Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » ШИПОВ Иван Павлович.


ШИПОВ Иван Павлович.

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

ИВАН ПАВЛОВИЧ ШИПОВ

http://sf.uploads.ru/juVYo.jpg

(1793 — 21.10.1845).

Полковник л.-гв. Преображенского полка.

Родился в с. Белькове Солигаличского уезда Костромской губернии.
Отец — Павел Антонович Шипов, надворный советник, солигаличский уездный предводитель дворянства, мать — Елизавета Сергеевна Шулепникова. Воспитывался дома.
В службу вступил подпрапорщиком в л.-гв. Преображенский полк — 1809, прапорщик — 1811, участник Отечественной войны 1812 (Бородино и др.) и заграничных походов, полковник — 31.12.1820, командир л.-гв. Гренадерского полка — 17.12.1825. Кавалер многих орденов.

Член Союза спасения (принят П.И. Пестелем) и Союза благоденствия (член Коренного совета, участник Петербургских совещаний 1820).

Высочайше повелено оставить без внимания.

Командир л.-гв. Сводного полка, отправленного на Кавказ — 21.2.1826, участник русско-персидской войны 1826—1827 (Аббас-Абад, Эривань), командир л.-гв. Гренадерного полка, генерал-майор — 12.12.1828, участник подавления польского восстания в 1831, назначен состоять по армии — 1833.

Умер в Ярославле, похоронен в Толгском монастыре.

Жена (с 26.7.1830) — Ольга Авдиевна Супонева (12.10.1803 или 1804 — 6.1.18б6).

Братья: Сергей, Дмитрий, владел бумагопрядильной фабрикой и механическим заводом; сестра — Елизавета.

ГАРФ, ф. 48, оп. 1, д. 231.

0

2

http://sf.uploads.ru/d2xQr.jpg

                                                                                                                                                                                                         
Мария  Павловна  Леонтьева (урождённая Шипова) (1792—1874) — начальница Смольного института благородных девиц в 1839—1875 годах, статс-дама российского императорского двора, сестра декабристов И.П. и С.П. Шиповых. Портрет работы К.Я. Рейхеля. 1820-е гг.

0

3

http://s1.uploads.ru/2q4Vx.jpg
                                                                                                                                 

Сергей Павлович Шипов. Фотография второй половины XIX века.

0

4

Под сенью липовых аллей…

В конце сентября в с. Фряньково представители ТО «Спектр», краеведческого общества «Середская земля» при поддержке Департамента туризма Ивановской области установили памятный знак и баннер рядом с местом, где до середины ХХ века находилась дворянская усадьба Шиповых-Супоневых.В мероприятии приняли участие представители Костромского дворянского собрания и сотрудники Костромского музея-заповедника.

Гости и краеведы возложили цветы перед склепом Авдия Ивановича Шипова – бывшего владельца усадьбы, потомственного дворянина, Председателя Костромского попечительского объединительного комитета, предводителя Костромского дворянского собрания, тайного советника, члена Совета Министерства внутренних дел, кавалера нескольких орденов. Затем почтили минутой молчания память ушедших из жизни краеведов Евгения Владимировича Баделина и Николая Михайловича Хохлова. Они в свое время собрали интересный материал о селе Фряньково и усадьбе дворян Шиповых.

Перед собравшимися выступили председатель краеведческого общества «Середская земля» Анатолий Петров, депутат Ивановской областной Думы Ирина Крысина, Предводитель Костромского дворянского собрания Галина Маслова, заместитель генерального директора по научной работе Костромского музея-заповедника Наталья Дружнева, краевед Олег Колесников. Жители села рассказали об истории этих мест, мероприятиях, проводившихся в усадьбе, липовом парке, отмечая, как важно сохранить для следующих поколений память о былом, о славных страницах истории нашей малой родины.

А теперь – экскурс в прошлое. Как известно, первоначально село Никольское находилось у реки Змейки, в местечке Ельница. Оно было сожжено в начале XVII века поляками. Сгорела и деревянная Никольская церковь. Жители, которым удалось спастись, построили свои дома на другом месте в Ново-Никольском, которое принадлежало помещику Авдию Ивановичу Супоневу. Он жил в имении Фряньково. В 1757 году им была построена каменная Никольская церковь с колокольней, сохранившаяся до сих пор. У Супонева была дочь Ольга, ставшая супругой Костромского дворянина Ивана Павловича Шипова (1793-1845). Он и стал в последствии владельцем усадьбы Фряньково с.Ново-Никольское. Родителями Ивана Павловича были дворяне Павел Антонович Шипов и Елизавета Сергеевна Шулепникова (видимо, сестра Павла Сергеевича Шулепникова, владельца села Спасское у Плеса, участника войны с Наполеоном), которые жили тогда в селе Бельково Солигаличского уезда Костромской губернии. У Шиповых в 1831 голу родился сын Авдий, которого назвали в честь деда по материнской линии – Авдия Ивановича Супонева.

В 1867 году коллежский ассессор Авдий Иванович Шипов венчался с дочерью ярославского помещика и военного – Софьей Александровной Рыкачевой. Они стали жить в усадьбе Фряньково. По данным старожилов, имение Супоневых новая чета Шиповых перестроила в трехэтажный особняк.

В 1871 году у Шиповых родилась во Фрянькове дочь Ольга Авдиевна. Ее также назвали в честь бабушки - О.А. Супоневой. Так семья Шиповых осела в усадьбе Фряньково, обустраивала территорию и само имение.

Подъездные пути перед домом здесь были выложены кирпичом и булыжником. Справа находился фруктовый сад, чуть ниже размещались подсобные постройки: конюшня, домик для обслуживающего персонала. Сзади усадьбы находился липовый парк. Слева возвышалась Никольская церковь с оградой. Под горку уходила дорога к реке Змейке и к барскому (рощинскому) пруду, вырытому еще крепостными крестьянами. Там стояла красивая беседка. Благодаря садовнику и обслуживающему персоналу территория содержалась в образцовом порядке. Шиповы владели также большими лесными угодьями, которые тянулись на несколько километров. У Авдия Шипова, например, в 1882 году было в собственности около 900 гектаров земли.

Особое внимание всех приезжавших привлекала сама усадьба. На втором этаже дома находился большой гостевой зал с великолепным роялем, на котором отлично играла дочь Ольга. Здесь проводились музыкальные вечера с участием приглашенных артистов и музыкантов. Стены зала украшали фамильные картины.

В доме имелась богатая библиотека, мемориальная комната Ивана Павловича Шипова, участника Отечественной войны 1812 года. Нужно отметить, что одну из нижних комнат Авдий Шипов отвел для хранения предметов старины из опустевших дворянских усадьб: фарфора, предметов одежды, быта.  Все это было впоследствии передано в 1891 году в музей древностей в Костроме. Авдий Иванович под музей выделил две комнаты в здании Костромского дворянского собрания на Павловской улице. С этого момента и начинается история Костромского музея-заповедника. Нашего земляка можно считать одним из его организаторов. Он также в 1885 году вместе с чиновниками, краеведами, коллегами организовал Костромскую губернскую ученую архивную комиссию, стал активным ее членом, занимался краеведческой деятельностью.

В Кострому один раз в три года съезжались дворяне с семьями со всей губернии. Обычно в течение нескольких дней в здании Дворянского собрания шли заседания: отчеты о проделанной работе, о состоянии капиталов и имущества дворянства, выборы Предводителя и других руководящих и должностных лиц. По завершении работы в «Белом зале» организовывался бал, затем, по традиции, торжества перемещались в имение вновь избранного (переизбранного) Предводителя. Семь раз (!) представители дворянства с семьями отправлялись в усадьбу Шиповых в с.Фряньково. Сюда приезжал и губернатор. В усадьбе, а также в липовом парке накрывались столы, звучала музыка, дворяне танцевали, гуляли, заводили новые знакомства. Одни хотели устроить сыновей на службу в хорошие места, другие желали найти для своих дочерей достойных кавалеров, решить различные служебные вопросы. Здесь царила атмосфера праздника, собравшиеся активно отдыхали.

Когда наступали будни, в усадьбу также приезжали чиновники, помещики, чтобы решить какие-то вопросы лично с Авдием Шиповым, а то и просто в гости. Шиповы считались приветливыми хозяевами и любили общаться с интересными людьми.

Авдий Иванович был хорошо знаком с сенатором, видным государственным деятелем Николаем Селифонтовым; создателем музея Костромской губернской ученой архивной комиссии Иваном Миловидовым; искусствоведом Иваном Рязановским, дружил с великим русским драматургом Александром Островским, усадьба которого находилась в Щелыкове Костромской губернии. Его связывали родственные отношения с Михаилом Рыкачевым (1840-1919), известным русским метеорологом. Жена Авдия Шипова приходилась ученому родной сестрой. А сам Михаил Рыкачев был женат на Евгении Достоевской, племяннице великого русского писателя Федора Достоевского. В 1910 году дочь Евгении Достоевской – Мария Савостьянова гостила в усадьбе Шиповых во Фрянькове. Также сюда часто приезжала костромская певица А.Иванова, художница В.Рыкачева. Сын его брата, Павла Ивановича – Иван Павлович Шипов - стал министром торговли и промышленности, управляющим государственным банком. Ему одно время принадлежала усадьба в с.Марьинское. Одним словом, в гости и по делам к Шиповым в усадьбу приезжало много людей различных чинов и званий.

Кстати, по преданию, в 1795 году у Супоневых во Фрянькове останавливался великий русский полководец Александр Суворов, который вместе со своим денщиком ехал верхом на лошадях в свою вотчину – село Сараево Нерехтского уезда (сейчас Приволжский район Ивановской области).

Следует отметить, что к Авдию Шипову приходили и сельские крестьяне. Он был общителен и доступен для простого народа. Если требовалась его помощь, то всегда ее оказывал, особенно помогал сиротам. Современники, коллеги отмечали в губернском Предводителе ум, интеллигентность, необыкновенное обаяние, вежливое отношение к подчиненным. Поэтому Авдия Шипова до сих пор вспоминают добрым словом.

…Прошло более полувека, как не стало той усадьбы и других построек. Но сохранился липовый парк, церковь, есть река Змейка, Рощинский пруд, Большая дорога, подгорный родник. Сохранилась и та аура, энергетика места, которая была характерна для многих дворянских усадеб российской глубинки.

Отрадно, что липовый парк вновь, как и три года назад, посетили представители Костромского дворянского собрания, чьи предки, безусловно, в конце XIX века приезжали во Фряньково, встречались со своим Предводителем Авдием Шиповым. Также как и мы сейчас, они гуляли в саду и его окрестностях.

Считаю, что наша общая задача - сохранить добрую память о владельцах бывшей усадьбы Шиповых-Супоневых. Представители Дворянского собрания поддержали инициативу краеведов высадить весной в парке саженцы липовых деревьев, тем самым обновив необыкновенную атмосферу этого места для будущих поколений.

А.Петров, краевед. 2013 г.

0

5

Дми́трий Никола́евич Ши́пов (14 мая 1851 — 14 января 1920) — русский политический деятель, один из лидеров земского движения конца XIX — начала XX веков. Племянник декабристов И.П. и С.П. Шиповых.

http://sf.uploads.ru/1DW8V.jpg

Дмитрий Николаевич Шипов родился в дворянской семье отставного полковника гвардии, статского советника и Можайского уездного предводителя дворянства Николая Павловича Шипова (1806—1887) и Дарьи Алексеевны Окуловой (1811—1865). Брат — Николай Николаевич Шипов (1848—1911), генерал, атаман Войска Донского. Жена — Надежда Александровна, урождённая Эйлер (1881—1968).

Окончил Пажеский корпус (1872), юридический факультет Санкт-Петербургского университета (1877).

Большое влияние на его мировоззрение оказали Ф. М. Достоевский и Л. Н. Толстой, по своим идейным взглядам был близок к ранним славянофилам. Шипов полагал, что необходима глубокая взаимосвязь духовной и общественной жизни, являлся сторонником постепенных ненасильственных реформ. Считал, что в России при Петре I государственная власть присвоила себе неограниченные права, и, следовательно, перед страной стоит задача, заключающаяся в восстановлении «всегда необходимого в государстве взаимодействия государственной власти с населением и в привлечении народного представительства к участию в государственном управлении». По мнению Шипова, государственный строй и установленный в нем правопорядок должны исходить из признания равенства всех людей и обеспечения каждой личности полной свободы в своем духовном развитии и в своих действиях, не причиняющих ущерба и не производящих насилия по отношению к своим ближним в христианском значении этого слова.

После окончания университета жил в родовом имении Ботово Волоколамского уезда Московской губернии. С 1876 года - камер-юнкер. С 1877 — гласный Волоколамского уездного земства, мировой судья. В 1891—1893 — председатель Волоколамской уездной земской управы, в 1893—1904 — председатель Московской губернской земской управы (после избрания которым переехал в Москву). С 1896 года - действительный статский советник, в звании камергера.

Возглавив Московскую губернскую земскую управу, Шипов созвал совещание председателей уездных земских управ (1893), а с 1896 был организатором неофициальных совещаний глав губернских земских управ различных регионов России. Таким образом, создавались предпосылки для объяснения сил деятелей земского движения, которые затем способствовали созыву земских съездов. С 1900 участвовал в деятельности политического кружка «Беседа», в котором занимал среднюю позицию, выступая за признание принципиальной необходимости народного представительства, но в ближайшее время предлагал ограничиться достаточно скромной мерой — включением в состав комиссий при Государственном совете выборных представителей общественных учреждений. Такая позиция встретила неприятие как наиболее последовательных сторонников самодержавия, так и приверженцев парламентаризма.

В 1902 на его московской квартире прошло первое нелегальное общеземское совещание с участием примерно 50 представителей большинства земских управ. В 1904 Шипов был в очередной раз избран председателем губернской земской управы, но не утверждён министром внутренних дел В. К. Плеве как оппозиционер. В том же году Шипов стал председателем Земского съезда, полулегального проведенного в Петербурге в ноябре 1904. Съезд выступил за введение в России парламента, свобод и конституции, хотя этого слова в его решениях не было. Этот форум явился аналогом французских Генеральных штатов. Именно с этого события началась первая русская революция. Однако на съезде Шипов и его сторонники оказались в меньшинстве, так как выступали за законосовещательное, а не законодательное народное представительство, против всеобщего и прямого избирательного права.

Шипов с группой единомышленников (князь П. Н. Трубецкой, князь В. М. Голицын, князь Г. Г. Гагарин, М. А. Стахович) разработали и предложили на суд общественности собственную программу реформ, изложенную в брошюре «К мнению меньшинства частного совещания земских деятелей 6-8 ноября 1904 года». Суть ее заключалась в следующем: во-первых, народное представительство «не должно иметь характера парламентарного, с целью ограничения царской власти, но должно служить органом выражения народного мнения, для создания и сохранения всегда тесного единения и живого общения царя с народом»; во-вторых, «народное представительство должно быть организовано как особое выборное учреждение – государственный Земский совет».

В программе подчеркивалось, что «народное представительство должно быть построено не на всеобщем и прямом избирательном праве, а на основе реформированного представительства в учреждениях местного самоуправления, причем последнее должно быть распространено по возможности на все части Российской империи».

Революция 1905 г. разрушила надежды на мирное урегулирование конфликта между властью и либеральной оппозицией. Либералы вынуждены были отказаться от ожидания «эпохи великих реформ» и совершить тактическую переориентировку: от попытки уговорить правительство и царя провести реформы «сверху» к попытке убедить леворадикальные группы умерить свои требования и согласиться на совместные действия с либеральной оппозицией.

В октябре 1905 ему предлагался пост государственного контролёра, но он отказался, как и другие общественные деятели, войти в состав кабинета С. Ю. Витте. В ноябре 1905 Шипов стал одним из учредителей и первым председателем центрального комитета партии «Союз 17 октября» (октябристов). В 1906—1909 был членом Государственного совета от московского земства. В 1906 обсуждался вопрос о его назначении председателем Совета министров, однако Шипов вновь ответил отказом, полагая, что правительство должно состоять из представителей думского большинства, которые были значительно левее его по своим политическим взглядам. В то же время Шипов разошёлся с большей частью партии октябристов, которая оказалась правее его. В 1906 он ушёл с поста председателя ЦК партии, а затем и вышел из её рядов в знак протеста против поддержки октябристами военно-полевых судов, созданных для борьбы с революцией. В том же году он стал одним из основателей (наряду с П. А. Гейденом, И. Н. Ефремовым и Н. Н. Львовым) небольшой правоцентристской Партии мирного обновления. После неудачи этого политического проекта он отошёл от активной политической деятельности.

С 1911 жил в Киеве, где был управляющим «Товарищества братьев Терещенко» по производству сахара. Затем вернулся в Москву, где работал над своими мемуарами, опубликованными в 1918.

В 1918 вошёл в состав подпольной антибольшевистской либеральной организации «Национальный центр», в ноябре 1918 — апреле 1919 исполнял обязанности председателя её московского отделения. В августе 1919 был впервые арестован (Московской ЧК), но в сентябре освобождён из-за нехватки доказательств его контрреволюционной деятельности. В ночь с 21 на 22 октября вновь арестован (на этот раз ВЧК), содержался во внутренней тюрьме особого отдела ВЧК, отказался признать, что возглавлял Национальный центр.

Три раза (25 октября, 1 и 11 ноября 1919 г.) Дмитрий Николаевич обращался с заявлениями в Президиум Особого Отдела ВЧК с просьбой ускорить рассмотрение его дела. Так, в своем заявлении от 11 ноября он писал: «Я остаюсь в полном неведении о причинах моего задержания, ввиду этого прошу Президиум на основании 2 пункта декрета ВЦИК об амнистии, сделать распоряжение о моем освобождении, приняв во внимание: мою старость (68 лет), мое болезненное состояние и сильно развивающийся упадок сил за время моего заключения. Дальнейшее задержание меня грозит подорвать окончательно мое здоровье и мою работоспособность».

6 ноября в Особый отдел поступила записка за подписью Ф. Э. Дзержинского, в которой сообщалось, что допрошенный в Президиуме ВЧК некий моряк Яновский дал показания, что Д. Н. Шипов являлся председателем Национального центра. В три часа ночи 12 ноября Шипова вызвали на допрос, который проводили известные лубянские следователи В. Аванесов и К. Ляндер. Об этом ночном допросе Шипов подробно рассказал в одном из писем: «Аванесов и Ляндер начали с заявления, что им все известно о моем участии в Национальном центре, и что поэтому мне лучше рассказать все откровенно. Я выразил сожаление, что они поспешили составить себе предвзятое мнение, и попросил объяснить, на чем основывается их предположение. Они указали на какие-то бумажки на столе, говоря, что в них содержатся указания ряда лиц, назвали имена и фамилии каких-то юных офицеров, мне совершенно не известных».

15 ноября 1919 г. состоялся второй допрос, который также закончился безрезультатно: Шипов категорически отрицал свое участие в деятельности Национального Центра. В своих письмах Д. Н. Шипов подробно рассказал о своих тюремных мытарствах: «Условия заключенных там (имеется в виду внутренняя тюрьма Особого отдела ВЧК. — С.Ш.) ужасные, и могут быть характеризованы как ограниченное мучительство арестованных в материальном и моральном отношениях, и как постоянное издевательство над их человеческим достоинством. Благодаря таким условиям болезни среди арестованных быстро распространяются и получают угрожающее для жизни арестованных развитие. Администрация на это никакого внимания не обращает, и больных отправляют в больницу очень поздно»

В Бутырской тюремной больнице условия были чуть лучше, но, как писал Шипов, и здесь: «нет медикаментов и перевязочных средств». «Силы с каждым днем оставляют, а с 5 декабря я все время лежу, с трудом пробираясь в уборную. Но сейчас я еще в силах, если буду освобожден, дотащиться до извозчика и как-нибудь возвратиться к себе на 6-й этаж. Но если мое освобождение задержится еще несколько дней, то тогда и оно окажется запоздалым и приходится издыхать здесь.»

13 января 1920 г. Ляндер подготовил заключение по делу Шипова: «Согласно показаний, а также по данным дела о Национальном центре, Д. Н. Шипов является одной из центральных фигур Национального центра, в качестве старого земского деятеля возглавляющим эту организацию. Хотя следствием документально не установлено, но ряд данных приводит к заключению, что Д. Н. Шипов намечался на пост председателя Национального центра и должен был войти в состав правительства по захвате заговорщиками власти в Москве. Установлено сношение Шипова с отделами Национального центра в провинции. Исходя из данных следствия по настоящему делу и принимая во внимание, что хотя активная деятельность Д. Н. Шипова по Национальному центру не установлена, но как политическая фигура он возглавлял эту организацию, находился в связи с видными деятелями ее, – его, Д. Н. Шипова, как видного политического деятеля враждебного нам лагеря, имеющего тесные связи с Национальным центром и крупного заложника, – заключить в концентрационный лагерь до окончания гражданской войны.»

Находился в тюрьме в тяжёлых условиях, незадолго до кончины был переведён в Бутырскую тюремную больницу, где и умер от катарального воспаления лёгких. По данным историка С.П. Мельгунова погиб в результате большевистских репрессий по делу московского «Национального центра», наряду с другими крупнейшими русскими общественными деятелями, такими как А.И. Астров, В.И. Астров, Н.Н. Щепкин и многие другие. Похоронен в фамильном склепе Шиповых на Ваганьковском кладбище.
Труды:
К вопросу о взаимных отношениях губернских и уездных земств Москва : типо-лит. т-ва И.Н. Кушнерев и К°, 1899
Разъяснение Московской губернской земской управы относительно организации мер борьбы с сапом в Московской губернии Санкт-Петербург: тип. М-ва вн. дел, ценз. 1901
Шипов Д. Н. Воспоминания и думы о пережитом. — М.: Изд. М. и С.Сабашниковых, 1918. — 592 с.

Литература:
Шипов, Дмитрий Николаевич // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: В 86 томах (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
Белоконский И. П. Земское движение. М.: Задруга, 1914.
Шацилло К. Ф. Русский либерализм накануне революции 1905—1907 гг. М.: Наука, 1985.
Либеральное движение в России 1902—1905 гг. / Под ред. В. В. Шелохаева. — М.: РОССПЭН, 2001.
Пайпс Р. Русская революция. Кн. 1. Агония старого режима. М.: Захаров, 2005.
Шелохаев С. В. Д. Н. Шипов. Личность и общественно-политическая деятельность / Под ред. О. В. Волобуева. — М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2010. — 408 с. — ISBN 978-5-8243-1321-5. (в пер.)
Шелохаев С. В. Дмитрий Николаевич Шипов (1851—1920) // Репрессированная интеллигенция. 1917—1934 гг. / Науч. ред. и авт. предисл. д.и.н. Д. Б. Павлов. — М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2010. — С. 25-56. — 496 с. — 800 экз. — ISBN 978-5-8243-1382-6. (в пер.)

0

6

http://sf.uploads.ru/7FNOf.jpg

Шипова Елизавета Павловна (1796-1883) - сестра декабристов, начальница Ярославского женского духовного училища.

0

7

http://sf.uploads.ru/5KNDq.jpg

Никола́й Никола́евич Ши́пов (17 (29) марта 1846 — 15 (28) марта 1911) — русский генерал-лейтенант из рода Шиповых, наказной атаман Уральского казачьего войска (1885-93). В 1885-1893 был губернатором Уральской области. Племянник декабристов И.П. и С.П. Шиповых.

Родился в Петербурге в семье Николая Павловича Шипова (1806—1887) и Дарьи Алексеевны (1811—1865), дочери А. М. Окулова. Его восприемниками были император Николая I и вдова действительного статского советника Надежда Павловна Шульц.

Образование получил в Александровском лицее. В 1865 г. вступил юнкером в Кавалергардский полк и 29 марта 1866 г. был произведён в офицеры. С 1868 по 1872 гг. исполнял обязанности полкового адъютанта, затем до 1874 г. командовал в полку эскадроном; был награждён орденами св. Станислава 2-й степени (1872 г.) и св. Анны 2-й степени (1875 г.). 14 июня 1878 г. пожалован во флигель-адъютанты и назначен командиром 37-го драгунского Военного Ордена полка.

В 1881 г. был удостоен ордена св. Владимира 4-й степени и получил под начало Кавалергардский полк, которым командовал до 1884 г., 15 мая 1883 г. произведён в генерал-майоры. По инициативе Н. Н. Шипова в 1885 году был открыт образцовый хутор-ферма, который в 1891 году стал базой для открытия Войсковой сельскохозяйственной школы (ныне Селекционная). В 1889 году в городе Уральске открылся театр Ф. И. Макарова, в этом же году началась телефонизация Уральска. В 1890 году Уральская мужская Войсковая классическая гимназия была преобразована в Войсковое реальное училище. Н. Н. Шипов помогал осуществлению работ ученого Н. А. Бородина, который называл его человеком с широкой натурой и доброй душой. На коронации императора Александра III стоял у трона в карауле. В 1885—1893 гг. был наказным атаманом Уральского казачьего войска. Организатор празднования 300-летия служения Уральского войска московскому царю, на которое в качестве августейшего атамана всех казачьих войск приезжал цесаревич Николай Александрович. В 1894 г. произведён в генерал-лейтенанты и назначен командующим 1-й гвардейской кавалерийской дивизией, впоследствии был помощником Финляндского генерал-губернатора. В 1904 г. назначен членом Военного совета, через два года произведён в генералы от кавалерии и в 1906 г. назначен генерал-адъютантом.

С 1 января 1911 — член Государственного совета по назначению.

Был женат с 1867 года на Софье Петровне Ланской (1846—1918), дочери Натальи Гончаровой от брака с генералом Ланским. Дети: Мария, Елена, Наталья (супруга генерал-лейтенанта Е. К. Миллера), Дарья и сын — Николай, также командовал Кавалергардским Императрицы Марии Фёдоровны полком, входил в ближайшее окружение Николая II.

Именем Шипова названа станция Шипово (пос. Таскала Западно-Казахстанской области) Рязано-Уральской железной дороги, станция сохранила своё имя по сей день. По инициативе Шипова вблизи Уральска была открыта образцовая хутор-ферма, ныне посёлок Деркул (Селекционный).

0

8

Служба в л.гв. Сводном полку, участие в русско-персидской войне 1826-1828 годов:

Командир л.гв. Сводного полка.
29.12.1827 г. награжден алмазными знаками ордена Анны 2-й степени за осаду Аббас-Абада.
7.03.1828 г. награжден орденом  Св. Владимира 3-й степени.
12.12.1828 г. – произведен в генерал-майоры.

Источник:
С.Э Скрутковский. «Лейб гвардии Сводный полк на Кавказе в Персидскую войну с 1826 по 1828 год». С.Пб 1896

0

9

ИВАН ПАВЛОВИЧ ШИПОВ

Иван Павлович Шипов (1793, Костромская губерния — 21 октября 1845, Ярославль) — генерал-майор.

Родился в 1793 году в селе Бельково Солигаличского уезда Костромской губернии. Отец — Павел Антонович Шипов, надворный советник, солигаличский уездный предводитель дворянства, мать — Елизавета Сергеевна Шулепникова.
Братья: Сергей (1790—1876) (генерал, сенатор), Александр (1800—1878), Дмитрий (1805—1882), владел бумагопрядильной фабрикой и механическим заводом); Николай (1806—1887). Сёстры — Мария (1792—1874), Надежда (1795—1877), Елизавета (1796—1883), Домна (1802—1862).
Получил домашнее образование. Поступил в 1809 году подпрапорщиком в лейб-гвардии Преображенский полк, в 1820 году был произведён в полковники, в 1821 году утверждён батальонным командиром, а в 1825 году принял в командование лейб-гвардии Гренадерский полк. В 1828 году произведён в генерал-майоры и назначен командиром лейб-гвардии Гренадерского полка. В 1833 году был назначен состоять по армии.
Принимал участие в Отечественной войне 1812 года и Заграничных походах 1813—1814 годов.
Член Союза спасения (принят П. И. Пестелем) и Союза благоденствия (член Коренного совета, участник Петербургских совещаний 1820 года). После восстания декабристов высочайше повелено оставить это без внимания.
В 1826 году, выступив из Петербурга с сводным гвардейским полком к персидской границе, под начальством Ермолова и Паскевича, принимал участие в действиях против персиян. В течение 1827 года неоднократно управлял работами в траншеях, участвовал в нескольких сражениях и три раза назначался комендантом покорённых крепостей. Особенно отличился при разбитии и преследовании принца Аббас Мирзы 5 июля и 1 октября 1827 года, и при осадах и взятии крепостей Аббас-Абада и Эривани. В эту последнюю крепость вошёл первым с своим сводным полком через пробитую брешь.
Жена (с 26 июля 1830) — Ольга Авдиевна Супонева (12 октября 1803 или 1804 — 6 января 1866). Дети: Авдий, Павел, Михаил, Елизавета и Мария.
В 1831 году с лейб-гвардии Гренадерским полком сначала прикрывал сообщение с Прусской границей, потом при отступлении мятежников, под командой генерала-адъютанта Бистрома, участвовал 8 мая 1831 года в сражении при деревне Рудках и 26 августа того же года при штурме Варшавы. Здесь двумя ротами он защитил примыкающий к Иерусалимской заставе редут от нападений превышавшего его численностью неприятеля.
Скончался 21 октября 1845 года в Ярославле, похоронен в Толгском монастыре. Кавалер многих орденов.
Мать:
Елизавета Сергеевна Шулепникова (ум.1808).
Супруга:
с 1830 года Ольга Авдиевна Супонева (1803 - 1866).
Дети:
3 сына и 2 дочери.
Отец:
Шипов, Павел Антонович (1759 - 1844).

0

10

чучело

ДЕКАБРИСТ ИВАН ШИПОВ

http://s6.uploads.ru/KIZAO.jpg

В Ярославле 21 октября 1845 года умер генерал-майор и кавалер орденов Георгия - 4-й степени, Владимира - 3-й и 4-й степени, Анны 1-го и 2-го класса, Прусского железного креста, Персидского льва и Солнца 2-й степени Иван Павлович Шипов. Похороны были пышные. Офицеры войск, расквартированных в Ярославле, несли ордена, за гробом шли представители высшей губернской власти. Процессия направлялась в Толгский монастырь (Ярославские губернские ведомости, 1845 г., № 47).

Очевидно, очень немногие знали, что идут они за телом бывшего члена Союза спасения и Союза благоденствия, имя которого занесено в "Алфавит декабристов", находившийся всегда у императора Николая I под рукой для справок. А ведь, действительно, некогда в молодости были и мечты о республике, был и Павел Иванович Пестель, принявший 23-летнего капитана лейб-гвардии Преображенского полка Ивана Шипова в тайное общество. Но теперь, в 1845 году, для ярославцев он был только боевой генерал...

Родился Шипов в 1793 году в селе Белькове Солигаличского уезда Костромской губернии. Отец его Павел Антонович Шипов (31.12.1769-3.03.1844), пользовался авторитетом среди местного дворянства, которое избрало его уездным предводителем. Мать, Елизавета Сергеевна, урождённая Шулепникова, получившая образование в одном из лучших московских пансионов, хорошо знала не только французский язык, но и русский, что среди выпускниц пансионов встречалось не так уж часто. Детство Ивана Шипова прошло среди несколько суровой, но величественной северной природы. Первоначальное образование получил от родителей, особенно от матери. Мальчик много читал, его пленяли жизнеописания Плутарха, рассказы отца о русских полководцах, особенно о Суворове, которого отец знал лично. Всё это рождало возвышенную и несколько идеальную любовь к Отечеству, стремление к великим подвигам. В 16 лет начинается военная служба Шипова в чине подпрапорщика Преображенского полка, где служил и старший на четыре года брат Сергей (5.02.1789-13.08.1876). Братья жили очень дружно, и хотя они были небогаты по сравнению со многими своими сослуживцами-аристократами, но имели всё необходимое для гвардейского офицера. Если были лишние деньги - покупали книги, посещали театры.

В августе 1812 года прапорщик Шипов стоял под французским огнём на Бородинском поле. Затем были сражения "в пределах любезного отечества" и в Европе. В 1814 году Преображенский полк возвратился из Франции, а в 1815 году Шипов опять собирался воевать - пришло известие, что Наполеон бежал с острова Эльба. Войска гвардейского корпуса были двинуты на Запад, но достигнув Виленской губернии, узнали, что под Ватерлоо Бонапарт потерпел своё последнее поражение.

Впечатления бурных военных лет нужно было осмыслить, смутные идеи, бродившие в головах гвардейской молодёжи, требовали какого-то конкретного оформления. В это время Шиповы сближаются с Пестелем, бывшим тогда адъютантом П.Х. Витгенштейна. Павел Иванович поражал своим умом, обширными знаниями и, главное, постоянным стремлением к расширению своих познаний.

Летом 1816 года старший брат получил отпуск, который провёл в имении отца в Костромской губернии. В своих воспоминаниях Сергей Шипов писал, что когда 4 ноября 1816 года он возвратился в Петербург, то "узнал я от брата моего Ивана Павловича, что в отсутствие моё составилось тайное общество, которого душою был Пестель. Брат признался мне, что он принадлежит также к этому обществу. Оно имело целью, как полагал брат, общее содействие членов к усовершенствованию управления и вообще ко благу отечества" (Воспоминания С.П. Шипова. "Русский архив", 1878. кн. 2, с. 153). Ивана Шипова в общество принял Пестель. Старший брат тоже стал членом общества, хотя был не так активен, как младший.

После создания Союза благоденствия Шиповы вошли в Коренную управу этой организации. Управа, наделённая законодательными функциями, состояла из членов-учредителей общества, присутствовавших при его создании. В виде исключения в состав руководящего органа Союза вводились особо достойные члены, которые по различным обстоятельствам не могли быть в Москве в момент создания общества. В своих показаниях Пестель среди 21 члена Коренной управы назвал и Шипова. В следственном фонде декабристов сохранился документ под названием "Список членов Коренного Совета Союза благоденствия", в котором перечислены члены Коренной управы. Среди 29 имён под номером 6 вписан Иван Шипов, а под номером 27 - "Шипов генерал-майор", т.е. Сергей Шипов.

Тайное общество, как утверждал декабрист М.С. Лунин, "имело две цели: явную - распространение просвещения и благотворительности; сокровенную - введение конституции или законно-свободного правления". О деятельности Шиповых нам известно мало, так как впоследствии оба, конечно, старались не афишировать своё участие в тайном обществе. Сергей Шипов вообще отрицал свою связь с декабристами, а о младшем брате писал, что "Великий князь Михаил Павлович с грустью рассказывал мне, каким образом, во время производства следствия, Пестель и его сообщники условились представлять против брата моего обвинения в его будто бы с ним участии", хотя несколькими строками выше Шипов писал, что "брат мой, не взирая на мои убеждения, не прерывал связи с тем обществом до тех пор, пока по собрании в Москве многих членов и произнесении речи Иваном Григорьевичем Бурцовым, оно не было разрушено", т.е. Иван Шипов оставался членом Союза благоденствия до его роспуска.

В начале 1820 года члены Союза провели в Петербурге ряд совещаний, имевших важное значение для выработки декабристской революционной программы. Первое совещание состоялось на квартире у Фёдора Глинки. На нём присутствовал и Иван Шипов. На этом совещании обсуждался вопрос о желательной форме правления в государстве, о республике или конституционной монархии. Об этом совещании Пестель дал следующие показания: "Князь Долгоруков, по открытии заседания, которое происходило на квартире у полковника Глинки, предложил Думе просить меня изложить все выгоды и все невыгоды как монархического, так и республиканского правления с тем, чтобы потом каждый член объявлял свои суждения и свои мнения. Сие так и было сделано. Наконец после долгих разговоров было прение заключено и объявлено, что голоса собираться будут таким образом, чтобы каждый член говорил, чего он желает: Монарха или Президента, а подробности будут со временем определены... В заключение приняли все единогласно республиканское правление".

Вскоре после этого состоялось новое совещание, обсуждавшее вопрос о судьбе дома Романовых после введения республики. Теперь участники предыдущего собрания, правда, в меньшем составе, собирались в Преображенских казармах на квартире подполковника Ивана Шипова. Здесь разгорелся страстный спор о цареубийстве, за которое высказались только Никита Муравьёв и Пестель, остальные возражали против этого, полагая, что "Цареубийство неминуемым последствием будет иметь анархию и гибель России. Пестель уверял, что общество может отвратить анархию, назначив наперёд из среды своей временное правление, облечённое верховной властью, дабы обеспечить порядок и ввести новый образ правления. Мысль сия нашла во мне одном, - показывал Никита Муравьёв, - только защитника и была опровержена многими". Шипов, несомненно, относился к этим прочим.

В январе 1821 года на Московском съезде Союз благоденствия был распущен. Стал ли теперь уже полковник Иван Шипов членом Северного общества? Он, конечно, отрицал это на следствии. Его брат писал: "Пестель с некоторыми своими единомышленниками составил новое общество, уже с другими целями и намерениями. Оно, хотя также сделалось известным правительству, но осталось без преследований и произвело, наконец, те плачевные последствия, которые ввергли в погибель многих отличных молодых людей, в это безумное предприятие по легкомыслию вовлечённых. При всём том, когда в 1826 г. они были допрашиваемы следственною комиссией, то старались втянуть брата моего в это дело. К обвинению брата представить не могли никаких доказательств, и он не только не признал принадлежащим ко второму обществу (т.е. Северному - Н.К.), но и участие его в первоначальном обществе (Союз благоденствия - Н.К.).

М.С. Лунин указывал, что в 1821 году, "когда гвардия выступила из Петербурга в Виленскую губернию, близ Полоцка, с Шиповым я виделся и имел сношения". О чём говорили Лунин и Шипов, мы не знаем, но отход последнего от тайного общества несомненен. Очевидно, отход начался ещё в последний период существования Союза благоденствия.

Следствие выявило причастность Шипова к декабристам.

Хотя членство в Союзе благоденствия "высочайше повелено оставить без внимания", но Иван Шипов был удалён из Петербурга и назначен командовать Сводным гвардейским полком. Этот полк был сформирован в феврале 1826 года из солдат Московского и Гренадёрского полков, получивших прощение. Сводный полк был отправлен на Кавказ, "чтобы иметь случай изгладить самое пятно минутного своего заблуждения и запечатлеть верность законной власти при первом военном действии". Назначение Шипова имело целью также дать ему возможность "изгладить минутное заблуждение" в прошлом.

Сводный гвардейский полк выступил из Петербурга 27 февраля в составе 38 офицеров и 1282 солдат. Путь следования был следующим: до Рыбинска пешком, оттуда Волгой до Астрахани и далее морем до Сладкоречной или какой-либо другой пристани на северо-западном берегу Каспийского моря. В Рыбинск полк прибыл 3 апреля. Для городских властей это было как снег на голову. Суда не были подготовлены. Вначале даже не знали, где разместить солдат и чем их кормить. Наконец их разместили на девяти старых судах и по частным домам. Первые пять дней солдатам провианта не выдавали, и их кормили горожане. В городе полк стоял больше месяца. Многие офицеры смотрели на свой поход как на ссылку и старались как-то заглушить это неприятное ощущение. Свободное время, которого из-за неповоротливости местного начальства оказалось так много, проводили в гуляньях и различных увеселениях. 6 мая офицеры устроили ужин, на котором в качестве гостей присутствовали купцы и местная знать. А городские власти тем временем готовили суда. 12 мая городской голова отметил, что "куплено 4 заводные лодки, пробитые и заскобленные..." Всего было куплено 6 судов.

20 мая, отслужив молебен, гвардейцы отправились вниз по Волге. Через две недели в Рыбинск прибыла ещё партия солдат (около 700 человек), которые пять дней спустя таким же образом отправились на Кавказ. Сводный полк прибыл в Астрахань 3 июля, но и здесь повторилась та же история, что и в Рыбинске - не оказалось казённых мореходных судов. Астраханское купечество наняла суда за свой счёт. 16 июля полк высадился на кавказский берег в Шандруковской пристани.

В ожидании прибытия полка генерал Ермолов готовился к его размещению. Он предполагал разместить его сначала в Кабарде, а зимой расквартировать по казачьим станицам на Кубани. Вторжение персов в Закавказье изменило его планы. Во время дневки в станице Калиновской на Тереке 26 июля полковник Шипов получил от Ермолова приказ следовать в Грузию. Через месяц гвардейцы совершили поход под командованием Ермолова в Хухинское ханство. В декабре 1826 года они вернулись в Тифлис. Здесь их видел начальник Главного штаба Дибич. Он нашёл, что "люди сохранили совершенно гвардейскую выправку, хотя при деплоядах отстали от петербургской гвардии".

В июне 1827 года Сводный полк в составе главных сил выступил против персидских войск. Гвардейцы участвовали в штурме Эривани и первыми вошли в город.

После окончания войны с Персией полк получил разрешение вернуться в столицу, и покинул Тифлис 7 июля 1828 года. Солдаты сопровождали трофеи, приобретённые русским оружием. В числе трофеев были, в частности, трон Аббас-Мирзы, который впоследствии был помещён в Оружейную палату.

После возвращения с Кавказа Шипов опять командует Гренадёрским полком. Через несколько лет вышел в отставку из-за болезни и поселился в Ярославле.

Остаётся добавить, что многие Шиповы, были так или иначе связаны с Ярославлем. Брат Ивана Павловича, Дмитрий Павлович (1805-3.04.1882), построил в Ростовском уезде в 1858 году бумагопрядильную фабрику, на которой работало около 150 человек. В Костроме ему принадлежал механический завод, где работало больше тысячи рабочих. Завод изготовлял даже пароходы. В Ярославле под его руководством было построено здание "Училище девиц духовного звания", в котором сейчас находится Управление Северной железной дороги. Это училище на протяжении 38 лет возглавляла сестра Шиповых - Елизавета Павловна (30.05.1796-25.07.1889). Она похоронена в Ярославле возле Крестовоздвиженской церкви.

0


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » ШИПОВ Иван Павлович.