Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » ЭПИСТОЛЯРНОЕ НАСЛЕДИЕ » Никита Муравьёв. Письма декабриста (1813-1826).


Никита Муравьёв. Письма декабриста (1813-1826).

Сообщений 121 страница 130 из 259

121

121. Е.Ф. МУРАВЬЕВОЙ

Сентября 25 дня [1820].

Суббота. Севастополь

Мы прибыли сюда во вторник и остановились у капитана Черноморского флота г. Стулли - человека весьма веселого и гостеприимного. Раевская приехала сюда за день до нас с своими дочерьми и с старшим сыном, который возвратился теперь из Грузии1. Город здешний стоит на весьма красивом месте на косогоре на берегу обширного залива, из которого выдаются 7 бухт. Здесь главным начальником Филипп Тимофеевич Быченской, у которого мы так часто бывали в Кронштадте, он вам свидетельствует свое почтение. Здесь живет также Анна Васильевна, ее муж Петр Михайлович Рожнов, кажется, прекрасный человек, он здесь вторым начальником. Она весьма похудела против прежнего. Она поручила мне напомнить вам об ней и уверить вас в ее к вам преданности.

В самом городе ловят устрицы, и мы едим их каждый день множество - особливо М[ихайло] С[ергеевич].

Вчера мы ездили на развалины древнего Херсона, который находится в нескольких верстах от Севастополя2. Время и рука человека все изгладили. 20 верст покрыты кирпичом и камнем, разбросанным по всем направлениям, - вот единственные следы города, славившегося славою и богатством. Объездив верст 40, мы увидели Георгьевский монастырь на берегу моря в самом живописном положении3. Он стоит того, чтоб посетить его. Сегодня мы едем смотреть следы генуезцев в Инкермане4. Прощайте, любезнейшая маминька, целую тысячу раз ваши ручки, желаю вам здоровья, спокойствия и погоды, какова теперь у нас.

Вас любящий сын Никита Муравьев.

Обнимаю любезного Сашу, к которому не успею писать сего дня. Уже восемь часов, и подают экипажи наши.
Примечания:

ОПИ ГИМ. Ф. 182. Д. 285. Л. 4-4об.

1 Полковник Александр Николаевич Раевский с апр. 1819 г. был прикомандирован к Отдельному Кавказскому корпусу.

2 Херсон - Херсонес Таврический, остатки древнего города, основанного в 422-421 гг. до н.э. греками в Крыму.

3 Георгиевский монастырь был основан в 891 г.

3 Инкерман - название местности в районе Севастополя, где сохранились остатки пещерного города XII-XV вв.

0

122

122. Е.Ф. МУРАВЬЕВОЙ

Октября 7-го дня. [1820].

Одесса

Любезнейшая маминька, по возвращении моем сюда я нашел несколько писем ваших, в которых вы порицаете меня за то, что я вам не писал обстоятельно о том, когда мы отправимся в Крым, но это мне не было известно. Дядюшка1 располагался ехать каждый день и потом откладывал, так что я не хотел писать к вам ничего наобум. Болезнь одной няни, которая лежала 21 день в горячке, удерживала его в Одессе. При отъезде я просил Луи, чтоб он брал ваши письма, потому что затруднительно бы было адресовать их в Крым, где я боялся, чтоб они не затерялись. Путешествие наше было слишком медленно - мы проехали расстояние 450 верст от Одессы до Симферополя в 7 дней, пробыли 5 дней у Бороздина в деревне2, в самом худшем месте Крыма, жили неделю в Севастополе и пропустили хорошую погоду и то время, в которое путешествие верхом по южному берегу и в горах могло быть приятно. Холод, дождь и страшные ветры застали нас в Балаклаве и заградили нам южный берег. Мы возвратились в Севастополь. Быть в Керче, Феодосии, объехать горы требовало слишком много времени, и мы отложили это предприятие. По крайней мере, когда вам вздумается ехать в Крым, то вы найдете во мне хорошего проводника, и нам не будет нужды собирать сведения о дороге у здешних жителей.

В Севастополе мы провели время довольно приятно с семьею Раевских3 - катались вместе в катере по прекрасному здешнему заливу и ездили смотреть живо­писные развалины Инкермана. По вечерам шахматы и музыка занимали нас. Я был на двух балах - на публичном и на свадебном полковника Врангеля, видел всех здешних дам и весь флот. В то же время были балы в Симферополе и великолепная татарская свадьба с турниром. В Севастополе мы расстались с дядюшкой, хотели ехать на другой день и думали его застать еще в Бахчисарае или в Симферополе, но не могли достать лошадей и принуждены были пробыть еще три дня с Раевскими. Никогда еще не бывало такого стечения народа в Крыму - Ланжерон, Раевская со всем своим семейством, Витгенштейн, Киселев, Корнилов, князь Сергей Голицын с женою и с Шепингом4, Бетанкур с своим штабом и много других еще, нигде нельзя было достать лошадей, мы с бою проехали в трое суток 62 версты от Севастополя до Симферополя, инде отбивали лошадей, в других местах подкупали почталионов и брали лошадей, заготовленных для других. В Симферополе мы познакомились с Барановым, губернатором, который нам показался человеком с отличными качествами, мы оба весьма жалели, что так мало с ним были. От Симферополя мы проехали в 2 суток в Одессу - приезжаем к Луи. Ворота на замок - спрашиваем, где он, и узнаем, что он уехал в Париж с княгинею Волконской5, а письма ваши отдал Сенпри, который послал их в Херсон на имя Ивана Матв[еевича]. Другие письма от вас, полученные после его отъезда, мы нашли у здешнего почтмейстера. Мы здесь хотим достать 1000 рублей на дорогу на всякий случай, у меня есть еще 1400 рублей на лице, которых на дорогу достаточно, но вернее иметь с собою резерв на всякий случай, и сверх того, надобно также здесь приготовиться к дороге. Здесь мы нашли время прекрасное. Прощайте, любезнейшая маминька, целую тысячу раз ваши ручки и желаю вам здоровья, спо­койствия.

Вас любящий сын Никита Муравьев*.
Примечания:

ГАРФ. Ф. 1153. Оп. 1. Д. 309. Л. 1-2

Декабристы. Летописи Гос. Лит. музея. М., 1938. Кн. 3. С. 202-203

1 Дядюшка - И.М. Муравьев-Апостол.

2 См. прим. 2 к п. 120.

3 После отъезда мужа из Гурзуфа Софья Алексеевна Раевская путешествовала с дочерьми

Екатериной, Еленой, Марией, Софьей и старшим сыном Александром.

4 Князь Сергей Голицын с женою и с Шепингом - наиболее вероятно, что это Сергей Яковлевич Голицын, полковник л.-гв. Конного полка, который в 1818 г. женился на гр. В.А. Морковой (см. письмо СИ. Муравьева-Апостола от 8 янв. 1818 г.: Ист. записки. М., 1975. Т. 96. С. 261). Шепинг - наиболее вероятно, Дмитрий Андреевич, флигель-адъютант, полковник Кавалергардского полка.

5 Княгиня Волконская - Софья Григорьевна, сестра декабриста, имела собственный дом в Одессе.

0

123

123. Е.Ф. МУРАВЬЕВОЙ

Октября 10-го дня [1820].

Г. Одесса. Суббота1

Я уже писал к вам, любезнейшая маминька, что в Одессе мы нашли графа Сенпри, который недавно прибыл из Парижа совершенно здоровым. Мы у него обедали в середу, а сегодня собираемся ехать с ним на его хутор. Он весьма приятного обхождения человек. Старший сын его поэт и пишет очень недурные французские стихи, меньшой также имеет много способностей. В Симферополе мы видели Бетанкура, который свидетельствует вам свое почтение. Здесь погода стоит прекрасная. Мы остановились на квартире Сергея Волконского2. Мои переговоры насчет займа еще не кончены3. Лишь только мы будем обеспечены с этой стороны, то пустимся домой. Коляска требует некоторых починок, в прочем все находится в исправности.

Третьего дни мы обедали у госпожи Калиновской, где была графиня Витт с дочерью. Вчера были в Итальянской опере - здешняя prima donna Ариси, которая не играла очень долго по причине болезни, появилась опять на сцене, хотя голос ее много потерял. Здесь мы видимся почти каждый день с графом Воронцовым (сын Арины Михайловны, кажется), который учился в Вене5. Он разъезжал нынешнее лето по России в сопровождении Геракова, известного под наименованием Молодого Грека6. Они оба только что приехали из Крыма. Гераков читал нам превысокопарное описание Крыма, я делал ему критические замечания, а М[ихайло] С[ергеевич] защищал его - вы не можете себе представить этой сцены?

Невероятно, сколько здесь строят домов нонешнее лето, торговли было мало, цены на работников и на материалы спали чрезвычайно. Камень, который стоил 24-е копейки, теперь стоит только 8 копеек, и все принялись за строение. В 3 года здесь построено 380 домов. Что ж касается до приобретения земли в здешних краях, то оно тем выгодно, что если и оставить землю пустую, то в продолжение 10 лет ее цена сама собою удвоится, потому что соседние разрабатываются и что она многим понадобится. Хлебопашество, овцеводство представляют здесь верные источники доходов.

Я забыл вам сказать, что в Симферополе я видел аббата Millio, который жил у Прасковьи Николаевны Ланской в Москве и ходил часто к м. Petra, если вы по­мните. Добрый старик мне весьма обрадовался - мы долго вспоминали о временах протекших, но я не имел духа известить его о смерти его ученика7.

Целую тысячу раз ваши ручки и желаю вам здоровья и спокойствия.

Вас любящий сын Никита Муравьев

Всем родным и знакомым прошу от меня кланяться8.

[Адрес:] Ее превосходительству милостивой государыне Катерине Федоровне Муравьевой в Санкт-Петербурге в собственном ее доме на Фонтанке близ Аничкова моста.
Примечания:

ИРЛИ. Р. 1. Оп. 17. № 78

Воспоминания и рассказы... Т. 1. С. 144-145

Лунин М.С. Письма из Сибири. С. 226

Лунин М.С. Сочинения, письма, документы. С. 241-242

1 10 окт. 1820 г. приходилось на воскресенье, а не на субботу.

2 С.Г. Волконский имел в Таврической губернии 10 тыс. десятин земли и хутор под Одессой.

3 См. п. 122.

4 Графиня Витт с дочерью - возможно речь идет о первой жене И.О. Витта кн. Любомирской. Существует версия, что в 1821 г. Пестель хотел свататься к его дочери {Круглый А. П.И. Пестель по письмам его родителей // Красный архив. Т. 3(16). 1926. С. 180; Нечкина. Т. 1. С. 353-354; Лунин. С. 487). Однако по официальным сведениям гр. Витт не оставил потомства. (Сб. биографий кавалергардов. СПб., 1904. Т. 2. С. 458). Можно предположить, что Любомирская (в первом замужестве Валевская) имела дочь, о которой и идет речь.

5 Граф Воронцов - Иван Илларионович Воронцов-Дашков, сын Ирины Михайловны (р. Измайловой). Гераков в "Путевых записках по многим российским губерниям 1820" не называет имени человека, которого сопровождал в путешествии. Однако в книге М.И. Пыляева "Старая Москва" (СПб., 1891) назван граф И.И. Воронцов (С. 574).

6 Прозвище Геракова "молодой грек" связано не только с его греческим происхождением, но и с книгой "Вечера молодого грека".

7 Ученик аббата - В.Я. Ланской был смертельно ранен на дуэли с И.А. Анненковым 19 марта 1820 г.

8 За письмом Муравьева следует приписка Лунина. См. предыдущие издания.

0

124

124. Е.Ф. МУРАВЬЕВОЙ

Октября 13 дня [1820].

Одесса

До сих пор еще я не мог достать здесь тысячи рублей, без коих не хочу пускаться, но сегодня мне обещают их доставить через час, и тогда я приступлю к приготовлениям дороги. У нас погода тихая, теплая, я хожу и даже езжу в одном фраке - даже по вечерам. Вчерась я много ходил и принужден был часто останавливаться от теплоты солнца. Вчерась я провел вечер у Сенпри, который меня весьма много расспрашивал о Петербурге. На днях мы были на его хуторе. Местоположение живописное, но работы много. Он посадил несколько десятков тысяч дерев, но все сие едва приметно.

Мы проводим время довольно приятно, хотя на днях лишились поэта  г-а Геракова - он отправился в Москву. Здесь находится еще московский какой-то князь Волконский, адъютант Бахметева, он женат на племяннице Высоцкого, того, кому принадлежит Свирлово1. Вы, верно, ее помните - она собою смуглая. Они живут в Новосильцовом доме, в комнатах Анны Петровны Полторацкой, а граф[иня] Калиновская, у которой мы почти всякий день бываем, живет вверху в тех комнатах, которые вы занимали2.

Вчерась я получил из Витебска новый запрос - куда отправить найденные наши вещи, которые я полагал теперь уже в Петербурге3. Я не распространяюсь се­годня, потому что надеюсь вскоре вас увидеть. Прощайте, любезнейшая маминька, целую тысячу раз ваши ручки.

Вас любящий сын Никита Муравьев.

Обнимаю любезного Сашу.

[Адрес:] Ее превосходительству милостивой государыне Катерине Федоровне Муравьевой в Санкт-Петербурге. В собственном ее доме на Фонтанке близ Аничкова моста.
Примечания:

ГАРФ. Ф. 1153. Оп. 1. Д. 309. Л. 3-3 об.

Декабристы. Летописи Гос. Лит. музея. М., 1938. Кн. 3. С. 203-204

Лунин М.С. Письма из Сибири. С. 227

Лунин М.С. Сочинения, письма, документы. С. 242-243

1 Адъютантом ген. А.Н. Бахметева был Дмитрий Павлович Волконский, женатый на А.А. Высоцкой. Подмосковная усадьба Свирлово, или Свиблово принадлежала Н.П. Высоцкому.

2 Имеется в виду пребывание Муравьевых в Одессе в 1819 г.

3 Речь идет об украденных у Н.М. Муравьева и Лунина вещах. См. п. 115.

4 За письмом следует приписка Лунина. См. предыдущие издания.

0

125

125. Е.Ф. МУРАВЬЕВОЙ

Октября 24 дня [1821].

Город Минск

Я писал уже к вам из Витебска и уведомил вас, любезнейшая маминька, о пути моем1. Кроме одной неприятности - покушения сломать ящик, находящийся позади коляски, что заставило меня потерять почти целый день в Долговке, ничего со мною важного не случилось. Меня утешали в Долговке тем, что я был еще счастливее других путешественников и что у самого великого князя разрезали за коляскою чемодан. В лошадях же я встречал до самой Минской губернии везде остановку. Я очень верю, что вам дома было грустно и казалось пусто, но что ж делать, надобно покориться необходимости, нельзя всего согласить. Чувствуя все то, что вы теперь чувствуете, я долго колебался подать просьбу в службу, и когда ответ медлил, то я, признаюсь, не знал, желать ли или нет ответа. Вы сами видели, радовался я или нет своему определению2.

Скорбь ваша, разлука с вами, неизвестность судьбы моей - все сжимает дух мой и печалит, но я почитаю все сие испытанием и буду терпеливым. Может быть, настанут и вознаграждения. До сих пор я не имел утешения быть полезным ни одному существу человеческому!

Но перейдем к другим предметам. Сашу я нашел весьма благоразумным3. Товарищ его Вадковский также очень хорош, и нельзя бы было для него избрать лучшего. Я обедал с ним два дни в трактире и заметил тотчас ему, как неприятно и скучно обедать и проводить 2 или три часа с людьми, которых губит бездействие и неспособность их ни мыслить, ни заниматься каким-либо делом. Он согласился со мною и сказал мне, что они уже прежде постановили учредить между собою артель, чтоб обедать дома. Опасность не в том, чтоб произошла какая-либо история, потому что все офицеры показались мне людьми весьма тихими, но главное неудобство, по-моему, состоит в том, что ему надобно идти за версту каждый день - ждать, пока все 20 человек соберутся. Обед с кофием продолжается часа полтора, потом идти надобно домой. Итак, каждый день пропадают от 4-х до 5 часов в обществе людей, которые ничем не занимаются, ничем не занимались и для которых наука размышлять еще не изобретение. Хорошо видеть эту картину изредка, но если всякий день смотреть на нее, то наконец найдет, что это в порядке вещей, поселишься сам в трактире и будешь только считать один день после другого. Вот почему я одобрил намерение брата жить дома и уединенно от офицерского общества. Кажется, что и в глазах его оно не имеет больших прелестей. Что ж касается до меня, то вы не можете себе представить, какую скуку и грусть эти два обеда навели на меня.

Я приехал в Витебск 17-го числа (в понедельник) довольно рано поутру -провел этот день с братом. Вторник также ввечеру был с ним в театре - давали представление будто бы фантасмагории. Вы можете себе представить, что это была за фантасмагория? В середу я собрался ехать - брат послал за кушанием в трактир, мы обедали дома, и я в пятом часу пустился в путь. В Витебске я посещал бедную Калиновскую, которая живет в трактире. Флонорин лежит в горяч­ке. Вы можете себе представить, каково ей. Одна в трактире с больною - возле нее бильярд и 20 офицеров, жиды факторы и беспрестанная ходьба. Она вам усердно кланяется. Ей Понятовский уступил свою комнату и привел кавалерг[ардского] лекаря. Саша ей очень понравился. Она удивлялась его скромности и тихому нраву.

Первые станции лошади были так дурны, и их за гоньбою не успели кормить, так что я ехал 24 версты 8 часов. В пятницу рано поутру я прибыл в Минск. Город вроде Витебска - кажется, немного лучше. Как я рад, что не послушался вашего совета не брать книг, я бы без них пропал здесь - 1-е, потому что их достать нельзя, 2-е, потому что здесь общества нет (которое, если б оно было все-таки, не могло бы занимать меня много и приятно). Здешние помещики живут по деревням (по фольваркам) и, сверх того, поляки; как их ни ласкают, все смотрят в лес. Народ здешний настоящий русский и очень хорошо говорит по-русски; одна шляхта (дворянство) - поляки, от которых, равно как и от жидов, народу весьма дурно. Здешние дворяне - большие патриоты на словах, в 1812 году французы никак не могли здесь набрать войска и заставить их драться за отчизну свою. Все дворяне хотели быть генералами и полковниками, никто не хотел служить офицером.

Я познакомился с губернатором, которого здесь хвалят4. По приезде моем я явился к Депрерадовичу5. Обедал вчера у Бенкендорфа6. Нашел здесь из това­рищей Вальховского, который был в Бухарин7, и князя Цицианова. Другие все разъехались. Воскресенье был обрадован получением письма от вас. По первой почте опишу вам, как я здесь. Дорогою я читал "Emile"8 и нашел в нем многие вещи, которые я часто говорил и которые я почерпнул из собственного убеждения, а не из него, ибо я его никогда перед тем не читал - что весьма меня обрадовало. При первом случае я вам выпишу многие таковые места.

Любезнейшая маминька, не упускайте время в нашем деле. Вы пишете, что не отдали писать записок, потому что у вас нет черневой. Она у Михайлы Яковле­вича Яковлева. Не забудьте нашего соседа, который в один вечер перепишет один экземпляр. Пошлите за Яковлевым и ускорите переписку. Дано столько записок, сколько заседает членов в Совете9. Не дурно бы дать прочесть одну записку Николаю Ивановичу Тургеневу10. Мои поклоны всем родным и знакомым. Я видел в Витебске Владимира и Александра Пестеля, они оба здоровы и скучают.

Прощайте, любезнейшая маминька, будьте здоровы и спокойны.

Вас многолюбящий сын Никита Муравьев.

Примечания:

ГАРФ. Ф. 1153. Оп. 1. Д. 44. Л. 1-4

1 Это письмо неизвестно.

2 После почти двухлетней отставки (с 13 янв. 1820 г.) Н.М. Муравьев 1 окт. 1821 г. вступил в службу в Гвардейский генеральный штаб.

3 А.М. Муравьев был в это время эстандарт-юнкером в Кавалергардском полку и вместе с полком находился в Витебске. Во время следствия он показал, что в 1820 г. был принят в Тайное общество Луниным (ВД. Т. 4. С. 386).

4 Минским губернатором в 1821 г. был статский советник Викентий Иванович Гечевич.

5 В 1821 г. Н.И. Депрерадович командовал Гвардейским корпусом в отсутствие И.В. Васильчикова.

6 А.Х. Бенкендорф в 1819-1821 гг. был начальником штаба Гвардейского корпуса.

7 В.Д. Вальховский в июне 1820 г. был командирован с миссией Негри в Бухару, где находился до мая 1821 г.

8 'Emile" - педагогический роман Ж.-Ж. Руссо "Эмиль, или О воспитании" (1762).

9 Вероятно, речь идет о деле Муравьевых, находившимся в Государственном совете.

10 Н.И. Тургенев с 1819 г. служил в министерстве финансов, до того - в Государственном совете.

0

126

126. Е.Ф. МУРАВЬЕВОЙ

Четверг, октября 27-го дня, [1821].

Г. Минск

Любезнейшая маминька, я вам еще ничего не писал о Минске. Город незавидный - отвсюда окружен обширными лесами. Посреди города большая продолго­ватая площадь, обстроенная каменными домами. Я теперь живу на этой площади. Город стоит на весьма неровном месте. Мало каменных домов, и те не отлично построены. Много жидов. Общества весьма мало. До сих пор время стоит теплое. Сегодня выпал первый снег.

В первый день моего здесь пребывания я нашел здесь знакомого - адъютанта Александра Михайловича Римского-Корсакова г-а Чудовского, он был в Беннигсеновой армии в 1813 году, минский помещик и имеет большую тяжбу1. Я обрадовался найти знакомого, а он - найти человека, от которого можно ему узнать, кому в Петербурге адресоваться о своем деле. Он меня просил рекомендовать его Николаю Александровичу2, что я и сделал. У него я познакомился с сыном здешнего вице-губернатора г-а Каминского, молодым человеком лет 20-ти, весьма приятного вида, который повадился ко мне ходить и чрезвычайно мне надоедал своим пустословием и невежеством, так что я употребил самые деятельные меры, чтоб отучить его ходить к себе, в чем, наконец, и успел. Я был у здешнего губернатора, человека не весьма достаточного, но который почитается честным человеком. Его жена кажется образованною женщиною, но она не говорит по-русски. У них две дочери и сын. Губернатор любит очень говорить и хорошо изъясняется по-русски. Его, говорят, не любит здешнее дворянство за то, что он живет смирно и не дает праздников.

Вот как я провожу свое время. Поутру занимаюсь, хожу вокруг города, после обеда иду к Вальховскому, нашему офицеру, или он приходит ко мне. Так же и другой офицер наш, находящийся здесь, князь Цицианов - мы проводим вечер вместе, рассуждаем, спорим между собою. В 10 часов все кончено и все спят. Нам обещают, что 1-го ноября здешние актеры, которые теперь в Витебске, возвратятся сюда, и мы будем иметь польский театр. Зимою обещают нам балы. Зала в здешнем трактире, в которой оные даются, очень хороша. Воскресенье Бенкендорф давал обед Депрерадовичу, на который пригласил меня. Вот все наши новости. Любезнейшая маминька, пишите о себе. Каково ваше здоровье, что вы делаете? Кто у вас бывает? Что делают на даче?3 Переписаны ли и розданы ли записки? Что пишет Алексей? Что говорит Сиверс о своем долге - его срок к 19-му ноября4.

Что ж касается до меня, то я, слава богу, здоров. Сегодня в хлопотах о квартире - те, которые мне дают, нехороши. Хочу нанять. Надобно будет лошадям моим в феврале месяце выступить из Петербурга, они придут сюда к половине или концу марта, т.е. в самое время перед открытием весны. Я пишу по сей же почте к Александру Осиповичу и прошу его вынуть из шкапов несколько книг - он знает, где они - и принести к вам для доставления ко мне.

Прощайте, любезнейшая маминька, будьте здоровы и спокойны - вот желание вас любящего сына

Н. Муравьева.

Каков Василий Алексеевич? Мои поклоны всем родным и знакомым.

Федор Александрович все еще на заводе?5 Есть ли известия о Сереже?6

Примечания:

ГАРФ. Ф. 1153. Оп. 1. Д. 44. Л. 5-6об.

1 К.И. Чудовский был адъютантом ген. А.М. Римского-Корсакова еще в 1812 г. После увольнения с военной службы (1822) "за ранами" в чине полковника состоял в распоряжении литовского генерал-губернатора. Имел репутацию "блестящего светского человека".

2 Николай Александрович - скорее всего, Челищев, который служил в Сенате и был членом Государственного совета.

3 Что делают на даче? - Екатерина Федоровна занималась строительством на Каменном острове, аристократическом пригороде Петербурга, где был дворец Александра I, дачи министров.

4 По просьбе Ф.А. Уварова Екатерина Федоровна дала взаймы 10 тысяч Сиверсу, хозяину дома, который нанимали Уваровы в Петербурге. Через год Сиверс обанкротился, и деньги Муравьевых пропали. См. письмо Е.Ф. Муравьевой к Лунину от 18 марта 1825 г. в кн.: Гессен С.Я., Коган М.С. Декабрист Лунин и его время. Л.,1926. С. 290-291.

5 Ф.А. Уваров в 1816 г. "за ранами" получил отставку с чином статского советника; в 1820-х гг. действительный статский советник и камергер; много времени проводил в имении Б. Екатериновка, Шацкого уезда, Тамбовской губернии, где устроил стеклянный завод.

6 С.И. Муравьева-Апостола после восстания Семеновского полка (в 1820), капитаном которого он был, перевели из гвардии в Полтавский пехотный полк с чином подполковника (2 нояб. 1820).

0

127

127. Е.Ф. МУРАВЬЕВОЙ

31 октября [1821].

Г. Минск

Петербургская почта опоздала полутора сутками, и мне до сих еще пор не приносили письма вашего, любезнейшая маминька. Об брате я писал к вам довольно обстоятельно - и все, что я заметил. Он ведет себя весьма благоразумно. Надлежало бы только ему завести у себя более порядка и быть взыскательнее - также не позволять человеку рассуждать с собою. Но можно его извинить в том, потому что он не привык еще приказывать и распоряжать. Здесь я провожу время довольно единообразно, но не скучно. Встаю в 6 часов, одеваюсь с утра, занимаюсь - пишу, читаю до 12 часов, потом вместе в Вальховским (прекрасным молодым человеком) мы отправляемся пешком верст за 5 от города и возвращаемся каждый к себе обедать. После обеда сходимся опять пить чай и беседовать вместе. Иногда бываю ввечеру у губернатора. Иногда Бенкендорф нас зовет обедать. Вчера мы провели у него, но это в первый раз, что мне мысль пришла зайти к нему. Что ж касается до квартир, то я остановился здесь в трактире, в котором пробыл целую неделю в ожидании, что мне отведут квартиру хорошую. Но ожидание мое не сбылось - мне отводили квартиры одну другой хуже, так что я решился нанимать и нашел 3 комнаты прекрасные за 50 рублей в месяц бумажками. У меня зала в 4-е сажени длины, и вообще квартира очень хороша.

Вы хотели, маминька, послать спросить у Челищевых, где стоит Бландо. Как бы хорошо было, если б вы могли ходатайствовать за него у Сперанского. Не могли ли вы также поговорить об нем с Николаем Назарьевичем? Это точно доброе дело1. Я сбирался вам писать о том с прошедшею почтою, но не успел.

Сейчас Николай возвращается из дежурства и сказывает мне, что ко мне нет писем из Петербурга. Вы можете себе представить, как это опечалило. Не пони­маю причины и боюсь, чтобы здоровье ваше не было расстроено!

Любезнейшая маминька, будьте спокойны на наш счет и берегите свое здоровье, драгоценное для столь многих людей - не говоря уже об нас двух.

Целую тысячу раз ваши ручки и остаюсь навсегда вас многолюбящий сын

Никита Муравьев.
Примечания:

ГАРФ. Ф. 1153. Оп. 1. Д. 44. Л. 9-10

1 Личность Бландо и суть ходатайств о нем выяснить не удалось.

0

128

128. Е.Ф. МУРАВЬЕВОЙ

Октября 31-го дня [1821].

Г. Минск

Я пользуюсь отъездом из нашей Главной квартиры старшего адъютанта подполковника г-а Мачульского, чтоб написать к вам, любезнейшая маминька, еще несколько строчек. Я обедал сегодня вместе с ним у Бенкендорфа, где узнал об его отъезде сегодня же, а так как я полагаю, что он еще прежде почты поспеет к вам, то и решился воспользоваться сим случаем. С сею почтою я не получил от вас письма, что меня беспокоит - ибо я знаю, что не пропускаете ни одной почты и что от вас принимают письма весьма поздно по протекции Стенжицкого. Боюсь, чтоб здоровье ваше не было тому причиною! Берегите себя и будьте спокойны насчет Саши и меня. Я здесь хожу очень много каждый день по утрам и не имею случая ни на кого досадовать. Говорят, что отпуска нам разрешены.

Итак, может быть, мне скоро можно будет явиться к вам. Целую тысячи раз ваши ручки.

Вас многолюбящий сын Никита Муравьев.

Мое почтение и поклоны всем родным и знакомым. Нет ли ко мне от Сережи писем? Пришлите мне все те, которые будут на мое имя приходить. Александр Осипович и Василий Алексеевич меня совсем забыли.

[Адрес:] Ее превосходительству милостивой государыне Катерине Федоровне Муравьевой в Санкт-Петербурге. В собственном доме на Фонтанке близ Аничкова моста против Екатерининского института.
Примечания:

ГАРФ. Ф. 1153. Оп. 1. Д. 44. Л. 7-7об.

0

129

129. Е.Ф. МУРАВЬЕВОЙ

Ноября 3-го дня [1821].

Г. Минск

Сегодня принесли мне два письма от вас. Одно от 22-го, другое от 26 октября, оба вместе. Я не мог писать из Порхова, потому что я в оном вовсе не останавливался и даже не выходил из коляски. Вы пишете, что у вас глаза болят, надобно бы вам меньше писать самим, Васил[ий] Алекс[еевич], Мих[аил] Матв[еевич] могут писать по всем делам вашим под диктовку. Я рад, что Сережа здоров, я весьма давно не имел об нем известий и писал к нему в Васильков, боюсь, чтоб письмо мое не пропало1.

Об Саше я писал к вам подробно. Нет никакого основания мрачным мыслям - напротив того, он ведет себя весьма благоразумно. Я ему говорил о необхо­димости заниматься постоянным образом. Он прочел все книги, которые взял с собою, и просит еще других. Но он мало занимается чтением и переводами на русский язык. Я заметил ему все это. В Витебске он также хорошо может успеть в этом, как и в другом месте. Чтоб победить рассеяние, невнимание или лень, необходимы собственное уверение и собственные усилия, никакой наставник, никакой учитель не может заменить их, ни внушить прилежание. Он живет с весьма степенным товарищем*. Таким образом, вы ошибаетесь, поддаваясь вашему воображению и создавая грустные картинки. Я знаю, что нельзя вполне господствовать над воображением, но существует различие между тем, чтоб сопротивляться ему или подчиняться.

Письмо тульчинское и записка Алексея Никол[аевича], вероятно, остались еще в Петербурге, ибо я оных не получил2. Нельзя ли бы было заключить трактат с Ол.3. Это бы вас весьма успокоило!** Как продвигаются ваши переговоры о ссуде с Нат[альей] Вас[ильевной] и Зеленковым? Собирается ли г. Сиверс возвращать вам долг? Дали ли вы записку читать Ник[олаю] Иван[овичу] Тургеневу? В прошедшем письме моем я напоминал вам о несчастном Бландо!

Три дни тому назад Депрерадович оставил Минск и поехал в Витебск. После отъезда его получили мы сведение, что отпуска офицерам разрешены, о чем я уведомлю Сашу, и не сомневаюсь, чтоб его не отпустили. При моем приезде в Минск Депрерадович говорил мне, что ему невозможно было по письму вашему отпустить брата, несмотря на все его желание, тогда отпуска не были еще разрешены*.

Я очень огорчен вашими хлопотами. Я же доволен своими людьми. Николай теперь у меня готовит, а Федор наблюдает нравы жителей, ходит в католическую церковь, спорит с евреями об их религии и образовывает свое сердце и разум, путешествуя. Что касается моего положения, то оно сейчас очень приятное. У меня добрый начальник4 и товарищи, которые питают ко мне дружеские чувства или делают вид, что питают. На воскресенье нам обещают публичный бал в здешнем казино. Его зал очень хорош.

Город в два раза меньше Витебска, в нем только 2000 домов. Чудовский уехал, а из жителей по-настоящему я знаю только губернатора, которого я время от времени посещаю. Это очень болтливый старичок. Его старшая дочь играет в шахматы. Младшая очень напоминает одну из дочерей Павла Львовича (блондинку)5. Я, кажется, уже писал вам о моем зале, в котором 4 аршина длины и 3 ширины**.

Прощайте, любезнейшая маминька, целую тысячу раз ваши ручки и желаю вам спокойствия и здоровья.

Вас многолюбящий сын Никита Муравьев.

Мое почтение и поклоны всем родственникам и знакомым. При сем прилагаю я образчик воротника - я бы желал, чтоб по оному вы поручили, любезнейшая маминька, Васил[ию] Алексеев[ичу] или Александру Осиповичу сказать мне шить воротник. Только не Шперлингше, на которую я зол, а другой золотошвей­ке, живущей близ нас на Невском проспекте против Аничковского дворца. В проезде чрез Оршу неизбежная Esther Denina6 заставила меня купить на мундир 3 аршина фр[ачного?] сукна - остается только вышить воротник и обшлага!
Примечания:

ГАРФ. Ф. 1153. Оп. 1. Д. 44. Л. 11-12об.

1 Письмо Н.М. Муравьева к С.И. Муравьеву-Апостолу неизвестно.

2 О каких бумагах идет речь, установить не удалось. Письмо Тульчинское - от Пестеля.

3 ...заключить трактат с Ол. - вероятно. Никита имеет в виду ссору матери с Олениными, о которой она написала 30 янв. 1822 г. (ГАРФ. Ф. 1153. Оп. 1. Д. 117. Л. 3-3 об.)

4 Добрый начальник - А.Х. Бенкендорф.

5 Павел Львович - Батюшков, дядя поэта.

6 Esther Denina - неустановленная личность, связанная с торговлей.

0

130

130. Е.Ф. МУРАВЬЕВОЙ

Ноября 6-го дня [1821].

Г. Минск

Я не получал еще писем ваших по нынешней почте, любезнейшая маминька, и жду их с нетерпением. Я писал к вам на днях с подполк[овником] Мачульским и полагаю, что он доставил вам уже мое письмо. Мы здесь проводим время довольно хорошо. На днях вступил к нам баталион Московского полка, который оживил город. Многие из офицеров музыканты, играют на скрыпке, на клавикордах, и у нас теперь завелись музыкальные вечера. На досуге вся квартирмейстерская часть, т.е. Вальховский, князь Цицианов и я, вздумали учиться по-польски. Мы были в здешней гимназии, познакомились с директором г-м Конаровским-Суховичем - он из малороссиян и, кажется, очень хороший человек, просили его доставить нам учителя. И он нам рекомендовал того, кто преподает здесь польскую словесность, г-на Жуковского, который занимается также русскою словесностью и переводит басни Дмитриева. Во вторник начинается наше учение.

Перед отъездом моим я оставил у Александра Осиповича Лексикон польский и грамматику, сделайте одолжение, пришлите их сюда, также поэму Пушкина "Руслан и Людмила", которая находится у Фрица, т.е. у Дубенского1. Также мне бы хотелось, чтоб Александр Осипович взял бы на себя труд перебрать журнал "Revue Encyclopediqe"2, который находится в узкой комнате моей в открытом шкапу, и отдал бы его переплести по томам, как книжки назначены, Зегелькену - в самый простой переплет, cartonne*, если возможно, для того только, чтоб он не растерялся и не занимал столько места, сколько теперь.

Что делают ваши занятия? Каково идет строение на даче? У нас по сих пор снега нет и погода сырая, но теплая. Когда Васильчиков поедет к нам - не слышно ли у вас, и скоро ли Чернышев поедет в Минск?3 Здешние шахматные игроки самые плохие. Вот все, что я могу вам о себе сказать. Каждый день хожу пешком верст по 6-ти и по 8-ми, выхожу из какой-либо заставы и иду до 3 и 4 версты и потом назад. К сожалению, места здесь везде единообразные, ровные, а версты за 4-е от города во всех направлениях начинается сосновый лес.

Прощайте, любезнейшая маминька, будьте здоровы и спокойны духом. Вот желание вас любящего сына

Никиты.

Мое почтение и поклоны всем родственникам и знакомым. Какова гр[афиня] Чернышева?4
Примечания:

ГАРФ. Ф. 1153. Оп. 1. Д. 44. Л. 13-14

1 Дубенские - распространенная дворянская фамилия; установить личность Фрица не удалось.

2 Revue Encyclopédique ("Энциклопедическое обозрение") - издавалось в Париже в 1820-1835 гг.

3 Чернышев - Захар Григорьевич, см. п. 136.

4 Какова гр. Чернышева - скорее всего, Никита интересуется здоровьем Елизаветы Петровны Чернышевой (будущей своей тещи), которая часто болела.

0


Вы здесь » Декабристы » ЭПИСТОЛЯРНОЕ НАСЛЕДИЕ » Никита Муравьёв. Письма декабриста (1813-1826).