Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » ЭПИСТОЛЯРНОЕ НАСЛЕДИЕ » Никита Муравьёв. Письма декабриста (1813-1826).


Никита Муравьёв. Письма декабриста (1813-1826).

Сообщений 161 страница 170 из 259

161

161. Е.Ф. МУРАВЬЕВОЙ

Марта 30-го дня [1822].

Г. Минск

Поздравляю вас, любезнейшая маминька, вторично с праздником светлого Христова Воскресенья. Желаю, чтобы вы провели оный в спокойствии и в совер­шенном здоровье. Я всю эту неделю держу пост - весьма строгий, то есть без рыбы. Николай превзошел себя и, не знаю, каким образом, готовит мне преизрядный обед. Он делает миндальное молоко, которое я весьма люблю и которое с грешневою кашею составляет мою главную пищу. Прованского же масла здесь вовсе достать нельзя хорошего. Ореховое масло также найти нельзя. Но я весьма хорошо провел 4-е дня, и теперь остается только два дня.

В сию минуту приносят мне ваше письмо от 18 марта, и я буду отвечать вам по пунктам. 1-е. Сколько нам здесь известно, вся гвардия выступит в первых числах мая. 2-е. Я до сих пор считаюсь при Главной квартире Гвардейского корпуса - не знаю, где буду впоследствии. Ж[елтухин] хочет учредить отделения по квартирмейстерской части и говорил мне, что он намерен поручить мне одно из оных, но это еще не решено, равно как и занятия сих отделений еще не определены. Я думаю, что это останется одним проектом до самого нашего возвращения в Петербург, и потому я не показал на то ни своего согласия, ни того, чтобы я этого не хотел. Он на прошлой неделе созвал на обед к себе весь Гвардейский штаб и пригласил всех офицеров приходить обедать к нему когда кому вздумается.

Белосельский ехал ужасно тихо. Он приехал, кажется, 12-го числа в Минск, а выехал из Петербурга 1-го. Он вовсе не торопился и жил, кажется, 3 дни в Витебске. Он, кажется, очень хороший мальчик. Мы видимся довольно часто. Я весьма рад, что вы получили письмо от Мишеля1. Я к нему писал, но до сих пор еще не имею ответа. Как хорошо сделал Константин, что приехал к праздникам2. Обнимите его от моего имени. Жаль, что он так грустен и слаб. Надобно надеяться, что отечественный воздух рассеет его грусть*. Мысль остановиться в гостинице, чтоб найти там больше спокойствия, хороша. Что может быть тише вашего дома теперь? Он бы видел ежеминутно Алекс[андру] Ник[олаевну]**. Мне кажется, что у него нет никакой разумной причины для печали3. Что ему надо? Друзей он имеет, финансы, репутацию - она сделана. В каком преступлении может он упрекнуть себя? Повсюду, где он был, он исполнял свой долг. Как было бы хорошо поселиться ему у вас. Не могли бы вы захватить его, говоря ему, что это не для него, а для вас, что вы желали бы этого?

Вы ничего не пишете, маминька, о деле! Что делает грозный Комитет? Сделайте одолжение, напишите мне о том. Не забудьте, любезнейшая маминька, что к маю месяцу вам необходимо достать 70 000 рублей. Не забудьте также в мае потребовать и взыскать с Сиверса долг!***. Что делает [...]****, мне он показался таким несчастным4. Бывают ли иногда у вас Александр Осипович и его жена?

Прощайте, любезнейшая маминька, целую тысячу раз ваши ручки.

Вас многолюбящий сын Никита Муравьев*****.

Поклоны от меня Константину и Александре Николаевне. Мое почтение и поклоны всем родственникам и знакомым.
Примечания:

ГАРФ. Ф. 1153. Оп. 1. Д. 44. Л. 81-82об.

1 Письмо Лунина неизвестно. Вероятно, оно было написано с места новой службы - м. Ружены (г. Слуцк), где стоял Польский уланский полк.

2 К.Н. Батюшков вернулся из Дрездена.

3 Никита не знал еще о психическом заболевании кузена.

4 Судя по письму от 30 апреля 1822 г., это Шишков. Вероятно, Муравьев интересуется не писательскими делами Александра Семеновича, а его участием в тяжбах Муравьевых.

0

162

162. Е.Ф. МУРАВЬЕВОЙ

Апреля 3-го дня [1822].

Г. Минск

Любезнейшая маминька, у нас здесь два дни как прекрасная погода. Особливо вчерашний день был чудесный, и я не схожу с улиц, покрытых гуляющими. Желаю, чтобы и у вас было такое время. Воскресенье мы обедали у Желтухина по его приглашению. Заутреню я слышал в здешнем соборе - служил здешний архиерей очень хорошо, но весьма долго, так что служба кончилась только в 4-е часа.

На днях я получил от Мишеля ответ на мое письмо1. Он весьма обрадовался, увидя по числу, выставленному в письме моем, что оно было 3 дни в дороге. Он полагал, что я от него буду далеко, а тут нет 300 верст. Я к нему пишу сегодня. Он видел в Руженах молодого Корсакова, который отправился уже опять в чужие края2.

К нам прибыли сюда два немецких миссионера, которые имеют в виду обращение жидов. Вчера один из них читал проповедь в лютеранской церкви. Я сби­рался его слушать, но мне не удалось. Сегодня другой говорит, и мне хочется отправиться в 11 часов умножить число его слушателей. Мне бы весьма хотелось быть свидетелем их толкований и бесед с минскими жидами. Они люди весьма любопытные - объехали почти всю Европу и теперь только что прибыли из Константинополя. Вот все наши новости.

Прощайте, любезнейшая маминька, целую тысячу раз ваши ручки.

Вас многолюбящий сын Никита Муравьев.

Обнимаю мысленно возвратившегося странника3. Мой усердный поклон Алекс[андре] Николавне. Что делает строение на даче?

Примечания:

ГАРФ. Ф. 1153. Оп. 1. Д. 44. Л. 83-84

1 Письмо Муравьева, как и ответ Лунина, неизвестны.

2 В.А. Римский-Корсаков уехал в Италию. В мае его отец Александр Михайлович получил от сына письмо из Венеции (см. п. 168).

3 Возвратившийся странник - К.Н. Батюшков.

0

163

163. Е.Ф. МУРАВЬЕВОЙ

Апреля 6-го дня 1822.

Г. Минск

Любезнейшая маминька, вы получите письмо сие чрез родственника здешнего губернатора Пружинского. Я еду завтра на съемку снимать дорогу для государя, которого ждут вскоре у нас. На днях у нас здесь город давал бал губернатору, но наши генералы за что-то с ним в ссоре и не позволили никому из офицеров быть на бале. Вы не можете себе представить, какой из этого вышел scandale*. У нас здесь все спрашивают, чему причины, и мы не знаем, что сказать в ответ. Наш главный начальник теперь генерал Паскевич необыкновенно посредственен**1.

Я получил письмо от Матвея, в котором он чрезвычайно сдержан, можно подумать, что он написал его через год после неприятности, которая исчерпана2. Я спешу, поскольку 11 часов вечера и я боюсь, как бы г. Пружинский уже не уехал.

Прощайте, любезнейшая маминька, целую тысячу раз ваши ручки.

Вас многолюбящий сын Никита Муравьев***.

Поклоны от меня Матвею, Константину.
Примечания:

ГАРФ. Ф. 1153. Оп. 1. Д. 44. Л. 85-85об.

1 См. прим. 2 к п. 156.

2 См. прим. 7 к п. 157.

0

164

164. Е.Ф. МУРАВЬЕВОЙ

Апреля 8-го дня [1822].

Г. Минск

Любезнейшая маминька, я получил письмо ваше от 25-го марта и письмо от брата из Витебска1. Я весьма сожалею о приключении князя Шаховского2. Обоз мой пришел сюда, и весьма скоро - он шел из Витебска только 7 дней. Я отправлю сегодня или завтра Герасима к брату обратно.

У нас здесь с субботы погода удивительная. Такие дни, какие бывают в июле. И я все время это не схожу с площади нашей. Два дни на этой неделе провел я у Нарышкина, офицера Московского полка в местечке за 30 верст отсюда3. В первых числах мая будет сюда государь, и для него нужно снимать дороги, по которым он будет ехать. На сей предмет командируются многие из наших офицеров, а в том числе и я еду недели на 3, а может быть, и более, до самого Могилева. И так как я буду в день делать не более одной станции, то я все это время проведу в деревнях и не буду иметь никакой возможности к вам писать, то вы не беспокойтесь о моем молчании. Брульоны мои я должен привезти в Могилев, где их перерисую набело.

Я получил письмо от Матюши****. Оно чрезвычайно мудрое и сдержанное, и вы были бы неправы, думая, что оно могло бы меня возбудить, поскольку он рассказывает о причиненной ему неприятности так, будто это произошло с другим4. Я вам писал, кажется, что я получил письмо от Мишеля. Его слуга прибыл из Витебска, и я его к нему отсылаю. Я огорчен, что командировка пришлась на тот момент, когда я думал насладиться моими лошадьми и прогуляться в окрестностях нашей резиденции. В прочем все у нас в порядке. Мне досадно также, что я не знаю, какой адрес вам давать. Если это письмо, как и ваше, будет в дороге две недели, то ваш ответ не найдет уже меня в Могилеве - я надеюсь. Но ожидая этого, я буду лишен до моего возвращения всех писем, которые вы адресуете в Минск. Но что делать!*

Прощайте, любезнейшая маминька, целую тысячу раз ваши ручки и желаю вам здоровья и спокойствия.

Вас многолюбящий сын Никита Муравьев.
Примечания:

ГАРФ. Ф. 1153. Оп. 1. Д. 44. Л. 87-88

1 Письмо А.М. Муравьева неизвестно.

2 Приключения кн. Шаховского - А.А. Шаховской отличался самодурством и вспыльчивым характером. Долгое время его покровительством пользовалась актриса Ежова. Известен случай, когда ошикавший ее зритель-иностранец был выслан из России (Пыляев ММ. Старый Петербург. СПб., 1887. С. 394).

3 См. прим. 2 к п. 157.

4 См. прим. 7 к п. 157.

0

165

165. Е.Ф. МУРАВЬЕВОЙ

Апреля 18-го дня 1822.

Г. Рогачев

Любезнейшая маминька, я боюсь, чтобы молчание мое вас не беспокоило, хотя я вас и предуведомил об оном. Вот уже целая неделя, что я брожу по лесам Минской и Могилевской губернии. Беру обывательские подводы, спорю с поселянами, а еще более с их панами, которые мне вовсе не полюбились. В деревнях и местечках здешних ничего достать нельзя. Жиды здешние не похожи сами на себя и заимствовались во многом у тех, среди коих они живут. Так что и они ничего достать не умеют. После сих дней г. Рогачев показался Парижем. Я остановился здесь у эврея Гацеля, здешнего винного конторщика, человека зажиточного. Жена его похожа немного на Естер Денину.

Большая часть моей работы сделана уже вчерне - из осми переходов мне остается только сделать три малых. Рогачев есть очень изрядный городок на Днепре в 100 верстах от Могилева. Местоположение его прекрасно. Он стоит на крутой горе и висит над Днепром, который разлился на три стороны от него на пол­торы, две и на три версты. Это бывает каждый год, и наводнение сие продолжается от одного до 2 месяцев. Среди сего наводнения идет прекраснейшая плотина версты на 3. Над нею трудились 7 лет сряду, и она представляет вид чудесный. Она с обеих сторон окопана глубокими каналами, чтобы разлитие не могло ей вредить, и около 15 мостов построено на ней, чтоб открыть протоки течению воды. Это весьма странный вид представляет, когда едешь более двух верст по прекраснейшей в свете дороге и видишь по обе стороны от себя необозримое пространство воды. Это место весьма бы меня затруднило для съемки, если б я не нашел здесь одного весьма услужливого инженера - г-на Селингура, находящегося при рабочих сей плотины. Он мне дал на несколько часов оригинальный план всей плотины, и я ее весьма удобно мог таким образом назначить, что для меня тем труднее бы без того было, что настоящих берегов Днепра вовсе теперь не видно. Вот вам мой отчет в моих упражнениях.

Я взял в Минске ундер-офицера из канцелярии нашей части, который прекрасно рисует и наносит теперь все брульоны набело. Лишь только что сия работа кончится, то я отправлюсь далее. Мне осталось два перехода в 16 верст и один в 20 верст. После того я прибываю в другой еще город Новый Быхов, где переходы эти нанесу набело, а оттуда уже поеду по почте в Могилев, который от Нового Быхова в 40 верстах. В Могилеве я надеюсь, что пробуду недолго и скоро возвращусь (по почте, разумеется) в Минск. Итак, пишите ко мне все в Минск, ибо ваш ответ меня в Могилеве не застанет. Каково вы начали весну? Я забыл вам сказать, что у нас до 15-го числа погода была чудесная. Теперь идут дожди вот уже три дни и довольно холодно, но я зато не на дворе, а в хорошей комнате. В такую погоду снимать невозможно. Что делают работы на даче? Не забудьте взыскать с Сиверса к 1-му маю, а то он опять обманет. Обнимаю мысленно любезного брата Константина Николаевича. Целую тысячу раз ваши ручки, любезнейшая маминька, желаю вам совершенного здоровья и спокойствия.

Вас многолюбящий сын Никита Муравьев.

Я уже целую неделю в такой глуши, что вовсе не знаю, что делается на свете. Надеюсь, что в Могилеве увижу знакомых и между прочим молодого Раевского, который адъютантом теперь у Дибича1. Прошу засвидетельствовать мое почтение всем родным и мои поклоны всем знакомым. Каково теперь здоровье Александры Николавны?* Существует рок, из-за чего я не читаю "Valerie". Она не находится среди книг, которые вы мне прислали. Я попрошу вас, маминька, прислать мне прямо в Минск коробку красок, тушь и карандаши. Я в них буду очень нуждаться. В моей теперешней экспедиции я вынужден был взять коробку красок у одного из наших офицеров и купить в Минске тушь, которая мало что стоит. Я вас попрошу также, прислать одновременно английский математический инструмент, так как у меня плохие инструменты (вроде тех, что вы уже прислали сыну губернатора).
Примечания:

ГАРФ. Ф. 1153. Оп. 1. Д. 44. Л. 89-90об.

1 Молодой Раевский - младший сын генерала Раевского, Николай Николаевич, был адъютантом Дибича с 23 окт. 1821 г.

0

166

166. Е.Ф. МУРАВЬЕВОЙ

Апреля 30-го дня [1822].

Г. Минск

Я возвратился благополучно из Могилева и сбираюсь ехать завтра или послезавтра в Вильну, где у нас будут маневры. Вы мне пишете, что я не имею привыч­ки носить что-нибудь на голове. Когда же я ходил по большой дороге без шляпы или фуражки?

Во все время моей съемки погода была чудесная. В письме вашем вы пишете, что сбираетесь ехать в Витебск, а Бехтеев1, который приехал сюда третьего дни, сказал мне, чтобы я здесь, в Минске, поискал бы для вас квартиру. Но здесь через неделю не останется ни одной души, все едут в Вильну, а куда пойдут и что будут делать после маневров, вовсе неизвестно. Кавалерия остается некоторое время в Витебске, но и та может со дня на день получить приказание выступить**. Что касается путешествия, то я убежден, что оно было бы полезно для вашего здоровья, как то, которое вы совершили в Одессу2. Что же касается экономии, то я не согласен с вами и имею доказательство обратного в маленьком путешествии, которое я только что проделал, где в Старом Быхове взяли 40 рублей за 4 дня, в то время как я, конечно, не съедал больше чем на 2 рубля в день. Я спорил, кричал, но должен был в конце концов заплатить***.

Вы пишете, что, верно, в Воронеже речки разлились, - в этом нет никакого сомнения. Я сужу о том по разлитию Березины и Днепра, которые разлились на несколько верст****. У вас в деревне, если я не ошибаюсь, был немец, который жил у Ник[олая] Ал[ександровича]3 и которого вы хвалили. Подтвердил ли он свою репутацию? Я получил бумагу, а карту и чай привез мне Бехтеев, который свидетельствует вам свое почтение*****. Мадам Уварова4 вышла замуж на весьма патриотический манер. Здесь ходит слух, что мадемуазель Свистунова выходит замуж за французского консула5 - не знаю, правда ли это?

Деньги 600 рублей я получил, за которые приношу живейшую благодарность******. Они не могли прийти лучше, чем в момент, когда мы готовимся высту­пить в Вильну, что приведет к большим расходам. Имя, которое я так дурно написал, Шишков6. Eau de Cologne* прибыло в целости, также как вины. Письмо Ожаровского вы ко мне не присылали**. В моем путешествии в Могилев я нашел знакомого молодого Раевского, который не отпускал меня от себя и который сообщил мне новости о Сереже7. Сегодня мы экзаменуем здесь молодого поляка, который хочет вступить в Павловский полк и который придет ко мне. Поэтому я спешу кончить мое письмо. Прошу вас передать мое почтение г-у и г-е Карамзиным. Поклоны от меня Константину и Ал[ександре] Ник[олаевне]. Я предполагаю, что это письмо уже не найдет Матвея в Пет[ербурге]***8. Как Ник[олай] Александр[ович] должен быть рад, я думаю. Что говорил о том Ф.А. У[варов]?**** Думаю, что он с трудом его переваривает9. Прощайте любезнейшая маминька, целую тысячу раз ваши ручки и желаю вам здоровья и спокойствия.

Вас многолюбящий сын Никита Муравьев.
Примечания:

ГАРФ. Ф. 1153. Оп. 1. Д. 44. Л. 91-92

1 Бехтеев - вероятно, Александр Алексеевич, ротмистр Кавалергардского полка, который был адъютантом Ф.П. Уварова.

2 Имеется в виду путешествие 1819 г.

3 Николай Ал[ександрович] - вероятно, Челищев.

4 Уварова - Екатерина Васильевна, р. кнж. Горчакова, в первом браке за Д.П. Уваровым, во втором - за Л.А. Перовским.

5 Свистунова - Александра Николаевна, сестра декабриста, замужем за французским консулом бар. де Мальвирад.

6 См. прим. 4 к п. 161.

7 С.И. Муравьев-Апостол, служивший на Украине, был связан дружбой с семьей ген. Н.Н. Раевского, при котором состоял еще в 1814 г.

8 См. прим. 7 к п. 157.

9 Ф.А.У. - Федор Александрович Уваров; судя по фразе "он с трудом его переваривает", речь идет о Николае Александровиче Лунине, двоюродном брате декабриста, которому последний еще в 1819 г. завещал (в обход родной сестры Екатерины) все свое состояние с обязательством отпустить крестьян на волю. Н.М. Муравьев был одним из свидетелей завещания. В 1826 г. Уваров оспаривал это завещание (см. подробно: Окунь С.Б. Декабрист М.С. Лунин. Л., 1885. С. 38-44).

0

167

167. Е.Ф. МУРАВЬЕВОЙ

Мая 6-го дня [1822].

Г. Минск

Любезнейшая маминька, я получил письмо ваше с кн. Щербатовым1 и письмо ваше от 26 апреля. В Рогачеве я провел все время, пока погода была дурна, лишь только она переменилась, то я опять выступил в поле и окончил меньшую часть моей работы. Мне оставалось только два перехода. Погода стала опять хороша, но не такова, однако ж, как в первых числах апреля. Завтра еду я в Вильну и совсем покидаю Минск. Куда же мы пойдем из Вильны, нам до сих пор вовсе неизвестно. Каждый час ожидаем мы Ф.П. У[варова], которого, вероятно, задержал Сакен в Могилеве. Вот уже два дни, что мы его ждем. С Щерб[атовым] получил я свиток прозрачной бумаги. "Valerie" я не получал***** - она исчезла, вероятно, загадочно, как мимолетный метеор, как легкая тень. "Сын Отечества" я получил, но с ним ничего жесткого не было - а****** "Valerie" была переплетена. О получении денег я вам уже писал. Что ж касается до Сиверса, то я почти уверен, что он обманет, но в таком случае надобно обратиться к Гладкому*******. Надо, чтобы свершилась справедливость. Сиверс не имел никакого права на вашу помощь и не чувствует это. Вы ничего не пишете о деле********. Что делает так долго Комитет? Можно было узнать новости через Николая Назарьевича и через знакомого Алекс[андра] Иван[овича] Тургенева. Но ожидая, что делает оно в Сенате и куда оно ушло из межевого департамента, нужно было бы здесь поторопить, ожидая;  это будет в любом случае на пользу. Не могли бы вы найти случай повидать князя Якова2 и его предупредить о деле?

Я весьма доволен узнать, что здоровье Константина становится немного лучше. Досадно, что деревня не совсем закончилась. Вы могли бы, может быть, за­влечь его на несколько дней сюда с собой. Есть ли у вас сведения о его постоянных занятиях? Что делает он? Читает ли? Пишет ли стихи? Прогуливается ли? Шиллинг, должно быть, в курсе всего этого*********.

Прощайте, любезнейшая маминька, целую тысячу раз ваши ручки и желаю вам здоровья и спокойствия.

Вас многолюбящий сын Никита Муравьев.

Мое почтение всем родственникам. Обнимаю мысленно любезного Константина. Мои поклоны всем знакомым. Я начинаю уже укладывать мои вещи.
Примечания:

ГАРФ. Ф. 1153. Оп. 1. Д. 44. Л. 93-94

1 Щербатов - князь Федор Александрович, корнет (1820) л.-гв. Кавалергардского полка, с 3 мая 1820 г. - адъютант Ф.П. Уварова.

2 Князь Яков - вероятно, Яков Иванович Лобанов-Ростовский, член Государственного совета, председатель комиссии принятия прошений на высочайшее имя (1816-1819), а затем председатель департамента законов и член Комитета министров.

0

168

168. Е.Ф. МУРАВЬЕВОЙ

Мая 8-го дня [1822].

Г. Вильна

Третьего дни ввечеру прибыл я сюда и до сих пор еще не успел завестись хозяйством и не имею еще квартиры. Мы остановились теперь человек 8 в двух комнатах, но сегодня я переезжаю на квартиру, которую мне отвели, и буду стоять вместе с князем Белосельским. Дней через пять прибудут сюда мои лошади, которые выступают из Минска с Главною квартирою. Я выехал из Минска в тот самый день, в который Ф.П. Уваров приехал. Он и Ж[елтухин] еще в Минске, но мы ожидаем их на днях. Государь будет к 20-му числу, как говорят здесь. В.К. К.П.1 будет также сюда. По приезде сюда я являлся здесь В.К. Н.П.2 и Александру Михайловичу3, который осведомлялся о вашем здоровье и сказал мне, что сын его писал уже из Венеции4.

Вильна - прекрасный город, и окрестности ее весьма живописны: со всех сторон горы и река Вилия. Здесь нашел я Мейендорфа, который очень страдает ру­кою и надеется, что его отпустят в чужие края5. Впрочем, я нашел, что он даже потолстел. Здесь узнал я, что Николай Николаевич хочет непременно выйти в отставку и что его заведение кончится потому, что его предложения не были приняты6. Вот все наши новости. Что ж касается до меня, то я, слава богу, здоров и нахожусь теперь в приятном обществе, потому что все наши офицеры вместе.

Я забыл, любезнейшая маминька, спросить у вас, что делается в рязанской деревне, нашелся ли Гусев или кто другой, а время строить церковь. Также нашел ли М.М.7 проконсула для прекращения мухинских споров, ябед и общественных издержек? Когда вы увидите М.Я. Яковлева, то недурно было бы ему напомнить о бумаге, которую он обещался неоднократно мне написать для истребования из Сапожковского уездного суда копии с купчей, по которой имение рязанское перешло от Алексея Минича к дедушке Н[иките] Арт[амоновичу]. Мне кажется, что весьма легко это истребовать от суда, который должен знать, когда переходило имение из рук в руки.

Прошу засвидетельствовать мое почтение всем родным и поклоны всем знакомым. Желаю вам здоровья и спокойствия. Целую тысячу раз ваши ручки.

Вас многолюбящий сын Никита Муравьев.

Примечания:

ГАРФ. Ф. 1153. Оп. 1. Д. 44. Л. 95-96

1 В.К. В.П. - великий князь Константин Павлович.

2 В.К. Н.П. - великий князь Николай Павлович, буд. Николай I, при котором позднее, с апр. 1823 г. Н.М. Муравьев исполнял обязанности дивизионного квартирмейстера 2-й гвардейской пехотной дивизии.

3 Александр Михайлович - литовский генерал-губернатор Римский-Корсаков.

4 А.М. Римский-Корсаков был холостым, а его сын Владимир - внебрачным.

5 См. прим. 2 к п. 159.

6 Н.Н. Муравьев получил отставку 15 февр. 1823 г., которая мотивировалась состоянием здоровья и финансовыми трудностями, не позволявшими поддерживать училище для колонновожатых.

7 М.М. - вероятно, служащий Муравьевых Михаил Матвеевич.

0

169

169. Е.Ф. МУРАВЬЕВОЙ

Мая 11-го дня [1822].

Г. Вильна

Вчера был я обрадован, любезнейшая маминька, письмом вашим от 28 апреля. Я здесь уже нахожусь пятый день, и мы все вместе находимся до сих пор на од­ной и той же квартире. Я, кажется, из Минска извещал уже вас о получении мною 600 рублей. Я получил их весьма кстати, потому что мы получили вчера с приездом Ж[елтухина] известие об обратном походе в Петербург, и мы выступаем отсюда 24-го или 25-го числа сего месяца. Я не знаю, при какой колонне я буду находиться - при той ли, которая пойдет через Псков, или при той, которая пойдет через Лифляндию. До сих пор мы еще не имеем размещения офицеров. Через полчаса мы все являемся к Ф.П. У[варову]. После обеда репетиция парада и маневров. В сию минуту мы сидим четверо за одним столом и пишем. Вокруг нас все другие ходят, рассуждают и спорят о маневрах, о походе и так далее. Так что немудрено, если письмо мое не вовсе складно. Третьего дни я обедал у Ал[ександра] Мих[айловича]. Он меня просил, чтобы я каждый день у него обедал, что я не могу сделать, поелику мы завели все вместе одну артель, и он был со мною весьма ласков. Неужели Карл Иванович тот, о котором вы пишете! 1) Это бы меня весьма удивило. Мое почтение всем родным и поклоны знакомым. Обнимаю мысленно Константина. Всего наилучшего Ал[ександре] Никол[аевне]. Целую тысячу раз ваши ручки.

Вас многолюбящий сын Никита Муравьев.
Примечания:

ГАРФ. Ф. 1153. Оп. 1. Д. 44. Л. 97-97об.

1) Карл Иванович - его личность установить не удалось.

0

170

170. Е.Ф. МУРАВЬЕВОЙ

Мая 19-го дня [1822].

Г. Вильна

Любезнейшая маминька, я пропустил прошедшую почту. Вы, конечно, будете пугаться - припишете это какому-нибудь чрезвычайному происшествию. Но это произошло от весьма простой причины - меня разбудили в 6 часов утра, и я сплошь все утро был занят так, что не успел написать ни строчки. У нас уже было 3 репетиции маневров. Вчерашняя репетиция началась в 3 часа после обеда, а кончилась в 11 часов ночи. После обеда сегодня мы будем ставить ундер-офи­церов, а завтра поутру репетиция парада. Государь будет послезавтра, а 25-го числа кончатся парады. Мы возвращаемся в Петербург через Псков. Я получил здесь письма ваши от 6-го и от 14-го мая. Вы пишете, что около Минска выпал снег да еще и в сажень - это вовсе несправедливо, ничего похожего на это не было*. Не было даже намека на снег с конца марта месяца.

Только что кончатся маневры, то мы выступим отселе через Остров и Псков в Пет[ербург]. Маршрутами уже теперь мы занимаемся. Из Минска я поехал в Вильну не на перекладных, а в своей коляске. Я получил инструмент математический и краски в совершенной сохранности и приношу за оные живейшую благодарность. Но вы не поверите, как меня удивил чернослив, который вы мне прислали. С приезда моего я успел только один раз быть у Александра Мих[айловича] на обеде**. Кузен нашего камергера1 устраивает здесь много проделок, я не знаю, что из этого выйдет. Что касается меня, я думаю, что самое благоразумные - выждать немного и посмотреть, что из этого выйдет.

Прощайте, любезнейшая маминька, я тороплюсь идти обедать, потому что скоро надобно будет ехать на место парада. Целую тысячу раз ваши ручки.

Вас многолюбящий сын Никита Муравьев.

Рочфорт ведет Кавалергардский и Конногвардейский полки и для того отправился уже отсюда в Витебск***. Я пишу вам с оказией, которую доставил мне Андрей Пушкин.
Примечания:

ГАРФ. Ф. 1153. Оп. 1. Д. 44. Л. 99-100

1 См. прим. 3 к п. 156.

0


Вы здесь » Декабристы » ЭПИСТОЛЯРНОЕ НАСЛЕДИЕ » Никита Муравьёв. Письма декабриста (1813-1826).