Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » ЭПИСТОЛЯРНОЕ НАСЛЕДИЕ » Никита Муравьёв. Письма декабриста (1813-1826).


Никита Муравьёв. Письма декабриста (1813-1826).

Сообщений 221 страница 230 из 259

221

221. А.Г. Муравьевой *

21 ф[евраля] [1826]

Ты зря тревожишься, мой добрый друг, подыскивая мне какое-либо занятие, когда я закончу Библию, я примусь читать ее с начала и уверен, что вновь получу удовольствие; я читаю Жития святых, я писал тебе об этом, кажется, и кроме того у меня есть еще одно приятное моему сердцу чтение - это ваши письма. Я не знаю, как это происходит, но у меня нет, уверяю тебя, ни одной свободной минуты в течение всего дня. В те минуты, когда я не занят, я вспоминаю то время, которое мы провели вместе, я переношусь к вам, стараюсь угадать, что вы сейчас делаете, мне кажется, что я вижу, как Кати лепечет или бегает, и благодарю Бога за то, что он меня не покидает и поддерживает мое мужество.

Если ты так рано встаешь, мой ангел, то одного часа дневного сна тебе, конечно же, недостаточно - тебе следовало бы спать больше, надо бы поставить канапе в моем маленьком кабинете (я не говорю о большом), чтобы дети тебе не мешали. Что до моего причастия, то я уже давно думаю об этом, мой добрый друг, я надеюсь, что смогу, с позволения Господа, причаститься. Я не хотел писать тебе об этом до того, как это было окончательно решено. Мой добрый друг, не волнуйся относительно твоего вопроса, я все эти дни собирался писать тебе об этом я думаю, что если будет мальчик, то надобно назвать его Григорием, а если девочка - Елизаветой, чтобы его день ангела был 5 сентября. Напиши мне, что ты об этом думаешь. Прощай, мой добрый друг. Я не пишу тебе о годовщине нашей свадьбы, так как ты получишь это письмо уже на другой день 1). Я целую тебя тысячу и тысячу раз со всей моей любовью к тебе.
Примечания:

ГАРФ. Ф. 1153. Оп. 1. Д. 134. Л. 26

1) Свадьба Н.М. Муравьева и А.Г. Чернышевой состоялась 21 февр. 1823 г.

0

222

222. Е.Ф. МУРАВЬЕВОЙ*

Воскресенье, 11 марта [1826]**

Вчерашнее утро утешило мое сердце, так как я сразу получил два ваших письма. Я переношу со спокойствием, терпением и покорностью несчастие, которое я на себя навлек. Часто я с сожалением думаю о том, почему мои глаза так поздно открылись для света, от скольких угрызений я избавил бы себя, а вас от стольких слез. Но не следует думать о прошлом, так как это бесполезно. Я приложу все свои силы для того, чтобы исправить то зло, которое я вам причинил. Следовало, чтобы я увидел своими глазами, до какого падения доходят, если уклоняются от единственного пути, которому должно следовать. Мое здоровье, благодарение Богу, все время хорошо, и вы совершенно напрасно, уверяю вас, не верите этому. Я мечтаю только о том мгновении, когда я смогу посвятить свою жизнь вам, моей жене и моим детям, тогда у меня не будет больше никаких желаний. В этом мире истинное благо заключается только в сердечных наслаждениях, которые всегда чисты, и в домашнем счастии. Вы продолжаете по-прежнему баловать меня. Вчера я получил спаржу, которую нашел весьма хорошей, но уверяю вас, что съел ее, краснея. Я постоянно молю Господа, чтобы он поддержал вас своей милостью и ниспослал вам силы и свои святые утешения. Я целую ваши руки со всей нежностью моего сердца.

В[аш] с[ын] Никита.
Примечания:

ГАРФ. Ф. 1153. Оп. 1. Д. 45. Л. 207

0

223

223. А.Г. Муравьевой *

14 марта [1826]

Я с нетерпением жду известий от тебя, мой добрый друг, как ты себя чувствуешь, что ты делаешь. Ты просила меня в твоем последнем письме назвать тебе те фразы, которые мне больше всего нравятся в Библии, и я тут же воспользовался этим, чтобы назвать тебе всю книгу. Ты обещала мне прочесть все то, что я тебе отмечу, и я буду очень доволен, если доставлю тебе такое занятие. Действительно, просто стыдно распускаться до такой степени, чтобы не быть способной ничем заняться, зная, что я нахожусь в том же городе, что и ты, в добром здоровье, и получая каждый день известия обо мне. Поистине, это трусость, мой ангел. Ты должна с этим справиться. Нет ничего невозможного, если твердо этого захотеть. Проси Бога о поддержке, и он ниспошлет тебе эту милость. Что до меня, то сегодня открыл первый том Жития святых, который вы мне прислали. Я скажу, чтобы доставить тебе удовольствие, что я пользуюсь, притом довольно часто, сиропом, который ты мне прислала, и каждый раз думаю о тебе и о спорах, которые ты вела по этому поводу с бонной, считавшей, что мы недостаточно хорошо его готовим. В эту минуту принесли лимоны. Уверяю тебя, что я краснею оттого, что мне приходит в голову столько фантазий. Прощай, мой добрый друг, обнимаю тебя, со всей моей любовью к тебе, и детей и благословляю всех вас.
Примечания:

ГАРФ. Ф. 1153. Оп. 1. Д. 134 Л. 40

0

224

224. А.Г. И Е.Ф. МУРАВЬЕВЫМ*

15 [марта], понедельник,

в четыре с половиною часа утра [1826]

Мой добрый друг, я поздравляю тебя от всего сердца и возношу Небу благодарность за то, что ты благополучно разрешилась от бремени. Ты можешь себе представить, какой груз свалился с моих плеч. Я сейчас буду благодарить Бога за то, что он не оставляет нас. Почему, мой ангел, я не могу сам ухаживать за тобою? Увы, я этого не достоин. Я прошу тебя, не читай сама мое письмо, оно слишком плохо написано, а лучше я писать не могу, так как слишком счастлив и к тому же спешу. Умоляю тебя, мой ангел, в течение четырех первых дней пиши мне не больше двух слов - мне будет этого вполне достаточно. Я целую тебя тысячу и тысячу раз и посылаю благословение тебе и новорожденной.

Дорогая маминька, я благодарю вас за добрую новость, которую вы мне сообщаете, и целую ваши руки с благодарностью за все те хлопоты, которые вы бе­рете на себя, мне не нужно поручать вам Сашеньку. Пошлите мне ваше благословение.

В[аш] с[ын] Никита

Примечания:

ГАРФ. Ф. 1153. Оп. 1. Д. 134. Л. 41

0

225

225. Е.Ф. МУРАВЬЕВОЙ*

Вторник, 30 марта,

в 9 часов утра**

В моем вчерашнем письме я совершил двойную ошибку, дорогая маминька: я поставил там 30 вместо 29 и вторник вместо понедельника - я не знаю, каким образом это произошло. В общем, не удивляйтесь. Вы знаете, что у меня всегда были сложности с днями и числами. Благодарение Богу, я продолжаю по-прежнему чувствовать себя хорошо, и у меня хороший сон и аппетит. Я желаю только, чтобы вы и все мои наслаждались бы таким же благодеянием Неба, и мне не терпится получить от вас сообщение, чтобы убедиться в этом. Я продолжаю заниматься все тем же и теперь уже добрался до изречений Соломона. Мое вечернее чтение Четьи Минеи близится уже к концу.

Вы пишете мне, дорогая маминька, что досадно, что я не занимался рисунком. Вы знаете, что желание мое было велико, но Небо полностью лишило меня дара - и любопытно, что я так люблю рисовать и так преуспел в этом. Вы же знаете, что как только я мог раздобыть какой-либо рисунок или какую-либо хорошую гравюру, я никогда не пропускал его, не имея возможности обзавестись картиной. Я молю Бога, дорогая маминька, от всего сердца поддержать вас в вашем жестоком положении и прошу вашего благословения. Целую ваши руки тысячу и тысячу раз.

В[аш] с[ын] Никита.
Примечания:

ГАРФ. Ф. 1153. Оп. 1. Д. 45. Л. 195 // С 290

0

226

226. Е.Ф. МУРАВЬЕВОЙ*

Воскресенье, 4 апреля [1826]***

Сейчас, дорогая маминька, я был утешен вашим письмом от 3[-го]. Это такое большое наслаждение для меня видеть ваш дорогой почерк и знать, что вы нахо­дитесь в добром здравии. Увы, дорогая маминька, если бы вы были лучше осведомлены, вы знали бы, что я не так чист, как это хочет думать ваше сердце. Я не сообщаю вам подробностей, так как когда бы вы их ни узнали, все равно будет слишком рано. Я постоянно умоляю Господа простить мне мое преступление, и я рассчитываю на ваши молитвы и молитвы моей жены. Это не было простой неосторожностью. В таком случае я был бы спокоен и хладнокровен. Я уверяю вас, что я заранее опасаюсь того, что может со мной произойти. Если бы я сумел установить мир в себе самом, я смирился бы со всем, так как я не заслуживаю никакого утешения.

Я очень хотел бы совершить все пасхальные церемонии, чтобы облегчить свое сердце, но до сегодняшнего дня я не мог этого сделать. Что же до физических сил, то у меня их достаточно, и я совершенно не чувствую себя ослабевшим. Мое здоровье по-прежнему совершенно. Я в восторге от того, что мой брат чувствует себя хорошо. Прощайте, дорогая маминька, прошу вас молиться за меня и благословить меня и целую ваши руки тысячу и тысячу раз.

В[аш] с[ын] Никита.

Примечания:

ГАРФ. Ф. 1153. Оп. 1. Д. 45. Л. 200

0

227

227. А.Г. Муравьевой *

27 апреля [1826]

Мой добрый друг, в твоем письме я прочел слово, относительно которого мы с тобой уславливались полностью изгнать его из наших сердец и наших писем: это слово "отчаяние". Я прошу тебя не заговаривать со мной об этом, так как в этом пункте я неумолим. Вместо того чтобы почувствовать себя оживленной, ты пишешь, что ты печальнее прежнего! Мой дорогой друг, ты хочешь, чтобы я лучше спал, но я не могу этого сделать, потому что и так очень хорошо сплю и лучшего сна, чем теперь, у меня просто не может быть. Я никогда не просыпаюсь ночью, а засыпаю сразу же, как только лягу в постель. Чего же тебе надо сверх того? Сверх того, мой сон очень спокоен.

Если Мишель чувствует себя хорошо, то мой совет бесполезен, я написал тебе об этом, предполагая, что он все еще нездоров. Что же до плохого настроения, то надо надеяться, что оно пройдет со временем, по мере того как он начнет развиваться. Ты права, мой ангел, желая сделать малышке прививку, следовало бы сделать это безотлагательно и не откладывать с одного дня на другой.

Не воображай, что я уже использовал всю коробку табака, которая у меня была, добрую часть его я просыпал на землю еще тогда, когда у меня не было ма­ленькой табакерки, и, кроме того, с тех пор я несколько раз неправильно открыл ее. Прощай, моя добрая Сашази, я целую твои руки и обнимаю тебя со всей моей любовью к тебе. Благословляю тебя и детей. Будешь ли ты молиться дома?
Примечания:

ГАРФ. Ф. 1153. Оп. 1. Д. 134. Л. 84

0

228

228. А.Г. Муравьевой *

3 мая [1826]

Мне очень жаль, мой добрый друг, что мне пришлось выговаривать тебе в моем вчерашнем письме. Я боюсь, что причинил тебе боль. Я написал тебе сразу же после того, как получил твое письмо, в том душевном состоянии, которое оно у меня вызвало 1). Подумай, мой добрый друг, что маминька, которая так меня любит, дважды разлучалась со мной на целый год во время военных действий, получая лишь изредка мои письма и зная, как часто моя жизнь подвергается опасности. Ты сама находилась целый месяц в Тагине без меня, не имея точного представления о том, что со мною происходит. Теперь ты получаешь известия обо мне каждый день. Молись Богу и покорись его святой воле. Чтобы заслужить его милость, надо смириться в сердце своем и не предписывать ему ни условий, ни исключений: только тогда он нисходит к нашим мольбам. Будь уверена в том, что первой жертвой, которую он требует от нас, является принесение в жертву самих себя, и то, чем нам труднее всего пожертвовать, обычно и является единственным приношением, которое он от нас требует. Подумай о том, как много есть существ куда более несчастных и более заслуживающих жалости, чем ты, и о том, что твое страдание удваивает мое.

Мой добрый друг, я вовсе не беспокоюсь из-за детей, мне просто доставляет удовольствие думать о них, и мысль о том, что я могу случайно дать тебе хороший совет относительно них и напомнить тебе о том, как их лечили в подобной ситуации, улыбается моему сердцу. Как поживает твое горло? Прощай, моя добрая Сашази, я люблю тебя со всей нежностью моего сердца и обнимаю тебя тысячу и тысячу раз. Благословляю тебя и детей.

Примечания:

ГАРФ. Ф. 1153. Оп. 1. Д. 134. Л. 90

1) Накануне, 2 мая, у Н.М. Муравьева была очная ставка с Пестелем.

0

229

229. А.Г. Муравьевой *

14 мая [1826]

Мой добрый друг, я в восторге от того, что Мишелю лучше, надо немного последить за его диетой и за тем, чтобы ему не давали столько апельсинов, это мо­жет повредить даже взрослому человеку, а ребенку может нанести вред самая малость. Я пью чай в 9 утра, обедаю в полдень, затем пью чай в 6 часов. Я ужинаю легко в 9 вечера, так что это не может повредить мне. Ты пишешь, что тебе прислали портрет Захара, в котором нет сходства. У тебя есть один портрет, написанный маслом, который хоть и ужасная мазня, но, по-моему, передает сходство. Вентилятор у меня. Я по-прежнему хожу, мой ангел, правда меньше, чем зимой, из-за жары. Я надеюсь, что Бог в своем милосердии будет продолжать поддерживать меня, как он делал это до сегодняшнего дня. Будь спокойна, я не ношу галстука, ты знаешь, что я всегда снимал его в моей комнате. Прощай, моя добрая Сашази. Я целую твои руки и обнимаю тебя со всей моей любовью к тебе. Благословляю тебя и детей.
Примечания:

ГАРФ. Ф. 1153. Оп. 1. Д. 134. Л. 101

0

230

230. А.Г. Муравьевой *

23 [мая] [1826]

Мой добрый друг, мой сегодняшний почерк отразит мою торопливость, несмотря на все мое желание писать хорошо, чтобы не подавать тебе повода для бес­покойства. Ты говоришь, что от моего письма пахнет лекарствами, оно, быть может, прошло через руки какого-нибудь больного, так как с тех пор, как я здесь, в моей комнате не было даже ни одного лекарства. Даю тебе честное слово, что не пользовался здесь никакими лекарствами, кроме лимонов, апельсинов и венгерского вина, которые ты мне присылала, и даже в лицо не видел доктора. Я в восторге от того, что Кока поправился. Что до твоего письма от 22, то я отвечу на него завтра, за моим письмом уже пришли. Прощай, мой ангел, целую твои руки и изо всех сил обнимаю тебя. Благословляю тебя и детей.
Примечания:

ГАРФ. Ф. 1153. Оп. 1. Д. 134. Л. 110

0


Вы здесь » Декабристы » ЭПИСТОЛЯРНОЕ НАСЛЕДИЕ » Никита Муравьёв. Письма декабриста (1813-1826).