Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » БЕЛОСЕЛЬСКИЙ-БЕЛОЗЕРСКИЙ Эспер Александрович.


БЕЛОСЕЛЬСКИЙ-БЕЛОЗЕРСКИЙ Эспер Александрович.

Сообщений 11 страница 20 из 45

11

http://forumfiles.ru/files/0019/93/b0/42096.jpg

Белосельская-Белозерская Анна Григорьевна, ур. Козицкая (1773—1846), вторая жена князя Александра Михайловича Белосельского-Белозерского, мать Эспера Александровича, тётка Екатерины Ивановны Трубецкой. 1790-е гг.

0

12

http://forumfiles.ru/files/0019/93/b0/21043.jpg

Елена Павловна Бибикова (1812-1888), фрейлина, статс-дама; в первом браке Белосельская-Белозельская, во втором Кочубей. 1841. Christina Robertson (1796–1854).

0

13

https://img-fotki.yandex.ru/get/98050/375901008.43/0_15afd0_d306012d_XXXL.jpg

ВИНТЕРХАЛЬТЕР (Винтергальтер) Франсуа Ксавье (1806-1873) «Портрет княгини Елены Павловны Кочубей». 1860 г.
Холст, масло. 129,5 х 97 см.
Художественный музей Уолтерса, Балтимор (США).

Елена Павловна Бибикова (1812-1888)- падчерица А.Х.Бенкендорфа, фрейлина, статс-дама; в первом браке Белосельская-Белозельская, во втором Кочубей.
Княгиня Елена Павловна занимала видное положение при дворе: фрейлина, статс-дама двора императрицы Марии Фёдоровны, обер-гофмейстрина. После смерти князя Эспера, она в 1847 году вышла второй раз замуж за археолога и нумизмата князя В. В. Кочубея (1811—1850), сына дипломата В. П. Кочубея.

0

14

О близости к власти и Крестовском острове

Близость к власти всегда и во все времена, позволяла без проблем решать свои финансовые вопросы в обход закона. Вот вам примерчик из истории. Богатейший граф Петр Кириллович Разумовский к 1804 году умудрился прокутить своё огромное состояние, и стал потихоньку распродавать имущество. Продал он и принадлежащий ему петербургский Крестовский остров. Продал за 120 тыс. руб. князю Александру Михайловичу Белосельскому-Белозерскому вместе с охотничьим замком, лесами, прудами, деревнями, дорогами, пристанями и крестьянами. Деятельность нового владельца острова носила предпринимательский характер: на острове стали вырубать лес на продажу, сдавать в качестве дач деревенские дома. Да и сами крестьяне обычно имели одну или две чистых комнаты, которые сдавали на лето горожанам внаем.

Тогда в России считалось, что занятие коммерцией не пристало аристократам (их дело –военная или статская служба либо разумное управление имениями), однако князья Белосельские-Белозерские были хоть и Рюриковичами, но англоманами, а в Англии аристократы не гнушались бизнесом. Впрочем, внук Александра Михайловича князь Константин Эсперович, коммерсантом оказался никудышным, и состояние Белосельских-Белозерских стало неуклонно уменьшаться. В итоге, в 1884 году князь был вынужден рассчитаться с казной за набранные кредиты знаменитым дворцом на углу Невского и Фонтанки, – своей главной родовой резиденцией.
В том же 1884 году, чтобы как-то поправить положение на своих уральских заводах, князь заложил Крестовский остров в Санкт-Петербургско-Тульском земельном банке. Кроме того, им был взят большой кредит в Государственном банке под залог всего остального княжеского имущества. Однако вскоре князь не смог не только выплачивать проценты по ссудам, но даже обеспечивать расходы, связанные с содержанием своей семьи и Крестовского острова. И в 1902 году князь попытался продать остров за 2 млн. руб., но неудачно. Тем временем наступил срок возврата кредитов, и над имуществом князя нависла угроза быть изъятым в счет уплаты долгов. Выход князь нашел – он обратился к Николаю II с прошением «об установлении над ним и его имуществом особого, вне общих правил, опекунского управления». И 20 февраля 1903 года Николай II высочайше утвердил положение об опеке, согласно которому князь К.Э. Белосельский-Белозерский отстранялся от всех дел по управлению своим имуществом, а заведование всеми его делами отныне производилось назначенным императором опекунским советом. На возврат кредитов накладывалась отсрочка, а проценты по ним предполагалось выплачивать с доходов по управлению имущественными делами князя. До того момента, как дела наладятся, средства на содержание князя и его семьи выделялись из государственной казны. Но дела не наладились – ни уральские заводы, ни княжеские имения не приносили прибыли, а доходы от Крестовского острова не покрывали всех денежных расходов князя.

Деньги брались даже с городских властей за аренду земли под колею конки (Крестовский остров, хоть и был частным владением, но входил в черту города).
В 1910 году часть имущества князя Белосельского-Белозерского, с согласия опекунов, была освобождена от долговых обязательств, и в залоге остались только уральские заводы, княжеские имения, и Крестовский остров, участки с которого стали постепенно продаваться под застройку. В то время в Питере начался риэлторский бум, и стоимость земли под застройку стала стремительно рости. И вдруг в 1913 году князь Белосельский-Белозерский обратился к Николаю II с прошением об изъятии Крестовского острова из опекунского управления и передаче его в личное использование. Прошение было тут же удовлетворено. Банкиры взвыли – именно Крестовский остров являлся наиболее ликвидным из активов князя, а не убыточные уральские заводы и имения. Но как бы там ни было, в начале 1914-го князь продал большую часть острова (за исключением своей дачи с прилегающим парком) ООО «Русский трест» и «Финансовая компания» за 5 млн. руб. Буквально через несколько месяцев началась Первая мировая война и строительный бум прекратился. После революции земля и вовсе была национализирована, но Белосельским-Белозерским удалось не только покинуть Россию, но и перевести большую часть вырученной от сделки суммы в Финляндию. Более того, в феврале 1918 года князь Константин Эсперович выписал на имя своего внука князя Сергея Сергеевича доверенность на право распоряжения имуществом. Тот, проникнул в красный Петроград, сумел быстро продать всю мебель и предметы обихода из дачи и вернулся в Финляндию.
В годы Великой Отечественной войны в здание дачи Белосельских-Белозерских (арх. А. И. Штакеншнейдер {нифигасебефамилия!}) попала авиабомба, которая его практически полностью разрушила. Остатки строения были разобраны в 60-е годы, и с тех пор участок пустовал. В 2004-2006 гг. по заказу неизвестного инвестора компания «Петербургреконструкция» создала копию особняка по сохранившимся историческим чертежам как «апартаменты для состоятельного человека». В 2008 году особняк был выставлен на продажу за €22 млн., но чем дело закончилось – сиё неведомо. Крестовский остров сейчас, вообще, закрытая элитная зона Питера – туда даже автомобильный проезд горожанам, кто не жители острова, запрещен.

Князья Белосельские-Белозерские перемешались чуть ли не со всеми аристократическими родами России. Сам Константин Эсперович был женат на Наталии Скобелевой, сестре прославленного генерала Михаила Скобелева. В книге «Смерть Ахиллеса», сестра «белого генерала» сообщает Фандорину, что она остановилась в московском доме Белосельских-Белозерских (респект Акунину за эту маленькую деталь). Его дочь Ольга, была супругой графа Орлова, а вторая дочь Елена – была замужем за князем Кочубеем.      Связи при дворе и происхождение от Рюриковичей, позволили князю Белосельскому-Белозерскому сначала отсрочить продажу своего имущества за долги, потом вывести из обязательства по долгу наиболее ликвидную его часть, а затем выгодно её продать. А опыт утаивание денег от кредиторов, позволил утаить их и от большевиков, выведя их за границу – в отличии от большинства эмигрантов, Белосельские-Белозерские на чужбине не бедствовали.
Но история иногда любит улыбаться и проведенное в конце XX века генетическое тестирование показало отсутствие у современных Белосельских-Белозерских общего предка мужского пола с остальными Рюриковичами. Мама предприимчивого князя Константина Эсперовича, одна из первых светских красавиц своего времени княгиня Елена Павловна, была такая проказница…

0

15

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/9/9e/Elizaveta_Esperovna.jpg

Франц Ксавьер Винтерхальтер – Княгиня Елизавета Эсперовна Трубецкая

Княгиня Елизавета Эсперовна Трубецкая (урождённая княжна Белосельская-Белозерская; 20 ноября 1834 — 30 марта 1907) — фрейлина императрицы Марии Александровны, хозяйка известного парижского салона, посредница в налаживании русско-французских отношений в 1870-е гг. Владелица усадьбы Елизаветино Санкт-Петербургской губернии, собиратель материалов о роде Трубецких.

Елизавета Эсперовна (светское прозвище Lise) была старшей дочерью князя Эспера Белосельского-Белозерского и фрейлины Елены Павловны Бибиковой. Эспер Александрович был товарищем М. Ю. Лермонтова по лейб-гвардии Гусарскому полку, привлекался по делу декабристов, но был оправдан. Елена Павловна, падчерица графа А. Х. Бенкендорфа, была одной из первых красавиц. Но их семейная жизнь не была счастливой, по отзывам современников «княгиня Белосельская презирала бедного Эспера», о котором остряк великий князь Михаил Павлович говорил, что «у него голова как вытертая енотовая шуба». После его смерти в 1846 году княгиня вышла замуж вторично за археолога и нумизмата князя В. В. Кочубея (1811—1850). Елена Павловна была нежной матерью, в письме 8 февраля 1841 года её отчим писал: «Маленькая Лизка Еленина нездорова, что очень мучает милую мать и мешает ей участвовать в балах.»

Юная Елизавета Эсперовна была принята фрейлиной великой княгини Марии Александровны. Но уже в 17 лет княжна Белосельская была выдана замуж за князя Петра Никитича (1826—1880), сына князя Никиты Петровича Трубецкого (1804—1855) и Александры Александровны Нелидовой (ум. 1886). Князь приходился племянником декабристам С. П. Трубецкому и П. П. Трубецкому.

В 1852 году Петр Никитич приобрёл для жены усадьбу, расположенную в деревне Дылицы. Усадьба получила более благозвучное название Елизаветино, в честь императрицы Елизаветы Петровны, когда-то бывавшей в ней. Княгиня перестроила усадьбу, архитектор Гаральд Боссе выполнил новый усадебный дом. Во Владимирской церкви с 1852 года в находилась семейная усыпальница Трубецких. В усадьбе княгиня жила исключительно летом. Остальное время она проводила в Санкт-Петербурге, где у супругов был особняк (теперь ул. Чайковского) или за границей. Усадьбой княгиня владела до своей смерти.

Положение и семейные связи Белосельских-Белозерских и Трубецких позволили Елизавете Эсперовне занять достойное место в свете. Её тетка, Зинаида, была в своё время хозяйкой известного литературного салона, который посещали многие известные писатели (Мицкевич, Баратынский, Веневитинов, Девитте), бывал там и А. С. Пушкин. Не последнее место занимала и Елена Павловна Кочубей, которую княгиня Екатерина Радзивилл в своей книге «Behind the Veil at the Russian Court» назвала «одной из выдающихся женщин XIX века». Княгиня Трубецкая, которая по словам П. В. Долгорукова была «крошечная ростом, но исполин честолюбием», в своём доме тоже держала салон, который посещали многие известные политики : князь Кочубей, Дурново и другие. Трубецкая любила роскошную жизнь, денег не считала и устраивала блестящие балы, которые посещал сам государь и члены царской фамилии. Она не терпела конкуренции, современники вспоминали случаи, когда она, чтобы затруднить другим устройство бала, скупала цветы по высокой цене сразу во всех садоводствах Петербурга и его окрестностях.

Эти непомерные траты привели к тому, что Трубецкие были вынуждены сдавать дом, перестроенный и обновлённый модным архитектором Гаральдом Боссе, в наём. В 1874 году особняк был продан зятю, князю Демидову, но уже в следующем году перепродан Василию Львовичу Нарышкину).

В 1877 году князь Трубецкой ослеп, а в 1880 году скончался в возрасте 54 лет и был похоронен во Владимирской церкви в усадьбе Елизаветино рядом со своим малолетним сыном Сергеем. После смерти мужа Елизавета Эсперовна стала больше проводить времени за границей, жила во Франции, где держала политический салон. Княгиня Радзивилл писала про «знаменитую княгиню Лизу или Лизон Трубецкую, чей салон одно время был столь значим в Париже во времена президентства мсье Тьера». Княгиня состояла в переписке со многими политическими деятелями того времени: Гизо, Пальмерстоном, Тьером, князем Горчаковым. В архивах сохранилась обширная переписка княгини, до сих пор используемая историками в качестве источника о той эпохе. Причем речь в письмах шла не только о политике и государственных делах: в числе корреспондентов княгини фигурируют Тютчев, Лев Толстой и Тургенев. Её называют «связующим звеном в тандеме Горчаков-Тютчев».

После того, как дочери удачно вышли замуж, княгиня взяла на воспитание дочь псаломщика дылицкой церкви и воспитывала её до 15-16 лет; позднее её отец пытался шантажировать Трубецкую и отобрал у неё ребёнка. Потом она взяла на воспитание Шуру Константинова, сына сторожа, скончавшегося в возрасте 10 лет во Франции и похороненного вместе с родными княгини.

В старости Елизавета Эсперовна больше времени проводила в своем имении. Один из местных жителей вспоминал: «Крестьяне называли чудаковатую, на их взгляд, княгиню барыней и, пользуясь случаем, под разными предлогами приходили к дворцу с поздравлениями, чтоб получить подарки… Княгиня в хозяйстве ничего не понимала и не желала понимать. Если ей приходила иногда в голову фантазия вмешаться в хозяйство, то от этого получалась только путаница, Управляющие менялись часто и, набив карманы, безнаказанно уходили. Княгиню постоянно обманывали и в особенности в последние 2-3 года жизни, когда у нее очень ослабла память. Если в имении не было коров, ей показывали чужое стадо. Много рассказов ходило о всевозможных проделках ее служащих…»

Здоровье княгини ухудшалось, и осенью 1906 года она уже не смогла отправиться за границу. В Санкт-Петербурге родные сняли для неё квартиру. В начале 1907 Елизавета Эсперовна скончалась в возрасте 70 лет и была похоронена в фамильном склепе рядом с мужем и детьми.

Через свою прабабку, Екатерину Ивановну, Елизавета Эсперовна была наследницей одного из богатейших купцов Ивана Мясникова. После смерти бабушки Анны Григорьевны к Эсперу Александровичу и его наследникам перешли Катав-Ивановский и Усть-Катавский заводы. 8 ноября 1861 года княгиня Елена Павловна Кочубей, Елизавета Эсперовна, Ольга Эсперовна Шувалова и князь Константин Эсперович Белосельский-Белозерский обратились в Департамент горных и соляных дел с прошением «о сообщении 2-му Департаменту С.Петербургской Палаты гражданского суда, согласия на совершение акта, по коему они по добровольному соглашению предоставляют доставшиеся им по наследству после статс-дамы княгини Анны Григорьевны и генерал-майора князя Еспера Александровича Белосельского горнозаводское имение чугуноплавиленные и железоделательные заводы Катав-Ивановские и Усть-Катавские с принадлежащими к ним деревнями, рудниками и лесами в количестве 200 тыс. десятин, состоящие в Оренбургской губернии и Уфимском уезде, в единственное владение сына генерал-майора князя Константина Есперовича Белосельского-Белозерского, получая от него взамен следующих им по закону указанных частей выдел деньгами». Сестры Елизавета Эсперовна Трубецкая и Ольга Эсперовна Шувалова сразу получили по 155 тысяч 301 рублю 17 копеек и в течение семи лет должны были получать ещё по 350 тысяч рублей серебром каждая.

В браке с князем Петром Никитичем Трубецким родилось 6 детей (2 сына и 4 дочери):
Елена Петровна (1852—1917) — с 21 мая 1871 года вторая супруга Павла Павловича Демидова, князя Сан-Донато (1839—1885);
Сергей Петрович (1854—1855);
Александра Петровна (1857—1949) — супруга шталмейстера Владимира Николаевича Охотникова (1847—1917), который унаследовал Елизаветино;
Александр Петрович (1867—1912 или 1917) — благотворитель, жил с крестьянкой Василисой (Вассой) Владимировной Шихматовой (ум. 1939), от которой имел сына Александра, умершего в детстве. По требованию сестёр над ним была установлена опека, позднее он был насильно помещён в психиатрическую лечебницу;
Ольга Петровна (1868—1887);
Мария Петровна (1870/1872—1954) — супруга графа Алексея Алексеевича Белёвского-Жуковского (1871—1932), внебрачного сына великого князя Алексея Александровича.

В 1839 году на средства Елены Павловны в Рождественской части Санкт-Петербурга, где проживали бедняки, был открыт приют для детей, который был назван «Приютом княгини Е. П. Белосельской-Белозерской». В нём содержались около 80-ти детей. Позднее Е. Э. Трубецкая была в нём помощницей попечительницы. В 1893 году заведение было переименовано в «Приют княгинь Белосельских-Белозерских». В 1868 году Елизавета Эсперовна стала председательницей «Общества бесплатной раздачи хлеба», организованного в связи с голодом в северных и центральных районах России. Его целью была раздача неимущим бесплатных билетов на хлеб, которые отоваривались в городских хлебопекарнях. Деньги собирались на благотворительных концертах и маскарадах (за первый год сущестствования общество собрало 7000 рублей и раздало около 200000 фунтов хлеба). Так же были устроены несколько дешевых чайных в разных частях города.

Елизавета Эсперовна занималась музыкой и литературным трудом. В 1867 году в издательстве Бернард были опубликованы «Два романса: Для голоса с фортепиано», написанные княгиней Трубецкой.

В 1891 году в Москве вышла книга Елизаветы Эсперовны Трубецкой «Сказание о роде князей Трубецких», представлявшая собой поколенную роспись и краткие биографии некоторых представителей рода Трубецких с 1400 года до конца XIX века с изображением и описанием княжеского герба, с указанием алфавитного указателя членов рода. Книга является библиографической редкостью.

Княгиней Трубецкой были изданы письма фрейлины Нелидовой, которая была родственницей её мужа. Это издание «Переписка Её Величества императрицы Марии Фёдоровны с мадемуазель Нелидовой, её фрейлиной (1797—1801), сопровождаемая письмами мадемуазель Нелидовой князю А. Б. Куракину, опубликованная княгиней Лизой Трубецкой» позднее было раскритиковано графом В.П. Зубовым в книге «Павел I»:

Отдельно всё же нужно сказать о публикации княгини Трубецкой, чтобы предостеречь читателя от ошибок, которые могут возникнуть при некритичном подходе к этой книге. Княгиня по мужу была двоюродной внучкой мадемуазель Нелидовой и являлась обладательницей её писем. Она напечатала этот ценный материал в отчаянной спешке с неверными датами и множеством опечаток. Введение к книге, написанное ею, полно исторических заблуждений, основанных, вероятно, на семейных преданиях, которые в большинстве случаев оказались ошибочными.

Стихотворение Ф. И. Тютчева «В Риме» имело заглавие — «В альбом княгини Т. (перевод с французского)».

Средь Рима древнего сооружалось зданье —
То Нерон воздвигал дворец свой золотой;
Под самою дворца гранитною пятой
Былинка с кесарем вступила в состязанье:

«Не уступлю тебе, знай это, царь земной,
И ненавистное твое я сброшу бремя».
— Как, мне не уступить? Мир гнется подо мной. —
«Весь мир тебе слугой, а мне слугою — время».

<декабрь 1866 г.>

Примечания
1. Датируется декабрем 1866 г. согласно помете в автографе РГАЛИ.
2. Первая публикация — Изд. 1868. С. 233. Вошло в Изд. СПб., 1886. С. 414; Изд. 1900. С. 439.
3. Тютчев Ф. И. В Риме ("Средь Рима древнего сооружалось зданье...") // Тютчев Ф. И. Полное собрание сочинений и писем: В 6 т. / РАН. Ин-т рус. лит. (Пушкин. Дом); Ин-т
мировой лит. им. А. М. Горького. — М.: Издат. центр "Классика", 2002—... Т. 2. Стихотворения, 1850—1873. — 2003. — С. 170.
4. Автографы (2) — РГАЛИ. Ф. 505. Оп. 1. Ед. хр. 41. Л. 7; ИРЛИ. Ф. 311. № 36. Л. 32 об. — 33. Список — Альбом Тютч.-Бирилевой. Печатается по автографу ИРЛИ, но с
заглавием «В Риме», как в первом автографе. См. «Другие редакции и варианты». С. 303. Автограф РГАЛИ карандашный, но стихотворение тщательно и ясно записано, синтаксически оформлено. Заглавие — «В Риме», без дополнения слов «(с французского)», появившихся в списке Альбома Тютч.-Бирилевой. Внизу текста помета другим почерком (М. Ф. Тютчевой) синими чернилами: «Дек. 1866». В этом варианте категория времени выдвинута на первый план — «Когда громадное здесь воздвигалось зданье». Автограф ИРЛИ в альбоме Е. Э. Трубецкой на двух листах, по четверостишию на каждом, без заглавия, в конце подпись — «Ф. Тютчев». В первой строке — отказ от временно́й определенности, обозначена лишь ситуация пространственная — «Средь Рима древнего сооружалось зданье...». В Изд. 1868 текст как в Альбоме Тютч.-Бирилевой, но заглавие — «В альбом княгини Т. (перевод с французского)», в конце помета — «Декабря 1866 г.». Имеется в виду кн. Елизавета Эсперовна Трубецкая (нач. 1830-х — 1907), урожд. кнж. Белосельская-Белозерская (см. РА. 1911. Вып. 6. С. 274). В Изд. СПб., 1886 — тот же текст с вариантом того же заглавия — «В альбом княгини Т...ой (Перевод с французского)». Появились прописные буквы в словах «Кесарем», «Царь», чего не было в предыдущем издании. В Изд. 1900 напечатан вариант автографа РГАЛИ. В заглавии — сочетание двух вариантов — «В Риме. В альбом княгини Т...ой (с французского)». Стихотворение выполнено в стиле максим — французских миниатюр поэтов или философов-моралистов, французский источник не найден. Нерон (37—68) — римский император, тиран, претендовавший на особое величие.

0

16

http://forumfiles.ru/files/0019/93/b0/20879.jpg

Белосельская-Белозерская Анна Григорьевна, ур.Козицкая (1773—1846), вторая жена князя Александра Михайловича Белосельского-Белозерского.

0

17

http://forumfiles.ru/files/0019/93/b0/16446.jpg

Ольга Эсперовна Шувалова (1838-1896), ур. Белосельская-Белозельская. Дочь Э.А. Белосельского-Белозерского.  Акварель В. Гау, 1868 г.

0

18

http://forumfiles.ru/files/0019/93/b0/24976.jpg

Художник Ф.К. Винтерхальтер. 1859 г.

Княжна Белосельская-Белозерова Ольга Эсперовна ( Шувалова) (1838-1869).

Княжна Белосельская-Белозерова родилась в семье князя Эспера Александровича Белосельсккого-Белозерского (27 декабря 1802 — 15 июня 1846) — русский генерал, известный тем, что инициировал возведение дворца Белосельских-Белозерских на Невском проспекте. Сын князя А. М. Белосельского, внук екатерининского статс-секретаря Г. В. Козицкого; брат княгини З. А. Волконской и го жены одной из первых светских красавиц фрейлине Елене Павловне Бибиковой (1812—1888), падчерице графа А. Х. Бенкендорфа.

Первая жена   Шувалова  Павела Андреевича - Шувалов был назначен командующим 2-й гвардейской пехотной дивизией. Принимал участие в русско-турецкой войне 1877—1878 гг. и находился в сражениях при Горном Дубняке и на Правецкой позиции; 12 октября 1877 года он был награждён орденом св. Георгия 4-й степени.
Ольга Эсперовна не дожила, когда мужа произвели в генералы. Она умерла молодой, ей был 31 год.

Дети

Шувалов Андрей Павлович
Шувалов Павел Павлович (1859 - 1905)
Шувалов Петр Павлович
Шувалова Елена Павловна (1857 - 1943)
Шувалова Мария Павловна (1865 - 1951)
Шувалова Фекла Павловна (1863 - 1939

Ольга Эсперовна Шувалова много занималась благотворительностью.
В 1862 году открыта первая школа графиней Ольгой Эсперовной Шуваловой. В 1879 году при Вартемягской школе, построенной на средства графа П. А. Шувалова, открылись первые классы для взрослых.

0

19

http://forumfiles.ru/files/0019/93/b0/68416.jpg

Ольга Эсперовна Шувалова (1838-1869), ур. Белосельская-Белозельская. 
Портрет работы С.К. Зарянко. 1870 год.

0

20

http://forumfiles.ru/files/0019/93/b0/87354.jpg

Княгиня Трубецкая Елизавета Эсперовна (урождённая княжна Белосельская-Белозёрская). Elisabethe Troubetskaya.
ГА РФ, ф. 828, оп. 1, д. 1053, л. 8, ф. 59

0


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » БЕЛОСЕЛЬСКИЙ-БЕЛОЗЕРСКИЙ Эспер Александрович.