Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » МАНСУРОВ Александр Михайлович.


МАНСУРОВ Александр Михайлович.

Сообщений 1 страница 10 из 11

1

АЛЕКСАНДР МИХАЙЛОВИЧ МАНСУРОВ

(23.11.1800 – не ранее 1825).

Выходец из старинного дворянского рода, с 1816 по 1820 воспитывался в Московском университетском благородном пансионе.
В 1818–1820 был сотрудником Общества любителей российской словесности. Рано умер от неизлечимой болезни.
Первые стихи и переводы появились в 1816 в пансионском альманахе «Каллиопа».
В 1818–1825 печатался в трудах ОЛРС, журналах «Вестник Европы», «Сын отечества», «Московский телеграф», альманахах. Отец - секунд-майор Михаил Николаевич Мансуров (р. 1758); мать - Екатерина Петровна, ур. Щербачёва (ок. 1761-1808). Брат и сёстры: Дмитрий Михайлович Мансуров (р. 3.05.1799), Варвара Михайловна Мансурова (р. 14.11.1802), Анна Михайловна Мансурова (р. 7.01.1804) и Екатерина Михайловна Мансурова.

0

2

Из книги П.В.Ильина "Новое о декабристах" СПб 2004

https://img-fotki.yandex.ru/get/1353419/199368979.1a6/0_26f5c6_42698265_XXL.jpg

0

3

https://img-fotki.yandex.ru/get/995541/199368979.1a6/0_26f5c7_fe305500_XXL.jpg

0

4

https://img-fotki.yandex.ru/get/935119/199368979.1a6/0_26f5c8_673b6ae4_XXL.jpg

0

5

https://img-fotki.yandex.ru/get/1358740/199368979.1a6/0_26f5c9_e5dce257_XXL.jpg

0

6

https://img-fotki.yandex.ru/get/903341/199368979.1a6/0_26f5ca_b879d4ab_XXL.jpg
https://img-fotki.yandex.ru/get/903341/199368979.1a6/0_26f5cb_22e3aca0_XXL.jpg

0

7

А. М. Мансуров

Умирающий бард

Под сенью вражеских шатров,
На месте битвы, рать Фингала
Вокруг пылающих костров
С весельем шумным пировала.
Еще рука младых вождей
Гнала толпы иноплеменных;
Еще был слышен стук мечей
И вопли ратников сраженных;
Еще призывный рог вдали
Протяжным эхом повторялся
И пар кровавый от земли
По полю брани расстилался.
                       
На брег, где едкий прах с лица,
Омывши чистою струею,
Сидели барды над рекою,
Приносят юного певца:
К нему глубоко в грудь вбежала
Врагу послушная стрела;
По ней из язвы кровь текла
И щит пробитый обагряла,
На коем угасал герой.
Но, окружен певцами брани,
Он к ним хладеющие длани
Простер с последнею мольбой:
Да встретит смерть с завидной славой!
Да слышит песнь про край отцов! -
И первый из среды певцов
Выходит Рино величавой.
                       
Рино
                       
Видали ль вы, когда на бой
С холмов росистых царь Морвены,
При ясном утре, ратный строй
Ведет на вражеские стены?
Кто равен нашему царю!
Кто равен в крепости Фингалу!
                       
Видали ль вы, когда в челне,
Под легкой пеленой тумана,
Плывет царь Сельмы при луне
По бледной влаге океана?
Кто равен нашему царю!
Кто равен в красоте Фингалу!
                       
Видали ль вы, как праздных вод
Покинув светлую равнину,
Царь угощает свой народ
И браноносную дружину?
Кто равен нашему царю!
Кто равен в крепости Фингалу!
                       
Альпин
                       
Недвижно море у брегов,
Чуть видно зыби содроганье;
Чуть слышно дремлющих валов
В заливе слабое плесканье.
О море! одному ли мне
Ты в неге беззаботной мило!
Как любит дневное светило
В твоей прохладной глубине
Покоиться в часы свободы!
Как любит раннею зарей
Смотреться месяц молодой
В твои незыблемые воды!
Как любят девы тайный путь
На брег твой скромный молчаливой;
                       
Но только голос бури грянет,
Твоя исчезнет тишина;
И от прерывистого сна
Поверхность чудная воспрянет!
Ее послышав вещий вой,
Сбегутся волны-исполины!
Одни, свирепою стопой
Ударивши о дно пучины,
Рванутся к небу и челом
До раскаленных туч достигнут!
Их жерла яркие задвигнут
И заглушат их резкий гром!
Другие, с гибельным стремленьем
И воплем бросившись на брег,
Ознаменуют свой набег
Неотразимым разрушеньем!
                       
Таков и ты, Комгалов сын!
Как море - в мире ты прекрасен!
Как море - в гневе ты ужасен,
Когда с соседственных долин,
К тебе кичливый враг приидет!
Но дрогнет сердце пришлеца,
Когда он твоего лица
Веселье грозное завидит!
В нем стихнет гордость пылких лет,
И он, страшась неровной сечи,
Забросит тяжкий щит за плечи
И обратит к тебе хребет!
                       
Оссиан
                       
Вам честь, певцы! лучами лета
Не столько грудь моя нагрета
Бывает в полуденный час,
Как вашим стройным песнопеньем!
И я невольным вдохновеньем
Одушевляюся при вас!
                       
Но, струны верные! и с вами
Я буду раздружен летами!
Спадет приметно голос мой! -
Как вешний лед на солнце тает,
Как вялый лист с дубрав слетает,
Так дни от нас бегут толпой!
                       
Уйдут! и в старости глубокой,
Победных песен звук высокой
Не тронет наш холодный слух!
Тогда не ступим в бой кровавой;
Но будем жить чужою славой,
И к детству перейдет наш дух!
                       
И так, доколе с нами младость,
Возьмем на нашу долю радость!
Смотрите, как вокруг меня
Кружится мошек рой игривый!
Они беспечны и счастливы,
А вся их жизнь не больше дня!
                       
Умрем, коль небо так судило!
Но и тебя, о дней светило,
Не равный ли нам жребий ждет?
И ты сияешь нам до срока:
Наступит он, и смерть с востока
Тебя при дряхлости сорвет!
                       
Так пели барды. - Песням их
Страдалец, с жадностью внимая,
Далеко от родного края
Угас на берегах чужих.
И вкруг холма, где прах героев
И прах певца их обрекли
В добычу вражеской земли,
Склонясь на копья, сонмы воев,
Стояли в мрачной тишине.
Подобно рощам Гармаллара,
Когда под тонким слоем пара
Они почиют при луне.
                       
1823

ПРИМЕЧАНИЯ

Сын отечества, 1823, ч. LXXXIV, Ќ 14, с. 327-332.

Александр Михайлович Мансуров, воспитанник Московского университетского благородного пансиона, который он окончил с золотой медалью около  1820  г., начал в 1816 г. печатать в пансионских изданиях свои стихи - оригинальные  и переводные (главным образом из немецких  поэтов).  Там,  в  частности,  было опубликовано его стихотворение "Гроб Оссияна"  (Каллиопа,  1817)  -  вольная фантазия на оссиановскую тему. В 1820-е годы Мансуров был связан с  каким-то декабристским тайным обществом (см.: Восстание  декабристов.  Документы.  Т. XII. М., 1969, с. 362-364). Стихотворение "Умирающий бард" было написано  им в духе декабристского оссианизма. Н. А. Цертелев, этнограф и знаток народной поэзии,  назвав  "Умирающего  барда" "прекрасным   подражанием   Оссиану", добавлял: "Чистота языка, гармония стихов и полнота картин суть  достоинства сего стихотворения" (Благонамеренный, 1823, ч. XXII, Ќ 8, с. 112-113).

0

8

Александр Мансуров

Старец

(Подражание)

Сладостен воздух тихого утра,
Рдеет восток;
Свет от Авроры сени густые
Вязов проник.
В пламень багряный гор погрузился
Льдистый хребет;
Радостно солнцу жавронок в поле
Гимны поёт,
И пламенея, тихо с востока
Феб воссиял;
О лучезарный, кроткий сын Неба!
Славлю тебя.
Ты, изливая свет благотворный,
Нивы живишь.
Перлы драгие, смешанны с златом,
Блеск от росы!
Резвы Зефиры, луг облетая,
Вьются вкруг роз
Или безмолвных вод нарушают
Сладкий покой.
Гордый пернатых царь, пробудяся,
К солнцу парит;
В море лучей он омывает
Крылья свои.
В тихой прохладе всё погрузилось
В радость, восторг!..
Где ж обрету я счастье, согбенный
Тяжестью лет?
Мир сей прелестный, жизни обитель -
Гроб для меня.
Пусть разноцветный огнь возжигает
Утром восток;
Пусть угасает тихо денница,
С мраком слиясь:
Завтра восстанет и узрит, быть может,
Могилу мою.

Не позднее 1817

0

9

Минутное счастье

Мы здесь, друзья! ещё ль скитаться!
Нет! пусть нас радость усладит,
Пусть холмы, рощи оживятся:
Их песнь счастливцев огласит.

Составим резвы хороводы,
Из нежных роз венок сплетём;
Но, ах! кому ж из всей природы
Его мы в жертву принесём?

И кто из всех богов правдивых
Нам больше радостей даёт?
В волнистых ли Церера нивах,
Иль Вакх её нам в чаши льёт?

Вся жизнь - судеб определенье;
В ней счастьем - боги наделят;
А наслажденья все - мгновенье;
В них жизнь и счастье люди зрят.

Что в век бы свой мы ни встречали,
Надежду ль, страх, покой ли, труд -
Мгновенья все: восторг, печали,
Как тень покажутся, пройдут.

В скале кремнистой чуть катится
И бьёт волна, во след другой,
И рано, поздно ль - сокрушится
Скала - в ней зрим мы образ свой.

Как луч при утреннем сияньи
Блеснёт и меркнет в облаках,
Как быстро в радужном мерцаньи
Он изменяется в цветах...

Так вы, дни ясные, летите...
Друзья! нас счастие не ждёт:
Минута радости - ловите,
Иль поздно - больше не придёт.

Не позднее 1817

0

10

Старость

Il touche encor la terre, en montant vers le ciel.*)
Delille

Когда величие дух смертного являет?
Когда он кажется небесным на земли? -
Тогда, как чужд всего, для мира умирает
И ясным оком зрит бессмертие вдали;
Тогда, как совершив путь трудный испытанья,
С весельем, с бодростью над камнем гробовым,
Готов лететь в страну последнего желанья -
В объятья Отчие с Создателем своим.
Смотри, как, сладостным предчувствием плененный,
В час смерти, добрых друг, почтенный старец - бодр!
Как тверд в душе своей он, Верой укрепленный!
Ему отрада - мрачный одр.
Весь мир тогда в своём ничтожестве явился
Отшельника очам, и дряхлое чело
Весельем юности невинной расцвело. -
Пред ним протекший путь и будущий открылся!
Уже раздела нет меж небом и землей;
Их в час сей для него бессмертье сочетало;
Он видит свой конец и ведает начало...
Так солнце, облачась вечернею зарей,
Окончив поприще, взор светлый обращает
На новый утра путь - и путь свершенный им! -
С каким веселием страдалец вспоминает
Минувшие лета, и упоенный сим
Для добродетельных бесценным наслажденьем,
Возносит тихое моление к Творцу:

"Благий! Тобой я жил и с твердым увереньем,
Исполнив данный срок, склоняюся к концу.
Я от Тебя приял моё существованье,
И прииду к Тебе; Ты жизнь мою хранил,
Ты облегчил мои печали и страданье;
Все блага от Тебя, Предвечный, получил!
Несчастье, счастие - мне были в поученье:
Я днесь Teбе Твоё же возвращу; -
Не ропот, но хвалу, любовь, благодаренье
За жизнь и смерть я приношу.
Ах! сколько раз досель я к гробу приближался:
Уже недвижный взор мрак вечный покрывал...
Уж в сердце страшный хлад вливался...
Но Ты меня хранил - и я - я воскресал,
И видел лик друзей, прискорбный и унылый,
Стоящих вкруг одра, как сквозь туман густой,
И их манил к себе трепещущей рукой!..
Как мог тогда мечтать, стоявши над могилой,
Что вскоре орошу сам милый милых прах, -
Что слабою стопой их провожу к покою;
Что тихим вечером под липою родною,
Близ сени отческой, где в сельских мы пирах
Весны младые дни спокойно проводили,
Где мы веселие невинное делили, -
Что буду там один задумчивый бродить,
И буду там один лишь с Небом говорить!..
Но тусклый свод его, с дрожащими звездами,
Нередко и меня в забвенье погружал;
И я, казалося, друзья, тогда был с вами,
И я во прахе здесь небесное вкушал...
О огнь божественный! о Веры вдохновенье!
Ты можешь мира скорбь в веселье претворять! -

Очарования святого наслажденье!
Ты можешь лишь душе мир ясный даровать!
Как в дни веселия всё кажется веселым,
Всё счастливым, когда я счастлив сам -
Так мне с Тобой!.. восторг, неведомый сердцам,
В избытке счастья охладелым!..
И я, как раб сует, мечтой себя пленял, -
Однако никогда не верил упоеньям
Земных ничтожных благ; святым Твоим внушеньям
Пути к душе моей вовек не заграждал.
Я знал Тебя, источник совершенства,
Начало горней красоты!
Я знал, что нет ни правды, ни блаженства,
Когда их не даруешь Ты.
Mне свет Твой показал, что тщетно ухищренны
Мечтали мудрецы, - что мыслей острота,
Все знания людей, Тобой не озаренны -
Блестящая мечта!..
Я с небом примирен Тобою, Искупитель: -
Ты был со мною здесь, да буду там с Тобой!"...
Умолк. - И Ангел-Утешитель
Слетел к его одру и пламенной рукой
Груди хладеющей коснулся...
Взор старца просиял: он Вечного узрел;
К родным склоняясь, улыбнулся
И к горнему Вождю в объятья перешел.

Блажен, кто на пути сем кратком не смущался,
Из тленного нетленное извлек;
Кто на земли небес не отчуждался,
Кто, в бедствиях велик, без ропота протек
Всё поприще своё до меты неизбежной,
Где должен пасть во прах, чтоб в новом блеске встать!..
Он жил! - и дней конец спокойный, безмятежный
Умел с отрадами бессмертия слиять.

Не позднее 1818

0


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » МАНСУРОВ Александр Михайлович.