Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » БУТУРЛИН Дмитрий Петрович.


БУТУРЛИН Дмитрий Петрович.

Сообщений 11 страница 20 из 24

11

http://forumfiles.ru/files/0019/93/b0/47643.jpg

Алексей Петрович Бутурлин.
Художник П. Алиптов. 1829 г.

Алексей Петрович Бутурлин (13 января 1802 — 26 января 1863) — генерал-лейтенант, ярославский губернатор, сенатор; брат Д. П. и М. П. Бутурлиных. Вледелец большого родового имения Марьинка[1].

Сын отставного капитана лейб-гвардии Измайловского полка Пётра Михайловича Бутурлина (1763—1828) и Марии Алексеевны Шаховской (ум. 22 апреля 1803).

Получил хорошее домашнее образование. Начав службу в 1819 году юнкером в лейб-гвардии егерском полку, он вскоре, по собственному желанию, был переведён в кавалергардский полк и в 1822 году произведён в корнеты.

В 1829 году, в звании флигель-адъютанта Его Величества, Бутурлин, по заключении мира с Турцией, был отправлен в действующую армию для передачи от Государя фельдмаршальского жезла главнокомандующему графу Дибичу. С 1830 года состоял при великом князе Константине Павловиче в Польше, где в следующем году принял участие в подавлении восстания и, за штурм Варшавы, награждён орденом Святого Владимира 4 степени.

В 1839 году на полковника Бутурлина было возложено наблюдение за ходом рекрутского набора в Екатеринославской губернии, производившегося по новой, впервые вводимой в России, жеребьёвой системе. В 1841 году ему было поручено уничтожение возникших между крестьянами Лифляндской губернии беспорядков.

12 января 1846 года награжден орденом Св. Георгий 4-й степени (№ 7391). 1 июля 1846 года Бутурлин был произведён в генерал-майоры, с зачислением в свиту Его Величества, и назначен Ярославским военным и гражданским губернатором. В этой должности он оставался в течение 15 лет, а в 1861 году был определён сенатором и причислен к 1-му отделению 5 департамента Правительствующего сената, где и оставался до своей кончины 26 января 1863 года. Похоронен в Петербурге, в Феодоровской церкви Александро-Невской лавры.
Семья

С 1835 года был женат на фрейлине Ольге Павловне Сухтелен (1816—1891), дочери генерала Павла Петровича Сухтелена (1788—1833) и графини Варвары Дмитриевны Зубовой (1799—после 1833), которая бросила мужа и дочь, и «имела других детей от других мужчин». По поводу брака А. Булгаков писал дочери[2]: Хорошенькая Сухтелен, в которую влюблен богач Мальцов, которого она в свою очередь не хочет, выходит за Бутурлина. Когда она пришла просить у императрицы разрешения выйти замуж, императрица сказала ей: А наконец-то этот бедный Мальцов достиг своего счастья. Сухтелен, изумленная ответила: Я ведь прошу у Вас позволения выйти замуж за Бутурлина. — По моему он не тот муж какого бы следовало этой интересной особе.

В браке имели двух дочерей:
Александра Алексеевна (1836—1907), замужем за Василием Александровичем Поповым (1835—1866).
Мария Алексеевна (1849—?), замужем за Найденовым.
Примечания
1. Усадьба Марьинка
2. Из писем А. Я. Булгакова к княгине О. А. Долгорукой // Русский Архив. 1906. Кн. 3. — С. 109.

0

12

http://forumfiles.ru/files/0019/93/b0/20152.jpg

Михаил Петрович Бутурлин, брат Д.П. Бутурлина.
Художник И. Лукашевич. 1831 г.

Михаил Петрович Бутурли́н (24 мая 1786 — 8 июля 1860, Москва) — русский военный и чиновник из рода Бутурлиных, нижегородский губернатор в 1831—1843 годах, генерал-лейтенант.

Происходил из старинного русского дворянского рода. Родился 13 мая 1786 года, сын отставного капитана лейб-гвардии Измайловского полка Петра Михайловича Бутурлина (1763—1828) и княжны Марии Алексеевны Шаховской (1768—1803). Родной брат историка Дмитрия, ярославского губернатора Алексея, генерала Сергея Бутурлиных.

Воспитывался в благородном университетском пансионе[1]. Начал службу в Кавалергардском полку, 3 июля 1808 года из эстандарт-юнкеров был произведён в корнеты, а 27 сентября 1810 года получил чин поручика. С 15 марта 1811 года назначен полковым адътантом а 29 мая 1812 года — старшим адъютантом в 1-ю кирасирскую дивизию.

Принимал участие в Отечественной войне 1812 года, состоял при шефе 19-го егерского полка полковнике Вуиче и отличился в сражениях при Витебске и при Смоленске, «где много раз употреблен был в охотниках для расставления егерных цепей, я исполнял оное с удивительным рвением и храбростью». За Бородинское сражение, где «расторопной распорядительностью способствовал спасению батарей и пехоты, причём ранен в плечо картечью» получил орден св. Владимира 4-й степени с бантом. Затем Бутурлин участвовал в сражениях под Тарутином, Малоярославцем, Вязьмой.

20 февраля 1813 года произведён в штабс-ротмистры. Совершил Заграничный поход 1813—1814 годов. За Кульмское сражение был награждён орденом св. Анны 2-й степени. Также он участвовал в сражениях под Дрезденом и Лейпцигом. С русскими войсками вошел в Париж.

По окончании Наполеоновских войн Бутурлин продолжал занимать должность старшего адъютанта 1-й кирасирской дивизии, 9 февраля 1816 года произведён в ротмистры. 6 июля 1817 года назначен адъютантом к князю Волконскому и 12 декабря того же года назначен флигель-адъютантом. 25 июня 1818 года произведён в полковники.

22 июля 1825 года переведён в лейб-гвардии Драгунский полк. 3 ноября 1829 года Бутурлин был произведён в генерал-майоры.

Болезнь заставила Бутурлина выйти в отставку в 1829 году. Во время эпидемии холеры, охватившей центральные районы россии, в сентябре 1830 года его назначили временноуправляющим мещанской частью Москвы. С нежданным поручением он справился. Деловитость и распорядительность были замечены царем, и в 1831 году вместе с орденом св. Владимира 3-й степени Бутурлин получил должность Нижегородского военного губернатора и управляющим гражданской частью. Работая с 6 часов утра до ночи и входя во все мелочи, Бутурлин за первые 14 месяцев сэкономил для казны 262 тысяч рублей. 16 апреля 1841 года произведён в генерал-лейтенанты.

В 1842 году Бутурлин просил отставку, ссылаясь на расстроенное здоровье, но император отклонил его ходатайство. 3 (15) декабря 1843 года был уволен в бессрочный отпуск за границу на год. В 1846 году вышел в отставку. Жил в Москве в своём доме, где (как старший из братьев) хранил многие семейные реликвии. С 1799 года в роде Бутурлиных существовало командорство ордена Св. Иоанна Иерусалимского, которое после смерти первого командора перешло Михаилу Петровичу вместе с обеспечивающим его имением[2].

Скончался в Москве 26 июня 1860 года, похоронен на кладбище Новодевичьего монастыря, где его надгробие было снесено в 1930-е годы.

О Бутурлине сохранилось большое количество анекдотов, характеризующих его с разных сторон. Многие из них посвящены его взаимоотношениям с императором Николаем I. Музыкальный критик А. Д. Улыбышев писал о нем:
«Представлял собою, так сказать, идеал дурного правителя, однако в светском отношении он был человек сносный и даже весьма приятный»

Остались воспоминания о встрече с Бутурлиным и у А. С. Пушкина, нанесшего ему визит в сентябре 1833 года по пути в Оренбург. Бутурлин отправил письмо-донесение военному губернатору В. А. Перовскому, в котором советовал быть с Пушкиным «осторожнее», так как он собирает вовсе не материалы о Пугачёве, а «сведения о неисправностях» по некому мифическому «тайному поручению». Перовский с Пушкиным весело посмеялись письму, а из вздорной легенды родился сюжет бессмертной комедии «Ревизор», подсказанный Н. В. Гоголю самим Пушкиным.

Семья

С 1815 года был женат на княжне Анне Петровне Шаховской (1793—1861/69), дочери князя Петра Ивановича Шаховского и Александры Михайловны Полозовой. В этом браке было рождено шестеро детей:
Пётр Михайлович(1816—1819)
Александр Михайлович (род. и ум. в 1820);
Сергей Михайлович (1825—1860)
Мария Михайловна (1818—1819)
Софья Михайловна (1822—1823)
Варвара Михайловна (1829—1882), замужем за правнуком А. В. Суворова, шталмейстером М. И. Леонтьевым; их сын М. М. Леонтьев.
Награды

Среди прочих наград Бутурлин имел ордена:
Орден Святого Иоанна Иерусалимского (1805 год)
Орден Святой Анны 3-й (4-й) степени (1812 год)
Орден Святого Владимира 4-й степени с бантом (1812 год)
Орден Святой Анны 2-й степени (1813 год)
Кульмский крест (1813 год)
Орден Святого Владимира 3-й степени (1831 год)
Орден Святого Станислава 1-й степени (1833 год)
Орден Святого Георгия 4-й степени (3 декабря 1834 года, за беспорочную выслугу 25 лет в офицерских чинах, № 4915 по кавалерскому списку Григоровича — Степанова)
Орден Святой Анны 1-й степени (1835 год, императорская корона к этому ордену пожалована в 1836 году)
Орден Святого Владимира 2-й степени (1840 год)
Примечания
1. Его портрет был передан в 1855 году Г. С. Поповым 4-й московской гимназии в составе коллекции портретов бывших воспитанников университетского пансиона.
2. Сборник биографий кавалергардов 1801-1826.- СПб., 1906.- С. 270-273.
Источники
Волков С. В. Генералитет Российской империи. Энциклопедический словарь генералов и адмиралов от Петра I до Николая II. Том II. Л—Я. — М., 2009. — С. 216. — ISBN 978-5-9524-4166-8
История кавалергардов и Кавалергардского Её Величества полка с 1724 по 1 июля 1851 года. Приложения. — СПб., 1851. — С. XLIX, CV, CVII, CXIV.
Милорадович Г. А. Список лиц свиты их величеств с царствования императора Петра I по 1886 год. — Киев, 1886. — С. 104
Шилов Д. Н., Кузьмин Ю. А. Члены Государственного совета Российской империи. 1801—1906: Биобиблиографический справочник. — СПб., 2007. — С. 99. — ISBN 5-86007-515-4
Список генералам по старшинству. Исправлено по 17 марта. — СПб., 1844. — С. 164

0

13

http://forumfiles.ru/files/0019/93/b0/77323.jpg

Сергей Петрович Бутурлин (1.03.1803-1.04.1873), брат Д.П. Бутурлина.
Портрет работы О.А. Кипренского. 1824 г.

0

14

http://forumfiles.ru/files/0019/93/b0/35318.jpg

Алексей Петрович Антропов (1716 – 1795). Портрет Анны Васильевны Бутурлиной, урожд. Хлоповой (пра-бабки Д.П. Бутурлина). 1763 г.
Холст, масло. 60,3х47 см. Государственная Третьяковская галерея.

0

15

http://forumfiles.ru/files/0019/93/b0/31921.jpg

Сергей Петрович Бутурлин (1803—1873) — генерал от инфантерии, член Военного совета Российской империи; библиофил.

Происходил из старинного русского дворянского рода. Родился 1 марта 1803 года, сын отставного капитана лейб-гвардии Измайловского полка Петра Михайловича Бутурлина и Марии Алексеевны урождённой княжны Шаховской. Его братья и сёстры:
Михаил (1786—1860) — генерал-лейтенант, Нижегородский губернатор
Дмитрий (1790—1849) — генерал-майор, тайный советник, член Государственного совета, историк.
Анна (1791—1879)
Наталья (ок. 1792—не ранее 1820)
Елизавета (ок. 1794—?)
Николай (ок. 1796—не позднее 1828)
Мария (ок. 1799—1839)
Пётр (1800—1876) — действительный тайный советник
Алексей (1802—1863) — генерал-лейтенант, Ярославский губернатор, сенатор.
Александра (?—не ранее 1820)

Получив домашнее воспитание в 1820 году, он был определён юнкером в Кавалергардский полк, где через два года (11 сентября 1822 года) произведён в корнеты.

В 1825 году, во время восстания декабристов, остался верен императору и был удостоен в числе прочих Высочайшей Его Императорского Величества признательности. 19 марта 1826 года произведён в поручики.

С открытием в 1828 году военных действий с Турцией, состоя в должности адъютанта при генерал-адъютанте Депрерадовиче (с 9 февраля 1827 года), участвовал во многих делах и сражениях с турками, причём в июле 1828 года был командирован в главную квартиру к генерал-фельдмаршалу графу Витгенштейну с донесением. За отличия, оказанные во время этой кампании и особенно при осаде крепости Варны, был награждён орденом св. Владимира 4-й степени с бантом.

6 декабря 1829 года произведён в штабс-ротмистры, 1 октября 1830 года по болезни уволен в отставку.

Когда вспыхнул мятеж в Польше, Бутурлин снова поступил на службу и 6 мая 1831 года был зачислен в Кавалергардский полк с назначением адъютантом к генерал-фельдмаршалу Дибичу-Забалканскому, а через месяц, 7 июня, переведён на ту же должность к главнокомандующему действующей армией графу Паскевичу-Эриванскому. В этой должности он состоял всю кампанию, исполняя особо возлагаемые на него поручения и участвуя в делах и сражениях против польских мятежников. За отличное мужество и храбрость, оказанные в при взятии приступом передовых Варшавских укреплений и городового вала, награждён орденом св. Анны 2-й степени.

16 апреля 1833 года был переведён в лейб-гвардии Литовский полк с переименованием в штабс-капитаны и, вскоре затем (29 мая) произведён в капитаны, а 6 декабря 1835 года — в полковники. 2 ноября 1843 года назначен помощником начальника штаба Отдельного Кавказского корпуса, 19 февраля 1844 года переведён в Генеральный штаб. 24 мая того же года назначен начальником походного штаба генерал-адъютанта Нейдгардта и, состоя в этой должности, всё лето находился в экспедиции в Чечне и Дагестане.

8 февраля 1845 года был уволен по домашним обстоятельствам в отставку генерал-майором с мундиром и пенсией. Пробыв ровно три года вне службы, 11 апреля 1848 года был определён состоящим при главнокомандующем действующей армией для управления в Царстве Польском рекрутским набором с переводом в Генеральный штаб (старшинство в чине генерал-майора также установлено с 11 апреля 1848 года).

В 1849 году находился в Венгрии и сражался с мятежниками, особенные отличия оказал в сражении при Дебречине. Кроме того здесь на него было возложено важная миссия склонить к безусловной сдаче гарнизон крепости Арад. Вступив немедленно в сношения с крепостью, он очень скоро убедил гарнизон в необходимости положить оружие. Результатом этого было занятие русскими войсками крепости, в которой находилось 143 орудия и до 4000 защитников. За заслуги, оказанные в течение всей Венгерской кампании он был награждён орденом св. Станислава 1-й степени и от австрийского императора получил орден Железной короны 1-й степени.

По окончании войны, Бутурлин был назначен членом ликвидационной комиссии для окончания расчётов с Австрией и за труды в этой комиссии был награждён орденом св. Анны 1-й степени и австрийским командорским крестом св. Стефана.

Крымская война вновь вызвала Бутурлина к боевой деятельности. В 1853 году он был назначен начальником штаба войск, расположенных в придунайских княжествах, а по образовании армии исправлял при ней обязанности генерал-квартирмейстера. Занимая столь важную должность, он снова имел не один случай показать свои военные дарования. За отличную храбрость и мужество в делах при переправе через Дунай у Браилова и при овладении правым берегом Дуная пожалован орденом св. Владимира 2-й степени с мечами, за осаду крепости Силистрии — золотой шпагой, украшенной бриллиантами, с надписью «За храбрость».

После высадки англо-французов в Крыму Бутурлин находился в Севастополе и 30 ноября 1855 года за оборону этого города был награждён орденом Белого орла с мечами и 15 июня 1855 года произведён в генерал-лейтенанты.

При образовании 1-й армии, в 1856 году, назначен генерал-квартирмейстером, откуда в 1857 году был командирован с депутацией от русской армии в австрийские владения для присутствия при похоронах генерал-фельдмаршала графа Радецкого, а с 7 февраля 1859 года по 24 июня 1864 года числился в запасных войсках, с оставлением по Генеральному штабу.

С образованием военных округов, 24 июня 1866 года, назначен помощником командующего войсками Одесского военного округа и, занимая эту должность, неоднократно командовал войсками округа и исправлял должность Новороссийского и Бессарабского генерал-губернатора. 30 августа 1869 года произведён в генералы от инфантерии. 16 апреля 1872 года назначен членом Военного совета.

Скончался 1 апреля 1873 года в Москве, на 70 году от роду, из списков исключён 5 апреля, похоронен на кладбище Симонова монастыря.

Как и некоторые другие Бутурлины, Сергей Петрович увлекался собиранием редких книг. Его коллекцию украшали рукописный родословец допетровского времени и первое издание путевых записок Олеария. Бутурлин напечатал несколько статей в военной периодике, среди которых известна «О военном значении железных дорог и особенной их важности для России» («Военный сборник», 1866, № 7).

Семья

С 1840 года был женат на фрейлине княжне Марии Сергеевне Гагариной (25.06.1815—27.10.1902), дочери князя С. И. Гагарина; единственной наследнице своего отца, имевшего 5 тыс. душ крестьян, 30 000 десятин земли, дома в Москве и Петербурге. Похоронена рядом с мужем в Симоновом монастыре. Их дети:
Сергей Сергеевич (1842—1920), военный агент в Англии, командовал 2-й гренадерской дивизией, генерал от инфантерии в отставке. Последний владелец усадьбы Ясенево.
Варвара Сергеевна (1844—1848)
Александр Сергеевич (1845—1916), окончил Московский университет, жил в Щвейцарии и Лондоне, поддерживал издание лавровского журнала «Вперед»; входил в кружок В. И. Танеева. Привлекался к суду, в 1881 году был выслан в Сибирь на 5 лет. Помогал Л. Толстому в его евангельских изысканиях. Был женат на польке Елизавете Михайловне Снитко (1849—1918), их сын С. А. Бутурлин.
Мария Сергеевна (1848—1915), замужем за графом Александром Львовичем Салтыковым.
Дмитрий Сергеевич (1850—1920), начальник 26-й пехотной дивизии, генерал от инфантерии в отставке.
Награды
Орден Святой Анны 4-й степени (1826 год)
Орден Святого Владимира 4-й степени с бантом (1828 год)
Орден Святой Анны 2-й степени (1831)
Знак ордена За военное достоинство 4-й степени (1831 год)
Табакерка с вензелем Его Величества, бриллиантами украшенная (1844)
Орден Святого Станислава 1-й степени (1849 год)
Орден Святой Анны 1-й степени (1850 год)
Орден Святого Георгия 4-й степени (26 ноября 1851 года, за беспорочную выслугу 25 лет в офицерских чинах, № 8603 по кавалерскому списку Григоровича — Степанова)
Орден Святого Владимира 2-й степени с мечами (1854 год)
Золотая шпага «За храбрость», украшенная бриллиантами (10 ноября 1854 года)
Орден Белого орла с мечами (1855 год)
Табакерка с портретом Его Величества (1856)
Знак отличия за XXV лет беспорочной службы (1857)
Орден Святого Александра Невского (8 февраля 1859 года)
Алмазные знаки к Ордену Святого Александра Невского (30 августа 1867 года)
Табакерка с портретом Его Величества, бриллиантами украшенная (1871)

иностранные:
Австрийский орден Железной короны 1-й степени (1850 год)
Австрийский Орден Святого Стефана командорский крест (1850 год)
Прусский орден Красного орла 2-й степени со звездой (1851 год)
Австрийский орден Леопольда 1-й степени (1858 год)
Прусский орден Красного орла 1-й степени (1858 год)
Источники
Военная энциклопедия / Под ред. В. Ф. Новицкого и др. — СПб.: т-во И. В. Сытина, 1911−1915. — Т. 5. — С. 168.
Волков С. В. Генералитет Российской империи. Энциклопедический словарь генералов и адмиралов от Петра I до Николая II. Том I. А—К. — М., 2009. — С. 216. — ISBN 978-5-9524-4166-8
Ежегодник Русской армии за 1873 и 1874 гг. Часть II. — СПб., 1874. — С. 81.
Исмаилов Э. Э. Золотое оружие с надписью «За храбрость». Списки кавалеров 1788—1913. — М., 2007. — С. 234, 474. — ISBN 978-5-903473-05-2, ISBN 978-5-903743-05-2 (ошибоч.)
История кавалергардов и Кавалергардского Её Величества полка с 1724 по 1 июля 1851 года. Приложения. — СПб., 1851. — С. LXXI, LXXIX.
Маркграфский А. История лейб-гвардии Литовского полка. Приложения. — Варшава, 1887. — С. 41.
Пономарёв В. П., Шабанов В. М. Кавалеры Императорского ордена Святого Александра Невского, 1725—1917: биобиблиографический словарь в трёх томах. Том 2. — М., 2009. — С. 470. — ISBN 978-5-89577-144-0
Русский биографический словарь: В 25 т. / под наблюдением А. А. Половцова. 1896—1918.
Список генералам по старшинству. Исправлено по 1 августа. — СПб., 1872. — С. 136—137.
Шилов Д. Н., Кузьмин Ю. А. Члены Государственного совета Российской империи. 1801—1906: Биобиблиографический справочник. — СПб., 2007. — С. 99. — ISBN 5-86007-515-4

0

16

http://forumfiles.ru/files/0019/93/b0/49396.jpg

Мария Сергеевна Бутурлина, ур. Гагарина (1815-1902), дочь обер-гофмейстера Сергея Ивановича Гагарина и Варвары Михайловны Пушкиной; замужем за генералом от инфантерии Сергеем Петровичем Бутурлиным (1803-1873).
Портрет работы Кристины Робертсон. 1841 г.

0

17

http://forumfiles.ru/files/0019/93/b0/90689.jpg

Мария Сергеевна Бутурлина, ур. Гагарина с детьми: Марией (в замужестве Салтыковой), Дмитрием, Александром и Сергеем.

0

18

http://forumfiles.ru/files/0019/93/b0/97011.jpg

Alexander Sergeyevich Buturlin (1845-1916). Photo studio Alexander Khloponin. Private Collection. 1872.

http://forumfiles.ru/files/0019/93/b0/85185.jpg

Бутурлин Александр Сергеевич

(1845-1916)

Из дворянской ветви древнего рода Бутурлиных, владевшего землями в Карсунском уезде Симбирской губ., сын Сергея Петровича Бутурлина и Марии Сергеевны, урожденной княжны Гагариной. Выпускник Московского университета, кандидат естественных наук, врач, писатель, революционер-народник. Был женат на Елизавете Михайловне Снитко (1849-1918), их сын Сергей Александрович Бутурлин (1872-1938).

В 1883-1886 гг. отбывал ссылку в Симбирске, в этот период передавал книги из личной библиотеки в Карамзинскую общественную библиотеку.

Основная часть коллекции поступила в 1920-е гг. В ее составе также книги с владельческими признаками других членов семьи – сына Сергея Александровича, отца Сергея Петровича и др.

0

19

http://forumfiles.ru/files/0019/93/b0/35294.jpg

Sergei Alexandrovich Buturlin (1872-1938). 1918.
   

Проведена государственная историко-культурная экспертиза выявленного объекта культурного наследия «Дом Булычёва, где жила семья Бутурлина - учёного зоолога, орнитолога, охотоведа», 1878 г., расположенного по адресу: г. Ульяновск, улица Гончарова, дом 44.

«Дом Булычёва» расположен в историческом центре Симбирска-Ульяновска в окружении исторической застройки второй половины XIX - начала ХХ веков, главным фасадом выходит на красную линию центральной городской улицы - улицы Гончарова (бывшая Большая Саратовская), находится на отрезке улицы Гончарова в границах улицы Карла Маркса и бульвара Пластова. Здесь же находятся ещё шесть объектов культурного наследия, стоящих на государственной охране как памятники истории и культуры, пять из них имеют категорию охраны региональную (улица Гончарова, 40, 48, 50, 52, 54) и один - муниципальную (улица Гончарова, 46).

Объект экспертизы Распоряжением Главы администрации Ульяновской области от 29.07.1999 г. № 959-Р «О придании статуса вновь выявленных памятников истории и культуры» включён в Список недвижимых памятников (вновь выявленных памятников, объектов истории и культуры) города Ульяновска.

Историко-культурная значимость объекта экспертизы определяется тем, что здесь во второй половине 1880-х годов квартировала семья Бутурлиных. Глава семейства - потомок старейшего дворянского рода, сын генерала от инфантерии Сергея Петровича Бутурлина и Марии Сергеевны (урождённой княжны Гагариной) Александр Сергеевич Бутурлин (1845-1916). Будучи ещё студентом естественного (окончил в 1867 году), а затем медицинского факультетов Московского университета, принимал деятельное участие в народническом движении 1860-х - 1870-х годов, сотрудничал с «лавристами», финансировал издание журнала «Вперёд». По документам жандармерии проходил по целому ряду дел: так называемому «московскому заговору» (1866 г.), «полунинской истории» (1869 г.), «нечаевскому делу» (1869 г.), громкому «процессу 50-ти» (1877 г.). А.С. Бутурлин неоднократно был судим, подвергался арестам, гласным и негласным надзорам. После «полунинского дела» в октябре 1869 года был исключён из Московского университета, где обучался на медицинском факультете, выслан в Ярославскую губернию.

В Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ) - бывшем Центральном архиве Октябрьской революции (ЦГАОР) в фонде 102 хранятся дела о народнической деятельности А.С. Бутурлина, в Государственном архиве Ульяновской области (ГАУО) в фонде Симбирского Жандармского управления (855) также есть дела о революционной деятельности народника А.С. Бутурлина.

В результате очередного судебного процесса в 1881 году ему был вынесен приговор о высылке под надзор полиции на пять лет в Западную Сибирь. Больше года он отбывал ссылку в Туринске, затем в Тобольске. 28 мая 1883 года по старому стилю Бутурлина по ходатайству матери перевели в Симбирск. Выбор места отбывания ссылки был не случаен. М.С. Бутурлина (Гагарина) владела в Симбирской губернии имением при сёлах Белый Ключ, Малый Барышок, Лава Карсунского уезда, доставшимся ей в наследство от отца князя Сергея Ивановича Гагарина. Кроме того, ей принадлежало имение Ясенево в Московской губернии. После её смерти в 1902 году это имение унаследовали сыновья Сергей Сергеевич (1842-1920), Дмитрий Сергеевич (1850-1920), в последствии оба кадровые военные, вышедшие в отставку в звании генерал-лейтенанта и Александр Сергеевич (1845-1916). С именем последнего связан рассматриваемый объект - дом, в котором семья Бутурлиных жила в Симбирске.

Летом 1883 года А. С, Бутурлин с женой Елизаветой Михайловной, урождённой Снитко (1849-1918) и детьми Сергеем (1872-1938), Дмитрием (1874-1942), Валерьяном (1875-1917) и Варварой (1879-1959, в замужестве Истомина) приехали в Симбирск. Сергей был принят во 2 класс Симбирской мужской классической гимназии, здесь же проходил обучение и его брат Дмитрий, сестра Варвара училась в Симбирской женской гимназии.

Первым симбирским адресом Бутурлиных был дом полковника Симбирского кадетского корпуса Георгия (Юрия) Ивановича Захарченко по Комиссариатской улице (ныне улица Кузнецова). Съёмная квартира, где жили Бутурлины, находилась в двухэтажном деревянном доме, расположенном в глубине усадьбы Захарченко. В настоящее время дом утрачен.

Точную дату переезда семьи Бутурлиных на Большую Саратовскую в дом крестьянина В.М. Булычёва установить не удалось. Корреспонденция, в том числе и письма от писателя Льва Николаевича Толстогоь и его жены Софьи Андреевны, с которыми А.С. Бутурлин был в дружеских отношениях, датированные 1887 года. На имя А. С. Бутурлина приходили на адрес: Симбирск, Большая Саратовская улица, дом Булычёва.

История домовладения В.М. Булычёва прослеживается с начала 1870-х годов. На Топографическом хозяйственном плане губернского города Симбирска 1871-1872 годов оно находилось в квартале 60, значилось под № 16. По документам того времени усадьба значилась как «пустопорожнее место, огороженное забором». До 1875 года участок принадлежал мещанину Гренёву. В 1875 году «место» покупает титулярная советница Екатерина Диевна Скрыпина.

В 1878 году домовладение значится за крестьянином Василием Матвеевичем Булычёвым. Новый владелец строит здесь каменный двухэтажный с подвалом и мезонином доходный дом (объект экспертизы, дом № 44 по улице Гончарова) и каменные надворные строения. В ГАУО дела о строительстве  объекта экспертизы не обнаружено. Самое раннее строительное дело на данную усадьбу датируется 1881 годом, когда «каменный двухэтажный дом» на генплане усадьбы уже обозначен как существующий. Таким образом, дом строился в 1879 или 1880 году.

В августе 1881 года В.М. Булычёв обращается в Симбирскую городскую управу с прошением на разрешение строительства на принадлежащем ему месте по Большой Саратовской улице каменных двухэтажных холодных служб.

В ГАУО имеется документ - Опись с оценкою недвижимому имению, состоявшему во второй части г. Симбирска по Большой Саратовской улице, принадлежащему государственному крестьянину Нижегородской губернии Василию Матвеевичу Булычёву, составленный в ноябре 1881 года для залога в банк. Квартир в доме было шесть, комнат 48 общей площадью 227, 05 квадратных саженей.

В июне 1896 года к тому времени уже купец В.М. Булычёв вновь обращается в технический отдел Горуправы с просьбой разрешить ему надстроить третий этаж на существующем каменном флигеле. В промежуток с 1896 по 1903 годы В. М. Булычёв продает каменный двухэтажный дом на Большой Саратовской (улица Гончарова, дом 44), каменный флигель и такие же хозяйственные подстройки со всею землёю под ними симбирской купчихе Ольге Дмитриевне Пастуховой, которая владела этим недвижимым имуществом до 1916 года включительно. На городском плане 1905 года дом Пастуховой на Большой Саратовской улице имеет номер 34, находится в 71-м квартале.

В конце февраля 1886 года по окончании гласного надзора А.С. Бутурлин получил разрешение возвратиться в Москву, Семья ещё несколько лет оставалась в Симбирске из-за учёбы детей, сам глава семейства бывал здесь наездами.

Один из детей Бутурлина Сергей Александрович в последствии стал учёным с мировым именем. Шесть лет С.А. Бутурлин обучался в Симбирской мужской классической гимназии. Весной 1890 года, не закончив 7 класс гимназии, уехал в Санкт-Петербург, где поступил в Императорское училище правоведения, окончил его с золотой медалью в 1894 году. Долгие года С.А. Бутурлин служил мировым судьёй в разных учреждениях России.

Известность же он приобрёл как естествоиспытатель, был в звании доктора биологических наук, международную известность получил, прежде всего, как учёный-орнитолог, в 1905 году стал первооткрывателем гнездовья розовой чайки. Бутурлин был одним из основателей охотоведения в России, путешественником, исследователем Русского Севера, автором около двух тысяч научных статей и нескольких десятков книг, в том числе «Материалы для орнитофауны Симбирской губернии», изданной в 1906 году.

В конце сентября 2002 года в Ульяновске проводилась Первая научная конференция, посвящённая памяти учёного Сергея Александровича Бутурлина (в настоящее время «Бутурлинские чтения» на базе Ульяновского областного краеведческого музея проводятся регулярно). В числе приглашённых были прямые потомки С.А. Бутурлина: сын Александр Сергеевич (1924-2010), кадровый офицер, участник Великой Отечественной войны, один из разработчиков ракетного вооружения сухопутных войск, действительный член Историко-родословного общества в Москве; внучка Ирина Александровна и правнук Сергей Бутурлины. В их присутствии 20 сентября 2002 года на главном фасаде дома № 44 по улице Гончарова была открыта мемориальная доска, выполненная из дерева, следующего содержания: «Здесь в конце 1880-х г. Жили участник народнического движения Александр Сергеевич Бутурлин (1845-1916) и Сергей Александрович Бутурлин (1872-1938), впоследствии учёный-орнитолог». В настоящее время на доме две металлические памятные доски - мемориальная с текстом «В этом доме в конце 1880-х г. Жили участник народнического движения Александр Сергеевич Бутурлин (1845-1916) и Сергей Александрович Бутурлин (1872-1938), впоследствии учёный-орнитолог, охотовед, исследователь Севера» и информационная, с текстом: «Дом Булычёвых/Пастуховых. Построен в 1870-х гг.».

В ульяновском областном краеведческом музее имени И.А. Гончарова хранится родовой фонд семьи Бутурлиных, часть орнитологической коллекции С.А. Бутурлина. В Засвияжском районе г. Ульяновска одна из улиц названа именем Бутурлиных.

Объект экспертизы в полной мере соответствует определению объекта культурного наследия. Историческая и культурная ценность объекта определяется проживание в этом доме семьи Бутурлиных. Градостроительная ценность рассматриваемого объекта состоит в том, что здание является формирующим элементом строчки исторической застройки главной улицы города. На данном участке улицы все объекты исторической застройки являются объектами культурного наследия и стоят на государственной охране как памятники истории и культуры.

Объект экспертизы с точки зрения архитектурного решения представляет собой характерный образец городской жилой архитектуры второй половины XIX столетия, выполненный в так называемом «кирпичном стиле».

Предмет охраны:

1. Градостроительное положение здания как формирующего элемента строчки исторической застройки улицы Гончарова.

2. Объёмно-пространственная структура здания с сохранением первоначальных высотных отметок, габаритов, конфигурации, пропорций.

3. Композиционная структура и архитектурно-художественное оформление фасадов в соответствии с внешним историческим обликом на период прохивания здесь семьи Бутурлиных (1880-е годы):

- кирпичная кладка наружных стен фасадов, в том числе двухскатные фронтоны, оформленные рельефной фигурной кирпичной кладкой; прямоугольные аттики с рельефным декором; богатая фигурная кладка венчающего карниза; декорированный поребриком фриз; межэтажный пояс; подоконные полки и ниши с декоративной кладкой; вертикальные ниши на уровне второго этажа;

- форма, размер, местоположение, заполнение дверных проемов;

- местоположение крыльца главного входа со стороны улицы Гончарова;

- балкон.

4. Первичный материал - красный кирпич, дерево.

5. Мемориальная и информационная доски на главном фасаде здания.

6. На сегодняшний день утрачены каменные ворота, которые находились по линии главного фасада здания с юго-западной стороны. Утрачен первоначальный материал заполнения двух оконных проёмов на уровне второго этажа главного фасада. В настоящее время - стеклопакеты из ПВХ-профиля.

В ходе проведения экспертизы уточнены годы проживания семьи Бутурлиных, в том числе Сергея Александровича Бутурлина в доме Булычёва на Большой Саратовской улице:  вторая половина 1880-х годов - апрель 1890 года.

На момент проведения экспертизы «Дом Булычёва» обладает признаками исторической, архитектурной и градостроительной ценности, подлежит определению объекта культурного наследия в соответствии со статьёй 3 закона «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» № 73-ФЗ от 25.06.2002 г.).

Объект экспертизы имеет все основания для включения его в Единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации с присвоением ему статуса объекта культурного наследия )памятника истории и культуры) регионального значения.

Объекту культурного наследия рекомендовано присвоить наименование «Дом В.М. Булычёва, в котором во второй половине 1880-х по апрель 1890 года жила семья Бутурлиных».

Рекомендовано определить границы зон охраны данного объекта.

Аттестованный эксперт по проведению государственной историко-культурной экспертизы О.А. Свешникова.

0

20

Михаил Петрович Бутурлин: из жизни нижегородского губернатора.

Михаил Петрович Бутурлин (1786-1860) долгое время был нижегородским губернатором. Вначале он был назначен гражданским губернатором города, а с 1832 года стал и военным губернатором. При Бутурлине город начал стремительно перестраиваться и приобретать современные черты. О нем сохранилось большое количество анекдотов, характеризующих его с разных сторон. Что здесь является правдой, а что – выдумки, судите сами, уважаемые читатели.

В начале сентября 1833 года в Нижний прибыл А.С. Пушкин, который направлялся в Оренбург для сбора сведений о пугачевском бунте. Бутурлины очень ласково встретили известного поэта, к тому же дальнего родственника Михаила Петровича (ну, очень дальнего!), но сам факт визита столичного гостя встревожил губернатора.
Дело в том, что после декабрьских событий Бутурлин по поручению Николая I ездил по провинциям, чтобы оценить состояние дел на местах и прощупать царящие там настроения. Император высоко оценил миссию Бутурлина и наградил его, поэтому губернатор и решил, что Пушкин может разъезжать по провинциям с аналогичной повторной инспекцией.
Бутурлин поспешил написать своему приятелю военному губернатору Оренбурга Василию Алексеевичу Перовскому (1795-1857) о возникших у него подозрениях.
Только 1 октября в Нижнем было получено полицейское извещение об установлении негласного надзора за поэтом, но к этому времени и сам Пушкин, и послание Бутурлина уже были в Оренбурге.
Перовский был с Пушкиным в приятельских отношениях и с удовольствием прочитал поэту полученное от Бутурлина послание, над которым они весело посмеялись. Этот случай стал одним из источников гоголевского "Ревизора".

Большим событием в жизни нижегородского губернатора стал приезд в его город Николая I в 1836 году. Бутурлин очень хотел, чтобы визит императора Николая Павловича в Нижний Новгород прошел без накладок, но не получилось.

На Ивановском спуске экипаж императора увяз в непролазной грязи. Император разгневался:
"У вас в Нижнем природа сделала все, чтобы украсить город, а люди делают все, чтобы его испортить".

Потом император указал на домики, лепившиеся по склонам холмов и обращенные к реке не фасадами, а дворами, и иронично добавил:
"Ваши дома на меня задами смотрят!"

Затем император сообщил Бутурлину, что на следующий день он посетит Кремль инкогнито, и чтобы об этом визите никто не знал. Бутурлин тут же собрал всех полицейских офицеров и чиновников и под великим секретом сообщил им эту новость. Разумеется, на следующий день весь нижегородский Кремль был набит народом. Император, сидя в коляске, выражал Бутурлину свое недовольство, а тот оправдывался.

Тысячи горожан сторожили каждое появление императора на людях и встречали его радостными криками "Ура!" Местные власти также старались всячески угодить высокому гостю, так что вскоре император сменил гнев на милость и собственноручно разработал "Положение об устройстве губернского города Нижнего Новгорода". При этом он заявил:
"Я предназначен судьбой исправить ошибки истории в отношении вашего города".

В плане о переустройстве Нижнего Новгорода было заложено удлинение одних улиц и расширение других, перенос многих зданий на новые места, постройку множества церквей и часовен, новых казенных зданий, казарм и пр. Император предусмотрел перестройку домов окнами к реке, создание виадуков на набережной Оки, а также повелел вымостить Ивановский спуск, создать еще несколько новых, а также разбить на откосах бульвар и городской сад. Бенкендорф заметил на это, что русские не привыкли лазить по горам, но император ответил:
"Пускай научатся!"

Бутурлину приписывают издание приказа против пожаров, которым предписывалось домохозяевам сообщать об этом в полицию за два часа до начала пожара.

Однажды зимой через Нижний Новгород возвращалось на родину хивинское посольство. Хивинский посланник в Нижнем почувствовал себя плохо и вскоре умер. Он был особой царских кровей, так что Бутурлин донес об этом происшествии императору. Бутурлин также сообщал, что члены посольства хотели забрать тело с собой и везти его на родину, но губернатор без разрешения вышестоящего начальства на это не решился. Чтобы тело посланника не испортилось, Бутурлин велел его заморозить в реке, как это делают с осетрами. Говорят, что за этот подвиг император назначил Бутурлина в сенаторы.

Нижегородские встречи Пушкина.

Сегодня был я у губернатора Бутурлина. Он и жена его приняли меня очень мило и ласково: он уговорил меня обедать завтра у него. (Из письма А. С. Пушкина жене 2 сентября 1833 года из Н. Новгорода.)

Пушкин приехал в Нижний Новгород по старой столбовой Московской дороге в субботу, 2 сентября 1833 года. Впереди был долгий путь в Оренбург, где ему предстояло осмотреть места событий крестьянской войны под предводительством Емельяна Пугачева, некогда потрясшей до основания всю дворянскую Россию,- героя будущего исторического исследования Пушкина и повести "Капитанская дочка".

По установившимся правилам в губернском правлении в субботние дни присутствий не было, и поэт посетил нижегородского военного губернатора М. П. Бутурлина в его казенном доме на Большой Покровской улице. При разговоре Пушкина с Бутурлиным присутствовала жена последнего Анна Петровна (урожденная Шаховская).

Чета Бутурлиных приняла Пушкина радушно, уговорив посетить их .дом и на следующий день. Тому было несколько весьма важных причин.

Во-первых, Пушкина знали в России известным поэтом, которому, по доносившимся до Нижнего Новгорода слухам, покровительствовал сам Николай 1, вызвавшийся быть его личным цензором. Такой "чести" удостаивались немногие! О характере же более сложных, чем это казалось внешне, отношений поэта и царя М. П. Бутурлин мог и не догадываться. Во-вторых, они состояли в дальнем родстве. В нижегородских дворянских книгах Бутурлины указывали, что происходят от вышедшего во времена "Александра Невского из Семиградской земли государева честного мужа, именем Радша". Это же дословно повторил о своем древнем предке Пушкин в автобиографии, с того же начал стихотворение "Моя родословная": "Мой предок Рача мышцей бранной Святому Невскому служил..:" В-третьих, по предположению М. П. Бутурлина, Пушкин ехал в Оренбург с инспекционной миссией, что затрагивало, как мы увидим, личные интересы нижегородского военного губернатора. Опасения о тайной цели путешествия Пушкина в далекий Оренбург были для Бутурлина столь серьезными, что он сразу же известил об этом тамошнего военного губернатора В. А. Перовского.

Писатель В. А. Соллогуб писал в воспоминаниях: уже будучи в Оренбурге, поэт узнал, что Бутурлин принял его за тайного посланника царя. Позже Александр Сергеевич рассказал Н. В. Гоголю, как его дважды приняли за тайного правительственного чиновника - сначала в Устюжне-Железопольской, а затем тогда, когда В. А. Перовский получил из Нижнего Новгорода секретную бумагу. В этой бумаге "последний предостерегался, чтоб был осторожен, так как история Пугачевского бунта только предлог, а поездка Пушкина имеет целью "обревизовать секретно действия оренбургских чиновников". На этих двух данных задуман "Ревизор", коего Пушкин называл себя всегда крестным отцом".

Но что же так насторожило нижегородского военного губернатора в приезде Пушкина и, главное, в его интересе к Оренбургу? Ответ мы находим в фактах биографии самого М. П. Бутурлина, выявленных из хранящегося в Государственном архиве Горьковской области его формулярного списка.

Михаил Петрович Бутурлин родился 13 мая 1786 года. Незадолго до начала военных действий французов в 1812 году он получил назначение старшим адъютантом командира 1-й кирасирской дивизии, с которой участвовал в сражении под Витебском и в арьергардных боях за Смоленск, "где много раз употреблен был в охотниках для расставления егерных цепей, я исполнял оное с удивительным рвением и храбростью".

За участие в Бородинской битве, где расторопной распорядительностью способствовал "спасению батарей и пехоты, причем ранен в плечо картечью", его наградили первым боевым орденом Святого Владимира 4-й степени с бантом. Затем М. П. Бутурлин участвовал в сражениях под Тарутином, Малоярославцем, под Вязьмой и далее под Дрезденом и Лейпцигом. С русскими войсками вошел в Париж

После победоносного завершения французской кампании Михаила Петровича назначили адъютантом будущего декабриста С. Г. Волконского, а 23 октября 1829 года в чине генерал-майора уволили "за болезнию до прошению от службы с мундиром в пенсионом одной трети жалованья".

Во время эпидемии холеры, охватившей центральные районы россии, М. П. Бутурлина в сентябре 1830 года назначили временноуправляющим мещанской частью Москвы. С нежданным поручением он справился, и уже на следующий год вместе с очередным орденом получил и назначение на должность нижегородского гражданского губернатора. За успешное взыскание недоимок с населения губернии ему была объявлена правительственная благодарность, а указ от 1 июля 1832 года поднял его на следующую ступеньку иерархической лестницы чиновничьего аппарата николаевской России - он занял должность военного губернатора с правом управления и "гражданской частью", став практически единовластным правителем огромного Нижегородского края.

Пушкин был в гостях у Бутурлина в пору особой активности и признания правительством его административных деяний. Бутурлин вряд ли мог ждать от заезжего поэта крупных неприятностей по новой службе, но известие о поездке Пушкина в Оренбург серьезно встревожило губернатора.

Дело в том, что после декабрьского восстания на Сенатской площади по стране были разосланы тайные, особо доверенные правительства Николая I лица с целью выяснить степень распространения взглядов декабристов и реального состояния дел на местах. В числе "командированных по секретным поручениям" был и М. П. Бутурлин, объехавший тогда несколько губерний, проведший несколько месяцев в Оренбурге (вплоть до весны 1830 года). О результатах тайных инспекций М. П. Бутурлин докладывал лично Николаю I, за что "удостоился получить Всемилостивейшее Его Императорского величества удовольствие".

Таким образом, поездка Пушкина в Оренбург вполне могла восприниматься М. П. Бутурлиным вторичной проверкой данных недавнего его отчета царю. А это, даже при минимальном несовпадении взглядов, действительно грозило нижегородскому военному губернатору нежданными неприятностями.

Возможно, после долгой застольной беседы у себя в доме 3 сентября и получения запоздавшего секретного полицейского предписания об установлении за поэтом негласного надзора В Нижнем Новгороде (получено в губернском правлении 1 октября 1833 года) Михаил Петрович и поколебался в своем предубеждении против Пушкина, но курьер с эстафетой был давно в Оренбурге. Откуда было знать нижегородскому губернатору, что этот курьез станет известен поэту, а от него - Н. В. Гоголю, автору "Ревизора".

3 сентября 1833 года к обеду Пушкин вновь оказался в доме военного губернатора. Кроме него, на обеде присутствовало достаточное количество гостей. За некоторыми из них, например, за Лидией Петровной Никольской, специально посылали коляску!

Дневниковая запись Л. П. Никольской об этой встрече - наиболее полное свидетельство очевидца о пребывании Пушкина в. Нижнем Новгороде: "В этот день у Бутурлиных обедал молодой человек: нас не познакомили, и я не знала, кто он. Я запомнила наружность этого гостя: по виду ему было более тридцати лет. Он носил баки. Немного смуглое лицо его. было оригинально, но не красиво: большой открытый лоб, длинный нос, полные губы,- вообще неправильные черты; но что было у него великолепного - это темно-серые с синеватым отливом глаза, большие, ясные! Нельзя передать выражения этих глаз: какое-то жгучее, а при том ласкающее, приятное. Я никогда не видела лица более выразительного: умное, доброе, энергичное. Когда он смеялся - блестели его белые зубы. Манеры у него били светские, но слишком подвижные. Он хорошо говорил: ах, сколько было ума и жизни в его неискусственной речи! Д какой он веселый, любезный - прелесть. Этот дурняшка мог нравиться".

Уже после отъезда гостя между Лидией Петровной и хозяйкой дома произошел заключительный диалог:

"- Насмотрелась на своего любимца? - спросила меня Анна Петровна. - На какого любимца!- сказала я. - На твоего Онегина! - пояснила она.

- Разве это был Пуш...- я не договорила. Бутурлина рассмеялась".

Среди присутствовавших на обеде был и сосед Бутурлиных по Большой Покровской улице, генерал в отставке Петр Богданович Григорьев, оказавшийся свидетелем полушуточного разговора Пушкина с хозяйкой дома .о пребывании поэта в Большом Болдине осенью 1830 года во время холеры.

Краткое знакомство с Пушкиным стало чуть ли не "реликвией" семьи Григорьевых и передавалось из поколения в поколение в виде изустного предания, записанного позднее внуком генерала, известным в XIX столетии писателем П. Д. Боборыкинымв "Воспоминаниях": "Д. П. Григорьев любил передавать мни разговор Пушкина с тогдашней губернаторшей, Бутурлиной...

Что же вы делали в деревне, Александр Сергеевич? - спрашивала Бутурлина.- Скучали? - Некогда было, Анна Петровна.

Я даже говорил проповеди

Проповеди?

- Да в церкви, с амвона. По случаю холеры. Увещевал их: ,,И холера послана вам, братцы, оттого, что вы оброка не платите, пьянствуете. А если вы будете продолжать так, то вас будут сечь. Аминь!""

Достоверность разговора, а следовательно, и факта присутствия П: Б.. Григорьева у Бутурлиных на встрече с поэтом, подтверждает сам Пушкин, описавший этот же эпизод своей "просветительской деятельности" в б. Болдине в письме от 29 сентября 1830 года П. А. Плетневу: "...я бы хотел переслать тебе проповедь мою здешним мужикам о холере; ты бы со смеху умер, да не стоишь ты этого подарка...".

Кто же еще мог быть на обеде у Бутурлиных?

Из тех, кто составлял тогда окружение военного губернатора, назовем двоих - А. Д. Улыбышева и И. Е. Ефимова, не только потому, что они были вхожи в дом Бутурлиных и часто бывали там, но и оказались ранее знакомыми с поэтом или его столичными друзьями.

Губернский архитектор Иван Ефимович Ефимов в это время посещал дом М. П. Бутурлина буквально каждый день, а иногда и по нескольку раз на дню; под его надзором проводился ремонт губернаторской усадьбы, и архитектору приходилось не только поторапливать подрядчиков, но и контролировать качество работ, чтоб закончить их к быстро надвигающимся холодам.

К тому же, императорская Академия художеств еще в 1825 году избрала Ивана Ефимовича своим членом, а президент А. Н. Оленин, в семье которого Пушкин многократно бывал и поддерживал дружеские отношения с его сыновьями Алексеем и Петром, дочерьми Варварой и Анной, считал И. Е. Ефимова одним из наиболее одаренных зодчих России. Это несомненно было известно М. П. Бутурлину и делало различия в служебных рангах губернатора и академика архитектуры не столь существенными.

Ефимов и Пушкин были почти одного возраста, оба окончили привилегированные столичные учебные заведения и имели там много общих знакомых. Пушкин знал сотоварищей И. Е. Ефимова по Академии, художеств - младшего брата нижегородского архитектора, петербургского зодчего той поры Николая Ефимовича Ефимова и других. Приглашение И. Е. Ефимова на званый обед имело для Бутурлина и практический интерес: показать мнимому "ревизору" в возможно более выгодном свете свое окружение.

С действительным же статским советником в отставке А. Д. Улыбышевым нижегородского губернатора связывали дружеские отношения. Правда, А. Д. Улыбышев "в своих дневниковых записях нелестно отзывался о деятельности М. П. Бутурлина как губернатора, .называя его "идеалом дурного правителя".

С Пушкиным А. Д. Улыбышев познакомился еще в Петербурге, где служил ,в министерстве иностранных дел и вместе с поэтом входила литературное общество "Зеленая лампа". А.Д. Улыбышев успешно продвигался по службе и регулярно получал награды, но .его тяготила казенная служба, и в 1830 году он подал в отставку, женился и поселился в своем нижегородском имении, в селе Лукине.

Весной и в начале лета А. Д. Улыбышев жил в деревне, а во время ярмарочного торга и съезда гостей переезжал в Нижний Новгород, .где квартировал в 1830-х годах на Большой Покровской улице.

Можно полагать, что М. П. Бутурлин был заинтересован во встрече в своем доме двух давних знакомых. Это могло способствовать созданию особо доверительной обстановки, что, судя по непринужденной оживленности поэта во время застолья, и было достигнуто.

После окончания обеда все вышли в гостиную.Здесь Пушкин провел не более часа, затем откланялся и отправился в дальний путь через Казань в Оренбург.

0


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » БУТУРЛИН Дмитрий Петрович.