Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » Императоры и окружение. » Чернышёв Александр Иванович.


Чернышёв Александр Иванович.

Сообщений 1 страница 10 из 41

1

http://s9.uploads.ru/J7FSE.jpg

Светлейший князь Алекса́ндр Ива́нович Чернышёв (10 января 1786 — 20 июня 1857) — российский генерал-адъютант, генерал от кавалерии (1786—1857), военный министр (1827—1852 годы).
Александр Иванович родился в семье сенатора генерал-поручика Ивана Львовича Чернышёва и Евдокии Дмитриевны Ланской.
После домашнего воспитания был принят камер-пажом к высочайшему двору; затем служил в кавалергардском полку и боевое поприще начал в сражении при Аустерлице, участвовал в кампании 1807 года; в 1808 году ездил в Париж и Байонну с поручениями к императору Наполеону. Во время кампании 1809 года состоял при французском императоре. После Шёнбруннского мира он остался в Париже в качестве доверенного лица русского императора и нашего военно-дипломатического агента.
Отозванный в 1811 году, Чернышёв исполнил важное дипломатическое поручение в Стокгольме, а по возвращении оттуда состоял при императоре; был отправлен к фельдмаршалу Кутузову и адмиралу Чичагову, для объявления им плана общего движения русских войск к Березине. Вскоре по прибытии к Дунайской армии, Чернышёв был послан Чичаговым из Бреста, с лёгким конным отрядом, в герцогство Варшавское, для действий в тылу австрийского корпуса Шварценберга. С этого времени начинается партизанская деятельность Чернышёва, причём ему приходилось командовать не только мелкими, но и весьма значительными отрядами; особенно известно занятие им города Касселя в 1813 году.
В 1819 году он был назначен членом комитета об устройстве донских войск и присутствующим в комитете о раненых; в 1821 году получил в командование лёгкую кавалерийскую дивизию. Находился при Александре I во время его кончины в Таганроге.
25 ноября 1825 года командирован во 2-ю армию для следствия по делу декабристов, привел армию к присяге Николаю I. В январе 1826 года включен в состав Следственной комиссии по делу декабристов. В день коронации Николая I возведён в графское достоинство; в 1827 году назначен товарищем управляющего главным штабом Его Величества и вслед за тем, 26 августа того же года, поставлен во главе военного министерства; сохранял этот пост до 26 августа 1852 года.
В 1848 году назначен председателем Государственного совета Российской империи. Император Николай возвел его в княжеское достоинство и назначил шефом Санкт-Петербургского 1-го уланского и Кабардинского егерского полков.
Проблемы со здоровьем и почтенный возраст заставили его просить у императора увольнения с должности военного министра, на что было получено высочайшее соизволение, а председателем Государственного Совета он оставался до своей смерти, последовавшей в 1857 году в городе Кастелламмаре-ди-Стабия, близ Неаполя (Италия).

Александр Иванович был женат трижды. Первый брак с Теофилой Игнатьевной Радзивилл, урождённой Моравской, закончился разводом после того, как супруга уехала в Париж. Вторая супруга, княжна Елизавета Александровна Белосельская-Белозерская (1803—1824), скончалась при родах. В сентябре 1825 года он женился в третий раз на графине Елизавете Николаевне Зотовой (1809—1872), причём разрешение на брак пришлось испрашивать у государя.
Дети:
Елизавета (1826—1902) — супруга Владимира Ивановича Барятинского (1817—1875);
Лев (1837—1864) — флигель-адъютант, женат на Марии Владимировне Титовой (1840—1878). Их сын, Лев (1864—1891), был последним представителем княжеской ветви рода Чернышёвых по мужской линии.
Александра (1829—1892) — супруга князя Д. А. Лобанова-Ростовского
Мария (1849—1919) — фрейлина, незамужем.

0

2

http://sa.uploads.ru/ZFd5J.jpg

3-я жена А.И. Чернышёва - Елизавета Николаевна, ур Зотова с дочерьми Елизаветой и Александрой. Акварель А.П. Брюллова. 1830-е гг.

0

3

http://sh.uploads.ru/ArC30.jpg
1-я жена Чернышёва Теофила Игнатьевна Радзивилл с  сыном Александром Радзивиллом. И.-Б. Лампи. 1815 г.

0

4

http://sh.uploads.ru/KsMqo.jpg
Александра Александровна Лобанова-Ростовская, дочь А.И. Чернышёва.

0

5

Чернышев, светлейший князь Александр Иванович
— генерал-адъютант, генерал от кавалерии, военный министр, председатель Государственного Совета; происходил из дворян и родился 30-го декабря 1785 г. Он был сыном генерал-поручика и сенатора Ивана Львовича Ч. и приходился родным племянником известному любимцу императрицы Екатерины II, флигель-адъютанту Александру Дмитриевичу Ланскому. Рано лишившись отца, Александр Иванович остался на попечении матери, причем, по обычаю того времени, еще с колыбели был записан в военную службу и числился вахмистром в лейб-гвардии Конном полку, живя, однако, в Москве с матерью и не нося даже военной формы. Воспитателем его был известный в то время аббат Перрен. Важным событием в жизни Чернышева была коронация императора Александра I (1801 г.), когда впервые, на балу у князя А. Б. Куракина, государь узнал и отличил молодого Чернышева. Ему было предложено звание камер-юнкера, от которого он, однако, отказался, предпочитая посвятить себя военной службе, вследствие чего 13-го октября 1801 г. был пожалован в камер-пажи и поэтому принужден был покинуть Москву и переселиться в Петербург. 20-го сентября 1802 г. из камер-пажей Чернышев был произведен в корнеты кавалергардского полка и усердно отдался военной службе. Назначенный в 1804 г. (июня 20-го) адъютантом к шефу кавалергардского полка генерал-лейтенанту Ф. П. Уварову, он в том же году, сентября 29-го, был произведен в поручики. В следующем 1805 г. Чернышев принял участие в походе против Наполеона, причем, оставаясь в звании адъютанта генерала Уварова, в первый раз попал 16-го ноября в огонь в авангардном деле под Вишау. Начиная с этого дня Чернышев участвовал в целом ряде сражений и стычек, находясь всегда в авангарде армии. 20-го ноября в неудачном для нас сражении под Аустерлицем Чернышев в начале сражения находился в трех кавалерийских атаках, из которых последняя была неудачна, и с донесением о них он был отправлен генералом Уваровым к государю, который оставил его при себе, отправляя с разными поручениями и отдавая через него приказания действующим войскам; с наступлением же темноты, при беспорядочном отступлении армии Чернышев очень удачно и быстро исполнил приказание императора отыскать Кутузова. За Аустерлицкое сражение Чернышев был награжден (29-го января 1806 г.) орденом Владимира 4-й степени с бантом, что получали тогда только полковники, и кроме того, так понравился государю, что по возвращении в Петербург был представлен обеим императрицам. В этом же году, ноября 1-го, он был произведен в штаб-ротмистры, исполняя по-прежнему обязанности адъютанта при генерал-лейтенанте Уварове. Отправившись в 1807 г. во второй поход против Наполеона, Чернышев участвовал в пределах Пруссии в сражениях 19-го февраля при селении Линау против корпуса фельдмаршала Нея, 24-го мая при селении Шарник и 25-го при Акендорфе и Депене, причем за два последних сражения он получил золотую шпагу с надписью "за храбрость". Далее, за отличие в сражениях 26-го мая при Вольфсдорфе, 29-го при Гейльсберге и, главным образом, 2-го июня при Фридланде, где он, при беспорядочном и гибельном отступлении наших войск по горевшим мостам на реке Алле, нашел брод и тем дал возможность переправиться и спастись значительной части армии, получил 20-го мая 1808 года орден Георгия 4-й степени. Вскоре после этого было заключено перемирие, а 13-го июня состоялось свидание двух императоров, последствием чего было подписание 25-го июня Тильзитского мира. Здесь впервые Чернышев увидал Наполеона и с этого времени ему приходилось очень часто сталкиваться с ним вплоть до самаго 1812 года. Зиму Чернышев провел в Петербурге, хотя ему представлялся случай отправиться в Париж по одному дипломатическому поручению, что, однако, не состоялось, и только в конце января 1808 г. он отправился туда с письмом императора Александра к Наполеону; письмо это русский посол в Париже, граф Толстой, лично передал Наполеону, а через неделю Чернышев получил аудиенцию у императора, которому представил его тот же граф Толстой. Наполеон долго разговаривал с ним, причем Чернышев очень ему понравился непринужденностью и смелостью своих суждений о сражениях при Аустерлице и Фридланде. Вернувшись 4-го марта в Петербург, Чернышев не долго, однако, здесь оставался, так как 25-го марта вторично был отправлен императором Александром в Париж, чтобы лично вручить Наполеону письмо государя о занятии Финляндии. Прибыв туда, Чернышев не застал Наполеона, который находился в Байонне по случаю волнений в Испании. Исполняя данное ему поручение, он отправился далее и в замке Мараке, около Байонна, он представился императору, который его очень милостиво принял и передал ему свои ответные письма императору Александру. На обратном пути в Россию Чернышеву удалось собрать много секретных сведений о численности французских войск, находящихся в Испании, о подкреплениях, которые к ним посылались, о страшном возбуждении умов в Испании против французов и их императора и много других, менее важных данных, и со всем этим запасом самых секретнейших дел он предстал 11-го мая перед государем в Петербурге и подробно изложил ему результаты своей поездки, чем доставил Александру І большое удовольствие, получив разрешение считать себя флигель-адъютантом, но, однако, пока не разглашать об этом обстоятельстве впредь до издания указа о пожаловании в это звание — чего ему пришлось дожидаться довольно долго, так как враги и завистники сумели повредить ему в мнении императора, который на время охладел к нему.

Между тем Австрия снова вооружилась против Франции, приглашая Пруссию также выступить против общего врага; Россия же, по условиям Эрфуртской конвенции 1808 г., должна была обратить свое оружие против Австрии, что, помимо всех других условий, было крайне для нее обременительно, так как она вела в это время войну с Турцией, Персией, Швецией и Англией; вот в это-то время Император Александр снова пригласил к себе Чернышева, дав ему приказание отвезти письмо Наполеону и затем остаться при его штабе; а так как не было известно местопребывание французского Монарха, то в апреле месяце выехавшему из Петербурга Чернышеву пришлось кружным путем через Франкфурт-на-Майне искать Императора, с которым он наконец встретился в Сент-Пельтоне и был очень радушно принят Наполеоном. Ему было приказано находиться при Императоре, причем даже помещение отводилось ему вблизи покоев Наполеона. В бюллетене по армии было объявлено о прибытии Чернышева — причем он был назван полковником, графом и адъютантом Русского Императора; Ч. конечно протестовал против этого, так как не носил этих званий, но Наполеон приказал ему не обращать на это внимания. Сопровождая Императора в походе, он был свидетелем бомбардировки и покорной сдачи Вены, Аспернского и Ваграмского сражений, из коих в первом Наполеон потерпел неудачу в столкновении с армией Эрцгерцога Карла и принужден был отступить, после чего на другой день, отправляя в Петербург курьера, предложил Чернышеву написать письмо Императору Александру и сообщить о происшедшем сражении; это щекотливое поручение Ч. исполнил очень удачно и, зная, что письмо его будет прочтено Наполеоном, с чисто дипломатической ловкостью известил, однако, своего Государя о поражении французской армии. Александр І оценил дипломатические способности молодого офицера и стал питать к нему еще большее доверие; Наполеон же на другой день пригласил Чернышева к завтраку и своей любезностью показал ему, что письмо его прочтено и очень понравилось. Вскоре после этого Ч. исполнил поручение Наполеона: съездить в Венуи разузнать там о настроении общественного мнения. Ваграмским поражением 24-го июня закончилась эта кампания и начались мирные переговоры. 25-го июня, то есть на другой день после победы, Наполеон наградил Чернышева, ни на шаг не отлучавшегося от него во все время боя, Крестом Почетного Легиона, причем, получив известие из Петербурга от своего посла Коленкура о пожаловании Чернышева флигель-адъютантом, первый поздравил его с этой наградой, которая дана была ему 5-го июня 1809 г., и тотчас отправил его в Петербург с донесением о Ваграмском поражении.

Между тем эта война, в которой Россия показала себя очень ненадежным союзником Франции, явилась первой причиной неудовольствия Наполеона на политику русского Правительства. В это-то время, т. е. когда велись мирные переговоры между Австрией и Францией, Император Александр, отказавшись от присылки уполномоченного со стороны России для ведения мирных переговоров, отправил снова Чернышева 21-го августа к Наполеону с письмом, в котором просил его позаботиться об интересах России. Чернышев был очень милостиво принят Императором и в тот же день, откланявшись Наполеону, отправился в замок Дотис к Императору Францу, чтобы передать ему письмо Александра. Своим появлением в Австрийской главной квартире он произвел очень хорошее впечатление на австрийцев и был конечно тотчас принят Императором Францем, крайне удрученным понесенными им поражениями. После этого Чернышев опять вернулся в Шенбрун, в главную квартиру французской армии, где и оставался до заключения мира, ничего, впрочем, не зная об его условиях и получая от Наполеона заверения, что Россия получит город Лемберг (Львов) и некоторые другие местности. Мирные условия показали, что Россия была обманута, получив незначительный клочок австрийской Галиции.

9-го октября 1809 г. Ч. произведен был в ротмистры, а в январе 1810 г. опять был отправлен в Париж, с приказанием находиться в распоряжении Наполеона. Несмотря на охлаждение отношений между Россией и Францией, Чернышев был очень любезно принят как самим императором, так и самыми близкими к Наполеону лицами. В вихре удовольствий и придворных балов, ведя самый светский образ жизни, бывая часто у любимой сестры Наполеона — принцессы Боргезе и у королевы неаполитанской, он не забывал, однако, своей роли и в длинных донесениях в Петербург сообщал массу самых секретнейших сведений о Наполеоне и о планах и намерениях французского правительства. Континентальная система, столь тягостная для большинства европейских государств, очень плохо соблюдалась в России, что, конечно, мешало планам Наполеона сокрушить могущество Англии. Видя, что Россия всеми способами старается избавиться от обременительных для нее условий, и узнав, что в гавани Балтийского моря направилось более 600 английских купеческих кораблей, Наполеон пригласил Чернышева и поручил ему отправиться в Петербург и передать императору Александру требование о немедленной конфискации этого громадного торгового флота; при этом он имел большой политический разговор с Александром Ивановичем, оправдываясь во всех взводимых на него недоброжелательных действиях против России. В половине октября Чернышев уехал в Петербург, где тотчас по прибытии был принят императором Александром и передал ему письмо от Наполеона. Очень довольный деятельностью Чернышева во время пребывания его в Париже, государь произвел его 8-го ноября 1810 г. в полковники и приказал немедленно готовиться в дорогу, обратно в Париж, с тем чтобы по пути заехать в Стокгольм и разузнать на месте, каких планов и образа действий по отношению России будет держаться наследный принц шведского престола, бывший французский маршал Бернадот. Чернышеву, которого впоследствии в письме к наследному принцу шведскому император Александр назвал "самым смелым, какие только известны в военной истории", не трудно было сделать это, ввиду того что он в Париже близко знал будущего шведского короля и находился с ним в самых дружеских отношениях. Радушно принятый Карлом XIII, Ч. во время краткого пребывания в Стокгольме имел три тайные аудиенции у наследного принца, от которого получил самые положительные и категорические заявления о неизменной дружбе к России; прямым последствием этого поручения была завязавшаяся дружеская переписка между русским царем и Бернадотом. Вернувшись в Париж, Чернышев был по-прежнему милостиво принят Наполеоном, который долго с ним разговаривал, прочтя врученное им письмо от русского императора.

Между тем отношения России и Франции с каждым днем ухудшались, а новый русский тариф и протест императора Александра против изгнания герцога Ольденбургского из его родовых имений, о чем в Париже узнали в феврале месяце, окончательно раздражили Наполеона против России, и на приеме дипломатического корпуса 8-го февраля 1811 г. он очень холодно обошелся с Чернышевым, не сказав ему ни слова и умышленно игнорируя его в обществе близко стоящих к нему дипломатов, с которыми император очень любезно разговаривал. Раздражение Наполеона выразилось в письме к Императору Александру, отправленном с Чернышевым. Съездив в Петербург и вернувшись с ответным письмом государя, Ч. тотчас же получил весьма продолжительную аудиенцию (4½ часа) у Наполеона, который остался очень недоволен письмом Александра и в конце концов заявил Чернышеву, что и привезенное им письмо, и высказанные словесные сообщения не позволяют ему приостановить приготовлений к войне; император, впрочем, милостиво отпустил Ч., пожелав, чтобы их разговор был письменно доведен до сведения царя. В своих донесениях в Петербург Чернышев постоянно писал, что война с Францией неизбежна и что Наполеон желает только выиграть время, пока улучшится положение дел в Испании. По мере того как приготовления к войне приближались к концу, Наполеон все менее и менее скрывал свое враждебное отношение к России, и наконец 3-го августа 1811 г. он позволил себе в присутствии всего дипломатического корпуса изложить русскому послу, князю Куракину, в самых резких выражениях причины своего неудовольствия против России. С этого времени Чернышев, ясно сознавая близость разрыва и видя, что только позднее время помешало французскому правительству начать враждебные действия, употребил все свои способности и энергию на собирание сведений о вооружениях французской армии, о ее численности, передвижениях, положении дел в Испании, о внутренних брожениях и о намерениях Наполеона найти себе друзей в предстоящей опасной войне с недавними союзниками. Между тем деятельность Чернышева стала очень подозрительна французскому правительству, да и сам он, опасаясь за участь своих бумаг, в случае, если Наполеон, отправившись к армии, велит арестовать дипломатических агентов и конфисковать их бумаги, просил в письме к графу Румянцеву под каким-либо предлогом вызвать его в Петербург. Оказалось, однако, что такого предлога искать не понадобилось, так как сам Наполеон решил отправить туда Чернышева. 13-го февраля 1812 г. Александр Иванович имел прощальную аудиенцию у Наполеона, на которой император не сказал ничего нового, а ограничился лишь упреками, обвинениями в недоброжелательстве и уверениями в своих добрых намерениях по отношению к России, но ясно было, что разрыв неизбежен. Письмо, отправленное Наполеоном императору Александру, было очень коротко. "Государи не должны писать обширных писем при таких обстоятельствах, когда ничего приятного не могут сказать один другому", — сказал Наполеон, передавая это письмо Чернышеву. В Петербурге Ч. доложил императору Александру все, что сказал ему Наполеон перед отъездом. В марте Александр ответил столь же лаконическим письмом французскому императору, а 9-го апреля он уже оставил Петербург, отправившись в Вильну к армии, — флигель-адъютант Чернышев сопровождал государя в этой поездке. Между тем Наполеон прибыл в Дрезден, сосредоточивая вокруг себя "великую армию". 11-го июня наполеоновская армия перешла через Неман. В это время, т. е. перед началом войны, флигель-адъютантом Чернышевым была представлена государю писанная на французском языке "Записка о средствах к предупреждению вторжения неприятеля в 1812 г.", в которой он указывал на необходимость соединения наших двух армий и на ошибку в плане военных действий, вследствие которой в руках неприятеля очутилась очень важная для нас дорога от Минска до Смоленска и Москвы; для борьбы с неприятелем он рекомендовал обратиться государю в Москве к народу, с призывом против врага, и советовал устроить укрепленные позиции числом около пяти. — Прочтя эту записку, государь обнял и поцеловал Чернышева и, уезжая из армии, приказал Александру Ивановичу вместе с полковниками Мишо и Эйхен отправиться в Москву и подыскать в ее окрестностях места, удобные для устройства укрепленного лагеря для защиты древней столицы, но ввиду быстрого наступления Наполеона этот план не мог быть выполнен, и Чернышев снова вернулся в Петербург. После возвращения Александра в Петербург и соединения наших армий незадолго до Бородинского сражения, а именно 10-го августа, государь, желая окончательно увериться в нейтралитете Швеции, отправился в сопровождении нескольких лиц, среди которых находился и флигель-адъютант Чернышев, в Або, чтобы повидаться с наследным принцем шведским Бернадотом. Свидание состоялось, и 18-го августа союзники подписали договор, еще более распространивший некоторые статьи трактата 24-го марта. При этом свидании Бернадот, сознавая выгодность для России при теперешних тяжелых обстоятельствах союза со Швецией и желая, пользуясь этим, соблюсти выгоды своей страны, пожелал получить Аландские острова; этого, однако, он не сказал императору Александру, а передал Чернышеву, прося его сообщить государю. Александр решительно отверг подобное предложение, но, внушив Бернадоту надежду: в случае поражения Наполеона получить французский престол, приобрел в нем для себя верного союзника. После Бородинского сражения и взятия Москвы, в первых числах сентября месяца, Чернышев отправлен был государем к фельдмаршалу князю Кутузову и адмиралу Чичагову с сообщением о направлении армии к реке Березине и должен был потерять несколько дней в пути, объезжая окружными дорогами столицу, чтобы прибыть в главную квартиру фельдмаршала в Тарутине. После этого Александр Иванович принимал большое участие в партизанской войне, причем своими быстрыми и удачными действиями оказал большие услуги русской армии. 22-го ноября "за успешные действия по возлагаемым на него поручениям и за благоразумное исполнение отважной экспедиции", как сказано в формуляре, он был произведен в генерал-майоры, с назначением генерал-адъютантом. Участвуя в преследовании отступающего неприятеля, Чернышев, по прибытии государя в Вильну, был откомандирован к графу Платову, с которым и двинулся по следам деморализованных войск великой армии. Разбив 31-го декабря вице-короля италийского под Мариенвердером, он, соединившись с полковником Тетенборном, в феврале 1813 г. одержал блистательную победу над французами под Берлином. За оба эти сражения он получил орден св. Георгия 3-й степени. Результатом последнего сражения было занятие им Берлина, за что он получил Анну 1-й степени. В Берлине он, однако, не остался, а последовал дальше по стопам неприятеля, все того же вице-короля италийского, которого 22-го февраля еще раз разбил у местечка Белиц, захватив в плен 180 человек. Столь неутомимая деятельность по преследованию неприятеля продолжалась и далее, ознаменовываясь иногда блистательными победами, как это было 21-го марта при городе Луненбурге, где Ч. с генералом Деренбергом разбил дивизионного генерала Морона. За это дело он получил алмазные знаки ордена Анны 1-й степени, а от короля прусского орден Красного Орла также 1-й степени. Перейдя вторично с русскими войсками Эльбу, Ч. в том же 1813 году целым рядом удачных военных действий, сопровождавшихся победами и взятием большого количества пленных и оружия, заслужил новую награду. 20-го октября "в знак особенной монаршей признательности к отличному мужеству и воинским подвигам, оказанным в сражении при взятии города Касселя 19-го сентября 1813 г. и при преследовании из оного неприятеля" он был награжден орденом Владимира 2-й степени.

В 1814 году, составляя по-прежнему все время авангард армии, Ч. конечно везде стоял лицом к лицу с врагом и ему приходилось постоянно выдерживать первый натиск неприятеля, что, конечно, при всех трудностях похода и удачных действиях выдвигало его, а действовать приходилось неутомимо.

4-го марта он был произведен в генерал-лейтенанты, с оставлением в звании генерал-адъютанта, за отличие в сражении при взятии штурмом города Суассона, и вслед за тем примкнул к передовым отрядам соединенной армии, действуя, однако, вполне самостоятельно. За все подвиги 1814 года Чернышев получил ордена: Австрийский — Марии-Терезии 3-й степени и два французских — Св. Людовика (командорский крест) и Почетного Легиона (золотой крест). Вскоре после того союзники вступили в Париж, и Чернышев получил приказание прибыть туда; он сдал начальство над отрядом старшему по себе и поспешил в столицу Франции. В это время Император Александр Павлович имел намерение назначить Чернышева сопровождать Наполеона на остров Эльбу, от чего, впрочем, скоро отказался, сказав, что Наполеону в несчастье тяжело будет видеть того, кто был при нем во время величия.

В 1815 году, находясь во главе отдельного отряда, Ч. продолжал свою отчасти партизанскую деятельность до самого Парижа, близ которого он примкнул к армиям фельдмаршала Блюхера и Веллингтона, причем 7-го сентября 1815 г. "за отличное усердие и храбрость, оказанные при занятии города Шалона" удостоен монаршей признательности и особенного благоволения, изъявленных в высочайшем рескрипте. По окончании войны Ч. сопровождал императора Александра в Англию и находился при государе во время Венского и Веронского конгрессов. 10-го марта 1819 г. Чернышев был назначен членом комитета об устройстве Донского войска. Комитет этот существовал до 26-го мая 1835 года, причем на первых же порах у Чернышева вышли разногласия с председателем комитета Денисовым, который отдал на откуп всю Донскую область, чем страшно вооружил против себя местное дворянство и что послужило главным поводом столкновения его с Чернышевым. Уехав на короткое время в Петербург, Ч. в сентябре 1819 года отправился с государем в Варшаву, но вскоре, вследствие начавшихся в Донской области крестьянских беспорядков, вернулся туда и занялся усмирением волнующихся крестьян, к которым он обращался между прочим с воззванием из слободы Орловской; виновником этих беспорядков составленная Чернышевым комиссия признала Денисова, и отношения Ч. и войскового атамана настолько обострились, что перешли совсем на личную почву, причем Чернышев, как более влиятельный, конечно одолел, и Денисов был отставлен от должности наказного атамана; назначенный же вместо него генерал-майор Иловайский в председатели "Комитета для составления положения об устройстве Войска Донского" не попал, а им был сделан 29-го января 1821 г. Ч., получивший еще ранее того (16-го июня 1820 г.) рескрипт с изъявлением благодарности за усердную службу и (25-го июля того же года) орден св. Александра Невского за труды по устройству управления Войска Донского. Председателем этого комитета Чернышев оставался до его закрытия, неся вместе с тем и много других обязанностей. 18-го апреля 1821 г. Чернышев был сделан начальником легкой гвардейской дивизии, а в 1822 году отправился с императором на Веронский конгресс. 21-го апреля 1823 года Ч. получил алмазные знаки ордена св. Александра Невского, опять-таки за работы в комитете об устройстве Донского Войска. 23-го апреля 1825 г. Александр Иванович, как председатель комитета, поднес государю проект "Нового положения о Донском Войске". Проект этот был тогда же передан на рассмотрение Государственного Совета и вскоре после этого император Александр Павлович во время последнего своего путешествия в Таганрог, желая на месте удостовериться в пользе преобразования Донского края, заехал в Новочеркасск и Старочеркасскую станицу. Чернышеву было приказано отправиться в Новочеркасск и встретить там государя. Александр очень милостиво обошелся с Иловайским и другими членами комитета и оказал особенное внимание к Донскому Войску, разрешив генерал-адъютанту Чернышеву, только что тогда в августе месяце в третий раз женившемуся, из Новочеркасска приехать в Таганрог вместе с молодой женой; в приглашении этом была, впрочем, и другая цель: государь сам хотел заняться благоустройством Донского Войска, которое содержало в Таганроге отдельный корпус, составлявший Таганрогский гарнизон, который император всегда называл "Таганрогской гвардией". События, однако, быстро изменились, так как император Александр в Таганроге неожиданно скончался, причем Ч. был в числе немногих лиц, находившихся при его кончине. В тот же печальный день 19-го ноября в 10 часов вечера был собран чрезвычайный комитет, которому предложено было составить государственный акт о смерти Александра I. Ч. был членом этого комитета и вместе с князем Волконским, бароном Дибичем, статс-секретарем Лонгиновым, духовником протоиереем Алексеем Федотовым, лейб-медиками: Виллие и Тарасовым подписал этот важный акт. Бальзамирование тела почившего императора происходило в присутствии комиссии, составленной под председательством Чернышева.

Началось новое царствование, которое, главным образом, способствовало возвышению Александра Ивановича. На первых же порах своей деятельности при императоре Николае Чернышев, заседая в комиссии, которой было поручено произвести следствие о декабрьском возмущении, заявил себя самым безжалостным и строгим судьей, чем, конечно, снискал к себе большое расположение молодого государя, благосклонность которого он никогда не терял, несмотря на происки и интриги, которые очень часто всплывали наружу. Во время процесса декабристов Ч. ходатайствовал о пожаловании ему майората, принадлежавшего подвергшемуся ссылке графу Чернышеву, но ходатайство это не было уважено императором Николаем. Александр Иванович был, впрочем, скоро утешен за понесенную им неудачу и, получив 25-го июня 1826 г. табакерку с портретом государя, он 22-го августа был возведен в графское достоинство "за неусыпные труды, понесенные им при открытии злоумышленников, и произведение о них исследования", как сказано в указе, причем еще раньше того, усердно исполняя свои служебные обязанности и пользуясь неизменным расположением государя, Чернышев в продолжение 1823, 1824, 1825 и 1826 годов получил 18 объявленных в Высочайших Приказах особенных монарших благоволений за чисто военную деятельность по маневрам и состоянию вверенного ему войска. Что касается деятельности донского комитета, то в новое царствование она была столь же неэнергична и полна интриг, как и раньше. Уже в январе 1826 г. наказной атаман Иловайский, думая, что при новом государе Чернышев не будет в прежней милости, подал в Москве императору Николаю, во время коронации, докладную записку, в которой подвергал критике как состав самого комитета из лиц, не избранных донским войском, а назначенных по выбору председателем, так и работы комитета, которому, говоря словами Высочайшего Приказа, было повелено: "собрать во единое все узаконения относительно войска Донского, в различные времена и по разным случаям изданные и в разных частных постановлениях заключающиеся, — рассмотреть оные в особом комитете, сообразить их с настоящим порядком вещей и представить потом новое положение", а он между тем занимался обсуждением отдельных вопросов без всякой связи их друг с другом — во всем этом Иловайский обвинял Чернышева и просил Его Величество перевести комитет снова на Дон. Государь передал эту записку Чернышеву, который написал на нее обширное возражение, последствием которого было предание суду как самого Иловайского, так и трех лиц из донской администрации. Ничто не могло подорвать влияния Чернышева, и он остался председателем комитета до его закрытия. Выработанное комитетом "Положение об управлении войска Донского" было введено в 1836 году и действует до настоящего времени, хотя подверглось многим дополнениям и изменениям.
6-го декабря 1827 г. Чернышев был сделан сенатором, а 3-го февраля следующего года назначен товарищем управляющего главным штабом. 26-го августа того же года Александр Иванович был утвержден товарищем начальника главного штаба и ему поручено было управлять военным министерством. Затем 12-го сентября повелено присутствовать в комитете министров, а 2-го октября он за отличие был произведен в генералы от кавалерии. Вскоре после этого (11-го апреля 1828 г.) Чернышев был назначен членом государственного совета, а 12-го апреля ему по случаю войны с Турцией и отъезда начальника главного штаба в армию было вверено соединенное управление главным штабом и военным министерством "в справедливом сознании государя великих заслуг его". 22-го августа 1828 г. он был награжден знаком отличия беспорочной службы за ХХV лет. В декабре (6-го) Ч. получил за свою полезную деятельность по благоустройству армии и управлению военным министерством очень высокую награду, какой считается орден Владимира 1-й степени. 8-го июля 1829 г. ему была пожалована аренда на 12 лет в 8000 рублей серебром годового дохода, но временно, пока эта аренда не будет им найдена по личному выбору, приказано было выдавать ему с 8-го же июля 8000 рублей серебром в год, с зачетом этой выдачи в арендный срок; 22-го сентября того же года за деятельное содействие успехам армии в войне с Турцией Чернышев получил денежную награду в 300000 рублей ассигнациями. 3-го июня 1830 г. он получил Высочайший рескрипт, в котором выражалась признательность государя за образцовое состояние возвратившихся из Турции войск 2-го пехотного корпуса, а 17-го числа того же месяца был награжден орденом Белого Орла. 9-го августа Чернышев был назначен присутствовать в Сибирском комитете, закрывшемся лишь 9-го января 1838 г. 22-го августа 1831 г. Александру Ивановичу был пожалован украшенный алмазами перстень с портретом Его Величества; в этом же году, 31-го декабря, он получил высший в государстве орден Андрея Первозванного; в следующем 1832 году, в январе месяце, Чернышев был зачислен в списки гвардейского генерального штаба и 1-го мая сделан военным министром (на основании нового образования высшего военно-сухопутного управления), причем, согласно § 37 проекта образования военного министерства, попал в непременные председатели военного совета. 2-го апреля 1833 г. был назначен шефом С.-Петербургского Уланского полка, а 22-го августа награжден знаком отличия беспорочной службы за 30 лет; в апреле (22-го числа) следующего 1884 г. Чернышеву были пожалованы алмазные знаки Андрея Первозванного и разрешено (19-го октября) принять и носить орден Черного Орла, пожалованный ему королем прусским. Наконец, 21-го апреля 1835 г. Александр Иванович получил аренду на 50 лет в 8000 руб. годового дохода. Кроме этой массы полученных им наград, Чернышев в продолжение 1834, 1835, 1836, 1837, 1838 и 1839 годов получил 14 весьма милостивых рескриптов, в которых были выражены признательность и благоволение Его Величества своему военному министру. 16-го октября 1889 г. Александру Ивановичу было пожаловано в майоратное владение имение "Кленова", находящееся в царстве Польском, в Калишской губернии, и приносящее 30000 злотых дохода. В апреле (24-го) следующего 1840 г. он был назначен председателем комитета, учрежденного для введения за Кавказом нового гражданского устройства, которое, в связи с возникшим в это время на Кавказе крестьянским вопросом, за несколько времени перед тем было поручено рассмотреть члену государственного совета барону Гану. Хорошо ознакомившись с делом и, в частности, с крестьянским вопросом в Грузии, барон Ган пришел к заключению, что там крепостного права никогда не существовало, что крестьяне были не более как простые фермеры, обязанные платить известные подати, могли уходить с господских земель когда хотели, и что поэтому их немедленно следует освободить, подведя под категорию крестьян Остзейских губерний. В этом смысле по настоянию барона совет управления Закавказским краем готовился уже сделать представление для разрешения дела в законодательном порядке. Эта решительная и крутая мера вызвала сильнейшее волнение в грузинском дворянстве, и оно направило своего губернского предводителя, князя Орбелиани, с несколькими депутатами в Петербург для поднесения государю всеподданнейшего прошения о защите его дворянства от столь неправильного и обидного мероприятия. Результатом этой миссии было назначение в Грузию с обширными полномочиями князя Ч. для исследования и разрешения дела на месте. Приехав туда, он был великолепно принят тифлисским дворянством, которое устроило ему целый ряд блестящих празднеств, заранее ознакомившись со вкусами Чернышева. В конце концов все это кончилось очень печально для грузинского крестьянства, так как, вернувшись в Петербург, князь Ч. представил дело в другом совсем свете, вопрос об освобождении крестьян в Грузии более не возбуждался, а барон Ган был исключен из службы и уволен из членов государственного совета, обвиненный Чернышевым чуть не в измене. За это расследование Чернышевым получено 4 благодарности, объявленных в высочайших приказах. 16-го апреля 1841 г. Александр Иванович был возведен в княжеское Российской Империи достоинство, а 22-го августа награжден знаком отличия беспорочной службы за 35 лет. В начале 1842 г. распространился слух, что Чернышев потерял свое влияние, что ему грозит царская немилость и увольнение от должности военного министра с назначением главнокомандующим на Кавказе; полученное им 2-го апреля этого года особое поручение по Кавказскому и Закавказскому краю еще более усилило эти слухи — причем преемником ему прочили Клейнмихеля, который в отсутствие его управлял Военным Министерством и вполне самостоятельно проводил разнообразные реформы по Дону. — Все это, впрочем, оказалось лишь слухом, который вовсе не оправдался, и Чернышев, отправившись в Одессу и проехав оттуда в Грузию и на Дон, где в Новочеркасске ему был оказан блестящий прием донским дворянством, устроившим ему роскошный бал и благодарившим его за все труды на пользу войска, вернулся осенью в Петербург и вступил в управление военным министерством. 30-го августа, после закрытия комитета для введения за Кавказом нового гражданского устройства, Александр Иванович попал в председатели нового комитета по предварительному рассмотрению и соображению всех дел по управлению Закавказским краем, подлежащих Высочайшему разрешению. 11-го апреля 1843 г. он был назначен шефом Кабардинского егерского полка, получив в продолжение предыдущего и этого года 10 благосклонных отзывов с признательностью Его Величества, объявленных в высочайших приказах. В 1844 г. (26-го марта) двум полкам, С.-Петербургскому Уланскому и Кабардинскому Егерскому, было приказано именоваться полками Генерал-адъютанта Князя Чернышева, при этом Александр Иванович получил особый весьма благосклонный Всемилостивейший рескрипт. 18-го августа 1845 г. ему было разрешено носить пожалованный ему шведским королем орден св. Серафима, а 22-го августа он был награжден знаком отличия беспорочной службы за 40 лет и в продолжение этого и следующего года была семь раз изъявлена высочайшая признательность, объявленная в приказах. 31-го декабря 1846 г. Ч. получил Высочайший рескрипт с изъявлением признательности государя за деятельность в качестве председателя Кавказского комитета и в продолжение 1847 и 1848 гг. получил четыре объявленных в Высочайших приказах благодарности от Его Величества, а 25-го июня 1848 г. был награжден портретом Его Императорского Величества, украшенным алмазами, для ношения в петлице, при этом ему был дан Высочайший рескрипт, в котором в кратких чертах характеризовалась его деятельность с первых годов его службы и в котором государь благодарит его за сформирование в самое короткое время запасной армии из бессрочноотпускных нижних чинов. 22-го августа Чернышев был пожалован знаком отличия бессрочной службы за 45 лет, а 1-го ноября того же года был сделан председателем государственного совета с сохранением всех прежних званий и должностей и с назначением 6-го числа того же месяца председателем комитета министров. 22-го августа 1849 г. Александру Ивановичу был пожалован титул светлости при особом рескрипте от того же числа, в котором было сказано, что он получил эту награду за образцовое состояние войск в Венгерском походе, а 28-го сентября ему было разрешено носить пожалованный австрийским императором орден св. Стефана. 23-го мая 1850 г. Чернышев получил высочайший рескрипт, в котором Государь от всей души благодарит его за службу "себе и России". В декабре того же года праздновался 25-летний юбилей царствования императора Николая, причем все министерства представили записки с кратким обозрением деятельности каждого из них за это время; одна из обширнейших записок, представленных Государю в это время, была от Военного министерства, под названием "Историческое обозрение военно-сухопутного управления с 1825 по 1850 год". — Здесь Александр Иванович подробно изложил как военные действия России за это время, так и деятельность отдельных учреждений Военного министерства, как-то: Главного штаба, Военно-Топографического депо, Военно-медицинской части и других отраслей военно-административного устройства, снабдив все это массой статистических сведений. 3-го июля 1861 г. Чернышеву повелено было состоять по спискам Кавалергардского Ее Величества полка и носить мундир оного, а 22-го апреля 1852 г. он был назначен председателем Сибирского комитета. 26-го августа того же года, в день 25-летнего управления им Военным министерством, он был уволен по прошению от должности Военного министра с оставлением председателем государственного совета и в других занимаемых им должностях, причем он получил весьма благосклонный рескрипт Государя, в котором ему между прочим объявлялось о назначении его сына, князя Льва Александровича Чернышева, флигель-адъютантом; одновременно от того же числа Александру Ивановичу был пожалован занимаемый им казенный дом в Петербурге и было дано распоряжение министру финансов выплачивать ежегодно из сумм государственного казначейства на содержание этого дома и платежа городских повинностей 15000 рублей серебром, пока дом этот будет находиться в роду князя Чернышева. Так закончилась деятельность Александра Ивановича как военного министра. С восшествия на престол Императора Николая и в продолжение всего его царствования Чернышев был ближайшим сотрудником и исполнителем предначертаний Государя и в 25-летний промежуток времени управления его военным министерством ни одна отрасль этого важного ведомства не ускользнула от его внимания, но все без исключения получили или коренное преобразование, или существенное улучшение.

Из войн, предпринятых в это время, окончены походы в Персию и Турцию, в Царство Польское и Венгерская кампания.

Вот краткий перечень реформ, произведенных Александром Ивановичем по военному министерству: провиантское управление разделено на полевое и внутреннее и распоряжения по продовольственной части возложены на главнокомандующих и корпусных командиров; произведено коренное изменение системы провиантских заготовлений; изданы: госпитальный устав (1829 г.), рекрутский устав 1831 г., учреждены госпитальные запасы (1831 г.), издан штат генерального штаба, причем были сделаны большие успехи по преобразованию личного состава штаба и ученым занятиям; инженерные и строительные работы произведены в обширных размерах. В 1832 г. бывшим военным поселениям дано устройство, более сообразное с государственными целями. Обмундирование войск приняло совсем другой вид. Учреждены: военная академия, генерал-аудиториат и аудиторское училище военного министерства; издан военно-уголовный устав; введена военно-судная статистика; произведено общее преобразование армейской пехоты и кавалерии и всей артиллерии (1833 г.), установлены бессрочные отпуска и образованы запасные войска из бессрочноотпускных нижних чинов, что дало возможность иметь, в случае войны, готовую 250000-ную запасную армию (1834 г.); изданы общие войсковые положения для казачьих войск (1835 г.); издано учреждение военного министерства; увеличено порционное довольствие войск; издано положение экономического капитала военного министерства (1831 г.); издано положение о казенных заготовлениях военного министерства; произведено улучшение госпитальной части и учреждены при непременных госпиталях кадры на 15000 человек (1838 г.); далее последовало издание свода военных постановлений (1840 г.); изменены калибры и конструкция артиллерийских орудий и введена на Кавказе горная артиллерия (1842 г.); издано положение об отчетности военного министерства; кремневое оружие стало переделываться в ударное (1842 г.); издан "устав управлений армиями в мирное и военное время" и окончены военно-статистические описания губерний и областей Империи (1841 г.); увеличены жалованье и столовые деньги офицерам и назначено им, на время корпусных сборов, порционное довольствие; учреждены 8 кадетских корпусов и возведены многие новые крепости и укрепления: Александрополь (начатый в 1835 году и оконченный в 1845 г.), Александровская цитадель в Варшаве, Новогеоргиевск, Иван-Город, Брест-Литовск, цитадель в Вильне, Аландская крепость (Бомарзунд), Шуша, Новые Закаталы и Ленкоран.

28-го августа, в память двадцатипятилетнего управления гвардейским генеральным штабом, Ч. получил разрешение носить мундир этого штаба.

Оставление князем должности военного министра, совпавшее с 25-летним юбилеем управления этим министерством, ознаменовалось учреждением в разных учебных заведениях 10-ти стипендий для малолетних детей из капитала, собранного для этой цели чинами ведомства военного министерства, причем пользующимся этими стипендиями было присвоено наименование "пенсионеров и пенсионерок князя Александра Ивановича Чернышева". Этот поступок чинов военного министерства был вполне одобрен Государем, который, со своей стороны, сделал распоряжение о содержании в кадетских корпусах двух воспитанников и в патриотическом институте двух воспитанниц, преимущественно из потомков лиц, участвовавших в военных действиях князя с 1812 по 1815 год; им было также присвоено название пенсионеров и пенсионерок князя Александра Ивановича Чернышева, причем на содержание этих пенсионеров было повелено ежегодно отчислять из наградного капитала военного министерства. Одновременно с этим Донское дворянство и торговое сословие, в ознаменование плодотворной деятельности князя Чернышева на пользу Донского края, составили капиталы для каждого сословия отдельно, на которые должны были содержаться по 2 малолетних детей из донского юношества в разных учебных заведениях, причем им, конечно, было присвоено то же название — это также с большим удовольствием было одобрено Государем.

9-го ноября 1852 г. Чернышеву было повелено быть почетным президентом военной академии.

На месте бывшего Усть-Грязновского хутора основана была новая станица, которая положением военного совета 29-го мая 1853 г. названа "Чернышевскою" — в память признательности Донского войска к долголетнему попечению о благоустройстве его в бытность Чернышева военным министром.

8-го июня 1853 г. было сделано распоряжение министру финансов, ввиду приближающегося 8-го июля окончания срока получения Ч. ежегодно по 8000 рублей серебром, назначенных указом 22-го июня 1840 г. вместо аренды, — продолжить еще на 12 лет, 22-го августа 1854 г. Александр Иванович пожалован знаком отличия беспорочной службы за 50 лет.

Получив 4-го мая 1855 г. разрешение отправиться за границу для лечения на все каникулярное время общего собрания государственного совета, он уехал туда 17-го числа и вследствие затянувшейся болезни не мог явиться в срок, так что, по сообщению генерал-адъютанта графа Адлерберга от 2-го сентября 1855 г., ему позволено было остаться в отпуску всю зиму, с сохранением содержания; 5-го апреля он был по просьбе своей уволен, вследствие совершенно расстроенного здоровья, от обязанностей председателя государственного совета, комитета министров и комитетов кавказского и сибирского и остался лишь генерал-адъютантом, причем 17-го апреля был пожалован украшенным алмазами знаком с портретами Императоров Николая І и Александра II для ношения в петлице на Андреевской ленте и получил при этом благодарственный рескрипт, в котором Государь Император Александр II, увольняя его, согласно прошению, от лежащих на нем обязанностей, выражал надежду, что здоровье Чернышева поправится и он снова будет иметь в нем полезного сотрудника в "предстоящих Мне трудах и заботах ко благу нашего любезного отечества". 8-го июня 1857 года Александр Иванович скончался в Кастелламаре.
Это интересно

0

6

Секреты Бонапарта на столе у Александра I.

13 января 1786 года (по новому стилю) родился светлейший князь, генерал от кавалерии Александр Иванович Чернышев. Около 4 лет в период, предшествовавший началу Отечественной войны 1812 года, этот молодой аристократ (в ту пору не имевший звонких титулов) был личным представителем Александра I при Наполеоне. Благодаря ему, а также нескольким его коллегам — военным агентам в европейских государствах — русское правительство знало о планах и намерениях, военных силах и боевых возможностях наполеоновской монархии все или почти все.

Франция накануне вторжения Великой армии в Россию тоже вела активную разведку будущего противника и театра военных действий. Но русская секретная служба переиграла шпионов Бонапарта по всем статьям…

Злосчастный бал

НА ТОРЖЕСТВАХ по случаю бракосочетания Наполеона с австрийской принцессой Марией Луизой в марте 1810 года посол «лоскутной» монархии князь Карл Шварценберг давал пышный бал в своем парижском особняке. Из-за оплошности лакея внезапно загорелся шелковый занавес, огонь перекинулся на мебель, начал пожирать дубовый паркет, и в считаные мгновения танцевальная зала, полная гостей, превратилась в огненное море.

Если бы не самообладание русского гвардейского офицера с флигель-адъютантским аксельбантом, жертв было бы множество. Но офицер мигом организовал команду добровольцев, начавших эвакуацию, сам раз за разом бросался в бушующее пламя и спас жизни нескольких высокопоставленных особ,в частности, жен наполеоновских маршалов Нея и Дюрока.

Разумеется, они не замедлили изъявить благодарность своему спасителю со всей любезностью, на которую только способны француженки. Маршалы тоже рады были принимать у себя отважного гвардейца, не слишком переживая по поводу перспективы оказаться рогоносцами…

Кавалергарда век недолог…

ЗВАЛИ смельчака Александр Иванович Чернышев. 25-летний полковник после Эрфуртского свидания двух императоров 1808 года являлся личным представителем Александра I при Наполеоне. Он происходил из почтенного московского рода и был сыном генерал-поручика, сенатора И. Л. Чернышева. Образование и воспитание Саша получил домашнее, под руководством аббата Перрона. С рождения он, в традициях дворянства того времени, был записан в лейб-гвардии Конный полк.

Юный дворянин Чернышев так понравился умом и благородными манерами восшедшему на престол Александру I на коронационной церемонии в 1801 году, что тот взял его к себе в камер-пажи. Правда, лакейская должность (даже в Зимнем дворце) романтичному юноше, прекрасному наезднику и фехтовальщику, была совсем не интересна, и по его желанию государь в следующем году перевел Чернышева корнетом в Кавалергардский полк.

С этой прославленной частью будущий похититель Бонапартовых секретов прошел военные кампании против французов в 1805 — 1807 годах, отличился при Аустерлице, Вольфсдорфе, Гейльсберге и Фридланде, заслужил полную грудь боевых орденов и золотую шпагу «За храбрость». На этом известная широкой публике часть подвигов отважного кавалергарда заканчивается, а начинается секретная и куда более важная, поскольку речь идет о разведке и закулисной дипломатии…

«Вечный почтальон»

В 1808 ГОДУ Александр I отправил кавалергардского штабс-ротмистра Чернышева с секретным посланием к Бонапарту, который уехал в Испанию подавлять разраставшуюся «гверилью» — народное восстание против оккупантов-французов. Александр Иванович догнал Наполеона в Байонне, а попутно собрал очень интересные сведения как о численности и состоянии французских войск, так и о тактике действий «гверильясов» (что потом пригодилось русским партизанам в Отечественную войну 1812 года).

В ходе австро-французской войны 1809 года Чернышев снова был при Наполеоне и стал свидетелем битв при Асперне и Ваграме. Причем в последнем сражении, как утверждают биографы Александра Ивановича, якобы подал Бонапарту некий ценный совет, за что император французов наградил его орденом Почетного легиона.

Не забывал Чернышева милостями и русский государь: в июне 1809 года тот был пожалован во флигель-адъютанты, а 9 декабря того же года произведен в ротмистры. В этот период он часто курсирует между Петербургом и ставкой Наполеона с конфиденциальными посланиями двух властителей, за что в свете заслужит ироническое прозвище «вечного почтальона».

Правда, салонным острякам было неведомо, что предмет их насмешек являлся не просто курьером, а выполнял и ответственнейшие дипломатические поручения. Такой стала, например, его поездка весной 1812 года в Стокгольм к шведскому наследному принцу Карлу Юхану. Прежде чем стать таковым, Карл Юхан, как известно, был наполеоновским маршалом Жаном Батистом Бернадотом. Готовясь напасть на Россию, Бонапарт твердо рассчитывал, что вознесенный им в свое время «из грязи в князи» новый правитель Швеции присоединится к сколачиваемой антирусской коалиции и нанесет с севера удар по Петербургу.

Чернышев был знаком с Бернадотом, и они говорили друг с другом вполне откровенно. Вопреки ожиданиям Бонапарта, теперешний Карл Юхан через Чернышева дал Александру I надежные гарантии самых добрососедских намерений.

"Кудрявый жуир, веселый повеса"

И В ПЕТЕРБУРГЕ, и в Париже у кавалергарда Чернышева была репутация хищного светского льва. Рослый красавец с густой вьющейся шевелюрой, неистощимый рассказчик и острослов, мастер утонченных комплиментов, он пользовался чрезвычайным успехом у дам всех возрастов и завел обширнейшие знакомства среди парижской знати. «Легкомысленному донжуану» из России очень симпатизировала сестра Наполеона королева Неаполитанская, а другая его сестренка, Полина Боргезе, как поговаривали, и вовсе состояла с Чернышевым в любовной связи.

Репутация легкомысленного повесы и неисправимого ловеласа служила прекрасной ширмой, за которой скрывались проницательный ум и необычайная изобретательность талантливого разведчика, день за днем целеустремленно добывавшего всевозможную информацию о будущем грозном противнике России.

Если бы Наполеон знал, о чем рассказывают «светскому льву» Чернышеву его собственные маршалы и прочие приближенные, их жены, наконец, члены его собственной семейки! Он бы пришел в ужас, если бы в руки ему попало хоть одно донесение молодого флигель-адъютанта в Петербург. «Зачем не имею я побольше министров, подобных этому молодому человеку!» — начертал на одном из сообщений Чернышева из Парижа Александр I.

Что же такого секретного сообщал своему государю его представитель во Франции? Например, он нарисовал психологические портреты почти всех наполеоновских маршалов, участвовавших в походе на Россию. Раскрыл намерение Бонапарта разгромить русских в первом же генеральном сражении (желательно еще в приграничной полосе) и продиктовать условия мира, которые обязывали бы Александра I возобновить континентальную блокаду Англии и заставляли русских принять участие в замышлявшемся походе в Индию. Давал точную и подробную характеристику состояния французской армии. Наконец, пересылал в Петербург со срочным курьером сводки данных о численности и дислокации вооруженных сил Франции.

Эти сводки раз в две недели составлялись для Бонапарта в единственном экземпляре, и завоеватель верил, что утечки информации быть не может. Но сотрудник Военного министерства Франции по фамилии Мишель, как раз и занимавшийся составлением этого архисекретного документа, был агентом Чернышева. Он тайно снимал со сводки копию, и порой она успевала к Александру I одновременно с подлинником, попадавшим на стол Бонапарту…

Вот почему переход Великой армии через Неман совсем не стал для России неожиданностью. В Особенной канцелярии (первом органе русской военной разведки, созданном военным министром М. Б. Барклаем-де-Толли) на основе присылавшейся Чернышевым «императорской» сводки и других донесений агентов составлялась точная карта всех перемещений французских войск, где вовремя обозначались все изменения в концентрации и маршрутах следования наполеоновских корпусов.

Идет война народная, священная война…

С МАРТА 1812 года, со времени своего отъезда из Парижа с очередным посланием Бонапарта Александру I, полковник Чернышев неотлучно находился в свите царя. На четвертый день войны, когда литовская знать восторженно встречала Бонапарта в Вильно, а преисполненный радужных мечтаний завоеватель высокомерно отверг здесь привезенное генерал-адъютантом А. Д. Балашовым предложение о мире, трое приближенных русского государя — адмирал А. С. Шишков, граф А. А. Аракчеев и флигель-адъютант А. И. Чернышев — подали Александру докладную записку. В ней предлагалось обратиться к русскому народу с манифестом о всеобщем ополчении, придававшем борьбе с Наполеоном характер народной, священной, отечественной войны…

Прочитав записку, император Александр обнял и поцеловал Чернышева.

Россия услышала манифест своего государя, и дубина народной войны начала лупить по хребту «просвещенного» завоевателя со все возрастающей силой. Кстати, кавалергард Чернышев тоже стал прославленным партизаном, причем по масштабности, смелости и продолжительности операций в неприятельском тылу превзошел, пожалуй, всех…

Но это уже другая история.

Александр ВАЙС

0

7

Из истории русской военной разведки

В. ХУЖОКОВ

ГРАФ А.И. ЧЕРНЫШЕВ

"...Вы удивитесь завтра тому, что я Вам дам" Будьте у себя в 7 часов утра. Я бросаю перо, чтобы достать сведения о дислокации великой армии в Германии по сегодняшний день. Формируется четвертый корпус, состав которого совершенно известен... Императорская гвардия войдет в состав великой армии. До завтра, М."

Таково было очередное сообщение тайного агента русской военной разведки флигель-адъютанту русского императора в Париже полковнику А.И.Чернышеву.

Огромная ценность информации, получаемой от этого источника, была более чем очевидна: неумолимо приближалось время вооруженного столкновения двух гигантов в Европе - России и Франции. Разведки всех заинтересованных сторон работали с максимальным напряжением. В силу особой государственной важности добываемых Чернышевым через различные каналы сведений они докладывались только трем лицам: Александру I, канцлеру Румянцеву и военному министру Барклай-де-Толли.

С января 1808 по февраль 1812 года, по поручению русского монарха Чернышев семь раз направлялся с различными миссиями к Наполеону. Имея с ним многочасовые личные беседы, он получал "из первых рук" исключительно важную военно-политическую информацию. Обладая природным даром разведчика и военного дипломата, А.И.Чернышев неустанно докладывал высшему руководству о реально надвигающейся для его Родины серьезной опасности, вскрывал закулисные ходы Бонапарта, добывал важные сведения о скрытой подготовке великой армии к вторжению в Россию.

Примечательно, что А.И.Чернышев, находясь за границей, не только своевременно докладывал все, что ему удавалось видеть, слышать и получать от его многочисленных доверительных информаторов. Обстоятельно анализируя все добываемые разведывательные данные о военных приготовлениях неприятеля, он одновременно выдвигал свои прозорливые предложения и рекомендации. Не случайно, Александр I на одном из таких его донесений написал в апреле 1811 года: "Зачем не имею я побольше министров, подобных этому молодому человеку". Ведь талантливому русскому разведчику было в то время 25 лет! (Много лет спустя, в 1838 году А.И.Чернышев получит эту собственноручную запись русского императора в качестве дара за его заслуги перед государством).

Почему же мы так незаслуженно мало знаем об этой бесспорно неординарной личности, об одном из блистательных русских военных разведчиков того времени? Ответ, видимо, следует искать прежде всего в биографии самого А.И.Чернышева, ставшего впоследствии графом, светлейшим князем, генерал-адъютантом, генералом от кавалерии, военным министром, председателем Государственного Совета Российской Империи.

Первое пятно на репутации А.И. Чернышева появилось после восстания декабристов. По свидетельству очевидцев, он был, пожалуй, самым активным и безжалостным членом учрежденного царем в 1825 году комитета "для изыскания соучастников злоумышленного общества". Действительно, приговор Верховного уголовного суда, вынесенный на основе представленных этим комитетом следственных дел, был чрезвычайно суровым: 31 декабриста приговорили к смертной казни "отсечением головы", 17 человек - к вечной ссылке и каторге, 16 человек - к каторге на 15 лет. Николай I, как известно, несколько смягчил предложенную кару и утвердил смертный приговор пяти декабристам.

Эта оглушительная карательная акция неоднозначно была воспринята как в самой России, так и за рубежом. Не принесла она популярности и ее ревностным исполнителям.

Осуждали впоследствии Чернышева также за досадное поражение России в так называемой Восточной (Крымской) войне 1853-1856 гг., рассматривая эту крупную неудачу как прямое следствие произведенных под его непосредственным руководством реформ в армии накануне конфликта. Особой критике подверглось, в частности, введение военным министром А.И.Чернышевым жесткой централизации системы управления войсками, не только сковавшей, как считали некоторые специалисты, разумную инициативу на местах, но и породившей многочисленные факты безответственности.

В результате имя и дела А.И.Чернышева получили далеко не одностороннюю оценку, одновременно затушевывались и его бесспорно крупные заслуги в области военной разведки. А ведь они и сегодня могут быть прекрасным примером служения своему Отечеству.

Александр Иванович Чернышев родился 30 декабря 1785 года. Отец его, генерал-поручик, сенатор, правитель костромского наместничества, Иван Львович Чернышев был женат на Евдокии Дмитриевне Ланской (сестре Екатерининского фаворита А. Д.Ланского). По существовавшему тогда обычаю еще в детстве Александр Чернышев был записан на военную службу вахмистром.

В пятнадцатилетнем возрасте он имел счастливый случай лично познакомиться с императором Александром I. Произошло это в 1801 году в Москве на балу у князя Куракина. Император вступил с ним в разговор во время танца, продолжавшегося более часа. Непринужденно и обстоятельно отвечая на все вопросы, красивый юноша произвел на императора самое благоприятное впечатление. Вскоре, при содействии Александра I, молодой Чернышев, твердо решивший посвятить себя военной службе, поступает корнетом в Кавалергардский полк и уже в 1805 году, в должности адъютанта шефа этого полка генерала Ф.П.Уварова, получает свое первое боевое крещение, участвуя в целом ряде сражений и стычек с французами. В ходе трагического для коалиционных войск Аустерлицкого сражения он был послан Уваровым с донесением царю, после чего Александр I оставил его в своей свите. С огромным риском он выполнил ряд его личных указаний войскам. В конце сражения, при наступившей темноте и в обстановке общей сумятицы и неразберихи в отступающих войсках, Чернышев сумел успешно выполнить, пожалуй, самое важное в это время поручение императора - разыскать Кутузова. За Аустерлицкое сражение А.И.Чернышев получил первую свою награду - Владимирский крест 4-й степени с бантом, которую получали тогда только полковники.

С началом второй войны императора Александра I с Наполеном А.И.Чернышев вновь в войсках, находясь всегда в авангарде. Во время неудачно сложившегося Фридландского сражения он сумел заметно отличиться, отыскав брод через реку Алле, по которому перешла и спаслась значительная часть русских войск. За совершенный подвиг он получил Георгиевский крест 4-й степени и золотую шпагу с надписью "За храбрость". После Тильзитского мира он возвратился в Петербург.

"Не расстроит ли твои забавы, если я дам тебе поручение, которое удалит тебя на время из столицы?" - спросил его однажды император. Конечно, ответом было изъявление полной готовности исполнить высочайшую волю. 3 февраля 1808 года А.И.Чернышев впервые прибывает в Париж с личным письмом Александра I Наполеону.

В соответствии с инструкцией письмо было передано императору Франции послом России графом Толстым. Последний представил вскоре царского курьера самому Наполеону. Увидев молодого русского офицера гвардии с двумя орденами, Наполеон поинтересовался, где он заслужил эти кресты. Завязался разговор о сражениях при Аустерлице и Фридланде. Несмотря на все попытки графа Толстого как-то снизить тон юного собеседника, Чернышев горячо спорил и опровергал доводы великого полководца. Уже с первой встречи смелость и убежденность Чернышева произвели на Наполеона заметное впечатление.

25 марта император Александр I вторично направляет штаб-ротмистра А.И.Чернышева в Париж с письмом, поручая уже вручить его Наполеону лично. Так случилось, что А.И.Чернышев, прибыв во французскую столицу, не застал там императора Франции и ему пришлось выехать для встречи с ним в Испанию. Знакомому уже русскому гвардейскому офицеру со стороны императора был оказан милостивый прием, и на пятый день после встречи А.И.Чернышев выехал обратно в Петербург с ответным посланием.

Во время этой поездки он сумел оценить истинное положение дел в Испании, собрал секретные сведения о составе и дислокации здесь французских войск, равно как и о движущихся к ним подкреплениях.

Александр I получил от своего курьера исчерпывающую информацию о нарастающем крупном сопротивлении испанцев своим завоевателям. Из доклада А.И.Чернышева было ясно, что испанские волнения все сильнее связывали Наполеона в его агрессивных устремлениях в Европе.

В знак благодарности за успешно проделанную работу Александр I намеревался произвести А.Н.Чернышева в должность своего флигель-адъютанта. Однако завистники и личные враги молодого офицера сумели тогда сильно навредить ему. Под их влиянием Александр I не замедлил вскоре проявить в отношении А.И.Чернышева полную холодность.

Обстоятельства переменились к лучшему только по прошествии почти года. В марте 1809 года Австрия в союзе с Пруссией вновь начала боевые действия против Франции. По условиям Эрфуртской конвенции Россия обязана была выступить на французской стороне. Положение, в котором оказалась Россия, было сложным: она в это время уже находилась в состоянии войны с Турцией, Англией, Швецией и Персией. Необходимы были какие-то дипломатические ходы. В этой обстановке Александр I, вспомнив о А.И.Чернышеве, возлагает на него поручение государственной важности - быть его личным представителем в военной ставке Наполеона. Это служило бы реальным доказательством поддержки французов со стороны России.

Новая встреча А.И.Чернышева с Наполеоном, состоявшаяся на подступах к Вене, доставила французскому полководцу "великое удовольствие ".Привезенное от русского императора письмо заключало в себе уверения в незыблемости союза двух держав. В официальном французском бюллетене было объявлено, что к Наполеону прибыл "полковник граф Чернышев, флигель-адъютант русского императора" (хотя к этому времени он не имел пока ни одного из этих высоких отличий). Несмотря на протесты Чернышева, на этот счет во французской ставке не было сделано никаких опровержений.

Следуя полученным указаниям, А.И.Чернышев сопровождает Наполеона во всех его походах, постоянно находится в его свите, рядом с ним. Он становится непосредственным свидетелем взятия Вены, Асперанского и Ваграмского сражений. Вдумчиво и внимательно присматриваясь ко всему, что делалось во французской армии, пользуясь весьма частыми и продолжительными беседами с французским полководцем и его близким окружением, А.И.Чернышев регулярно направляет в Петербург важную военно-политическую информацию, вскрывает планы Бонапарта, предостерегает от доверия честолюбивому диктатору. Он пишет: "Осмеливаюсь донести Вашему Величеству, что хотя речи императора Наполеона наполнены миролюбием, все его действия совершенно не согласны с ними..." Здесь же он настоятельно рекомендует Александру I как можно скорее заключить мир с турками "на любых условиях, ибо эта жертва будет с избытком вознаграждена всеми последующими выгодами..." Достоверные, с глубоким анализом и разумными предложения ми доклады А. И. Чернышева неизменно получают самую высокую оценку.

Находясь под впечатлением успехов хорошо зарекомендовавшего себя разведчика, Александр I назначает А.И. Чернышева (теперь уже официально) своим флигель-адъютантом, одновременно поручает канцлеру Румянцеву посетить мать молодого офицера (он рано лишился отца) и выразить ей монаршую благодарность за сына.

Не упустил своего случая и Наполеон. За Ваграмское сражение, в ходе которого отважный представитель русского императора неотступно находился рядом с ним, французский полководец пожаловал ему орден Почетного легиона.

8 августе 1809 года, после наступившего между Францией и Австрией перемирия, начались переговоры сторон, на которые Александр I в качестве представителя от России решает направить А. И. Чернышева. Тот вновь встречается с императором Франции в его ставке, имеет беседы как с ним, так и с побежденным австрийским монархом. Задача, которая стояла перед А.И.Чернышевы, требовала от него проявления высокой дипломатии и большой осмотрительности. Надлежало, с одной стороны, уверить в неизменной дружбе Австрию, с которой Россия находилась в видимой вражде, а с другой - стараться не возбудить каких-либо подозрений Наполеона. А. И. Чернышев успешно справляется и с этим заданием, не говоря о том, что попутно добывает огромной важности информацию по вопросу о складывающейся для России военно-политической обстановке в центре Европы.

9 октября 1809 года А. И.Чернышев был произведен в ротмистры, а в январе следующего года по указанию русского монарха вновь был отправлен в Париж, где ему предстоит теперь уже постоянно находиться при дворе французского императора. С этого времени начинается, пожалуй, самый плодотворный, полный опасностей, а порою и драматических перипетий период деятельности талантливого военного разведчика.

Несмотря на наступившее к этому времени заметное охлаждение в российско-французских отношениях, А.И.Чернышева встретили в Париже, как всегда благожелательно. Во многом способствовало этому, конечно, особое отношение к нему Наполеона, которое сразу же распространилось и на самых близких к нему сановников. Ведя внешне весьма праздный образ жизни, А.И.Чернышев постоянно находится в контакте с Талейраном, Шампаньи, Бертье, Дюроком, Савари, а также широко популярной в обществе сестрой Наполеона принцессой Бор-гезе. Его наперебой приглашают на званые обеды и вечера. На знаменитом бале князя Швар-ценберга по случаю бракосочетания Наполеона с Марией-Луизой, в конце которого возник сильный пожар, А.И.Чернышев сумел громко отличиться в глазах французских великосветских кругов: он спас жизнь супругам маршала Нея, Дюрока и сенатора Богарне.

Формальные обязанности и различные развлечения нив коей мере не притупляли высокой бдительности А.И.Чернышева - он продолжал зорко следить и немедленно докладывать в Петербург всю полезную информацию о планах и намерениях французского императора, а также по-прежнему тщательно скрываемые известия о боевых действиях в Испании. И что самое главное, А.И.Чернышев был одним из первых, кто уже в 1810 году предупредил Александра I о реально надвигающейся для России суровой опасности и необходимости подготовки страны к отражению агрессии.

В середине октября 1810 года, теперь уже по просьбе Наполеона, А.И.Чернышев выезжает в Петербург с личным посланием императора Франции, в котором тот требовал конфискации всех грузов английских торговых судов в русских портах Балтийского моря. Россия, естественно, имела по этому вопросу свое мнение.

Тотчас по прибытии в столицу А.И.Чернышев был принят Александром I. Довольный результатами его деятельности, царь производит его 2 ноября 1810 года в полковники. Направляя своего флигель-адъютанта обратно в Париж, русский монарх доверяет ему выполнить по пути поручение особой государственной важности - провести в Стокгольме строго конфиденциальные переговоры с наследником бездетного шведского короля Карла XIII бывшим французским маршалом Бернадотом. Необходимо было склонить будущего короля Швеции к нейтралитету в грядущей войне. Миссия носила чрезвычайно деликатный характер. И неслучайно, что выбор пал именно на А.И.Чернышева: из окружения Александра I не было никого, кто так хорошо и близко был бы знаком с Бернадотом.

С большим риском для жизни (он попал в страшную бурю в районе Аландских островов, после чего добирался к шведскому берегу по тонкому льду) А.И.Чернышев в начале декабря прибывает в Стокгольм. В ходе пятидневного пребывания в шведской столице он трижды встречается наедине с Бернадотом для продолжительных бесед. Результаты были превосходными: принц просил передать русскому императору, что Швеция ни при каких обстоятельствах не выступит против России. Таким образом, А.И.Чернышев во многом способствовал процессу полной нормализации и упрочения двусторонних российско-шведских отношений, которые в годы Отечественной войны принесли России "неисчислимые выгоды". Давая оценку деятельности своего посланника, Александр I назвал его "самым смелым офицером, какие только известны в военной истории". Наполеон, к которому после посещения Стокгольма направлялся теперь А.И.Чернышев, и не подозревал, что молодой флигель-адъютант русского монарха уже лишил его возможности рассчитывать на содействие Швеции при вторжении в Россию.

Весь 1811 год А.И.Чернышев находится в Париже, будучи аккредитованным при императорском дворе. Интенсивность его разведывательной работы стремительно возрастает. Непрерывно поступают от него важные сведения о подготовке Бонапарта к войне, численности и передислокации французских войск, о сопротивлении в Испании, внутриполитическом положении во Франции. Широкий круг устойчивых знакомств, успехи в обществе, привлекательная внешность и продолжительное пребывание в Париже предоставляют ему редкую возможность своевременно добывать остро необходимую информацию о теперь уже очевидном противнике.

В числе важных каналов секретной военной информации, использовавшихся А.И.Чернышевым в это время, особое место занимает его работа с тайным агентом М. Трагическая концовка этой истории требует того, чтобы остановиться на ней более подробно.

Первоначальную вербовку М. осуществил секретарь русского посольства Убри еще в 1803 году. За материальное вознаграждение этот агент передавал сведения об организации и расположении французских войск. Посте Тильзитского мира необходимость в такой информации на какое-то время практически отпала, однако контакты с агентом продолжали сохраняться (теперь уже через советника посольства Нессельроде). М. по-прежнему эпизодически передавал за деньги различные сведения о французских корпусах, их перемещениях и высшем военном командовании. После отъезда Нессельроде на родину связь с М. передается секретарю посольства Крафту. В 1808 году М. переводят на другую работу, и его информационные возможности значительно снижаются. Тем не менее агент проявил немало находчивости и изворотливости, чтобы вновь наладить получение столь необходимых для русской разведки сведений.

В учреждении, где работал М., два раза в месяц составлялся документ особой важности - о дислокации и планах перемещения всех корпусов и частей французской армии. Перед докладом императору его отдавали переплетчику для брошюровки. М. ухитрялся через ничего не подозревающего охранника-курьера периодически получать этот документ в свои руки на три четверти часа и списывать с него самое главное. Когда и эта возможность была утрачена, М. привлек к своей работе еще двух чиновников из числа своих бывших сослуживцев.

А.И.Чернышев сразу же оценил огромные перспективы работы с этим источником. Войдя в непосредственный контакт с М., он резко активизирует его деятельность, направляет ее на добывание сведений о формировании великой армии, пристальное внимание уделяет гвардии императора. В целях расширения действующей агентурной сети А.И.Чернышев ставит М. задачу о привлечении за высокое денежное вознаг-раждение к работе на русскую военную разведку одного из высокопоставленных чиновников этого учреждения (впоследствии выяснилось, что М. "не рискнул на такой подкуп, предвидя неудачу").

26 февраля 1812 года А.И.Чернышев выезжает из Парижа с очередным посланием Бонапарта русскому императору. Его интенсивная разведывательная работа в обстановке явно приближающейся войны, конечно, не могла не попасть в поле зрения местной контрразведки. На другой день после отъезда в его квартиру нагрянула французская полиция и произвела тщательный обыск. Было сразу же установлено, что накануне А.И.Чернышев сжигал в камине много различных бумаг. В надежде обнаружить что-нибудь компрометирующее полицейские агенты пересмотрели весь пепел, а затем подняли лежавший у камина ковер. Здесь и было найдено собственноручно написанное донесение М., которое, очевидно, попало туда совершенно случайно во время спешного сжигания А. И.Чернышевым своих служебных документов (его текст дословно приведен в начале этой статьи).

Грубейшая, непростительная и непоправимая ошибка нашего разведчика! Но такова эта профессия, где всегда соседствуют рядом крупные успехи и тяжелые провалы, большие достижения и досадные срывы...

О ценной находке было немедленно доложено Наполеону, который дал указание срочно установить личность М. и место его работы. Французская контрразведка довольно быстро вышла на след. Тайным агентом русской разведки оказался чиновник военного министерства по фамилии Мишель, длительно работавший в строго секретном отделе передислокации войск. После довольно шумного судебного процесса, который, видимо, был необходим Наполеону в качестве одного из доказательств "черных замыслов" России и оправдания своего окончательного разрыва с ней, 1 мая 1812 года Мишель был казнен. Остальные его сообщники были приговорены к различным срокам тюремного заключения.

"Его Величество чрезвычайно огорчен поведением графа Чернышева; он с изумлением узнал, что человек, с которым он всегда хорошо обращался и который был в Париже не в качестве политического агента, а как адъютант русского императора, аккредитованный при его Величестве собственноручным письмом русского Государя, а потому пользовавшийся большим доверием, чем посол, - воспользовался своим высоким положением и во зло употребил то, что считается наиболее святым в глазах всехлюдей. Его Величество льстит себя надеждою, что император Александр будет также огорчен поведением Чернышева и признает, что последний играл роль агента подкупа, одинаково осуждаемого международным правом и правилами чести. Его Величество жалуется, что под титулом, вызывавшем особое доверие, приставили к нему шпиона и при том во время мира, а это дозволительно только относительно врага и во время войны. Он жалуется, что шпионом был выбран не человек, принадлежащий к низшему сословию общества, а лицо, близко стоящее к своему Государю" - таково было содержание записки, продиктованной Наполеоном своему министру внешних связей герцогу Бассано для передачи русскому послу в Париже Куракину в связи с арестом Мишеля.

Французский император, конечно, сильно лицемерил, ибо было общеизвестно, что он хорошо знал цену разведке, широко пользовался ее услугами, лично организовывал и направлял ее деятельность, в том числе и против России.

Было очевидно, что гневная реакция Наполеона по делу Мишеля объяснялась главным образом тем, что у него не хватило прозорливости раскрыть в лице молодого русского полковника ловкого разведчика, который своевременно предупредил Россию о его истинных намерениях. И не мстил ли он А.И.Чернышеву за свою неудачу непомерно суровым приговором Мишелю?

23 июня началась Отечественная война 1812 года. Хорошо изучив полководческое дарование Наполеона и тактику действий его маршалов, А.И.Чернышев накануне вторжения французской армии в Россию представляет императору Александру I записку "О средствах к предупреждению вторжения неприятеля в 1812 году". Он обращает внимание на слишком растянутое расположение русской армии вдоль всей западной границы и пишет о необходимости объединения всех сил. Одновременно советует срочно приступить к созданию резервной армии в 100 тысяч человек.

Принимая во внимание исключительную важность сохранения достигнутых ранее договоренностей, но теперь уже в условиях начавшейся войны, 10 августа 1812 года Александр I направляется в Финляндию для встречи с наследным принцем шведского престола.

В этой поездке русского императора сопровождали канцлер Румянцев, граф Аракчеев, генерал-адъютант Голенищев-Кутузов и флигель-адъютант Чернышев. Бернадот подтвердил, что Швеция не выступит на стороне агрессора. В результате переговоров был подписан соответствующий договор. С исторической точки зрения интересно одно заявление, сделанное императором России принцу Бернадоту во время этой встречи. Случилось так, что последний, привыкший говорить с А.И.Чернышевым откровенно, попросил его прозондировать мнение Александра I о возможности получить от России в качестве взаимного жеста "ничтожную уступку - Аландские острова". Тотчас же доложив об этом своему монарху, А.И.Чернышев получил указание ответить следующее: "Хотя император очень дорожит дружбою и тесною связью с Швецией, однако никогда и никому не ycmynum. Hu одного клочка русской земли, даже если бы довелось ему удалиться в Сибирь и там сражаться за неприкосновенность Империи".

По возвращении в Петербург Александр I направляет А.И.Чернышева вначале к фельдмаршалу Кутузову, а затем к командующему 3-й армией адмиралу Чичагову. Исполнив поручения монарха, А.И.Чернышев остается при армии Чичагова. Командует особым отрядом. Состоящий главным образом из казаков, отряд А.И.Чернышева, кроме выполнения специальных заданий, наносит дерзкие чувствительные удары по коммуникациям противника, проводит разведывательные операции.

22 ноября 1812 года А.И.Чернышев был произведен в генерал-майоры, одновременно он становится генерал-адъютантом свиты императора.

В ходе войны подразделение под командованием генерал-майора А.И.Чернышева значительно увеличилось и достигло десяти казачьих полков. Участвуя в целом ряде сражений, он постоянно находится со своим отрядом в авангарде армии, за личное мужество и героизм получает несколько высоких наград, становится генерал-лейтенантом.

После вступления союзных войск в Париж генерал А.И.Чернышев получает приказание срочно оставить отряд своему заместителю и прибыть во французскую столицу. Выясняется, что император Александр I имел намерение направить А.И.Чернышева для сопровождения Наполеона в изгнание на о.Эльбу. Однако вскоре отказался от этой мысли, посчитав, что "Бонапарту в несчастии тяжело будет видеть того, кто был при нем во время величия".

В 1815 году генерал-лейтенант А.И.Чернышев вновь командует отрядом легкой конницы, а после окончательного разгрома Наполеона сопровождает русского императора в его поездке в Англию и затем на Венский и Веронский мирные конгрессы.

Бывшего военного разведчика ожидает впереди блестящая карьера, во время которой он будет занимать самые высокие должности в государстве и пользоваться полным доверием трех императоров: Александра I, Николая I и Александра II. 54 года своей жизни он отдаст службе "престолу и отечеству", из которых 25 лет будет находиться во главе военного ведомства. За свои заслуги он получит полный комплект русских орденов до Андрея Первозванного включительно, а также все высшие титулы и почести...

0

8

Андреевский кавалер – Светлейший Князь Александр Иванович Чернышев.

Будущий Светлейший Князь и Андреевский кавалер Александр Иванович Чернышев появился на свет Божий 30 декабря 1785 года (12 января 1786 года) в Москве, в семье генерал-поручика и сенатора Ивана Львовича Чернышева (1736-1793) от брака с Евдокией Дмитриевной Ланской (ум. 1816), на 24-м году Царствования Государыни Императрицы Екатерины II Алексеевны (1729-1796).

Начало военной службы.

В детстве будущий кавалер записан был в военную службу в чине вахмистра в Конную гвардию. Александр получил хорошее домашнее воспитание под руководством известного педагога, аббата Перрена.
Познакомившись в Москве с Государем Императором Александром I Павловичем (1777-1825/1864) и, по достижению 15-ти лет, в 1801 году, принят был на службу камер-пажом.
Военная служба в Русской Императорской армии началась для Александра Чернышева на 17-м году от рождения, 20 сентября (3 октября) 1802 года, когда переведен был в чине корнета, в Лейб-Гвардии Кавалергардский полк.
В июне 1804 года корнет Александр Чернышев назначен был адъютантом к шефу полка генерал-адъютанту Федору Петровичу Уварову (1769-1824), будущему Андреевскому кавалеру и генералу от кавалерии, одному из самых приближенных лиц к Особе Императора Александра I Павловича.
В сентябре 1804 года корнет и адъютант Александр Чернышев в сентябре 1804 года произведен был в поручики.

Первые сражения и награды.

Александр Иванович участвовал в кампаниях против французов в 1805 и 1807 гг.
В ноябре 1806 года он произведен был в штаб-ротмистры, а за отличие в сражении под Аустерлиц в ноябре 1805 года Высочайше пожалован был Императорским орденом Святого равноапостольного Великого Князя 4-го класса с бантом.
За храбрость, проявленную в ряде сражений 1807 года, Высочайше удостоен был золотой шпагой с надписью «За храбрость», а за участие в знаменитом Фридландском сражении второго (15) июня 1807 года, Александр Иванович Чернышев Высочайше пожалован был орденом Святого великомученика Георгия Победоносца 4-го класса.
В чин флигель-адъютанта Александр Иванович Высочайше пожалован был шестого (19) июня 1809 года.

В войнах с Францией.

В 1808 году Александр Иванович послан был Императором Александром I Павловичем курьером в Париж, где заслужил Высочайшее расположение первого Императора Франции и Андреевского кавалера Наполеона I Бонапарте (1769-1821).
В Австро-французской войне 1809 года, в знаменитых битвах при гг. Асперн и Ваграм Александр Иванович Чернышев в качестве военного наблюдателя от Российской Империи находился при армии Императора Наполеона I Бонапарте.
В 1909 году – Высочайше пожалован во флигель-адъютанты к Его Императорскому Величеству, а в 1910 году – произведен был в чин ротмистра.
С 1810 по 1812 гг. Александр Иванович Чернышев исполнял должность военного агента Русской Императорской армии в Париже и даже руководил агентурной сетью в военном министерстве Французской Империи, используя в качестве прикрытия статут курьера для доставки писем от Императора Наполеона I Бонапарте к Государю Императору Александру I Павловичу.
Красивый и ловкий, прекрасный танцор, Александр Иванович пользовался большим успехом в парижском обществе и, по мнению современников, даже находился в близких отношениях с младшей Венценосной сестрой Императора Франции, Принцессой Марией Паулиной (1780-1825), Герцогиней Гуастелле, браковенчавшейся 25 октября (7 ноября) 1803 года с Принцем Камилло Филиппо Людовико Боргезе ди Сульмоне е ди Россано (1775-1832). Ротмистр Александр Чернышев пристально наблюдал за военными приготовлениями Французской Империи, тотчас сообщая об этом в Санкт-Петербург. В своих сообщениях он постоянно старался усилить подозрительность Императора Александра I Павловича, советуя Государю не только быть готовым к отражению нападения со стороны Французской Империи, но и самому действовать наступательно. За свои заслуги в разведывательной деятельности во Франции, шестого (19) ноября 1810 года, в 14-ю годовщину Восшествия на престол Государя Императора Александра I Павловича ротмистр Александр Иванович Чернышев в возрасте 24-х лет Высочайше пожалован был чином полковника Русской Императорской армии.

В войне 1812-1814 гг.

В начале Отечественной войны 1812 года полковник Александр Иванович Чернышев состоял комендантом Главной квартиры Государя Александра I Павловича и заведовал конвоем Императора.
В сентябре 1812 года – отправлен был Государем Императором к главнокомандующему Русской Императорской армией Князю Михаилу Илларионовичу Голенищеву-Кутузову (1745-1813), а затем к адмиралу Павлу Васильевичу Чичагову (1767-1846) с планом военных действий.
В конце Отечественной войны Александр Иванович Чернышев командовал партизанским отрядом, которому удалось освободить из французского плена генерал-адъютанта, Барона Фердинанда Феодоровича фон Винцингероде (1770-1818), попавшего в руки врага в августе 1812 года, когда под белым флагом, отправившись к французскому губернатору Москвы Э. А. Мортье в надежде уговорить его не взрывать Московский Кремль, подло взят был в плен.
22 ноября (5 декабря) 1812 года полковник Александр Иванович Чернышев «за успешные действия по возлагаемым на него поручениям и благоразумное исполнение отважной экспедиции» Высочайше произведен был в чин генерал-майора и пожалован в генерал-адъютанты.
31 декабря 1812 года (13 января 1813 года) разбил под г. Мариенвердер войска Герцога Максимилиана Евгения Иосифа Августа Наполеона де Богарне фон Лейхтенберг (1781-1824).
В начале 1813 года генерал-майор Александр Иванович Чернышев со своим партизанским отрядом тревожил армии неприятеля на левом берегу реки Одер, а за освобождение столицы Королевства Пруссия г. Берлин 17 февраля (2 марта) 1813 года Высочайше пожалован был орденом Святого великомученика Георгия Победоносца 3-го класса. С тех пор он стал пользоваться в Королевстве Пруссия большим уважением и популярностью.
Вслед за тем генерал-майор Чернышев отличился он при взятии гг. Люнебург и Кассель, командовал кавалерийским рейдом в Вестфальское Королевство. В конце 1813 года отряд под командованием Александра Ивановича составил авангард корпуса генерал-адьютанта, Барона Ф. Ф. Винцингероде
20 февраля (5 марта) 1814 года за отличие при штурме г. Суассон, во время которого Александр Иванович взял в плен трех генералов, 180 офицеров и свыше 3000 солдат противника, Высочайше получил чин генерал-лейтенанта.
В 1814 году во время пребывания Императора Александра I Павловича в Париже, он находился при Особе Императора, а в июле 1814 года сопровождал Государя в Англию, а затем на знаменитый Венский конгресс.
Во время второго похода во Францию, командуя передовым отрядом, генерал-лейтенант Чернышев захватил г. Шалон.

Граф, Военный министр и генерал от кавалерии.

После возвращения в Российскую Империю, генерал-лейтенант Александр Иванович Чернышев состоял, в качестве генерал-адъютанта, при Государе Императоре Александре I Павловиче.
В 1819 году – Высочайше назначен членом, а с 1821 года – Председателем Комитета об устройстве Войска Донского, в 1821-1835 гг, состоя его председателем.
18 апреля (1 мая) 1821 года – Высочайше назначен начальником легкой гвардейской кавалерийской дивизии.
В конце 1825 года генерал-лейтенант Александр Иванович Чернышев командирован был во 2-ю армию для ареста одного из руководителей восстания декабристов Павла Ивановича Пестеля (1793-1826), а в январе 1826 года – вошел в состав Следственной комиссии по делу декабристов.
По завершению следственных действий, 22 августа (4 сентября) 1826 года, в День Священного Миропомазания и Коронования Государя Императора Николая I Павловича (1796-1855) и Государыни Императрицы Александры I Феодоровны (1798-1860) генерал-лейтенант Александр Иванович Чернышев Высочайше возведен, с нисходящим потомством, в Графское Российской Империи достоинство.
Третьего (16) февраля 1827 года Граф Высочайше назначен был помощником управляющего Главного Штаба Его Императорского Величества, а позже – должностью сенатора.
26 августа (8 сентября) 1827 года Граф Александр Иванович Чернышев Высочайше назначен был исполняющим обязанности Военного министра, а второго (15) октября 1827 года – произведен в чин генерала от кавалерии.
В апреле 1828 года Граф Высочайше назначен был состоять членом Государственного Совета.
С первого (14) мая 1832 года по 26 августа (8 сентября) 1852 года Светлейший Князь Александр Иванович Чернышев состоял Военным министром. Кроме того, исполнял он обязанности непременного Председателя Военного Совета при Военном министерстве.
Кроме того, Граф Александр Иванович Чернышев состоял Председателем Комитета Министров, а также Кавказского и Сибирского комитетов.
Второго (15) апреля 1833 года он Высочайше назначен был шефом Санкт-Петербургского уланского полка.
При Графе Александре Ивановиче Чернышеве власть Военного Министра Российской Империи значительно расширилась: в руках Министра сосредоточилось главное начальство над всеми отраслями военного управления, а сам Министр стал единственным докладчиком Императору Всероссийскому по всем делам Военного ведомства. За время пребывания Графа на посту Военного Министра произошли значительные преобразования в Российской Императорской армии. Так, изданы были Уставы: госпитальный, рекрутский, военно-уголовный и управления армией в мирное и военное время, а также положение о казачьих войсках и другое.
Учреждены были в 1832 году Императорская Военная Академия, восемь кадетских корпусов и аудиторское училище.
В 1841 году Графом окончено было военно-статистическое описание Российской Империи по губерниям и областям. В течение пребывания Графа на посту Военного Министра воздвигнуто было много крепостей и укреплений, в том числе в Александрополе, Варшаве, Новогеоргиевске, Иван-городе, Брест-Литовске и других. Произведено было общее преобразование армейской пехоты и кавалерии, а также всей артиллерии. Кроме того, резервные батальоны от делены были от действующих и образовали шесть резервных дивизий. Срок службы с 25-ти лет сокращен был для музыкантов, евреев и солдатских детей и до 15-ти лет – для всех остальных. Улучшено было положение офицеров: им увеличено было жалование и столовые деньги; с 1832 года всем офицерам разрешено было носить усы. Принят был также ряд мер по упрощению снаряжения и обмундирования солдат. С 1842 года в Российской Императорской армии начали вводить нарезное оружие.

Высочайшая награда.

31 декабря 1831 года (13 января 1832 года) Граф Александр Иванович Чернышев Высочайше пожалован был первейшим Императорским орденом –орденом Святого Апостола Андрея Первозванного.
29 апреля (12 мая) 1834 года Государь Император Николай I Павлович Высочайше пожаловал Графу Александру Ивановичу Чернышеву алмазные знаки к ордену Святого Апостола Андрея Первозванного – высший знак отличия в Российской Империи.

Военные награды.

За всю свою жизнь Светлейший Князь Александр Иванович Чернышев кроме названных выше Высочайше пожалован был орденами:
- Святого равноапостольного Великого Князя Владимира 1-го класса,
- Святого благоверного Великого Князя Александра Невского с алмазами,
- Святой Анны 1-го класса с алмазами,
- Белого Орла,
- знаком отличия «за 50 лет беспорочной службы»,
- золотой шпагой «За храбрость»..
Кроме того, Граф Высочайше пожалован был 15-ю орденами иностранных держав:
- Королевства Пруссии – Пур ле Мерит, Черного Орла и Красного Орла 1-й степени;
- Австрийской Империи – Святого Стефана и Военный Марии Терезии 3-й степени;
- Королевства Швеция и Норвегия – Военный Меча 1-го класса и Серафимов;
- Королевства Баварии – военный орден Максимилиана Иосифа 2-й степени;
- Королевства Нидерланд – военный орден Вильгельма 2-й степени;
- Королевства Франция – Почетного Легиона 3-й степени и Святого Людовика 2-й степени;
- Курфюршества Гессен-Касель – Золотого льва и Военный заслуг;
- Королевства Сардиния – орден Маврикия и Лазаря 1-й степени;
- Королевства Португалия – военный орден Сан-Бенто д'Авис 1-й степени.

Милости Монарха.

16 (29) апреля 1841 года Граф Александр Иванович Чернышев Высочайше возведен был с нисходящим потомством в Княжеское Российской Империи достоинство, а 22 августа (4 сентября) 1849 года, в годовщину Священного Миропомазания и Коронования Государя Императора Николая I Павловича и Государыни Императрицы Александры I Феодоровны Князь Александр Иванович Чернышев Высочайше пожалован был титулом Светлости.
11 (24) апреля 1843 года Князь Высочайше назначен был шефом Кабардинского егерского полка.
25 марта (7 апреля) 1844 года Санкт-Петербургскому уланскому и Кабардинскому егерскому полкам Высочайше повелено называться именем Князя Александра Ивановича Чернышева.

Недуг и отставка.

К осени 1848 года здоровье Князя значительно пошатнулось, вследствие перенесенного им удара, но несмотря на это третьего (16) ноября 1848 года Князь Высочайше назначен был Председателем Государственного Совета и Комитета Министров с сохранений прежних званий и должностей.
18 февраля (3 марта) 1855 года Светлейший Князь присутствовал при блаженной кончине Государя Императора Николая I Павловича, который Высочайше назначил его одним из его душеприказчиков, хотя сам Александр Иванович в это время был уже тяжело болен: По словам сенатора К. Н. Лебедева, «Граф Панин вел едва движущегося Князя Чернышева, медленно подвигавшего одну ногу за другою и готового упасть на каждом шагу».
В мае 1855 года по состоянию здоровья Светлейший Князь уволен был в заграничный отпуск для лечения, а пятого (18) апреля 1856 года по прошению на Высочайшее имя освобожден был от всех должностей.

Портрет кавалера.

Многие современники отзывались о Светлейшем Князе положительно, поскольку он в течение 30-ти лет занимал одно из важнейших мест среди представителей высшего света Российской Империи.
Так, посланник Королевства Бавария в Санкт-Петербурге Де-Брэ писал: «На Князя Чернышева. Обладающего скорее способностью администратора, нежели полководца, возложена задача организовать победу. Обладая превосходной памятью и точным знанием всех мелочей службы, он сумел навести образцовый порядок в управлении своим Министерством».
Граф Модест Андреевич (1800-1876), действительный тайный советник и Андреевский кавалер вспоминал: «нельзя не упомянуть, что при всем его высокомерном самовластии и при такой опытности, которую должно бы предполагать в нем после столь долговременной карьеры, он всегда был слепо доверчивым игралищем канцелярий. С очень обыкновенным образованием, без высших сведений, без самостоятельного круга мыслей, без высших государственных идей. Без близкого познания подробностей и механизма дел он необходимо должен был покоряться влиянию других…»

Кончина Светлейшего Князя.

Светлейший Князь Александр Иванович Чернышев скончался восьмого (21) июня 1857 года в знаменитом лечебном курорте Кастелламара ди Стабия на берегу Тирренского моря в королевстве Обеих Сицилий, на 73-м году от рождения. Кончину Светлейшего Князя ускорило огорчение от того, что в День Священной Коронации Государя Императора Александра II Николаевича (1818-1881) и Императрицы Марии Александровны (1824-1860) его не произвели в генерал-фельдмаршалы.
Погребен Светлейший Князь был согласно завещанию в церкви Святых Первоверховных Апостолов Петра и Павла села Петровского Московского уезда. Полкам его имени 21 июня (4 июля) 1857 года возвращены были прежние названия.

По тексту книг В. М. Безотосного из книги «Словарь русских генералов, участников боевых действий против армии Наполеона Бонапарта в 1812-1815 гг.» и В. Федорченко «Российский Императорский Дом. Выдающиеся сановники. Т. 2» подготовил Александр Рожинцев.

11 января 2009 года.
Святой град Тихвин.

0

9

АГЕНТ ИМПЕРАТОРА
Планы Наполеона становились известны Александру II благодаря Александру Чернышеву.

Вряд ли широкому кругу читателей известно имя Александра Чернышева – первого российского военного атташе в Париже, талантливого разведчика-дипломата, добывавшего важнейшую информацию о внешней и военной политике Франции в период, предшествующий началу Отечественной войны 1812 года.

Среди конфидентов А.И.Чернышева были настолько осведомленные лица, что политические и военные планы Наполеона, направленные против России, не являлись тайной для русского правительства. Бывший военный агент России во Франции генерал А. А. Игнатьев писал, что А. И. Чернышев в 1812 году "за несколько недель до начала Отечественной войны сумел вывезти из Парижа толстый портфель, содержащий подробные планы развертывания "великой армии" Наполеона".

Однако впоследствии имя А. И. Чернышева оказалось забытым. В Советской военной энциклопедии (изд. 1980 г.) говорится, что он "в 1808-1812 гг. выполнял ряд дипломатических поручений, был военно-дипломатическим агентом во Франции". И все. Так кто же такой Александр Иванович Чернышев?

Начало карьеры

Александр Иванович Чернышев происходил из старинной дворянской семьи. Отец его был генералом, участником многих войн в царствование Екатерины II. После смерти отца, рано скончавшегося от ранений, мальчика Сашу опекал друг и дальний родственник семьи Чернышевых – князь Александр Борисович Куракин, потомственный дипломат, бывший российский посол в Вене и Париже. Саша получил прекрасное домашнее образование, в совершенстве владел французским и немецким языками. По повелению Александра I юный Чернышев как сын заслуженного боевого генерала был зачислен в самое привилегированное военное училище – Пажеский корпус, по окончании которого его назначили в Кавалергардский полк.

В 1805 году 19-летний корнет Александр Чернышев участвует в сражении при Аустерлице, а в 1807 году – в боевых действиях при Фридланде, за что был награжден орденами Св. Владимира IV степени с бантом, Св. Георгия IV степени и золотой шпагой. После окончания боевых действий Чернышев ревностно несет службу в Кавалергардском полку, расширяет свои знания в военном деле, особенно в тактике и стратегии. Его привлекает дипломатия. Он с интересом слушает домашние лекции князя Куракина, который вечерами просвещает своего любимца в тонкостях европейской политики. Молодой кавалергард – частый гость французского посла в России генерала Рене Савари, с которым ведет оживленные беседы о недавних сражениях в Европе и особенно о военном искусстве Наполеона. Чернышев – свой человек в высшем обществе Петербурга. Как кавалергард он несет дежурства и присутствует на балах в императорском дворце. Он прекрасно воспитан, атлетически сложен, обаятелен, отличный танцор, изысканный кавалер. И еще одно особое обстоятельство в карьере Чернышева – он постоянно в поле зрения императора Александра I, отметившего в молодом кавалергарде незаурядные способности по службе, наблюдательность и интерес к дипломатии. Надо сказать, что в те времена российские монархи нередко использовали способных гвардейских офицеров для выполнения деликатных задач государственной важности.

Первое поручение

Разведывательная и дипломатическая карьера 22-летнего штаб-ротмистра Кавалергардского полка Александра Чернышева началась с поручения императора Александра I – доставить российскому послу в Париже пакет, содержащий личное послание российского монарха Наполеону, и с ответом последнего возвратиться в Петербург. Это поручение было дано Чернышеву в 1807 году после известной встречи Александра I с Наполеоном в Тильзите, где кавалергард, находившийся в охране царя, впервые вблизи увидел императора. В Тильзите, как известно, был подписан российско-французский мирный договор (Тильзитский мир), согласно которому Россия признавала подвластное Наполеону Варшавское герцогство, присоединилась к невыгодной для нее континентальной блокаде, направленной против Англии, и согласилась на заключение "наступательно-оборонительного союза" Франции и России. Александр I и его окружение были далеко не в восторге от Тильзита, но, как считали в то время российские дипломаты, худой мир все же был лучше доброй ссоры, а ссориться с Францией после Аустерлица и Фридланда России было не с руки.

Итак, первое поручение. Казалось, это была обычная курьерская миссия: доставить послание царя и дождаться ответа. Но тут вмешался его величество случай: Наполеон пожелал увидеть русского офицера, доставившего ему письмо российского императора.

В те времена внешний вид посланца иностранной державы, его ум, манеры, умение вести беседу свидетельствовали о характере личных отношений монархов (Наполеону было хорошо известно о неприязни к нему Александра I, которую русский царь искусно скрывал).

Аудиенция состоялась. Статный, обаятельный гвардейский офицер произвел самое благоприятное впечатление. Увидев на его парадном мундире боевые ордена и узнав, что они получены Чернышевым за участие в боях при Аустерлице и Фридланде, Наполеон поинтересовался мнением русского офицера об этих сражениях. И здесь, в кабинете Наполеона Чернышев показал себя достойным патриотом России. В своей оценке Аустерлица Чернышев воздал должное полководческому искусству Наполеона, подчеркнув, что союзные войска оказались завлеченными в искусно созданную им ловушку и были разгромлены не по частям, как это обычно делал Наполеон, а все сразу. Вместе с тем Чернышев возразил Наполеону, заметившему, что русский император мог бы быть пленен, если бы он, Наполеон, приказал преследовать отступавшие русские войска. Чернышев, хорошо знавший обстановку, отвечал, что здесь его величество ошибается, поскольку русский арьергард был довольно сильным, а на пути французских войск была широкая река, через которую русские войска успели переправиться, а французам предстояло ее форсировать.

Тогда Наполеон предложил Чернышеву присесть и изложить свое мнение о сражении при Фридланде. Далее беседа протекала как бы на равных (к ужасу присутствовавшего российского посла графа Толстого, ошарашенного неслыханной дерзостью своего соотечественника). В своей оценке сражения при Фридланде Чернышев отметил все: стойкость и отвагу русских войск, просчеты русского командующего и ошибки французского командования, позволившие русским выиграть время и организованно отойти. Только нерешительность русского командующего Бенигсена спасла французов от поражения, подчеркнул в заключение Чернышев. Наполеон, конечно, знал об этом лучше Чернышева, но он был потрясен глубокими военными знаниями собеседника.

Беседа подходила к концу. Чернышев встал и внимательно посмотрел в окна, выходившие на набережную Сены. Наполеон, перехватив этот взгляд, спросил, нравится ли русскому офицеру Париж? И вдруг Чернышев, неожиданно для самого себя, спросил императора, не "считает ли его величество, что ему, Чернышеву, когда-нибудь придется брать французскую столицу?".

Наполеон после некоторого молчания ответил, что русский офицер может лишь на балах брать Париж и что не французская армия, а женщины будут у его ног… Заключая беседу, французский император с явным удовольствием сказал: он напишет императору Александру, что его посланец ему понравился, и попросит царя в следующий раз присылать к нему в Париж именно Чернышева.

В ставке Наполеона

Новое поручение, данное императором Александром I штабротмистру Чернышеву, было сложнее и требовало от исполнителя, помимо военных знаний, более глубокого понимания сложившейся к этому времени в Европе военно-политической обстановки. А эта обстановка была уже неблагоприятной для Наполеона: его вторжение в Испанию обернулось для Франции бесперспективной войной, континентальная блокада Англии не дала ожидаемых результатов, назревала война с Австрией. На фоне этих событий в октябре 1808 года в немецком городе Эрфурте по инициативе Наполеона состоялась его вторая встреча с императором Александром I. В Эрфурте была подписана секретная российско-французская союзная конвенция, в которой подтверждались условия Тильзитского мира, Франция обещала соблюдать нейтралитет в войне России с Турцией, а в случае участия в ней Австрии оказать военную помощь. Россия обещала поддержать Францию в военных действиях против Австрии.

Однако Александр I, не желая ввязываться в эту чуждую для России войну, фактически ограничился представительством русского мундира в ставке французского императора, сообщив при этом Наполеону, что русские войска собираются в поход.

Наполеон не обольщался относительно намерений своего российского "союзника". Он понял, что Россия не будет воевать против Австрии, и не скрыл своего недовольства, заявив прибывшему к нему Чернышеву, что предпочел бы увидеть не один, а 70 тысяч русских мундиров. При этом французский император весьма радушно принял своего старого знакомца ныне уже не как курьера, а как официального представителя российского императора. Бонапарт распорядился открыть для него все двери в своем штабе и сразу же предложил Чернышеву сопровождать его в рекогносцировках, наблюдать за ходом боевых действий и управлением войсками. Все это пригодилось Чернышеву, когда он вступил в командование корпусом, успешно действовавшим на растянутых коммуникациях "великой армии" Наполеона.

Помимо этого, Чернышев выполнял чисто разведывательные задачи, поставленные ему в Петербурге: выявление основной политической цели Наполеона в войне с Австрией, определение политики Австрии в отношении России как "союзника" Франции, оценка боеспособнocти австрийских войск. В целом деятельность Чернышева протекала успешно, хотя порой ему приходилось попадать в сложные ситуации. Вот одна из них.

В начале известного сражения при Ваграме (июль 1809 года) французский корпус маршала Ланна, захвативший плацдарм на другом берегу Дуная, из-за сильного паводка, разрушившего все мосты, оказался без боеприпасов и подкреплений. Корпус был почти полностью уничтожен австрийцами, а сам Ланн погиб.

Это было тяжелое поражение французской армии, хотя в общем итоге сражения при Ваграме французы одержали победу и вошли в Вену. Однако эта победа была достигнута ценой огромных потерь, причем австрийская армия сохранила свою боеспособность. О поражении французов в начале сражения стало известно в европейских столицах, где в связи с этим усилились антифранцузские настроения. Но Наполеон не боялся правды, ему важно было знать мнение его "союзника" Александра I, войска которого, по мнению французского императора, совершали странные маневры у границ Австрии.

Вот почему Наполеон рассчитывал на Чернышева, который в своем донесении царю, основанном на личном наблюдении и детальном знании французских оперативных планов, должен был, как полагал Наполеон, оценить дунайский эпизод Ваграмского сражения как роковое стечение обстоятельств. Наполеон даже любезно предложил Чернышеву отправить его донесение Александру I со своим курьером, который повезет почту французскому послу в Петербург. Чернышев был уверен, что его донесение будет прочитано Наполеоном. И Чернышев находит оптимальное решение. В донесении он изложил все, как было в действительности, но в заключение написал: "Если бы во время грандиозного и кровопролитного сражения, о котором я, ваше величество, имею так подробно вам донести, австрийской армией командовал Наполеон, то совершенная гибель французов была бы неизбежной". В общем, это заключение соответствовало русской пословице: "И волки сыты, и овцы целы".

Французский император остался доволен Чернышевым. Он даже пожаловал ему орден Почетного легиона. Высоко оценил заслуги Чернышева и Александр I, которому весьма понравилось его донесение о Ваграмском сражении. Царь произвел Чернышева в ротмистры и назначил своим флигель-адъютантом.

Снова в Париж

До начала французского вторжения в Россию оставалось немногим более двух лет. В правительственных и особенно в военных кругах Франции и России уже сознавали, что военный конфликт между двумя великими державами неизбежен.

В связи с этим в 1810 году в России был учрежден институт военных агентов при российских посольствах за границей. Идея создания этого института принадлежала военному министру генералу (впоследствии фельдмаршалу) Михаилу Богдановичу Барклаю-де-Толли.

Для руководства деятельностью агентов был создан специальный орган внешней разведки "Особенная канцелярия". И вот в 1810 году русские военные агенты – офицеры в партикулярном платье – впервые появились в российских посольствах в Вене, Берлине, Мюнхене, Дрездене, Мадриде. Ну а в Париж в качестве постоянного личного представителя российского императора при императоре французов был направлен флигель-адъютант А. И. Чернышев (военным агентом Чернышев числился только в Петербурге).

Французский император попрежнему питал к Чернышеву глубокую симпатию, о чем он не раз говорил в своем окружении, сожалея при этом, что не имеет такого французского офицера при русском императоре. Наполеон обязал высшую элиту Парижа принимать у себя русского офицера. Однако при всем своем почетном положении Чернышев не мог не привлекать к себе внимания французской тайной полиции. Напомним, что у Наполеона было как бы две полиции.

Одна – официальная, возглавляемая Жозефом Фуше, занимавшаяся внутренними делами. Другая полиция – тайная, призванная наблюдать за иностранцами, а также за деятельностью полиции Фуше. Тайной полицией руководил преданный Наполеону Рене Савари (герцог Ровиго), бывший французский посол в России, "друг" Чернышева по Петербургу.

И вот теперь Савари должен был опекать Чернышева, подлинная роль которого в Париже не была для него секретом. Однако эта опека была небезопасной и для самого Савари, боявшегося нарушить строгое указание Наполеона о наибольшем благоприятствовании Чернышеву. Кроме того, Савари было не с руки портить отношения с маршалами, особенно с Мюратом, Неем, Бернадотом, которые принимали у себя Чернышева не столько по приказу Наполеона, сколько из своих личных симпатий к нему.

Савари также было известно об особом расположении к Чернышеву сестер Наполеона, особенно влиятельной и экспансивной княгини Полины Боргезе, с которой, по слухам, российский красавец-кавалергард был в любовной связи.

В этой обстановке Чернышев полагал, что неплохой маскировкой тайной деятельности может быть его репутация как светского льва. Популярность флигельадьютанта особенно возросла после пожара на балу у австрийского посла, где он смело бросался в огонь, спасая беспомощных гостей.

Встреча с Талейраном

Чернышеву было известно, что экс-министр иностранных дел князь Талейран является личным тайным агентом Александра I, которому он направлял свои секретные донесения. В них освещались важные вопросы внешней политики и экономики Франции, содержались прогнозы развития военно-политической обстановки в Европе, а также конкретные советы по противодействию планам Наполеона. И все же информация Талейрана ввиду ее чрезвычайной важности требовала перепроверки, которая и была поручена Чернышеву, располагавшему обширными связями в политических и военных кругах.

Чернышев довольно хорошо был осведомлен о "талантах" сиятельного князя: о его коварстве, беспринципности и чрезмерном корыстолюбии. В общем, направляясь на первую встречу с высокопоставленным агентом "Анной Ивановной", Чернышев знал, с кем ему предстоит иметь дело.

Итак, встреча состоялась. Талейран изложил Чернышеву политическую стратегию, которой, по его мнению, должна придерживаться Россия в предвидении войны с Францией, причем Талейран даже назвал примерное время ее начала – апрель 1812 года. Основные положения этой стратегии сводились к необходимости срочного заключения мира с Турцией, союза с Австрией и Пруссией, нейтрализации Швеции, отказу от Тильзитского мира. И хотя предложенная Талейраном стратегия соответствовала российской внешнеполитической концепции, русский разведчик все же вступил в дискуссию со своим именитым собеседником. В итоге дискуссии Чернышев твердо заявил, что подобная информация, требующая кардинальных решений от российского императора, нуждается в документальном доказательстве. Талейран, убедившись в компетентности Чернышева, представил флигель-адъютанту Александра I в качестве доказательства копию секретного доклада французского министерства иностранных дел, специально подготовленного для Наполеона: "Взгляд на дела континента и сближение России с Англией". В докладе подробно излагался план создания антирусской коалиции с участием Швеции (наступление на Петербург) и Турции (активизация боевых действий на юге России). Вспомогательная роль отводилась Австрии и Пруссии. Талейран предложил своему собеседнику переписать этот документ…

На следующий день в Петербург был срочно направлен доверенный курьер Чернышева.

Важное донесение

Как уже отмечалось, Чернышев был принят в домах самых высокопоставленных лиц Парижа. В частности, у него сложились дружеские отношения с маршалом Мюратом, неаполитанским королем, женатым на сестре Наполеона – Каролине. Во время пребывания Мюрата в Париже Чернышев неизменно получал от него приглашения на семейные обеды и вечера. В задушевных беседах Мюрат рассказывал Чернышеву немало такого, о чем русский разведчик, возвратясь к себе, немедленно составлял специальное донесение в Петербург.

Так, однажды Мюрат в порыве откровенности поведал Чернышеву, что на заседании Государственного совета, где обсуждался вопрос о разводе Наполеона с Жозефиной и о выборе невесты для французского императора (речь шла о сестре Александра I Анне и о дочери австрийского императора Франца Марии-Луизе), он был против австриячки, потому что не хочет воевать с Россией… Сообщив в донесении о беседе с Мюратом, Чернышев сделал два важных вывода: матримониальный выбор Наполеона означает в перспективе союз Франции с Австрией, направленный против России.

Конечно, Александр I с большим интересом читал подобные донесения. Возможно, на одном из них царь написал: "Зачем не имею я побольше министров, подобных этому молодому человеку". Александру Чернышеву шел в то время двадцать шестой год…

Особо ценное знакомство

Как уже говорилось, Чернышев был организатором спасения гостей на балу в австрийском посольстве, где внезапно возник сильный пожар. Среди спасенных Чернышевым гостей оказалась супруга маршала Нея, которую он на руках вынес из бушующего огня. Не приходится удивляться, что после этого случая отважный русский кавалергард стал самым почетным гостем прославленного французского военачальника. И вот в доме маршала Мишеля Нея, командира корпуса, ведущего боевые действия в Испании, Чернышев познакомился с его начальником штаба полковником Антуаном Жомини, известным военным теоретиком и историком, гражданином Швейцарии, находившимся на французской службе.

Вскоре это знакомство переросло в дружбу. Жомини нашел в Чернышеве не только внимательного слушателя, но и компетентного оппонента. Русский офицер сумел оценить блестящие анализы наполеоновских сражений, где Жомини обобщил принципы оперативного искусства французского полководца, а также показал его промахи, которые могли бы обернуться поражениями, если бы противник сумел ими воспользоваться.

Из бесед с Жомини Чернышев сделал важные выводы: политическое решение о подготовке войны против России уже принято Наполеоном, что подтверждается сведениями из двух авторитетных источников (секретный доклад французского МИДа, полученный от Талейрана, анализы и прогноз Жомини), война в Испании в ближайшее время завершится, высвободившиеся войска будут использованы против России.

И еще один важный вывод сделал Чернышев из бесед с полковником Антуаном Жомини: этот талантливый военный аналитик должен быть на службе России, тем более что сам Жомини сообщил своему другу, что собирается подать в отставку из-за неприязни к нему маршала Нея. Забегая вперед, скажем, что по представлении Чернышева Жомини был принят на русскую службу в чине генералмайора. В дальнейшем он состоял в личном штабе Александра I, был одним из основателей Российской военной академии, участвовал в планировании операций в Русско-турецкой войне 1828-1829 гг.

Агент Мишель

Во время своего пребывания в Париже А. И. Чернышев сумел не только завязать многочисленные полезные знакомства во французской столице, но и создать сеть информаторов и агентов в правительственных и военных учреждениях. Одним из таких агентов, причем весьма ценным был некто Мишель, мелкий чиновник военного министерства, обладавший каллиграфическим почерком. Мишель входил в особую группу, которая составляла лично для Наполеона один раз в две недели в единственном экземпляре сводку о численности, вооружении и дислокации частей французской армии. "Человек Чернышева" тайно снимал копию с императорской сводки и передавал ее русскому разведчику. Естественно, что на оплату услуг Мишеля Чернышев не скупился. Небезынтересно отметить, что Наполеон не раз высказывал свое удивление осведомленностью русских, которым откуда-то становится известно, что происходит у него в армии.

Кстати, о передвижениях французских войск Чернышев узнавал не только из сводок Мишеля. Эти сведения он извлекал из светских бесед, которые вел на балах с женами французских генералов. Прекрасные дамы сетовали на свое одиночество и поругивали высшее начальство, заславшее их мужей в Пруссию, Польшу и еще Бог знает куда…

Чернышеву не так трудно было выяснить, куда направлялись дивизии Наполеона.

Завершение миссии в Париже

В очередной раз в Париж Чернышев возвращался через Стокгольм, где уже находился маршал Бернадот, ставший наследным принцем Швеции под именем Карла Юхана. Бернадот передал с ним свои письма Наполеону и Полине Боргезе.

Между тем во французской столице произошли значительные изменения. Чернышев заметил, что изменился режим работы государственных и военных учреждений, что куда-то исчезли многие его знакомые и друзья, особенно военные, в том числе его информаторы, что уже реже устраивались балы и приемы. Но самое главное и опасное для российского военного представителя заключалось в усилении к нему внимания со стороны тайной полиции, возглавляемой его "другом" Рене Савари.

Савари вообще считал Чернышева самым опасным для Франции шпионом. И если раньше Савари сдерживался, следуя строгим указаниям императора о соблюдении для Чернышева режима наибольшего благоприятствования, то теперь он решил, что настала пора опекать его, как говорится, по полной программе.

И в этой программе было все: слежка, тайные обыски в квартире, подставы "доброжелателей" с "секретными" документами, компрометирующие публикации в прессе.

И все же Чернышев продолжал добывать необходимую информацию. В конце 1811 года он уже сообщал в Петербург о перебросках новых французских дивизий в восточном направлении, формировании польских частей в Варшавском герцогстве, присоединении ганзейских городов к Французской империи, мобилизации новых призывных контингентов, строительстве крепостей на рубежах рек Одер и Висла. Теперь главная задача Чернышева заключалась в том, чтобы своевременно предупредить Петербург о завершении сосредоточения французских войск и их готовности к вторжению. Это можно было выполнить только на основе достоверной информации таких ценных источников, как Жомини и Мишель.

Антуан Жомини, ставший бригадным генералом, был переведен в генштаб, возглавляемый маршалом Бертье, где разрабатывались все мобилизационные и оперативные планы.

Жомини по-прежнему делился с Чернышевым секретной информацией, дополняя ее своими комментариями и прогнозами. Иначе, собственно, и быть не могло: к тому времени Жомини уже был генерал-майором русской службы. По прибытии в Париж Чернышев сразу посетил своего друга и торжественно объявил (конечно же, тет-а-тет) о присвоении ему императором Александром I генеральского звания и официальном приглашении на русскую службу. Жомини поблагодарил и попросил пока сохранять это в тайне.

Продолжались контакты и с Мишелем, который по-прежнему обеспечивал Чернышева императорскими сводками. Последняя сводка, полученная Чернышевым перед отъездом из Парижа, содержала подробные данные о численности, боевом составе и дислокации "великой армии", включая гвардию Наполеона. Все это покоилось в упомянутом генералом А. А. Игнатьевым толстом портфеле, вывезенном Чернышевым из Парижа накануне войны.

Адье, Париж!

Февраль 1812 года. "Великая армия" постепенно продвигается на рубеж р. Висла. Теперь уже сам Наполеон счел нежелательным пребывание представителя российского императора в Париже, где он, как всем известно, получает подробную информацию обо всем, что делается в империи.

На прощальной аудиенции Наполеон, подчеркнув свое неизменное уважение к полковнику графу Чернышеву, откровенно сообщил ему сведения, которыми он располагает о численности, дислокации и боевых задачах российских войск, о небывалой мощи своей "великой армии", об экономическом и финансовом могуществе Франции… Обо всем этом Наполеон просил Чернышева подробно рассказать императору Александру и убедить его в реальности сложившейся ситуации, свидетельствующей о подавляющем превосходстве Франции. Чернышев понял это напутствие Наполеона как стремление запугать Россию и ответил французскому императору, что русские правильно оценивают военную мощь Франции и ее союзников.

Так закончилась последняя встреча Чернышева с императором Наполеоном, который, видимо, навсегда сохранил свою глубокую симпатию к Чернышеву как к умному боевому офицеру. И даже когда Наполеону докладывали об успешных действиях против французских войск русского корпуса под командованием генерала Чернышева, он вроде бы был этим доволен, так как не ошибся в оценке способностей своего знакомца.

Итак, разведывательная эпопея Александра Ивановича Чернышева завершилась. Он сделал все, что мог. Результаты его разведывательных и дипломатических операций стали существенным вкладом в отражение наполеоновского нашествия и в последующий разгром агрессора. А в истории российской внешней разведки деятельность А. И.

Чернышева по праву считается непревзойденной по эффективности.

С начала войны генерал-майор А. И. Чернышев командует отрядом, затем корпусом, успешно действовавшим на растянувшихся коммуникациях французских войск. В 1814 году генерал-лейтенант А. И. Чернышев в свите императора Александра I возвращается в Париж. Это было его второе возвращение в столицу Франции (после сражения под Лейпцигом). Из Парижа А. И.

Чернышев сопровождал Александра I на конгресс в Вену. Затем после битвы при Ватерлоо генерал А. И. Чернышев снова спешит в Париж, но уже во главе передового отряда русских войск.

Император Александр I приказал своему генерал-адъютанту преодолеть любые препятствия, но в Париж вступить первым, опередив австрийцев, немцев (пруссаков) и англичан. Приказ императора был выполнен. Таким образом А. И. Чернышеву все-таки пришлось брать французскую столицу, о чем он как бы невзначай, к слову сказал императору Наполеону во время первой е ним беседы в Париже.

После окончания Венского конгресса А. И. Чернышев возвращается в Петербург и продолжает службу при императоре Александре I… В дальнейшем он получает звание "Генерал от кавалерии" (полный генерал), титул Светлейшего князя, в 1832 году был назначен военным министром. Венцом карьеры талантливого разведчика, дипломата, военачальника была высшая должность в империи – Председатель Государственного совета.

Скончался Александр Иванович Чернышев в 1857 году на 71-м году жизни.

Еженедельник "Россия", N 29 2005 г.

0

10

http://s8.uploads.ru/d76bk.jpg

Елизавета Александровна Чернышёва (25 сентября 1805—12 января 1824), дочь князя Александра Михайловича Белосельского-Белозерского и Анны Григорьевны Козицкой, с 1823 года была второй женой князя А. И.Чернышёва (1786—1857). Двоюродная сестра Е.И. Трубецкой.

0


Вы здесь » Декабристы » Императоры и окружение. » Чернышёв Александр Иванович.