Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » РОДОСЛОВИЕ И ПЕРСОНАЛИИ ПОТОМКОВ ДЕКАБРИСТОВ » В. Бараев. "Древо": декабристы и семейство Кандинских.


В. Бараев. "Древо": декабристы и семейство Кандинских.

Сообщений 31 страница 40 из 40

31

Полеты над Сибирью

Иссине-синий астральный свист струится искрами из реактивных сопел самолета. Словно смычок старинного степного инструмента скользит по струнам, сплетенным из сухожилий дзерена. Сверкающая синевой мелодия сплетается с переливами лимбы — восточной флейты. И слышится в сплетении этих звуков высокий женский голос, исполняющий древнюю, как степь, песню, пронзительно тоскливую и светлую, как азиатская «Аве Мария».

Сполохи светильников самолета, вспыхивающих под серебристыми крыльями, словно удары тулумбасов1, сосредоточенно стригут на части этот синий свист. Возникает слитный ансамбль звуков, в котором слышится стук копыт стремительного «Синего всадника».

Синева небосвода на востоке, куда несут нас стреловидные крылья самолета, светлеет на глазах. Серебристые сугробы облаков стали розоветь от скорого восхода солнца. Совсем недавно сиявшие звезды потускнели и, словно светлячки, спешат в сумеречную сторону небосвода. И синий свист стал расслаиваться смутными, неясными пластами, перерастая в «Желтый звук» Кандинского, сопровождаемый свербящими диссонансами музыки Альфреда Шнитке... Вот те краски и мелодии, которые виделись и слышались мне в самолете, когда я последний раз летел в Улан-Удэ.

На протяжении многих лет Сибирь и Дальний Восток — любимые места моих командировок. И каждый раз, пролетая над декабристскими местами, -а их очень много в Сибири, я невольно думаю о них и их судьбах.

Да, Сибирь со времен протопопа Аввакума, первого политического ссыльного, была «страной изгнания», краем каторги и ссылки. Много темных и мрачных углов было во всех ее концах. Немало еще предстоит сделать, чтобы превратить Сибирь в край высокой культуры. Но, ведя эту важную, сложнейшую работу, нельзя забывать и мощную культурную подпочву, которую создавали целые поколения ссыльных революционеров, от декабристов до большевиков. Совершенно согласен со словами Е. Петряева: «Факты решительно опровергают одностороннее представление о старой Сибири как о царстве невежества, кнута и каторги. Даже в «гиблых местах» Забайкалья, особенно там, где были сосредоточены политические ссыльные, — всюду смелая и честная мысль пробивала себе дорогу к народу, несмотря на полицейские рогатки и административный произвол».

М.К. Азадовский писал, что «в орбиту влияния декабристов были втянуты все слои населения». И это действительно так — не только купцы, учителя, врачи, чиновники, но и крестьяне, охотники, лесорубы.

Высокие человеческие качества, благородство, демократичность поведения отличали всех «первенцев свободы». Князь С. Волконский удивлял всех тем, что запросто общался с крестьянами, часами беседуя с ними на рынке, постоялых дворах, улицах Иркутска. Легко находили общий язык с местными жителями, в том числе с бурятами, тунгусами, братья Бестужевы, Кюхельбекеры, Горбачевский, Лунин...

Описывая их взаимоотношения с сибиряками, не стоит преувеличивать влияния декабристов, рисуя их как миссионеров духа, благодаря которым сибиряки и «воспряли ото сна». И до прибытия декабристов они имели четко выраженные черты сибирского характера — прямодушие, искренность, гостеприимство, трудолюбие, сознание собственного достоинства. Сами декабристы высоко оценили моральный облик сибиряков при первом же знакомстве с ними.

«Чем далее мы продвигались в Сибирь, — писал Н. Басаргин, — тем более она выигрывала в глазах моих. Простой народ казался мне гораздо свободнее, смышленее, даже образованнее наших русских крестьян и в особенности помещичьих. Он более понимал достоинство человека, более дорожил правами своими».

Декабристы были поражены не только величием, красотой природы, но и разнообразием наций и племен, издавна живущих в мире и согласии между собой. Д. Завалишин восторгался тем, что сибиряк «не враждовал против чуждых национальностей и религий». Н. Бестужев и А. Розен сравнивали Сибирь по составу населения и характеру освоения с Америкой, где общественный строй в ту пору был конечно же выше российского, самодержавного.

Более близкое знакомство с Сибирью и ее народами пробудило у декабристов надежду на «политическое существование за пределами политической смерти». Тут следует повторить слова М. Лунина, под которыми расписались бы, пожалуй, все декабристы: «Настоящее житейское поприще наше началось со вступлением нашим в Сибирь, где мы призваны словом и примером служить делу, которому себя посвятили». Все они подтвердили это и словом и делом. Вот почему сибиряки до сих пор хранят благодарную память о декабристах и первыми начали открывать музеи, посвященные их памяти.

Как только бортпроводница объявляет о том, что наш самолет пересекает Урал, и мы из Европы попадаем в Азию, я пытаюсь, если мы летим днем и тучи не заволокли землю, рассмотреть внизу Тобольск, Ялуторовск, Курган, где располагались «колонии» декабристов. Ялуторовский музей одним из первых давно развернул экспозиции памяти декабристов, ведь здесь жили И. Муравьев-Апостол, И. Пущин, И. Якушкин й другие. Директор музея Н.В. Зубарев, четверть века возглавляющий его, рассказывает о них так, как будто знал их лично.

Во время командировок в Хатангу и на Чукотку пролетал над Туруханским краем, в котором в середине прошлого века находились в ссылке Ф. Шаховской, С. Кривцов, Н. Лисовский... А на юге Красноярского края в селе Шушенском жили после каторги на поселении А. Фролов и П. Фаленберг. Знаменитый А. Якубович, храбрый кавказец, умер и похоронен в Енисейске.

Огромная колония декабристов оказалась на территории Иркутской области — С. Волконский, С. Трубецкой, братья А. и И. Поджио, М. Лунин... П. Муханов жил сначала в Братском остроге, а затем в Усть-Куте под Иркутском. В. Раевский умер в Малышевке, рядом с моей родной Молькой, но похоронен в Олонках, где жил долгие годы...

На территории Бурятии в разное время жили на поселении 14 декабристов, имена их уже назывались выше. А в Забайкалье нашли вечное успокоение И. Горбачевский — в Петровском Заводе, А. Луцкий — в Нерчинске, И. Сухинов — в Зерентуе (название происходит от слова «дзерен» — сибирской антилопы, которой уже нет в Забайкалье). Таинственной непонятной смертью умер в Акатуе М. Лунин...

Трудно выразить простым перечислением имен те глубокие чувства, которые охватывают меня, когда мне приходится наяву видеть те места, где бывали декабристы. Их образы и судьбы буквально преследуют меня, где бы я ни был.

...Ранним январским утром мы выехали из Усть-Кута в Звездный, один из первых тогда поселков на БАМе, и еще издали увидели заиндевелый, припорошенный снегом мост через Лену. В лучах ослепительного солнца, в прозрачном, звенящем от мороза воздухе он казался легким, хрупким, словно из хрусталя. Вблизи же он выглядел по-иному. Мощные каменные быки, огромные железобетонные пролеты надежно соединили берега великой реки. С легкой руки журналистов его называли мостом в будущее, а для меня он стал и мостом в прошлое. Дело в том, что, копнув предысторию — и тридцатые годы, и строительство Транссиба, и середину прошлого века, когда впервые зашла речь о строительстве здесь железных дорог, я вновь встретил тему декабристов.

Решив установить, кто из них первым проезжал то место, где находится мост через Лену, узнал, что еще в 1784 году здесь был В. Штейнгейль. Владимир Иванович — один из немногих декабристов, выросших в Сибири. Тогда отца отправили служить на Камчатку, а дорога к ней пролегала в ту пору по Лене. В 1824 году здесь же проехал Д. Завалишин, возвращавшийся из Калифорнии через Охотск, Якутск, Иркутск в Петербург. В пути он составил проект освоения Амура и Сахалина. В разное время Усть-Кут проезжали и А. Бестужев (Марлинский), Н. Бобрищев-Пушкин, Н. Заикин, Н. Чижов, сосланные в Якутию.

Самой трагичной оказалась судьба Н. Бобрищева-Пушкина. Совсем молодой, как и многие декабристы, он был отправлен за Полярный круг — в Среднеколымск, тысячи за две северо-восточнее Якутска! Не выдержав свирепых 60-градусных морозов, полного духовного одиночества, он попытался бежать, но конечно же был пойман. Заключение, допросы еще в Петропавловской крепости, когда он «оказал... в показаниях своих откровенность», затем невероятно длинное путешествие, суровая зима подорвали его психику, и после его перевода в Туруханск было замечено, что он — «в помешательстве ума». Здесь 27-летний Николай Бобрищев-Пушкин сам попросился в монастырь под Туруханском, оттуда его перевели в Енисейский монастырь, затем в Красноярский дом умалишенных, а когда в Красноярск выслали его младшего брата Павла, тоже осужденного как члена Южного общества, они стали жить вместе. В 1840 году им разрешили переехать в Тобольск, где Николай снова оказался в доме умалишенных... Его ад, в котором мучился не только он, но и родные, закончился в 1871 году в Тульской губернии...

Пересекая просторы Сибири в самых разных направлениях, я вспоминал, сколько вдохновения подарили декабристам ее большие и малые реки. Они писали и о «диком береге Иртыша» (К. Рылеев), бросали взор, «туда, где Лена, Обь в гранитные брега плескают» (В. Раевский). В стихах В. Кюхельбекера упоминаются и Енисей, и Байкал, и почти все реки Забайкалья: «Шуми же, о Аргунь, мое благословенье! Ты лучше для меня, чем пасмурный Онон...», «Я простился с Селенгою, я сказал: прости, Уда!» Н. Чижов, сосланный в Олёкминск, написал стихотворение «Журавли», в котором воспеваются «светлого Амура воды».

Но не только поэтическое вдохновение черпали декабристы в реках Сибири. Они выражали заботу и о сугубо практическом использовании их в качестве водных магистралей. М. Кюхельбекер ратовал за соединение рек в одну транспортную систему. Еще более грандиозные проекты связи всех рек России и Сибири в единую воднотранспортную систему разрабатывали Никита Муравьев и Сергей Трубецкой.

Наряду с развитием речного и морского флота, прокладкой шоссе декабристы размышляли над программой железнодорожного строительства. Н. Басаргин предложил провести линию Пермь — Тюмень. Никита Муравьев произвел расчеты по строительству магистрали от Якутска к Охотскому морю. Г. Батеньков, не сломленный двадцатью годами одиночного заключения в Петропавловской крепости, составил проект северной, средне-и южно-сибирской магистралей. Поразительно, что многие участки нынешнего Транссиба и БАМа совпадают с его чертежами. И именно он первым заговорил о вторичном присоединении Сибири к России — о превращении ее в край развитой экономики и высокой культуры.

Казалось бы, как далеки от нас и восстание декабристов, и годы их каторги. Закованные в цепи, они добирались в Сибирь кто по этапу пешком, кто на лошадях. Но уже при их жизни в России появились первые «чугунные» дороги. Узнав, что инженер Герстнер начал строительство линии к Царскому Селу, Н. Бестужев написал, что она, конечно, «более дело прихоти, нежели необходимости; но... мы понимаем Герстнера, который хочет поскорее и на малом размере показать возможность зимних чугунных сообщений. Мы видим с удовольствием, что Россия не отстает в ходе просвещения от Европы, и, по-нашему, нет лучше способа для просвещения, как легкие и быстрые сообщения всех частей государства между собою. Это важный пункт, но на который до сих пор обращают внимание только в торговом отношении. ...Мы, русские, во многих случаях опереживали других европейцев: чугунные дороги не норы, они существуют на многих железных заводах для перевозки руды бог знает с которой поры».

Как же неправы отдельные мемуаристы, современники декабристов, и те горе-историки, которые утверждали, будто «первенцы свободы» были сломлены на каторге и в ссылке, погрязли в бытовщине, отошли от своих идеалов! Прекрасный ответ дал им еще в 1829 году Александр Одоевский:

Но в нас порывы есть святые,
И чувства жар, и мыслей свет,
Высоких мыслей достоянье!..
В лазурь небес восходит зданье:
Оно незримо, каждый день,
Трудами возрастает века,
Но со ступени на ступень
Века возводят человека.

Какой же силой духа веет от этих строк! Сколько в них исторического оптимизма, веры в людей и прогресс человечества!

«Отчего занимательность увеличивается вместе с древностью? — вопрошал Н. Бестужев и размышлял далее: люди исчезают... но привязанность к ним остается вечной, и тем сильнее, чем отдаленнее от нас действующие лица. Не доказывает ли это родственной связи человеческого рода, передаваемой из поколения в поколение и накопляющейся на отдаленных потомках тем в большей массе, чем больше поколений пользовались этой привязанностью?» Говоря так, Н. Бестужев не мог знать, какой исключительной привязанностью будет пользоваться у потомков поколение декабристов.

Пушкин пророчески предсказывал: «Не пропадет ваш скорбный труд...» В начале нынешнего века В.И. Ленин подтвердил предвидение поэта: «...их дело не пропало». Раскрывая эту краткую, но очень глубокую мысль, некоторые историки считали, что заслуга декабристов лишь в том, что они разбудили Герцена. Однако их исторический подвиг заключается прежде всего в том, что они впервые подняли революционное движение против самодержавия, за освобождение крестьян. Именно это и вдохновило Герцена на борьбу против царизма, и «лучшие люди из дворян помогли разбудить народ».

Глубоко символично, что ленинская «Искра», сыгравшая исключительную роль в революционной борьбе, открывалась строкой Одоевского «Из искры возгорится пламя!»

Попав в Сибирь, на себе познав горести и беды ссыльных каторжан, поселенцев и местных жителей, декабристы сблизились с народом, отдали много сил на его просвещение, на освоение и развитие «страны изгнания». И эту беззаветную деятельность с полным основанием тоже необходимо включить в дело декабристов, дело, величие которого со временем становится все более явным и притягательным.

Роль декабристов в освоении и развитии Сибири до сих пор полностью не раскрыта. Дело не только в том, что они были сосланы в самые разные ее углы, но и в многообразии их деятельности. Неслучайно академик М. Нечкина отмечала, что многие грани научной проблемы «Декабристы и Сибирь», по которой написаны сотни книг, тысячи статей, очерков, еще ждут исследования. Особенно перспективны поиски, выходящие за пределы географических и временных рубежей.

В ту пору понятие Сибирь было гораздо шире: Иркутская губерния, например, простиралась от Енисея до Тихого океана. Именно поэтому генерал-губернатор Восточной Сибири Н. Муравьев и получил полномочия вести переговоры о границах с Китаем в 1858 году, когда был подписан исторический Айгунский договор, по которому границы между Россией и Китаем пролегли по Амуру. Это во-первых.

А во-вторых, нельзя ограничиваться изучением вклада декабристов в освоение Сибири только их пребыванием в ссылке и завершать его 1856-м годом, когда они получили амнистию. Ведь многие из них изучали Сибирь и Дальний Восток еще до восстания, а целый ряд декабристов — М. Бестужев, И. Горбачевский, Д. Завалишин, А. Луцкий и другие — оставались и жили в Сибири и после амнистии.

Поняв это и начав первые «раскопки» в архивах и старых книгах, я узнал много чрезвычайно интересного. Выяснилось, что декабристы, прошедшие сложный путь от мистических масонских лож до тайных обществ с четкой политической программой, уделяли большое внимание Дальнему Востоку еще в юном возрасте. Так, в 1811 году А.Н. и Н.Н. Муравьевы организовали в Московском училище колонновожатых юношеское собратство «Чока» (так в ту пору называли Сахалин). Под влиянием идей Руссо об общественном договоре они решили создать на Сахалине республику, идеальное государство.

Любопытной параллелью к этому замыслу является мысль А. Пушкина, отмеченная историком Н. Эйдельманом: одна из последних работ поэта о путешественнике П. Крашенинникове была посвящена своеобразной вольной казацкой «республике», существовавшей в начале XVIII столетия на Камчатке.

В начале 1820-х годов декабристы М. Орлов, М. Дмитриев-Мамонов при участии Н. Тургенева в своем проекте преобразований страны предусматривали построение гавани при устье Амура! Став правителем канцелярии Российско-Американской компании, К. Рылеев непосредственно занимался проблемами освоения Русской Америки и Дальнего Востока. Приступив к работе в компании, Рылеев обнаружил весьма дельные предложения разных лиц об исследовании этого гигантского региона. Останься он в живых, Рылеев наверняка приложил бы силы для претворения в жизнь проектов декабристов Д. Завалишина и В. Романова об освоении Приамурья и Севера в районе Новой Земли.

До наших дней дошла записка П. Пестеля «Открытие торговли морем округ мыса Доброй Надежды между Россией, Китаем, Японией, Филиппинскими островами и Камчаткой». В «Русской правде» он предлагал новое административное устройство России после победы над самодержавием. На приложенных к ней картах детально районирована Сибирская область, на востоке которой намечалось создать Иркутский, Якутский и Камчатский округа. Менее подробно, но с большим учетом природно-хозяйственных особенностей разных частей страны была разграничена Россия в проекте конституции Никиты Муравьева. Эти наметки нашли развитие в его капитальном труде «О сообщениях в России», написанном в годы сибирской ссылки.

Близкий друг семейства Бестужевых Д. Василевский в 1819 году советовал Н. Бестужеву поискать в архивах, «не затевал ли чего Петр Великий на Амуре». Николай Александрович, назначенный историографом адмиралтейского департамента, начал капитальный труд «Опыт российского флота», в котором подробно рассказал не только о деятельности Петра I, но и о самых первых экспедициях отважных русских землепроходцев.

«Ледовитое море и часть Восточного океана от севера сделались известны русским посредством предприимчивого Дежнева, коего имя останется незабвенным в летописях открытий, — писал Н. Бестужев. — ...После северных экспедиций в Якутск принесены были известия о р. Амур томскими казаками... Сии известия... заставили отправить первого якутского воеводу Головина отряд под начальством письменного головы Василия Пояркова в 1643 году июля 15-го дня для разведания обстоятельно о странах, Амуру прилежащих». Далее декабрист подробно рассказал о путешествии Пояркова.

Капитальный труд Н. Бестужева остался незавершенным: арест, ссылка прервали его. Нет сомнения, что он так же детально рассказал бы о том, как шло дальнейшее освоение Дальнего Востока. В частности, о том, как русские в 1648 году пересекли Байкал, открыв новый, более короткий путь на Амур (Поярков и Хабаров ходили туда из Якутии), как в 1654 году был основан Нерчинский острог, в 1665-м — Албазинский, а в 1666-м — Верхнеудинский, ставший отцом нынешнего города Улан-Удэ...

Мечты и боль, надежды и страдания — сколько было связано у декабристов с Амуром! По этой реке они намечали неосуществленный побег в первые годы каторги. Многие из них были моряками — Н. и М. Бестужевы, М. Кюхельбекер, К. Торсон, В. Штейнгейль, В. Чижов. И путь от Байкала к Тихому океану представлялся им водным, что, кстати, более отвечает «водному» названию Байкало-Амурской магистрали.

«Мысль об Амуре меня занимала с 1809 года, когда я в первый раз увидел Ингоду и Шилку, — писал В. Штейнгейль. — В 14-м году я говорил об этом предмете с Николаем Семеновичем Мордвиновым, и он не противоречил мнению моему о возможности предварительной экспедиции на Амур...»

Весной 1857 года Михаил Бестужев принял предложение иркутских купцов доставить к Тихому океану 150 тысяч пудов груза и отправился в долгое, опасное путешествие. Баржи часто садились на мели, их приходилось разгружать, тащить волоком, снова загружать. Несколько работников, не выдержав адского труда, сбежало с полпути. И все-таки осенью того же года караван из 42 барж и плотов прибыл в Николаевск-на-Амуре, находящийся недалеко от устья реки, напротив Сахалина.

Этот самый настоящий подвиг, потребовавший от Бестужева напряжения всех моральных и физических сил, настолько поразил меня, что именно плавание по Амуру стало сюжетной основой моей книги о Михаиле Бестужеве. Беседуя с генерал-губернатором Н. Муравьевым, Бестужев и в Иркутске, и на Амуре неоднократно доказывал ему, что Николаевск не имеет особого торгового и стратегического значения, настаивал на поиске более удобного незамерзающего порта на юге.

Точка зрения декабриста удивительно совпала с мнением на этот счет Герцена, который писал в «Былом и думах»: «...Тихий океан — Средиземное море будущего. В этом будущем роль Сибири, страны между океаном, южной Азией и Россией, чрезвычайно важна». Далее Герцен говорил о том, что осваивать Сибирь надо южнее, стоит ли «мерзнуть и дрожать в Березове и Якутске, когда есть Красноярск, Минусинск и проч.».

Не под знаменем Марса, бога войны, а под сиянием Меркурия, бога торговли, проходило труднейшее путешествие Бестужева, который проявлял искреннюю заботу и внимание к маньчжурам, манеграм, солонам, гольдам и другим жителям Приамурья. Такое доброе отношение к аборигенам всегда отличало русских путешественников, вспомним Пржевальского, Арсеньева, Миклухо-Маклая, Потаниных и др.

Значение первых сплавов по Амуру, один из которых провел М. Бестужев, огромно и в международном отношении. Благодаря им Россия и Китай избежали интервенции англичан на Дальнем Востоке, улучшилось положение приамурских племен. Мирное освоение Амура русскими способствовало сближению России и Китая.

Возвращение М. Бестужева совпадает с поистине историческими событиями — русско-китайскими переговорами в Айгуне и подписанием трактата о границе по Амуру. Декабрист не принимал непосредственного участия в переговорах, но, давая мудрые, точные советы Муравьеву и его приближенным, Бестужев был не просто свидетелем, а одним из действующих лиц в укреплении дружбы народов России и Китая.

20 июня (2 июля) 1860 года военный транспорт «Маньчжур» под командованием Алексея Шефнера вошел в бухту Золотой Рог. Так появился пост Владивосток. Узнав об этом, М. Бестужев написал Д. Завалишину: «...я налегал на избрание порта Восточн[ого] океана и, как кажется, это немного подействовало...» Декабрист ратовал за «будущий Севастополь на Тихом океане», и вот его мечта сбылась — им стал Владивосток!

Хотя город возник как военный пост, он стал подлинным форпостом мира и дружбы на Дальнем Востоке. Позднее благодарные потомки назовут именем Бестужева одну из улиц Владивостока у бухты Золотой Рог. А на острове Путятин имя Старцева присвоят мысу и горе.

Что-то далеко в глубины истории занесли меня «Полеты над Сибирью». Впрочем, передвижения в пространстве почти всегда превращаются в путешествия во времени. Ведь «прошлое... связано с настоящим непрерывной цепью событий, вытекавших одно из другого... дотронулся до одного конца, как дрогнул другой». Эти слова Чехова невольно вспоминаются мне во многих местах Сибири, связанных с декабристами.

Музеи и мемориалы в их честь появились в Иркутске, Чите, Петровском Заводе, Баргузине. В сорока километрах восточнее Тынды одна из новых станций БАМа названа — Бестужеве. Приятно сознавать, что в увековечении памяти «первенцев свободы» есть и какая-то доля моих усилий, ведь первые мои статьи о создании музеев декабристов появились еще в середине пятидесятых годов.

Особой гордостью Бурятии является музей в Новоселенгинске, один из лучших в Забайкалье. Прилетая к своим родителям, я обязательно навещаю могилы Н. Бестужева и К. Торсона. Так было и в 1989 году, когда я, проездом из Кяхты, специально остановился в Новоселенгинске.

Десятки раз бывал тут, но ни разу не доводилось быть на противоположном берегу. В этот приезд мне это удалось.

Все, кто едут в Кяхту, Джиду, Закаменск или в Монголию, обращают внимание на высокий собор на той стороне Селенги. На фоне быстрой реки, островов, высоких гор, покрытых лесом, он сверкает рафинадной белизной, изящный, стройный и в то же время строгий.

По пути к пристани — памятник жене и детям английского миссионера Роберта Юилля, который от имени Лондонского евангелистского общества вместе с пасторами Эдвардом Сталибрасом и Вильямом Сваном с 1820 года пытался охристианить бурят-буддистов. Надпись на обелиске у трех могил — на латыни. В переводе она звучит так:

«Памяти Марты Кауи верной супруги и верного соучастника Лондонского общества миссионеров, родившейся в Шотландии в городе Глазго, жившей в Сибири у города Селенгинска. В годе Господнем 1827. Память справедливая благословенна». А внизу на русском: «Блажени мертвии, умирающие в Господе».

Удивительное дело: пытались распространить евангелие среди ламаитов, однако сами приобщились к их культуре. За пятнадцать лет пребывания здесь миссионеры настолько изучили монгольский и бурятский языки, что в 1836 году издали «Монгольский словарь» и «Монгольскую грамматику», которые отпечатали в своей типографии на берегу Селенги. Памятник поражает. То ли он сделан скульптором-бурятом, то ли англичане сами соорудили его таким, но своей формой он очень похож на буддийский субурган, который можно увидеть в любом дацане (монастыре).

К. Торсон и братья Бестужевы еще застали миссионеров, но в 1840 году русские православные власти добились высочайшего воспрещения дальнейшего пребывания миссии в Забайкалье, и бедняги евангелисты, оставив три могилы в такой далекой от Англии глуши, были вынуждены покинуть Селенгинск.

Недалеко от скалы Англичанки, которую местные жители до сих пор называют так в память о самоотверженной женщине, мы садимся в широкую моторную лодку, и местный рыбак Матвиевский мчит нас вниз по течению.

Длинный Чайный остров, названный так, потому что именно здесь любили отдыхать и чаевать братья Бестужевы с родными и друзьями, перегораживает прямой путь, и нам приходится огибать его, а потом подниматься вверх.

Моя родная Селенга (именно на ней, в сотне километров ниже прошло мое детство) в этих местах еще довольно чистая, рыбная. Собирая прозрачные ключевые воды своих притоков в Монголии, — а совсем рядом в нее впадает Чикой, по которому можно подняться в Усть-Киран, — она быстро несет свои мощные струи к Улан-Удэ и Байкалу, отцу своему. Но, к сожалению, самый крупный приток не только пополняет священное море, но и сильно засоряет его.

На том берегу просим лодочника причалить ниже собора, высаживаемся, идем по бывшему кладбищу старого города. Могильные холмики почти сровнялись с землей, деревянные кресты частью сгнили, частью сожжены туристами и рыбаками. Но вблизи собора лежат толстые надгробные плиты, на которых можно прочесть буквы.

«Михаил Климович Лушников...» Дат жизни не видно. Вот так сюрприз! Это же дед А.М. Лушникова, ученика и друга Бестужевых!

«Дмитрий Ильич Ворошилов. Род. 26 октября 1756. В Селенгинске сочетался браком июля 17 дня 1777 г. Скончался 1827 г. 21 марта». А это дед Старцевых по матери. Именно в его доме поселились и жили первое время Бестужевы, сосланные сюда. Федосья Дмитриевна Старцева, урожденная Ворошилова, окружила Бестужевых материнской заботой (в ту пору она была уже старушкой). М. Бестужев написал о ней М. Семевскому: «...это настоящий тип сибирячки, т. е. человека, не имеющего никакого образования, но здравомыслящего, проницательного и верного в суждениях даже тех предметов, которые выше его понятия; прибавьте к этому необыкновенную доброту, симпатичность к ближнему и набожность, столь редкую в Сибири...» Она ко всем, даже к генерал-губернаторам, обращалась на «ты».

Много незнакомых мне фамилий: С.Ф. Власов, умерший в 1782 году, Василий Фирсов — в 1726-м. Господи, какая древность! И тут я вспоминаю, что Селенгинск основан еще в 1665 году. Именно тогда отряд казаков Гаврилы Ловцова прибыл из Баргузина и в одно лето поставил здесь острог, который не понадобился для обороны, буряты встретили русских, можно сказать, приветливо, так как теперь они перестали страдать от набегов монгольских князьков.

Но в 1685 году, когда империя Цин перешла в наступление на русских в Приамурье и когда Монголия, подчиненная маньчжурам, стала наступать на русские владения, Селенгинск пришлось срочно перестраивать и укреплять. Тогда-то и началось строительство того Спасского собора, который до сих пор украшает окрестности Новоселенгинска.

Именно в эти годы Канси, глава маньчжурской династии Цин, захватившей власть в Китае, разработал стратегию борьбы с Россией, в которой двумя важнейшими направлениями стали Албазин и Селенгинск. Пользуясь тем, что русские никак не хотели выдавать перешедшего в их подданство тунгусского князя Гантимура, Канси стал посылать войска в Приамурье, которые неоднократно осаждали Албазин.

Еще большую роль в планах Канси играл Селенгинск. Используя силы монгольских князей, он хотел не просто отвлечь от Амура войска русских, но и, взяв Селенгинск, пройти дальше, захватить Верхнеудинский, Иркутский, Братский остроги. В случае удачи грандиозной стратагемы вопрос о Приамурье отпал бы сам собой, более того — границы между Россией и Китаем переместились бы к западу от Байкала.

Обольстившись авантюрными планами, монгольский хан Очирой (он же Тушету-хан) послал большое войско во главе со своим братом Батуром-Хунтайджи на Селенгинск. Явно бросается в глаза манера загребать жар чужими руками, как у Канси, так и у Очирой-хана. Обороной Селенгинска командовал бывший украинский гетман Демьян Многогрешный, сосланный сюда. Военного опыта ему было не занимать — он сражался и побеждал и турок и поляков. Опальный гетман выдержал мощную осаду города, а когда монголы перешли на левую сторону Селенги, направляясь к Байкалу, полностью разгромил врага. Убитых было много и с нашей и с той стороны. И в память о том сражении гора и падь, где проходило оно, до сих пор зовутся в народе Убиенными.

И ликующим праздником вознесся к небу освященный в следующем 1689 году красавец Спасский собор, который поставил точку на набегах иноземных захватчиков и восклицательный знак защитникам и жителям этого одного из древнейших русских городов Сибири!

Демьян Многогрешный нашел вечное успокоение на этой земле.

По свидетельству М. Бестужева, о пребывании его «не сохранилось здесь никаких преданий, даже место, где он похоронен, не известно, потому что плита с его могилы снята при постройке каменного собора в Селенгинске и заложена в каменный пол нижней церкви в числе других плит».

Город этот вошел в историю России тем, что через него в 1677 году возвращался из Китая русский посол Спафарий. А в 1727 году сюда был сослан Меншиковым арап Петра Великого Абрам Ганнибал «для построения на новом месте Селенгинска». И как причудлива судьба! Савва Рагузинский, основатель Кяхты, ведя переговоры с Китаем, заезжал в Селенгинск и встречался с Ганнибалом, которого он в 1704 году привез в Россию и подарил Петру I.

Не буду лезть в дебри истории, скажу лишь о том, что именно здесь и в Нерчинске служил дядя декабристов Василий Сафронович Бестужев, тот самый, который, не нажив службой никакого богатства, был вынужден уйти в Москву пешком.

И еще одна совершенно неожиданная для меня декабристская реминисценция: с другой, западной стороны собора, рядом с часовней Святого Креста высится памятник на могиле воеводы Варфоломея Валентиновича Якобия, деда кавалергарда Ивана Анненкова. В кинофильме «Звезда пленительного счастья» прекрасно показана не только любовь Ивана к француженке Полине Гебль, но и богатство дома Анненковых, хозяйка которого и была дочерью похороненного здесь генерал-майора Якобия, матерью декабриста. Варфоломей Валентинович был комендантом Селенгинска с 1740 по 1769 год.

В отличие от В.С. Бестужева Якоби нажил тут такие богатства, которых хватило и дочери, и внукам, и правнукам, — множество деревень, тысячи крепостных душ, дома в разных городах России... Но знал бы он, что его внук окажется членом тайного общества и проведет много лет в Сибири вовсе не на воеводской должности!

Ну а теперь о Спасском соборе. Всем своим обликом он напоминает деревянные церкви русского севера, особенно луковицы многоглавого храма, оригинальные лестницы и входы на второй этаж. Высокая восьмигранная колокольня почти в пятьдесят метров завершается не шпилем, а шатровым покрытием, увенчанным маленькой луковкой и крестом. И что-то неуловимо восточное грезилось в облике храма. Каково же было мое удивление, когда я прочитал в одной из книг по архитектуре о «монголизированной орнаментации», которая явно видна в лепных украшениях оконных проемов. Л. Минерт в прекрасной книге «Памятники архитектуры Бурятии» пишет о подобных мотивах и на церквах города Тотьмы на реке Сухоне, по которой плавал в молодости Василий Кандинский и где жил Терентий Андрианович Бестужев, прадед декабристов, стольник, воевода Тотьмы.

Этот подлинный шедевр русского зодчества XVIII века вполне мог бы украсить любой город России. Строил его, по свидетельству М. Бестужева, томский мещанин Мальцев. Но Л. Минерт утверждает, что «собор возведен архитектором-самоучкой Воротниковым, тюменским мещанином». Подрядчиком строительства был купец И.С. Басов, наверняка предок кяхтинского купца И.А. Басова, которого монголы почитали святым за его добрые дела по отношению к ним.

Но во что собор превратился сейчас! Судя по снимкам, еще в 1920-х годах он находился в прекрасном состоянии. Потом то ли по распоряжению местных властей, то ли по инициативе местных атеистов были взорваны оба придела, построенные с двух сторон храма. Заряд огромной силы был заложен и внутри собора. После варварского взрыва вылетели двери, стекла и слюда (!) во всех окнах. Осколки иссекли стены, но прочнейшая кладка, на протяжении трех столетий выдержавшая немало сильных землетрясений, устояла и на этот раз. Кирпич, который хотели использовать для постройки новых зданий, не удалось отслоить от раствора, замешенного на яйцах...

Зайдя внутрь, мы увидели метровую толщу навоза и птичьего помета. Огромная стая диких голубей гнездится здесь долгие десятилетия, а пастухи колхоза имени Ленина, который расположен на том же берегу, загоняли сюда овец, коров.

Однако такому скотскому отношению, кажется, пришел конец. Летом 1989 года общественность Бурятии отметила 300-летие уникального исторического памятника. На торжество приехали архиепископ Иркутский и Читинский Хризостом, протоиерей из Владивостока и два священника из Улан-Удэ. Специально зафрахтованный и оплаченный епархией теплоход перевез на тот берег селенгинцев, гусиноозерцев, жителей других сел, пожелавших принять участие в святом празднике. Кино- и фотокорреспонденты, репортеры газет, телевизионщики запечатлели митинг на фоне собора и большущего креста, высотой пять-шесть метров, на трех концах которого были закреплены иконы из фондов музея декабристов. Одна из них, пробитая пулей на Малаховом кургане во время Крымской войны 1854—1855 годов, принадлежала 41-му Селенгинскому полку, который сражался и под Бородином в 1812 году.

В завершение празднества Камерный хор из Улан-Удэ прямо в соборе исполнил духовные песнопения на музыку Чайковского, Рахманинова, Бортнянского. Слезы невольно появились на глазах многих людей, когда прекрасные хоралы впервые за шестьдесят с лишним лет огласили своды собора.

Сейчас принято решение о реставрации Спасского собора и включении его в мемориальный комплекс туристского кольца, на другой стороне которого находится еще одна уникальная жемчужина — Гусиноозерский буддийский монастырь. Заговорили и о передаче собора верующим, но на той стороне сел близко нет, а жителям Новоселенгинска, среди которых, кстати, почти нет верующих, переправляться туда не на чем...

В тот раз не было времени сходить на Караульный камень. Но позже я добрался до него. Этот утес стоит недалеко от места слияния Чикоя с Селенгой. Отсюда хорошо видно, кто едет по дороге или приближается по этим рекам. В случае тревоги часовые, как когда-то запорожцы, зажигали сторожевой огонь, предупреждая горожан об опасности.

Смотрел на бурые воды Чикоя и Селенги и невольно думал о том, что по одной из этих рек спустились к Байкалу и на Ангару мои предки, бежавшие из Халха-Монголии. Это могло быть и до и после битвы на Убиенной горе. А бежали они как шаманисты от преследования не только буддийских лам, но и хана Очироя. Далеко не все монголы поддерживали служение императору Канси и антирусские настроения. И хан Галдан, властелин Джунгарии, откуда произошли калмыки, разбив войска Очироя, сорвал планы дальнейших походов на Селенгинский, Верхнеудинский, Иркутский остроги. Скажем спасибо его воинам, которые пресекли дальнейшие набеги на русские земли.

Вообще буряты и монголы — народы одного этнического корня. В эпоху киданей и Чингисхана, да и раньше, спасаясь от истребления в междоусобных войнах, северные племена монголов откочевали по Селенге к Байкалу, расселились по его берегам и в Приангарье. Эти таежные и горные монголы, которые стали называться бурятами, вытеснили оттуда предков нынешних якутов, вынужденных спуститься вниз по Лене и Ангаре.

Миграция северных монголов продолжалась и в XVII — XVIII веках из-за нашествия маньчжуров и проникновения ламаизма из Тибета. Не случайно бурятский историк M. Н. Хангалов и другие ученые неоднократно отмечали появление в Приангарье многих шаманских родов, бежавших из Монголии. В годы гражданской войны и коллективизации некоторые буряты бежали на родину предков. Так что волны миграции прокатывались и в ту и в эту сторону...

Вернувшись в Москву, я рассказал о своих впечатлениях кузену Николаю Хунданову, а он вдруг говорит, что его бабушка Антонина Ильинична Немчинова происходила из Кяхты и была кузиной Юлии Барм а — жены К. Рокоссовского. Зимой 1925/26 года она участвовала в лыжном, переходе «Иркутск — Москва». В 1926 году она вышла замуж за H. М. Тарантаева, работника ОГПУ, которого вскоре командировали в Монголию, где он служил с Благовестовым-Волконским и Чайвановым. Там у них родились дочь Валя и сын Володя. В 1929 году, когда гоминьдановцы начали происки на КВЖД, возникла необходимость послать нашего человека в Маньчжурию. Молодая мать, еще кормившая ребенка, вызвалась выполнить опасное задание. И хотя ее отговаривали, она заявила, что ее знаменитая кяхтинская фамилия поможет ей. Кяхтинские купцы Немчиновы были известны всей Сибири и Дальнему Востоку, включая Китай и Монголию. Одни из них были миллионерами, другие — победнее. К каким из них относилась Антонина Ильинична, Коля Хунданов не знает, как не знает подробностей героического рейда и смерти своей бабушки: его матери Валентине Николаевне было всего два года, а дед Николай Максимович Тарантаев, как многие чекисты, репрессированный в 30-х годах, успел лишь сказать, что ее разоблачили белые и выдали гоминьдановцам. После допросов и пыток она была расстреляна...

В каких-нибудь архивах, наверное, есть несколько страниц или строчек об Антонине Ильиничне. Но конечно же и сейчас они за семью печатями: восток — дело тонкое... Сколько же тайн хранится там, в том числе и тех, которые касаются близких и дальних родственников! И как причудливы связи: оказывается, я являюсь далеким родичем кяхтинцев!

Стою у слияния Чикоя и Селенги, и мысли, воспоминания несутся так же быстро, как воды этих рек, завихряясь воронками, затягивая в глубины времени и тут же вознося к более светлым слоям памяти. Смотрю вниз по течению. Где-то там пристань Арсентьева, на которой белые расстреляли кяхтинского священника Парнякова. Невольно вспомнилось ровное поле на бывшем кладбище у Успенской церкви, где похоронен он и куда до сих пор приходит его племянница, чтобы возложить цветы...

А у мемориала декабристам — группа людей, вышедших из автобуса. Переехав на другую сторону Селенги, я хотел взять и увезти с собой горсть земли с могилы Николая Бестужева, но сделать это невозможно, так как все залито бетоном и асфальтом. Тут я согласен с В. Распутиным, который пишет, что нет среди этого площадно-бетонного торжества «клочка земли, куда бы могла упасть слеза чувствительного потомка и откуда ответным благодарствованием могло донестись ожидаемое дуновение». И тогда я набрал земли с места бывшей усадьбы Бестужевых, находящейся неподалеку от могилы, за буераком.

Один за другим подходят к мемориалу большие автобусы, легковые автомобили. Из Гусиноозерска, Улан-Удэ, Кяхты, из Монголии. А летом сюда подходят теплоходы, катера, лодки. Надгробье завалено цветами, венками и... монетами. Нет в этом ничего кощунственного — буряты издавна оставляли в святых для них местах деньги. На местах молебствий — обоо, у целебных источников, в глухой тайге и на горных перевалах, рядом с шумным трактом можно увидеть деревья, кучи камней, увешанных ленточками, усыпанных конфетами, монетами и даже бумажными деньгами...

И хорошо, что одним из таких святых мест стали декабристские могилы в Бестужевской пади на левом берегу Селенги.
Примечания

1. Барабан кочевников. Даль называет его турецким, но этот инструмент более древнего происхождения. В Предуралье, где турок никогда не было, есть железнодорожная станция Тулумбасы.

0

32

«В потомках наше племя оживет...»

Итак, окончательно разгадать тайну картины не удалось. Но и сейчас я зарекаюсь ставить точку. Уж сколько раз казалось, что поиск закончен, больше ничего найти не удастся, как вдруг открывались большие и малые тайны, рождавшие, в свою очередь, новые загадки и задачи. В этом я убедился после выступления в Московском Доме художника на Гоголевском бульваре.

На мраморной доске старинного особняка с колоннами золотом сияет надпись: «В этом доме в начале 20-х годов XIX века собирались члены тайного общества декабристов». И хорошо, что именно здесь начали проводиться вечера, посвященные их памяти. Первый цикл прошел зимой 1977/78 года, с тех пор каждую зиму тут встречаются потомки декабристов и все, кому дороги имена этой славной когорты сынов нашей отчизны. Организатором вечеров является доцент Московского энергетического института А.К. Нарышкин, один из потомков известного декабриста.

Трудно без волнения видеть, как в начале каждого сезона проходит своего рода перекличка поколений.

— Потомков Николая Бестужева представляет его правнук инженер-строитель Александр Александрович Старцев, — объявляет ведущий, и присутствующие аплодисментами приветствуют гостя из Владивостока.

— Дмитрия Завалишина представляет его внук Борис Иванович Еропкин, известный корабел, лауреат Государственной премии СССР...

— Ивана Якушкина — праправнук Иван Георгиевич Якушкин, кандидат технических наук...

— Василия Тизенгаузена — хирург, участница Великой Отечественной войны Тамара Владимировна Тизенгаузен...

Далее представляются потомки И. Анненкова, В. Бечастного, Е. Оболенского, И. Поджио, В. Раевского,

К. Рылеева, А. Сутгофа... Все это поразительно! Расстреляны картечью на Сенатской площади и в поле под Трилесами, повешены, сосланы в Сибирь и на Кавказ, а имена декабристов, повторенные в потомках, живы!

Но вечен род! Едва слетят
Потомков новых поколенья,
Иные звенья заменят
Из цепи выпавшие звенья...

Множество интересных докладов и сообщений было сделано здесь. Выступали историки профессора Д. Ознобишин, В. Федоров, Я. Щапов, писатели А. Жигулин, В. Чивилихин, Н. Эйдельман, кинорежиссеры К. Бурковский, В. Лопатин, архитектор С. Грумм-Гржимайло, музейные работники, искусствоведы, филологи, журналисты, актеры. Широка и «география» выступавших — Москва и Ленинград, Киев и Калуга, Владимир и Владивосток, Чита и Иркутск... Без преувеличения можно сказать, что все мало-мальски заметное в декабристоведении последних лет было представлено на этих вечерах.

Готовясь к докладу «Декабристы и древо Кандинских», я значительно обновил, уточнил родословную выходцев из Сибири. И помог в этом... каталог Государственной библиотеки имени В.И. Ленина. Перебрав около семидесяти карточек на книги, написанные Кандинскими и о них, я обнаружил помимо книг психиатра и художника труды других Кандинских. Много учебников по истории музыки и книг о жизни и творчестве Балакирева, Рахманинова, Римского-Корсакова, Скрябина и других композиторов написал А.И. Кандинский. После первого же звонка пианистке Наташе Деевой, часто выступающей на вечерах памяти декабристов, узнал, что Алексей Иванович — профессор Московской консерватории. Позвонив ему, узнал, что он — внучатый племянник художника Василия Кандинского и психиатра Виктора Кандинского и, следовательно, прямой потомок Хрисанфа Петровича, чей портрет хранится в Нерчинском музее.

Его дед Иван Хрисанфович был родным младшим братом психиатра В.А. Кандинского, стал коммерсантом. Отец Иван Иванович, 1892 года рождения, окончил медицинский факультет Московского университета, служил врачом Красной Армии в Средней. Азии, в годы Великой Отечественной войны был заместителем начальника банно-прачечного отряда 2-го Белорусского фронта. Моя тетя, Елена Ивановна Бараева, служила в одном из таких отрядов, вполне возможно, вместе с И.И. Кандинским. После войны до самой смерти в 1955 году Иван Иванович был старшим научным сотрудником Центрального дезинфекционного научно-исследовательского института.

Сам Алексей Иванович тоже участвовал в Великой Отечественной войне, трижды ранен, награжден орденами, медалями. После окончания Московской консерватории он более сорока лет преподает там же теорию и историю музыки. Среди его учеников много известных композиторов, музыкантов, певцов. Некоторое время Алексей Иванович работал в Китае, награжден орденом. О том, что один из его предков, князь Гантимур, происходит из Маньчжурии, он узнал лишь от меня.

Жена Алексея Ивановича Ирина Михайловна Сухаребская — пианистка, старший сын Алексей — музыковед, защитивший диссертацию «О взаимовлиянии композиторского и исполнительского творчества С.В. Рахманинова», доцент Московской консерватории. Жена сына Татьяна Владимировна Кандинская — преподаватель Государственного музыкального училища имени Гнесиных. Младший сын Иван Алексеевич единственный в их ветви продолжил медицинскую линию, стал врачом-терапевтом, работает на «Скорой помощи». Дочка Аня учится в институте.

Случайно узнал, что в Московском государственном институте иностранных языков имени Мориса Тореза работает еще один Кандинский. Созвонившись с ним и расспросив его о предках, установил, что Борислав Сергеевич — тоже «от Хрисанфа». Вписав новую ветвь в древо, увидел, что он находится на одном седьмом «этаже» поколений и, следовательно, является кузеном профессора А.И. Кандинского.

Когда я спросил Борислава Сергеевича, сколько языков он знает, он как-то замялся и ответил, что не может точно ответить на это. Позднее от его коллег я узнал, что он владеет всеми европейскими и арабским языками. Другими словами, он может объясниться с жителями не только Европы, но и Северной Африки, Ближнего Востока, Северной и Южной Америки, Австралии. В названии его кандидатской диссертации слышится нечто музыкальное — «Текст как интонационная структура». Сейчас он готовится к защите докторской — «Коммуникативная организация текста». Его отец С.М. Кандинский (1913—1982) был художником-оформителем.

Много медиков, музыкантов и в ветви от Алексея Петровича Кандинского, младшего брата Хрисанфа. Так, дочь М.И. Водовозовой Нина Васильевна Хорошко — хирург, доктор медицинских наук. Ее муж Дмитрий Алексеевич Арапов, Герой Социалистического Труда, был главным хирургом Военно-Морских Сил. Их дочери Нина Дмитриевна Хорошко и Светлана Дмитриевна Арапова — кандидаты медицинских наук, занимаются соответственно гематологией и эндокринологией.

Любители искусства хорошо знают имя концертмейстера Московской филармонии Майи Водовозовой. Она давно, со студенческих лет знает А.И. Кандинского. Каково же было ее удивление, когда я сообщил ей, что они — близкие родственники.

— Лешка — мой кузен! Не может быть! — воскликнула она, но, внимательно, изучив схему древа, только развела руками. — Просто фантастика!

Муж Майи Владимировны Анатолий Николаевич Бойко — солист Московского камерного музыкального театра. Вместе со своим руководителем главным режиссером Б.А. Покровским объехал с гастролями чуть ли не весь мир.

Много представителей этой фамилии живут в других городах страны. Из каталога Ленинской библиотеки я узнал, что в 1971 году в Ленинграде Л.И. Кандинская защитила диссертацию «Болезни вводимых в культуру кормовых и лекарственных растений», а в Уфе в 1980 году вышла книга В.Д. Кандинского «Методика обследования состояния строительных конструкций и оборудования, эксплуатирующихся в агрессивных средах». Чрезвычайно важная тема!

Не могу утверждать, что эти Кандинские из того же древа, но фамилия настолько редка, что мне кажется, что и они — потомки забайкальцев. Было бы хорошо, если бы они откликнулись и сообщили о себе.

А сколько представителей этой фамилии никогда не писали и не будут писать книг, диссертаций! Ведь не только в этом смысл жизни. Есть немало других, не менее важных и полезных сфер деятельности, не оставляющих следа на страницах газет, журналов, книг, но приносящих большую пользу и преобразующих жизнь.

В одной из книг директора Иркутского художественного музея А.Д. Фатьянова я увидел фамилию художника В.А. Кандинского, народного художника Якутии. Попросив журналистку В.С. Павлову, живущую в Якутске, встретиться с ним, я получил известие о том, что он уже умер. Позднее мне удалось вылететь туда и встретиться с его сыном Владимиром. Но в его доме не осталось ни одной картины отца, ни листочка с наброском. Вячеслав Алексеевич перед смертью все отдал в Якутский и Иркутский музеи.

Первой его работой, которую я увидел, оказалась небольшая картина «Избиение политических ссыльных в Усть-Куте». Она висит в филиале краеведческого музея «Большевики в Якутской ссылке». Другие работы с трудом удалось найти в запасниках Музея изобразительных искусств. «Высадка десанта в Булуне» иллюстрирует эпизод гражданской войны, участником которой был Вячеслав Кандинский. Два пейзажа на ватмане или картоне заинтересовали меня. Названий нет. На одном изображен островок в море, на другом — прибой. Краски напряженные, колорит тревожный. Холод, ветер, суровость севера веют с них.

Бывший сотрудник краеведческого музея И.Г. Березкин, близко знавший Вячеслава Алексеевича, говорил, что тот занимался фигурным катанием, вызывая изумление горожан, когда в 40-градусные морозы ходил на лед Лены и выделывал там замысловатые круги и прыжки. А было ему уже около пятидесяти лет. Лучшие, по его мнению, работы оказались в Иркутске. Последние годы он жил там...

Побывал я, конечно, на знаменитой шахте Шергина, в которой А. Бестужев (Марлинский) измерял температуру на разных глубинах. Это обычный деревянный сруб, внутри которого вырыта глубокая скважина в глубь вечной мерзлоты. Могилы Анны Гавриловны Бестужевой, сосланной сюда императрицей Елизаветой, дочерью Петра I, в середине XVIII века, не сохранилось, хотя Бестужев (Марлинский) посещал ее у Богородской церкви. Дом, в котором жил сам Бестужев, снесен в начале 1970-х годов, когда тут возводили блочные пятиэтажки.

Кропотливо выбирая фамилии Кандинских из старых книг, газет, журналов, архивов, я набрал сначала двести, потом триста представителей этого семейства. Узнав о моем поиске, многие друзья и знакомые стали помогать мне. Так, Мариэтта Омаровна Чудакова подарила мне имена Ксенофонта Сильвестровича Кандинского, умершего 7 февраля 1875 года на 43-м году жизни и похороненного в Покровском монастыре в Москве (это родной дядя художника Василия Кандинского), и Марии Александровы Кандинской, похороненной в 1869 году на Новодевичьем кладбище в Петербурге в одной могиле с Е.О. Басниной и Л.В. Дрентельн.

Сделав первые наброски родословного древа Кандинских, я вдруг получил совершенно неожиданное подкрепление из Читы. Майор МВД по службе и дотошный краевед-историк по призванию Г.А. Жеребцов, с которым мы начали переписываться после одной из моих публикаций, привез мне более пятидесяти выписок из старых церковных книг Забайкалья и 55 адресов Кандинских, проживающих ныне в Чите и Читинской области. Журналист Ростовцев прислал адреса тридцати двух Кандинских из Бурятии. Увидев списки, я и обрадовался — древо станет полнее, и запаниковал: как же трудно будет «вплетать» новые ветви в крону древа! Такая морока — разбираться в родственных связях, воссоздавать пунктиры звеньев, цепочек, ведущих из прошлого в наш век!

Пробежав глазами по спискам, увидел знакомые имена, но даты жизни более точные и много новых имен, которых у меня не было. Виринея, Георгий, Никифор из прошлого столетия, Алевтина, Виктория, Глафира, Геннадий, Альберт — из наших дней. Доярка, учитель, зоотехник, шоферы, рабочие, железнодорожники... Родились в Забайкалье, но кое-кто уехал в Магадан, Коми АССР, Амурскую, Иркутскую, Новосибирскую области, Хабаровский край... Да что же вы делаете, дорогие Кандинские! Как же мне теперь собрать сведения о вас, разъехавшихся по глухим селам, станциям, поселкам?

И все же чувствую, никуда не денусь — займусь, доведу до конца. Ведь я уже вкусил плодов этого древа, вырастающего из одного корня. Оно соединено сложной системой «кровеносных» сосудов, ни один из которых нельзя оборвать, чтобы не усохла какая-то веточка, не исказилась общая картина...

На вечер в Дом художника были приглашены все потомки Кандинских, которых удалось найти к тому времени. Это было удивительное для меня зрелище. Большинство из них впервые видели друг друга, хотя давно жили и работали почти рядом друг с другом, в довольно близких сферах, повторяя общие линии судеб, закодированных генами предков.

Среди них около двадцати медиков, десять художников, столько же музыкантов. Однако мне известны в основном лишь московские представители фамилии, а судя по сибирским ветвям, там много рабочих, колхозников, инженерно-технических работников. Так, яку-тяне Борислав и Владимир Кандинские — шоферы, их дети работают в аэропорту, детском саду, но племянница Вячеслава Алексеевича К.А. Громодзинская — директор Иркутской кинохроники, ее сын А. Громодзинский — кинооператор, дочь Эмма Викторовна — преподаватель политехнического института.

Изучая древо Кандинских, видишь, что в нижних ветвях его почти все женились и выходили замуж, разводов почти не было, а на вершине кроны стало больше одиноких, разошедшихся. Резко сократилось и число детей: у прадедов и пращуров рождалось в среднем по десять детей, а у нынешних потомков — по одному-два ребенка. В целом же Кандинские всегда отличались и отличаются уважением к родителям и старшим, супружеской верностью, домовитостью, безграничной, но мудрой любовью к детям.

Выступая в Доме художника, я рассказал об истории с картиной и о том, как в результате поиска были найдены потомки Н. Бестужева, а затем обрисовались контуры огромного древа Кандинских с мощными ответвлениями родов Лушниковых, Токмаковых, Водовозовых, которые переплелись с кроной древа Сабашниковых, Басниных, Старцевых, Булгаковых, Красиных.

Даже по тем, кто присутствовал на вечере, а из-за командировок, болезней, других обстоятельств пришли далеко не все, было ясно, каких высот достигли многие потомки забайкальцев.

На вечере присутствовали редактор московского издательства «Искусство» Елена Сергеевна Сабашникова и ее дочь Аня — студентка МГУ, и другие потомки издателя. Они находятся в близком родстве с писателем Леонидом Леоновым: его жена, дочь Михаила Васильевича Сабашникова, племянница которого Маргарита Васильевна, художница и поэтесса, ученица И. Репина, была женой поэта Максимилиана Волошина. Другая дочь издателя Нина Михайловна Артюхова (1902—1990) была известной детской писательницей.

Напомню, что двоюродный брат издателей И.М. Сабашников (1855—1931) работал в Петербурге вместе с психиатром В.Х. Кандинским. Иван Михайлович, тоже выпускник Московского университета, знал двенадцать языков, переводил Р. Тагора. Из скромности подписывал свои литературные работы псевдонимом «И. Юринский», по фамилии матери. (Фамилия А.И. Юринской мелькнула в «Месяцеслове» Токмаковых: помните, вместе с X. П. Кандинским она была восприемницей при крещении И.Ф. Токмакова. Это, видимо, бабушка психиатра И.М. Сабашникова.) Позднее Иван Михайлович стал главным врачом психиатрической больницы «Творки» под Варшавой. Не у него ли лечился известный литовский художник и композитор М. Чюрлёнис?

Однако не все присутствовавшие на вечере Сабашниковы имели четкое представление о родстве с Кандинскими, и мне пришлось сказать, что купец H. X. Кандинский был женат на M. Н. Сабашниковой, что А.Н. Старцева, урожденная Сабашникова, воспитала детей Николая Бестужева, а ее кузина А.Д. Корнакова стала известным монголоведом. Не знали они и о родстве с одним из основателей Дальневосточного пароходства, М.Г. Шевелевым, дети которого породнились с детьми ссыльного поляка М.И. Янковского, внук и правнук которого живут во Владимире.

Но дело не только в кровных связях. Не менее важны духовные узы. Поэтому потомки Кандинских и Сабашниковых с особым интересом отнеслись к рассказу о встречах их предков с декабристами Бестужевыми, Горбачевским и другими.

Много интересного сообщили и они, тем самым уточнив и расширив родословную Сабашниковых. Так я познакомился с еще одной представительницей этого славного рода, Златой Александровной Сабашниковой, учившейся вместе с А.И. Кандинским в Московской консерватории. Ее отец, кузен издателей, был рентгенологом, микробиологом, конструировал фотокамеры, сам делал их, увлекался художественной фотографией. Снимки его, хранящиеся у дочери, представляют интерес для историков фотоискусства.

Злата Александровна живет на Арбате, в том самом доме, который описан в романе А. Рыбакова «Дети Арбата». Видел ее в последний раз в шумном, пестром потоке, беспрерывно шуршащем по брусчатке. Она шла с каким-то рюкзачком на спине. Ей было явно не по себе от постоянной опасности быть задетой, сбитой с ног, но взгляд был спокоен, тверд, хотя и насторожен

Родившаяся и выросшая в Москве, почти всю жизнь отдавшая преподаванию русской классической музыки, чудом избежавшая ареста в тридцатых годах, Злата Александровна даже внешне резко выделялась из нарядно, модно одетой летней толпы и выглядела не только как приезжая, но и как человек из другой эпохи, ныне невероятно замутненной и взбаламученной.

Как часто мы, находя вполне убедительные причины и ссылаясь на разные обстоятельства, проходим мимо живого олицетворения нашего прошлого, а Злата Александровна олицетворяет и одну из усохших ветвей древнего кяхтинского рода...

Однако древо, корнями уходящее в Сибирь, продолжает зеленеть. Удивительный, любопытный эксперимент поставила история. Сначала купцы вслед за казаками-первопроходцами прошли на Обь, Енисей, Лену (освоение Сибири — прямая заслуга вологжан, костромичей, вятичей, потому-то оно шло северными широтами), потом спустились к Байкалу, основали торговлю в Иркутске, Верхнеудинске, Селенгинске, Кяхте, Нерчинске, кровно соединились с местным населением, как Кандинские, Сабашниковы, а потом на новом витке истории вернулись в Россию.

Даже у этих присутствующих в Доме художника внешне совершенно русских людей все же проглядывали смугловатость, раскосость глаз, темнота волос и восточные скулы.

Часто говорят, что раскосость русских — следствие татаро-монгольского ига. Как видите, дело не только в этом, но и в очень давних тесных связях центра России с Сибирью. Конечно, при освоении ее миграция в основном шла с запада на восток, но, как выясняется, немало сибиряков переезжало в центр России не только в нынешнем, но и в минувших веках. И нет ничего удивительного в том, что восточные черты проступают в облике писателей В. Шукшина, В. Распутина, А. Вампилова, который был наполовину бурят. К сожалению, не успел у него спросить (а мы с ним не просто земляки, я пытался опубликовать в «Байкале» его пьесы и рассказы, но мне не удалось сделать этого), знал ли он о подвиге своей близкой родственницы В.В. Вампиловой (1887—1914), первой бурятской фельдшерицы, учившейся на курсах П. Лесгафта в Петербурге, которая записала 36 бурятских и монгольских мелодий? Она погибла в Урге, борясь против эпидемии тифа.

Тут названы лишь известные всем люди. А те, кто живет или бывал в Восточной Сибири и Приамурье, подтвердят, что у большинства русских, родившихся там, восточные черты — чуть ли не обязательный элемент внешности, который особенно проявляется в преклонном возрасте.

Вспоминается посещение дома престарелых в поселке Атамановка под Читой, куда заезжали с собкором «Известий» Анатолием Клёвой, который написал серию материалов в защиту инвалидов. Когда мы появились там, нас окружила толпа пожилых людей. По именам, отчествам, речи — все русские, но у большинства в облике присутствовала «монголизированная орнаментация» — раскосые карие глаза, «гуранистые» скуластые лица. Многие из них воевали на фронтах Великой Отечественной войны, были и те, кто сражался против банд Семенова и Унгерна в годы гражданской войны.

Смотрел, слушал их, и вдруг меня осенило: среди них явно есть потомки сплавщиков, которые в 1857 году вместе с Михаилом Бестужевым вели караван барж и плотов от Ингоды к устью Амура! Ведь именно здесь, в Атамановке, декабрист набирал экипажи и начинал свое многотрудное плавание. Как изумляло его тогда «столпотворение вавилонское: поляки, вотяки, татары, евреи...». Бестужев не упомянул самих собой разумеющихся русских, бурят, тунгусов. Вспомнились слова Э. Ухтомского о союзе местных племен «с новоприбывшими богатырями»...

Долго сомневался, стоит ли писать о предках рода Кандинских, один из которых ограбил церковь, а другой разбойничал на таежных дорогах. При встречах с их потомками порой даже не решался говорить об этом сразу, а о том, чтобы писать, и не мыслил. Однако, выступая в Доме художника, я все же рассказал об этом и по реакции потомков Кандинских и всех слушателей убедился, что говорить и писать об этом можно и нужно. Иначе это обернется совершенно ненужным приукрашиванием истории рода. Давние грехи предков вовсе не порочат потомков, а, наоборот, ярко показывают, какой неизмеримый путь к высотам нравственности проделали многие поколения этого рода. И именно декабристы оказались у истоков его нравственного оздоровления и очищения.

То духовное облучение и освящение имело такую огромную моральную силу, которой хватило на все последующие поколения Кандинских, Сабашниковых, Старцевых, Токмаковых, Прянишниковых, Шевелевых и других сибирских семейств. Не случайно представители этих фамилий, воспитанные на передовых взглядах декабристов, взялись за распространение вольного слова Герцена, а затем перешли к прямой пропаганде идей Ленина. А в наши дни они достойно трудятся во всех отраслях народного хозяйства, во всех сферах науки и культуры.

Иркутск, Селенгинск, Чита, Петровский Завод, Курган, Ялуторовск и другие места, где жили декабристы, обладали особым нравственным климатом. Чиновники и богатеи не только уважали, но и боялись декабристов, которые защищали бедняков, лечили, обучали их детей. И местное население боготворило их. «Бог, а не люди!» — говорили о Бестужевых буряты.

Как все талантливые, великодушные натуры, декабристы проявляли постоянное внимание, интерес к развитию науки, культуры, умели радоваться новым открытиям, удачным книгам, появлению ярких личностей. «Каждый деятельный человек, — писал Н. Бестужев, — создавая себе круг своих занятий, оживляет весь этот круг и всех к нему приобщающихся взаимною пользою». «Ура нашему молодому поколению! Право, возрождаешься духом, следя за его успехами».

Уверен, что он и его брат Михаил высоко оценили бы и труды психиатра Виктора Кандинского, и издательскую деятельность М. и С. Сабашниковых, М. Водовозовой, полотна и скульптуры ученицы Родена Екатерины Песке, урожденной Лушниковой, культурно-просветительскую деятельность Гали Петровой-Кремневой, урожденной Токмаковой, в Крыму, Августы Корнаковой в Монголии... Отцы и матери их близко знали декабристов, свято хранили в своих домах портреты кисти Н. Бестужева, книги, подаренные М. Бестужевым, любовно рассказывали детям, внукам и правнукам о том, как братья-декабристы учили их грамоте и иностранным языкам, а главное, тому, чего не дал бы ни один институт или университет — душевному благородству, чистоте и порядочности человеческих отношений.

«Высоких мыслей достоянье...» бережно передавалось из поколения в поколение и нашло яркое отражение в духовном облике нынешних потомков многих сибирских семейств.

0

33

У порога царства Эрлэн-хана

Поздним вечером идем по острову Путятину. Решив побыть один, прошу спутников не беспокоиться обо мне и ухожу в гору. Когда я взобрался на перевал, луна поднялась над уровнем моря, серебристая дорожка заколыхалась на волнах. Неописуемо красив остров днем, а ночью, да еще при яркой луне, и вовсе сказочен. Передать его таинственную нежную красоту просто невозможно. Бухты острова и горы на материке залиты туманом, а море чисто до самого горизонта.

«На воде вспыхивали ослепительные искры, похожие на звезды. Вспыхивали в одном месте и угасали, чтобы тотчас зажечься где-нибудь рядом. Каждая волна блестела и сияла сама по себе, независимо от других, но тысячи блесток сливались в сплошное сияние». Эти строки написал Кавабата, и наверняка в такую же лунную ночь, только на другом берегу Японского моря.

Иду по гребню перешейка, приближаюсь к месту, где похоронен Алексей Дмитриевич Старцев. По поверию бурят, душа умершего переносится в царство Эрлэн-хана, но иногда блуждает возле могилы или прежнего жилища. И ночью может встретиться с душой спящего человека, которая на время сна тоже покидает его. Тут-то и происходят похищения и порабощения душ или переселения их в тела других людей и даже животных. Из подобных поверий родились легенды об оборотнях и о перерождениях души, которая, по убеждению многих, бессмертна. Ничего страшного в идее вечности души, по-моему, нет. Ведь бессмертие — это и благодарность потомков тем, кто заслужил его за высокие помыслы, благородные дела.

Вызвать души Старцевых? Ведь говорили, что мой прадед хорошо делал это. Почему бы и мне не попробовать? Жаль, правда, нет бубна или колокольчика-хонхолоя. Но, увидев большой валун, беру камень и начинаю выстукивать дробный ритм. Звук резковатый, неприятный. Потом складываю ладони рупором и кричу вверх, к звездам, луне, в сторону моря: «Хор-хоро-ёхор!»

Гулкое эхо отражается от горы и леса на другой стороне озер и вторит мне: «Ехор-ёхор-ёхор...» Помните танец, который исполняют буряты, монголы, да и болгары, русские тоже. Ведь это слово одного корня со словами «хор» и «хоро», которые родились в глубинах Азии.

Зябкий порыв ветра повеял сзади. Оборачиваюсь — и вижу нечто вроде облачка, еле заметного, почти прозрачного, несется ко мне с глухим стуком копыт. Вглядываюсь. — боже мой! — это же Душа, вернее, душа Души подлетает ко мне. Волосы развеваются белым факелом и сплетаются с гривой лошади. Душа смотрит молча, изучающе и медленно, почти бесшумно скачет вокруг меня.

«Белый скачок за белым скачком...» — вспоминаются строки Василия Кандинского.

Но что это? Там, где только что проскакала Душа, появились другие облачка. «В каждом белом скачке белый скачок...»

Смотрю на них и вижу Лизу Токмакову, ее маму Елизавету Николаевну Старцеву. В руках у них необыкновенные сияющие внутренним светом цветы. Это лотосы, догадываюсь я, они ведь росли когда-то на здешних озерах, названных их именами.

Новый, более сильный порыв ветра от перевала. Смотрю к подножию горы — ничего нет, но, подняв глаза выше, вздрагиваю: над дубовой рощей колышется невесть откуда взявшееся смутное облако... «Плохо, что ты не видишь мутное: в мутном-то оно и сидит», — доносятся слова Кандинского.

Вглядываюсь в очертания облака и угадываю наконец облик хозяина здешних мест — духа-эжина Старцева. Он огромен, как джинн из арабской сказки, взгляд сначала холодный, потом потеплел. Старцев даже вроде как улыбнулся и сделал легкий поклон, словно благодаря за что-то. Киваю в ответ и слышу какие-то неясные звуки, будто ветер засвистел. И точно — вихрь закружил, облачка, как в ёхоре, пошли по кругу, поднимаясь по спирали все выше. Высокое узкое облако над могилой Старцева тоже медленно начало подниматься в лунное небо и...

И тут я просыпаюсь...

Каково же было мое удивление, когда некоторое время спустя я получил письмо из Владивостока, в котором Дмитрий Старцев, внук Алексея Дмитриевича, сообщил мне об открытии памятника на могиле деда именно в тот день и час, когда я увидел тот сон. И было это в субботу 28 октября 1989 года в 6.40 утра по-московскому или в 13.40 по-владивостокскому времени.

На фотографии, присланной мне Дмитрием Александровичем, довольно высокий чугунный столб с бюстом А.Д. Старцева наверху, а внизу — массивная каменная кладка. На могильной чугунной плите отлит герб рода Бестужевых, который я давно послал им, на обелиске слова: «Рожденный от декабриста остался верен его идеалам».

Памятник прекрасный. Архитектор О. Кулеш и скульптор З. Пипекина потрудились на славу. Открытие прошло при большом стечении народа. Помимо путятинцев тут были приехавшие на специальном теплоходе потомки А.Д. Старцева, десятки краеведов, журналистов, представители городских и краевых организаций.

Разглядывая фотографии церемонии открытия памятника, я невольно вспомнил и свой первый поход на лыжах к могиле Н. Бестужева в 1956 году, и поездку на Путятин в 1978 году, когда мы не смогли найти могилу Алексея Дмитриевича. И то, как обморозился под Новоселенгинском, и тот обморок под Владивостоком, когда я потерял сознание от чрезмерной усталости. Но год спустя Саша и Дима Старцевы нашли могилу, установили временный обелиск, и вот наконец ее украшает вполне достойный мемориал.

«Большая заслуга в этом событии — твои публикации, — пишет Д.А. Старцев. — Если бы ты не разбудил нашу публику, вряд ли кто сейчас и вспомнил бы имя Старцева».

Недавно, пытаясь возобновить тот ёхор, который не удалось досмотреть во сне, я представил другой хоровод — с картины Е.В. Казанцевой «Ночь на Лысой горе». Полотно с таким же сюжетом писал и Василий Кандинский. Вот бы увидеть, сравнить его с картиной Казанцевой! Прекрасный плафон мог бы получиться, если бы кто-нибудь нарисовал картину на потолке какого-либо зала! Ее работы «Двенадцать» но Блоку и «Куликовскую битву» приобрел Суздальский музей народного творчества, а «Жар-птицу», «Сказание о невидимом граде Китеже» и многие другие картины не взяли ни кяхтинцы, ни уланудэнцы, ни иркутяне, хотя она предлагала их фактически даром.

Чувствую вину перед Елизаветой Владимировной за то, что не смог помочь в этом. И за то, что не умел найти хороших красок и кистей, за то, что не выхлопотал медаль «За оборону Ленинграда», которую она заслужила, но никак не могла получить. Особенно трудно смириться с тем, что мало навещал Елизавету Владимировну перед смертью и до сих пор не знаю, кто забрал ее картины, альбомы и другие реликвии семейства Лушниковых-Кандинских!

Как много героев этой повести ушло в царство Эрлэн-хана, пока шел этот долгий поиск! Кроме Елизаветы Владимировны умерли Алексей Алексеевич и Виктор Иннокентьевич Лушниковы, ее кузены, которых она называла «мальчики наоборот». Они так помогли мне своими рассказами, архивами, письмами, фотографиями, которые остались после них! И теперь я, как писарь Эрлэн-хана, пытаюсь разобрать, упорядочить их в этой книге.

Огромнейшее им спасибо за истинно кяхтинскую доброту, отзывчивость, удивительную интеллигентность, унаследованные ими не только от родителей, но и от братьев Бестужевых!

Общаясь во время поиска со множеством пожилых людей, я остро почувствовал, как много ценного, интересного знают они, вызывая искреннее уважение к старости, и как важно записывать рассказы о пусть самой скромной, незаметной, по их мнению, жизни. Долгий поиск постоянно шел на грани жизни и смерти: многие из них один за другим уходили в вечность. До сих пор не могу простить себе, что не успел застать в живых М.Ю. Барановскую и М.В. Будылину, которые так много унесли с собой. Но слава богу, что удалось познакомиться, поговорить, записать столько важного от тех, кого вы теперь знаете как героев этой книги.

Перед памятью всех их обещаю, что приложу все силы, чтобы устроить выставку художников древа Кандинских. Помимо полотен Василия Васильевича Кандинского там будут картины Василия Степановича Кандинского, погибшего в русско-японской войне, работы Александра Алексеевича и Виктора Иннокентьевича Лушниковых, скульптуры ученицы Родена Екатерины Песке, картины Елизаветы Казанцевой, которая наивно и трогательно надеялась на посмертную славу, полотна народного художника Якутии Вячеслава Кандинского, этюды ныне здравствующих московского врача Ивана Кандинского, сына профессора консерватории, и якутянки Светланы Кандинской, недавно взявшейся за кисть, профессионального художника Федора Булгакова, сына внучки Кандинских Е.И. Токмаковой и известного мыслителя Сергея Николаевича Булгакова.

В своих полотнах Федор Сергеевич пытается отразить то, что его отец любил и чтил более всего в жизни — «некричащую благородную скромность и правду, высшую красоту и благородство целомудрия».

Очень хотелось бы найти работы москвича Сергея Михайловича Кандинского и ту загадочную картину Бориса Кандинского, которую я видел в глухом далеком подземелье. А если она не найдется, попытаюсь уговорить кого-нибудь написать ее заново. Конечно, невозможно повторить чье-то творение, да еще никогда не видя его, но я так отчетливо вижу ту картину, что, если бы хоть немного владел кистью, написал бы ее сам. Готов подробно, в мельчайших деталях рассказать сюжет и композицию любому, кто решится на воссоздание ее. Особенно надеюсь на тех, кто живет на Амуре и в других местах Дальнего Востока.

Хочется верить, что полотна, как и рукописи, не горят! И я призываю тех, кого хоть немного взволновала эта история, воссоздать картину, которая дала завязку всему сюжету этой книги.

Вернисаж всех Кандинских — неплохая идея, не правда ли? А если не удастся организовать его, предложу издать хотя бы небольшой альбом под названием «Неизвестные Кандинские». В истории живописи вряд ли было нечто подобное — демонстрация творчества художников одного генетического корня, на протяжении десяти поколений, с начала XVIII и почти до самого конца XX века.

Конечно, полотна, картины, рисунки окажутся очень разными по стилю, манере, жанрам, направлениям, не говоря уже об уровне мастерства. Но я не утверждаю, что все созданное художниками этого древа — гениально или талантливо. Цель — не доказательство особой, исключительной одаренности рода Кандинских, а показ того, что есть, что получилось. И увидев древо в целом — с пышными и усыхающими, прямыми и искривленными ветвями, мы, вероятно, убедимся, что красота его вовсе не в прямизне, а в отклонениях от нее — в «иероглифах», которые доступны далеко не каждому.

Было бы неверно изучать древо без анализа других проявлений художественности, какими являются музыка, журналистика, писательская, издательская деятельность, ведь все это — тоже отражение мира и жизни, только другими средствами. К сожалению, мне мало известно о музыкальных способностях первых поколений Кандинских. Какие песни, инструменты звучали в их домах, можно только догадываться. Вполне возможно, не только русские.

Первые косвенные свидетельства о музыкальных увлечениях семейства Кандинских приведены в книге Е. Петряева «Впереди — огни», где говорится, что в их доме в Нерчинском Заводе «имелось два фортепиано, устраивались музыкальные вечера». Были рояли и в «замках» Кандинских в Бянкине, где останавливался и музицировал Михаил Бестужев. Как видите, редкие по тем временам, да еще в такой глуши инструменты стояли не для мебели. Дети Кандинских учились у ссыльных поляков, декабристов не только иностранным языкам, математике, но и живописи, музыке.

Выше уже писалось о музыкальных способностях Лушниковых, о том, что Клавдия Казанцева, дочь А.М. Лушникова, пела в Тифлисской опере, о концертмейстере Майе Водовозовой, профессоре консерватории А.И. Кандинском, а вот его дочь Аня готовится стать скрипачкой, внук Миша, которому в 1990 году исполняется восемнадцать лет, прекрасно играет на рояле. Вполне возможно, что где-то в Сибири и на Дальнем Востоке есть потомки Кандинских, которые превосходно рисуют и музицируют, а мы пока не знаем о них.

Анализируя творчество Василия Кандинского, мы уже обращали внимание на почти бессознательное, интуитивное проявление восточных мотивов в его абстракциях. И я невольно вспомнил безапелляционное утверждение Киплинга: «Восток есть Восток и Запад есть Запад. Эти близнецы никогда не встретятся». Выдающийся русский ориенталист академик В.М. Алексеев, выступая против этого пессимистического изречения, еще в начале века предсказывал, что встреча «близнецов» состоится и откроет огромную перспективу всему человечеству: «Реакция западной души на душу Востока и наоборот создаст новую жизнь, новых людей, новую культуру».

И вот рассматривая годовые кольца на мысленном срезе древа Кандинских, которые охватывают три столетия и почти пятьсот человек, я невольно думаю о том, как относительно деление на Восток и Запад применительно к истории этого рода. Ведь семена его залетели в Сибирь с Запада, корни проросли на Востоке, а крона дала побеги и там, и на Западе.

Пространственно-психологическое деление мира на Восток и Запад меняет свое содержание, смещает границы. Противопоставлять их просто нелепо, так как они являют собой единство противоположностей — условие всякого существования.

Трудно, непросто происходило сближение народов Востока и Запада, но, несмотря ни на что и вопреки всему, в последние годы оно ускоряется.

Мудрецы всех времен и народов учили беречь уравновешенность, избегать крайностей, односторонности. «Внутреннее равновесие, — писал Л. Толстой, внимательно изучавший восточные учения, — есть тот корень, из которого вытекают все добрые человеческие деяния».

Как же не хватает нам такого внутреннего равновесия и в межнациональных отношениях, и в экономике, политике, культуре, а главное, в душах многих из нас! Сколько зла выплеснулось в результате этого на горе всем: противостояние наций, сбои в хозяйстве, на транспорте, алкоголизм, бандитизм... И все это — результат эгоизма, чрезмерного стремления к обособлению, сосредоточению лишь на чем-то своем, порой в дикой форме.

«Стремление к самоопределению приводит к обратным результатам, если нарушается закон «середины»... Там, где побеждает односторонность («я сам по себе и сам для себя»), там развиваются крайние формы индивидуализма и национализма... начинается всеобщий распад, процесс саморазрушения». Эти строки востоковеда Т. Григорьевой, написанные много лет назад, к сожалению, начали сбываться. До чего же мы глухи к предостережениям ученых! О том же писал еще в 1912 году С. Булгаков: «Нигилизм под националистическим соусом не родит настоящей любви к своей родине и своему народу».

В семейном альбоме Ф.С. Булгакова я увидел последние снимки его родителей — Сергея Николаевича и Елены Ивановны, — сделанные в Париже в годы войны. Уже старенькие, немощные, они трогательно стоят друг подле друга. Невольно вспомнились снимки молодой Нелли, как звали ее близкие, и могучий облик Сергея Николаевича на картине М. Нестерова «Философы», где Булгаков стоит рядом с Флоренским. В одной из последних работ — «Моя родина» — с надписью «Посвящается жене моей» — отец Сергий вспоминает Ливны, небольшой городок под Орлом, и усадьбу Олеиз в Крыму, ставшем ему второй, но тоже единственной родиной.

Пророческими оказались слова Булгакова: «Близится время, когда все почувствуют себя в большей или меньшей степени беженцами». Высланный в 1922 году, Булгаков с женой жил сначала в Константинополе, затем в Париже и хлебнул горя русских беженцев по своей и не своей воле. Но пророчество неожиданно коснулось и наших дней.

«Так жить нельзя», — утверждает своим фильмом Станислав Говорухин. «Если кто-то говорит, что дальше так нельзя, то именно в этом «так» он лишь остается правым. Так нельзя, но иначе можно», — отвечает нам из 1935 года Николай Рерих. Иначе? А как? Булгаков видел историческое будущее России в руках интеллигенции. Однако вспоминая накал дебатов в Государственной думе, депутатом которой он был, Булгаков беспокоился: все ли благополучно в душе интеллигенции, не больна ли она? Его пугали распри и раздоры, упорство в отстаивании принципов, нежелание поступиться ими, атмосфера политических страстей, не растворенная ничем примиряющим. Поэтому он и заявлял, что общество не может развиваться и жить без известного этического минимума солидарности и взаимного понимания. Приводя изречение Достоевского «Красота спасет мир», Булгаков понимал, что спасет не красота сама по себе, а созидание ее. Но для созидательной работы необходимы если не полное единение и согласие, то хотя бы взаимопонимание и соглашение.

Однако Булгаков не призывал к отступлению. «Нет, вернуться на старые духовные позиции нельзя, мы отделены пропастью, полной мертвецов, мы выросли и исторически постарели, бесполезно и недостойно нам молодиться. Надо начать что-то новое, учесть исторический опыт, познать в нем самих себя и свои ошибки, ибо иначе если мы будем видеть их только у других, на противной стороне, то мы останемся загипнотизированы своей враждой к ней и ничему не научимся. Потребно накопление духовных сил, творчество культуры».

Поразительна злободневность этих строк, написанных еще в 1908 году. Поражает и то, как порой чуть ли не буквально совпадают идеи русских мыслителей о космосе, красоте, вечности, а различие только придает звучанию стройность многоголосия. Циолковский провозглашал наступление Космической эры. Булгаков как бы предвосхитил учение Вернадского о ноосфере, а Флоренский развил его дальше. Чижевский установил влияние Солнца и Космоса на жизнь Земли, а Лев Гумилев, отталкиваясь от идей Чижевского, создал новую теорию этногенеза.

Василий Кандинский пытался в красках отобразить рождение новых миров. Виктор Кандинский отважился изучать запредельные тайны психики и опосредствованно «вывел» Н. Рериха на осознание психической энергии в судьбах человечества. Рерих поднял «Знамя мира», символизирующее Великую космическую спираль — три красных круга, заключенных в большом и олицетворяющих прошлое, настоящее и будущее. Человека, планету и Космос. Это «Знамя мира» изображено на картине Н. Рериха «Мадонна Орифламма». Смотрю на нее и невольно вспоминаю монгольскую богиню времени Зугдэр Намжилму.

Наша планета, исторгающая естественное радиоизлучение, в начале века стала оплетаться радиоволнами различных частот и диапазонов. Сейчас же Земля окутана многослойным клубком не только радиоволн, но и телевизионных сигналов. Развивая учение Вернадского о ноосфере как высшей стадии биосферы, когда человечество получило возможность разумно воздействовать на развитие Земли, Флоренский, автор многих трудов, способствовавших созданию телевидения, доказывал существование в биосфере «особой части вещества, вовлеченной в круговорот культуры», отмечал особую стойкость вещественных образований, проработанных духом, в частности предметов искусства, и считал, что создание новой культуры имеет планетарный, космический смысл.

Работая на Центральном телевидении, я физически ощущаю и напряжение, с которым трудятся над передачами тысячи моих коллег, и телерадиосигналы, которые не только обрушиваются на Москву с высоты Останкинской башни, но и возносятся к космическим спутникам связи для ретрансляции их на сотни «орбит» нашей страны.

Велика сила воздействия телевидения и радио на умы современников. Но какова была сила духовного излучения и нравственного влияния декабристов на умы и сердца людей, если она так зарядила и облагородила столько поколений сибиряков! Как удалось декабристам в век сальных свечей и гусиных перьев зажечь в них страсть к учению, любовь к живописи, музыке, увлечь изобретательством, точными науками, привить истинное благородство взаимоотношениям людей, которое так нужно нам!

Все, чем сейчас может гордиться род Кандинских, трассирующим пунктиром уходит к встречам, урокам, беседам с братьями Бестужевыми и их соратниками. И потому сотни представителей этого рода сумели подняться из тьмы веков и глухомани тайги к подлинным вершинам человеческой культуры и знаний.

Разветвление исконного ствола, с которого все началось, образовало густую крону могучего зеленого древа, глубоко уходящего корнями в глубь времен и пространство сибирских далей. А корни эти донесли до шелестящей листвы животворные идеи, силу духа и нравственное благородство декабристов.

0

34

Послесловие

Эти строки были написаны Натаном Эйдельманом еще в 1986 году и предназначались для публикации в журнале «Дружба народов», где шли главы из этой книги В. Бараева. Однако по ряду причин послесловие не было опубликовано.

Ознакомившись с ним, мы все же решили предложить его читателю. Строки Натана Эйдельмана проливают свет на содержание повести, раскрывая суть того, что попытался отобразить В. Бараев.

* * *

Существует во многих отношениях загадочная статистика появления великих, замечательных, примечательных людей.

В русской литературе, например, хорошо заметны два хронологических «пика». Один из них такой: 1799 год — рождение Пушкина, 1803 — Тютчев, 1809 — Гоголь, 1811 — Белинский, 1812 — Герцен и Гончаров, 1814 — Лермонтов, 1818 — Тургенев, 1821 — Достоевский и Некрасов, 1826 — Салтыков-Щедрин, 1828 — Лев Толстой и Чернышевский...

В конце же XIX столетия: 1880 год — Блок и Андрей Белый, 1882 — Алексей Толстой, 1886 — Гумилев, 1889 — Ахматова, 1890 — Пастернак, 1891 — Мандельштам, Булгаков, 1892 — Цветаева, 1893 — Маяковский, 1894 — Бабель, Тынянов, Зощенко, 1895 — Есенин... (Здесь названы далеко не все значительные деятели российской культуры, появившиеся тогда на свет.)

До и после особенно «урожайных» лет, разумеется, тоже рождались замечательные люди, но не столь часто, интенсивно.

Кроме хронологических «сгущений» наблюдаются и географические. Москву и Петербург оставим в стороне. Но как не удивиться, что четыре значительных писателя XVIII столетия появляются примерно в одно время в глубокой провинции, по тогдашнему краю империи, — в среднем и нижнем Поволжье, Заволжье: мы говорим о Державине, Радищеве, Дмитриеве, Карамзине. Или Одесса, за несколько десятилетий одарившая русскую, советскую литературу целым созвездием славных имен...

Удивляющая статистика объясняется, по всей видимости, «формулой благоприятствования», которая время от времени складывается в том или ином уголке пространства, времени. Благоприятствование — это отнюдь не синоним благоденствия, изобилия благ: суровые, отрицательные обстоятельства порою столь же полезный элемент для выращивания гениев, как и положительные, без которых, разумеется, никак не обойтись.

Владимир Бараев в своей работе исследует один из таких историко-географических феноменов, не столь эффектный, как только что упомянутые, но все же важный, заметный: речь идет о маленьком городке на далекой азиатской окраине России, о месте, где набирали силу для выхода в «большую культуру» такие славные фамилии, как Боткины (врачи, писатели, искусствоведы), Сабашниковы (известные прогрессивные издатели), Прянишниковы (давшие выдающегося академика-биолога), Кандинские (знаменитый психиатр, известный художник).

Кроме «звезд», чьи имена — во всех энциклопедиях, эти и другие кяхтинские фамилии дали еще немало деятелей, оставивших след в культуре, просвещении, экономическом развитии Сибири, Дальнего Востока...

Откуда все берется, как возникает, как утрачивается?

Много лет назад автор этих строк («московский новичок») вместе с автором книги («бурятским старожилом») попал в Кяхту. Близ города — древнегуннские могильники; дата основания — 1727 год, форпост на границе Российской империи, становящийся перевалочным центром чаеторговли; на домах надписи, свидетельствующие, что отсюда уходили, сюда возвращались из дальних странствий по пустыне Гоби и Тибету выдающиеся путешественники Пржевальский, Козлов, Обручев, Потанин (могила жены и спутницы Потанина — здесь же, в кяхтинской земле). На наших глазах несколько школьников явились в краеведческий музей, чтобы сообщить о находке очередного подземного тайника (здесь, в лессовой почве, — дело обыкновенное); сам же музей поражал богатством, неповторимостью: древние изделия соседствовали с новогвинейскими подарками Миклухо-Маклая, манило огромное собрание книг и рукописей. Наудачу выбранный листок оказался ценным описанием похорон Льва Толстого. Но поскольку времени на «доследование» у нас не оставалось, пришлось произнести «чур меня» и удалиться...

Что-то было в воздухе этого городка на монгольской границе, порождавшее миражи, воспоминания, творческие идеи. И тогда мы попытались понять: здесь неповторимое сцепление древнего и нового времени, географическая романтика; здесь — свободный размах сибирского края, никогда не знавшего крепостного права. Торговая, купеческая смекалка была порой замешена и на прямом разбое, но почти никогда — на страхе, раболепии, невежестве. И все это уже полтора века, можно сказать, пронизано декабризмом: декабристскими именами и преданиями, рисунками и портретами славного мятежника, моряка и художника Николая Бестужева.

Декабризм, его дух и благородство, кажется, скрепляют, соединяют воедино разные, «буйные» элементы здешней цивилизации.

Вот каким образом, каким воздухом дышали кяхтинские интеллигенты, и как сумели из маленького городка одарить страну и время.

Н. Эйдельман.

0

35

Родословная Бестужевых

Точные родственные связи Бестужевых XV—XVI вв. установить трудно, поэтому первые 4 колена указаны весьма приблизительно. В V—XV коленах обозначены лишь ветви, близкие роду декабристов.  Порядковый номер Фамилия, имя, отчество Краткие сведения (номера супругов начинаются с 0) Годы жизни Номер родителя

I КОЛЕНО   
1. Безстуж Гавриил (отчество — ?)
Один из родоначальников древа. Версия о происхождении рода от англичанина Бестоу не подтверждается (по Далю «безстуж» — усердный в работе) нач. XV в. ?
II КОЛЕНО   
2. Безстужев Яков Гавриилович Прозвище Рюма. Отсюда пошли Бестужевы-Рюмины сер. XV в. ?
3. Бестужев Матвей (отчество — ?) Отправлен Иваном III послом в Золотую Орду в 1476 г.     ?
4. Бестужев Афанасий Васильевич Получил в земле Новгородской описную вотчину в 1477 г.     ?
5. Бестужев Осип Иванович («Образец») Убит в походе против казанского хана Алетама в 1487 г.     ?
6. Бестужев Илларион Иванович Брат предыдущего, погиб в том же походе.     ?
III КОЛЕНО   
7. Бестужев Андрей Иванович Жил в Суздальском уезде. «Жалован от Ивана Грозного поместьем в уезде Московском» в 1550 г.     ?
8. Бестужев Михаил Михайлович Воевода, участвовал в походе на Полоцк в 1551 г.     ?
IV КОЛЕНО   
9. Бестужев Иван Дмитриевич
В 1610 и 1611 гг. посылался из Смоленска в стан Польский «с отказом жителей изменить России и присягнуть Польше»     ?
V КОЛЕНО   
10. Бестужев Юрий (отчество — ?) сер. XVII в. ?
VI КОЛЕНО   
11. Бестужев Андриан Юрьевич сер. XVII в. 10
VII КОЛЕНО   
12. Бестужев Терентий Андрианович
Стольник, воевода в Тотьме Вологодской губ. ок. 1700 г. 11
01. Жена — Обольянинова Авдотья Сергеевна ?
VIII КОЛЕНО   
13. Бестужев Федосей Терентьевич ок. 1730 г. 12
14. Бестужев Сафрон Терентьевич 1753—1823 12
15. Бестужева Акулина Терентьевна ок. 1755 г. 12
02. Муж — Кучевский Иван Евдокимович ?
IX КОЛЕНО   
16. Бестужев Александр Федосеевич
Отец декабристов. Участник войны со шведами. Издатель «С.-Петерб. журнала», правитель канцелярии Академии художеств. Организатор Литейного дома, гранильной, бронзовой, сабельной фабрик 1761—1810 13
03. Жена — Прасковья Михайловна Уроженка Ревеля (Таллинна) 1775—1846
17. Бестужев Василий Сафронович
Служил в Забайкалье. В 1804 г. пешком пришел в Москву. Участник Бородинского сражения 1772—1842 14
04. Жена — Григорьева Мария Григорьевна ?
18. Кучевская Аксинья Ивановна ? 15
X КОЛЕНО   
19. Бестужев Николай Александрович
Кап.-лейтенант флота, писатель, художник 1791—1855 16
05. Жена — (имя, фамилия —?) служанка, бурятка ?
20. Бестужева Елена Александровна 1792—1874 15
21. Бестужева Ольга Александровна 1793—1889 15
22. Бестужева Мария Александровна 1793—1889 15
23. Бестужев Александр Александрович
Шт.-капитан, писатель (Марлинский) 1797—1837 15
24. Бестужев Михаил Александрович
Шт.-капитан лейб-гв. Моск. полка, писатель 1800—1871 15
Об. Жена — Селиванова Мария Николаевна 1827—1866
25. Бестужев Петр Александрович
Мичман 27 флот, экипажа, сослан на Кавказ 1803—1840 15
26. Бестужев Павел Александрович Юнкер арт. училища, сослан на Кавказ 1808—1846 15
07. Жена — Трегубова Екатерина Евграфовна   
27. Бестужев Егор Васильевич ? 17
28. Бестужев Александр Васильевич
Полковник, участник обороны Севастополя 1854—55 гг. и освобождения Болгарии от турок в 1877—78 гг. Встретил в Москве М.А. Бестужева после его возвращения из Сибири 1836—1899 17
08. Жена — Протодьяконова Анна Акимовна 1854—1909
29. Бестужева Мария Васильевна ? 17
XI КОЛЕНО   
30. Старцев Алексей Дмитриевич1
Родной сын Н. Бестужева. Коммерции советник, Селенгинский I гильдии купец. Внес большой вклад в дружбу между Россией и Китаем. Пионер освоения Приморья. Кавалер орденов Поч. Легиона, Св. Владимира... 1838/?/—1900 19
09. Жена — Сиднева Елизавета Николаевна Купеч. дочь ?
31. Гомбоева Екатерина Дмитриевна
Родная дочь Н. Бестужева 184? —1930 19
010. Муж — Гомбоев Николай Иванович Начальник почтово-телеграфной службы посольства России в Пекине 183?—1898
32. Бестужева Елена Михайловна 1854—1867 24
33. Бестужев Николай Михайлович 1856—1863 24
34. Бестужева Мария Михайловна 1860—1873 24
35. Бестужев Александр Михайлович 1863—1876 24
36. Бестужев (имя — ?) Павлович 1843—1844 26
37. Бестужев Александр Павлович 1845—1846 26
38. Бестужева Мария Александровна 1862—1933 28
011. Муж — Афанасьев Константин Александрович 1860—1933
39. Бестужев Александр Александрович
Полковник, один из строителей Владивостокской крепости 1862—1918/?/ 28
40. Бестужев Михаил Александрович 1863—? 28
41. Бестужев Николай Александрович 1865—? 28
XII КОЛЕНО   
42. Токмакова Елизавета Алексеевна 1875—194? 30
012. Муж — Токмаков Сергей Иванович 1870—1913
43. Воронова Евдокия (Душа) Алексеевна Сестра милосердия 1878—19?? 30
013. Муж — Воронов Николай Михайлович Ген-лейт.   
44. Старцев Николай Алексеевич
В 1914 г. уехал из Владивостока в Сербию. 1881—19?? 30
014. Жена — Людмила (отчество, фамилия —?) ?
45. Старцев Дмитрий Алексеевич 1883—1937 30
46. Старцев Александр Алексеевич 1885—1937 30
015. Жена — Шевченко Екатерина Степановна 1902
47. Гомбоева Екатерина Николаевна 1875—1946 31
016. Муж — Усатый (имя, отчество — ?) Франция ?
48. Гомбоева Наталья Николаевна 1878—19?? 31
49. Гомбоев Николай Николаевич 1879—1919 31
017. Жена — Ершова Екатерина Георгиевна
Ее дед — известный энтомолог Николай Георг. Ершов 188?—1944
50. Гомбоев Георгий Николаевич Переводчик кит., маньчж., монг. Языков
Участвовал в строительстве КВЖД. 1881—1959 31
51. Гомбоева Анна Николаевна 1884—? 31
52. Гомбоев Владимир Николаевич 1886—1907 31
53. Гомбоева Мария Николаевна ? 31
54. Гомбоев Александр Николаевич ? 31
55. Алексеева Вера Константиновна 1900—1990 38
018. Муж — Алексеев Михаил Митрофанович
Комбриг, соратник Азина, Чапаева 188?—1938
XIII КОЛЕНО   
56. Старцева Людмила Николаевна
Жила в Сербии 1910 44
57. Старцев Александр Александрович
Инженер-строитель. Владивосток. 1928 46
019. Жена — Наделяева Галина Арсентьевна 193?
58. Старцев Дмитрнй Александрович 1931 46
020. Жена — Вера   
59. Усатый (имя, отчество — ?) ? 47
60. Гомбоев Владимир Николаевич 1910—195? 49
Работал в Управлении
Вост. электрич. сетей в Новосибирске   
61. Гомбоев Николай Николаевич
Живет в Новой Зеландии 1912 49
62. Гомбоева Сусанна Георгиевна
Австралия ? 50
63. Гомбоева Марина Георгиевна
Австралия ? 50
64. Алексеев Борис Михайлович 1924 55
021. Жена — Алексеева Валентина Александровна 1928
XIV КОЛЕНО   
65. Шерешева Ольга Александровна
Инженер-строитель, Владивосток 1957 57
022. Шерешев Виктор Инженер 1955—1985
66. Старцев Алексей Александрович Инженер-строитель, Владивосток 1959 57
023. Жена — Нелли   
67. Старцева Наталья Александровна 1965 57
024. Муж — Гриднев Александр Александрович
Штурман флота 1963
68. Старцева Елена Дмитриевна 1963 58
025. Муж — Дудкин Виталий Владиславович
Штурман ВВС, служит в Североморске 1962
69. Старцева Екатерина Дмитриевна 1965 58
026. Муж — Ланских Юрий Борисович
Офицер флота 1963
70. Гомбоева Наталья Владимировна
Выпускница Новосибирск, электротехнического института связи. Уехала за границу 193? 60
71—73 Три другие дочери живут за рубежом     60
74. Гомбоев Николай Николаевич 193? 61
Живет в Бразилии   
75. Гомбоев Юрий Николаевич 193? 61
Живет в Бразилии   
76. Алексеев Михаил Борисович 1952 64
Выпускник МЭИ. Майор Советской Армии   
027. Жена — Луппова Елена Викторовна Педагог 1960
77. Алексеева Ирина Борисовна Инженер 1954 64
XV КОЛЕНО   
78. Шерешев Алексей Викторович 1980 65
79. Старцев Михаил Алексеевич 1982 66
80. Старцева Мария Алексеевна 1985 66
81. Гриднев Артур Александрович 1987 67
82. Дудкина Екатерина Витальевна 1986 68
83. Ланских Мария Юрьевна 1985 69
84. Алексеева Мария Михайловна 1980 76
85. Алексеев Александр Михайлович 1982 76

Представляя вниманию читателей древо Бестужевых, автор чувствует уязвимость, неполноту сведений, особенно у корневой системы, и был бы чрезвычайно признателен тем знатокам и любителям истории, которые могли бы дополнить родословную Бестужевых новыми сведениями.
Примечания

1. Далее будут выделяться потомки Н. Бестужева но мужской линии.

0

36

Родословная Кандинских
Порядковый номер Фамилия, имя, отчество Краткие сведения (номера супругов начинаются с 0) Годы жизни Номер родителя
I КОЛЕНО   
1. Кандинский Алексей (отчество — ?)
Художник В.В. Кандинский писал, что предки отца были сосланы в Сибирь по политическим причинам. Возможно. Алексей или его родители жили на реке Конда Тобольской губернии, откуда и происходит их фамилия Нач. XVIII в ?
II КОЛЕНО   
2. Кандинский Петр Алексеевич
Якутский посадский, в 1752 г. заключен в острог за ограбление церкви, затем сослан в Нерчинск 1735—1796 1
01. Жена — Атласова Дарья Дмитриевна
Видимо, родственница землепроходца В. Атласова ?
III КОЛЕНО   
3. Кандинский Хрисанф Петрович
Пошел по стопам отца — грабил на таежных дорогах. Разбогатев, стал купцом I гильдии и «почетным гражданином», а в 1839 г. — коммерции советником. Глава клана Кандинских, закабаливших Нерчинскую волость 1774—185? 2
02. Жена — Дарья Петровна (девичья фамилия — ?) 1776—1815
4. Кандинский Матвей Петрович 1773—1819 2
03. Жена — Анисья Ивановна (фамилия — ?) 1778—1843
5. Кандинский Павел Петрович 1775—18?? 2
04. Жена — Мавра Максимовна (фамилия —?' 1786—18??
6. Кандинский Алексей Петрович
Жил и похоронен в Бянкине на Шилке. В его доме останавливались в 1827 г по пути на каторгу в Благодатский рудник С. Волконский, А. и Н. Муравьевы, А. Якубович и др. декабристы 1779—1845 2
05. 1-я жена — имя, отчество — ?   
06. 2-я жена — Истомина Акулина Петровна
Дочь богатого купца 1778—1820
7. Кандинский Иван Петрович 1786—1842 2
07. 1-я жена — Мария Григорьевна 1784—18??
08. 2-я жена — Маримьяна Дмитриевна 1810—18??
8. Кандинский Владимир Петрович 1786—1820 2
09. Жена — Евдокия Дементьевна 1795—186?
9. Кандинская Ольга Петровна 1790—1823 2
010. Муж — Пляскин Кирилл Иванович
Священник Введенской церкви ?
10. Кандинская Татьяна Петровна 1791—1859 2
IV КОЛЕНО   
11. Кандинский Сильвестр Хрисанфович 1794—1869 3
011. Жена — Доминика Федоровна (фамилия — ?) 1797—1842
12. Кандинский Николай Хрисанфович 1798—1844 3
012. Жена — Смольянинова (?) Александра Семеновна 1814—1844
13. Кандинский Иосаф Хрисанфович 1799—1842 3
013. Жена — Матрена Ивановна 1804—1863
14. Кандинский Хрисанф Хрисанфович 1804—1842 3
014. Жена — Мария Михайловна 1810—1833
15. Кандинский Николай (мл.) Хрисанфович
В начале 1850-х гг. первым из Кандинских переехал в Москву, где, несмотря на паралич и слепоту, продолжал торговую деятельность. Его портрет кисти К. Рейхеля хранится в Иркутском худож. музее 1810—1863 3
015. Сабашникова Марфа Никитична
Ее портрет кисти Н. Бестужева (Кяхта, 1848 г.), дошедший до наших дней 1824—186?
16. Кандинский Христофор Хрисанфович
Кяхтинский купец, дал в приданое своей дочери Клавдии дом, когда она вышла замуж за Лушникова 1813—1890 3
016. Жена — Мария Ксенофонтовна 1817—186?
17. Кандинская Дарья Хрисанфовна 1816—186? 3
017. Муж — Разгильдеев (имя, отчество — ?)
Учителем Дарьи, а также детей ее родственников А. А. и Н.А. Разгильдеевых, был В. Кюхельбекер в Акше (1836—41 гг.). Их дети Анна, Васса, Миша и Дежинька очень любили Вильгельма Карловича ?
18. Кандинский Дмитрий Матвеевич
Упомянут в дневнике В. Кюхельбекера 25 июня 1841 г. «Мы с ним уговаривались насчет его детей. Дай-то бог. 1803—1848 4

018. Жена — Анастасия Петровна (фамилия — ?) 1809—1848
19. Кандинский Петр Матвеевич 1809—1854 4
019. Жена — Татьяна Михайловна (фамилия — ?) 1817—185?
20. Кандинская Феврония Матвеевна 1817—18?? 4
21. Кандинский Иван Матвеевич 1819—1844 4
22. Кандинский Петр Алексеевич 1808—186? 6
020. 1-я жена — Елизавета Платоновна 1814—183?
021. 2-я жена — Агриппина Яковлевна 182? — 18??
23. Кандинский Егор Алексеевич 1814—186? 6
022. Жена — Екатерина Никитична 1814—184?
24. Кандинская Мария Алексеевна
М. Бестужев встречался с ней в 1857—58 гг. во время его путешествия по Амуру 1819—1883 6
023. Муж — Токмаков Федор Васильевич
Его дядя — бухгалтер Российско-Американской компании в Якутске 1815—1847
25. Истомин Иаков (отчество — ?) Сын жены А.П. Кандинского от ее 1-го брака 1804—185? 06
26. Кандинский Ксенофонт Алексеевич
Принимал в Бянкине М. Бестужева и др. декабристов 1818—187? 6
024. Жена — Феодосия Георгиевна 1836—18??
27. Кандинская Агафья Алексеевна 1820—18?? 6
28. Кандинский Михаил (отчество — ?) ? ?
29. Кандинская Параскева Владимировна 1815—? 8
30. Кандинский Андрей Владимирович 1818—186? 8
025. Жена — Надежда Васильевна 1818—186?
31. Кандинская Акулина Владимировна 1821—? 8
32. Пляскин Иоанн Кириллович 1817—186? 9
33. Пляскин Елизар Кириллович 1818—? 9
34. Пляскин Лога Кириллович 1820—? 9
35. Пляскина Надежда Кирилловна 1823—? 9
V КОЛЕНО   
36. Кандинская Апполинария Сильвестровна 1818—? 11
37. Кандинский Владимир Сильвестрович 1820—186? 11
026. Жена — Прасковья Евграфовна 1831—186?
38. Кандинский Михаил Сильвестрович 1814—18?? 11
027. Жена — Мария Александровна ?
39. Кандинская Александра Сильвестровна 1824—? 11
40. Кандинская Афанасия Сильвестровна 1830—? 11
41. Кандинский Василий Сильвестрович
Селенгинский I гильдии купец. В 1862 г. вместе с Ф.Н. Сабашниковым встречался в Лондоне с Герценом. Переехал в Москву, где у него родился сын Василий — известный художник 1832—1926 11
028 Жена — Тихеева Лидия Ивановна Москвичка 184?—?
42. Кандинский Ксенофонт Сильвестрович 1833—1875 11
43. Кандинская Анна Сильвестровна 1834—? И
029. Муж — Чемякин Филипп Селенгинский купец ?
44. Кандинская Ксения Сильвестровна 183? — 1875 11
45. Кандинский Александр Сильвестрович 1827—1869 11
46. Кандинский Александр Николаевич 1833—? 12
47. Кандинская Филанцета Николаевна 1846—? 12
48. Кандинский Хрисанф Иосафович
Нерчинский купец, жил в Бянкине 1826—? 13
030. Жена — Августа Апполоновна 1831—?
49. Кандинская Екатерина Иосафовна 1828—? 13
50. Кандинский Григорий Иосафович 1833—186? 13
51. Кандинский Николай Хрисанфович 1825—? 14
52. Кандинский Алексей Хрисанфович 1827—1870 14
53. Кандинский Константин Хрисанфович 1830—? 14
54. Кандинская Анна Хрисанфовна 1831 —? 14
55. Кандинская Ольга Хрисанфовна 1833—? 14
56. Кандинская Татьяна Николаевна
Она и три ее сестры жили в Москве, но судьбы их, к сожалению, не известны 1847—? 15
57. Кандинская Августа Николаевна 1848—? 15
58. Кандинская Екатерина Николаевна 1851—? 15
59. Кандинская Вера Николаевна 1852—? 15
60. Кандинский Христофор Христофорович 1842—187? 16
61. Кандинская Апполинария Христофоровна 1844—19?? 16
031. Муж — Баснин Иван Васильевич
Друг декабристов. Городской голова Иркутска, селекционер    
62. Лушникова Клавдия Христофоровна
Близко знала братьев Бестужевых 1847—1913 16
032. Муж — Лушников Алексей Михайлович
Ученик и друг братьев Бестужевых 1831—1901
63. Кандинская Анна Христофоровна 185?—? 16
64. Кандинская Ольга Дмитриевна 1837 —? 18
033. Муж — Латкин Николай Григорьевич 1839—?
65. Кандинский Егор Дмитриевич 1830—1854 18
66. Кандинский Иван Дмитриевич 1831—? 18
67. Кандинская Павла Дмитриевна 1833—1854 18
68. Кандинская Анна Дмитриевна 1840—1843 18
69. Кандинская Валерия Дмитриевна 1844—1844 18
70. Кандинская Елизавета Дмитриевна 1846—18?? 18
034. Муж — Шилов Иннокентий Иванович 1841—1???
71. Кандинский Валериан Дмитриевич 1848—? 18
72. Кандинский Константин Петрович 1841—1841 19
73. Кандинский Василий Петрович 1842—? 19
74. Кандинский Петр Петрович 1843—1843 19
75. Кандинская Мария Петровна 1844—? 19
76. Кандинский Павел Петрович 1846—? 19
77. Кандинский Николай Петрович 1851—? 19
78. Кандинский Петр Иванович 1844—188? 21
79. Истомин Петр Яковлевич 182?—? 25
80. Истомин Прокопий Яковлевич
«Петинька» и «Пронюшка» упомянуты В. Кюхельбекером как ученики в Акше вместе с Разгильдеевыми 182?—? 25
81. Токмаков Иван Федорович
Хорошо знал Н. и М. Бестужевых, близкий друг сына Н. Бестужева — А.Д. Старцева, а затем — сват 1838—1908 24
035. Жена — Теплова Варвара Ивановна
Родственница Сабашниковых, Синицыных. В Олеизе, усадьбе Токмаковых в Крыму, бывали М. Горький, Шаляпин, Куприн, Рахманинов, М. Ермолова 1850—1936
82. Токмаков Павел Федорович 1840—1843 24
83. Токмакова Татьяна Федоровна 1847—19?? 24
036. Муж — Грибушин (имя, отчество — ?)   
84. Кандинский Николай Ксенофонтович
Выпускник Моск. консерватории, певец-баритон. Владелец кондитер, магазина в Ялте 1870—19?? 26
037. Жена — Любовь Андреевна ?
85. Кандинская Анна Михайловна 18??—1902 28
86. Кандинский Евдоким (отчество — ?) ? ?
87. Кандинский Степан (отчество — ?) 1850—1880 ?
88. Кандинский Иннокентий (отчество — ?) 1842—18?? ?
VI КОЛЕНО   
89. Кандинский Андрей Владимирович 1852—? 37
90. Кандинская Клавдия Владимировна 1853—? 37
91. Кандинский Иннокентий Владимирович 1854—? 37
92. Кандинский Василий Васильевич
Известный художник 1866—1944 41
038. 1-я жена — Чемякина Анна Филипповна 186?—19?? 43
039. 2-я жена — Андреевская Нина Николаевна 1893—1980
93. Чемякина Анна Филипповна
Кузина и жена В.В. Кандинского 186?—19?? 43
94. Кандинская Мария Александровна
Психически больная 18??—1869 45
95. Кандинский Виктор Хрисанфович
Один из основоположников отечествен ной психиатрии. Врач, философ 1849—1889 48
040. Жена — Фреймут Елизавета Карловна Сестра милосердия. Издала труды мужа 185?—1890
96. Кандинский Николай Хрисанфович 1850—1890 48
97. Кандинский Иван Хрисанфович Коммерсант, жил в Москве 1854—1892 48
041. Жена — Семенова Капитолина Алексеевна 1861—1935
98. Кандинский Ксенофонт Алексеевич ? 52
042. Жена — (Ф.И.О. — ?) психически больная ?
99. Земляницына Мария Христофоровна 1868—194? 60
043. Муж — Земляницын (имя, отчество — ?) ?
100. Кандинская Нина Христофоровна 1869—19?? 60
044. Муж — Яцутин Василий (отчество — ?)   
101. Попова Вера Алексеевна
Близко знала многих революционеров, писателей 1866—1926 62
045. Муж — Попов Иван Иванович
Народоволец, редактор газеты «Восточное обозрение», журнала «Сибирский сборник», автор многих книг по истории России, Китая 1862—1942
102. Собенникова Антонина Алексеевна 1868—19?? 62
046. Муж — Собенников Петр Алексеевич ?
103. Молчанова Мария Алексеевна 1870—19?? 62
047. Муж — Молчанов Николай Александрович ?
104. Лушников Александр Алексеевич
Художник, работал во Всероссийском кооперативе художников, предшественнике МОСХа 1872—1947 62
105. Лушников Иннокентий Алексеевич 1874—19?? 62
048. 1-я жена — Жанна, француженка, умерла молодой ?
049. 2-я жена — Барбот де Марни Любовь Викторовна
Потомок начальника Нерчинских заводов ?
106. Песке Екатерина Алексеевна
Ученица скульптора Родена. Жила во Франции 1874—19?? 62
050. Муж — Песке Жан, поляк, художник   
107. Лушников Алексей Алексеевич
Инженер, строитель Транссиба. Сооружал мосты через Амур, Бурею, Зею. Вел изыскания железной дороги от Байкала к Кяхте. 1876—193? 62
108. Родионова Апполинария Алексеевна 1877—1960 62
051. Муж — Родионов Семен Николаевич
Почетный гражданин г. Иркутска 1875—1937
109. Лушников Михаил Алексеевич 1878—19?? 62
052. Жена — Красина Софья Борисовна
Сестра большевика Л.Б. Красина 188?—19??
110. Казанцева Клавдия Алексеевна 1879—1942 62
053. Муж — Казанцев Владимир Петрович
Профессор-микробиолог (данные о нем — в родословной Сабашниковых, где он под № 43) 1868—1937
111. Лушников Глеб Алексеевич
По данным Е. Петряева, Глеб — не родной сын А.М. Лушникова. Погиб за отказ служить Унгерну 1880—1921 62
054. Жена — Стерехова Елизавета Дмитриевна
Сестра жены П.С. Михно. После гибели мужа уехала во Францию 1882—19??
112. Кандинский Николай Петрович 1877—19?? 74
113. Кандинский Иван Петрович 1880—19?? 74
114. Кандинский Михаил Петрович 1882—1935 74
115. Кандинская Александра Петровна 1885—194? 74
055. Муж — Юкичев (имя, отчество — ?) ?
116. Булгакова Елена Ивановна
Родилась в Ханькоу, жила в Крыму, Москве, умерла в Париже 1868—1945 81
056. Муж — Булгаков Сергей Николаевич
Отец Сергий, религиозный деятель, социолог 1871—1944
117. Водовозова-Хорошко Мария Ивановна Основательница первого марксистского издательства в России, в котором вышли книги В.И. Ленина «Развитие капитализма в России», «Экономические этюды и статьи» 1869—1954 81
057. 1-й муж — Водовозов Николай Васильевич Соратник Ленина по борьбе с народничеством 1871—1896
058. 2-й муж — Хорошко Василий Константинович Медик-невропатолог   
118. Токмаков Сергей Иванович 1873—1913 81
059. Жена — Старцева Елизавета Алексеевна Внучка Н. Бестужева 1875—194?
119. Токмаков Вячеслав Иванович 1873—1902 81
060. Жена — Берг Отиллия Мартыновна (латышка)   
120 Токмаков Николай Иванович 1880—1940 81
061 Жена — Стойко Елена Георгиевна 1883—1963
121. Токмакова Галина Ивановна
Руководитель народного дома в Кореизе 1882—1960 81
062. Муж — Петров-Кремнев Владимир Николаевич 1883—1961
122. Грибушина Мария (отчество — ?) 188?—19?? 83
123. Кандинский Анатолий Николаевич Приемный сын, принес много горя родителям 1899—192? 84
124. Кандинский Сергей Евдокимович
Крестьянин. Читинская область, с. Новый Олов 1860—1921 86
125. Кандинский Алексей Степанович Жил в Иркутске 1878—1930 87
126. Кандинский Василий Степанович
Художник, погиб в русско-японской войне 1880—1905 87
127. Кандинская Анна Иннокентьевна 1872—19?? ?
063. Муж — Стариков Петр (отчество — ?) ? ?
128. Кандинский Алексей (отчество — ?) 1880—19??
129. Кандинский Борис (отчество — ?) Художник, убит хунхузами 1893—1921 ?
VII КОЛЕНО   
130. Кандинский Всеволод Васильевич
Сын художника, Лодя, похоронен в Москве 1917—1920 92
131. Кандинская Нина Ивановна 1881—1946 97
132. Кандинская Надежда Ивановна 1883—1952 97
133. Кандинский Алексей Иванович 1889—1944 97
134. Кандинский Иван Иванович
Выпускник Московского университета. Военврач. Участник Великой Отечественной войны. Ст. научный сотрудник Центрального дезинфекционного НИИ 1892—1955 97
064. Жена — Шарина Елена Сергеевна 1893—1986
135. Кандинская Мария Ксенофонтовна
Умерла в Петроградском Доме призрения душевнобольных 18??—1919 98
136. Земляницын Николай (отчество — ?) 1900—1918 99
137. Земляницына Варвара (отчество — ?)
Психически больная. «Чайка» — часами парила с разведенными руками 1902—1936 99
138. Земляницына Людмила (отчество — ?) 1904—? 99
139. Земляницына Нина (отчество — ?) 1906—? 99
140. Яцутин Николай Васильевич 1905—1925 100
141. Яцутина Мария Васильевна 1907—? 100
142. Попов Александр Иванович Выпускник МГУ, юридич. факультет 1886—1966 101
143. Собенникова Елена Петровна 1893—? 102
144. Собенникова Зоя Петровна 1892—? 102
145. Собенников Александр Петрович 1894—? 102
146. Молчанова Ольга Николаевна 189?—? 103
147. Молчанова Лидия Николаевна 189?—? 103
148. Молчанов Александр Николаевич 1897—? 103
149. Лушников Алексей Александрович
Автор воспоминаний о деде, пропал без вести на Украине, поехав туда из Забайкалья 1883—1918 104
150. Лушников Петр Александрович
Страдал алкоголизмом, отчего и погиб 1885—191? 104
151. Лушников Виктор Иннокентьевич
Учитель рисования. Автор воспоминаний о Бестужевском сундуке в Кяхте 1905—1980 105
065. Жена — (Ф.И.О. — ?) живет в Брянске ?
152. Лушников (имя — ?) Иннокентьевич
Страдал полиомиелитом, слабоумием 1909—1930 105
153. Песке Клодин 1899—19?? 106
154. Песке Рири (Мария) 1901—? 106
155. Песке Алексис 1903—? 106
156. Песке Элен
(Все Песке живут во Франции, у них много потомков) 1905—? 106
157. Лушников Леонид Алексеевич
Жил и умер в Харбине (Китай) 1900—1951 107
158. Лушников Алексей Алексеевич
Инженер-строитель, репрессирован в 1945 г. 1903—1981 107
066. 1-я жена — Ясенева Тамара Григорьевна 1910
067. 2-я жена — Мария Васильевна (фамилия — ?) ?
159. Родионова Галина Семеновна
Жила во Франции, участвовала в движении Сопротивления. Репатриировалась, умерла в Ташкенте 1895—1977 108
068. Муж — Швецов Иннокентий Алексеевич
Сын доверенного чайной конторы Боткиных в Кяхте. Эмигрировал во Францию в 1921 г. 189? — 19??
160. Родионова Юлия Семеновна 1897—1975 108
161. Родионова Елизавета Семеновна
(Юлия и Елизавета умерли во Франции) 1899—197? 108
162. Лушникова Ксения Михайловна 1899—? 109
163. Лушникова Нина Михайловна 1901—1916 109
164. Лушников Алексей Михайлович
Семейное имя — Граня 1902— 109
069. Жена — (Ф.И.О. — ?)   
165. Казанцева Марионилла Владимировна
Кандидат физ.-мат. наук. Москва 1900—1989 110
166. Казанцева Елизавета Владимировна
Художник Ленинградской студии мультфильмов. После войны жила в Пушкине под Москвой 1901—1988 110
167. Попова Ирина Владимировна
Музыкант 1903—1955 110
070. Муж — Попов Гавриил Николаевич
Композитор, автор музыки десятков кинофильмов. Друг Д.Д. Шостаковича 19??—19??
168. Лушников Глеб Глебович
Писал из Франции, что знает местонахождение Бестужевского сундука 1905— 111
169. Лушникова Елизавета Глебовна
Живет во Франции. Фамилия, видимо, другая 1914 111
170. Кандинская Сильва (отчество — ?)
В конце 1920-х гг. жила во Владивостоке 1910 ?
171. Нестерова Ольга Николаевна ? 112
172. Кандинская Елизавета Николаевна ? 112
173. Кандинский Петр Николаевич ? 112
174. Кандинская Антонина Ивановна 1907 113
175. Кандинская Клавдия Ивановна 1909 113
176. Кандинский Алексей Михайлович 1909—1969 114
177. Кандинская Мария Михайловна 1910 114
071. Муж — Михайлов Михаил (отчество — ?)   
178. Кандинская Капитолина Михайловна 1911—1982 114
072. Муж — Маминов (имя, отчество — ?)   
179. Кандинский Сергей Михайлович 1913—1984 114
Художник-оформитель. Москва   
074. Жена — (Ф.И.О. — ?) ?
180. Бударова Нина Михайловна 1916—1962 114
075. Муж — Бударов.
Жили в Красноярском крае   
181. Кандинский Владимир Михайлович 1919—1970 114
182. Кандинский Николай Михайлович 1921—1947 114
183. Кандинская Анна Михайловна 1923—1952 114
184. Булгакова Мария Сергеевна 1898—1979 116
076. 1-й муж — Сцепуржинский (имя, отчество — ?) ?
077. 2-й муж — Родзевич Константин Болеславович
Сын врача, служил в царской, затем в Красной Армии, сражался в Испании за республиканцев 190? — 1988
185. Булгаков Федор Сергеевич
Член Союза художников СССР 1902 116
078. Жена — Нестерова Наталья Михайловна
Дочь художника М.В. Нестерова ?
186. Булгаков Сергей Сергеевич 1911 116
079. Жена — Симона Живут во Франции ?
187. Водовозова Елена Николаевна 1893—1928 117
188. Водовозов Владимир Николаевич 1895—1924 117
080. Жена — Наталья Дмитриевна Федченко
Дочь генерала русской армии ?
189. Водовозова Лидия Николаевна 1896—1934 117
081. Муж — Серебровский Владимир Иванович
Профессор ?
190. Хорошко-Лекарева Марианна Васильевна 1907 117
082. Муж — Лекарев Валерий Петрович
Народн. артист РСФСР (театр им. Ермоловой) 19??
191. Хорошко Нина Васильевна 1910 117
083. Арапов Дмитрий Алексеевич
Академик АМН СССР, Герой Социалистического Труда 1898—1984 117
192. Петрова-Кремнева Елена Владимировна
Преподаватель иностранных языков 1907 121
193. Петрова-Кремнева Гали Владимировна
Психически больная 1909 121
194. (фамилия, отчество — ?) Елена ? 122
195. (Ф.И.О. — ?) ? 122
196. (Ф.И.О. — ?) ? 122
197. Кандинский Петр Сергеевич 1895—1953 124
198. Марцинкевич Людмила Алексеевна ? 125
084. Муж — Марцинкевич (имя, отчество — ?) ?
199. Кандинский Николай Алексеевич ? 125
200. Кандинская Любовь Алексеевна ? 125
201. Кандинский Леонид Алексеевич
Жил и умер в Омске ? 125
202. Кандинский Вячеслав Алексеевич
Народный художник Якутии 1902—1981 125
085. Жена — Кошкен Валентина Яновна
Дочь ссыльного латыша-революционера 1910
203. Кандинский Виктор Алексеевич 1904—1962 125
204. (фамилия — ?) Наталья Петровна 1895—19?? 127
205. Федорова Маргарита Петровна 1897—19?? 127
086. Муж — Федоров (имя, отчество — ?)   
206. Кандинский Еварест Алексеевич
Живет в Николаевске-на-Амуре 1905 128
087. 1-я жена — Левикова Раиса Петровна ?
088. 2-я жена — Шкуркина Нина Северьяновна ?
VIII КОЛЕНО   
207. Соловьева Наталья Алексеевна 1921 133
089. Муж — Соловьев Петр Владимирович
Инженер-станкостроитель. Москва 1921
208. Кандинский Алексей Иванович 1918 134
Профессор Московской консерватории   
090. 1-я жена — Лебедева Елена Александровна 1916—1960
091. 2-я жена — Рыбникова Марина Алексеевна 1921—1980
092. 3-я жена — Сухаребская Ирина Михайловна 1941
209. Собенникова (имя, отчество — ?) ? 145
210. Лушникова Любовь Викторовна
Живет на Урале 1950 151
093. Муж — Ковда ?
211. Лушников Алексей Алексеевич
Физик-ядерщик. Москва 1939 158
094. Жена — Таран Римма Ивановна 1936
212. Швецов Владимир Иннокентьевич
Физик-ядерщик (Швейцария, затем США) 1915 159
213. Швецов Борис Иннокентьевич
Живет на юге Франции, близ Ниццы 1917 159
214. Романова Юлия Петровна
Геолог, живет в Ташкенте 193? 159
095. Муж — (Ф.И.О. — ?) ?
215. Лушников Герман Алексеевич
Погиб, защищая Родину 1924—1942 164
216. Кандинская (имя — ?) Алексеевна ? 176
217. Кандинский Алексей Алексеевич
Инженер Красноярского телевизионного завода ? 176
096. Жена — (Ф.И.О. — ?) ?
218. Михайлов Станислав Михайлович 1930 177
097. Жена — (Ф.И.О. — ?)   
219. Шелест Нелли Михайловна 1932 177
098. Муж — Шелест (имя, отчество — ?)   
220. Маминова Людмила Петровна 1930 178
221. Маминова Антонина Петровна 193? 178
222. Маминов Владимир Петрович 193? 178
223. Кандинский Борислав Сергеевич 194? 179
099. Жена — (Ф.И.О. — ?)   
224. Музалева Елена Сергеевна 194?—1982 179
0100. Муж — Музалев (имя, отчество — ?) ?
225—233. 9 детей Бударовых     180
234. Кандинский Михаил Владимирович ? 181
235. Злыгостева Нина Владимировна ? 181
0101. Муж — Злыгостев (имя, отчество — ?) ?
236. Родзевич Наталья Константиновна
Живет во Франции ? 184
0102. Муж — (Ф.И.О. — ?) ?
237. Водовозова Майя Владимировна 1923 188
0103. Муж — Бойко Анатолий Николаевич
Певец Московск. камерного муз. театра 1930
238. Серебровская Нина Владимировна 1919—1935 189
239. Лекарев Станислав Валерьевич 1935 190
0104. Жена — Афанасьева Наталья Олеговна 1938
240. Лекарев Всеволод Валерьевич 1939 190
0105. Жена — Дрожжина Валентина Константиновна 1940
241. Хорошко-Арапова Нина Дмитриевна
Кандидат медицинских наук, гематолог 1940 191
0106. 1-й муж — Гигаури Владимир Спиридонович ?
0107. 2-й муж — Кочемасов Владимир Вячеславович
Доктор мед. наук ?
242. Арапова Светлана Дмитриевна Кандидат мед. наук, эндокринолог 1945 191
0108. Муж — Мамаев Геннадий Леонидович
Кандидат физ.-мат. наук 1945
243—245. Трое детей Петра Сергеевича Кандинского     197
246. Кандинский Михаил Петрович 1913 197
247. Марцинкевич Евгений Николаевич ? 198
248. Марцинкевич Николай Николаевич ? 198
249. Кандинский Болеслав Вячеславович 1928 202
Шофер, живет в Якутии   
0109. Жена — (Ф.И.О. — ?)   
250. Кандинский Владимир Вячеславович 1938 202
0110. Жена — (Ф.И.О. — ?)   
251. Громодзинская Эмма Викторовна
Преподаватель Иркутского политех. института 1933 203
252. Громодзинский Александр Викторович
Кинооператор Иркутской телестудии 1936 203
253. Кандинский Анатолий Еварестович
Кинооператор Кемеровской телестудии 1935 206
0111. Жена — (Ф.И.О. — ?)   
254. Кандинский Евгений Еварестович 1949 206
0112. Жена — (Ф.И.О. — ?)   
255. Кандинская Нелли Еварестовна
Инженер Кемеровогорпроекта 1951 206
IX КОЛЕНО   
256. Горина Елена Петровна 1948 207
0113. 1-й муж — Горин Сергей 1948
0114. 2-й муж —? Александр?   
257. Каплунова Ольга Петровна 1951 207
0115. Муж — Каплунов Юрий (отчество — ?) ?
258. Кандинский Алексей Алексеевич1
Доцент Московской консерватории 1950 208
0116. Жена — Новикова Татьяна Владимировна 1949
259. Кандинский Иван Алексеевич 1953 208
0117. 1-я жена — Саранцева Галина Станиславовна 1948
0118. 2-я жена — Степанова Ольга Ивановна 1962
260. Кандинская Анна Алексеевна 1967 208
0119. Муж — Мелик-Парседанов Андрей Рубенович 1966
261. Лушникова Елена Алексеевна 1964 211
0120. Маштаков Михаил Владимирович 1961
262. Фамилия, отчество — ? Мария 1960 214
263. Фамилия, отчество — ? Алексей 1963 214
264. Фамилия, отчество — ? Анна 1967 214
265. Михайлова Валерия Станиславовна 1956 218
266. Михайлова Елена Станиславовна 1958 218
267. Шелест Юрий (отчество — ?) ? 219
268. Шелест Николай (отчество — ?) ? 219
269. Сын Л.П. Маминовой (Ф.И.О. — ?) ? 220
270. Ирина (отчество, фамилия —?) ? 220
271. Андрей (отчество, фамилия —?) 1957 221
272. Любовь (отчество, фамилия —?) 1959 221
273. Кандинский Леонид Бориславович 1970 223
274. Кандинская Ирина Бориславовна 1972 223
275. Музалева Елена (отчество — ?) 1973 224
276. Марк (отчество, фамилия —?) 1956 236
277. Степан (отчество, фамилия —?) 1957 236
278. Натали (отчество, фамилия —?) (276 — 278 — внуки С.Н. Булгакова во Франции) 1959 236
279. Лекарев Константин Станиславович Медик 1962 239
280. Лекарев Дмитрий Станиславович 1969 239
281. Лекарева Татьяна Всеволодовна 1963 240
282. Хорошко Наина Владимировна Врач-микробиолог 1963 241
0121. Муж — Гордеев Андрей (отчество — ?) Врач 1962
283. Кочемасова Татьяна Владимировна 1972 241
284. Мамаев Дмитрий Геннадьевич 1985 242
285. Кандинский Владимир Михайлович 193? 246
286. Онищенко Татьяна Болеславовна 1955 249
0122. 1-й муж — Смирнов (имя, отчество — ?) ?
0123. 2-й муж — Онищенко (имя, отчество — ?) ?
287. Кузьмина Ирина Болеславовна 1960 249
0124. Муж — Кузьмин (имя, отчество — ?) ?
288. Кандинская Светлана Владимировна
Живет в Якутске 1962 250
0125. Муж — Плакутин (имя, отчество — ?) ?
289. Громодзинский Вячеслав Александрович 1967 252
290. Сын второй жены от ее первого брака 19?? 252
291. Кандинский Павел Евгеньевич 197? 254
X КОЛЕНО   
292. Горина Екатерина Сергеевна 1972 256
293. Горин Иван Сергеевич 1981 256
294. Каплунова Мария Георгиевна 1975 257
295. Кандинский Михаил Алексеевич 1973 258
296. Кандинская Наталья Алексеевна 1979 258
297. Кандинский Федор Иванович 1984 259
298. Кандинский Кирилл Иванович 1988 259
299. Гордеев Петр Андреевич
(№№ 292—299 живут в Москве) 1987 282
300. Кандинская Светлана Владимировна
Живет в Читинской области 1966 285
301. Смирнов Юрий (отчество — ?) 1980 286
302. Смирнов Вячеслав (отчество — ?) 1981 286
303. Онищенко Ирина (отчество — ?) 1987 286
304. Кузьмин Роман (отчество — ?) 1980 287
305. Плакутин Дмитрий (отчество — ?) 1984 288
306. Плакутин Константин (отчество — ?) 1987 288

(№№ 301—306 живут в Якутии)

Итого в десяти поколениях 306 потомков и 125 супругов: 431 человек. Данные на июнь 1990 г. К сожалению, в родословную не удалось включить 75 Кандинских, проживающих в Читинской области, и 32 Кандинских и Кондинских из Бурятии, явно имеющих прямое отношение к древу.

В августе 1990 г. в Кяхту приезжал из Австралии сын Л.А. Лушникова (№ 157) и Ирины Николаевны Рачинской (1914—1986) Николай Леонидович, родившийся в Харбине в 1941 г. У него есть сын Петр, 1966 года рождения.

Автор был бы признателен тем, кто пришлет сведения о других Кандинских, не упомянутых здесь.
Примечания

1. Далее выделяются потомки по мужской линии.

0

37

Родословная Сабашниковых Порядковый номер Фамилия, имя, отчество Краткие сведения (номера супругов начинаются с 00) Годы жизни Номер родителя
1 КОЛЕНО   
1. Сабашников Филипп (отчество неизвестно)
Предки прибыли в Кяхту из Кадниковского уезда Вологод. губернии середина XVIII в. ?
II КОЛЕНО   
2. Сабашников Никита Филиппович
Потомств. почетный гражданин, доверенный Российско-Американской компании в Кяхте 1785—185? 1
001. Жена — Аграфена Степановна 1800—1846...
3. Сабашников Михаил Филиппович
Потомств. почетный гражданин, купец 1800—1850 (?) 1
4. Сабашников Серафим Филиппович
Потомств. почетный гражданин, купец 1802—18?? 1
III КОЛЕНО   
5. Сабашников Василий Никитич
Потомств. почетный гражданин, купец отец издателей 1819—1879 2
002. Жена — Скорнякова Серафима Савватьевна
Родственница селенгинского городничего хозяйка знаменитого литературно-музыкального салона в Кяхте, близко знал Н. и М. Бестужевых, приняла в дом дочь М. Бестужева Лёлю (в Кяхте) 1839—1876
6. Сабашникова Агния Никитична
Ее портрет кисти Н. Бестужева дошел до наших дней 1816—1860 2
003. Муж — Старцев Дмитрий Дмитриевич
Друг декабристов Бестужевых 1814—18??
7. Кандинская Марфа Никитична 1824—186? 2
004. Муж — Кандинский Николай Хрисанфович
Его портрет кисти К. Рейхеля в Иркутском худож. музее ч 1810—1863
8. Сабашников Михаил Никитич
Опекун братьев-издателей после смерти их отца, жил в Москве 1824—187? 2
005. Жена — Юринская Татьяна Федоровна 1829—186?
9. Сабашников Филипп Никитич
Купец I гильдии, в 1863 г. был у Герцена Лондоне, помогал распространять «Колокол», «Полярную звезду» 1829—186? 2
10. Сабашникова Екатерина Никитична 1833—187? 2
006. Муж — Синицын Дмитрий Васильевич 1825—187?
11. Сабашников Иннокентий Никитич 1832—187? 2
007. Жена — Мария Матвеевна (фамилия — ?)   
12. Сабашникова Мария Никитична 1825—? 2
008. Муж — Зензинов Андрей Андреевич ?
13. Сабашникова Прасковья Никитична 1826 —? 2
009. Муж — Фалькович Яков Яковлевич   
14. Сабашникова Елизавета Михайловна ? 3
15. Казанцева Елена Серафимовна     4
010. Муж — Казанцев Петр (отчество — ?)
Священник в Кяхте   
IV КОЛЕНО   
16. Сабашникова Екатерина Васильевна
В 1922 г. уехала в Италию к дочери 1859—1930... 5
011. Муж — Барановский Александр Иванович
Юрист, мировой судья в Петербурге   
17. Сабашникова Антонина Васильевна 1861—1945 5
В 1885 г. издавала журнал «Северный вестник»   
012. Муж — Евреинов Алексей Владимирович
Выпускник Петерб. университета, известный юрист 1852—1903
18. Сабашников Василий Васильевич 1863—1877 5
19. Сабашников Федор Васильевич 1869—1929 5
20. Сабашников Михаил Васильевич
Вместе с братом Сергеем основал издательство в Москве 1871—1943 5
013. Жена — Лукина Софья Яковлевна 1870—1952
21. Сабашников Сергей Васильевич 1873—1909 5
23. Старцев Семен Дмитриевич
Ученик братьев Бестужевых, поступил в Моск. университет 1840—18... 6
24. Старцев Алексей Дмитриевич
Ученик братьев Бестужевых, поступил в Моск. универс. (Мед.) 1841—18... 6
25. Старцев Алексей Дмитриевич
Родной сын Н. Бестужева, воспитанный Старцевыми; коммерции советник, Селенгинский 1 гильдии купец 1840—1900 6
014. Жена — Сиднева Елизавета Николаевна, купеческая дочь   
26. Гомбоева Екатерина Дмитриевна Родная дочь H. А. Бестужева, воспитанная Старцевыми 1841—1930 6
015. Муж — Гомбоев Николай Иванович
Начальник почтово-телеграфной службы посольства России в Пекине; помогал Пржевальскому, Обручеву и др. путешественникам 183?—1898 ?
27. Першина Анна Дмитриевна 1838—191? 6
016. Муж — Першин-Караксарский Петр Иванович
Ученик и друг братьев Бестужевых, издатель газет «Уссурийский листок», «Русский восток»... Лично знал адмирала С. Макарова, худ. В. Верещагина; автор воспоминаний о декабристах Н. и М. Бестужевых, И. Горбачевском, М. Кюхельбекере 1835—1912
28. Лосева Гликерия (Грушенька) Дмитриевна
О ней писал в письме дочери М. Бестужев 1849—? 6
017. Муж — богатый купец Лосев   
29. Кандинская Татьяна Николаевна 1847—? 7
30. Кандинская Августа Николаевна 1848—? 7
31. Кандинская Екатерина Николаевна 1851—? 7
32. Кандинская Вера Николаевна 1852—? 7
33. Сабашников Владимир Михайлович 184?—? 8
34. Сабашников Константин Михайлович 1848—? 8
018. Жена — Наталья Ивановна   
35. 019. Сабашников Василий Михайлович
Жена — Андреева Маргарита Алексеевна 1850—1923 8
36. Сабашников Иван Михайлович
Окончил Моск. университет, врач-психиатр, соратник В. X. Кандинского — одного из основоположников отечественной психиатрии; знаток 12 языков, переводил Р. Тагора, публиковался под псевдонимом И. Юринский. Работал в Петербурге и под Варшавой 1855—1931 8
020. Жена — Анна Николаевна   
37. Иванова Анна Михайловна 1857—? 8
021. Муж — Иванов Николай Яковлевич
Консул в Шанхае, совладелец фирмы «Чай-караван»   
38. Синицын Иннокентий Дмитриевич
Близкий друг Бестужевых, подарил Кяхтинскому музею сидейку работы М. Бестужева. Один из основателей Кяхт. отделения Географического общества. Содержал приюты, выплачивал стипендии обучающимся в Кяхте, Иркутске. Почетный гражданин города, в начале 1930-х годов выселен из Кяхты как лишенец 1861—193? 10
022. Жена — Немчинова Серафима Яковлевна Дочь миллионера, хозяина золотых приисков в Бодайбо, пароходства на Байкале. Вошла в историю Кяхты как щедрая благотворительница   
39. Шевелева Александра Дмитриевна 1863—1925 10
023. Муж — Шевелев Михаил Григорьевич
Род. в Верхнеудинске, окончил Кяхтинскую школу переводчиков, жил в Китае, удостоен звания мандарина за большой вклад в развитие экономики и культуры Китая. В 1890-х гг. переехал во Владивосток. Близкий друг сына Н. Бестужева — А.Д. Старцева. Совместно с И.Ф. Токмаковым основал Дальневосточное пароходство 1830—1903
40. Корнакова Августа Дмитриевна
Род. в Кяхте, жила на р. Иро в Монголии, фольклорист, этнограф, удостоена серебр. медали Росс. Геогр. общества 1865—1940 10
024. Муж — Корнаков Иван Иакинфович
Сын кяхт. дьяка, актер самодеят. театра, торговал, выращивал хлеб на р. Иро. Вместе с женой помогал Пржевальскому, Потаниным, Козлову, Обручеву. Убит белокитайцами 1863—1921
41. Сабашников Александр Иннокентьевич
Род. в Кяхте, окончил Моск. Универс.; профессор, организатор бактериологической службы в Москве; знал 7 языков; конструировал фотокамеры, занимался фотографией 1867—1940 11
025. 1-я жена Шевалдышева Анна Алексеевна 18?? — 1950
026. 2-я жена Жигмановская Зинаида Евграфовна
Дочь донского казака   
42. Остроумова Мария Иннокентьевна 1870—19?? 11
027. Муж — Остроумов Евгений (отчество — ?) С Украины   
43. Казанцев Владимир Петрович
Профессор-микробиолог, соратник и друг С. Боткина, Д. Прянишникова, учился в Мюнхене, работал в Тифлисе, Екатеринбурге, Ленинграде 1868—1937 15
028. Жена — Лушникова Клавдия Алексеевна
Певица, выступала в концертах, пела в Тифлисской опере. Умерла в блокадном Ленинграде 1879—1942
44. Казанцева Софья Петровна 1870—19?? 15
029. Муж — Кижнер H. М.   
45. Казанцева Любовь Петровна 1872—19?? 15
030. Муж — Крестовников (имя, отчество — ?)   
V КОЛЕНО   
46. Барановский Василий Александрович     16
47. Барановская Серафима Александровна     16
48. Барановский Александр Александрович     16
49. Барановский Юрий Александрович     16
50. Барановский Николай Александрович     16
51. Евреинов Владимир Алексеевич
Окончил Петерб. универс., селекционер, вывел новый сорт персиков. Заведовал кафедрой университета в Тулузе 1887—1967 17
031. Жена — Васьянова Кира Владимировна 1887—1981
52. Евреинов Борис Алексеевич
Жил в Чехословакии, похоронен на Ольшанском кладб. в Праге 1888—1933 17
032. Жена — Жекулина Наталья Сергеевна
Умерла в Бельгии 1893—1983
53. Евреинова Нина Алексеевна 189?—? 17
033. 1-й муж — Яковлев Всеволод Леонидович ?
034. 2-й муж — Рауш фон Траубенберг Константин Павл. 1879—1924
54. Евреинов Дмитрий Алексеевич
Офицер, музыкант лейб-гв. Семеновского полка. Был капельмейстером. Умер в нищете во Франкфурте-на-Майне 1891—1941 17
035. Жена — Полиэвтова Ольга Александровна 1893—1920
55. Сабашников Сергей Михайлович
Издательский работник, репрессирован в 1943 г. Погиб в одном из лагерей 1898—1952 20
036. 1-я жена — Зорич Вера Николаевна 1901—1983
037. 2-я жена — Фелицына Нина Сергеевна 1904—1989
56. Артюхова Нина Михайловна Детская писательница 1901—1990 20
038. Муж — Артюхов Григорий Яковлевич
Агроном, «фотоохотник», автор книг 1894—1971
57. Леонова Татьяна Михайловна 1903—1979 20
039. Муж — Леонов Леонид Максимович
Известный писатель, лауреат Лен. премии, Герой Соц. Труда 9fiQ 1899
Дети, внуки, правнуки А.Д. Старцева и Е.Д. Гомбоевой перечислены в родословной Бестужевых     25
26
58. Першин Дмитрий Петрович     27
59. Першин Василий Петрович     27
60. Першина Мария Петровна 1861—1943 27
61. Першина Александра Петровна 1885—19?? 27
040. Муж — Кремер Борис (отчество — ?)   
62. Першин Петр Петрович 1900—? 27
63. Першина Ольга Петровна 1902—? 27
64. Першин Владимир Петрович 1910—? 27
65. Сабашников Алексей Васильевич ? 35
041. Жена — Нелли Георгиевна ?
66. Сабашникова Маргарита Васильевна
Художница, ученица И. Репина, поэтесса, автор воспоминаний 1882—1973 35
042. Муж — Волошин Максимилиан Александрович
Поэт, художник 1887—1932
67. Дубовская Марианна Ивановна ? 36
043. Муж — Дубовский Валентин Евгеньевич   
68. Иванова Анна Николаевна
Секретарь поэта К.Д. Бальмонта, умерла в Париже 18?? — 1935 37
69. Иванова Елизавета Николаевна ? 37
044. Муж — Гофман Борис Николаевич 1875—1941
70. Шевелев Владимир Михайлович
Уехал за границу в 1920-х годах 18??—? 39
71. Янковская Маргарита Михайловна 18??—? 39
045. Муж — Янковский Юрий Михайлович
Сын Мих. Ивановича Янковского, ссыльного поляка, прибывшего во Владивосток из Иркутска, известного пионера освоения Приморья   
72. Янковская Ангелина Михайловна 18??—? 39
046. Муж — Янковский Сергей (или Павел) Михайлович
(Два сына Янковских женились на дочерях М.Г. Шевелева) ?
73. Корнакова Фанни Ивановна
Род. в Кяхте, умерла в Лондоне 1885—19?? 40
74. Корнаков Леонид Иванович 1887—1921 40
75. Корнаков Анатолий Иванович
(Оба сына И.И. Корнакова погибли вместе с ним от белокитайцев) 1889—1921 40
76. Корнакова Катерина Ивановна
Род. в Кяхте, уехала к Шевелевым во Владивосток, оттуда в Москву, где стала ученицей К. Станиславского, актрисой МХАТа. В 1920-х гг. уехала с мужем в Маньчжурию, затем в Лондон, где умерла в доме престарелых и бедных 1890—1957 40
047. 1-й муж — Дикий Алексей Денисович
Актер, режиссер, нар. артист СССР. Исполнитель главных ролей в к/ф «Кутузов», «Адмирал Нахимов», «Третий удар»... 1889—1955
048. 2-й муж — Бриннер Борис Юльевич
Род. во Владивостоке, сын купца Ю.И. Бриннера, женатого на бурятке Н.О. Куркутовой, отец американского актера Юла Бриннера. Министр торговли и промышленности ДВР 1875—19??
77. Корнакова Серафима Ивановна
Фамилия по мужу другая, жила на Урале. В 1940 г. приезжала на похороны матери А.Д. Корнаковой в Москву 1905—? 40
78. Корнакова Любовь Ивановна
Фамилия по мужу другая, жила в Улан-Удэ 1907 —? 40
79. Сабашников Кирилл Александрович 1906—1920 41
80. Сабашникова Злата Александровна
Выпускница Московской консерватории, музыковед, живет в Москве 1912 41
81. Остроумов Лев Евгеньевич     42
82. Остроумов Иннокентий Евгеньевич     42
83. Тетюнник Нина Евгеньевна     42
049. Муж — Тетюнник (имя, отчество — ?)   
84. Казанцева Марионилла Владимировна
Кандидат физ.-мат. наук, живет в Москве 1900 43
85. Казанцева Елизавета Владимировна
Художник Ленингр. студии мультфильмов, после войны жила в Пушкине под Москвой 1901—1988 43
86. Попова Ирина Владимировна 1903—1957 43
050. Муж — Попов Гавриил Николаевич
Композитор, автор музыки ко многим кинофильмам. Друг Д. Шостаковича   
VI КОЛЕНО   
87. Барановский Сергей Васильевич     46
88. Барановская Нина Александровна     48
89. Евреинова Наталья Борисовна 1913 52
051. 1-й муж — Ганш Борис Богданович
Чех, умер в Праге 1911—1958
052. 2-й муж — Андре де Ланжерон
Потомок графа, основателя Одессы 18?? —1956
90. Евреинов Дмитрий Борисович
Жил и умер в Париже 1914—1985 52
053. 1-я жена — Митина Галина Николаевна   
054. 2-я жена — Пелерен Мадлен 1925
91. Евреинов Алексей Борисович
Инженер-электронщик, Канада 1919 52
055. Жена — Фетинг Ирина Александровна
Филолог-славист университета в Канаде   
92. Рауш фон Траубенберг Инна Константиновна
Психолог университета в Сорбонне 19?? 53
93. Евреинов Рафаил Дмитриевич 1916—1990 54
056. Жена — Шедила Павлина 1936
Чешка   
94. Сабашникова Наталья Сергеевна
Библиотекарь 1924 55
057. Муж — Виленкин Алексей Владимирович 1923
95. Сабашникова Елена Сергеевна
Редактор издательства «Искусство», Москва 1936 55
058. Муж — Качерович Арон Наумович
Доктор технических наук 1909—1977
96. Сабашникова Татьяна Сергеевна
Математик 1940 55
059. Муж — Бескин Леонид Николаевич
Математик 1930
97. Артюхов Михаил Григорьевич
Переводчик болгарской редакции Гос-телерадио СССР 1926—1985 56
060. Жена —?   
98. Переслегина Татьяна Григорьевна
Химик 1929 56
061. Муж — Переслегин Сергей Владимирович 1928
99. Леонова Елена Леонидовна
Член Союза художников 1928 57
062. Муж — Макаров Андрей Николаевич
Заслуженный художник РСФСР 1923—1987
100. Леонова Наталья Леонидовна
Окончила Моск. архитектурный институт 1933 57
063. Муж — Мухаметханов Яркун Джафарович
Архитектор, автор проектов Кардиоцентра и др. объектов 1930
101. Кремер Павел Борисович 1918 61
102. Сабашников Николай Алексеевич ? 65
103. Сабашников Константин Алексеевич ? 65
104. Гофман Николай Борисович 19?? — 1941 69
105. Гофман Алексей Борисович 19?? — 1941 69
106. Гофман Платон Борисович 1908—1987 69
064. Жена — Кадошникова Елизавета Андреевна ?
107. Янковская Муза Юрьевна 1907 71
108. Янковская Виктория Юрьевна 1909 71
Обе сестры живут в США (Калифорния)   
109. Янковский Валерий Юрьевич 1911 71
Писатель, живет во Владимире   
110. Янковский Арсений Юрьевич 1914—1978 71
111. Янковский Юрий Юрьевич
Живет в Киргизии 1920 71
112. Сын Фанни Корнаковой в Англии ? 73
113. Дочь Фанни Корнаковой в Англии ? 73
114. Фамилия —? Гений (отчество — ?)     78
115. Фамилия —? Идея (отчество — ?)     78
116. Фамилия —? Любовь (отчество — ?) 114—116 жили в Улан-Удэ     78
VII КОЛЕНО   
117. Ганш Нина Борисовна 1941 89
065. Муж — Каррэ Даниэль
Бельгиец   
118. Ганш Михаил Борисович
Инженер, живет в Брюсселе 1944 89
066. Жена — Рюстон Беатрикс 1947
119. Евреинова Елизавета Дмитриевна 1950 90
120. Евреинов Сергей Дмитриевич 1951 90
067. Жена — Перес Мария-Хозе
Испанка   
121. Евреинов Михаил Дмитриевич 1952 90
122. Евреинов Филипп Дмитриевич
Жил в Киеве, уехал во Францию 1954 90
123. Филиппэ Катрин Дмитриевна 1960 90
124. Геринг Ольга Алексеевна Балерина Миланского театра «Ла-Скала» 1948 91
068. Муж — Геринг Филипп   
125. Евреинова Анна Рафаиловна 1950 93
126. Евреинов Александр Рафаилович 1960 93
127. Сабашникова Анна Ароновна
Окончила МГУ, кандидат филологических наук 1964 95
069. Муж — Пирковский Вячеслав Сергеевич
Экономист 19
128. Артюхов Сергей Михайлович
Журналист 1955 97
070. Жена — Заковоротная Лариса Ивановна 1945
129. Переслегина Нина Сергеевна
Окончила МГУ, химик 1959 98
071. Муж — Горшков Сергей Владимирович 1954
130. Переслегин Владимир Сергеевич
Окончил Моск. архитектурный институт, священник в Подмосковье 1961 98
072. Жена — Кравчуновская Екатерина Владимировна 1961
131. Макаров Николай Андреевич
Окончил МГУ, археолог 1955 99
073. Жена —?   
132. Мухаметханова Татьяна Яркуновна 1957 100
133. Мухаметханова Анастасия Яркуновна 1975 100
134. Кремер Валерия Павловна 1941 101
135. Кремер Борис Павлович
Живет в Волгограде 1957 101
136. Кадошников Юлиан Платонович 1935 106
074. Жена — Мельникова Татьяна Борисовна ?
137. Янковский Арсений Валерьевич
Живет во Владимире 1959 109
VIII КОЛЕНО   
138. Каррэ София 1965 117
139. Каррэ Кирилл 1967 117
140. Каррэ Александр
(138—140 живут в Бельгии) 1970 117
141. Ганш Инесса Михайловна
Манекенщица в Париже 1970 118
142. Ганш Адриан Михайлович 1976 118
143. Евреинова Татьяна Сергеевна
Живет во Франции 1975 120
144. Евреинов Александр Сергеевич 1985 120
145. Евреинова Матильда Филипповна 1988 122
146. Филиппа Петиция 1987 123
147. Геринг Матвей Филиппович 1974 124
148. Геринг Никита Филиппович 1978 124
149. Геринг Ксения Филипповна 1982 124
150. Пирковская Наталия Вячеславовна 1989 127
151. Артюхов Антон Сергеевич 1969 128
152. Горшков Михаил Сергеевич 1988 129
153. Горшкова Нина Сергеевна 1990 129
154. Переслегин Николай Владимирович 1984 130
155. Переслегин Сергей Владимирович 1986 130
156. Кремер Павел Борисович 1981 135
157. Кадошникова Марианна Юлиановна 1964 136

По сообщению А.М. Ростовцева, в Бурятии ныне проживает более двухсот потомков Сабашниковых. На республиканском празднике «России верные сыны», проходившем в минувшем году в Гусиноозерске и Новоселенгинске, роль К. Торсона в спектакле Н. Дамдинова «Кольцо декабриста» исполнял школьник из Улан-Удэ Григорий Собашников, один из потомков кяхтинских Сабашниковых.

0

38

Иллюстрации

http://sf.uploads.ru/3Dn6M.jpg

Михаил Александрович Бестужев

http://sf.uploads.ru/uJrX3.jpg

Николай Александрович Бестужев

http://sf.uploads.ru/ewEt4.jpg

Александр Александрович Бестужев (Марлинский)

http://sf.uploads.ru/5aWXI.jpg

Скала «Черепаха» южнее Улан-Батора. Мимо нее проходили вер блюжьи караваны с чаем и тюками «Колокола» и «Полярной звезды». Фото В. Бараева

http://sf.uploads.ru/VODXM.jpg

Иннокентий Никитич Сабашников с супругой Марией Матвеевной. Кяхта, 1866 г.

http://sf.uploads.ru/IkrJx.jpg

Василий Сильвестрович Кандинский, отец художника. В 1863 г. он вместе с Филиппом Никитичем Сабашниковым встречался с Герценом в Лондоне

http://sf.uploads.ru/a6rAT.jpg

Алексей Дмитриевич Старцев родной сын Н. Бестужева

http://sf.uploads.ru/aQ9XV.jpg

Иван Федорович Токмаков с сыном Сергеем

http://sf.uploads.ru/lAUm4.jpg

Михаил Григорьевич Шевелев. Много лет жил в Китае, затем во Владивостоке. Один из основателей Дальневосточного пароходства

http://sf.uploads.ru/ZUln9.jpg

Александра Дмитриевна Шевелева, урожденная Синицына

http://sf.uploads.ru/Ajfel.jpg

Елена Дмитриевна Старцева и Виталий Владиславович Дудкин в день свадьбы. Сзади второй справа — Д.А. Старцев. Владивосток, 1986 г.

http://sf.uploads.ru/2pQaz.jpg

Елизавета Алексеевна Токмакова, урожденная Старцева, внучка Н. Бестужева. Севастополь, 1895 г.

http://sf.uploads.ru/nxwTR.jpg

А.А. Старцев, его дочь Наташа, Д.А. Старцев, В.В. Бараев у острова Путятина на фоне горы Старцева. Бухта Разбойник, 1978 г.

http://sf.uploads.ru/JYgDS.jpg

Алексей Михайлович Лушников — ученик и друг Бестужевых

http://sf.uploads.ru/AKs1B.jpg

Семья А.Д. Старцева. Слева направо: дочь Лиза, жена Елизавета Николаевна, Алексей Дмитриевич с сыном Сашей, дочь Душа (Евдокия). Внизу — сыновья Коля, Митя. Москва, около 1887 г.

http://sf.uploads.ru/M9D65.jpg

Душа и Лиза Старцевы. Нагасаки, 1895 г.

http://sf.uploads.ru/xbqGi.jpg

Праправнук H. Бестужева Алексей Александрович Старцев у вазы, сделанной на фарфоровом заводе его !прадеда. Владивосток, 1980 г.

http://sf.uploads.ru/l18vc.jpg

Екатерина Николаевна Гомбоева, внучка Н. Бестужева по дочерней линии. С.-Петербург, 1900 г.

http://sf.uploads.ru/4xWdB.jpg

Гимназистка Маша Будылина. Москва, 1902 г.

http://sf.uploads.ru/odfza.jpg

Справа налево: внук Н. Бестужева Александр Старцев, его кузина Маша Будылина, Надежда Николаевна Будылина, внучка Надя (Джимми), и Наталья Осиповна Бриннер (?), бабушка актера Юла Бриннера. Москва. 1906 г.

http://sf.uploads.ru/Ms6Gt.jpg

Евдокия (Душа) Воронова, сестра милосердия. Маньчжурия, 1905 г.

http://sf.uploads.ru/GpZPh.jpg

Правнуки H. Бестужева по дочерней линии — Володя и Костя Гомбоевы с матерью Е.Г. Гомбоевой, урожденной Ершовой. С.-Петербург, 1914 г.

http://sf.uploads.ru/p2irS.jpg

Памятник А.Д. Старцеву на Путятине. Архитектор О. Кулеш, скульптор З. Пипекина

0

39

http://sf.uploads.ru/ylGkO.jpg
В. Кандинский «Одесский порт», конец 1890-х гг.

http://sf.uploads.ru/v02fV.jpg

В. Кандинский «Озеро», 1910 г.

http://sf.uploads.ru/sng5D.jpg

В. Кандинский «Всадник. Георгий-Победоносец», 1914—1915 гг.

http://sf.uploads.ru/oyKfl.jpg

В. Кандинский «Импровизация холодных форм», 1914 г.

http://sf.uploads.ru/HQc1V.jpg

В. Кандинский «Москва. Красная площадь», 1916 г.

http://sf.uploads.ru/UVTaW.jpg

В. Кандинский «Композиция VII», 1913 г.

http://sf.uploads.ru/pLHEV.jpg

В. Кандинский «Гусляр». 1907 г.

http://sf.uploads.ru/5bsWK.jpg

В. Кандинский «Церковь в Путинках». Москва

0

40

http://sf.uploads.ru/sqlGJ.jpg
Семья Лушниковых. Слева направо: Клавдия и Екатерина (ученица Родена), Клавдия Христофоровна, урожденная Кандинская, с внучкой Леной Собенниковой, Антонина Собенникова, урожденная Лушникова, с дочерью Зоей, Алексей Михайлович, его дочь Аполлинария Родионова. Внизу — ее муж С.Н. Родионов, Алексей Алексеевич Лушников, инженер-строитель Транссиба, Варлаам Бухольцев. Сзади в дверях — Спицын (?). Усть-Киран, 1895 г.

http://sf.uploads.ru/c0t8I.jpg

Могила А.М. Лушникова в Усть-Киране. 1978 г.

http://sf.uploads.ru/aC4xK.jpg

Серафима Яковлевна Синицына, урожденная Немчинова, Августа Дмитриевна Корнакова, урожденная Синицына. Кяхта, 1895 г.

http://sf.uploads.ru/xZY1G.jpg

Бывший дом Кандинских в Кяхте, после революции стал приютом для беспризорных. Середина 1920-х гг.

http://sf.uploads.ru/kMK79.jpg

Варвара Ивановна Токмакова и А.Д. Корнакова. Ялта, 1925 г.

http://sf.uploads.ru/WvGQd.jpg

Катя Барбот де Марни, неизвестный офицер, Кутя Хомзе, внизу — художник Борис Кандинский, Лepa Молчанова. Усть-Киран, 1913 г.

http://sf.uploads.ru/1uJTl.jpg

Прессовка кож в Троицкосавске (прежнее название части Кяхты), 1890 г.

http://sf.uploads.ru/V39sW.jpg

Уникальный снимок из фотографии Лушниковых, на котором запечатлена бестужевская сидейка. Кяхта, 1890-е гг.

http://sf.uploads.ru/2uUTC.jpg

Алевтина Христофоровна Бакшеева возлагает цветы на месте бывшей могилы своего дяди В.В. Парнякова Кяхта, 1986 г.

http://sf.uploads.ru/tZC8A.jpg

Красный священник Виктор Викторович Парняков. Расстрелян белыми на реке Селенге. Кяхта, начало 1920 г.

http://sf.uploads.ru/CVMZb.jpg

Бурятский чекист Лаврентий Ефимович Помытов с женой и сыном. Кяхта, середина 1920-х гг.

http://sf.uploads.ru/eyGSg.jpg

Красноармеец Сильвестр Иванович Пестерев

http://sf.uploads.ru/4XxIs.jpg

Иван Георгиевич Старчак — победитель спартакиады Бурят-Монголии 1926 г. Отличился в боях под Москвой в 1941 г.

http://sf.uploads.ru/GJPrK.jpg

Музей декабристов в Новоселенгинске, расположенный в бывшем доме Д.Д. Старцева

http://sf.uploads.ru/VacA0.jpg

Комиссар Фриц Янович Крумин (?). Кяхта, середина 1920-х гг.

http://sf.uploads.ru/4pEUO.jpg

В этом доме на углу улиц Попова и Дзержинского в г. Якутске жил в 1827—1828 гг. А.А. Бестужев (Марлинский). Фото 1969 г.

http://sf.uploads.ru/D45Fo.jpg

Хрисанф Петрович Кандинский, коммерции советник почетный гражданин.

http://sf.uploads.ru/UJwkC.jpg

Алексей Иванов Кандинский, профессор Московской государственной консерватор 1951 г.

http://sf.uploads.ru/4M3Xt.jpg

Художник Василий Кандинский с женой Ниной. Дессау, 1929 г.

http://sf.uploads.ru/XDEag.jpg

Иван Иванович Кандинский, майор медицинской службы. 1944 г.

http://sf.uploads.ru/DnJ6R.jpg

Аня Сабашникова. Москва, 1987 г.

http://sf.uploads.ru/IN1Oa.jpg

Николай Васильевич Водовозов (1871—1896 гг.) — соратник В.И. Ленина по борьбе с народничеством

http://sf.uploads.ru/9Engv.jpg

Михаил Борисович Алексеев, праправнучатый племянник декабристов Бестужевых, с семьей. Москва, 1990 г.

http://sf.uploads.ru/G6m9x.jpg

Миша Кандинский. Москва, 1988

0


Вы здесь » Декабристы » РОДОСЛОВИЕ И ПЕРСОНАЛИИ ПОТОМКОВ ДЕКАБРИСТОВ » В. Бараев. "Древо": декабристы и семейство Кандинских.