муравьеву, «масонские формы казались. подходящей оболочкой для боевой, строго дисциплинированной организации»55. Но «план Муравьева-Пестеля» был все-таки сорван из-за громоздкости масонских форм, невозможности вполне законспирироваться и разногласий в среде членов общества. Именно эта неудача, как считает Н.М. Дружинин, и оттолкнула А.Н. Муравьева от участия в движении декабристов. Концепция Н.М. Дружинина интересна и научно обоснована, хотя страдает некоторым односторонним видением проблемы. Он является одним из немногих советских ученых, кто говорит о роли масонства в истории декабризма, оценивая его как «переходящую идеологическую и организационную форму»56.

Значительный вклад в изучение истории Союза Благоденствия и идейной борьбы в нем внесен трудами С.Н. Чернова — историка, методы и результаты научных поисков которого, пожалуй, являются в декабристоведении во многом уникальными. Он буквально «по крупицам» восстановил не только деятельность московской управы Союза, но и показал роль в ней А.Н. Муравьева, наметил контуры, по которым вполне можно восстановить истинные причины выхода декабриста из тайного общества57. С.Н. Чернов уловил внутреннюю закономерность в процессе развития тайных политических обществ, обозна

53 Чулков Н.П. Генеалогия декабристов Муравьевых// Русский Евгенический журнал. 1927. Т. 5. Вып. 1. С. 3, 5.
54 Дружинин Н.М. К истории идейных исканий Пестеля// Дружинин Н.М. Революционное движение в России в XIX веке. М., 1985. С. 313.
55 Там же. С. 321.
56 Там же. С. 324.
57 Чернов С.Н. Несколько справок о «Союзе Благоденствия» перед Московским Съездом 1821 г. (Примечания к «Запискам» Ив.Д. Якушкина)// Чернов С.Н. У истоков русского освободительного движения. Саратов, 1960. С. 2-6.

чив наличие умеренного лагеря «золотой середины» в Союзе Благоденствия, одновременно отмежевав его от «классических либералистов» (вроде бр. Тургеневых) в структуре политических направлений движения декабристов58. С.Н. Чернову принадлежит определение «Муравьевской группы»59. Подчеркнем, что важнейшим источником для исследователя стали судебно-следственные материалы.

Некоторых аспектов административной деятельности А.Н. Муравьева на посту архангельского губернатора, связанных, в основном, с его позицией в отношении волнения крестьян села Ижмы в конце 1830-х гг., коснулся Д.Н. Хонькин в книге «Волнения ижемских крестьян 1833-1838 гг.»60. В своих оценках А.Н. Муравьева автор близок к позиции С .Я. Штрайха, вслед за ним повторяя отрицательные характеристики декабриста.

0

10

Прогрессивную роль А.Н. Муравьева в годы подготовки реформы 1861 г. отмечает Ф. Чебаевский в статье «Нижегородский губернский дворянский комитет 1858 года». Отмечая законотворческую инициативность декабриста, Ф. Чебаевский не оставляет без внимания и факт составления А.Н. Муравьевым собственного проекта освобождения крестьян, выдержанного в «либеральном духе»61. Т.о., автор, вслед за Ч. Ветринским и другими представителями дореволюционной историографии, представляет декабриста как передового деятеля реформы 1861 г., внесшего большой личный вклад в дело освобождения крестьян.

В.Г. Базанов в книге «Вольное общество любителей российской словесности» подчеркивает важную роль А.Н. Муравьева в движении декабристов, соглашаясь с основными выводами вышеупомянутой работы Н.М. Дружинина. Стоит подчеркнуть, что

B.Г. Базанов, говоря о Союзе Благоденствия, склоняется к мысли о существовании тайной политической цели этого объединения — «приготовлении России к конституции», обращаясь при этом к трактовке высказываний А.Н. Муравьева во время следствия по делу декабристов62. Так в исторической литературе закрепляется точка зрения о постепенной и неуклонной радикализации движения декабристов, нашедшая свое окончательное оформление в трудах М.В. Нечкиной.

Акад. М.В. Нечкина, посвятившая деятельности А.Н. Муравьева в первых декабристских организациях несколько работ, считала его единственным «инициатором и основателем декабристского общества», о чем впервые заявила в обзорной статье «Москва и декабристы»63. Одновременно она опубликовала статью о Союзе Спасения, по-прежнему


58 Чернов С.Н. Из работ над «Зеленою книгою»// Декабристы и их время. Труды московской и ленинградской секций по изучению декабристов и их времени. Т. 2. М., 1932. С. 44-112.
59 Чернов С.Н. К истории политических столкновений на Московском съезде 1821 года// Чернов С.Н. У истоков русского освободительного движения. С. 95.
60 Хонькин Д.Н. Волнения ижемских крестьян 1833-1838 гг. Сыктывкар, 1941. С. 63.
61 Чебаевский Ф. Нижегородский губернский дворянский комитет 1858 года// Вопросы истории. 1947. № 6.
C. 89-90, 93.
62 Базанов В.Г. Вольное общество любителей российской словесности. Петрозаводск, 1949. С. 6-7, 81-85.
63 Нечкина М.В. Москва и декабристы// Вестник АН СССР. 1947. № 5. С. 76.

называя А.Н. Муравьева основателем этого общества. М.В. Нечкина полагает, что вопрос о масонском влиянии на общество преувеличен, Союз Спасения никогда организационно не сливался с масонством, а ложа была только подготовительной ступенью для подбора в общество новых кандидатов64.
Истории Священной Артели посвящены две другие работы М.В. Нечкиной, вышедшие из печати почти одновременно и очень близкие по содержанию65. Оценивая Артель как «сразу и хозяйственную и идейную организацию», лидирующую роль в ней автор отдает А.Н. Муравьеву66. М.В. Нечкина подчеркивает патриотические настроения членов Артели и их живой, деятельный интерес к общественным проблемам. Автор отмечает политический характер Артели, ее связи с пушкинским окружением, выделяет два переломных момента в существовании дружеского сообщества, подробно излагает историю создания и существования Артели, но, при этом, несколько преувеличивает радикально-преобразовательные стремления ее членов и посетителей. Также спорным является утверждение М.В. Нечкиной о том, что вокруг Священной Артели существовал довольно значительный кружок «молодых вольнодумцев», что Артель была открытым сообществом. Иногда М.В. Нечкина даже неосновательно включает многих лиц пушкинского круга в число артельщиков, смешивая воедино два совершенно разнохарактерных образования — офицерскую артель и идейный кружок единомышленников67. Позже в трудах акад. Нечкиной появилось понятие о «преддекабристских организациях», к числу которых была отнесена и Священная Артель68. Все выводы и изыскания ученого были закреплены в фундаментальной монографии «Движение декабристов»69. М.В. Нечкина не называет причин выхода А.Н. Муравьева из тайного общества, но методология ее исследования и не предполагает такого подхода, т.к. Союз Спасения автор считает организацией более умеренной, чем Союз Благоденствия. Впервые в литературе М.В. Нечкина высказывает мысль о том, что А.Н. Муравьев не был учредителем и организатором Военного общества, а только принимал участие в его собраниях как руководитель70. Итак, в трудах М.В. Нечкиной был дан развернутый описательный анализ картины деятельности А.Н. Муравьева в первых декабристских организациях. Это бесспорное достижение, не потерявшее актуальности и в современных условиях, является исходной базой для исследования многих значительных аспектов мировоззрения и жизнедеятельности А.Н. Муравьева.

64 Нечкина М.В. Союз Спасения// Исторические записки. 1947. Т. 23. С. 137-184.
65 Нечкина М.В. Священная Артель. Кружок Александра Муравьева и Ивана Бурцова. 1814-1817// Декабристы и их время. М., 1951. С. 155-188; Ее же. К вопросу о формировании политического мировоззрения молодого Пушкина// АС.Пушкин. 1799-1949. Материалы юбилейных торжеств. М.-Л., 1951. С. 71-101.
66 Нечкина М.В. К вопросу о формировании. С. 86, 72.
67 Нечкина М.В. Священная Артель. С. 155, 160.
68 Нечкина М.В. Движение декабристов. Т. 1. М., 1955. С. 119.
69 Нечкина М.В. Движение декабристов. Т. 1-2. М., 1955.
70 Там же. Т. 1. С. 170, 180-181.

0


Вы здесь » Декабристы » Рефераты, доклады, диссертации. » Мировоззрение и деятельность декабриста А Н. Муравьёва в 1810-1830 гг.