Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » СТОЛЫПИН Аркадий Алексеевич.


СТОЛЫПИН Аркадий Алексеевич.

Сообщений 21 страница 26 из 26

21

http://forumuploads.ru/uploads/0019/93/b0/5/16496.jpg

Томас Райт (англ. Thomas Wright). Портрет Дмитрия Аркадьевича Столыпина. 1844 г.
Бумага, карандаш, акварель. 18,7 х 15,3 см.
Государственный музей - заповедник М. Ю. Лермонтова, Пятигорск.

Дмитрий Аркадьевич Столыпин (1818 – 1893) – философ, социолог, экономист, писатель, мемуарист, композитор-любитель.
Сын обер-прокурора Сената, тайного советника Аркадия Алексеевича Столыпина (1778 – 1825) и Веры Николаевны, урожд. графини Мордвиновой (1790 – 1834), дочери адмирала графа Н. С. Мордвинова.
После ранней смерти родителей был под опекой своего дяди Афанасия Алексеевича Столыпина.
По окончании Школы гвардейских подпрапорщиков в 1838, служил в Л.-гв. Конном полку.
Герой Севастопольской обороны, был награждён Золотым оружием «За храбрость».
Товарищ М. Ю. Лермонтова и Л. Н. Толстого.
По выходе в отставку долго жил за границей, где познакомился с учением французского философа, родоначальника позитивизма Огюста Конта.
Вернувшись в Россию, занялся устройством быта крестьян в своих многочисленных имениях и изучением экономических вопросов. Корнем экономических настроений русского народа он считал общину с её круговой порукой; в противоположность общине он выдвигал хуторное хозяйство.
В 1856, будучи адъютантом военного министра, совершил поездку по Херсонской губернии, а затем составил докладную записку о военных поселениях Новороссийского края, в которой рассматривал отрицательные стороны этой системы.
Вместе с тем касался и отдельных вопросов философии с точки зрения позитивизма. Свои статьи выпускал отдельными небольшими брошюрами, нередко поражавшими читателя разнородностью своего содержания: рядом с каким-нибудь тезисом Конта обсуждается вопрос о пользовании землёй или разбирается какая-нибудь статья уголовного уложения. Философские рассуждения автора не отличались последовательностью и основательностью; ни одно из них не нашло себе места в распространённых органах печати. В Московском психологическом обществе им была учреждена премия в 2000 рублей за сочинение, посвящённое контовскому положению о естественном совпадении первообразных законов неорганической природы с основными законами органической жизни.
Холост.
Похоронен в Новодевичьем монастыре, могила уничтожена в 1930-е годы.

0

22

http://forumuploads.ru/uploads/0019/93/b0/5/50922.jpg

Людвиг Вагнер. Портрет Дмитрия Аркадьевича Столыпина. 1843 г.
Литография

0

23

http://forumuploads.ru/uploads/0019/93/b0/5/12203.jpg

Столыпин Mr. de Stolipine. Wagner.
Литография К. Ф. Мюллера. 1843 г.

0

24

http://forumstatic.ru/files/001a/7d/26/97382.jpeg

Афанасий Алексеевич Столыпин, брат декабристов Д.А. и А.А. Столыпиных.

Столыпин Афанасий Алексеевич

Материал из Википедии   

Афана́сий Алексе́евич Столы́пин (15 [26] октября 1788[Пенза, Российская империя — 14 августа [26 августа] 1864 года, Саратов, Российская империя) — отставной артиллерийский штабс-капитан, участник Бородинского сражения. Саратовский уездный, а затем губернский предводитель дворянства. Двоюродный дед и опекун поэта М. Ю. Лермонтова; предполагаемый прототип «дяди» из его знаменитого стихотворения «Бородино».

Сын пензенского губернского предводителя дворянства Алексея Емельяновича Столыпина и его супруги Марии Афанасьевны, урождённой Мещериновой, появился на свет в 1788 году и был самым младшим из их 11 детей.

Военная служба

В феврале 1805 года, семнадцатилетним юношей, Афанасий Алексеевич поступил на военную службу юнкером в 1-й артиллерийский полк. С сентября 1806 года вместе со своим полком участвовал в кампании 1806—1807 годов на территории Восточной Пруссии. 2 июня 1807 года в ходе неудачной для русских Фридландской битве был серьёзно ранен в ногу и надолго выбыл из строя.

Отечественную войну 1812 года встретил в чине поручика командиром батареи 2-й лёгкой артиллерийской роты лейб-гвардии пешей артиллерийской бригады 5-го (гвардейского) пехотного корпуса 1-й Западной армии генерала от инфантерии М. Б. Барклая-де-Толли.

Перед началом Бородинского сражения, согласно диспозиции главнокомандующего М. И. Кутузова, 2-я лёгкая рота, как и другие роты гвардейской артиллерии, находилась в резерве у деревни Князьково. Однако Афанасию Алексеевичу трудно было оставаться в бездействии; по свидетельству очевидца, командира взвода 2-й роты прапорщика А. С. Норова, Столыпин со своими друзьями 24 августа 1812 года был под Шевардино в стрелковой цепи. На второй день сражения 2-я лёгкая артиллерийская рота выдвинулась ближе к боевой линии и с трёх часов пополудни вступила в бой с неприятелем. Но вскоре ротный командир капитан Гогель был контужен, и командование перешло к Столыпину. Ещё дважды французская конница генерала Нансути предпринимала атаки, но была отброшена. Довершили дело при поддержке батарей Столыпина русские кирасиры:
   

Наш батарейный командир Столыпин, увидев движение наших кирасир, взял на передки, рысью выехал несколько вперед и, переменив фронт, ожидал приближения неприятеля без выстрела. Орудия были заряжены картечью; цель Столыпина состояла в том, чтобы подпустить неприятеля на близкое расстояние, сильным огнем расстроить противника и тем подготовить верный успех нашим кирасирам.
    — прапорщик А. С. Норов

К вечеру роту сменили, и она вернулась на прежнее место, потеряв в сражении убитыми 5 человек рядовых и 27 лошадей, включая лошадь самого Афанасия Алексеевича, ранеными — 2 обер-офицеров, 2 музыкантов, 18 рядовых и 8 лошадей.

Рана, полученная в 1807 году, сильно беспокоила, и после Бородина Афанасий Алексеевич был вынужден взять отпуск для лечения. В 1813 году ему был присвоен чин штабс-капитана. Поправив здоровье, он вновь вернулся в строй лишь в 1815 году, но успел поучаствовать в торжественном вступлении русской армии в Париж. Несмотря на боевые заслуги, Столыпин был обойдён производством в следующий чин, и «несправедливость эта сильно огорчила целый корпус офицеров…». В январе 1817 года вышел в отставку («за раною») в прежнем чине штабс-капитана.

Саратовский предводитель дворянства

Выйдя в отставку, Афанасий Алексеевич отправился лечить свою рану на Кавказские воды. В июле 1817 года скончался находившийся там же отец Алексей Емельянович Столыпин, который ещё в 1811 году, задолго до своей кончины, разделил между сыновьями свои обширные вотчины. Афанасию досталось село Лесная Нееловка Саратовского уезда Саратовской губернии (ныне село Лесная Нееловка Базарно-Карабулакского района) с прилегающими деревнями, где он и поселился после похорон отца. На зиму Столыпин переезжал в Саратов: его дом находился на углу улиц Малой Дворянской (ныне Советская) и Александровской (ныне Горького). Собственные дома Афанасий Алексеевич имел также в Петербурге и Москве.

Между декабрём 1827 года и августом 1829 года был избран предводителем дворянства Саратовского уезда и исполнял эту должности по меньшей мере до ноября 1833 года.

К 1830 году со смертью старших братьев Афанасий Алексеевич, хотя и был младшим ребёнком в своей семье, был признан близкими и дальними родственникам, многих из которых он буквально опекал, неформальным главой рода Столыпиных. В апреле 1834 года его племянница Анна Григорьевна Столыпина (1815—1892) вышла замуж за адъютанта великого князя Михаила Павловича, полковника А. И. Философова. Между ним и дядей невесты установились доверительные родственно-дружеские отношения. Афанасий Алексеевич часто поддерживал молодую семью практическим советами в хозяйственных делах, а также оказывал финансовую помощь, как, впрочем, и многим другим своим родственникам. В ответ Философов, быстро поднимавшийся по карьерной лестнице и имевший большое влияние при дворе, не раз выручал в сложных обстоятельствах близких Афанасия Алексеевича, в том числе, принимал большое участие в судьбе М. Ю. Лермонтова и некоторых его друзей.

В ноябре 1839 года избран губернским предводителем дворянства в Саратове. Богатый помещик и откупщик, он пользовался чрезвычайным уважением и влиянием в губернии, имел множество приверженцев среди местного дворянства и связи при дворе. На первых порах у него сложились вполне дружеские отношения с недавно назначенным вице-губернатором К. К. Оде-де-Сионом, также ветераном наполеоновских войн. Однако, когда в январе 1842 года Оде-де-Сион управлял губернией, замещая губернатора А. М. Фадеева, отбывшего в Санкт-Петербург по служебной надобности, между ним и Столыпиным вспыхнула ссора, сделавшая их непримиримыми врагами и вынудившая обоих вскоре покинуть Саратов.

Началось с того, что Столыпин решил воспользоваться удобным моментом и попросил вице-губернатора, в отсутствии начальства, избавить от судебного преследования некоего почтенного дворянина, но тот отказал. В то же самое время, недавняя гибель М. Ю. Лермонтова на дуэли подхлестнула необычайный спрос на его печатные произведения. Предприимчивый саратовский книготорговец, купец 3-й гильдии Д. М. Вакуров, зная, что предводитель дворянства доводится двоюродным дедом покойному, выпросил у него живописный портрет поэта, чтобы выставить в своей лавке и привлечь ещё больше покупателей. Узнав об этом, Оде-де-Сион счёл подобную «рекламную кампанию» недопустимой, вызвал купца к себе и отчитал так строго, что тот вскоре и вовсе забросил книжную торговлю. Столыпин, разозлённый предыдущим отказом, публично вступился за Вакурова, однако вице-губернатор и тут не уступил. Тогда предводитель дворянства донёс на Оде-де-Сиона и его супругу губернатору, облыжно обвиняя обоих в жестоком обращении с прислугой и воспитанницей. Фадеев, имевший собственные счёты к заместителю, дал ход секретному дознанию, которое ничего, впрочем, не выявило. Дело дошло до сенатора и министра внутренних дел Л. А. Перовского, влиятельного сановника, покровительствовавшего вице-губернатору. Однако и у губернатора с предводителем дворянства в Санкт-Петербурге имелось определённое влияние — началась настоящая война кляуз и доносов, зачастую совершенно нелепых, например Столыпин писал министру, «<…> что вице-губернаторша, страстная любительница собачек, погребает их по христианскому обряду в гробиках». В конечном итоге, после того, как в декабре 1842 года Столыпин был вновь переизбран губернским предводителем дворянства, государь не утвердил его кандидатуру и запретил, как «откупщику», впредь баллотироваться на эту должность. Такого удара по репутации он не вынес и уехал за границу, а позже поселился в Москве:
   

«…Удаление его произвело неприятное впечатление на общество<…> потеря такого предводителя составляла ощутительную утрату для города и его общественной жизни»

В следующем 1843 году Оде-де-Сион, уступая давлению саратовского общества, оставил пост вице-губернатора и вернулся со всем семейством в Санкт-Петербург.

Поздние годы, смерть

В 1845 году, после смерти сестры Е. А. Арсеньевой, унаследовал имение Тарханы, где прошло детство её внука М. Ю. Лермонтова. Афанасий Алексеевич вместе с Елизаветой Алексеевной были опекунами поэта, который особенно любил Столыпина и называл его «дядюшкой».

http://forumstatic.ru/files/001a/7d/26/54830.jpg

М.Ю. Лермонтов. Портрет дяди, Афанасия Алексеевича Столыпина.
Радищевский музей, Саратов.

По мнению Ираклия Андроникова, исследователя творчества Лермонтова, именно к нему обращены строки знаменитого стихотворения «Бородино»: «Скажи-ка, дядя…». Хотя он и не жил в Тарханах, содержал усадьбу через надёжного управляющего в безупречном порядке. Так же поступали и его наследники, благодаря чему, позднее здесь, в оригинальных интерьерах, удалось создать музей, посвящённый поэту.

В Москве Столыпин жил в собственном большом доме в переулке против Колымажного двора, где часто устраивал балы, обеды и вечера. По отзыву современника, он был простой настоящий русский хлебосольный и гостеприимный барин, который жил открыто и весело.

В конце жизни Афанасий Алексеевич всё же вернулся в Саратов, где и умер 14 августа 1864 год в возрасте 75 лет. Отпевание покойного состоялось 16 августа в кафедральном Александро-Невском соборе, в тот же день он был погребен на кладбище Спасо-Преображенского мужского монастыря. Неформальный титул «старшего в роду» (фр. l’ancien de la famille) перешёл, по общему признанию, к А. И. Философову, ставшему к тому времени генералом от артиллерии. В его обширном архиве сохранились и были позднее опубликованы многие подробности жизни Афанасия Алексеевича Столыпина, Михаила Юрьевича Лермонтова и других лиц.

Оценки

    В 1812 году генерал от инфантерии светлейший князь М. И. Голенищев-Кутузов в донесении об отличии офицеров 2-й лёгкой роты при Бородине писал:

Поручики Жиркевич и Столыпин действовали отлично своими орудиями по неприятельским кавалерии и батареям, коих пальбу заставили прерывать
    — М. И. Голенищев-Кутузов

    Русский библиофил и библиограф Д. С. Полторацкий в своих заметках к «Словарю достопамятных людей русской земли» Бантыш-Каменского так описывает Афанасия Александровича:

<…>Столыпин, тип и последний, вероятно, остаток прежнего необразованного, грубого бретера-дворянина русского, но, впрочем, не злой и очень смышлёный человек<…>"
    — [13]

    Известный мемуарист С. М. Загоскин вспоминал о Столыпине:

Был он уже человек пожилой, высокого роста, весьма тучный, с некрасивым лицом и огромным носом, почти касавшимся подбородка. Особыми приметами его были: на лице несколько бородавок почтенного размера и таких же размеров ум, доброта и радушие. Вообще в Москве все любили почтенное семейство Столыпина, и немало лиц добивались быть приглашенными к ним на вечера, считавшимися в свое время средоточием самого избранного общества.
    — [15]

Награды

    В 1806 году за битву под Фридландом награждён орденом Св. Владимира 4-й степени с бантом.
    В 1812 году за отличие при Бородине золотой шпагой с надписью: «За храбрость».

Память

На том месте при Бородине, где сражался Афанасий Алексеевич и его товарищи, поставлены памятники 2-й конной батарее Лейб-гвардии артиллерийской бригады — высокая массивная колонна с ядрами на пьедестале и тёмно-розовый обелиск со стволами орудий по углам постамента.
Семья

С 12 января 1830 женат на Марии Александровне, урождённой Устиновой (1812—1876), внучке богатейшего саратовского купца и винного откупщика М. А. Устинова. Их венчание состоялось Сергиевской церкви в Саратове. По отзыву современников, Мария Александровна была очень красива в молодости  и сохраняла свежесть позднее. Доброта и прекрасные душевные качества сочетались в ней с крайней наивностью, что служило в обществе предметом шуток и анекдотов. Скончалась в Москве и была похоронена на кладбище Новодевичьего монастыря (могила не сохранилась).

Дети:

    Мария (1832—1901) — считалась одной из первых московских красавиц, с 1851 года супруга князя В. А. Щербатова.
    Наталья (1834—1905) — внешне была очень похожа на отца. С 1862 года супруга В. А. Шереметева; благотворительница и общественный деятель; кавалерственная дама ордена Святой Екатерины (меньшого креста).
    Алексей (1838—1908) — гвардейский офицер, проживал в Петербурге; наследник имений в Лесной Нееловке и Tapxaнах. Впоследствии сошёл с ума, совершил убийство и в дальнейшем находился на излечении в Швейцарии. По причине болезни его имения опекал двоюродный брат Д. А. Столыпин.

Комментарии

Так указывает большинство источников[1]. Там, где указан 1783 год, вероятна ошибка[2].

    Следует отметить, что в 1844 году, вскоре после отъезда из Саратова вице-губернатора Оде-де-Сиона с семейством, его сын Александр женился на Анне Васильевне, любимой племяннице упомянутого выше генерал-адъютанта А. И. Философова, который оказывал большую поддержку и участие молодой семье и был крестником их детей. Повлияло ли это обстоятельство каким-либо образом на былую вражду Столыпина с Оде-де-Сионами неизвестно. Тем не менее, правнучка бывшего вице-губернатора Карла Карловича — Анна Васильевна Оде-де-Сион (1870—1951), осиротев подростком, стала воспитанницей фрейлины Ольги Алексеевны (1843—до 1911), дочери генерала Философова и внучатой племянницы Афанасия Алексеевича, а после увольнения последней от придворной службы проживала с ней до своего замужества в пензенском родовом доме Столыпиных.

Источники
    Сборник биографий кавалергардов : По случаю столет. юбилея Кавалергардского ея величества государыни имп. Малии Федоровна полка : [рус. дореф.] : в 4 т. / Сост. под ред. С. Панчулидзева. — СПб. : Экспедиция заготовления гос. бумаг, 1901. — Т. 1 : 1724—1762. — 370 с.
    Геннадий Сидоровнин. П. А. Столыпин. Жизнь за Отечество. : Жизнеописание. 1862—1911 : [рус.]. — Культурный центр имени П. А. Столыпина, 2002. — 598 с.
    Месяцослов с рописью чиновных особ, или общий штат Российской империи, на лето от Рождества Христова 1829 : Часть вторая. Местные правления : [рус. дореф.]. — СПб. : Императораская Академия наук, 1829. — 298 с.
    Месяцослов и общий штат Российской империи на 1830 : Часть вторая. Местные правления : [рус. дореф.]. — СПб. : Императораская Академия наук, 1830. — 298 с.
    Месяцослов и общий штат Российской империи на 1834 : Часть вторая. Местные правления : [рус. дореф.]. — СПб. : Императораская Академия наук, 1834. — 462 с.
    Месяцослов и общий штат Российской империи на 1842 : Часть вторая. Местные правления : [рус. дореф.]. — СПб. : Императораская Академия наук, 1842. — 298 с.
    Жиркевич И. С. Записки Ивана Степановича Жиркевича. 1789—1848. — М. : Кучково поле, 2009. — 624 с. — (Военные мемуары). — ISBN 978-5-9950-0054-9.
    Ewa Felińska. Wspomnienia z podróży do Syberji, pobytu w Berezowie i w Saratowie: Spisane pṛzez Ewę Felińskę. : [польск.]. — WILNO : Nakładem i drukiem Józefa Zawadzkiego, 1852. — Vol. 2. — P. 148—151, 176, 210-218, 248—255. — 299 p.
    А. М. Фадеев. Воспоминания Андрея Михайловича Фадеева. : 1790–1867. — Одесса, 1897. — Ч. I.
    Лермонтов и его родня по документам архива А. И. Философова / Публ. А. Михайловой // М. Ю. Лермонтов / АН СССР. Ин-т лит. (Пушк. дом); Ред. П. И. Лебедев-Полянский; (гл. ред.), И. С. Зильберштейн, С. А. Макашин.. — М. : Издательство АН СССР, 1948. — Кн. 2. — (Литературное наследство ; 1941—1948, т. 45/46).
    Андроников, Ираклий Луарсабович. Лермонтов : Исследования и находки. — М. : Художественная литература, 1964. — 606 с.
    А. И. Алексеева. Шереметевы в судьбе России: Воспоминания. Дневники. Письма. / М. Д. Ковалёва. — Издательский дом «Звонница», 2001. — 432 с.
    Чичерин, Борис Николаевич. Воспоминания Бориса Николаевича Чичерина : Москва сороковых годов / вступ. ст. и примеч. С. В. Бахрушина. — М. : Изд. М. и С. Сабашниковых, 1929. — 293 с.
    Бутурлин, Михаил Дмитриевич. Записки графа М. Д. Бутурлина : воспоминания, автобиография, исторические современные мне собития и слышанные от старожилов, портреты, впечатления, артистические сведения, литературные заметки и фамильная летопись / ред. М. Полякова. — М. : Русская усадьба, 2006. — Т. 2. — 543 с. — ISBN 5-903228-05-4.

0

25

http://forumstatic.ru/files/001a/7d/26/51651.jpg

Арсеньева Елизавета Алексеевна (урожд. Столыпина) (1773-1845гг.), бабушка великого русского поэта М.Ю. Лермонтова, сестра декабристов Д.А. и А.А. Столыпиных.
Государственный Лермонтовский музей-заповедник "Тарханы".

0

26

http://forumstatic.ru/files/001a/7d/26/94767.jpg

Полковник гвардейской артиллерии СТОЛЫПИН Дмитрий Алексеевич, декабрист, брат Аркадия Алексеевича Столыпина.
Портрет работы неизвестного художника. После 1814 года. 

ДМИТРИЙ АЛЕКСЕЕВИЧ СТОЛЫПИН

Дмитрий Алексеевич Столыпин, генерал-майор, участник сражений с войсками Наполеона, основоположник теории военной артиллерии, брат бабушки поэта Михаила Юрьевича Лермонтова - Елизаветы Алексеевны Арсеньевой(*), владелец усадьбы Середниково, дед великого государственного деятеля России, министра внутренних дел, Председателя Совета Министров, члена Государственного совета - Петра Аркадьевича Столыпина(*).

Дмитрий Алексеевич родился в 1785 году, в семье Алексея Емельяновича и Марии Афанасьевны (Мещериновой). Отец Дмитрия рано начал взрослую жизнь, в 1767 году, когда ему не было и пятнадцати лет, он значился гренадером в лейб-кампанском корпусе, а в 1762 году вышел в отставку в чине поручика и занялся хозяйствам. Он унаследовал довольно значительные владения, которые постарался сохранить и приумножить.
В 1765 году Екатерина II учредила винные откупа. Это было новое по тем временам предприятие и Алексей Емельянович решил взяться за него. Он крепко повел дело и в течение нескольких лет разбогател. Вместе с братом Дмитрием, в 1789 году, он представляет подробную поколенную роспись Столыпиных и сведения об их имущественном положении, для внесения в дворянскую родословную книгу Пензенской губернии.
Братья доказали древность своего рода более чем за сто лет, для записи в шестую часть (в столбовые дворяне). Прочное положение позволило Алексею Емельяновичу возглавить дворянство Пензенской губернии, где ему принадлежало шесть сел и винокуренные заводы.
Были куплены дома в обеих столицах, а отлично налаженное хозяйство позволяло Столыпину заниматься семьей, увлекаться кулачными боями и крепостным театром. Труппа его театра, в последствии, положила начало Московскому Малому театру.
В семье Столыпиных было одиннадцать детей: шестеро сыновей и пять дочерей. Алексей Емельянович не жалел денег на воспитание и образование своего потомства. Культура, понимание долга, уважение к семье и религии, традиции и стремление следовать им, прививались с младенчества. Получив удивительную силу, Столыпины вписали свои имена в славную историю России.

Из дочерей, старшая — Елизавета, вышла замуж за гвардии поручика Михаила Васильевича Арсеньева. Сын их единственной дочери, Марии, стал великим русским поэтом Михаилом Лермонтовым и увековечил имя бабушки, вырастившей и воспитавшей его.

Екатерина, в замужестве Хастатова, стала женой прославленного генерала Акима Васильевича, героя русско-турецкой войны, 1787-1791 годов, генерал-адъютанта А.В. Суворова. В его доме, на Кавказе, не раз бывал юный поэт Лермонтов. После смерти мужа, Екатерине Алексеевне принадлежало имение Шелкозаводское. Она бережно охраняла все, что досталось ей от мужа. Была очень смелой и находчивой в решении разных вопросов, а в годы Отечественной войны 1812 года вела большую работу по обеспечению войск, за что получила бронзовую медаль, установленную для дворянства в память о войне. В семейном кругу Екатерину Алексеевну прозвали "авангардной помещицей". Ее рассказы о быте и нравах кавказских горцев, о войне на Кавказе отразились в ранних поэмах Лермонтова : "Черкесы", "Кавказский пленник", "Каллы", "Аул Бастунджи", "Хаджи Абрек".

Александра, в замужестве Евреинова, жена Александра Михайловича, действительного статского советника, московского, а затем пензенского вице-губернатора в 1812-1816 годах, при губернаторах Г.С. Голицине и М.М. Сперанском. Ее сын, офицер лейб.-гвардии Измайловского полка, Павел был дружен с Лермонтовым, о нем упоминается в стихах "Примите дивное посланье" ("Оно не Павлово писанье - / Но Павел вам отдаст его."), которое было включено в письма к С. А. Бахметьевой, М. А. Лопухиной и к А. М. Верещагиной.

Наталья, стала женой предводителя дворянства Пензенской губернии, лейб-гвардии сержанта, кригсцалмейстера, Григория Даниловича. Елизавета Алексеевна вместе с маленьким внуком Михаилом Лермонтовым гостила в доме Григория Даниловича и его жены с июня до августа 1817 года. Старший сын Натальи, Алексей - штаб-ротмистр лейб.-гвардии Гусарского полка, был адъютантом у герцога М. Лейхтенбергского. Одно время он жил в Царском Селе вместе с Михаилом Лермонтовым и Алексеем Столыпиным - Монго.

Сыновья Алексея Емельяновича стали известными общественными и военными деятелями, военными теоретиками, писателями и поэтами.

Старший — Александр был адъютантом А.В. Суворова в 1795 - 1797 годах и оставил воспоминания об этой службе. Уйдя из военной службы, Александр Алексеевич поселился в Симбирске. Он - коллежский асессор. За благотворительность назначается почетным попечителем гимназии. Во время поездки в Оренбург, по пути, в Симбирске, с ним встречается А.С. Пушкин. Они знакомятся на званном обеде у Александра Михайловича Языкова. Хозяин серьезно увлечен собиранием народных песен, а это интересовало Пушкина. На обеде присутствовали: лейб-гусарский генерал-майор Григорий Васильевич Бестужев; герой одного из последних сражений с французами Иван Семенович Аржевитинов, двоюродный брат ближайшего друга Пушкина - Александра Ивановича Тургенева; ветеран Отечественной войны и заграничных походов, отставной штабс-капитан Петр Иванович Юрлов и его брат гвардейский штабс-капитан Аполлон Иванович Юрлов; помещик Шувалов, служивший форейтором у Пугачева. На обеде рассказывали поэту об исторических достопримечательностях края, о Пугачеве и его былых деяниях, местных народных преданиях и песнях. Братья Юрловы состояли в родстве с начальником инвалидной команды города Курмыша, о котором Пушкин сделал запись в Васильсурске, а потом написал и в восьмой главе “Истории Пугачева”. Хозяева показали поэту каменный дом купца Пустынникова, где размещался штаб главнокомандующего карательными войсками графа Петра Ивановича Панина, и двор, куда привезли пойманного злодея, и крыльцо, на котором стоял граф, допрашивая самозванца. Это позволило Пушкину наяву представить сцену, когда писал в последней главе своей "Истории": "Пугачева привезли прямо на двор к графу Панину, который встретил его на крыльце, окруженный своим штабом. - Кто ты таков? - спросил он у самозванца. - Емельян Иванов Пугачев, - отвечал тот. - Как же смел ты, вор, назваться Государем? - продолжал Панин. - Я не ворон (возразил Пугачев, играя словами и изъясняясь, по своему обыкновению, иносказательно), я вороненок, а ворон-то еще летает...”.

Другой сын Алексея Емельяновича - Аркадий Столыпин дослужился до чина действительного тайного советника, сенатора и обер-прокурора Сената. Он был знаком с Н. М. Карамзиным, А.С. Грибоедовым, В.К. Кюхельбекером, К.Ф. Рылеевым. Будучи образованным и просвещенным человеком, он разделяет реформаторские идеи М.М. Сперанского, оставался его ближайшим другом даже в дни опалы Михаила Михайловича. Родственные отношения связывали Аркадия с семьей адмирала и морского министра графа H.С. Мордвинова. Аркадий Алексеевич - автор стихотворного сочинение «Письмо с Кавказской линии к другу моему Г.Г.П. в Москве», в котором впервые в российской словесности поэтически показано неведомое географическое пространство, которое впоследствии получит название - Кавказские Минеральные Воды. С этого момента русская литература прикоснется к теме Кавказа, которая тремя десятилетиями позже, в творчестве Пушкина и Лермонтова, приобретет общенациональный культурообразующий характер, наполнится особым духовно-творческим и эстетическим смыслом.
В воспоминаниях современников Аркадий Алексеевич отмечается как писатель и переводчик. Из его произведений известны: "Восточный моралист"; "Благодетельный государь", Нравоучительная повесть с французского; "Отрывок".

Николай участвовал в русско-турецкой войне 1806-1807 годов, в Отечественной войне 1812 года. Он - Кавалер орденов Святого Георгия 3-х степеней, генерал-лейтенант, получил известность как теоретик военного дела и эрудит. Его идеи преобразования армии опередили свое время. Он, по словам Сперанского, «настоящий генерал», «образец военного ума, твердости и самого здорового рассудка». Жизнь Николая оборвалась трагически: его, командира Ямбургского и Оренбурского драгунских полков, временного военного губернатора Севастополя, убили во время чумного бунта.
Имя Николая Алексеевича - мудрого и храброго командира, осталось в истории. Легенды о нем можно услышать в Витебске, где Столыпин освобождал белорусскую землю от нашествия разноплеменных орд Наполеона. В лихой атаке ему удалось пленить важного французского генерала и получить необходимые для успешного боя сведения. На этом месте, по инициативе простых людей, 100 лет спустя, установлен символ храбрости, славы и непобедимости сынов России - памятник героям Отечественной войны 1812 года.

Афанасий - семнадцатилетним юношей поступил на военную службу юнкером в артиллерийский полк. Участвовал в кампании 1806—1807 годов на территории Восточной Пруссии. Здесь же он получил свою первую боевую награду — орден святого Владимира 4-й степени с бантом. В Отечественную войну, в составе 1-й Западной армией генерала от инфантерии М.Б. Барклая де Толли, прошел путь от Немана до Бородино, и обратно, а в 1814 году вступил в поверженный Париж.
На южной окраине деревни Семеновская, под Бородино, где сражался он и его товарищи, поставлены памятники гвардейской пешей артиллерии — высокая массивная колонна с ядрами на пьедестале и темно-розовый обелиск со стволами орудий по углам постамента. Афанасий - штабс-капитан, награжден золотой шашкой за храбрость.
Он был предводителем дворянства Саратовской губернии, попечителем Саратовской мужской гимназии; председателем попечительства ведавшим городским театральным делом, председателем комиссии по постройке здания саратовского театра. Афанасий Алексеевич любил Мишу Лермонтова, как родного племянника. Он неоднократно оказывал молодому поэту помощь в различных ситуациях. Он был дружен с прославленным героем войны 1812 года, Денисом Давыдовым. В его доме состоялась встреча поэта Лермонтова с Денисом. И кто знает, не этой ли встрече обязаны строки: "...cтолетья прошлого обломок, меж нас остался ты один, гусар прославленных потомок, пиров и битвы гражданин...".
После смертельной дуэли, среди вещей Лермонтова были найдены письма Афанасия Столыпина, с наставлением унять гордыню и заниматься поэзией.

Дмитрий - не уступал братьям. Он отлично закончил Московский университетский благородный пансион. Имя Дмитрия Столыпина было написано золотыми буквами на доске, рядом c именами: Василия Жуковского, Николая Тургенева, Владимира Одоевского и других знаменитых питомцев Университетского пансиона. Позже, во время учебы, Михаил Лермонтов с чувством невольной гордости смотрел на эту большую доску с именем бабушкиного брата.
По примеру отца и братьев, Дмитрий с шестнадцати лет ушел на военную службу. Через год - он в гвардии, а в 1804 году производится в офицеры. Первые годы его службы проходили в лейб-гвардии конно-артиллерийской роте. Командир роты, полковник Василий Григорьевич Костенецкий, отважный офицер, знающий артиллерийское дело, был образцом для Столыпина. Большой физической силой. Высокого роста, широкоплечий, с добрым лицом, он был любимцем солдат. Неприхотлив и вел спартанский образ жизни. Его кумиром был генералиссимус Суворов, которому старался во всем подражать. Комнату свою командир никогда не топил, а возле крыльца просил набросать горку пушистого снега. Ранним утром барахтался в снегу, да так энергично и долго, что клубы пара окутывали его, словно он в доброй бане. Летом катался по влажной от росы траве, лил на себя ведрами воду. Пища его была простая, солдатская: борщ и каша с мясом, водку и вино не употреблял. Очень любил телесные упражнения, и силен был необыкновенно. Жонглировал пушечными ядрами, легко разгибал подковы, а одними пальцами мог согнуть серебряный рубль. Обхватив конец ствола тяжеленной винтовки хватом снизу, удерживал ее прямой рукой в горизонтальном положении, иногда выполнял этот трюк и с двумя винтовками. Будучи огромного роста, он рубился в атаках не обыкновенным клинком, а старинным палашом полуторной длины и тяжести, полученным специально для него из арсенала Оружейной палаты.
Служба в роте как нельзя лучше подходила Столыпину. Уставов для подготовки артиллеристов еще не существовало, и он обучал своих подчиненных, сам вырабатывая правила их поведения в походе и в бою. Все ученья проводились на самых быстрых аллюрах, огонь открывали только в двухстах пятидесяти метрах от цели, вся орудийная прислуга обучалась заменять в бою друг друга.
Могучей силы, умный, храбрый, находчивый и образованный, Столыпин сразу же заслужил уважение у сослуживцев и командиров. Офицеры роты участвовали во многих зарубежных походах, накапливая боевой опыт использования российского оружия. Под Аустерлицем их бросили в самое пекло. Союзная армия начала отступать и они получили приказ прикрыть бегущие в панике войска. Полегла половина роты, но сотни русских душ были спасены. Гвардейская конная артиллерия не раз вылетала карьером навстречу противнику, била картечью почти в упор и успешно отходила. Но когда пришлось отступать без всякого прикрытия и французские кавалеристы бросились отбивать пушки, то, как пишет современник, “картечь, палаши и банники стали грозными орудиями обороны”. Четверть конского состава была перебита, орудия вязли в размокшей от дождя земле. Им не раз приходилось устремляться в контратаку чтобы не оставить противнику орудия. Как разъяренные медведи, которых облипала надсадная мошкара, богатыри гвардии двигались врезаясь в самую гущу французов. При их появлении мамелюками овладевал животный страх. Существует предание, что один из французов с перепугу сам отдал банник гвардейцу, которым тот стал крушить врагов.
Приобретенный опыт, правила поведения в походе и в бою артиллерии, Дмитрий Столыпин публикует в «Военном журнале» в 1809 и 1810 годов. Он, используя боевую практику, обобщает и формирует теоретические основы для устава артиллерии. Правильность взглядов, доказывает его сослуживец по лейб-гвардии артиллерийской роте - Кутайсов Александр Иванович, начальник артиллерии соединенных армий, на Бородинском поле.
После войны, полковник Дмитрий Алексеевич Столыпин проходит службу в войсках Южной армии. Среди офицеров армии, прошедших тяжелую войну, и опьяненных победой, зарождается декабристское движение. Столыпин близок к его организатору - полковнику Павлу Ивановичу Пестелю. Он его сослуживец и друг. С ним встречается поэт, Александр Сергеевич Пушкин во время своего пребывания в Кишиневе. В подчиненных войсках Столыпин вводит ланкастерские (взаимного обучения) школы, для солдат. Организованные Столыпиным школы были близки декабристам. Ценя ум, благородство, организаторские способности, они рассматривают его, наряду с братом Аркадием Алексеевичем, Николаем Семеновичем Мордвиновым и Михаилом Михайловичем Сперанским в состав Временного правительства.    Другой сослуживец и друг Столыпина в Южной армии - генерал-майор Михаил Александрович Фонвизин. Племянник знаменитого писателя екатерининской эпохи Дениса Ивановича Фонвизина, автора бессмертного «Недоросля». Михаил Александрович Фонвизин - владелец усадьбы Крюково, рядом с Середниково. Здесь неоднократно проходили совещания декабристов и в 1821 году было принято решение о роспуске "Союза благоденствия" с целью создания нового тайного общества. Во время очередного приезда в усадьбу, генерал влюбляется в юную Наталью Апухтину, родители которой имели огромные долги перед его матерью. Михаил Александрович разорвал долговой вексель, бросив его в камин, и сказал отцу Наташи, что будет счастлив, если она согласится стать его женой. Отец рассказал дочери о великодушном поступке генерала, о его словах и добавил, что и сам будет рад видеть её женой такого замечательного человека. Получив согласие Наташи, Михаил Александрович решил оставить военную службу и заняться подготовкой усадьбы к приему невесты. Свадьба состоялась, и счастливая молодая чета безвыездно живет в усадьбе. «В жарком лете на кларнете, а зимою во светлице он играет на скрипице», – сложил о Фонвизине экспромт отец Наташи. Основные их гости были друзья по службе. Приобретенное Фонвизиным счастье не ушло от внимания генерала Столыпина. Он решает жениться. Его выбор пал на вдову умершего от полученных на войне ран друга, полковника Александра Васильевича Войекова. Семья Столыпиных отрицательно отнеслась к решению Дмитрия Алексеевича. Только М.М.Сперанский утешал родственников: "Я неоднократно встречался с Екатериной Аркадьевной, она прекрасна собой, умна. Ее игрой на фортепиано можно наслаждаться часами". Брак состоялся. Дмитрий Алексеевич и Екатерина Аркадьевна стали мужем и женой. Далее генерал приобретает Середниково и принимает решение об отставке. Сослуживцы хором уговаривали его не оставлять службы, ведь Столыпин слыл одним из самых талантливых и заботливых командиров. Родня была поражена поступком Дмитрия Алексеевича, особенно отец - Алексей Емельянович - очень болезненно перенес отказ сына от военной карьеры. В Середниково Столыпин перевозит свою огромную библиотеку, и решает жить здесь безвыездно подобно соседям - Фонвизиным. Середниково становится столыпинским родовым гнездом. Сюда, к затворнику Дмитрию Алексеевичу, съезжаются все многочисленные родственники. Он наводит порядок в усадебном хозяйстве, много читает, прорабатывает вопросы теории военного искусства. Благодаря гостям его библиотека растет и обновляется. В последствии, во время проживания здесь Михаила Лермонтова именно эти книги станут началом к пробуждению таланта юного поэта.
Но счастье Дмитрия Алексеевича длилось не долго. Неожиданно умирает брат, действительный тайный советник, сенатор и обер-прокурор Сената, Аркадий Алексеевич. В мае 1825 года Петербург хоронил известного своей отзывчивостью и неподкупностью сенатора. Утешая вдову, Веру Николаевну, К. Ф. Рылеев писал:

Не отравляй души тоскою,
Не убивай себя: ты мать;
Священный долг перед тобою
Прекрасных чад образовать.
Пусть их сограждане увидят
Готовых пасть за край родной,
Пускай они возненавидят
Неправду пламенной душой,
Пусть в сонме юных исполинов
На ужас гордых их узрим
И смело скажем: знайте, им
Отец Столыпин, дед Мордвинов.

Император получал все новые и новые сведения о готовящемся заговоре декабристов. Среди документов, найденных в кабинете после смерти Александра I сохранилась записка, написанная в 1824 году: "Пагубный дух вольномыслия или либерализма разлит или, по крайней мере, сильно уже разливается и между войсками; что в обеих армиях, равно как и в отдельных корпусах, есть по разным местам тайные общества или клубы, которые имеют при том секретных миссионеров для распространения своей партии. Ермолов, Раевский, Киселев, Михаил Орлов, Дмитрий Столыпин и многие другие из генералов, полковников, полковых командиров; сверх сего большая часть разных штаб и обер-офицеров". Император был подготовлен. Декабрьское восстание на Сенатской площади подавленно. В день ареста Михаила Александровича Фонвизина в усадьбе Крюково, 3 января 1926 года, Дмитрий Алексеевич Столыпин скоропостижно скончался в имении Средниково, в 40 лет, оставив трехлетнего сына Аркадия. Облик воина и его неожиданная смерть наводили на мысль что он застрелился. Приказом от 29.01.1826 года, начальник артиллерии 4-го резервного кавалерийского корпуса, генерал-майор Столыпин Дмитрий Алексеевич был исключен из списков.

Наталья Дмитриевна Фонвизина вскоре покинула усадьбу Крюково, устремившись к мужу. В Петербурге она смогла вести тайную переписку с Михаилом Александровичем. Много раз она вместе с женой декабриста И.Д. Якушкина нанимали лодку, на которой довольно близко подплывали к Петропавловской крепости, чтобы видеть и приветствовать своих мужей, когда тех выводили на прогулку. Когда Фонвизина осудили на каторжные работы и отправили в Читинский острог в Сибирь, она едет к нему. Жизнь Натальи, ее характер послужили сюжетом А.С.Пушкину в создании образа Татьяны Лариной для произведения "Евгений Онегин".

0


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » СТОЛЫПИН Аркадий Алексеевич.