Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » ЖЕНЫ ДЕКАБРИСТОВ В ССЫЛКЕ » Сибирские спутницы декабристов.


Сибирские спутницы декабристов.

Сообщений 1 страница 10 из 35

1

СИБИРСКИЕ СПУТНИЦЫ ДЕКАБРИСТОВ

   
Большинство декабристов были совсем молодыми - некоторые только еще ходили в женихах. Но вместо свадебных колоколов в жизнь их вторгся кандальный звон сибирских рудников и казематов.

Однако и искалеченная жизнь продолжала оставаться жизнью. Шло время, и декабристы женились на девушках-сибирячках.

Почти все жены-сибирячки сумели создать крепкие семьи, основанные на взаимной любви и глубокой привязанности.

Если бы знали декабристы, женившиеся в Сибири, что через множество поколений спутницы их будут вызывать  не только интерес, но глубокое уважение и признательность нашу, то, наверное, писали бы о них больше и подробнее.

Негромкая жизнь этих женщин - это высокая и трепетная поэма о Женственности, Верности Любви.

Всего их было 26 (венчанных, "законных") и несколько "незаконных", т.е. состоявших в гражданском браке, но от этого не менее преданных и любящих.

Ниже представлены современные сведения о женах и детях декабристов согласно Биографическому справочнику.

0

2

1. Кюхельбекер Вильгельм Карлович (1797-1846) женился в 31 г. на баргузинской девушке Артеновой Дросиде Ивановне (1817-1886), дочери урядника.

Жена (с 15.1.1837)
— Дросида Ивановна Артенова (1817—1886), дочь мещанина, баргузинского почтмейстера.

Дети:
Федор (род. мертвым — 12.6.1838),
Михаил (28.7.1839 — 22.12.1879),
Иван (21.12.1840 — 27.3.1842)
и Юстина (Устинья, р. 6.3.1843) в замужестве Косова.

По всеподданнейшему докладу гр. А.Ф. Орлова Ю.К. Глинке разрешено взять к себе на воспитание оставшихся после смерти ее брата малолетних детей Михаила и Юстину с тем, чтобы они именовались не по фамилии отца, а Васильевыми — 8.4.1847.

Михаил под этой фамилией определен в Ларинскую гимназию — 1850, по окончании ее поступил в Петербургский университет на юридический факультет — 1855, в 1863 прапорщик Царскосельского стрелкового батальона.

По манифесту об амнистии 26.8.1856 детям дарованы права дворянства и возвращена фамилия отца.

Вдова Кюхельбекера жила в Иркутске, получая от казны пособие в 114 руб. 28 коп. серебром в год, по ходатайствам генерал-губернатора Восточной Сибири М.С. Корсакова и чиновника особых поручений при нем А. Макарова ей с 1863 выдавалось еще пособие от Литературного фонда по 180 руб. в год.

В сентябре 1879 она выехала в Казань, а затем в Петербург, после смерти сына возбудила ходатайство о восстановлении прежней пенсии, которая выплачивалась ей до отъезда из Сибири, ходатайство удовлетворено — 24.6.1881.

На ее похороны выдано по ходатайству кн. М.С. Волконского, сына декабриста, 150 рублей — 19.5.1886.

До восстания у Кюхельбеккера была невеста, которая ждала его все годы заключения в крепостях. После выхода на поселение связь прервалась по обоюдному согласию. Возможно, что они пришли к выводу, что за годы разлуки стали совершенно чужими людьми.

Хороша ль  Дросида Ивановна была собой?
Сказать трудно. С неё, как и с других жен декабристов-сибирячек, никто никогда не писал портретов.
Но вот какой Дросида Ивановна представлялась самому Вильгельму :" ...Я собираюсь жениться, - писал он А.С. Пушкину. - Для тебя, поэта, по крайней мере важно хоть одно, что она в своем роде очень хороша: черные глаза ее жгут душу;в лице что-то младенческое и вместе что-то страстное, о чем вы, европейцы, едва ли имеете понятие".

Наверное, нелегко было быть женой знаменитого поэта,не приспособленного к жизни, человека ранимого, беспокойного, неуравновешенного.
Вильгельм Карлович понимал это.
Он писал:" Люблю жену всей душою, но мои поступки часто ее огорчают...".

Поэта преследовали болезни и нищета. Дросида Ивановна помогала мужу выносить все невзгоды и до конца дней оставалась верной и преданной спутницей.

Она родила дочь Юстину, в замужестве Косову, сына Михаила (1839-1879), опекала их тетушка Устинья Карловна – в замуж. Глинка (муж – начальник горных заводов Урала, филолог и педагог), имевшая своих трех детей.

Пущин  в письме директору лицея Э. Энгельгардту о пребывании у него в гостях Кюхельбекера:

«Три дня гостил у меня оригинал Вильгельм. Приехал на житье в Курган с своей Дросидой Ивановной, двумя крикливыми детьми и с ящиком литературных произведений. Обнял я его с прежним лицейским чувством. Это свидание напомнило мне живо старину: он тот же оригинал, только с проседью в голове. Зачитал меня стихами донельзя; по правилу гостеприимства я должен был слушать и вместо критики молчать, щадя постоянно развивающееся авторское самолюбие… Не могу сказать Вам, чтобы его семейный быт убеждал в прочности супружества. Признаюсь Вам, я не раз задумывался, глядя на эту картину, слушая стихи, возгласы мужиковатой Дронюшки, как ее называет муженек, и беспрестанный визг детей. Выбор супружницы доказывает вкус и выбор нашего чудака: и в Баргузине можно было найти что-нибудь хоть для глаз лучшее. Нрав ее необыкновенно тяжел, и симпатии между ними никакой. Странно то, что он в толстой своей бабе видит расстроенное здоровье и даже нервические припадки, боится ей противоречить и беспрестанно просит посредничества; а между тем баба беснуется на просторе; он же говорит: „Ты видишь, как она раздражительна!“ Все это в порядке вещей: жаль, да помочь нечем».

0

3

2. Кюхельбекер Михаил Карлович (1798-1859) , бывший гвардейский офицер Михаил Кюхельбекер в ссылке женился на работнице байкальских рыбных промыслов красавице Анне Токаревой.

3.6.1834г.  Михаил Кюхельбекер женился на дочери хозяйки дома, в котором он жил Анне Степановне Токаревой. Венчание состоялось в старой Баргузинской церкви.

Свадьба была скромной. Они повенчались и зажили счастливо. Молодые, как и прежде, стали жить в доме, срубленном отцом Анны в начале века. Живут они бедно. Кюхельбекер мечтает купить свой дом, но средств на это не хватает. Он обращается с просьбой о денежной помощи к князьям Трубецким, которые раньше ее предлагали. Помощь была оказана.  Вскоре Анна до срока родила сына, но он скончался, даже не будучи внесен в метрические книги. После первенца -сына родилась дочь, потом вторая. Священник Петр Кузнецов донес верхнеудинскому благочинному Николаю Рубцову, что государственный преступник Михаиле Кюхельбекер оказался венчанным в ближайшем духовном родстве, так как до брака принимал от святой купели незаконнорожденного дитя своей жены. Правилами греческой церкви это воспрещалось.
И вдруг, как снег на голову, - указ святейшего синода о расторжении брака по случаю того, что до брака Михаил крестил ее ребенка, то есть "состоял в духовном родстве" с Анной.

Когда состоялось постановление Синода о расторжении брака Кюхельбекера и о разлучении его с женою по случаю того, что ранее до брака он крестил ее незаконного ребенка, Кюхельбекер дал при объявлении ему указа подписку: «1837-го марта 5-го дня в присутствии Варгузинского словесного суда судьею сего суда объявлено мне решение Правительствующего Синода, и потому, если меня разлучают с женою и детьми, то прошу написать меня в солдаты и послать под первую пулю, ибо мне жизнь не в жизнь. Михайла Кюхельбекер».
Выражения этой подписки были признаны «неуместными» и повлекли за собой распоряжение (26.7.1837) о переводе его из Баргузина в другое место «ближе к надзору начальства, усилив таковой за ним надзор».
Михаил Кюхельбекер строит новый большой дом при активном участии брата. 
26 июля 1837 года выходит распоряжение власти о переводе Михаила Карловича в другое место ссылки.  Перевод этот состоялся после некоторой отсрочки для приведения в порядок дел в с. Елань Иркутского округа — 30.12.1837.
Их разлучили.  Михаила отправили в новую ссылку - за 500 верст от семьи.
Но вслед за тем, по ходатайству его сестры Ю.К. Глинки, отменен по всеподданнейшему докладу — 23.2.1838.
В конце концов его вернули, но брак их считался незаконным.
Брак был расторгнут и супруги подлежали разлучению, тем не менее они продолжали жить вместе и прижили шестерых детей:
Юстину (Иустину) (2.11.1836, замужем за Миштовтом),
Юлию (Иулиану), (1840 — 8.5.1905, замужем за Галкиным),
Александру (р. 1845),
Екатерину (р. 1846),
Анну (р. 1852) и Анастасию (1857 — 1860).
В доме снова воцарилась радость. Анна Семеновна заботливо растила детей, много помогала мужу в его медицинской деятельности.

После смерти Кюхельбекера его вдова обратилась за помощью к генерал-майору Францу Викентьевичу Одинцу, женатому на Наталье Григорьевне Глинке, родной племяннице декабриста. Он возбудил ходатайство об удочерении четырех средних девочек, и 24.12.1861 им разрешено пользоваться фамилией и правами состояния воспитателя без права на наследование его родового имения. Они были увезены из Баргузина. Анна осталась в Иркутске, а Анастасия умерла в младенческом возрасте. Анна Степановна Токарева после смерти мужа выехала из Баргузина к старшей дочери Анне в Иркутск.

***

По поводу этого брака В.К. Кюхельбекер писал к гр. А.X. Бенкендорфу 28.6.1836:

«По прибытии в Баргузин брат мой помещен был на жительство в дом теперешней его тещи; она, которая впоследствии сделалась его женою, была в отсутствии, — она находилась в услужении в пятидесяти верстах отсюда. По возвращении ее домой оказалось, что она беременна. Когда она разрешилась от бремени, мать хотела прогнать ее от себя. В столь горестном положении она обратилась к брату моему с просьбой взять на себя попечение об ее ребенке. Он изъявил на то свою готовность, тем более что был в то время совершенно одинок и надеялся в мальчике воспитать себе сына. Велев окрестить ребенка, он примирил с матерью несчастную дочь. С одной стороны благодарность, с другой — потребность иметь существо, которое бы принимало в нем искреннее участие, сблизили их; произошла связь, последствием которой была вторичная беременность молодой девушки. Хотя истинный христианин не позволит того, но и не бросит первого камня в молодых людей, тем более что брат мой тотчас изъявил готовность не одними словами, а на самом деле доказать свое раскаяние. Он испрашивал у высшего начальства позволение жениться на матери своего ребенка, получил его и обвенчан с нею без малейшего препятствия со стороны духовенства, с одним только условием: воспитывать детей в греко-российской вере. Теперь оказывается, что священник, венчавший их, будучи начальником одного из своих товарищей, преданного пьянству, часто бывал принужден удерживать его от этого порока. Последний из мщения донес на него, будто он многих сочетал браком, в том числе брата моего, в противность существующих постановлений. Основываясь на таковом доносе. Иркутское епархиальное начальство разлучило брата моего с его женою впредь до окончательного решения дела этого в Синоде. Священник, венчавший их, равно как и оба ребенка молодой женщины между тем скончались (последний вскоре после крещения и не будучи внесен в метрические книги)».

......

19. Из письма протоиерея Харлампия Попова о венчании М. Кюхельбекера с А. Токаревой

4 марта 1835 г.

Из Верхнеудинского духовного правления баргузинскому священнику Зосиму Петенину. В указе иркутской духовной консистории от 25 февраля сего 1835 г. написано: "в иркутской духовной консистории слушали рапорт священника Николая Рубцова об окончании им следствия о венчании баргузинским священником Мироновым брака государственного преступника Михаила Карлова с мещанскою дочерью девицей Токаревой в духовном родстве и что оное непредставлено по принадлежности за подачею ему священником Кузнецовым нужных по ходу делу его сведений и таковая неисправность сего священника Кузнецова ни от чего другого происходит как от непрестанно безответственной его жизни, почему попросить в сием случае благочинного священника Николая Рубцова, что поручены ему следствие касательно венчания баргузинским священником Мироновым в духовном родстве брака государственного преступника Карлова производством кончено..."

ЦГА БурССР, Ф. 220, оп. 1, д. 17, лл. 22-22 об. Подлинник.

0

4

3. ВЫСОЦКИЙ Иван Станиславович.

Был женат и имел детей, один сын в 1854 был учителем рисования в тарском у училище.

0

5

4. Киреев Иван Васильевич.

Жена (с 17.9.1852 в Минусинске) — неграмотная крестьянка Фекла Ивановна Соловьева, в 1861 ей 31 год.

Дети: Алексей (р. 2.3.1855), Таисия (р. 27.4.1857), Екатерина (р. 27.5.1862).

Жена после его смерти ежегодно, по ходатайству III отделения, получала пособие, полагавшееся мужу, а также деньги из «малой артели» декабристов.

0

6

5. Иванов Илья Иванович (1800 — 26.12.1838).

8.11.1832 обращён на поселение в с. Верхне-Острожное Идинской волости Иркутского округа, прибыл туда в 1833.

Умер скоропостижно.

Жена (с 1835) — крестьянка Домна Мигалкина.
По амнистии 26.8.1856 ей с дочерью Ольгой предоставлены прежние права мужа по дворянству, в 1862 они выехали из Иркутска в Петербург, вдова в том же году вернулась в Иркутск.

0

7

6. Завалишин Дмитрий Иринархович (1804-1892) в 1845 г. женился на дочке горного инженера, Смоляниновой Апполинарии Семеновне, умершей в 47 г. Вторая жена, с 1871 г., Зинаида Павловна Сергеева (?-1890) родила 6 детей, вырастили четверых.

0

8

7. Крюков Николай Александрович (1793-1854) с 1842 г. имел гражданскую, потом, в 53 г., повенчанную жену, полу-хакаску – полу-русскую, вдову Марфу Дмитриевну Сойлотову, в девичестве Чотушкину (1811-1868), имевшую двух сыновей. Родили еще двух.

Добрую память оставила о себе жена декабриста Н.А. Крюкова - хакаска Марфа Дмитриевна.
Николай Александрович женился на ней, когда она, овдовев, работала у декабристов братьев Беляевых.

Двух мальчуганов Марфы Крюков принял, как своих. Решили не венчаться:" Пусть наши дети будут вольными сибиряками, а не детьми государственного преступника".

Друзья Крюкова относились к его жене с искренним уважением: она покоряла своим умом, тактом, добротой. Когда появились на свет родные сыновья Крюкова, в церковной книге их записали как "инородцев".
После смерти Николая Александровича все заботы об образовании детей легли на плечи вдовы. С большими трудностями она добилась, чтобы их приняли в Томскую гимназию, а позже, вероятно. с помощью сестры Крюкова, княгини Черкасской, определила сыновей в Московский Университет.
Они учились хорошо, но здоровье их ухудшилось.
Один за другим умерли Василий и Иван.
Желая спасти Тимофея, Марфа Дмитриевна увезла его из Москвы.
Он выжил, но не выжила мать, похоронившая столько дорогих ей людей.

*****

Н.А. Крюков был женат один раз.
Находясь на поселении в Минусинске, он вступил в гражданский брак с местной жительницей Марфой Дмитриевной Сайлотовой (1811-15.02.1868).
Она была инородкой, Сагайской степной думы хакасов, смешанной крови. Её отец Дмитрий Чотушкин был хакасом, а мать русская крестьянка.
У Марфы Дмитриевны от первого мужа, тоже хакаса, Алексея Сайлотова, было два сына - Михаил (1831) и Василий (1833).

Второй муж - Николай Александрович Крюков не хотел, чтобы его дети имели в паспорте отметку "сын государственного преступника". Его сыновья: Иван (1843) и Тимофей (1845) - были записаны как дети первого мужа Марфы Дмитриевны и носили его фамилию и отчество. В метрической книге минусинской Спасской церкви за 1845 год есть такая запись: в графе о родителях новорождённых указано: "мать - ясачная жёнка Сагайской думы Марфа Дмитриевна, по мужу Сайлотова, православного вероисповедания". Отец не указан. В графе "Имена родившихся" написано: "Тимофей",  а чуть ниже запись: "приблудный", что значит незаконнорожденный.

Н.А. Крюков относился к жене и детям с уважением. И своих, и детей от первого брака Марфы Дмитриевны называл своими сыновьями. Учил их сам, вместе с женой занимался их воспитанием.

9 ноября 1852 года Николай Александрович оформил свой брак церковным бракосочетанием и Марфа Дмитриевна стала носить фамилию Крюкова. Но в законном браке они прожили недолго.

30 мая 1854 года Крюков скончался от воспаления мозга.

После смерти мужа, Марфа Дмитриевна повезла сыновей Ивана и Тимофея в Томск, где они закончили гимназический курс, а потом поступили в Московский университет, окончить который им не удалось.
Иван Сайлотов, будучи студентом, тяжело заболел и умер в 1865 году. Он похоронен в Москве на Ваганьковском кладбище.

Тимофей тоже часто болел и ему пришлось оставить учёбу. Не закончив университетского курса, он с матерью вернулся в Минусинск. Там он безуспешно пытался заняться коммерцией, а потом выдержав экзамен при Красноярской гимназии, был назначен старшим учителем Минусинского приходского двухклассного училища.
В 1871 году Тимофей Сайлотов женился. Его жена Екатерина Антоновна Гриневич - дочь ссыльного поляка из деревни Городок, близ Минусинска. У них было шестеро детей - три сына и три дочери: Александра (1872), Мария (1874), Дмитрий (1879), Николай (1881), Анна (1884) и Константин (1887).
В 1890-х годах Тимофей Алексеевич безуспешно ходатайствовал о восстановлении за собой отцовской фамилии.
Умер он 31 марта 1918 года и похоронен в Красноярске на Троицком кладбище. Тимофею Алексеевичу Сайлотову присвоено звание почётного гражданина города Минусинска.
(Источник: В.А. Ляхович. Сын декабриста. Сборник "Декабристы и Сибирь", выпуск 4. Иркутск, 1985, стр. 151-159).

0

9

8. Крюков Александр Александрович (1893-1866) был женат гр. браком с 41 г., обвенчан в 53 г. с Анной Николаевной Якубовой (1817-?), родившейся в Лифляндской губ., сосланной за умерщвление незаконного ребенка. В 59 г. выехали в Томск, потом в Киев и Брюссель.

Жена (гражданский брак с 1841, обвенчаны 2.2.1853) — Анна Николаевна Якубова (р. ок. 1817, урождённая Киве), крестьянка Лифляндской губернии, сосланная в Сибирь на поселение за умерщвление своего незаконного ребёнка, по отбытии срока перечислена в 1852 в крестьянки Енисейской губернии.

Разрешено выехать с семьёй в Европейскую Россию — 20.3.1859, выехали из Томска — 1.7.1860, поселились в Киеве.

Разрешено выехать за границу с детьми — 1865.

Последние годы жизни А.А. Крюков провёл в Брюсселе, где и умер от холеры.

Дети: Леонтий (Леонид, р. 14.6.1843), Александр (9.4.1846 — 16.7.1846), Мария (31.3.1847 — после 1854), Александра (р. 14.4.1848), Николай (р. 28.1.1852), Александра, она же Елизавета (р. 13.4.1854), Александр (30.4.1855 — 21.3.1856).

У жены от первого брака дочери: Агафья (р. 1839) и Екатерина (1840 — 1841) Густавовны (Августовны) Якубовы.

0

10

9. Фаленберг Петр Иванович (1791-1873)  жена которого расторгла брак с ним после его осуждения и снова вышла замуж, женился вторично на СОКОЛОВОЙ Анне Федоровне (? - 1890), дочери казачьего урядника Саянской станицы.

В 1840 г., Фаленберг женился на дочери урядника А.Ф. Соколовой, простой, неграмотной, но доброй сибирячке.

"...Перед самым нашим переводом на Кавказ женился наш товарищ П. И. Фаленберг. Невеста его была из Саянска, дочь казачьего урядника. Свадьба для Павла Ивановича была очень счастлива, он имел от неё сына и дочь."

А. П. Беляев "Воспоминания о пережитом и перечувствованном". "Русская старина", N 7, июль 1881 года.

"Жена его была преданная и нежная подруга, и вполне усладила его изгнанническую жизнь. Она скоро усвоила себе все образованные приемы и могла стать в уровень со своим мужем", – писал в своих воспоминаниях А.П. Беляев.

М.К. Юшневская сообщала И.И. Пущину, как успешно продвигается у П.И. Фаленберга дело обучения жены: "Фаленберга жена тоже читает уже по складам, скоро ко мне напишет".

Женитьба, а затем появление детей вернули декабристу бодрость и энергию, но прибавили множество новых забот. Прежде всего одолевали семью материальные трудности. Жена происходила из бедной семьи, а сам Фаленберг, не получая никаких денег от родных, по словам декабриста А.П. Юшневского, женитьбой своей "сочетал две бедности".

А Юшневская сообщала: "Финансовые его дела плохи, очень плохи, живет он очень нуждаясь... но никогда не жалуется на свой недостаток и никаких просьб, чтоб ему помогали".

В Шушенском не было школы, а между тем Фаленбергу приходилось думать об обучении своей жены и подрастающих детей. Помогли образованность и различные художественные таланты декабриста, а педагогическую науку приходилось постигать в процессе преподавания.

Чтобы одолеть материальные трудности, Фаленберг вместе со смотрителем поселений И.В. Кутузовым завел в Шушенском табачную плантацию, выращивал табак и делал сигары. Это требовало огромных трудов: "Работая с женою, а впоследствии и с детьми, как негр, без устали, он мог удовлетворить ограниченные свои нужды".
Но в 1851 г. Фаленберга постигла беда: разливом Енисея табачная плантация была уничтожена, пропал весь затраченный труд, а семья снова оказалась в тяжелом материальном кризисе. И тогда жители Минусинска, сложившись, собрали довольно значительную сумму денег и помогли хозяйству Фаленберга встать на ноги. "Это доказывает, – говорилось в официальном донесении о Фаленберге, – какой любовью и уважением он пользуется во всей округе".

В 1856 г. последовала амнистия, и государственные преступники один за другим стали уезжать из Сибири. Семья Фаленберга из-за отсутствия средств выехала лишь в 1859 г., получив помощь от Малой артели. Фаленберги сначала поселились в Риге, а позднее – в небольшой деревеньке Подольской губернии. В 1873 г. Петра Ивановича постигло тяжелое горе – в возрасте 32 лет умерла его любимица-дочь Инна (Минна). Фаленберг не смог перенести эту утрату и вскоре после получения известия скончался. Это произошло 13 февраля 1873 г..

После смерти мужа получала его пособие, назначенное ему 24.4.1859 (114 руб. 28 коп. в год).

Дети:
Федор, в 1859 кадет 1 кадетского корпуса, потом служил в конной артиллерии;
Минна (р. в сентябре 1841), замужем.

0


Вы здесь » Декабристы » ЖЕНЫ ДЕКАБРИСТОВ В ССЫЛКЕ » Сибирские спутницы декабристов.