Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » Императоры и окружение. » Чернышёв Александр Иванович.


Чернышёв Александр Иванович.

Сообщений 21 страница 30 из 41

21

Находясь под впечатлением успехов хорошо зарекомендовавшего себя разведчика, Александр I назначает А.И. Чернышева (теперь уже официально) своим флигель- адъютантом, одновременно поручает канцлеру Румянцеву посетить мать молодого офицера (он рано лишился отца) и выразить ей монаршую благодарность за сына. Не упустил своего случая и Наполеон. За Ваграмское сражение, в ходе которого отважный представитель русского императора неотступно находился рядом с ним, французский полководец пожаловал ему орден Почетного легиона. 8 августе 1809 года, после наступившего между Францией и Австрией перемирия, начались переговоры сторон, на которые Александр I в качестве представителя от России решает направить А. И. Чернышева. Тот вновь встречается с императором Франции в его ставке, имеет беседы как с ним, так и с побежденным австрийским монархом. Задача, которая стояла перед А.И.Чернышевы, требовала от него проявления высокой дипломатии и большой осмотрительности. Надлежало, с одной стороны, уверить в неизменной дружбе Австрию, с которой Россия находилась в видимой вражде, а с другой - стараться не возбудить каких-либо подозрений Наполеона. А. И. Чернышев успешно справляется и с этим заданием, не говоря о том, что попутно добывает огромной важности информацию по вопросу о складывающейся для России военно- политической обстановке в центре Европы. 9 октября 1809 года А. И.Чернышев был произведен в ротмистры, а в январе следующего года по указанию русского монарха вновь был отправлен в Париж, где ему предстоит теперь уже постоянно находиться при дворе французского императора. С этого времени начинается, пожалуй, самый плодотворный, полный опасностей, а порою и драматических перипетий период деятельности талантливого военного разведчика. Несмотря на наступившее к этому времени заметное охлаждение в российско- французских отношениях, А.И.Чернышева встретили в Париже, как всегда благожелательно. Во многом способствовало этому, конечно, особое отношение к нему Наполеона, которое сразу же распространилось и на самых близких к нему сановников. Ведя внешне весьма праздный образ жизни, А.И.Чернышев постоянно находится в контакте с Талейраном, Шампаньи, Бертье, Дюроком, Савари, а также широко популярной в обществе сестрой Наполеона принцессой Бор-гезе. Его наперебой приглашают на званые обеды и вечера. На знаменитом бале князя Швар- ценберга по случаю бракосочетания Наполеона с Марией-Луизой, в конце которого возник сильный пожар, А.И.Чернышев сумел громко отличиться в глазах французских великосветских кругов: он спас жизнь супругам маршала Нея, Дюрока и сенатора Богарне.

0

22

Формальные обязанности и различные развлечения нив коей мере не притупляли высокой бдительности А.И.Чернышева - он продолжал зорко следить и немедленно докладывать в Петербург всю полезную информацию о планах и намерениях французского императора, а также по- прежнему тщательно скрываемые известия о боевых действиях в Испании. И что самое главное, А.И.Чернышев был одним из первых, кто уже в 1810 году предупредил Александра I о реально надвигающейся для России суровой опасности и необходимости подготовки страны к отражению агрессии. В середине октября 1810 года, теперь уже по просьбе Наполеона, А.И.Чернышев выезжает в Петербург с личным посланием императора Франции, в котором тот требовал конфискации всех грузов английских торговых судов в русских портах Балтийского моря. Россия, естественно, имела по этому вопросу свое мнение. Тотчас по прибытии в столицу А.И.Чернышев был принят Александром I. Довольный результатами его деятельности, царь производит его 2 ноября 1810 года в полковники. Направляя своего флигель- адъютанта обратно в Париж, русский монарх доверяет ему выполнить по пути поручение особой государственной важности - провести в Стокгольме строго конфиденциальные переговоры с наследником бездетного шведского короля Карла XIII бывшим французским маршалом Бернадотом. Необходимо было склонить будущего короля Швеции к нейтралитету в грядущей войне. Миссия носила чрезвычайно деликатный характер. И неслучайно, что выбор пал именно на А.И.Чернышева: из окружения Александра I не было никого, кто так хорошо и близко был бы знаком с Бернадотом. С большим риском для жизни (он попал в страшную бурю в районе Аландских островов, после чего добирался к шведскому берегу по тонкому льду) А.И.Чернышев в начале декабря прибывает в Стокгольм. В ходе пятидневного пребывания в шведской столице он трижды встречается наедине с Бернадотом для продолжительных бесед. Результаты были превосходными: принц просил передать русскому императору, что Швеция ни при каких обстоятельствах не выступит против России. Таким образом, А.И.Чернышев во многом способствовал процессу полной нормализации и упрочения двусторонних российско-шведских отношений, которые в годы Отечественной войны принесли России "неисчислимые выгоды". Давая оценку деятельности своего посланника, Александр I назвал его "самым смелым офицером, какие только известны в военной истории". Наполеон, к которому после посещения Стокгольма направлялся теперь А.И.Чернышев, и не подозревал, что молодой флигель-адъютант русского монарха уже лишил его возможности рассчитывать на содействие Швеции при вторжении в Россию. Весь 1811 год А.И.Чернышев находится в Париже, будучи аккредитованным при императорском дворе. Интенсивность его разведывательной работы стремительно возрастает. Непрерывно поступают от него важные сведения о подготовке Бонапарта к войне, численности и передислокации французских войск, о сопротивлении в Испании, внутриполитическом положении во Франции. Широкий круг устойчивых знакомств, успехи в обществе, привлекательная внешность и продолжительное пребывание в Париже предоставляют ему редкую возможность своевременно добывать остро необходимую информацию о теперь уже очевидном противнике. В числе важных каналов секретной военной информации, использовавшихся А.И.Чернышевым в это время, особое место занимает его работа с тайным агентом М. Трагическая концовка этой истории требует того, чтобы остановиться на ней более подробно. Первоначальную вербовку М. осуществил секретарь русского посольства Убри еще в 1803 году. За материальное вознаграждение этот агент передавал сведения об организации и расположении французских войск. Посте Тильзитского мира необходимость в такой информации на какое- то время практически отпала, однако контакты с агентом продолжали сохраняться (теперь уже через советника посольства Нессельроде). М. по-прежнему эпизодически передавал за деньги различные сведения о французских корпусах, их перемещениях и высшем военном командовании. После отъезда Нессельроде на родину связь с М. передается секретарю посольства Крафту. В 1808 году М. переводят на другую работу, и его информационные возможности значительно снижаются. Тем не менее агент проявил немало находчивости и изворотливости, чтобы вновь наладить получение столь необходимых для русской разведки сведений.

0

23

В учреждении, где работал М., два раза в месяц составлялся документ особой важности - о дислокации и планах перемещения всех корпусов и частей французской армии. Перед докладом императору его отдавали переплетчику для брошюровки. М. ухитрялся через ничего не подозревающего охранника-курьера периодически получать этот документ в свои руки на три четверти часа и списывать с него самое главное. Когда и эта возможность была утрачена, М. привлек к своей работе еще двух чиновников из числа своих бывших сослуживцев. А.И.Чернышев сразу же оценил огромные перспективы работы с этим источником. Войдя в непосредственный контакт с М., он резко активизирует его деятельность, направляет ее на добывание сведений о формировании великой армии, пристальное внимание уделяет гвардии императора. В целях расширения действующей агентурной сети А.И.Чернышев ставит М. задачу о привлечении за высокое денежное вознаг- раждение к работе на русскую военную разведку одного из высокопоставленных чиновников этого учреждения (впоследствии выяснилось, что М. "не рискнул на такой подкуп, предвидя неудачу"). 26 февраля 1812 года А.И.Чернышев выезжает из Парижа с очередным посланием Бонапарта русскому императору. Его интенсивная разведывательная работа в обстановке явно приближающейся войны, конечно, не могла не попасть в поле зрения местной контрразведки. На другой день после отъезда в его квартиру нагрянула французская полиция и произвела тщательный обыск. Было сразу же установлено, что накануне А.И.Чернышев сжигал в камине много различных бумаг. В надежде обнаружить что-нибудь компрометирующее полицейские агенты пересмотрели весь пепел, а затем подняли лежавший у камина ковер. Здесь и было найдено собственноручно написанное донесение М., которое, очевидно, попало туда совершенно случайно во время спешного сжигания А. И.Чернышевым своих служебных документов (его текст дословно приведен в начале этой статьи). Грубейшая, непростительная и непоправимая ошибка нашего разведчика! Но такова эта профессия, где всегда соседствуют рядом крупные успехи и тяжелые провалы, большие достижения и досадные срывы... О ценной находке было немедленно доложено Наполеону, который дал указание срочно установить личность М. и место его работы. Французская контрразведка довольно быстро вышла на след. Тайным агентом русской разведки оказался чиновник военного министерства по фамилии Мишель, длительно работавший в строго секретном отделе передислокации войск. После довольно шумного судебного процесса, который, видимо, был необходим Наполеону в качестве одного из доказательств "черных замыслов" России и оправдания своего окончательного разрыва с ней, 1 мая 1812 года Мишель был казнен. Остальные его сообщники были приговорены к различным срокам тюремного заключения. "Его Величество чрезвычайно огорчен поведением графа Чернышева; он с изумлением узнал, что человек, с которым он всегда хорошо обращался и который был в Париже не в качестве политического агента, а как адъютант русского императора, аккредитованный при его Величестве собственноручным письмом русского Государя, а потому пользовавшийся большим доверием, чем посол, - воспользовался своим высоким положением и во зло употребил то, что считается наиболее святым в глазах всехлюдей. Его Величество льстит себя надеждою, что император Александр будет также огорчен поведением Чернышева и признает, что последний играл роль агента подкупа, одинаково осуждаемого международным правом и правилами чести. Его Величество жалуется, что под титулом, вызывавшем особое доверие, приставили к нему шпиона и при том во время мира, а это дозволительно только относительно врага и во время войны. Он жалуется, что шпионом был выбран не человек, принадлежащий к низшему сословию общества, а лицо, близко стоящее к своему Государю" - таково было содержание записки, продиктованной Наполеоном своему министру внешних связей герцогу Бассано для передачи русскому послу в Париже Куракину в связи с арестом Мишеля. Французский император, конечно, сильно лицемерил, ибо было общеизвестно, что он хорошо знал цену разведке, широко пользовался ее услугами, лично организовывал и направлял ее деятельность, в том числе и против России. Было очевидно, что гневная реакция Наполеона по делу Мишеля объяснялась главным образом тем, что у него не хватило прозорливости раскрыть в лице молодого русского полковника ловкого разведчика, который своевременно предупредил Россию о его истинных намерениях. И не мстил ли он А.И.Чернышеву за свою неудачу непомерно суровым приговором Мишелю? 23 июня началась Отечественная война 1812 года. Хорошо изучив полководческое дарование Наполеона и тактику действий его маршалов, А.И.Чернышев накануне вторжения французской армии в Россию представляет императору Александру I записку "О средствах к предупреждению вторжения неприятеля в 1812 году". Он обращает внимание на слишком растянутое расположение русской армии вдоль всей западной границы и пишет о необходимости объединения всех сил. Одновременно советует срочно приступить к созданию резервной армии в 100 тысяч человек. Принимая во внимание исключительную важность сохранения достигнутых ранее договоренностей, но теперь уже в условиях начавшейся войны, 10 августа 1812 года Александр I направляется в Финляндию для встречи с наследным принцем шведского престола. В этой поездке русского императора сопровождали канцлер Румянцев, граф Аракчеев, генерал-адъютант Голенищев- Кутузов и флигель-адъютант Чернышев. Бернадот подтвердил, что Швеция не выступит на стороне агрессора. В результате переговоров был подписан соответствующий договор. С исторической точки зрения интересно одно заявление, сделанное императором России принцу Бернадоту во время этой встречи. Случилось так, что последний, привыкший говорить с А.И.Чернышевым откровенно, попросил его прозондировать мнение Александра I о возможности получить от России в качестве взаимного жеста "ничтожную уступку - Аландские острова". Тотчас же доложив об этом своему монарху, А.И.Чернышев получил указание ответить следующее: "Хотя император очень дорожит дружбою и тесною связью с Швецией, однако никогда и никому не ycmynum. Hu одного клочка русской земли, даже если бы довелось ему удалиться в Сибирь и там сражаться за неприкосновенность Империи".

0

24

По возвращении в Петербург Александр I направляет А.И.Чернышева вначале к фельдмаршалу Кутузову, а затем к командующему 3-й армией адмиралу Чичагову. Исполнив поручения монарха, А.И.Чернышев остается при армии Чичагова. Командует особым отрядом. Состоящий главным образом из казаков, отряд А.И.Чернышева, кроме выполнения специальных заданий, наносит дерзкие чувствительные удары по коммуникациям противника, проводит разведывательные операции. 22 ноября 1812 года А.И.Чернышев был произведен в генерал-майоры, одновременно он становится генерал-адъютантом свиты императора. В ходе войны подразделение под командованием генерал-майора А.И.Чернышева значительно увеличилось и достигло десяти казачьих полков. Участвуя в целом ряде сражений, он постоянно находится со своим отрядом в авангарде армии, за личное мужество и героизм получает несколько высоких наград, становится генерал-лейтенантом. После вступления союзных войск в Париж генерал А.И.Чернышев получает приказание срочно оставить отряд своему заместителю и прибыть во французскую столицу. Выясняется, что император Александр I имел намерение направить А.И.Чернышева для сопровождения Наполеона в изгнание на о.Эльбу. Однако вскоре отказался от этой мысли, посчитав, что "Бонапарту в несчастии тяжело будет видеть того, кто был при нем во время величия". В 1815 году генерал-лейтенант А.И.Чернышев вновь командует отрядом легкой конницы, а после окончательного разгрома Наполеона сопровождает русского императора в его поездке в Англию и затем на Венский и Веронский мирные конгрессы. Бывшего военного разведчика ожидает впереди блестящая карьера, во время которой он будет занимать самые высокие должности в государстве и пользоваться полным доверием трех императоров: Александра I, Николая I и Александра II. 54 года своей жизни он отдаст службе "престолу и отечеству", из которых 25 лет будет находиться во главе военного ведомства. За свои заслуги он получит полный комплект русских орденов до Андрея Первозванного включительно, а также все высшие титулы и почести...

0

25

А.И. Чернышев знал о завистниках, и существуют его личные свидетельства об этом. В письме к своей сестре княгине Екатерине Ивановне Мещерской (1782-1851) в июне 1812 года он писал: «Есть возможность написать тебе пару слов, мой добрый друг, и отправить письмо с г-ном Кологривовым, братом князя Александра Голицина… Я прошу тебя принять его как можно лучше и несколько раз пригласить на обед; он мог бы быть мне полезен в Петербурге, рассказывая мою историю в ее истинном свете Императрицам и Великой княгине. Император знает обо всем прекрасно, но многие интриганы доставляют мне неприятности…  да, наш двор – это весьма скользкий паркет, когда же свистят пули, все по-другому…»*   А вот еще один отрывок из письма к сестре, с которой Чернышев видимо, был в самых нежных и дружеских отношениях: «5(17) июля 1813 года.  Итак, здравствуй, моя добрейшая и прекрасная лентяйка, я очарован всеми усилиями, которые ты прилагаешь для того, чтобы подать мне знаки, свидетельствующие о том, что ты меня еще помнишь. С тех пор, как я получил от тебя шесть строк, прошло уже ровно три месяца, я же, бедняга, отправляю тебе уже третье письмо, написанное после перемирия. Надо признать, что я был весьма удачлив на войне, все мои предприятия непременно имели успех, конечно, я прилагал к этому дьявольские усилия, не давая отдыха ни себе, ни своим подчиненным. Но что доставляет мне самое большое удовольствие, так это привязанность и доверие моего полка; надо увидеть это, чтобы оценить. Но есть и огорчения, мешающие мне быть вполне счастливым – это завистники всех мастей. Следуя, однако, своим принципам, я стремлюсь ответить завистникам тем, что стараюсь выполнять свое дело еще лучше…»*

Несмотря на то, что А.И.Чернышев пользовался большим успехом у женщин, его семейная жизнь складывалась непросто. Александр Иванович трижды был женат. Его первая жена Теофила Игнатьевна Радзивилл уехала в Париж, оставив мужа. Чернышеву пришлось с ней развестись. Вторая – княжна Елизавета Александровна Белосельская-Белозерская умерла в 1824 году при родах.
Разрешение на третий брак с фрейлиной императорского двора графиней Елизаветой Николаевной Зотовой (1809-1872) Чернышев испрашивал у самого государя.
Свадьба состоялась в сентябре 1825 года. Впоследствии именно Елизавете Николаевне суждено будет разделить с мужем величие и почести, выпавшие на его долю уже при  императоре Николае I, который возвел Чернышева сначала в графское, а в 1841 – в княжеское достоинство. В 1849 г. - пожаловал титул светлости.
Слава супруга озарила и саму светлейшую княгиню - с 1837 года она статс-дама при царском дворе, а 5 декабря 1850 года из рук императора она получила орден святой Екатерины. В высочайшем рескрипте при этом было сказано: «Во изъявление душевной нашей признательности к супругу Вашему за достохвальное служение престолу и Отечеству».
Впрочем, Елизавета Николаевна и сама имела множество достоинств, благодаря которым очень быстро заняла первенствующее положение в столичном обществе. Гостиная ее в доме на Малой Морской улице считалась одной из самых престижных и труднодоступных в Санкт-Петербурге.
В наследство от родителей своих (потомков Никиты Моисеевича Зотова, наставника Петра I) Елизавета Николаевна получает солидное состояние, в которое входит и имение Лыткарино.
«Сельцо  Лыткарино, – читаем  в  документе, составленном в 1854 г., – ее светлости княгини Елизаветы Николаевны Чернышевой, доставшееся по наследству от родителя ее графа Николая Ивановича Зотова, состоящее в Московской губернии Бронницкого уезда, лежит в 5 верстах в сторону от большой Рязанской дороги, в нем по последней 9-ой народной переписи имеется мужского пола 180 и женского 206 душ. Приходом причислено в село Петровское, разстоянием в 2-х верстах от Лыткарино, где имеется две каменные церкви, зимняя  во имя  св.Угодника Николая Чудотворца  и  летняя  свв.апп. Петра и Павла …» 

* Письма А.И.Чернышева к сестре на русском языке публикуются впервые (Лыткаринский историко-краеведческий музей провел большую работу по поиску и переводу писем с французского языка)
Елизавета Николаевна занялась благоустройством усадьбы. Недалеко от господского дома в 1846 году строится первое в Лыткарино двухэтажное кирпичное строение – Людская. 
Ниже усадьбы, ближе к Москве-реке располагалось сельцо Лыткарино. Е.Н.Чернышева заботилась о своих крестьянах и оказывала им благотворительную помощь. В усадьбе Лыткарино ее попечением  продолжала действовать школа для крестьянских детей, основанная еще ее отцом Николаем Ивановичем Зотовым.
В 1857 году, находясь на лечении в Кастелламаре-ди-Стабиа (Италия) умирает Александр Иванович Чернышев. В октябре того же года его вдова обращается к церковным властям с прошением: «Позвольте мне обратиться с покорнейшей просьбой… по делу, которое весьма близко моему сердцу, потому что оно связано с памятью моего мужа. После его кончины приобрела я в пятнадцати верстах от Москвы село Петровское куда желаю я перенести тело мужа моего, но церковь, которая там находится, не имеет погребального склепа и недовольно благолепна, мне бы хотелось расширить и украсить и со временем прибавить придел во имя Александра Невского, ангела мужа моего: ему очень нравился план церкви, составленный нашим архитектором Вербицким». Княгине было отказано в «устроении придела», так как «план существующей церкви таков», что трудно применить изменения в строении, однако семейный погребальный склеп был устроен в подклети храма Петра и Павла в селе Петровское, которое ныне вошло в черту города Лыткарино.  В него она переносит прах своего покойного мужа и своих родителей, а  впоследствии там будут похоронены и она сама, и ее сын, и внук…  Таким образом, семейство Чернышевых навсегда связано с Лыткаринской землей.
На мраморном саркофаге А.И.Чернышева была сделана надпись: «Здесь погребен Светлейший князь Александр Иванович Чернышев, генерал от кавалерии, генерал-адъютант, председатель Государственного Совета и Комитета Министров, всех Российских и разных иностранных орденов кавалер, род. в Москве 31 декабря 1786 года, сконч. в Кастелламаре близ Неаполя 8 июня 1857 года».
Еще одна памятная надпись находилась на стене в церкви перед левым клиросом: «Светлейший князь Александр Иванович Чернышев, служивший верою, правдою и честью Отечеству в три царствования Императоров Алексанра I, Николая I и Александра II , бывший четверть столетия военным министром и кончивший службу России Председателем Государственного совета и Комитета министров. Целью всей его жизни были польза и слава России». (В настоящее время эта доска восстановлена и висит в храме.)
По духовному завещанию Елизавета Николаевна оставила капитал в пятнадцать тысяч рублей серебром на содержание Петропавловской церкви, склепа и богадельни при церкви: «…чтобы навсегда обеспечить содержание нашей церкви с семейным склепом и богадельней, которую  я основала…».

В семье Чернышевых было три дочери и сын – Лев Александрович (1837-1864). Старшая дочь Чернышевых – княжна Елизавета Александровна (1826-1902), вышла замуж за представителя известного рода Барятинских - князя Владимира Ивановича Барятинского (1817-1875); вторая княжна – Александра Александровна (1829-1892) стала супругой князя Д.А. Лобанова-Ростовского; третья – Мария (1849-1919), фрейлина двора, замужем не была и наследников не имела.

Сын А.И.Чернышева, князь Лев Александрович Чернышев пошел по стопам своего знаменитого отца: тринадцати лет отроду он был произведен в корнеты Кавалергардского полка; в 15-летнем возрасте назначен флигель-адъютантом и через пять лет, в 1957 году, направлен на службу в русское посольство в Риме. В 1864 году у молодого ротмистра Чернышева, к тому времени женатого на Марии Владимировне Титовой, родился сын Лев Львович. Младенцу не суждено было узнать своего отца – 1 июня того же года Лев Александрович скоропостижно скончался. Тело его было перевезено на родину и погребено в родовой усыпальнице в селе Петровском.
Странное и даже мистическое совпадение: Льву Львовичу, как и его отцу, была суждена недолгая жизнь. 27 января 1891 года состоящий в запасе Гвардейской кавалерии корнет князь Чернышев умер. Он скончался, как и его отец, всего 27 лет отроду, не оставив после себя наследников. На этом волею судьбы, род Чернышевых по мужской линии прервался. Тело молодого князя покоится в селе Петровском.
Сохранилось завещание Елизаветы Николаевны Чернышевой, где она завещает усадьбу Лыткарино своей младшей дочери – Марии Александровне.
«Со взаимного нашего согласия, покойный муж мой и я, совершенно наградили двух наших старших дочерей княгиню Елизавету Александровну Барятинскую и княгиню Александру Александровну Лобанову-Ростовскую при выходе их в замужество» – писала Е.Н. Чернышева.
« Младшая дочь моя княжна Мария Александровна Чернышева составляет предмет особенной моей заботливости, тем более что муж мой всегда ею весьма озабоченный, не успел перед кончиною обеспечить ее судьбу. В следствие сего назначаю дочери моей княгине Марии Александровне триста тысяч рублей серебром ... для обеспечения ее участи. …Завещаю ей также господский дом мой с усадьбою и садом в селе Лыткарино Бронницкого уезда».
В 1880 г. по указанию Марии Александровны Чернышевой усадебный дом был перестроен, о чем свидетельствует закладная каменная плита у стены здания.
В соответствии с архитектурными канонами того времени барский дом стал центром всей усадьбы. Он имел два флигеля и был обращен западным фасадом к Москве-реке. У террасы стояли солнечные часы на постаменте, высеченном лыткаринскими каменотесами из глыбы песчаника, издавна добывавшемся в здешних местах. Перед домом  когда-то располагался живописный каскад прудов, позади дома был разбит обширный регулярный парк.
В фондах Лыткаринского историко-краеведческого музея сохранились воспоминания старожилов об усадьбе Лыткарино конца XIX-начала XX века:
«Усадьба княжны  состояла из белого барского дома, стоящего на пригорке среди зелени деревьев, и двухэтажного красного дома, в котором жил управляющий и немногочисленная прислуга.
Кроме жилых зданий, в усадьбе имелась небольшая конюшня. В ней содержали двух лошадей, на которых, главным образом возили почту из Люберец.
Усадьба княжны была огорожена высокой изгородью, в которую, кроме построек, входили пруд и сад. По периметру изгороди росла сирень, представлявшая во время цветения красивейшее зрелище и наполнявшая окрестности сладостным ароматом.
На западную сторону дома выходила каменная веранда, укрывшаяся от солнца убирающейся полотняной крышей. Ниже дома  располагался плодовый сад, площадью около 4 десятин, и пруд, дно которого было вымощено каменными плитами …
Земли в поместье княжны Чернышевой было 17 десятин. Обрабатывалась она для нужд обслуживающего персонала и хозяйке доходов не приносила.
Ежегодно на яблочный Спас лыткаринским крестьянам разрешалось набрать в барском саду яблок, но при одном условии – соблюдать там чистоту и не ломать веток».
Немногим усадьбам в России посчастливилось находиться в собственности одного рода столь продолжительное время. Семья Зотовых – Чернышевых владела усадьбой Лыткарино более двух сотен лет, вплоть до революции 1917 года.
В годы советской власти наиболее ценные вещи семьи Чернышевых были распределены на хранение в крупнейшие музеи России - Государственный исторический музей, Государственная Третьяковская галерея, Эрмитаж и многие другие.
В настоящее время усадьбе Лыткарино присвоен статус памятника истории и культуры регионального значения.
С 1990 года в ней располагается Лыткаринский историко-краеведческий музей.  Невероятно теплая атмосфера этого дворянского гнезда до сих пор витает над усадьбой и оставляет отпечаток  на работе нашего музея.
Научные сотрудники музея, по крупицам собирая сведения об усадьбе Лыткарино и ее владельцах, все больше проникаются уважением к семье Чернышевых. К сожалению, семейные документы и личные вещи Чернышевых распылены по различным архивам и хранилищам. Одним из направлений работы музея является создание мемориального музейного фонда Чернышевых (единственного в России), который объединит все сведения об этой семье и выдающейся личности – А.И.Чернышева.

Список использованной  литературы и архивных источников:
1. М.Алексеев – «Элита русской разведки». Дела этих людей составили бы честь любой разведке мира.,-  М., Молодая гвардия, 2005г.
2. Ю.Когинов – «Тайный агент императора», - М. Астрель, 2001г.
3. В.Федорченко – «Дворянские роды, прославившие Отечество» Энциклопедия дворянских родов, - М., «Олма-Пресс», 2004г.
4. И.Дамаскин – «Сто великих разведчиков» - М., Вече, 2004г.
5. В.Безотосный – «Секретная экспедиция».// Родина. - № 6-7, 1992г.
6. А.Игнатьев – «Пятьдесят лет в строю» - М., 1988г.
7. А.Спарышкина – «Село Петровское и Петропавловская церковь» - Лыткарино, ЛИКМ, 2006г.
8. Н.Шильдер – «Светлейший князь А.И.Чернышев». Биографический очерк // Военный сборник - № 1-4, 1902г.
9. Записка флигель-адъютанта Чернышева А.И. о средствах к предупреждению вторжения неприятеля в 1812 г.// Военный сборник –  № 1,  1902г.
10. Сборник Императорского русского исторического общества. -  СПб.,      Т. 21, 1871г.
11. Русский провинциальный некрополь, Т.1 – М., 1914г.
12. Московские губернские ведомости – «Окрестности Москвы. Сельцо Лыткарино», 1853 г., № 41
13. ЦИАМ. Фонд 203. Оп.437. Дело 13.  Дело о рассмотрении прошения княгини Чернышевой Е.Н. на перестройку церкви с.Петровское, 1857г.
14. ЦИАМ. Фонд 49. Оп. 3. Дело 4151. Л.2. Свидетельство о смерти ротмистра  флигель-адъютанта  Льва Александровича Чернышева.  1864 г.
15. РГИВИА. Фонд 400. Оп.17. Дело 6241. Л.1. Рапорт Его императорскому Величеству о смерти корнета князя Чернышева. Послужной список Льва Чернышева. 1892 г.
16. ЦГИА, 1872г., Фонд 577. Оп. 20. Ед. хр.248 лист 18 Духовное завещание Е.Н.Чернышевой
17. Архив ЛИКМ. Воспоминания лыткаринцев. Л.102

Материал подготовлен зам. директора музея Н.В.Голубевой

0

26

Наследие князя А.И. Чернышёва

В. Д. Черевичный


Когда зародилась военная разведка? Кто был ее основателем? Кто стал первым героем? Вряд ли когда-нибудь кто-то узнает ответы на эти вопросы.

Согласимся в том, что разведка существует там и столько, где и сколько существует война. Ведь любое организованное вооруженное столкновение враждующих сторон, успешное применение своих сил и достижение победы невозможно без получения вождем племени (вожаком, предводителем, полководцем, воеводой, монархом и т.д.) сведений о том, кто является врагом, где он находится, что делает, к чему стремится, сколь велика вражья сила…

Историки военной разведки различных стран и эпох выстраивают свои приоритеты.

В дореволюционной России долгое время первым и лучшим военным разведчиком считался Александр Иванович Чернышёв. Выдающийся военный дипломат и разведчик, автор известных воспоминаний «Пятьдесят лет в строю» А.А.Игнатьев оставил о нем такой отзыв: «Наиболее ярким их (военных агентов- прим. автора) проообразом был тогда русский полковник флигель-адъютант Чернышев…».

Происходил он из старинного дворянского рода Чернышёвых (нетитулованная ветвь, находилась с графской в весьма отдалённом родстве). Родился 10 января1786 года в семье сенатора генерал-поручика Ивана Львовича Чернышёва и Евдокии Дмитриевны Ланской.

Рано лишившись отца, Александр Иванович остался на попечении матери, причем, по обычаю того времени, еще с колыбели был записан в военную службу и числился вахмистром в лейб-гвардии Конном полку, живя, однако, в Москве с матерью и не нося даже военной формы. Воспитателем его был известный в то время аббат Перрен.

Целью всей его жизни были польза и слава России. Одна из основных характеристик личности А.И.Чернышева состоит в любви к России, в уважении к её прошлому, к её истории и культуре, в уверенности в том, что именно в славной истории нашей страны нужно искать ответы на вопросы о нашем настоящем и будущем.

Военная карьера Александра Ивановича развивалась стремительно. Важным событием в жизни Чернышева была коронация императора Александра I (1801 г.), когда впервые, на балу у князя А. Б. Куракина, государь узнал и отличил молодого Чернышева. Ему было предложено звание камер-юнкера, от которого он, однако, отказался, предпочитая посвятить себя военной службе, вследствие чего 13-го октября 1801 г. был пожалован в камер-пажи и поэтому принужден был покинуть Москву и переселиться в Петербург. Затем служил в кавалергардском полку и боевое поприще начал в сражении при Аустерлице.

За Аустерлицкое сражение Чернышев был награжден (29-го января 1806 г.) орденом Владимира 4-й степени с бантом, который получали тогда только полковники, и кроме того, он так понравился государю, что по возвращении в Петербург был представлен обеим императрицам. В этом же году, ноября 1-го, он был произведен в штаб-ротмистры, исполняя по-прежнему обязанности адъютанта при генерал-лейтенанте Уварове. Отправившись в 1807 г. во второй поход против Наполеона, Чернышев участвовал в пределах Пруссии в сражениях 19-го февраля при селении Линау против корпуса фельдмаршала Нея, 24-го мая при селении Шарник и 25-го при Акендорфе и Депене, причем за два последних сражения он получил золотую шпагу с надписью «за храбрость». Далее, за отличие в сражениях 26-го мая при Вольфсдорфе, 29-го при Гейльсберге и, главным образом, 2-го июня при Фридланде, где он, при беспорядочном и гибельном отступлении наших войск по горевшим мостам на реке Алле, нашел брод и тем дал возможность переправиться и спастись значительной части армии, получил 20-го мая 1808 года орден Георгия 4-й степени. Вскоре после этого было заключено перемирие, а 13-го июня состоялось свидание двух императоров, последствием чего было подписание 25-го июня Тильзитского мира. Здесь впервые Чернышев увидал Наполеона и с этого времени ему приходилось очень часто сталкиваться с ним вплоть до самого 1812 года. Зиму Чернышев провел в Петербурге, хотя ему представлялся случай отправиться в Париж по одному дипломатическому поручению, которое, однако, не состоялось, и только в конце января 1808 г. он отправился туда с письмом императора Александра к Наполеону; письмо это русский посол в Париже, граф Толстой, лично передал Наполеону, а через неделю Чернышев получил аудиенцию у императора, которому представил его тот же граф Толстой. Наполеон долго разговаривал с ним, причем Чернышев очень ему понравился непринужденностью и смелостью своих суждений о сражениях при Аустерлице и Фридланде. Вернувшись 4-го марта в Петербург, Чернышев не долго здесь оставался, так как 25-го марта вторично был отправлен императором Александром в Париж, чтобы лично вручить Наполеону письмо государя о занятии Финляндии. Прибыв туда, Чернышев не застал Наполеона, который находился в Байонне по случаю волнений в Испании. Исполняя данное ему поручение, Александр Иванович отправился далее и в замке Мараке, около Байонна, он представился императору, который его очень милостиво принял и передал ему свои ответные письма императору Александру. На обратном пути в Россию Чернышеву удалось собрать много секретных сведений о численности французских войск, находящихся в Испании, о подкреплениях, которые к ним посылались, о страшном возбуждении умов в Испании против французов и их императора и много других, менее важных данных, и со всем этим запасом самых секретнейших дел он предстал 11-го мая перед государем в Петербурге и подробно изложил ему результаты своей поездки, чем доставил Александру І большое удовольствие, получив разрешение считать себя флигель-адъютантом, но пока не разглашать это обстоятельство впредь до издания указа о пожаловании в это звание — чего ему пришлось дожидаться довольно долго, так как враги и завистники сумели повредить ему в мнении императора, который на время охладел к нему.

9-го октября 1809 г. Чернышёв произведен был в ротмистры, а в январе 1810 г. опять был отправлен как военный агент в Париж, с приказанием находиться в распоряжении Наполеона. Несмотря на охлаждение отношений между Россией и Францией, Чернышев был очень любезно принят как самим императором, так и самыми близкими к Наполеону лицами.

В вихре удовольствий и придворных балов, ведя самый светский образ жизни, бывая часто у любимой сестры Наполеона — принцессы Боргезе и у королевы неаполитанской, он не забывал, однако, своей роли и в длинных донесениях в Петербург сообщал массу самых секретнейших сведений о самом Наполеоне и о планах и намерениях французского правительства. Чернышев сделал так, что полнокровная активная светская жизнь не мешала а способствовала выполнению задач российской разведки.

Первые донесения от Чернышева поступили уже в начале августа 1810 года, и, как ни удивительно, первым источником информации стал сам Наполеон. Свои плоды давали его долгие беседы с Чернышевым в неофициальной обстановке, когда император, ни о чем не подозревая, проговаривался о самых секретных вещах. Теплые отношения русского офицера с Наполеоном не были секретом для окружающих, и это придавало ему вес в свете и позволяло расширять круг полезных знакомств. Но «всепарижскую» славу и любовь Чернышев приобрел после знаменитого пожара зимой 1810 года в доме австрийского посланника. От плохо закрепленной свечи вспыхнул занавес в тот момент, когда приглашенные на бал гости беспечно танцевали. Мгновенно загорелась сухая мебель, пламя охватило стены, легкие платья дам. Началась паника, в бушующем огне гибли десятки людей, цвет парижского общества. Какой-то офицер вскочил на подоконник, его громкий повелительный голос заставил людей опомниться, не давить друг друга. Он тут же на месте организовал группу смельчаков-спасателей, которые, бросаясь в огонь, вытаскивали беспомощных кричащих людей. Сам герой вынес из огня двух женщин — Каролину Мюрат и Полину Боргезе, двух сестер императора Наполеона. Этим героем был Александр Чернышев. Наутро слава о нем разнеслась по Парижу. Его даже прозвали «маленьким царем Парижа». Не было в обществе человека, который не мечтал бы познакомиться с умным, красивым, отважным «любимцем двух императоров». За короткий срок Чернышеву удалось создать разветвленную сеть информаторов в правительственных и военных кругах Франции. «Друзья» были не только «платоническими», многие из них были подкуплены за немалые деньги.

  Одним из агентов Чернышева стал сотрудник военного министерства Франции Мишель. Он входил в группу офицеров, составлявших дважды в месяц так называемую «Краткую ведомость» — сводку о численности и дислокации французских вооруженных сил. Она составлялась в одном экземпляре и предназначалась лично Наполеону. Но Мишель брал на себя труд снимать копию этого документа для Чернышева. Через неделю эту копию специальный курьер доставлял императору Александру I. «Зачем не имею я побольше министров, подобных этому молодому человеку», — такую надпись сделал царь на полях одного из сообщений Чернышева.

В половине октября 1810 г. Чернышев уехал в Петербург, где тотчас по прибытии был принят императором Александром и передал ему письмо от Наполеона. Очень довольный деятельностью Чернышева во время пребывания его в Париже, государь произвел его 8-го ноября 1810 г. в полковники и приказал немедленно готовиться в дорогу, обратно в Париж, с тем чтобы по пути заехать в Стокгольм и разузнать на месте, каких планов и образа действий по отношению России будет держаться наследный принц шведского престола, бывший французский маршал Бернадот. Чернышеву, которого впоследствии в письме к наследному принцу шведскому император Александр назвал «самым смелым, какие только известны в военной истории», не трудно было сделать это, ввиду того что он в Париже близко знал будущего шведского короля и находился с ним в самых дружеских отношениях. Радушно принятый Карлом XIII, Чернышёв во время краткого пребывания в Стокгольме имел три тайные аудиенции у наследного принца, от которого получил самые положительные и категорические заявления о неизменной дружбе к России; прямым последствием этого поручения была завязавшаяся дружеская переписка между русским царем и Бернадотом. Вернувшись в Париж, Чернышев был по-прежнему милостиво принят Наполеоном, который долго с ним разговаривал, прочтя врученное им письмо от русского императора.

10 января 1811 года, через несколько дней после пожара, Чернышев веселой вечеринкой отметил свое двадцатипятилетие. Одну из гостий он поехал провожать лично. Это была Полина Боргезе, славившаяся своим легким нравом и беломраморным телом. В эту ночь он домой не вернулся. Другой великосветской возлюбленной Чернышева стала Полина Фурес. Еще во время египетской кампании она была любовницей Наполеона; вернувшись во Францию, завела светский салон, всегда полный умных, интересных гостей. Многие из них весьма пригодились Чернышеву, например, «хозяин картографии» — секретарь топографической канцелярии Наполеона. Он снабжал Чернышева копиями карт целого ряда городов Европы и их окрестностей, где строились укрепления, арсеналы, дороги. Чернышев свел знакомство и с высшими военными деятелями Франции, ее маршалами. Характеристики, которые он дал таким генералам и маршалам, как Удино, Лефевр, Даву, Груши, и другим, можно назвать образцами аналитического мастерства и эпистолярного искусства.

Континентальная система, столь тягостная для большинства европейских государств, очень плохо соблюдалась в России, что, конечно, мешало планам Наполеона сокрушить могущество Англии. Видя, что Россия всеми способами старается избавиться от обременительных для нее условий, и узнав, что в гавани Балтийского моря направилось более 600 английских торговых судов, Наполеон пригласил Чернышева и поручил ему отправиться в Петербург и передать императору Александру требование о немедленной конфискации этого громадного торгового флота; при этом он имел большой политический разговор с Александром Ивановичем, оправдываясь во всех взводимых на него недоброжелательных действиях против России.

Раздражение Наполеона внешней политикой России выразилось в письме к Императору Александру, отправленном с Чернышевым. Съездив в Петербург и вернувшись с ответным письмом государя, Чернышёв тотчас же получил весьма продолжительную аудиенцию (4½ часа) у Наполеона, который остался очень недоволен письмом Александра и в конце концов заявил Чернышеву, что и привезенное им письмо, и высказанные словесные сообщения не позволяют ему приостановить приготовлений к войне; император, впрочем, милостиво отпустил гостя, пожелав, чтобы их разговор был письменно доведен до сведения царя. В своих донесениях в Петербург Чернышев постоянно писал, что война с Францией неизбежна и что Наполеон желает только выиграть время, пока улучшится положение дел в Испании. По мере того как приготовления к войне приближались к концу, Наполеон все менее и менее скрывал свое враждебное отношение к России, и наконец 3-го августа 1811 г. он позволил себе в присутствии всего дипломатического корпуса изложить русскому послу, князю Куракину, в самых резких выражениях причины своего неудовольствия против России. С этого времени Чернышев, ясно сознавая близость разрыва и видя, что только позднее время помешало французскому правительству начать враждебные действия, употребил все свои способности и энергию на добывание сведений о вооружениях французской армии, о ее численности, передвижениях, положении дел в Испании, о внутренних брожениях и о намерениях Наполеона найти себе друзей в предстоящей опасной войне с недавними союзниками.

Активная деятельность разведчика не могла ускользнуть от внимания французской контрразведки. За ним установили плотное наблюдение. Он чувствовал, что вокруг него сгущаются тучи. Об опасности его предупредила Полина Фурес и посоветовала скорее уезжать. Чернышев сжег в камине все компрометирующие документы и отбыл в Петербург. Во время отлучки в доме Чернышева провели тщательный обыск. Под ковром нашли случайно закатившуюся записку Мишеля. На допросах он во всем сознался, и его голова скатилась под ударом ножа гильотины. В парижских газетах появились инспирированные министром полиции Савари материалы о шпионской деятельности полковника Чернышева. Главный вывод, который сделал Чернышев на основании своих бесед с Наполеоном и его окружением, он сформулировал в одном из своих донесений: «Война неотвратима и не замедлит разразиться». Он правильно указал срок нанесения удара и его направление. Александр Иванович просил в письме к графу Румянцеву (в то время министр иностранных дед России) под каким-либо предлогом вызвать его в Петербург. Оказалось, однако, что такого предлога искать не понадобилось, так как сам Наполеон решил отправить туда Чернышева. 13-го февраля 1812 г. Александр Иванович имел прощальную аудиенцию у Наполеона, на которой император не сказал ничего нового, а ограничился лишь упреками, обвинениями в недоброжелательстве и уверениями в своих добрых намерениях по отношению к России, но ясно было, что разрыв неизбежен. Письмо, отправленное Наполеоном императору Александру, было очень коротко. «Государи не должны писать обширных писем при таких обстоятельствах, когда ничего приятного не могут сказать один другому», — сказал Наполеон, передавая это письмо Чернышеву. В Петербурге Чернышёв доложил императору Александру все, что сказал ему Наполеон перед отъездом. В марте Александр ответил столь же лаконическим письмом французскому императору, а 9-го апреля он уже оставил Петербург, отправившись в Вильно к армии, — флигель-адъютант Чернышев сопровождал государя в этой поездке. Между тем Наполеон прибыл в Дрезден, сосредоточивая вокруг себя «великую армию». 11-го июня наполеоновская армия перешла через Неман. В это время, т. е. перед началом войны, флигель-адъютантом Чернышевым была представлена государю писанная на французском языке «Записка о средствах к предупреждению вторжения неприятеля в 1812 г.», в которой он указывал на необходимость соединения наших двух армий и на ошибку в плане военных действий, вследствие которой в руках неприятеля очутилась очень важная для нас дорога от Минска до Смоленска и Москвы; для борьбы с неприятелем он рекомендовал обратиться государю в Москве к народу, с призывом против врага, и советовал устроить укрепленные позиции числом около пяти.

Прочтя эту записку, государь обнял и поцеловал Чернышева и, уезжая из армии, приказал Александру Ивановичу вместе с полковниками Мишо и Эйхен отправиться в Москву и подыскать в ее окрестностях места, удобные для устройства укрепленного лагеря для защиты древней столицы, но ввиду быстрого наступления Наполеона этот план не мог быть выполнен, и Чернышев снова вернулся в Петербург. После возвращения Александра в Петербург и соединения наших армий незадолго до Бородинского сражения, а именно 10-го августа, государь, желая окончательно увериться в нейтралитете Швеции, отправился в сопровождении нескольких лиц, среди которых находился и флигель-адъютант Чернышев, в Або, чтобы повидаться с наследным принцем шведским Бернадотом. Свидание состоялось, и 18-го августа союзники подписали договор, еще более распространивший некоторые статьи трактата 24-го марта. При этом свидании Бернадот, сознавая выгодность для России при теперешних тяжелых обстоятельствах союза со Швецией и желая, пользуясь этим, соблюсти выгоды своей страны, пожелал получить Аландские острова; этого, однако, он не сказал императору Александру, а передал Чернышеву, прося его сообщить государю. Александр решительно отверг подобное предложение, но, внушив Бернадоту надежду: в случае поражения Наполеона получить французский престол, приобрел в нем для себя верного союзника.

После Бородинского сражения и взятия Москвы, в первых числах сентября месяца, Чернышев отправлен был государем к фельдмаршалу князю Кутузову и адмиралу Чичагову с сообщением о направлении армии к реке Березине и должен был потерять несколько дней в пути, объезжая окружными дорогами столицу, чтобы прибыть в главную квартиру фельдмаршала в Тарутине.

С этого времени начинается партизанская или, выражаясь современным языком, разведывательно-диверсионная деятельность Чернышёва, причём ему приходилось командовать не только мелкими, но и весьма значительными отрядами; особенно известно занятие им города Касселя в 1813, обороняемого французами под командованием генерала Алликса.

Особо следует отметить тот факт, что с отъездом Чернышёва из Франции продолжалось поступление информации от его источников.

Александр Иванович принимал участие в организации партизанского движения и в ведении партизанской войны, причем своими быстрыми и удачными действиями оказал большие услуги русской армии. 22-го ноября «за успешные действия по возлагаемым на него поручениям и за благоразумное исполнение отважной экспедиции», как сказано в формуляре, он был произведен в генерал-майоры, с назначением генерал-адъютантом. Участвуя в преследовании отступающего неприятеля, Чернышев, по прибытии государя в Вильно, был откомандирован к графу Платову, с которым и двинулся по следам деморализованных войск великой армии. Разбив 31-го декабря вице-короля италийского под Мариенвердером, он, соединившись с полковником Тетенборном, в феврале 1813 г. одержал блистательную победу над французами под Берлином. За оба эти сражения он получил орден св. Георгия 3-й степени. Результатом последнего сражения было занятие им Берлина, за что он получил Анну 1-й степени. В Берлине он не остался, а последовал дальше по стопам неприятеля, все того же вице-короля италийского, которого 22-го февраля еще раз разбил у местечка Белиц, захватив в плен 180 человек. Столь неутомимая деятельность по преследованию неприятеля продолжалась и далее, ознаменовываясь иногда блистательными победами, как это было 21-го марта при городе Луненбурге, где Чернышёв с генералом Деренбергом разбил дивизионного генерала Морона. За это дело он получил алмазные знаки ордена Анны 1-й степени, а от короля прусского орден Красного Орла также 1-й степени. Перейдя вторично с русскими войсками Эльбу, Чернышёв в том же 1813 году целым рядом удачных военных действий, сопровождавшихся победами и взятием большого количества пленных и оружия, заслужил новую награду. 20-го октября «в знак особенной монаршей признательности к отличному мужеству и воинским подвигам, оказанным в сражении при взятии города Касселя 19-го сентября 1813 г. и при преследовании из оного неприятеля» он был награжден орденом Владимира 2-й степени.

В 1815 году, находясь во главе отдельного отряда, Чернышёв продолжал свою отчасти партизанскую деятельность до самого Парижа, близ которого он примкнул к армиям фельдмаршала Блюхера и Веллингтона, причем 7-го сентября 1815 г. «за отличное усердие и храбрость, оказанные при занятии города Шалона» удостоен монаршей признательности и особенного благоволения, изъявленных в высочайшем рескрипте. По окончании войны Чернышев сопровождал императора Александра в Англию и находился при государе во время Венского и Веронского конгрессов.

10-го марта 1819 г. Чернышев был назначен членом комитета об устройстве Донского войска и присутствующим в комитете о раненых; в 1821 году получил в командование лёгкую кавалерийскую дивизию. Находился при Александре I во время его кончины в Таганроге. Так начинался переход (точнее, наверное, перевод) Чернышёва с военного на военно-политический этап его карьеры.

23-го апреля 1825 г. Александр Иванович, как председатель комитета, поднес государю проект «Нового положения о Донском Войске». Проект этот был тогда же передан на рассмотрение Государственного Совета и вскоре после этого император Александр Павлович во время последнего своего путешествия в Таганрог, желая на месте удостовериться в пользе преобразования Донского края, заехал в Новочеркасск и Старочеркасскую станицу. Чернышеву было приказано отправиться в Новочеркасск и встретить там государя. Александр очень милостиво обошелся с Иловайским и другими членами комитета и оказал особенное внимание к Донскому Войску, разрешив генерал-адъютанту Чернышеву, только что тогда в августе месяце в третий раз женившемуся, из Новочеркасска приехать в Таганрог вместе с молодой женой; в приглашении этом была, впрочем, и другая цель: государь сам хотел заняться благоустройством Донского Войска, которое содержало в Таганроге отдельный корпус, составлявший Таганрогский гарнизон, который император всегда называл «Таганрогской гвардией». События, однако, быстро изменились, так как император Александр в Таганроге неожиданно скончался, причем Чернышёв был в числе немногих лиц, находившихся при его кончине. В тот же печальный день 19-го ноября в 10 часов вечера был собран чрезвычайный комитет, которому предложено было составить государственный акт о смерти Александра I. Чернышёв был членом этого комитета и вместе с князем Волконским, бароном Дибичем, статс-секретарем Лонгиновым, духовником протоиереем Алексеем Федотовым, лейб-медиками Виллие и Тарасовым подписал этот важный акт. Бальзамирование тела почившего императора происходило в присутствии комиссии, составленной под председательством Чернышева.

Началось новое царствование, которое, главным образом, способствовало возвышению Александра Ивановича.

25 ноября 1825 года Александр Иванович был командирован во 2-ю армию, привел армию к присяге Николаю I. В день коронации Николая I был возведён в графское достоинство.

В январе 1826 года его включили в состав Следственной комиссии по делу декабристов. И здесь он заслужил одобрение императора особым рвением при допросе мятежников. Александр Иванович полагал, что офицер, присягавший государю императору по меньшей мере не должен расшатывать трон под ним. Такие действия он считал изменой Родине и присяге. Заседая в комиссии, которой было поручено произвести следствие о декабрьском возмущении, заявил себя самым безжалостным и строгим судьей, чем, конечно, снискал к себе большое расположение молодого государя, благосклонность которого он никогда не терял, несмотря на происки и интриги, которые очень часто всплывали наружу.

Это одна из тех страниц биографии А.И.Чернышёва, которая отбросила мрачную тень на его многообразный портрет в историческом интерьере и побудила советских историков рисовать его фигуру в негативном свете. Не будем спорить с этими историками, тем более, что сама по себе история частенько предоставляет историкам такие возможности, такие закрученные сюжеты, что никому из писателей в жанре исторической фантастики и не снились!Декабристы, среди которых были многие друзья и родственники Чернышёва, вспоминали, что он вел допросы с пристрастием,, стремясь оскорбить подследственных. Он же был одним из самых решительных руководителей казни пятерых декабристов в Петропавловской крепости. Он привык уничтожать тех, кого считает врагами Отечества и престола.

Во время процесса декабристов Чернышёв ходатайствовал о пожаловании ему майората, принадлежавшего подвергшемуся ссылке графу Чернышеву, но ходатайство это не было уважено императором Николаем. Александр Иванович был, впрочем, скоро утешен за понесенную им неудачу и, получив 25-го июня 1826 г. табакерку с портретом государя, он 22-го августа был возведен в графское достоинство «за неусыпные труды, понесенные им при открытии злоумышленников, и произведение о них исследования», как сказано в указе, причем еще раньше того, усердно исполняя свои служебные обязанности и пользуясь неизменным расположением государя, Чернышев в продолжение 1823, 1824, 1825 и 1826 годов получил 18 объявленных в Высочайших Приказах особенных монарших благоволений за чисто военную деятельность по маневрам и состоянию вверенного ему войска.

Что касается деятельности донского комитета, то в новое царствование она была столь же неэнергична и полна интриг, как и раньше. Уже в январе 1826 г. наказной атаман Иловайский, думая, что при новом государе Чернышев не будет в прежней милости, подал в Москве императору Николаю, во время коронации, докладную записку, в которой подвергал критике как состав самого комитета из лиц, не избранных донским войском, а назначенных по выбору председателем, так и работы комитета, которому, говоря словами Высочайшего Приказа, было повелено: «собрать во единое все узаконения относительно войска Донского, в различные времена и по разным случаям изданные и в разных частных постановлениях заключающиеся, — рассмотреть оные в особом комитете, сообразить их с настоящим порядком вещей и представить потом новое положение», а он между тем занимался обсуждением отдельных вопросов без всякой связи их друг с другом — во всем этом Иловайский обвинял Чернышева и просил Его Величество перевести комитет снова на Дон. Государь передал эту записку Чернышеву, который написал на нее обширное возражение, последствием которого было предание суду как самого Иловайского, так и трех лиц из донской администрации. Ничто не могло подорвать влияния Чернышева, и он остался председателем комитета до его закрытия. Выработанное комитетом «Положение об управлении войска Донского» было введено в 1836 году и действует до настоящего времени, хотя подверглось многим дополнениям и изменениям.

В 1827 году А.И.Чернышев назначен товарищем управляющего главным штабом Его Величества и вслед за тем, 26 августа того же года, поставлен во главе военного министерства (и.о.); сохранял этот пост до 26 августа 1852 года.

Этот этап карьеры Александра Ивановича весьма односторонне оценен в Большой советской энциклопедии: «Сторонник палочной дисциплины и устаревшей линейной тактики, Чернышёв явился одним из главных виновников поражения русской армии в Крымской войне».

Хотелось бы сказать о заботливом отношении военного министра к военной разведке. В ноябре 1831 года по инициативе Чернышева Николай I дал указание российскому посольству в Лондоне «собрать самые точные и верные сведения» о только что изобретенном в Англии новом ружье и добыть, если возможно, его образцы. Одновременно всем российским посольствам при европейских странах было вменено в обязанность обращать особенное внимание на изобретения, открытия и усовершенствования «как по части военной, так и вообще по части мануфактур и промышленности». С 1832 года деятельность зарубежных представительств стала значительно результативнее. Достаточно назвать несколько достижений разведки: описание новых лафетов для французской полевой артиллерии; чертежи и описание нового вида зажигательных ракет, ударного ружья; чертежи крепостной, осадной и горной артиллерии; закрытое учебное пособие для военного инженерно-артиллерийского училища в Меце; документация по производству французских пушек на заводах в Тулузе; образцы витых ружейных стволов; описание нового сменного магазина для патронов; модели ружей новейшего образца и телеграфа нового вида. В Лондоне были добыты описание новых ударных колпачков для ружей, образцы машины, изготовлявшей эти колпачки, и ружье, оснащенное новым колпачком. Информация поступала не только о военно-технических достижениях, но и о численности, дислокации, боеготовности и боевом духе войск разведываемых стран.

До самого конца своей работы в Военном министерстве Чернышев не оставлял без внимания вопросы военной разведки. Одним из последних документов в этой области стало письмо в МИД от 8 мая 1852 года, в котором он детализировал задания российским посольствам в разных странах по добыванию информации по военной тематике. Считается, что в то же время внедрением новейших достижений в военной области Чернышев занимался недостаточно.

В 1848 году Чернышев занял высшую в России должность Председателя Государственного совета, оставаясь военным министром. При этом император Николай возвел его в княжеское достоинство и назначил шефом Санкт-Петербургского 1-го уланского и Кабардинского егерского полков.

За период своей военной карьеры Александр Иванович был удостоен многих высоких российских и иностранных наград.

Обладая яркой внешностью, легким нравом, быстрым и острым умом, Александр Иванович с юности имел репутацию дамского угодника. По мнению некоторых негативно к нему относящихся советских историков, «князь А.И.Чернышев, бесспорно прекрасно одаренный, был баловнем судьбы, пользуясь неограниченным доверием двух Государей, но честолюбие, поразительное тщеславие и поверхностное отношение ко всему, несмотря на быстрое схватывание и понимание обстоятельств, доставили ему мало уважения и любви со стороны его современников. Князь Чернышев был более придворным человеком, чем государственным мужем».

Александр Иванович был женат трижды: на княжне Радзивилл, на княжне Белосельской-Белозерской и на графине Е.И.Зотовой и имел детей только от последнего брака, а именно: сына и трех дочерей. Его род, если не считать многочисленное внебрачное потомство, ныне прекратился.

Проблемы со здоровьем и почтенный возраст заставили его просить у императора увольнения с должности военного министра, на что было получено высочайшее соизволение, а председателем Государственного Совета он оставался до своей смерти, последовавшей 20 июня 1857 года в городе Кастелламмаре-ди-Стабия, близ Неаполя (Италия).

Светлейший князь нашёл своё последнее упокоение в подмосковном Лыткарине. Он похоронен в семейной усыпальнице в храме Святых апостолов Петра и Павла в соседней усадьбе Петровское (ныне также расположенной на территории современного города Лыткарино), которая была куплена его супругой Елизаветой Николаевной.

усадьба Петровское

Облик усадьбы окончательно сформировался при Елизавете Николаевне Чернышёвой и её дочери – последней владелице Лыткарина Марии Александровне. В 1880 году Мария Чернышёва перестраивает усадебный дом, о чём свидетельствует сохранившаяся памятная плита. По воспоминаниям старожилов, в конце XIX–XX веков «усадьба состояла из белого барского дома, стоящего на пригорке среди зелени деревьев, и двухэтажного красного дома, в котором жил управляющий и немногочисленная прислуга. Кроме жилых зданий, в усадьбе имелась небольшая конюшня… Усадьба княжны была огорожена высокой изгородью, в которую кроме построек входили пруд и сад. По периметру изгороди росла сирень, представлявшая во время цветения красивейшее зрелище и наполнявшая окрестности сладостным ароматом…»

Усадебный дом пережил многое до того, как в его стенах в 1990 году разместился Лыткаринский историко-краеведческий музей. Усадьба как памятник регионального значения была включена в областную целевую программу «Сохранение, использование, популяризация и государственная охрана объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) в Московской области на 2009–2012 годы», но из-за кризиса средства выделены не были. Реставрация хоть и медленно, но продвигается благодаря поддержке администрации городского округа. В процессе реставрационных работ произошло удивительное открытие – была обнаружена тайная комната, которая использовалась как тайник. Когда владельцы усадьбы уезжали надолго, то самые ценные и дорогостоящие вещи туда убирали. По мнению реставраторов, это довольно редкое явление в архитектуре Подмосковья. Музейные работники планируют в будущем включить комнату в экспозицию, чтобы посетители смогли увидеть эту диковинку. Также в музее будет создан кабинет Александра Ивановича Чернышёва. От усадьбы к настоящему времени сохранилось два здания – главный дом и жилая постройка – людская. Усадебный дом находится в оперативном управлении музея. Со временем музею будут переданы все помещения людской для расширения экспозиций.

А вот прилегающий к дому небольшой парк будет благоустроен по решению администрации городского округа уже в этом (2012) году в честь 200-летия Отечественной войны 1812 года. Также принято решение установить в центре парка памятник герою Отечественной войны 1812 года Александру Ивановичу Чернышёву. Торжественное открытие планируется в сентябре 2012 года в день города. Помимо этого в музее разрабатывается большая экскурсионная программа «Александр Чернышёв и лихое казачество», включающая посещение музея, фамильного склепа Чернышёвых и конноспортивного клуба «Мечта». Старт этой программы состоялся 18 мая 2012 г. – в Международный день музеев.

Куда ведут аллеи и дорожки этого парка: в прошлое или к будущему? Это проблема не только его бывшего хозяина, а всего нашего времени. Знаем ли мы?

Герб светлейшего князя Чернышева внесен в Часть 11 Общего гербовника дворянских родов Всероссийской империи (13.04.1863), стр. 2.

Александра Ивановича не зря считали первопроходцем современной военной разведки. Именно описание его деятельности стало первым камнем, положенным в фундамент теории и практики двух видов разведки – агентурной и специальной, в частности, таких направлений деятельности, как вербовочная работа, добывание разведывательных сведений, агентурная связь, диверсии, руководство агентурой, управление силами и средствами разведки. Так, Инструкция о работе военных агентов, утвержденная Александром II 10 июля 1856 года, разработана на основе опыта предшествующих лет, в том числе личного опыта военного министра А.И.Чернышёва.

О Чернышёве писали в научных трудах и в беллетризованных книгах по истории дипломатии и военной разведки. Пару раз он был упомянут Л.Н.Толстым в романе «Война и мир».

Весь военный и жизненный путь А.И.Чернышева является наглядным уроком для всех его последователей на стезе военной разведки. Из этого урока можно сделать примерно такие, небесспорные выводы:

1. Разведчик не может не быть патриотом.

2. Если для выполнения поставленной задачи нет нужного агента, действуй самостоятельно.

3. Если носишь погоны, забудь о политике, тем более о революциях.

4. Активная светская жизнь может способствовать выполнению задач разведки.

5. Разведчик после провала, если удается выжить, становится в общий воинский строй.

6. У разведчика нет родных и близких, есть начальники, соратники, противники и вербовочная база.

7. При правильной работе с агентурой, ее деятельность не прекращается со сменой руководителя.

8. Хочешь лечиться – увольняйся из армии.

9. Разведчик беспощаден к врагам Отечества.

10. В разведчике главное верность присяге, а не супруге.

Отблески яркого жизненного пути и военной карьеры А.И.Чернышёва отразились и нашли повторение в судьбах его соратников и последователей, таких как: Д.Давыдов, Р.Зорге, Х-М.Мамсуров, В.Н.Леонов и др.

0

27

http://sa.uploads.ru/59Wlj.jpg
Портрет А.И. Чернышёва. Издание Великого князя Николая Михайловича "Русские портреты XVIII-XIX столетий".

0

28

http://sa.uploads.ru/OHev4.jpg

А.И. Чернышёв. Художник Томас Лоуренс. 1818 г. Коллекция королевской семьи Великобритании.

0

29

Чернышёв Александр Иванович, Светлейший князь.

Светлейший князь Алексанр Иванович Чернышёв, 1785-1857. Сын сенатора генерал-поручика Ивана Львовича (1736-1793) и жены его, Евдокии Дмитриевны, рождённой Ланской (сестры Екатерининского фаворита), родился 30 декабря 1785 года. Ещё в детстве, он пообычаю, был записан в военную службу вахмистром в Конную гвардию. Воспитателем его был известный в своё время аббат Перен. Будучи пятнадцатилетним мальчиком, Чернышёв имел случай обратить на себя внимание Императора Александра I, благосклонность которого к нему с тех пор не прекращалась. В 1801 году, во время пребывания в Москве, Чернышёв, как сын сенатора, попал на один из балов, данных в честь Александра Павловича. В одном экосезе он очутился возле самого Государя. Весёлая и приятная физиономия мальчика, отличавшегося особенной ловкостью в обращении и танцах, понравилась Александру Павловичу, и он вступил с ним в разговор. Чернышёв отвечал Государю умно, смело и забавно, и ещё более понравился ему. На другой день к Евдокии Дмитриевне приехал президент Военной коллегии И.В. Ламб, некогда облагодетельсвованный её мужем. Она, рассказав Ламбу о вчерашнем бале, просила его исходатайствовать у Государя зачисления её сына офицером в гвардию. Государь не нашёл возможным удовлетворить её просьбу, так как молодой Черныщёв не служил юнкером, и вместо этого предложил Александру Ивановичу звание камер-юнкера, но последний ответил, что желает посвятить себя военной службе. Тогда государь 13 октября пожаловал его в камер-пажи.
Через год, 20 сентября 1802 года, Чернышёв был произведён в корнеты Кавалергардского полка, а 20 июня 1804 года назначен адьютантом к шефу полка, Уварову. 29 сентября 1804 года произведён в поручики.
В 1805 году он принял участие в войне с Наполеоном и за Аустерлиц был награждён орденом Св. Владимира 4-й степени с бантом. Посланный Уваровым с донесением к Государю, он остался при нём и исполнял разные его поручения. 1 ноября 1806 года Чернышёв был произведён в штабс-ротмистры. Во время войны 1807 года он, оставаясь всё время в той же должности адьютанта, принимал участие в делах и сражениях при Ланау, Шарнике, Гутштате, Акендорфе, Вольфсдорфе, Гейльсберге и Фридланде. Золотая шпага с надписью "За храбрость" и Георгий 4-й степени были наградой за эту кампанию.
В 1808 году Чернышёв был послан курьером в Париж.

Библиография:
С.А. Панчулидзев. "Сборник биографий кавалергардов. 1801-1825". Москва. 2001.

0

30

http://sa.uploads.ru/Ocjs9.jpg

Св. кн. Александр Иванович Чернышёв (1786-1857) в 1848—1856 г.
Портрет работы Ф. Крюгера 1851 г. Музей истории Санкт-Петербурга. СПб.

0


Вы здесь » Декабристы » Императоры и окружение. » Чернышёв Александр Иванович.