Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » ЭПИСТОЛЯРНОЕ НАСЛЕДИЕ » Никита Муравьёв. Письма декабриста (1813-1826).


Никита Муравьёв. Письма декабриста (1813-1826).

Сообщений 131 страница 140 из 259

131

131. Е.Ф. МУРАВЬЕВОЙ

Ноября 10-го дня [1821].

Г. Минск

В воскресенье, т.е. 6-го числа, получил я, любезнейшая маминька, письмо ваше от 29-го октября, в котором вы говорите, что получили от меня одно только письмо. Но я их из Минска написал уже по сию пору 5, а это письмо будет 6-е1, и потому я не знаю, отчего вы не получаете оных.

Письмо и записку, вложенные в письме вашем, я получил. Вы не пишете, какие записки розданы - моя ли, или Мих[айло] Яковл[евич] написал другую? Также доставили ли записку с письмом к Сп.2, как вы это намеривались сделать? Также не забыли ли вы Ал. Н. Оленина, который знал прежде это дело? Что вам сказывал граф Литта - он, кажется, человек беспристрастный и рассудительный. Впрочем, немудрено, что вы страшитесь проиграть это дело, потому что оно справедливо!3

Здесь у нас стоит погода довольно теплая - снег выпадал уже несколько раз, но не держится, и мы ходим в одних сертуках. Но что здесь весьма неприятно, это грязь. Я принужден был сделать себе калоши. Фонарик, который вы со мною отпустили, мне весьма полезен в вечерних моих прогулках. Он очень светел и возбуждает общее удивление к художнику, который его сделал. Третьего дни мы, т.е. князь Цицианов, Вальховский и я, имели первый урок польского языка. Учитель наш, г. Жуковский, очень хороший, кажется, наставник, но слишком церемонный. Но я боюсь, чтобы мы все не стали гнусить после сих, потому что в этом находится главная красота и сила языка. Первые слова, которые мы затвердили и которые самые затруднительные в произношении, следующие три: бржми, втрчиние и более всех - хршонщь. Вот как я провожу свое время. Здесь долженствовал быть театр, но кавалергарды отбили его у нас и задержали в Витебске. Они сделали в пользу актеров подписку, по которой они собрали до 6000 рублей, и бедные актеры, никогда не видавшие такой суммы, забыли родину свою отчизну Минск и остались у них на всю зиму.

На днях я получил письмо от брата, он пишет мне, что будет просить отпуска4. Во всяком случае это не так скоро выйдет, потому что об отпусках в Петербург должно доносить в Главную квартиру в Могилев.

Прощайте, любезнейшая маминька, целую тысячу раз ваши ручки, желаю вам здоровья и спокойствия.

Вас многолюбящий сын Никита.

Всем родным и знакомым мое почтение и поклоны.
Примечания:

ГАРФ. Ф. 1153. Оп. 1. Д. 44. Л. 15-16

1 Н.М. Муравьев ошибся: письмо от 10 нояб. 7-е, а не 6-е письмо к матери из Минска.

2 Cn. - вероятно, M.M. Сперанский, которого в марте 1821 г. Александр I возвратил из Сибири в Петербург и назначил членом Государственного совета. Ср. с п. 127.

3 Речь идет, вероятно, о нижегородском процессе Муравьевых - "особенно долгом", "убыточном" и "затяжном" (Дружинин. С. 98).

4 Письмо А.М. Муравьева неизвестно.

0

132

132. Е.Ф. МУРАВЬЕВОЙ

Ноября 13-го дня [1821].

Г. Минск*

С горестью вижу я, любезнейшая маминька, из всех писем ваших, что мои к вам не доходят. Получа письмо ваше от 1-го ноября, я справился с тетрадью, в ко­торой я записываю ежедневно мои занятия, и нашел в оной, что я в Минске, - несмотря на мой переезд и оседлость - чтоб говорить техническими принятыми словами, ни одной почты не пропускал. Первое письмо из Минска послал я в понедельник 24-го октября, которое, по моим исчислениям, должны вы были получить в Петербурге через 8 дней, т.е. ноября в первое число или во вторник. По почте же, отправившейся из Минска в четверг, т.е. 27-го числа октября, я не мог писать, потому то прибыл сам в Минск только на другой день в пятницу 28-го числа1. Сверх каждой почты писал я к вам еще через Мачульского.

Весьма сожалею о подагре Ив[ана] Борисовича2 и для него и для нас. Сделайте милость, маминька, поздравьте от меня Лизавету Ивановну и Ивана Борисо­вича с сыном - я очень этому рад3. Что ж касается до Корсакова, то вы очень хорошо поступили. Он кажется довольно исправным, но это все пока вернее. Когда я давал книги, то я их записывал в особую для того тетрадь - теперь кто бы этим занялся, и когда многие повадились посещать библиотеку, то может от того произойти большой беспорядок. Я сделал исключение для одного Трубецкого4 и поручил Алек[андру] Осиповичу доставлять ему те книги, которые он спросит, но при том я просил Алекс[андра] Осиповича записывать данные книги - и теперь повторяю мою просьбу.

С тех [пор] как в Минске я два раза писал к брату, я получил одно только письмецо, и то недавно - и потому я уже написал к нему некоторого рода филиппику, в которой я его браню за его лень. Командующий корпусом в отсутствие Л.В. Васильчикова генерал Депрерадович теперь в Витебске. Итак, не знаю, какой успех воспримет просьба брата в отпуск. К сожалению, об отпусках в Петербург надобно писать в Могилев к немцам, которые чужды всякого чувства5.

Погода здесь стоит теплая, но, к сожалению, грязь ужасная, и, несмотря на калоши, которые я себе здесь сделал, я принужден отказаться от дальних моих про­гулок и заключен теперь в городе, потому что на большой дороге грязь по колена. Чтоб не сидеть, однако ж, много, я из своего кабинета вынес все стулья в гостиную и пишу теперь на бюро из ольхового [дерева], который мне здесь сделали жиды наподобие петербургского моего бюро. Вы можете себе представить, какова работа. Но, впрочем, каков бюро ни есть, но он очень хорошо отвечает своей цели, и я в сию минуту пишу к вам стоя.

Вчера мы имели 2-й урок польского языка - и также поутру экзаменовали молодого Толстого, который вступает в Преображенский полк6. Вы не можете себе представить, какой Минск бедный город. Все привозят сюда из России. Теперь грозят нас, что скоро не будет в городе восковых свеч. Ждут транспорт из Черниговской губернии, и ежели дорога нехороша будет, то мы сойдем на сальные свечки. Я получил присланное вами донесение Суслина к Михайле Сергеевичу. Не знаю, как вы положите, но мне кажется, что всего лучше устоять в системе, которую мы положили в Петербурге - ничего не покупать теперь и забыть про эти деньги сколь возможно долее7. Это будет для нас богатейшее последствиями забвение. Тогда можно будет приступить без опрометчивости к какой-либо важной покупке. Главная вещь состоит в том, чтоб не иметь никаких долгов - ни малых, ни великих - и иметь ясное понятие о всем получаемом доходе, что затрудняет теперь начатые во всех концах постройки. Какие известия имеете вы из рязанской деревни? Пишите, маминька, в вязниковскую деревню и в нижегородскую (Егорьевское и Лыткино), чтоб узнать число земли. Эти две деревни только не приведены в известность.

Прощайте, любезнейшая маминька, целую тысячу раз ваши ручки. Желаю вам здоровья и спокойствия.

Вас многолюбящий сын Никита Муравьев.

Мое почтение и поклоны всем родственникам и знакомым. Посылаю теперь узнать на почте, пришла ли петербургская почта. Я расчел, что письмо мое при­дет только за два дни до именин ваших, любезнейшая маминька, а что другое пришло бы уже после8. Итак, я вас теперь поздравляю с оными и желаю, чтоб вы провели оные как можно для вас приятнее, чтоб к тому дню получили от брата приятное известие о его приезде. Вот второй день, который бы мне было столь приятно провести с вами и который я провожу розно с вами.
Примечания:

ГАРФ. Ф. 1153. Оп. 1. Д. 44. Л. 17-18об.

1 Никита явно запутался в датах: п. 126 датировано его рукой - "четверг октября 27-го дня". Приехал в Минск 21 окт.

2 Иван Борисович - Пестель, отец декабриста.

3 1 нояб. 1821 г. Павел Пестель получил чин полковника.

4 Трубецкой - Сергей Петрович, который в сент. 1821 г. вернулся из-за границы.

5 В Главной квартире в Могилеве состояли И.И. Дибич, Ф.В. Остен-Сакен.

6 Молодой Толстой - Николай Матвеевич 4 апр. 1821 г. был переведен прапорщиком в л.-гв. Преображенский полк из Гренадерского. Умер в 1879 г. в чине ген. от инфантерии, в звании ген.-адъютанта.

7 М.С. Лунин, обремененный долгами после смерти отца, был в числе тех, кого Екатерина Федоровна ссуживала деньгами. (Греков Б.Д. Тамбовское имение Лунина // Изв. АН СССР. 1932. № 6. С. 498).

8 Именины Екатерины Федоровны были 24 ноября.

0

133

133. Е.Ф. МУРАВЬЕВОЙ

Ноября 17-го дня [1821].

Г. Минск

Вчера у нас здесь был бал в городском казино - так называется здешнее собрание. Я вам скажу, что здешние дамы не имели счастия мне понравиться - мало или, лучше сказать, нет ни одной хорошей собой - ростом все маленькие; во-вторых, кривляются и довольно неловки: из 30 девушек ни одного личика не было, которое бы могло действовать на воображение. Обращение их здесь похоже на русское. Впрочем, они танцуют довольно хорошо. Я возвратился домой в 12 часов - танцы еще продолжались. В субботу нам обещают еще бал. Но весьма любопытны сии балы тем, что военные никак с здешними не сливаются - фраки в одну сторону, мундиры в другую и обратно. Большая часть молодых людей здешних носят орден Почетного легиона, который дал им Наполеон, за то, что в 1812-м году они воевали противу нас, и сие весьма естественно придает холодность взаимному обращению. Один из здешних молодых панов весьма похож на Адама Ожаровского.

Что же вы делаете, любезная маминька? У вас уже, верно, снег, которого здесь еще нет, и без сомнения, зима уже стала. Строения на даче, без сомнения, уже остановлены. О деле я вас не спрашиваю, потому что уже, верно, скоро получу о том извещение и, может быть, в будущем письме вашем вы об оном говорите. Решились вы взять того господина...*, которого рекомендует И.Б.?1 По адресам писем ваших вижу, что Вас[илий] Алекс[еевич] еще в Петербурге - неужели по сих пор не кончены его дела или неужели он все болен? Как ему не совестно всякий раз, как он надписывает пакет, что он не написал еще ко мне ни одной строчки? Алекс[андр] Осип[ович] также хранит такое же грозное молчание. На днях жду от Саши извещения - каков будет успех его просьбы у Депрерадовича!2

Прощайте, любезнейшая маминька, будьте спокойны и здоровы. Вот желание вас многолюбящего сына

Никиты Муравьева.
Примечания:

ГАРФ. Ф. 1153. Оп. 1. Д. 44. Л. 19-19об.

1 Возможно, речь идет о приеме нового служащего к Муравьевым; И.Б. - вероятно, Иван Борисович Пестель, с которым Екатерина Федоровна поддерживала близкие отношения.

2 А.М. Муравьев подал просьбу об отпуске.

0

134

134. Е.Ф. МУРАВЬЕВОЙ

Ноября 17-го дня [1821].

Г. Минск

Любезнейшая маминька, я писал уже к вам по почте - и теперь пишу еще к вам с нашим полковником Мандерштерном, который едет в Петербург на 28 дней в отпуск за тем, чтоб привезти жену свою в Минск. Он сам хотел вручить вам письмо от меня, и я с большим удовольствием исполняю его желание. Вы давно хотели с ним познакомиться и мне о том в Петербурге несколько раз говорили. Скажу вам, что я, слава богу, здоров. Занятия мои те же. Ожидаю с нетерпением ваших писем и книг, которых я просил, ибо здесь без книг худое житие.

Прощайте, любезнейшая маминька, целую тысячу раз ваши ручки. Будьте здоровы и спокойны.

Вас многолюбящий сын Никита Муравьев.

Мое почтение и поклоны всем родным и знакомым.

[Адрес:] Ее превосходительству милостивой государыне Катерине Федоровне Муравьевой. В Санкт-Петербурге в собственном доме на Фонтанке близ Аничкова моста.
Примечания:

ГАРФ. Ф. 1153. Оп. 1. Д. 44. Л. 20а

0

135

135. Е.Ф. МУРАВЬЕВОЙ

Ноября 21-го дня [1821].

Г. Минск

В письме вашем, любезнейшая маминька*, вы рекомендуете мне развлечения, как будто я не развлекался уже без этого. Я все делаю, что от меня зависит, но ходить в общество здесь невозможно по двум причинам. Во-первых, потому, что их вовсе нет, во-вторых, потому, что если б оные и существовали, то все бы нам доставляли мало приятности, потому что мы с поляками не можем сойтиться как вода с маслом. Они нас принимают за недоброжелательных наблюдателей, не имеют никакой откровенности и разговаривают с нами официальным тоном с весьма забавною важностью. Сверх того, все здешние помещики в процессах и совершенно разорены, что не придает им любезности. Все они почти обанкрутились, и имения их состоят в Екс-дивизии. Вот что это значит. Положим, что у меня имения на 50 000, а долгу на 100 000. Я объявляю себя банкрутом, и все мое имение разделяется. Одна часть мне остается, а каждому заимодавцу идет часть, пропорциональная той сумме, которую он давал взаймы, и которою он пользуется до тех пор, пока она ему не вознаградит потерянный им капитал. После сего все раздробленные части возвращаются по-прежнему помещику - вы можете себе представить в каком положении! Ничего нет забавнее сей Екс-дивизии. Вообразите, что одному достается лес, другому пески, одному мельница, а другому мельничный пруд. Сверх того, каждый получивший часть Екс-дивизии, обязан внести в казну 6 процентов с доставшейся ему части - хотя б он и не хотел ее брать. Судьям, трудившимся в сей прекрасной операции, обязаны давать также заимодавцы по 6 процентов с капитала. Здесь очень многие пустились в ремесло банкрутства на сем основании, так что теперь ни у кого кредита нет. В самом городе очень много таких домов (к несчастию тех, которые стоят постоем), в которых нижний этаж за одним хозяином, а верхний за другим!

Вы мне советуете ходить - я бы рад был, но океан грязи ограничивает мою деятельность, и я хожу теперь по одной площади, которая пред моими окнами, ко­торая одна еще довольно суха, потому что самое высокое место в городе и вымощена большими каменьями. Впрочем, дурная погода и грязь, как вам это известно, меня веселят. Вы нас стращаете Тифлисом - это как бы в Америке было по своему отдалению. Алекс[ей] Оленин еще не приезжал до сих пор к нам. Вы мне пишете о вашем желании ехать в Витебск, но брат уведомляет меня, что его отпускают к вам, это бы было, кажется, естественнее. Положим, что вы соберетесь в путь - это будет уже в конце генваря. Вы приедете в середине февраля, а может и в конце. А в первых числах мая все полки тронутся с места для маневров, и вам надобно будет ехать назад, потому что во время маневров и генералы не находили места. У Бенкендорфа в комнате жило их четыре или пять. Не лучше ли брату провести месяца два в Петербурге? Для него это будет приятным эпизодом. Саша мне пишет, что генерал обещался взять его с собою1. Это всего бы было лучше.

Я боюсь, чтоб Сиверс вовсе не отказался от платежа. Он мне кажется подозрительным, потому что слишком учтив и услужлив. Если положить на новоселенцев на первый случай 11/2 рубля с десятины, то это выйдет с 1250 десятин, ими занимаемых, 1875 рублей, а положить 10 р. с души - выйдет только 1340 рублей. Сверх того, очень полезно их приучить платить с земли. Письмо Алексея, видно, осталось у вас. Копию разрезки щелканской земли я получил. Когда же землемер приступит к измерению сапожской земли?

Вы мне советуете купить лошадей. Здесь - по Минске бесконная сторона. Вместо дегтю и уксусу у меня каждый день часа два открыто бывает окошко, впрочем, здесь вовсе нет ни больных, ни хворых. В субботу были именины губернаторши, и город давал ей бал, на который пригласил всех нас. Мы праздновали до 2-го часа, и здешняя зала была так полна, что повернуться негде было.

Я очень рад, что Мишель приехал, он оживит вас. Он мне пишет о книгах, чтоб ему брать их, и ему можно их поверить, потому что он весьма исправен. Прощайте, любезнейшая маминька. Целую тысячу раз ваши ручки.

Вас многолюбящий сын Никита Муравьев.

Мое почтение и поклоны всем родственникам и знакомым. У Алекс[андра] Ив[ановича] Тург[енева] находятся 3 части "Voyage en Grиce de Choiseul"2. Я пишу это для того только, чтобы напомнить ему об них.

NB. Я, кажется, писал, если не ошибаюсь, Ал[ександру] Осип[овичу] о Элементарной фортификации Муравьева3, которую взял молодой Плещеев4, и просил ее взять обратно. Ежели Плещ[еев] уже уехал, то надобно будет спросить ее у г-на Boucignon5.

Примечания:

ГАРФ. Ф. 1153. Оп. 1. Д. 44. Л. 21-22об.

1 Генерал, обещавший взять Сашу в Петербург, вероятно, Н.И. Депрерадович, который в это время находился в Витебске (см. п. 132).

2 Книга французского дипломата и археолога гр. М.-Г. Шуазель "Voyage pittoresque en Grèce" в 3 т. Р., 1782, 1809, 1820.

3 Элементарная фортификация Муравьева - см.: Курс фортификации. М., 1816 / Пер. с франц. Издан Н.Н. Муравьевым.

4 Молодой Плещеев - младший сын арзамасца А.А. Плещеева, Александр, о котором Н.М. Муравьев упоминает также в п. 145.

5 Boucignon - можно предположить, что это служащий в доме Плещеевых.

0

136

136. Е.Ф. МУРАВЬЕВОЙ

Ноября 25-го дня [1821].

Г. Минск

Поздравляю вас еще раз, любезнейшая маминька, с прошедшими именинами вашими, которые мне было весьма грустно проводить так далеко от вас. Здесь кроме Собора есть приходская церковь св. Екатерины. Вчера служил в ней здешний архиерей Анатолий, и я был у обедни. Несколько дней тому назад Вальховский и я отправились с визитом к архиерею, который принял нас весьма ласково. Он служит весьма хорошо.

В письме вашем от 12 ноября вы меня извещаете о том, что Захар Чернышев поехал в Минск. Его до сих пор еще нет здесь - равно как и Алексея Оленина. За журналы благодарю наперед. Вы не можете себе представить, сколько они будут нам всем приятны. Здесь вовсе нельзя достать никакой книги, а особливо русскую. На днях здешний город праздновал именины губернаторши, и пригласил нас на бал, который был весьма забавен тем, что наши офицеры и здешние рвались наперерыв, чтоб превзойти друг друга в мазурке. Наши находили, что здесь не умеют танцевать, здешние жители находили, что наши исказили первобытную ее простоту и отдалились от первых начал ее.

Что же касается до Бландо, то он для меня более предмет укоризны, нежели похвалы, потому что мне сам уже давно на даче говорил о своем деле, а я вас тог­да об нем не просил. Это мне несколько [раз] перед отъездом и во время дороги приходило в голову1. Старший сын губернатора приезжал сюда на несколько дней из деревни, он кажется весьма умным и образованным, но об России имеет неосновательные понятия, как и все его сограждане, которые столько же знают русских, как китайцев. Он воображал себе, что Минская есть населеннейшая из российских губерний и та, в которой земля лучше обработана! Его знакомство было тем приятнее, что он довольно хорошо играет в шахматы, а я с моего приезда не находил здесь ни одного порядочного шахматного игрока. Но теперь мои партии опять прекратились, потому что он опять уехал в деревню. На днях прибыла к нам здешняя труппа из Витебска, и с воскресенья здешний театр начнется. Я нетерпеливо жду первого представления. Итак, вы видите, что у нас множество развлечений.

Вы мне описываете ваше странствование 2-го ноября - это было особенное счастье, что дорога в Колпино была хороша, она, сколько я помню, всегда бывает дурною. Вы мне пишете о плане Стремлян, но его никогда не было. Кроме планов Мухина - частных 10-ти, помнится, и одного общего, старых 3 планов Староивановки, планов саратовских земель, плана рязанской деревни (который у Мих[аила] Яковлевича), плана Лыткина, никаких других нет. Я забыл только планы калужских деревень, которые должны быть у Ивана Семеновича2 или у Петра Михайловича. Все планы находятся вместе в бюро, и на футляре каждого ярлычок с надписью, какой именно план. Письмо Алексея вы ко мне не присылали. Что говорит он о крупчатке? Я писал к Михайле Яковлевичу и к Алекс[андру] Осиповичу - ни слова в ответ*. Может ли дипломатия доходить до такой степени осторожности? Я забыл к вам написать, что на днях Гриша Колокольцов был у меня. Гусары стоят от нас верстах в 80-ти, и он был в Главную квартиру с бумагою3.

Прощайте, любезнейшая маминька. Целую тысячу раз ваши ручки. Желаю вам здоровья и спокойствия.

Вас многолюбящий сын Никита Муравьев**.

Обнимаю мысленно Мишеля. Мои поклоны и почтение всем тем, кто вспоминает обо мне. Зима здесь, кажется, становится - но еще не решено, устоит ли она. Петерб[ургская] почта еще не приходила, а ей бы надобно прийти уже два дня тому назад.
Примечания:

ГАРФ. Ф. 1153. Оп. 1. Д. 44. Л. 23-24об.

1 См. прим. 1 к п. 127.

2 Иван Семенович - возможно Батюшков, двоюродный дядя поэта, тверской помещик.

3 Г.Д. Колокольцов в 1821 г. был портупей-юнкером л.-гв. Гусарского полка и еще не состоял в тайном обществе.

0

137

137. Е.Ф. МУРАВЬЕВОЙ

Ноября 28-го дня [1821].

Г. Минск

Граф Чернышев1 приехал вчера сюда и привез мне письмо ваше от 12-го ноября, любезнейшая маминька, но оставил в Витебске журналы, потому что, по его словам, оные были адресованы на имя брата, который теперь должен быть у вас. Вчерашний вечер я провел в здешнем театре, который вчера открылся. Играли оперу 3 Султанки - никто из нас ничего в оном не понял, а главная неприятность то, что в театре было ужасно холодно. Здесь зима, кажется, стала, погода прекрасная. Опасения ваши насчет моей залы не имеют основания - она тепла и очень хорошо отапливается*. Вы спрашиваете у меня новостей о моей голове, но чрезвычайно трудно будет вам их дать, поскольку голова не дает хоть какую-нибудь новость и с моего прибытия сюда об этом даже не стоял вопрос. Вы мне пишете относительно обедов - я их не выбираю, но обойтись без них не могу. Что касается остатков, то меня это не волнует, я склонен даже думать, что их вообще нет.

Всегда нужно быть осторожным с людьми, которые могут что-либо скрывать от вас, любой оптимист рискует обжечь себе пальцы. Это, возможно, не сердеч­ный изъян этих господ, а недостаток их образования. Для тех, кто преуспевает в этом, интересно следствие, а не причина. Когда я написал вам, что ложусь спать в 10 часов, я написал то, что хотел бы делать, но я ложусь почти всегда в 11 часов, однако сплю также каждый день с 4 до 5 пополудни. Так что получается 8 часов сна, которые мне необходимы**.

Я получил письмо от Сережи. Он возвратился в Васильков, где весьма скучает и зовет меня в Киев на контракты2. Он пишет мне, что Матюша сбирается в Петербург, но вот уже третий год, что его сборы продолжаются3. Вы не пишете, маминька, сделан ли фундамент на даче? Письмо Алексея осталось у вас. У нас дороги здесь чрезвычайно дурны, и петербургская почта, которая приходит обыкновенно по субботам, еще не пришла и сегодня. В письме моем к Алекс[андру] Осиповичу я означил очень обстоятельно, где находятся книги. На днях к нам сюда приехал еще один офицер по нашей части Штернгельм. Катенин в Петербурге ли?4

Прощайте, любезнейшая маминька, целую тысячу раз ваши ручки. Желаю вам спокойствия и здоровья.

Вас многолюбящий сын Никита Муравьев

Обнимаю мысленно брата Михайлу5. Мои поклоны и почтение всем родным и знакомым.
Примечания:

ГАРФ. Ф. 1153. Оп. 1. Д. 44. Л. 25-26

1 Граф Чернышев - Захар Григорьевич (см. п. 136)

2 Контрактовая ярмарка в Киеве проводилась ежегодно в янв.-февр. Именно там, на контрактах, в янв. 1822 г. состоялся первый съезд руководителей Южного общества, на котором присутствовали П. Пестель, С. Волконский, В. Давыдов, А. Юшневский и С. Муравьев-Апостол. Н.М. Муравьев был приглашен туда как третий директор Южного общества, но не приехал.

3 Матвей Муравьев-Апостол по-прежнему находился в Полтаве. 24 янв. 1821 г. он был переведен в л.-гв. Егерский полк с оставлением в должности адъютанта ген. Репнина.

4 П. Катенин 5 июля 1820 г. получил чин полковника л.-гв. Преображенского полка и через два месяца ушел в отставку.

5 Брат Михайло - М.С. Лунин (см. п. 136).

0

138

138. Е.Ф. МУРАВЬЕВОЙ

Декабря 1-го дня [1821].

Город Минск

Любезнейшая маминька, я ожидаю сегодня письма вашего, но его еще не принесли ко мне. Я получил польский лексикон и грамматику, за которые приношу искренную мою благодарность. Лексикон особливо весьма поможет мне. Вы удивляетесь, что мне не пришло в голову учиться по-эврейски, но здешние жиды говорят почти всегда по-немецки, а книжный язык свой сами худо знают. Я очень рад, что каменная работа на даче кончена, - это главное. Кухонный флигель еще не начат?

У нас здесь погода была бы хороша - ветров нет, день мерзнет, другой оттаивает, но дороги зато никакой до сих пор нет. Шепинг хотел ехать из Риги в Минск, доехал до Митавы, и на дороге его так избило, что он принужден был воротиться в Ригу. К нам приехал еще один товарищ - Черевин. Вы пишете, что*** в воздухе носится нечто странное. Но это меня не тревожит, потому что уже по крайней мере 18 лет, что я слышу это каждый год. Напр[имер], каждый год утверждают, что никогда не было столько болезней, сколько в этот год их было, и так говорят опять и на следующий год.

Здесь у нас вчера было казино, и я отличался в котильоне и в первый раз танцевал с моего приезда, потому что в те разы слишком было охотников. Сегодня у нас театр русский и польский сряду. Вы видите, сколько удовольствий вместе. На днях я познакомился с Толстым - сыном вдовы Толстой 1), которую вы знаете, он, кажется, очень хороший молодой человек. Чернышев 2) теперь здесь, и мы каждый день вместе.

Прощайте, любезнейшая маминька, будьте здоровы и спокойны.

Вас многолюбящий сын Никита Муравьев.

Я полагаю, что Саша уже давно у вас, обнимаю его мысленно, также и Мишеля. Сбираюсь им писать к обоим, но сегодня с балу устал. Мое почтение и покло­ны всем родным и знакомым.
Примечания:

ГАРФ. Ф. 1153. Оп. 1. Д. 44. Л. 27-28

1) Сын вдовы Толстой - Николай Матвеевич Толстой (см. прим. 6 к п. 132).

2) Чернышев - Захар Григорьевич.

0

139

139. Е.Ф. МУРАВЬЕВОЙ

Понедельник. Декабря 5-го дня [1821].

Г. Минск

Вчерашний день был для меня днем прощаний - поутру уехал Толстой, адъютант Бенкендорфа, о котором я вам писал1, а ввечеру уехал Чернышев к своей ба­бушке в Чечерск2, откуда он отправится прямо в Петербург.

Как я рад, что Саше удалось приехать к именинам вашим. Я буду просить вас, маминька, чтоб вы купили мне и переслали une boite a couleurs*, также une petite boussole** карманную, которые продаются по 15-ти рублей у Tanget - возле Казанского моста. Минск такой город, что в нем ничего достать нельзя. Я радуюсь весьма, что дело Бландо попалось к Ник[олаю] Иван[овичу] в руки3. Я не понимаю, каким образом оно в Сенате, который, кажется, не разбирает финляндских дел. Алексей Оленин в Могилеве, где останется до нового года. Что делает Бибиков?4 Занят ли он как прежде?

Депрерадович приезжал на несколько дней в Минск, а теперь уехал опять в Витебск, куда на днях сбирается также и Бенкендорф. Вы не поверите, как мне досадно, что Чернышев оставил журналы в Витебске. Здесь не получают никаких книг, а в особенности никаких русских книг. Я буду вас просить, чтоб вы прислали ко мне Арсеньеву Географию и Статистику5, которые находятся в большом стеклянном шкапе в гостиной или в узкой комнате на полке большого шкапа без стекол. Я просил, помнится, только о двух книгах Ал[ександра] Осип[овича]: о Гумбольте (5 томов)6, который находится в узкой комнате в открытом шкапу, и о книге Commentaires sur Montesquieu par Destutt de Tracy7, которую я отдал переплесть вместе с другими перед отъездом Зегелкену, и если он не принес ее, то надобно ее у него потребовать.

Прощайте, любезнейшая маминька, целую тысячу раз ваши ручки.

Вас многолюбящий сын Никита Муравьев.

Обнимаю Сашу - в мыслях, также Мишеля. Мое почтение и поклоны всем родственникам и знакомым.

P.S***. У меня еще к вам просьба. В стеклянном шкапу, где находятся труды по географии, есть маленькая книга с русским название Географический лексикон8. Я хотел бы, чтобы мой брат или Мишель его нашли и чтобы вы были бы добры мне его отправить. Шкап можно сразу найти, поскольку там труды Страбона и Плиния, а 8 толстых томов Страбона сразу заметишь.
Примечания:

ГАРФ. Ф. 1153. Оп. 1. Д. 44. Л. 29-30

1 Толстой, адъютант Бенкендорфа - Николай Матвеевич, который дважды упоминается в п. 132 и п. 138.

2 В Чечерске жила двоюродная бабушка Захара Чернышева Анна Родионовна, вдова Захара Григорьевича, дяди Григория Ивановича Чернышева. Могилевское "графство" Чечерск насчитывало 4,5 тыс. душ, 84 тыс. десятин земли; вместе с подмосковным Яропольцем оно составляло фамильный майорат Чернышевых.

3 Николай Иванович - вероятно, Тургенев.

4 Бибиков - Илларион Михайлович, муж Екатерины Муравьевой-Апостол. В это время адъютант кн. П.М. Волконского, директор его канцелярии.

5 Арсеньева География и Статистика - Аресеньев К. Краткая всеобщая география. СПб., 1818; Его же. Начертание статистики Российского государства. СПб., 1818-1819. Ч. 1-2.

6 5 томов Гумбольта - наиболее вероятно, что речь идет о старшем из двух братьев, Вильгельме Гумбольдте, немецком филологе.

7 В библиотеке Муравьевых были два издания сочинений Детю де Траси: Destutt, Tracy de Comte. Eléments d'idéologie. P., 1817-1818. T. 1-3; Oeuves de Montesquieu suivies du commentaire sur l'Esprit des Lois, par M. Le comte Destutt de Tracy. P., 1822. T. 1-8.

8 Географический лексикон - "Географический лексикон Российской империи" Ф.А. Полунина, изданный Г.Ф. Миллером в 1773 и вторично в 1786-1789 гг.

0

140

140. Е.Ф. МУРАВЬЕВОЙ

Декабря 9-го дня [1821].

Г. Минск

Вы мне пишете об отпуске брата, любезнейшая маминька, но вы имеете все удобности просить, чтобы его продолжили, корпусной командир сам в Петербур­ге теперь1, можно к нему о том адресоваться. Обшлага и воротник получил, за которые приношу искреннюю мою благодарность. Воротник вышит, как кажется, хорошо, а что всего лучше - просторен и не будет душить. Вчера я отправил верющее письмо прямо к Михайле Матвеевичу - отсюда ехал эстафет, и почтмейстер отправил его с ним. Итак, я полагаю, что Мих[айло] Матв[еевич] уже давно получил оное. Поздравляю вас от всей души с переездом Мар[ии] Вас[ильевны]*2. Ничего нет более печального, чем иметь постоянно перед глазами человека, который доводит до этого состояния, это приносит ужасную боль. Где же они будут жить теперь? Донесение Алексея я прочел и при сем к вам возвращаю. Он не пишет, что он предоставил безденежно крестьянам одни ли луга (693 десятины) или и оба выгона с ними вместе (999 десятин), что составляет около 2500 рублей разницы. Вы мне писали раз, что посылаете ко мне письмо Алексея, но я его не получал, а нетерпелив знать, что он думает о крупчатых мельницах? Веригин в Петербурге ли? Что он говорит? Чем кончились его негосиации?

Вы пишете, что вы ставите на письмах нумера, я полагал, что вы иногда забываете их ставить, ибо нумеров 10-го и 11-го я не получал. Вы не можете себе представить, как меня интригует то, что вы мне пишете о В. Ал.3 Депрерадович приезжал к нам на несколько дней и давно уехал обратно в Витебск. Что ж ка­сается до меня, то я, слава богу, весел и здоров, Третьего дня у нас был бал в казино, вчера театр. Прощайте, любезнейшая маминька. Целую тысячу раз ваши ручки.

Вас многолюбящий сын Никита Муравьев

Обнимаю мысленно брата, но не пишу к нему сегодня - боюсь опоздать. У нас заведены в штабе дежурства и сегодня моя очередь. Мой поклон Мишелю. Мое почтение и поклоны всем родственникам и знакомым.
Примечания:

ГАРФ. Ф. 1153. Оп. 1. Д. 44. Л. 31-32

1 Корпусный командир - И.В. Васильчиков.

2 Мария Васильевна - не установленное лицо; судя по содержанию письма, бедная родственница Екатерины Федоровны.

3 В Ал. - возможно, служащий Муравьевых Василий Алексеевич.

0


Вы здесь » Декабристы » ЭПИСТОЛЯРНОЕ НАСЛЕДИЕ » Никита Муравьёв. Письма декабриста (1813-1826).