Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » Императоры и окружение. » Чернышёв Александр Иванович.


Чернышёв Александр Иванович.

Сообщений 31 страница 40 из 41

31

АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ ЧЕРНЫШЁВ


Старинный род Чернышевых был известен  на Руси с ХV в. Род не был слишком знатным, хотя его потомки служили при великокняжеском дворе стольниками, стряпчими, воеводами .

Александр Иванович Чернышев родился 30 декабря 1785 года в Москве. Его отец Иван Львович (1736-1793) был заслуженным генералом-поручиком, костромским наместником, сенатором. И.Л. Чернышев был женат на Евдокии Дмитриевне Ланской (ум. 1816) —сестре А.Д. Ланского, одного из фаворитов Екатерины II. Кроме сына, Чернышевы имели двух дочерей — Екатерину (1782-1851), вышедшую замуж за действительного тайного советника князя Петра Сергеевича Мещерского, и Мавру, скончавшуюся в девичестве 19 лет от роду.

Александр получил домашнее воспитание. Еще в детстве, по существовавшему тогда обычаю, он был записан в военную службу — вахмистром в Конную гвардию.

Звезда Александра Чернышева начала восходить при императоре Александре I. Был ли то счастливый случай или предначертание свыше, но в дни коронации Александра в 1801 году судьба на балу свела его с юным Чернышевым. Во время танца император обратился к нему с каким-то вопросом и был приятно удивлен непринужденным и ловким ответом. Юноша запомнился царю, и по его велению был определен камер-пажом, что открывало по тем временам дорогу к успешной военной карьере. Чернышев, похоже, сумел крепко ухватить свою «синюю птицу»: через год он был корнетом, через три — поручиком, через девять лет стал полковником, а в 27 лет уже носил генеральские знаки отличия.

Молодой Чернышев был красив, умен, обходителен, отважен и смел, но, главное, до необычайности везуч и, похоже, чрезвычайно ловок в обращении, как с дамами, так и с начальством, о чем свидетельствуют его светские и карьерные успехи.

Взлету военной карьеры Чернышева, без сомнения, помогла военная кампания 1805-1807 гг. За отличие в сражении под Аустерлицем Чернышев получил свою первую награду — Владимирский крест 4-й степени с бантом, который давался тогда только полковникам. В течение военной кампании ему неоднократно предоставлялся случай от-личиться не только собственной отвагой и военной доблестью, но и смекалкой. Так, в 1807 году, среди гибельного отступления по горевшим мостам на реке Алле нашей армии, разбитой при Фридланде, А.И. Чернышев отыскал брод, по которому переправилась и спаслась значительная часть войска. Наградой за совершенный подвиг был Георгиевский крест. За участие в других сражениях он был удостоен золотой шпаги с надписью «За храбрость».

В Тильзите во время подписания мирного договора Чернышев был представлен Наполеону. Французский император обратил внимание на боевые ордена на груди русского офицера и поинтересовался, где он их заслужил. Завязался разговор о сражении при Аустерлице и Фридланде. Чернышев, не смущаясь, спорил, порою опровергал доводы великого полководца. Смелость и уверенность молодого офицера понравились французскому императору.

Их вторая встреча состоялась в 1809 году во время войны, развязанной Наполеоном против Австрии, когда русские войска, в соответствии с договором, вынуждены были выступать против своих бывший союзников на стороне Франции. Чернышев был в это время личным представителем царя Александра I при Наполеоне и исполнял роль особого курьера по переписке между русским и французским императорами, за что получил прозвище «вечного почтальона». Роль его однако, не ограничивалась этим. Чернышев был настоящим предста-вителем Александра I в Париже, причем обнаружил недюжинные ди-пломатические способности и понимание положения дел.

Постоянно общаясь с Наполеоном и высшим французским военных командованием, ему удалось понять характер Наполеона, проникнуты стратегическое мышление императора Франции, выявить основные элементы его стратегии и рассмотреть в Наполеоне завоевателя, который никогда не остановится на достигнутом.

В 1810 году, когда в России начала действовать Особая канцелярия (ведомство внешней разведки), Чернышев получил от военного министра Барклая де Толли инструкцию о сборе разведывательных сведений во Франции: добывать данные «о числе войск..., об устройстве, образовании и вооружении их и расположении по квартирам..., о состоянии крепостей, способах и достоинствах лучших генералов и расположении духа войск». Предписывалось также закупать издаваемые в стране карты и «сочинения в военной области». Военный министр указывал, что «не менее еще желательно достаточное иметь известие о числе, благосостоянии, характере и духе народа, о местоположениях и произведениях земли, о внутренних источниках сей империи или средствах к продолжению войны».

Чернышев достаточно быстро наладил контакты с людьми, уже зарекомендовавшими себя при оказании отдельных услуг русскому посольству в Париже, и незамедлительно создал свою сеть информаторов. Как отмечают военные историки, источники его разведывательной информации были разнообразны. В первую очередь, таким источником был сам французский император. Наполеон отличал ловкого адъютанта рос-сийского императора, приглашал на охоту и обеды. В ходе многочасовых аудиенций, представляемых Чернышеву, французский император высказывался по поводу различных политических вопросов. Информация о содержании бесед доносилась Александру I.

Весьма привлекательный и по-светски обходительный, молодой Чернышев сумел быстро завести обширные знакомства и связи в высших кругах парижской знати. Более того, осыпанный ласками со стороны императора Франции, Чернышев вращался в его самом тесном домашнем кругу. Здесь узнавал он все подробности политических перемен и мысли Наполеона, оставшиеся неизвестными прочим дипломатам.

Своим человеком Чернышев стал и у сестры Наполеона — королевы Неаполитанской. Молва приписывала ему любовную связь и с другой сестрой императора — Полиной Боргезе, особой легкомысленной и ветреной. В великосветских салонах о Чернышеве сложилось устойчивое мнение как о покорителе женских сердец. По выражению министра французской полиции Савари «Чернышев сделался маленьким царьком Парижа».

Еще выше он поднялся в глазах парижского женского общества после печально знаменитого бала у австрийского посла князя К. Шварценберга. Веселье тогда закончилось неожиданно вспыхнувшим пожаром — загорелась танцевальная зала. Среди суматохи и паники погибло немало присутствующих гостей, но наш герой и здесь показал себя с лучшей стороны: он спас жизнь супругам маршалов Нея, Дюрока и сенатора Богарне.

Любовные похождения и разнообразные увеселения парижского великосветского общества, которыми Чернышев, без сомнения, увлекался со всем пылом, свойственным молодости, не мешали ему посылать в Петербург обширные донесения, представлявшие значи-тельную ценность.

Это были всесторонние анализы обстановки, блестящие прогнозы, а также рекомендации и предложения, учет и реализация которых должны были, по мнению Чернышева, способствовать успеху русского оружия в предстоящей войне. Надо отметить, что стратегический замысел будущей кампании Наполеона против России в общих чертах был вскрыт Чернышевым задолго до того, как были нанесены стрелы на штабные карты. Выводы Чернышева сыграли не последнюю роль в принятии весной 1812 года Россией оборонительной стратегии, предусматривающей ведение боевых действий в течение нескольких лет — сначала на своей территории, в приграничных областях, а затем перенесение их в Европу, с опорой на антинаполеоновское освободительное движение.

«Зачем нет у меня многих министров, таких, как этот молодой человек!» Так написал император Александр I на донесении из Парижа своего военного агента Александра Ивановича Чернышева 5 (17) июня 1811 года.

За короткий срок Александру Чернышеву удалось создать собственную сеть информаторов в интеллектуальных сферах Парижа. Репутация светского повесы служила ему прекрасной ширмой и помогала получать нужную информацию от не в меру откровенных собеседников. После светских приемов он брался за перо и писал донесения в Петербург. Чтобы раздобыть нужные сведения, Чернышев не брезговал ничем, чаще всего, прибегая к подкупу. Самую ценную информацию русский резидент получал от завербованных служащих Военного ми-нистерства Франции. Чиновник этого ведомства Мишель имел доступ к подробным расписаниям численного состава французских вооруженных сил, которые каждые 15 дней сотрудники министерства соста-вляли лично для Наполеона.

Диапазон добываемой Чернышевым информации, в том числе и со-вершенно секретной, был необычайно широк.  Поступавшие от него донесения не только отражали каждодневную деятельность французской армии, но и состояние французского общества в целом, внутриполитическую обстановку в стране и внешнеэкономические акции Франции. Так, ему удалось получить ряд документов из секретного архива министерства внешних сношений Франции. Секретарь топографической канцелярии Наполеона полковник Альбэ предоставил возможность Чернышеву снять копии с топографических карт целого ряда городов и их окрестностей, включая имеющиеся укрепления. В поле зрения Чернышева находились военно-технические изо-бретения французов. Он докладывал военному министру России об изобретении во Франции новых ружейных замков без кремней и особого состава пороха. При этом, он направил в Россию два образца замков и рецепт приготовления пороха, что позволило инспектору артиллерии русской армии сделать «тщательные опыты над сим изобретением». Не проходили мимо внимания Чернышева и поступившие в войска новые транспортные повозки. Переодевшись, он сумел проникнуть в часть, куда поступили первые образцы таких повозок, сделать их эскизы и снять основные характеристики.

С августа 1810 по февраль 1812 года в адрес Барклая де Толли Чернышев регулярно направлял важные разведывательные сведения по преимуществу военного характера, свидетельствовавшие о подтягивании французских войск к западным границам России. «Война неотвратима и незамедлит разразиться», — докладывал Чернышев в Петербург 8 (20) февраля 1812 года.

Близкий разрыв между Францией и Россией становился все более очевидным. В этой ситуации для Александра I весьма важно было знать образ мыслей будущего короля Швеции и, по возможности, предупредить осложнение отношений России с этим государством. Чернышев имел близкое знакомство со шведским принцем — французским маршалом Жаном Батистом Бернадотом (будущим Карлом XIV), что послужило основанием для направления Чернышева на переговоры в Стокгольм. Здесь ему представилась еще одна возможность проявить себя, но теперь уже в качестве дипломата. В письме к Александру I Чернышев писал: «Я очень счастлив, Государь, что сведения, о которых я имел счастье доносить Вашему Величеству касательно характера наследного принца, оправдываются... Это, конечно, не слуга императора Наполеона... Что же касается его чувства к России, то я осмеливаюсь уверить Ваше Величество, что он честно относится к ней, и если мы будем щадить его, то можем рассчитывать на него. Поэтому, Ваше Величество, можете во всякое время быть спокойным насчет Финляндии и даже располагать свободно частью войск, которые там находятся».

А.И. Чернышеву удалось подготовить почву для дальнейших мирных переговоров между Россией и Швецией в канун войны 1812 года. Наполеон в то время и не подозревал, что обласканный им русский флигель-адъютант лишил его предполагаемого союзника в готовящемся походе против России.

Политическая дальновидность Чернышева сказалась и в его предложении русскому правительству любой ценой заключить мир с Турцией, что позволило бы упрочить политическое и военное положение нашей страны в преддверии войны с Францией. За месяц до вторжения Наполеона в Россию, благодаря активным действиям русской армии под командованием М.И. Кутузова и опыту русских дипломатов, был подписан Бухарестский мир.

Приближался 1812 год.

Над Чернышевым начали сгущаться тучи. Он почувствовал, что его разведывательная деятельность становится подозрительной французскому правительству и начал выражать желание быть отозванным в Россию. 12 января 1812 года он писал графу Румянцеву: «... Я не опасаюсь неприятностей, связанных с подобным положением; мною руководит не желание избегнуть захвата моих бумаг, может быть, даже лишения свободы со всеми прискорбными обстоятельствами, могущими из сего проистекать; но я буду считать истинным для себя несчастием, если буду задержан в Париже в такое время, когда новое положение дела представило бы мне случай служить императору согласно моим желаниям и на поприще мне свойственном».

Предчувствия не обманули опытного разведчика. За ним действительно давно следили, подсылали ложных информаторов, а министр полиции Савари даже инспирировал газетную статью с прозрачными намеками на его шпионскую деятельность. Требовалась крайняя осторожность, но как раз в этот период Чернышев допустил непростительную оплошность, которая имела далеко идущие последствия. Перед очередной поездкой в Петербург он не уничтожил записку от Мишеля, случайно забившуюся под ковер. Ее то и обнаружила французская поли-ция, нагрянувшая в дом после отъезда русского офицера.

По почерку Мишель был выявлен и арестован. Начался громкий судебный процесс, в ходе которого была обнаружена картина целой системы подкупов агентами русского правительства французских чиновников военного ведомства. Несколько информаторов были арестованы, но им был вынесен оправдательный приговор. Мишель был приговорен к смертной казни.

Наполеон был разгневан, что не мешало ему в то же время самому широко прибегать к услугам шпионов, лично определяя направления их деятельности. Под видом путешественников и торговцев, монахов и артистов, врачей и гувернеров французские агенты направлялись в Россию. Центром шпионажа являлось посольство Франции в Петербурге.

Современные историки разведки считают, что процесс Мишеля был частью большой политики начала XIX в. Лицемерное негодование Наполеона по поводу «неблаговидных действий России в мирное время» было оправданием его подготовки к нападению на наше государство. Нужен был повод для политического скандала, и он был найден. В этой связи очень странным кажется «забытое» опытным разведчиком Чернышевым письмо Мишеля. Скорее всего, оно было сфабриковано французской полицией.

Как бы то ни было, но в конце февраля 1812 года Чернышев благополучно возвратился на родину, успев за несколько недель до начала Отечественной войны вывезти из Парижа толстый портфель, содержащий подробные планы развертывания великой армии Наполеона. Созданная и отлаженная А.И. Чернышевым система по сбору секретной информации продолжала свою работу и после его отъезда, продолжая поставлять в Россию сведения от французских агентов.

Война началась далеко не в лучших условиях для России.

Вооруженные силы России в 1812 г. составляли 480 000 человек полевых войск, однако, далеко не все они могли быть употреблены в дело. Численность Великой Армии была доведена до состава 606 000 человек при 1700 орудиях. В ее состав вошли все подвластные Наполеону народы – то есть все нации Европы, за исключением шведов, датчан и испанцев.

Война России с Турцией, едва закончившаяся и грозившая возобновиться, и с Персией, а также неуверенность в Швеции занимали примерно третью часть всех сил на Дунае, Черноморском побережье, Кавказе и в Финляндии. В оставшихся силах по батальону от полка – третья часть всех сил – была отчислена на образование запасных войск и обучение пополнений (весьма предусмотрительное мероприятие).

Для отражения, ставшего неизбежным нашествия, русская армия располагала немногим более 200 000. Силы эти, постепенно с 1811 г. стягивавшиеся на западную границу, к весне 1812 г. составили три армии. 1-я – Барклая де Толли (122 000) наблюдала линию Немана от Россиен до Лиды; 2-я – Багратиона (45 000), находилась между Неманом и Бугом, у Гродны и Бреста; 3-я – Тормасова (43 000), собранная у Луцка, прикрывала Волынь.

В июле 1812 года, в самом начале войны, императору Александру I была представлена «Записка флигель-адьютанта Чернышева о средствах к предупреждению вторжения неприятеля в 1812 году», где указывалось на необходимость соединения двух наших армий и на опасность, которой мы подвергались, предоставив неприятелю обладание важной дорогой, ведущей из Минска в Смоленск и в Москву. Чернышев вновь напоминал о необходимости затягивания военных действий и подготовки подкреплений внутри страны. Как пишет историк Н.К. Шильдер, «прочитав записку, император Александр обнял и поцеловал Чернышева».

В период Отечественной войны А.И. Чернышев находился в свите Александра I в качестве флигель-адъютанта по особым поручениям. В его обязанности входило осуществление связи между царем и армиями, доставка командованию секретных документов, планов и приказов. Но деятельному, привыкшему к риску, полковнику Чернышеву этого было недостаточно: выговорив себе командование конным отрядом донских казаков, отважный флигель-адъютант совершил с ним ряд удачных партизанских рейдов, за что был произведен в генерал-майоры.

Фортуна не оставляла своего любимца и в заграничном походе русской армии 1813-1814 гг. Имя А.И. Чернышева не сходило со страниц военных сводок и бюллетеней. В 1813 году за участие в освобождении Берлина от французов А.И. Чернышев был награжден орденом св. Георгия 3-й степени и с тех пор стал пользоваться в Германии большой популярностью. В феврале 1814 года за отличие при штурме Суассона, во время которого были взяты в плен три генерала, 180 офицеров и свыше 3 тысяч солдат противника, Чернышев получил чин генерал-лейтенанта.

Многочисленные награды и ордена следовали один за другим: шведский — Меча 1-й степени,

австрийский — Марии-Терезии 3-й степени, прусский — Черного Орла, французские — Командорский крест Святого Людовика и Золотой крест Почетного легиона, полученный Чернышевым лично из рук Наполеона в 1809 году. Среди многочисленных знаком отличия — награды Баварии, Нидерландов и других европейских государств.

Портрет А.И. Чернышева украшает галерею Героев войны 1812 года в Зимнем Дворце Петербурга, а за блестящую победу под Суассон его имя запечатлено на одной из мраморных мемориальных досок героев войны 1812 года в храме Христа Спасителя.

После возвращения из заграничного похода А.И. Чернышев состоял в качестве генерал-адъютанта при императоре Александре I.

В марте 1819 года А.И. Чернышев был назначен членом комитета, по устройству Донского казачьего войска, а с 1825 по 1835 год — его председателем.

За труды в Донском комитете он был пожалован орденом св. Александра Невского и получил право носить мундир Донского казачьего войска. В знак благодарности казаки по подписке собрали деньги и  преподнесли А.И. Чернышеву именное оружие — саблю, золотой эфес и ножны которой были украшены чеканкой и бриллиантами. Следует заметить, что сегодня эту саблю можно видеть в экспозиции Государственного исторического музея.

В 1820-е годы тонкий политик и профессионалный разведчик А. И. Чернышев напал на след антиправительственного загoгopa гвардейской молодежи.

Он подал Александру I донесение, в котором был список заговорщиков, их устав и программные положения. Это было не первое предупреждение о заговоре, однако реакции императора не последовало.

В конце 1825 года, уже после смерти Александра I, Чернышев принимал участие в аресте руководителя «Южного общества» Павла Пестеля и его соратников, а затем являлся активным членом следственной комиссии по делу декабристов.

Возможно, следует по-новому взглянуть на восстание 1825г. Из письма императора Николая I – своему брату Великому князю Константину Павловичу (С.-Петербург, 4 января 1826 г.): "…Показания, которые только что мне дал Пестель настолько важны, что я считаю долгом без промедления вас о них уведомить. Вы ясно увидите из них, что дело становится все более серьезным вследствие своих разветвлений за границей и особенно потому, что все, здесь происходящее, по-видимому, только следствие или скорее плоды заграничных влияний."

За работу в следственной комиссии А.И. Чернышев был пожалован табакеркой с портретом Николая I. И это не все: в день коронации императора, в августе 1826 года, А.И. Чернышев был возведен с нисходящим потомством в графское достоинство «в воздаяние отличных заслуг, Указанных престолу и Отечеству, неутомимого усердия в важных поручениях и в изъявление монаршего благоволения к неусыпным трудам, понесенным при открытии злоумышленников и проведении о них исследования».

В декабре 1826 года А.И. Чернышев стал сенатором, в феврале 1827 года получил должность товарища начальника Главного штаба, a в августе — управляющего Военным министерством. В октябре того же года был произведен в генералы от кавалерии, а в апреле следующего назначен членом Государственного Совета. С мая 1832 по август 1852 года Александр Иванович занимал должность военного министра России и председателя Военного совета.

К осени 1848 года здоровье князя А.И. Чернышева сильно пошатнулось вследствие бывшего с ним удара, но это не помешало ему быть вскоре призванным к еще более сложной деятельности: 1 ноября 1849 года он был назначен председателем Государственного Совета и Комитета министров с сохранением прежних званий и должностей. Наградою за его труды были: княжеское достоинство (1841 г.) и титул Светлости (1849г.).

Титул светлейший в России имели всего 18 князей, среди них Меньшиков, Орлов, Потемкин, Кутузов.

В 1831 году «за отличную службу и пламенное  усердие к пользам Государя Императора и Отечества и многия  полезныя улучшения во всем составе военного управления» Чернышев был удостоен высшей награды Российской империи — ордена св. Андрея Первозванного .

В августе 1854 года Александр Иванович получил знак отличия за пятидесятилетнюю беспорочную службу. За эти годы А.И. Чернышев провел ряд преобразований в армии: при нем были изданы уставы и положения, учреждены Военная академия и восемь кадетских корпусов; в 1841 году окончено военно-статистическое описание империи по губерниям, воздвигнуто много крепостей и укреплений (в том числе в Варшаве, Иван-городе, Брест-Литовске и других); проведено общее преобразование армейской пехоты, кавалерии, артиллерии. Срок службы в армии сократился до 15 лет, офицерам было увеличено жалование, упрощены снаряжение и обмундирование солдат. С 1842 года в русской армии начали вводить нарезное оружие.

В феврале 1855 года князь Чернышев, как человек близкий к царской семье, присутствовал при кончине Николая I, который назвал его одним из своих душеприказчиков. В это время сам светлейший князь был уже тяжело болен, поэтому в мае был отпущен для лечения «на воды» в Италию, а спустя еще полгода оставил службу. Скончался Чернышев 8 июня 1857 года в Италии, в Кастелламаре, на 72-м году жизни.

«Деятельность князя Чернышева обнимает собою пол-столетия и занимает не малое число славных страниц. Жизнь князя Чернышева замечательна еще тем, что он ознаменовал себя одинаково блистательно на трех поприщах: дипломатическом, военном и гражданском», — писал в 1902 году Н.К. Шильдер, автор биографического очерка о Чернышеве.

Некоторые же современники видели в Чернышеве только удачливого карьериста, надменного, тщеславного и хвастливого, но при этом не могли не согласиться, что, «несмотря на свои крупные недостатки, Чернышев, обладавший несомненным умом и способностями по занимаемому им положению, должен быть признан одним из заметных деятелей царствований Александра I и Николая I, хотя и трудно назвать его крупным государственным человеком».

А.И. Чернышев знал о завистниках, о чем свидетельствует его личная переписка. Сохранилось его письмо к сестре княгине Екатерине Ивановне Мещерской, где он в июне 1812 года писал: «Есть возможность написать тебе пару слов, мой добрый друг, и отправить письмо с г-ном Кологривовым, братом князя Александра Голицына ... Я прошу тебя принять его как можно лучше и несколько раз пригласить на обед; он мог бы быть мне полезен в Петербурге, рассказывая мою историю в ее истинном свете Императрицам и Великой княгине. Император знает обо всем прекрасно, но многие интриги доставляют мне неприятности ... да, наш двор — это весьма скользкий паркет, когда же свистят пули, все по-другому».

А вот еще один отрывок из письма к сестре, с которой Чернышев, видимо, был в самых нежных и дружеских отношениях: «5 (17) июля 1813 года. Итак, здравствуй, моя добрейшая и прекрасная лентяйка. С тех пор, как я получил от тебя шесть строк, прошло уже три месяца, я же бедняга отправляю тебе уже третье письмо, написанное после перемирия. Надо признать, что я был весьма удачлив на войне, все мои предприятия непременно имели успех, конечно, я прилагал к этому дьявольские усилия, не давая отдыха ни себе, ни своим подчиненным. Но что доставляет мне самое большое удовольствие, так это привязанность и доверие моего полка; надо увидеть это, чтобы оценить. Но есть и огорчения, мешающие мне быть вполне счастливым — это завистники всех мастей. Следуя, однако, своим иринцииам, я стремлюсь ответить тем, что стараюсь вы-полнять свое дело еще лучше ...».

Современники действительно по-разному относились к Чернышеву. Успехи, почести, награды, высшие посты в государстве — разве это не повод для досужих разговоров? Оценки его деятельности на различных военных и государственных постах диаметрально противоположны — от восторженных до резко отрицательных.

Но бесспорно одно: на протяжении всей своей жизни А.И.Чернышев преданно служил Отечеству.

А.И. Чернышев был похоронен в семейном склепе в подклети храма свв. апп. Петра и Павла в селе Петровское Московского уезда, которое сегодня вошло в состав города Лыткарино.

Однако после закрытия храма в 1937 году семейный склеп Чернышевых был вскрыт, останки усопших были поруганы и выброшены из могил — вандалы искали золото, бриллианты.

Старожилы-лыткаринцы помнят, что какой-то сердобольный татарин поздно ночью собрал оскверненные останки и зарыл их у входа на кладбище.

В 1993 году члены общественной благотворительной организации «Историческое наследие Лыткарино» с помощью московских археологов попытались найти место повторного погребения семьи Чернышевых, чтобы достойно перезахоронить их прах в церковной ограде. Им не удалось этого сделать — время стерло следы.

В фондах Российской государственной библиотеки был найден текст, некогда высеченный на мраморной доске, некогда висевшей в храме перед левым клиросом. Текст гласил: «Светлейший князь Алекандр Иванович Чернышев, служивший верою, правдою и честью Отечеству в три царствования императоров Александра I, Николая I и Александра II, бывший четверть столетия военным министром и кончивший службу России Председателем государственного Совета и Комитета министров. Целью всей его жизни были польза и слава России».

В настоящее время  мемориальная доска восстановлена и висит в храме свв. апп. Петра и Павла в Петровском.

0

32

Чернышев Александр Иванович (30.12.1785 – 8.06.1857), генерал-адъютант, генерал от кавалерии, светлейший князь.

Он был сыном генерал-поручика и сенатора Ивана Львовича Чернышева и приходился родным племянником известному любимцу императрицы Екатерины II, флигель-адьютанту Александру Дмитриевичу Ланскому. Рано лишившись отца, Чернышев по обычаям того времени был записан на военную службу и числился вахмистром в лейб-гвардии конном полку. В 1802 году 20 сентября был произведен в корнеты кавалергардского полка и усердно отдался военной службе.

В 1805 г. принял участие в походах против Наполеона, причем, оставаясь в должности адъютанта генерала Уварова, в первый раз попал 16 ноября под огонь в авангардном деле под Вишау. Начиная с этого, Чернышев участвовал в целом ряде сражений и стычек, находясь всегда в авангарде армии. В сражении под Аустерлицем он находился в трех кавалерийских атаках, из которых последняя была неудачна, и с донесением о них он был отправлен к государю, который оставил его при себе для разных поручений. За Аустерлицкое сражение был награжден орденом св. Владимира 4-й ст. с бантом, что получали только полковники. В том же году был произведен в штаб-ротмистры, продолжая исполнять обязанности адъютанта при генерал-лейтенанте Уварове.

Во втором походе против Наполеона в 1807 г., Чернышев участвовал в пределах Пруссии в сражениях 19.02. при селении Линау, против фельдмаршала Нея, 24 мая при селении Шарник и 25 мая при Акендорфе и Депене, причем за два последних боя он получил золотую шпагу с надписью «за храбрость». Далее, за отличие в сражениях 26 мая при Вольфсдорфе, 29-го при Гейльсберге и, главным образом, 2 июня при Фридланде. Где он при беспорядочном и гибельном отступлении наших войск по горевшим мостам на реке Алле, нашел брод и тем дал возможность переправиться и спастись значительной части армии, получил 20 мая 1808 года орден св. Георгия 4 ст.

25 июня при подписании Тильзитского мира Чернышев впервые увидал Наполеона, и с этого времени ему приходилось очень часто сталкиваться с ним вплоть до самого 12-го года. В конце января 1808 года Чернышев отправился с письмом Императора Александра I к Наполеону и получил аудиенцию императора, которому был представлен русским послом. Наполеон долго разговаривал с ним, причем Чернышев очень ему понравился непринужденностью и смелостью своих рассуждений о сражениях при Аустерлице и Фридланде. В течение 1808-1810 гг. он неоднократно выполнял различные государственные поручения, очень удачно находя выходы из весьма щекотливых положений. Александр I оценил дипломатические способности молодого офицера и стал питать к нему еще большее доверие.

За участие в Ваграмском сражении выказанное в том, что он ни на шаг не отлучился от Наполеона во время боя, Чернышев был награжден Крестом Почетного Легиона.

9.10 1809 г. Чернышев произведен был в ротмистры, а в январе 1810 года был отправлен в Париж, с приказанием находиться в распоряжении Наполеона. Несмотря на охлаждение отношений между Россией и Францией, Чернышев был очень любезно принят как самим императором, так и самыми близкими к Наполеону лицами.

К 1810 году разрыв между Францией и Россией становился неизбежным. Однако стороны еще не были готовы к войне, требовавшей огромных людских и материальных ресурсов. И Россия и Франция стремились выиграть время. В январе 1810 года военным министром России был назначен Барклай де Толли, который с первых дней пребывания на этом посту приступил к подготовке вооруженных сил к войне с Францией. Анализ разведывательных сведений об армии Наполеона и ее потенциальных союзниках дал неутешительные выводы. В этой связи он предложил активизировать деятельность посольств России по добыванию разведывательных сведений, так и в «назначении к миссиям нашим при иностранных дворах военных чиновников». Предлагалось Чернышева назначить подобным военным агентом под начальством посла, однако назначение не состоялось и Чернышев остался адъютантом Александра I при Наполеоне, в распоряжении которого он находился с февраля 1810 года. Уже в начале августа от него поступили первые интересующие военное ведомство сведения.

Источники разведывательной информации Чернышева были многообразны. В первую очередь сам Наполеон. Так как Чернышев многократно передавал корреспонденцию из Парижа в Петербург и обратно, и французский император, в ходе многочасовых аудиенций высказывался по поводу основных положений, как своих, так и писем Александра, излагал и всесторонне комментировал содержание своих ответных посланий. Затем флигель-адъютант на многих десятках листов излагал императору России суть этих бесед.

Во время пребывания в Париже Чернышев завел широкий круг знакомств, в придворных, правительственных и военных кругах, чему не мало способствовало благосклонное отношение Наполеона к русскому офицеру. Для него были открыты двери кабинетов многих сановников и видных государственных деятелей. Своим человеком Чернышев стал у сестер Наполеона, королевы Неаполитанской и принцессы Полины Боргезе. Он близко знал французского маршала Бернадота. Поэтому, когда последний был избран шведским наследным принцем, Александр послал в Стокгольм именно Чернышева. Ему предстояло выяснить намерения Швеции. И будущий шведский король заверил русского посланника в том, что «Швеция не двинется, в каких бы обстоятельствах ни находилась Россия, и ничего не сделает, что могло бы быть ей неприятно».

Помимо добывания разведывательных сведений на доверительной основе Чернышев использовал и платную негласную (тайную) агентуру. От него поступала многоплановая и всеобъемлющая информация. Чернышеву удалось предугадать основные контуры стратегического замысла. Не ошибся Чернышев и в определении направления главного удара французских войск и о численном составе Первого эшелона Великой армии. Он выдвинул идею отступления: «Затягивать продолжительное время войну, умножать затруднения, иметь всегда достаточные армии в резерв. Этим можно совершенно спутать ту систему войны, которой держится Наполеон, заставить отказаться от первоначальных своих планов и привести к разрушению его войска вследствие недостатка продовольствия или невозможности получать подкрепления, и вынудить к ложным операциям, которые будут для него гибельны».

Выводы Чернышева сыграли не последнюю роль в принятии весной 1812 г. в России оборонительной стратегии, предусматривающей ведение боевых действий в течение нескольких лет – сначала на территории России, а затем в Европе.

С начала войны были реализованы предложения Чернышева о формировании в России немецкого легиона.

Уже весной 1812 года Чернышев почувствовал повышенный интерес со стороны французской полиции к своей персоне. Вокруг Чернышева была соткана целая шпионская сеть. Одновременно были предприняты меры по предотвращению утечки секретной информации. Так, в военное министерство поступил подписанный Наполеоном грозный циркуляр следующего содержания: «Министр полиции меня информирует, что краткая ведомость о дислокации войск империи – та, что направляется посольством каждые три месяца, – оказывается у русских, как только она выходит в свет. Эта ведомость дошла даже до их войск и штабов. Горе тому, кто виновен в этом презренном предательстве, я смогу навести порядок, разоблачить преступника и заставить его понести наказание, которое он заслуживает». «Циркуляр, по словам Чернышева, – посеял такой ужас среди сотрудников, что первым их побуждением было прекратить всякое сношение со мной». Ему пришлось употребить все свое влияние, чтобы не потерять негласную агентуру.

Приближался роковой 1812 год, кольцо сужалось, а Чернышев все еще находился в Париже. Сознавая, что его деятельность может быть пресечена каждый день и желая быть в первых рядах защитников своей родины, он выразил настойчивое желание быть отозванным в Россию. Избавление пришло неожиданно от самого Наполеона, который принял решение отправить Чернышева с письмом к Александру.

На следующий день после отъезда Чернышева на его квартиру нагрянула парижская полиция. И после обыска были обнаружены компрометирующие документы (подброшенные самой полицией), неопровержимо рассказывающие о шпионской деятельности русского полковника.

Сам Чернышев благополучно добирается до России, его же, небескорыстные помощники были выслежены и казнены.

С началом военных действий Чернышев находиться в распоряжении Императора Александра, он в составе делегации добивается Шведского расположения к России в период военных действий с Наполеоном. По возвращении отправляется в армию Чичагова с сообщением о направлении армии к Березине, для проведения большой стратегической операции по отсечению путей отхода французской армии.

После этого Чернышев принимал активное участие в партизанской войне. Причем один из эпизодов освобождения из плена генералов русской армии Винцингероде Ф.Ф., ярко описан в воспоминаниях С.Г.Волконского. По мнению Волконского С.Г., может быть из ревнивых побуждений, (Чернышев возглавлял следственную комиссию о декабрьских волнениях 1825 года), Чернышев представлен не в очень красивом свете «незаслуженным баловнем судьбы, собиравшем все ее блага и прикладывая при этом минимум усилий». Вместе с освобожденным Винцингероде он предстал пред императором и был награжден генеральским чином.

Участвуя в изгнании отступающего неприятеля, Чернышев совместно с Платовым преследовал деморализованные войска Великой армии. 31 декабря под Мариевердером разбил вице-короля италийского, в феврале 1813 года одержал блистательную победу под Берлином, за это был награжден орденом св. Георгия 3 ст. и св. Анны 1-й ст.

В Берлине он, однако, не остался и продолжил свои самостоятельные партизанские действия на полях Европейских государств. В течение года все его военные действия сопровождались победами и взятием большого количества пленных.

В 1814 году, он присоединятся к регулярной армии, и его отряд ставится в авангард. Ему приходиться постоянно выдерживать первый натиск неприятеля. Что конечно, при всех трудностях похода и удачных действиях выдвигало его среди многих равных. 4-го марта он произведен в генерал-лейтенанты за отличие при взятии штурмом города Соасона. За все подвиги 1814 года Чернышев получил ордена: Австрийский – Марии Терезии 3-й ст. и два французских – Св.Людовика (командорский крест) и Почетного Легиона (Золотой крест).

После падения Парижа император Александр имел намерение назначить Чернышева, сопровождать Наполеона на остров Эльбу, от чего вскоре отказался, решив, что Наполеону в несчастии тяжело будет видеть того, кто был при нем во время величия.

По окончании войны сопровождал императора в Англию, находился при нем во время Венского и Веронского конгрессов. С 10 марта 1819 года Чернышева назначили членом комитета об устройстве Донского войска. На этом поприще он собрал также большой «урожай» наград и благоволений, что свидетельствует об умелой и усердной службе. С апреля 1821 года Чернышев был сделан начальником легкой гвардейской дивизии.

В 1825 году он находится в Новочеркасске, но оттуда срочно вызывается в Таганрог в связи со скоропостижной смертью императора Александра I. Во главе комиссии, куда вошли кн. Волконский, Дибич, духовник, и лейб-медики он составляет государственный акт о кончине государя, и при нем происходит бальзамирование тела, для отправки в столицу.

С первых дней царствования, Николая I, которое началось восстанием декабристов, ему было поручено произвести следствие о декабрьском возмущении. На этом поприще он проявил себя самым безжалостным и строгим судьей.

6 декабря 1827 г. он становиться сенатором, и ему поручено управлять военным министерством. Со 2-го октября ему присвоено звание генерала от кавалерии.

С началом военных действий в Турции 1828-1830 гг., он участвует в этих событиях, как начальник штаба всей армии и одновременно продолжает руководить военным министерством, эпоха его правления продлиться 25 лет.

Из войн, предпринятых в это время, следует отметить походы в Персию, Турцию, Царство польское и Венгерскую кампанию. Перечислять все реформы, проведенные при нем, как и все звания и награды, полученные в это время не представляет интереса, т.к. это далеко от событий 1812 года.

В апреле 1856 года Чернышев оставляет службу и уезжает за границу на лечение. 8 июня 1857 года он скончался в Кастеламаре.

Оценка деятельности Чернышева на различных военных и государственных постах диаметрально противоположны – от восторженных до резко отрицательных. Бесспорно одно: на протяжении всей своей жизни Чернышев преданно служил Отечеству, проявив в различных областях деятельности – военной, разведывательной, дипломатической и государственной – недюжинные способности.
Использованные источники:
Большой биографический словарь Половцева;
Российский исторический журнал «Родина» №6 1996 г. М.Алексеев «Наш человек в Париже».

0

33

http://se.uploads.ru/It8pu.jpg
Франческо Вендрамини. Портрет А.И. Чернышёва. 1813 г.

0

34

http://sa.uploads.ru/JHszX.jpg
Ф.-К. Винтерхальтер. Портрет Елизаветы Александровны Барятинской, ур. Чернышёвой (дочери А.И. Чернышёва). 1858 г.

0

35

http://sa.uploads.ru/2smng.jpg

И.Л. Чернышёв с женой и детьми.

Генерал-поручик, сенатор Иван Львович Чернышёв (1736-1793) с женой Евдокией (Авдотьей) Дмитриевной, ур. Ланской (ум. 1816) (сестра фаворита Императрицы Екатерины II А.Д.Ланского) и детьми: дочерьми - Екатериной Ивановной (1782-1851) (в замужестве за П.С.Мещерским (1778-1851) и Маврой Ивановной (1784-1806); сыном - Александром Ивановичем (1786-1857), впоследствии князем, военным министром.

0

36

ЧЕРНЫШЕВ Александр Иванович (30.12.1785 – 08.06.1857), граф (с 1826), князь (с 1841), светлейший князь (с 1849), генерал от кавалерии (1827), генерал-адъютант (1812).



Награды
Российские ордена: Св.Андрея Первозванного (31.12.1831) с алмазами (29.04.1834), Св.Владимира 1-й ст. (06.12.1828; 2-й ст. – 1813; 4-й ст. с бантом – 1806), Св.Александра Невского (25.07.1820) с алмазами (21.04.1823), Св.Георгия 3-го кл. (17.02.1813; 4-го кл. – 20.05.1808), Св.Анны 1-й ст. с алмазами (1813).

 
Иностранные ордена: прусские ордена Пур ле Мерит, Черного Орла и Красного Орла 1-й ст. (1813), австрийские ордена Св.Стефана и Военный Марии Терезии 3-й ст., шведские ордена: Военный Меча 1-го кл. и Серафимов, баварский Военный орден Максимилиана Иосифа 2-й ст., нидерландский Военный орден Вильгельма 2-й ст., французские ордена Почетного Легиона 3-й ст. и Св.Людовика 2-й ст., гессен-касельские ордена Золотого льва и Военный заслуг, сардинский орден Маврикия и Лазаря 1-й ст. (1822), португальский Военный орден Сан-Бенто д'Авис 1-й ст., польский орден Белого Орла (1830).

 
Прочие: знак отличия «за L лет беспорочной службы» (1854; XLV лет – 1848; XL лет – 1843; ХХХ лет – 1833; XXV лет – 1828), золотая шпага «за храбрость» (1807).

Служебная карьера
??? – штаб-ротмистр Кавалергардского полка.

20.05.1808 – награжден орденом Св.Георгия 4-го кл. «в воздаяние отличного мужества и храбрости, оказанных в сражениях против французских войск 26 мая при Вольфсдорфе, 29 при Гейльсберге и 2 июня при Фридланде, в коих, быв посылаем с приказаниями под сильнейшим картечным огнем, исполнял оные, не взирая на все окружающие опасности с примерным мужеством и деятельностью».

??? – полковник, флигель-адъютант.

22.11.1812 – произведен в генерал-майоры с пожалованием в генерал-адъютанты.

17.02.1813 – награжден орденом Св.Георгия 3-го кл. «в воздаяние отличного мужества, храбрости и распорядительности, оказанных при партизанских действиях против французских войск и при взятии 31-го декабря города Мариенвердера».

1813 – награжден орденом Св.Владимира 2-й ст. за отличие при Касселе.

04.03.1814 – произведен в генерал-лейтенанты с оставлением генерал-адъютантом.

25.07.1820 – награжден орденом Св.Александра Невского «за труды, подъятые по возложенному поручению, касательно устройства войска Донского по части управления оного».

18.04.1821 – назначен начальником легкой гвардейской кавалерийской дивизии.

21.04.1823 – награжден орденом Св.Александра Невского с алмазами «за отличное усердие, оказанное при исполнении возложенного поручения по устройству войска Донского».

22.08.1826 – возведен в графское достоинство «за отличные заслуги, оказанные Отечеству, неутомимое усердие при исполнении неоднократных возлагаемых важных поручений императора Александра I и за неусыпные труды, понесенные при открытии злоумышленников и произведении о них исследования».

03.02.1827 – назначен товарищем управляющего Главным штабом Е.И.В.

26.08.1827 – назначен и.о. Военного министра с оставлением прежней должности.

02.10.1827 – произведен в генералы от кавалерии.

11.04.1828 – назначен членом Государственного совета.

06.12.1828 – награжден орденом Св.Владимира 1-й ст. «за неутомимую деятельность и усердие в своевременном снабжении армии многочисленными ее потребностями, в прочном обеспечении оной на будущее время и в самом улучшении внутреннего устройства Военного министерства».

31.12.1831 – награжден орденом Св.Андрея Первозванного «за долговременную службу на поприще военном и при исполнении многих важнейших поручений, всегда сопровождаемых отличной ревностью, благоразумной деятельностью и пламенным усердием к пользе Отечества, а также за то, что попечением, неусыпным рвением т предусмотрительностью войска наши, среди двухлетней войны в Турции и ныне при усмирении Польских мятежников, с примерным успехом обеспечивались и снабжались всем от Военного министерства зависящим, а расходы Государственные по военному ведомству, не взирая на все трудности военных событий, ощутительно сокращены и во всем составе порученного военного управления сделаны многие полезные улучшения».

01.05.1832 – назначен Военным министром.

02.04.1833 – назначен шефом Санкт-Петербургского уланского полка.

??? – Гвардейского генерального штаба, непременный председатель Военного совета, сенатор, присутствует в Сибирском комитете.

22.04.1834 – награжден орденом Св.Андрея Первозванного с алмазами «за совершенное с полным успехом преобразование Военного управления, за приведение в точное исполнение распоряжений по переформированию войск и по снаряжению вспомогательного отряда Порте Оттоманской, за применую попечительность к доведению вверенных частей до наилучшего устройства».

Биографические статьи
Отечественная война 1812 года. Энциклопедия. – М.: РОССПЭН, 2004, с.772-773.

Словарь русских генералов, участников боевых действий против армии Наполеона Бонапарта в 1812-1815 гг. // Российский архив. Т.VII. – М.: студия «ТРИТЭ» Н.Михалкова, 1996, с.605-606.

Залесский К.А. Наполеоновские войны. 1799-1815. Биографический энциклопедический словарь. – М.: изд-во АСТ, 2003, с.384-385.

Биографическая статья.

Шилов Д.Н. Государственные деятели Российской империи. Главы высших и центральных учреждений (1802-1917): Биобиблиографический справочник. – СПб., 2002, с.802-807.

0

37

ЧЕРНЫШЕВ Александр Иванович, светлейший князь,[1] генерал от кавалерии, генерал-адъютант.
Родился 30.12.1785 г. в Москве, умер 8.06.1857 г.[2] в Кастелламаре ди Стабия (Италия).
Награды: ордена – все российские высших степеней,[3] Св.Георгия 3-го кл., 14 иностранных;[4] золотая шпага «за храбрость».

 

Из дворян. Сын генерал-поручика, сенатора. Получил домашнее воспитание под руководством аббата Перрона. В службу вступил в 1801 г. камер-пажем, 20 сентября 1802 г. переведен корнетом в Кавалергардский полк. Участвовал в кампаниях против французов 1805 и 1807 г. За Фридландское сражение награжден орденом Св.Георгия 4-го кл.[5] В 1809 г. пожалован в флигель-адъютанты[6] и находился при армии Наполеона в битвах при Асперне и Ваграме. С 1810 по 1812 г исполняя должность военного агента в Париже и руководил агентурной сетью в военном министерстве Франции, используя в качестве прикрытия статус курьера для доставки писем от Наполеона к Императору Александру I. 6 ноября 1810 г. получил чин полковника. В сентябре 1812 г. был отправлен к М.И.Кутузову, а затем к П.В.Чичагову с планом военных действий. В конце кампании командовал партизанским отрядом. 22 ноября был произведен в генерал-майоры и пожалован в генерал-адъютанты, 31 декабря разбил под Мариенвердером войска Евгения Богарне. В 1813 г. за взятие Берлина награжден орденом Св.Георгия 3-го кл.[7] Отличился при взятии Люнебурга и Касселя, командовал кавалерийским рейдом в Вестфальское королевство. 20 февраля 1814 г. за отличие при штурме Суассона получил чин генерал-лейтенанта. Во время второго похода во Францию, командуя передовым отрядом, захватил г.Шалон. В 1819 г. назначен членом, а с 1821 г. – председателем комитета об устройстве Донского Войска. В 1821 г. получил должность начальника легкой гвардейской кавалерийской дивизии.[8] В 1826 г. входил в состав следственной комиссии по делу декабристов.[9] Сенатор (1827 г.). 2 октября 1827 г. был произведен в генералы от кавалерии и занял должность управляющего Военным министерством,[10] а в 1828 г. – Главного Штаба.[11] В 1832-1852 гг. – военный министр.[12] В 1841 г. был возведен в княжеское достоинство с нисходящим от него потомством.[13] В 1848 г. назначен председателем Государственного Совета.[14] В 1849 г. к носимому им княжескому достоинству присвоен титул светлости.[15] Похоронен в с.Петровском Московского уезда.[16]

* Текст биографии взят из издания «Словарь русских генералов, участников боевых действий против армии Наполеона Бонапарта в 1812-1815 гг.» // Российский архив. Т.VII – М.: студия «ТРИТЭ» Н.Михалкова, 1996, с.605-606.

[1] Граф с 1826 г., князь с 1841 г., светлейший князь с 1849 г.

[2] Исключен из списков умершим 21 июня 1857 г.

[3] Ордена: Св.Андрея Первозванного с алмазами, Св.Владимира 1-й ст., Св.Александра Невского с алмазами, Св.Анны 1-й ст. с алмазами, а также знак отличия «за L лет беспорочной службы». Нельзя говорить, что были все российские ордена высших степеней, т.к. орденов Св.Георгия 1-го кл., Св.Станислава 1-й ст., Св.Екатерины 1-й ст. и знака отличия «за Военное Достоинство» 1-й ст. не имел.

[4] Имел 16 иностранных орденов: прусские ордена: Пур ле Мерит, Черного Орла и Красного Орла 1-й ст., австрийские ордена: Св.Стефана и Военный Марии Терезии 3-й ст., шведские ордена: Военный Меча 1-го кл. и Серафимов, баварский Военный орден Максимилиана Иосифа 2-й ст., нидерландский Военный орден Вильгельма 2-й ст., французские ордена: Почетного Легиона 3-й ст. и Св.Людовика 2-й ст., гессен-касельские ордена: Золотого льва и Военный заслуг, сардинский орден Маврикия и Лазаря 1-й ст., португальский Военный орден Сан-Бенто д'Авис 1-й ст., польский орден Белого Орла.

[5] Орденом Св.Георгия 4-го кл. награжден 20 мая 1808 г.

[6] В флигель-адъютанты пожалован 6 июня 1809 г.

[7] Орденом Св.Георгия 3-го кл. награжден 17 февраля 1813 г.

[8] Начальником легкой гвардейской кавалерийской дивизии назначен 18 апреля 1821 г.

[9] За участие в следственной комиссии по делу декабристов 22 августа 1826 г. был пожалован в графы Российской империи.

[10] 26 августа 1827 г. назначен исполняющим обязанности Военного министра.

[11] Начальником Главного Штаба не был, а 3 февраля 1827 г. назначен помощником управляющего Главного Штаба Е.И.В.

[12] Военным министром был с 1 мая 1832 г. по 26 августа 1852 г. Кроме того исполнял обязанности непременного председателя Военного Совета при Военном министерстве. Был председателем Комитета Министров, Кавказского и Сибирского комитетов. 2 апреля 1833 г. назначен шефом Санкт-Петербургского уланского полка. 11 апреля 1843 г. назначен еще и шефом Кабардинского егерского полка. 25 марта 1844 г. Санкт-Петербургскому уланскому и Кабардинскому егерскому полкам повелено называться его именем.

[13] В княжеское достоинство пожалован 16 апреля 1841 г.

[14] Председателем Государственного Совета назначен 3 ноября 1848 г. Освобожден от всех должностей 5 апреля 1856 г. по состоянию здоровья.

[15] Светлейшим князем стал 22 августа 1849 г.

[16] Похоронен в церкви Апостолов Петра и Павла с.Петровского Московского уезда. Полкам его имени 21 июня 1857 г. вернули прежнее название.

0

38

Чернышов, Александр Иванович (1786 † 1857) – светлейший князь, генерал-адъютант, генерал-от-кавалерии.

Получив домашнее воспитание под руководством умного и образованного эмигранта, аббата Перрена, был принят в Военную службу и назначен прямо камер-пажом ко двору Её Величества (единственный пример в то время), а в 1802 г. произведен в корнеты Кавалергардского полка.

В 1805 участвовал в сражения при Аустерлице, за которые, по личному назначению Государя, получил орден Св. Владимира 4-й ст. с бантом.

В 1807 был в сражениях при Лауне, Анкендорфе и Депене, Вольфсдорфе, Гейльсберге и Фридланде.

Особенную услугу оказал в последнем из них, отыскав брод и дав тем, возможность 1 пехотной колоне с её орудиями и всей кавалерии правого фланга переправиться на правый берег p. Алле.

На 21-м г. от роду избран императором для сношений с Наполеоном, и в 1808 г. ездил в Париж и Байонну, с поручениями Александра к императору французов, а в мае 1809 г. отправлен в полное его распоряжение и с этого времени неотлучно находился при Наполеоне, причем был свидетелем взятия Вены и участником в Аспернском сражении; за Ваграмское дело получил из рук Наполеона золотой крест Почетного легиона, а перед тем император Александр назначил его своим флигель-адъютантом.

После Шенбрунского мира (с Австрией) остался в Париже, в качестве доверенного лица русского Государя и нашего военно-дипломатического агента.

Отозван был в 1811 г.; исполнил важное поручение в Стокгольме, к наследному принцу, а по возвращении оттуда состоял при Его Величестве.

После бородинского сражения ездил к фельдмаршалу Кутузову и адмиралу Чичагову, для объявления им плана общего движения русских войск к Березине.

Вскоре по прибытии к Дунайской армии был послан Чичаговым из Бреста, с легким конным отрядом, в Герцогство Варшавское, для действий в тылу австрийские корпуса Шварценберга, и принудил последнего уйти за Буг.

С этого времени начинается широкая партизанская деятельность Чернышова, в который он, кроме обычных качеств партизана, выказал верный военный взгляд и искусство управлять не только небольшими партиями, но и отрядами весьма значительных силы.

В октябре, с казачьем полком, уничтожил все средства для переправы по р. р. Неман и Зельва, чем замедлил движение австрийцев и дал возможность Чичагову скорее прибыть к Березине. После того блистательно исполнил новое поручение – открыть сообщение между Дунайской армией и гр. Витгенштейном. Переплыв с отрядом Неман у дер. Колодзина, быстро прошел всю Литву, занятую неприятелем, захватил на пути 4 неприятельских курьеров с важными бумагами и освободил из плена генерал-адъютанта Винценгероде, генерал-майора Свечина, майора Нарышкина и других, с которыми и прибыл в местечко Чашники, к Витгенштейну, причем в 4 ½ сут. прошел около 400 вер.

За эти дивизия 22 ноября произведен в генерала-майоры, с назначением генерал-адъютантом.

31 декабря, начальствуя авангардом генерала Платова (10 казачьих полков), напал в Мариенвердере на вице-короля итальянского, вытеснил его из города, взял 15 орудий и 1.200 пленных.

В начале 1813 г., поступив под начальство гр. Витгенштейна, командовал одним из его передов отрядов. После успешных действий при сел. Цирке (см.), перешел у Кюстрина через Одер и у Вернейхена соединился с Тетенборном.

8 февраля они ворвались в Берлин; но, вследствие численного превосходства неприятеля (8 т. маршал Ожеро), д. был отступить. Однако, присутствие их отрядов близ столицы Пруссии и ежедневные нападения на французов принудили последних 20 февраля очистить Берлин, который немедленно был занят Тет-борном и Чернышовым; последствия: отступление французов за Эльбу, для Чернышова же – орден Св. Георгия 3-й ст.

После того поступил под начальство генерала Вальмодена.

Узнав (из захваченного письма) о следовании в ночь на 18 марта из Ганновера в Магдебург военного транспорта, под сильным прикрытием отряда вестфальского генерала Окса, Чернышова устремился к Гальберштадту, прошел в 30 ч. 15 миль и одержал решительном победу (см. Гальберштадт).

Во время перемирия его отряд (4 т. кавалерии, 4 орудий) вошел в состав северной армии наследного принца шведского.

11 мая он участвовал в поражении французов при Грос-Беерене, через 4 дня – в Гагельсбергском деле (см. Гагельсберг).

Потом Чернышов блокировал Витенберг, а в сентябре, имея в своем распоряжении всего 2.300 кавалерии и 6 орудий, неожиданно появился в виду Касселя, в котором в то время находился король Иероним, и овладел городом (см. Кассель); победа эта повлекла за собою уничтожение Вестфальского королевства и была очень важна в нравственном отношении, возвысив упавший дух в Германии на пространстве между Верезом и Рейном, и был награжден орденом Св. Владимира 2-й ст.

После Лейпцигского сражения двинулся (10 октября) наперерез отступавшей французской армии.

При Бутельштете имел удачную ночную схватку с неприятельской конницей, затем, соединясь с отрядом полковника Храповицкого и, сделав нападение на Готу, захватил значительное число пленных (в том числе французского посланника, Сент-Эньяна).

18 октября, при Ганау, неожиданно напал на французов с тыла; потом, примкнув к войскам Вреде на оконечности их левого фланга, участвовал в сражении 19 октября.

1 января 1814 г., командуя авангардом Винценгероде, перешел Рейн, а 12-го, после упорного боя, занял Литтих, чем обеспечил переправу через Маас.

Из Литтиха двинулся через Намюр к Лаону; на пути взял крепость Авен; 29-го же овладел Лаоном, сдавшимся с 20 орудиями и 200 пленных.

2 февраля взял приступом Суассон (см.), за что произведен в генерал-лейтенанты.

24-го получил приказание прикрывать отступление армии Блюхера к Лаону, заняв 2 бригадами с 24 орудиями крепкую позицию при Этувеле, 3 раза опрокидывал авангард Нея; но в ночь на 25-е, атакованный неожиданно с тыла, отступил в порядке на лаонскую позицию. На следующий день двукратно отбивал сел. Класси у неприятеля, а при преследовании его имел у Бери-о-Бака жаркое кавалерийское дело с Мармоном, которого принудил отступить, с потерею 500 чел., к Шато-Тьери.

17 марта, командированный по высочайшему повелению для прикрытия неприятельских движений между р. р. Марна и Об, настиг в мест. Вильнев-л'Аршевек 3 батальона пехоты и разбил их, взяв в плен более 250 чел.; затем, перейдя р. р. Ионна и Луенг, напал 19-го, близ Мальзерба, на неприятельский парк, следовавший в Орлеан, захватил 22 орудий и до 600 чел.

По возвращения Наполеона с острова Эльба, Чернышов опять был послан во Францию с летучим отрядом. Быстро переправясь через Мозель и Маас, он очистил от неприятеля все пространство между Сеной и Марной; после чего, с одною только конницей, овладел Шалоном, отбив 6 орудий и взяв в плен 500 рядовых и 29 офицеров.

В 1819 г. назначен членом комитета об устройстве донского войска и присутствующим в комитете о раненых; 1821 – председателем 1-го из упомянутых комитетов и получил в командование легкую гвардейскую кавалерийскую дивизию.

В день коронации императора Николая I, 22 августа 1826 г., возведен в графское достоинство; в том же году назначен присутствовать в Сенате, 3 февраля 1827 г. – товарищем управляющего Главного штаба Его Императорского Величества, а 26 августа повелено ему управлять военным министерством.

В этой должности, как непосредственный исполнитель предначертаний монарха, Чернышов заслужил благодарность потомства за благоустройство и развитие, достигнутые частями военного управления в царствования императора Николая I, и за свою деятельность награжден орденами всех высших степеней, до алмазных украшений к ордену Андрея Первозванного включатительно.

Помимо того, Государь Император разновременно назначал Чернышова: в 1827 г. – присутствовать в комитете министров, с производством в генерал-от-кавалерии; в 1828 г. – Членом Государственного Совета; в 1830 г. – присутствовать в сибирском комитете; в 1832 г. – военным министром, непременным председателем Военного совета и шефом Санкт-Петербургского уланского полка; в 1840 г. – председателем комитета для введения за Кавказом нового гражданского устройства.

В 1841 г. Чернышов возведен в княжеское достоинство.

Затем он был: председателем комитета для предварительных соображений дел по управлению Закавказским краем, подлежащих высочайшему рассмотрению (с 1842 г.); шефом Кабардинского егерский полка (1843 г.); председателем Государственного совета (48 г.), с сохранением прежних званий и должностей.

Такая чрезмерная деятельность не могла не оказать влияние на здоровье князя, и 26 августа 1852 г., после 25-летнего управления Военным министерством и 50 лет государственной службы, Чернышов просил об увольнении его от должности Военного министра, на что и получил соизволение Государя императора, но с оставлением председателем Государственного совета и при всех других званиях и должностей.

В рескрипте по этому случаю, император Николай I назначил сына Чернышова, Льва, своим флигель-адъютантом и выразил желание, чтоб это «назначение послужило новым доказательством сердечной привязанности и уважения» Государя к князю.

С этих пор здоровье Чернышова видимо расстраивалось и часто мешало ему исполнять служебные обязанности с прежней энергией. Уволенный в заграничный отпуск, он умер в Неаполитанском королевстве, в Кастелламаре.

0

39

0

40

Князь Александр Иванович Чернышев (1785-1857).

Сын сенатора генерал-поручика Ивана Львовича и жены его Евдокии Дмитриевны, урожденной Ланской (сестры екатерининского фаворита). Еще в детстве он был записан в военную службу вахмистром в Конную гвардию. Воспитателем его был известный в свое время аббат Перрен. Будучи пятнадцатилетним мальчиком, Чернышев имел случай обратить на себя внимание императора Александра I, благосклонность которого к нему с тех пор не прекращалась.

В 1801 г., во время пребывания в Москве, Чернышев, как сын сенатора, попал на один из балов, данных в честь Александра Павловича. Веселая и приятная физиономия мальчика, отличавшегося особенной ловкостью в обращении и танцах, понравилась Александру Павловичу, и он вступил с ним в разговор. Чернышев отвечал государю умно, смело и забавно и еще более понравился ему. Государь пожаловал его в камер-пажи.

Через год, 20 сентября 1802 г., Чернышев был произведен в корнеты Кавалергардского полка, а 20 июня 1804 г. назначен адъютантом к шефу полка Уварову; 29 сентября произведен в поручики. В 1805 г. он принял участие в войне с Наполеоном и за Аустерлиц был награжден орденом св. Владимира 4-й ст. с бантом. Посланный Уваровым с донесением к государю, он остался при нем и исполнял разные его поручения. 1 ноября 1806 г. Александр был произведен в штабс-ротмистры. Во время воины 1807 г. он, оставаясь все в той лее должности адъютанта, принимал участие в делах и сражениях при Ланау, Шарнике, Акендорфе, Вольфсдорфе, Гейльсберге и Фридланде. Золотая шпага с надписью "За храбрость" и Георгий 4-й ст. были наградой за эту кампанию.

В 1808 г. Александр Чернышев был послан курьером в Париж. Наполеон, увидев на нем ордена Георгия и Владимира, сказал: "А, вы один из недавних моих врагов. Где вы заслужили эти кресты?" Александр ответил, что при Аустерлице и Фридланде. Наполеон начал разговор об этих сражениях и стал критиковать действия русских генералов. Александр оспаривал его мнение, отстаивая честь русской армии, и вынудил Наполеона согласиться с ним. Эта смелость очень понравилась Наполеону, и он с тех пор стал постоянно выказывать свое расположение к Чернышеву.

Когда началась война Австрии с Францией, Александр был послан к Наполеону с письмом государя, в котором он обещал свою помощь; Чернышев должен был остаться в полном распоряжении французского императора и, состоя при его особе, был свидетелем взятия Вены и сражений при Асперне и Ваграме. При Асперне австрийцы одержали верх над французами.

Не желая, чтобы до Александра I прежде дошли сведения о сражении при Асперне из австрийских источников, Наполеон просил Чернышева описать государю все, как было в действительности. Александр написал донесение, вполне согласное с истиной, но закончил его такими словами: "Словом, французская армия была так разбита, что она теперь не существовала бы, если бы австрийскою командовал Наполеон". По всей вероятности, Наполеон прочел это донесение, и лесть ему понравилась, так как после этого он больше обыкновенного был ласков с Чернышевым.

Наполеон первый сообщил ему о пожаловании его во флигель-адъютанты. В1810 г. он произведен в ротмистры. В марте он в очередной раз повез письмо государя к Наполеону в Париж и с этих пор вплоть до весны 1812 г. прожил в столице Франции, приезжая в Петербург только на короткое время с письмами Наполеона.

Но роль Чернышева не ограничивалась только тем, что он был посредником в переписке монархов, она была гораздо значительнее. Русским послом в Париже в это время был князь А. Б. Куракин, человек старый и не имевший никакого значения. Настоящим представителем Александра I сделался Чернышев и, несмотря на свою молодость (ему в то время было только 25 лет), обнаружил недюжинные дипломатические способности. Все, что Наполеон желал довести до сведения Александра I, шло через Чернышева. В то же время молодой дипломат зорко следил за каждым шагом Наполеона и обо всем сообщал государю. Отношения между обоими монархами не имели уже тогда своего прежнего дружеского характера. В лице молодого дипломата Наполеон приобрел опасного врага: Чернышев постоянно старался усилить подозрительность Александра I и советовал ему не только быть готовым к отражению нападения со стороны Франции, но и самому действовать наступательно.

Несмотря на ухудшение отношений между Россией и Францией, Чернышев был желанным гостем на всех балах и празднествах. Красивый и ловкий, прекрасный танцор, он пользовался громадным успехом у дам. Утверждали даже, что сестра Наполеона, принцесса Полина Боргезе, была более чем неравнодушна к нему. Александр умел соединять приятное с полезным и часто приобретал в дамских будуарах очень ценные для себя сведения. Это не было, впрочем, единственным источником, откуда он черпал сведения. Когда ему удавалось проникать в кабинеты представителей иностранных держав, он бросал беглый взгляд на бумаги, лежавшие на письменном столе, и кое-что подсматривал. У него были сношения даже с канцелярией военного министерства. Наполеон не видел беды в том, что Чернышев узнает о его боевых силах, и не мешал ему действовать в прежнем духе. Пока он не думал еще серьезно о войне с Россией, ему выгодно было, чтобы Россия знала о его огромных военных силах и чувствовала перед ними страх.

Но когда Наполеон приступил к приготовлениям к походу против России, тогда присутствие Чернышева в Париже было признано неуместным. Его подвергли наблюдению, окружили сыщиками. Наблюдения были успешны: у дипломата нашли доклад государю с приложенными к нему копиями с документов, в том числе таблицу с указанием организации всей армии. Наполеон был в негодовании, но не хотел давать огласки делу до отъезда Чернышева, чтобы не осложнить преждевременно отношений с Россией.

В начале Отечественной войны Александр Чернышев состоял комендантом главной квартиры и заведовал конвоем государя. 31 августа он был отправлен из Петербурга в главную квартиру Кутузова, чтобы передать ему план военных действий.

В начале октября Чернышев был командирован с конным отрядом в герцогство Варшавское для действий в тылу армии князя Шварценберга. Появление Чернышева вызвало такой страх, что жители уходили толпами. Получив от Чичагова повеление возвратиться, он привел с собою 200 пленных и доставил собранную им денежную контрибуцию, которая была роздана нижним чинам, участвовавшим в экспедиции.

26 октября Чернышеву было дано новое поручение - с казачьим полком разведать о направлении неприятеля и затруднить его движение. Австрийцы были остановлены, и Чичагов выиграл время для движения к Березине. 28 октября Чернышев получил приказание идти к Лепелю для открытия сообщений с армией графа Витгенштейна. Выступив в тот же день из Зельвы, он переплыл Неман и пошел по местности, занятой неприятельскими отрядами. По пути он захватил трех французских курьеров, в окрестностях Минска освободил из плена генерал-адъютанта барона Винценгероде и других и с ними явился к Витгенштейну, пройдя в 4,5 суток более 350 верст. "За успешные действия по возлагаемым на него поручениям и благоразумное исполнение отважной экспедиции" А. И. Чернышев 22 ноября был произведен в генерал-майоры и пожалован генерал-адъютантом.

Начало 1813 г. прошло в том, что Чернышев со своим партизанским отрядом тревожил неприятеля на левом берегу Одера. За дела в Берлине он получил Георгия 3-й ст. После выступления французских войск из Берлина Чернышев 20 февраля занял столицу Пруссии. В память освобождения Берлина и последовавших затем победных сражений была выбита медаль. Чернышев с этих пор стал пользоваться в Германии большой популярностью.

Далее следовала экспедиция в Вестфальское королевство и занятие с боями его столицы - Касселя. В конце 1813 г. отряд Чернышева составил авангард корпуса Винцснгероде. Чернышев предложил взять приступом Суассон, обнесенный древними каменными стенами. Первые два приступа были неудачны. Воспользовавшись затем смятением в рядах неприятеля, вызванным смертельной раной коменданта, Чернышев взорвал городские ворота и вступил в город. 3 генерала, 180 офицеров и более 3000 солдат попали в плен, наш же урон не превосходил 500 человек. За отличие при взятии Суассона и другие успешные дела Александр Чернышев был произведен в генерал-лейтенанты.

Занятие союзниками Парижа прекратило войну.

Во время пребывания государя в Париже Чернышев находился при нем. И прежде расположенный к молодому генерал-адъютанту, государь теперь в особенности стал к нему милостив. В июле 1814 г. Чернышев сопровождал императора в Англию, а затем в Вену на конгресс. На все празднества и вечера у венских сановников государь являлся в сопровождении любимого генерал-адъютанта. Чернышев считался одним из первых кавалеров Вены и по обыкновению был любимцем дам, съехавшихся со всех сторон. Но постоянные удовольствия не мешали ему следить за политическими делами и быть недовольным действиями русских дипломатов. Чернышева озабочивали также намерение Александра Павловича даровать конституцию Польше и его продолжительное отсутствие из России.

10 марта 1819 т. Чернышев был назначен членом комитета об устройстве Войска Донского. На Дону развилось аристократическое самовластие, общественные войсковые земли произвольно раздавались в частную собственность сильным людям, финансовая часть велась беспорядочно, взяточничество процветало в сильной степени. Комитет должен был "собрать воедино все узаконения относительно Войска Донского, в различные времена по различным случаям изданные... сообразить их с настоящим порядком вещей и представить новое войсковое положение... и поспешествовать лучшему устройству, порядку и благоденствию донских казаков".

Так как Александр Павлович хотел ознакомиться с донскими делами, то ко времени его приезда в Новочеркасск Чернышев был вызван туда. Из Новочеркасска ему было разрешено приехать в Таганрог для обсуждения тех же дел и вследствие этого пришлось присутствовать при смерти императора Александра...

Из Таганрога Чернышева командировали во 2-ю армию для арестования Пестеля и опечатания его бумаг. После ареста Пестеля и по приведении армии к присяге новому императору Чернышев вернулся в Петербург и 4 января 1826 г. был назначен членом следственной комиссии о декабристах.

22 августа, в день коронования, он, "в воздаяние отличных заслуг, оказанных престолу и Отечеству, неутомимого усердия в исполнении высочайше возлагаемых на него важных поручений и в изъявление монаршего благоволения к неусыпным трудам, понесенным им при открытии злоумышленников и произведению о них исследования", возведен был с нисходящим потомством в графское Российской империи достоинство. 3 февраля 1827 г. он был назначен товарищем (заместителем) начальника Главного штаба Е. И. В-ва и управляющим военным министерством. 2 октября того же года Чернышев был произведен в генералы от кавалерии, а 11 апреля 1828 г. назначен членом Государственного совета.

В1832 г. было совершено преобразование военно-сухопутного управления, и 1 мая Чернышев был назначен военным министром и непременным председателем военного совета. Власть военного министра была значительно расширена: в его руках сосредоточилось главное начальство над всеми отраслями военного управления, и он стал единственным докладчиком государю по всем делам военного ведомства.

Спустя 10 лет, 16 апреля 1841 г., граф Александр Иванович Чернышев был возведен с нисходящим потомством в княжеское Российской империи достоинство.

2 апреля 1842 г. на него было возложено особое поручение на Кавказ и Закавказье. Незадолго до этого было произведено преобразование в деде управления Кавказом, но многие реформы оказались несоответствующими местным нуждам и нравам жителей, даже невозможными в исполнении и возбуждали ропот. Вновь назначенные чиновники оказались или неспособными, или безнравственными; главнокомандующий на Кавказе Головин часто бывал простым орудием в руках одной партии. Постоянные жалобы и доносы обратили на себя внимание Николая Павловича. Беспокоили его и военные неудачи. Он сам было хотел туда ехать, но помешали этому празднование серебряной свадьбы и приезд короля прусского. Государь решил послать вместо себя Чернышева с поручением обследовать военную часть и все управление. В помощь ему был дан статс-секретарь Позен для ревизии гражданского устройства.

Результатом поездки Чернышева было прежде всего увольнение главных начальников - Головина и Граббе. На Кавказской линии военный министр предложил новую систему действии: заняв все выходы из гор укреплениями, оставаться в оборонительном положении. По мнению одного из кавказских деятелей, генерала Филипсона, это значило передать всю инициативу действий в руки Шамиля; он полагал, что такая система едва ли могла прийти в голову кому-нибудь из знающих Кавказ и горцев. Вообще он не одобрял выбора императора Николая I, потому что Чернышев совершенно не знал Кавказа и отличался самонадеянностью.

К осени 1848 г. здоровье князя Александра Ивановича сильно пошатнулось вследствие бывшего с ним удара, но это не помешало ему быть вскоре призванным к еще более сложной деятельности. После смерти графа Левашова он был назначен 1 ноября 1849 г. председателем Государственного совета, а 6 ноября и комитета министров, с сохранением прежних званий и должностей.

Весной 1849 г. доверие государя к Чернышеву выразилось в особом поручении, возложенном на него. Уезжая в действующую армию по случаю войны с венграми, Николай Павлович издал следующий секретный указ на имя князя Чернышева: "Отъезжая в армию и за отбытием любезнейшего сына моего, его императорского высочества государя наследника, поручаю вам в случаях чрезвычайных, которые могли бы потрясти общественное спокойствие, принять главное начальствование над столицей и над войсками, в С.-Петербурге и окрестностях расположенными, с властью, присвоенной званию главнокомандующего в военное время. По всегдашнему к вам доверию моему предоставляю сие повеление мое предъявить, когда востребует надобность".

За заслуги, оказанные во время Венгерской кампании, Чернышеву повелено было 22 августа 1849 г. присвоить к носимому им княжескому достоинству титул светлейшего.

В течение длительного управления Чернышева военным министерством в военном ведомстве были произведены многочисленные преобразования. Изданы были уставы: госпитальный, рекрутский, военно-уголовный и управления армией в мирное и военное время; положения: о казачьих войсках, об экономическом капитале военного министерства и об отчетности этого же министерства. Из учебных заведений были учреждены Военная академия, восемь кадетских корпусов и аудиторское училище. В 1841 г. окончено было военно-статистическое описание империи по губерниям и областям. В течение этого времени воздвигнуто было много крепостей и укреплений: в Александрополе, Варшаве (Александровская цитадель), Новогеоргиевске, Ивангороде, Брест-Литовске, Вильне (цитадель), Шуше и Ленкорани; преобразованы военные поселения.

Произведено было общее преобразование армейской пехоты и кавалерии и всей артиллерии. Резервные батальоны были отделены от действующих и образовали шесть резервных дивизий. Расформированы были конно-егерские полки и несколько гусарских и уланских полков. Кирасирские, уланские и гусарские полки приведены в состав восьми действующих и одного резервного эскадрона, драгунские же - десяти действующих и одного резервного. Артиллерийские роты переименовывались в батареи. Почти все артиллерийские бригады приведены в состав четырех действующих батарей и одной резервной. Пехотные корпуса получили состав в три пехотные дивизии с одной легкой кавалерийской дивизией (уланской или гусарской) и одной артиллерийской дивизией.

Самым важным преобразованием было установление бессрочных отпусков и образование запасных войск из бессрочноотпускных. Срок службы с 25 лет был сокращен до 20 лет для музыкантов, евреев и солдатских детей и до 15 лет для остальных. Образование запасных войск давало возможность значительно развивать в военное время вооруженные силы и содержать в мирное время меньшее их число.

Положение офицеров было улучшено; им было увеличено жалованье и столовые деньги, а на время корпусных сборов назначено порционное довольствие. С 1832 г. разрешено всем офицерам носить усы. С этого же года принят ряд мер по упрощению снаряжения и одежды солдата. Так, прежде всего были уничтожены совершенно излишние для пехотных солдат султаны на киверах и некоторые другие предметы, что составило для казны несколько миллионов экономии. В 1834 г. велено носить ранцы на ремнях, перекрещивающихся на груди. В 1844 г. кивера заменены касками (они были так же тяжелы, как и кивера, но, будучи правильно пригнаны, не так жали голову, как первые).

С 1842 г. начали вводить нарезное оружие, так называемые стрелковые или ударные штуцера. Прежде пехотные солдаты попадали на расстоянии 300 шагов, теперь же меткая стрельба стала возможна на расстоянии до 600-700 шагов. Штуцера получили все стрелковые батальоны, а в пехотных полках ими были вооружены только по 2 унтер-офицера и по 24 рядовых в каждом батальоне. Кавалерия получила в небольшом количестве кремневые штуцера. Со второй половины 40-х годов началась переделка кремневых замков у ружей и кавалерийских штуцеров в ударные. Что же касается артиллерийских орудий, то были изменены их калибр и конструкция, а на Кавказе была введена в 1842 г. горная артиллерия.

В августе 1854 г. князь А. И. Чернышев получил знак отличия беспорочной службы за 50 лет. Вскоре ему пришлось присутствовать при кончине императора Николая Павловича, который назначил его одним из своих душеприказчиков.

Состояние здоровья у самого князя в это время было очень плохое. Сенатор К. Н. Лебедев записал в своем дневнике за февраль 1855 г.: "Граф Панин вел едва движущегося князя Чернышева, медленно подвигавшего одну ногу за другою и готового упасть на каждом шагу". Такое состояние здоровья заставило его проситься в заграничный отпуск для лечения, который и был ему разрешен 4 мая 1855 г. Спустя полгода светлейший князь по совершенно расстроенному здоровью был уволен от должностей.

Александр Иванович Чернышев умер 8 июня 1857 г. в Кастелламаре, близ Неаполя. Отчасти ускорило его кончину огорчение, что на коронацию императора Александра II его не сделали фельдмаршалом одновременно с князем М. С. Воронцовым.

0


Вы здесь » Декабристы » Императоры и окружение. » Чернышёв Александр Иванович.