Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » БОБРИНСКИЙ Василий Алексеевич.


БОБРИНСКИЙ Василий Алексеевич.

Сообщений 11 страница 20 из 48

11

Граф Васи́лий Алексе́евич Бо́бринский (14 (26) января 1803, С.-Петербург — 2 (14) сентября 1874, Москва) — декабрист, член Южного общества (1824). Внук императрицы Екатерины II. Основатель третьей («бобриковской») ветви рода Бобринских[1].

Граф Василий Алексеевич был младшим сыном графа Алексея Бобринского и баронессы Анны Владимировны Унгерн-Штернберг. Будучи по линии отца внуком императрицы Екатерины II, приходился двоюродным братом императорам Александру I и Николаю I.

С 1823 года — корнет лейб-гвардии Гусарского полка.

В 1824 году стал членом Южного общества.
Во время восстания и арестов декабристов находился в Париже, куда сопровождал больную жену.

Во время следствия декабрист Сабуров показал, что Бобринский был принял в общество Борятинским.
Декабрист Толстой сообщил, что «ему было поручение от Борятинского иметь надзор за графом Бобринским, дабы не охладило горячее участие, им в обществе принимаемое, и, что, по словам Борятинского, граф Бобринский предлагал ему завести тайную типографию на его с братом счёт».
Однако Барятинский их показания не подтвердил, сообщив, что «не утверждает, что он был принят», хотя «граф Бобринский уже знал о существовании общества»; а насчёт надзора говорил Толстому «единственно для успокоения его самолюбия, когда он жаловался, что ему ничего не открывают».

13 июля 1826 года по делу графа Бобринского высочайше повелено «по нахождению его в чужих краях, учредить за ним секретный надзор».

Вернувшись в Россию, жил в в Туль­ской губернии.
Вышел в отставку в чине гвардии поручика. В 1838—1840 избирался епифанским уездным, а в 1862 году — тульским губернским предводителем дворянства.
В своём имении Бобрики в 1834 году основал суконную фабрику, а в 1854 году по примеру брата Алексея — свёклосахарный завод. Занимался разведением редких пород деревьев таких, как бархат амурский и пробковое дерево.
Состоял членом Московского общества испытателей природы.

14 января 1857 года на заседании Совета Московского художественного общества граф Бобринский начал ругать некоторые русские порядки. Поэт Шевырёв увидел в этом стремление опозорить Россию. Начался спор, перешедший на личную почву и окончившийся дракой. Оба её участника были высланы из Москвы с запретом на проживание в обеих столицах.

Граф Бобринский активно занимался благотворительной деятельностью. Он пожертвовал тысячу рублей на открытие публичной библиотеки и 25 тысяч рублей на открытие пансиона при классической гимназии в Туле.

Граф Василий Алексеевич скончался в 1874 году в Москве и был похоронен в родовой усыпальнице в селе Бобри­ки.

0

12

http://forumfiles.ru/files/0019/93/b0/61100.jpg

К. Гампельн. Дочери генерал-майора Петра Сергеевича Ушакова (1782-1832) от его брака с Марией Антоновной Тарбеевой (1802-1870): слева Софья Петровна (1823-1877), в замужестве Нарышкина и (справа) Александра Петровна (1821-1880), с 1869 г. - третья жена декабриста В.А. Бобринского. Акварель. 1830-е гг.

0

13

http://forumfiles.ru/files/0019/93/b0/53511.jpg

Неизвестный художник. Портрет княгини Марии Алексеевны Гагариной, ур. графини Бобринской (1798—1836), жены гофмейстера князя Николая Сергеевича Гагарина, сестры декабриста В.А. Бобринского с дочерью Марией Николаевной Гагариной (1820-1837). 1820-е гг. Альбом семьи Миддлтон (США).

0

14

https://img-fotki.yandex.ru/get/986410/199368979.190/0_26ede3_488e13a7_XXXL.jpg

Графиня Софья Алексеевна Бобринская (1842-1871), ур. Шереметева. Дочь декабриста А.В. Шереметева. Жена графа Алексея Васильевича Бобринского (1831-1888), невестка декабриста Василия Алексеевича Бобринского. Похоронена в Москве в Донском монастыре рядом с мужем. Фотография 1869 г.

0

15

http://forumfiles.ru/files/0019/93/b0/65722.jpg

Яков Ромбауэр (1782-1849) - портрет графа Алексея Алексеевича Бобринского (1821), холст, масло. Музей Гвардии, Санкт-Петербург.

0

16

Анастасия Король

СЛАДКИЙ БИЗНЕСМЕН

Бизнес №30 (809), 28 июля 2008

Три даты в этом году связаны с именем известного промышленника графа Алексея Алексеевича Бобринского: 180 лет тому назад он построил свой первый сахарный завод, 170 лет тому назад он перевез его в городок Смела Черкасской области. С него началось активное развитие сахарной отрасли в Украине (первый сахарный завод в Украине был построен в 1824 г. в с. Макошино Черниговской губернии). Кроме того, в этом году исполняется 140 лет со дня смерти графа Бобринского – одного из самых просвещенных и деятельных людей своего времени. Стоит только вспомнить, что именно граф Алексей Бобринский возглавил строительство железной дороги между Петербургом, Царским Селом и Павловском, и 25-верстовая трасса была сооружена в кратчайшие сроки. Но наибольших высот Алексей Алексеевич достиг в другом бизнесе. Во Всероссийском “словаре-толкователе” издания 1893 г. о нем сказано: “знаменитый русский агроном”. Граф Бобринский прославился и тем, что изобрел и усовершенствовал ряд сельскохозяйственных орудий – во всех справочниках по земледелию ХIХ века описаны “плуги Бобринского”, “сеялки и распашники Бобринского”… Правда, после революции об этой почетной, хоть и краткой характеристике Алексея Бобринского забыли, и отношение к нему определялось словами В.И.Ленина, отнесшего род Бобринских к “позорящей наше великорусское национальное достоинство шайке”. А ведь этот род сыграл одну из основных ролей в развитии свеклосахарной промышленности Российской Империи и в первую очередь – Юго-Западного края.

Внук императрицы

Отец Алексея Бобринского – Алексей Григорьевич Бобринский (1762-1813 гг.) – был внебрачным сыном Екатерины II и ее фаворита Григория Орлова. Императрица перепоручила воспитание Алексея своему личному секретарю, крестному новорожденного Ивану Бецкому и гувернерам, одним из которых был Осип Дерибас – будущий основатель Одессы. Когда мальчику исполнилось 13 лет, мать подарила ему село Бобрики Тульской губернии. По одной из версий, именно название села и послужило корнем фамилии Алексея. По другой версии, фамилия “Бобринский” была дана ему при рождении, когда повивальная бабка обернула мальчика мехом бобра. В молодости Бобринский получал от сиятельной родительницы годовой пенсион в 30 тыс.руб. и вел беспечную жизнь: разъезжал по заграницам, играл в карты, влезал в долги. В результате императрица велела беспутному сыну возвращаться в Россию и жить под строгим надзором в Ревеле (Таллинне). Здесь он в январе 1796 г. женился на дочери коменданта Ревеля барона Вальдемара Унгерн-Штернберга и графини Тизенгаузен – Анне. В том же году, после смерти Екатерины II, Алексей Григорьевич получил от своего брата по матери – императора Павла I – чин генерал-майора и был возведен в графское Российской Империи достоинство. Тогда же государь пожаловал ему в Тульской губернии Бобриковские и Богородицкие земли, а в Петербурге – дом, где ранее жил князь Орлов. Но управлять своим обширным хозяйством Бобринский не умел – после его смерти имение оказалось запущенным, обремененным долгами. Для приведения его в порядок Анна переселилась в деревню, где и воспитывала дочь и трех сыновей. Самым известным во втором поколении Бобринских стал старший из братьев Алексей, родившийся в 1800 г. Образование он получил в лучшем по тем временам военном учебном заведении – Петербургском училище колонновожатых. После 10-летней службы в гусарском полку при дворе в чине ротмистра Алексей Бобринский вышел в отставку. Проведя юношеские годы в сельской местности, он еще тогда заинтересовался земледелием.

Сахарные эксперименты

В Михайловском Тульской губернии, где Алексей Бобринский владел 12 тыс. крепостных крестьян и 40 тыс. десятин земли, началась его 40-летняя деятельность на свеклосахарном поприще. В то время сахар в Российскую Империю ввозили из Европы, и был он непомерно дорог. Например, в 1820 г. 1 кг сахара стоил 4 руб. За такую цену тогда можно было купить корову!!!

Граф Бобринский с молодости отличался умением анализировать экономическую ситуацию. Он прозорливо предугадал перспективность свеклосахароварения не только для частных предпринимателей, но и для государства. И в 1828 г. построил свой первый сахарный завод (в 1833 г. завод получил право изображать на своих вывесках и изделиях российский государственный герб). Бобринский освоил технологию изготовления сахара из свеклы. За рубежом купил новейшее оборудование. И самое главное – убедил крестьян в пользе выращивания свеклы, покупал ее по выгодной для них цене в счет оброка. Наступил период, с одной стороны, повышенного интереса к местной сельскохозяйственной культуре – свекле, а с другой – мощного противодействия владельцев рафинадных заводов, торговавших привозным сахаром и монопольно назначавшим цены. Они, защищая личные интересы, убедили министра финансов графа Егора Канкрина в том, что для государственной казны выгоднее повысить таможенную пошлину на ввоз, чем тратить деньги, содействуя развитию отечественного производства сахара. Так правительство и поступило и в 1831 г. отказало в субсидиях сторонникам свеклосахароварения. И хотя некоторые заводы из-за недостатка средств вынуждены были закрыться, к 1832 г. в Российской Империи свеклу перерабатывали на сахар уже 20 заводов. Примеру Алексея последовали и его братья: Василий построил завод в Бобриках, Павел – близ Богородицка. А Алексею удалось даже еще более расширить свой Михайловский завод. На нем применялись новейшие технологии по выпуску сахара. Завод вырабатывал в год до 25 тыс. пудов рафинада и патоки. Бобринский не жалел средств на опыты и различные усовершенствования. Заводчан он посылал учиться на завод Герарда в Алябьеве Тульской губернии (построен в 1802 г. – Ред.), а потом обучал у себя работников с других заводов. Одним словом, отрасль постепенно “набирала обороты”. Более того, это был период, когда (по Пушкину) даже в гостиных велись разговоры о сахарных заводах. В своем стихотворении “Зима. Что делать нам в деревне?” поэт пишет:

Стих вяло тянется, холодный и туманный.

Усталый, с лирою я прекращаю спор,

Иду в гостиную; там слышу разговор

О близких выборах, о сахарном заводе…

Но помимо жесточайших конкурентов – импортеров сахара отечественным производителям “вредили” и погодные условия. Ранние “российские” морозы зачастую не давали свекле вызреть. И когда в 1838 г. Бобринский получил в наследство (по линии жены – внучатой племянницы Григория Потемкина) местечко Смелу Черкасского уезда Киевской губернии, он сразу же перевез туда свой завод… на волах и лошадях! Преобразование хозяйства в Смелянском имении граф проводил с размахом. На его устройство было затрачено 434 тыс.руб. серебром. В считанные годы Бобринский построил еще 6 (!) сахарных заводов, а также рафинадный, пивоваренный, механический по выпуску оборудования для сахароварения и сельскохозяйственных орудий. И хотя в Киевской губернии первое сахарное производство было открыто в 1824 г. Станиславом Понятовским, именно Алексей Бобринский заслуженно считается пионером свеклосахарной промышленности. Заводы в Смеле, Грушевке, Яблонивке, Балаклее, Капитоновке Черкасского и Чигиринского уездов были образцами научно-технической мысли того времени. Граф одним из первых среди сторонников культурного ведения сельского хозяйства внедрил унавоживание полей под сахарную свеклу. Для этого скупил у крестьян горы навоза, лежавшего многие годы и гнившего понапрасну. Разработал методику предварительного проращивания свекловичных семян, израсходовав на исследования несколько тысяч рублей. При Капитоновском сахарозаводе была организована селекционная станция, занимающаяся выведением новых сахаросодержащих сортов свеклы. В результате содержание сахара в свекле удалось увеличить с 12% до 14%. В 1850 г. Бобринский применил углекислоту для удаления избытка извести из свекловичного сока на Смелянском и Балаклеевском сахарозаводах Киевской губернии, с 1862 г. стал использовать смешанный прессдиффузионный способ извлечения сахара из свеклы.

На предприятиях Алексея Бобринского работали 2,5 тыс. рабочих. Ежегодно там изготовляли 250 тыс. пудов сахара на 1 млн руб. С каждого пуда владелец получал, по крайней мере, 1 руб. чистой прибыли. Говоря современным языком, Алексей Алексеевич был и отменным логистом – во всех крупных городах он организовал склады. Через 2-3 года работы сахарных заводов Бобринского все убедились в безусловной прибыльности сахароварения. По словам современника, “сахаромания охватила тогда все классы. В салонах, в театре, на балах во время контрактов ни о чем другом не говорили, как о сахарных заводах и свекле. Были такие, что ничего перед собой не видели, кроме сахарной свеклы; на другие вопросы, не относящиеся непосредственно к сахарным заводам, не обращали ни малейшего внимания. С юношеским азартом бросились тогда на новый в крае промысел. На киевских контрактах сновали проходимцы, называя себя директорами сахарных заводов, механиками, химиками”.

К концу 1850-х годов в Украине сахарную свеклу перерабатывали более 200 заводов, 85% которых производили сахар новым способом, при помощи паровых машин. Однако конкуренция между отечественными производителями и импортерами не утихала. Последние сумели пролоббировать свои интересы, и в 1856 г. правительство уменьшило ставку таможенной пошлины на ввозимый сахар с 3,8 руб. до 3 руб. за 1 пуд. Сказывалось влияние идей фритредерства – популярного в ту пору на Западе учения о свободном рынке без государственного вмешательства. Представители свободной торговли – фритредеры – доказывали, что экономическое развитие страны нужно предоставить естественному ходу событий, что искусственно (путем таможенных пошлин) не следует форсировать рост промышленности. Но в то время фритредерская политика наносила существенный вред нарождающейся промышленной буржуазии Российской Империи. Государство, как утверждали представители буржуазии, поощряет изделия других стран, а собственные предприятия закроются – деньги уйдут за границу, самые солидные предприниматели не смогут этого выдержать. На тарифную политику существенно влияли и фискальные соображения правительства, особенно в периоды трудного финансового положения страны. Алексей Бобринский написал о вреде фритредерства в отечественных условиях, поскольку российская экономика переживала тогда период созревания. Он разъяснил, что в пореформенном (после 1861 г.) обществе созидательные силы непременно проявятся, но с условием, что “в организме государственного строя не будут проявляться тлетворные дуновения Запада” и “бюрократическая власть будет низведена на ту степень влияния, вне которой она вместо того, чтобы приносить пользу, приносит вред”. Алексей Бобринский призывал государственных мужей поддержать перспективную отрасль кредитами и повысить таможенные сборы с ввозимого кубинского сахара-песка (хотя, надо сказать, в последний год жизни он опубликовал исследование “О применении системохранительной и свободной торговли в России”. Бобринский чутко реагировал на все изменения в экономике и в то время отметил отрицательное влияние повышенных таможенных сборов на масштабы внешней торговли и в связи с этим критиковал правительство. – Ред.). В результате удалось добиться отпускной цены на свекловичный сахар-песок по 4 руб. за 1 пуд, тогда как ввозимый из-за границы тростниковый сахар стоил 4,5 руб. за 1 пуд плюс пошлина, доходившая до 3,8 руб. Востребованность свеклосахарного производства привела к тому, что к середине 1870-х годов только в Киевской губернии работали 75 сахарных заводов. Цена на сахар уменьшилась до 13 коп. за 1 фунт (409 г). В свеклосахарный бизнес включились целые кланы видных промышленников: Терещенко, Бродские, Харитоненко. В Киевской, Подольской и Волынской губерниях были сосредоточены 56% свекловичных площадей и производилось более половины всего отечественного сахара. На внутренний рынок только киевский регион поставлял до 1 млн т сахара в год, а Киев стал “сахарной столицей империи”. Именно здесь находилось правление Всероссийского общества сахарозаводчиков. Были в нем, как правило, представители рода Бобринских.

Разносторонняя личность

Высокая рентабельность сахарного бизнеса давала возможность графу Бобринскому не жалеть средств на опыты и различные усовершенствования. Он организовал производство разных искусственных удобрений. Ввел в практику систему севооборотов и травосеяния. В круг интересов внука Екатерины II входили новые конструкции зерносушилок и хлебных хранилищ, разработка торфа и бурого угля, опыты по садоводству и лесопосадкам, совершенствование сельхозинвентаря. Им были изобретены несколько видов плугов, получивших имя Бобринского, углубители, распашники, разнообразные катки, шлепы, сеялки… Плуг Бобринского был даже отмечен медалью на Всемирной выставке в Париже. Вряд ли человек, не прикасавшийся к земле, смог бы изобрести новые конструкции сельхозоборудования. А граф нередко ходил за плугом, как заправский крестьянин-земледелец, копал землю как садовник, работал на заводе как мастеровой. Он был и механиком, и технологом. Показательно, что из 40 технологов, работавших у него в разные годы, 24 специалиста, получив отличную подготовку на образцовых предприятиях в Смеле, потом стали директорами заводов или самостоятельными предпринимателями. У Алексея Бобринского учились основатели известнейшей фирмы “Братья Яхненко и Симиренко”, перенимали опыт специалисты с заводов Потоцкого, Шувалова, Браницкого и др. Роль графа Бобринского в развитии сахарной промышленности в Украине тем более достойна уважения, что “цель его деятельности не заключалась в одном лишь желании собственных выгод, наоборот – сахарные заводы графа открыты для всех – здесь нет тайн”. Такая оценка была высказана в 1844 г. в статье “Выгоды, какие может представить рафинадный завод в Малороссии”, опубликованной в “Журнале Министерства Государственных Имуществ”. А своим многолетним опытом промышленника и экономиста Бобринский поделился в вышедшей в 1856 г. книге “Статистические материалы для истории свеклосахарной промышленности в России”.

По преданию, граф Алексей Бобринский в 1857 г. вызвал на дуэль владельца Шполы (ныне – райцентр Черкасской обл.) Аггея Абазу. Тот заявил, что у него людям живется лучше, чем в Смеле, у Бобринского. На дуэли граф был ранен, оставшись без правого глаза

Помимо того что граф постоянно инвестировал в новое оборудование для заводов, их усовершенствование, он еще немало средств вкладывал в социально-бытовую сферу. При заводах строились больницы, школы, библиотеки… В 1842 г. была открыта самая большая больница в уезде – на 100 коек. Ежегодно на ее содержание выделялось 10 тыс.руб. серебром. На деньги Бобринского в Смеле проложили мостовую, установили фонари, высадили деревья. На Смелянщине граф Бобринский занимался и лесоводством – в Черкасском лесу высадил дубы и деревья хвойных пород. Леса на его землях напоминали парки. Заботился Бобринский и о церковных приходах на территории своих имений, назначив каждому (а их было 14) по 500 руб. серебром в год на текущие надобности. В 1859 г. возвел Покровскую церковь в Смеле, которая стоит до сих пор. Поэт князь Петр Вяземский вспоминал: “Граф Бобринский был человеком увлечений, но всегда благородных и чистых. Любознательная натура его беспрестанно требовала себе пищи: он искал ее везде”. Граф увлекался физическими и химическими опытами. За свои фотоснимки получал дипломы на выставках в Европе. Он написал книгу о выращивании цветов и вывел новый сорт роз. Алексей Алексеевич был членом 11 (!) научных обществ – Императорского Вольного экономического общества, Московского общества сельского хозяйства, Комитета сахароваров, Киевского губернского статистического комитета, Общества естествоиспытателей, Комитета для описания губерний Киевского учебного округа и т.п. Графа избрали почетным членом Университета св.Владимира. Все, кто общался с Алексеем Алексеевичем, неизменно отмечали остроту его ума. Настойчивость, энергия и знания Бобринского были по достоинству оценены. В 1840 г. он был назначен и до конца дней своих оставался членом Совета министерства финансов, членом Мануфактурного совета. Он получил звания камер-юнкера и камергера, был произведен в шталмейстеры Двора, что соответствовало званию тайного советника.

Герб рода Бобринских

В центре щита изображен двуглавый орел как знак принадлежности к императорскому роду; под ним – медведь, идущий по крепостной стене, символ власти и силы; в левом верхнем углу – орел, означающий происхождение основателя рода от Григория Григорьевича Орлова. В верхнем правом углу – бобр, напоминающий о фамилии Бобринских. Щит венчает корона и двуглавый орел, под ними – лента со словами “Богу слава – жизнь тебе”, которые, по преданию, произнесла императрица при рождении Алексея.

И след его простыл…

Энергичную и необыкновенно плодотворную деятельность Алексея Бобринского оборвала неожиданная смерть 4 октября 1868 г. Накануне вечером он лег отдыхать совершенно здоровым, а наутро его обнаружили без сознания. Врачи установили разрыв во время сна одной из мелких мозговых артерий. Когда гроб отправляли в Петербург, его провожали около 2 тыс. человек и, выпрягши лошадей, везли на себе несколько верст до железнодорожной станции Бобринская. Похоронили графа с большими почестями 27 октября в Александро-Невской лавре. Спустя два года после смерти Алексея Алексеевича газета “Киевлянин” писала: “Смелянские заводы – создание графа А.А.Бобринского – и до настоящего времени занимают одно из первых мест. Это дворцы промышленности, но дворцы, рассчитанные не на внешний эффект, а на удобство выполнения работ. Из Смелы переносились улучшения и открытия на другие заводы. Здесь не было мелкой зависти, которая каждое улучшение обращает в промышленную тайну для службы исключительно своему обладателю; здесь возбуждалось соревнование – сделать так же хорошо или даже лучше. Отсюда вышел тот живой промышленный дух, то стремление к совершенствованию, которое так часто бывает чуждо коммерческим предприятиям. Но это не все. Граф Бобринский дал ход молодым людям, окончившим курс технологического института, и теперь можно встретить немало технологов, которыми может гордиться наша промышленность, потому что они усвоили себе живую любовь к делу, которая составляет результат не одной школы, но среды, в которой вырос человек”.

6 февраля 1872 г. в Киеве на Бибиковском бульваре (ныне бульвар Тараса Шевченко) был открыт памятник Алексею Бобринскому – первый памятник, воздвигнутый предпринимателю. Его соорудили на пожертвования. Бронзовую статую, на подножии которой были изображены земледельческие орудия, венчала надпись: “Полезной деятельности графа Алексея Алексеевича Бобринского” (на открытии памятника Павел Чубинский, автор слов Гимна Украины, произнес знаменитую фразу: “Промышленная деятельность может быть признана гражданской доблестью...”). Но после февральской революции 1917 г. коллегия коммунального хозяйства Киевского городского Совета рабочих депутатов постановила: снести памятники контрреволюции. Среди “контрреволюционеров” значился и Алексей Бобринский. Однако статуя стояла еще несколько лет. Но потом все же оказалась на хоздворе завода “Арсенал”, а постамент оставался, пока 23 марта 1932 г. президиум Горсовета не принял решение – “разобрать и вывезти постамент бывшего памятника Бобринскому и на этом месте устроить газоны и фонтан”.

Это место пустовало долго, и только 30 апреля 1954 года, в дни празднования 300-летия воссоединения Украины с Россией, здесь был открыт памятник Николаю Щорсу.

0

17

http://forumfiles.ru/files/0019/93/b0/65016.gif

Граф Алексей Алексеевич Бобринский (1861-1938), внук декабриста; этнограф.
Фотография начала XX в.

0

18

http://forumfiles.ru/files/0019/93/b0/69318.jpg

Портрет графини Анны Владимировны Бобринской с князем Н.С. Гагариным и сыновьями Алексеем, Павлом и Василием.

0

19

http://forumfiles.ru/files/0019/93/b0/16276.jpg

Ф.К. Винтерхальтер. Портрет графа Алексея Алексеевича Бобринского. 1844 г.

0

20

ДИНАСТИЯ БОБРИНСКИХ

После смерти графа Алексея Алексеевича в 1868 году в управление Смелянским имением вступил его второй сын граф Владимир Алексеевич Бобринский – человек очень одаренный и всесторонне развитый.

По окончании Петербургского Университета он поступил на военную службу. Владимир Алексеевич принимал участие в обороне Севастополя, занимал пост Гродненского военного губернатора во время польского восстания, состоял генералом Свиты и приближенным лицом Императора Александра II.

В 1868 году Владимир Алексеевич назначен на пост Министра Путей Сообщения.

В 1871 году граф Владимир Алексеевич вышел в отставку, поселился в городе Смела и всецело посвятил себя сельскому хозяйству и свекло-сахарной промышленности. До отправления в Севастопополь он был избран Черкасским уездным предводителем дворянства и управлял Смелянским имением еще при жизни отца. Из сельскохозяйственной деятельности графа следует отметить введение в севооборот значительных посевов яровой, а затем озимой пшеницы, которая мало-помалу вытеснила яровую и заняла первое место среди зерновых культур юго-западного края. Но особенно много труда и энергии посвятил граф Владимир Алексеевич заботам, поддержанию и развитию отечественной сахарной промышленности. Благодаря его умению и находчивости был предотвращен кризис в свекло-сахарной промышленности, который мог бы повлечь за собой закрытие множества небольших свекло-сахарных заводов.

Результатом трудов графа Владимира Алексеевича Бобринского было издание правительством закона 20 ноября 1895 года «О некоторых мерах относительно сахарной промышленности». Закон этот в обществе получил название «правительственной нормировки».

После смерти графа Владимира Алексеевича в 1898 году в управление Смелянским имением вступил младший сын графа Алексея Алексеевича граф Лев Алексеевич Бобринский. По окончании Петербургского Университета он также поступил на воинскую службу и участвовал в обороне Севастополя, где был контужен и вышел в отставку в чине штабс-ротмистра.

Граф Лев Алексеевич вступил в управление Смелянским имением уже в преклонном возрасте, но за дело взялся довольно энергично. Близкое знакомство с ведением крупного культурного хозяйства, еще при жизни отца, дало ему возможность значительно поднять доходность имения и увеличить земельную наличность на одиннадцать с лишним тысяч десятин, т.е на 30%.

Управление Смелянским имением графом Львов Алексеевичем следует отметить значительным увеличением площади посевов сахарной свеклы, широким применением минеральных удобрений, применением хлористого бария для пульверизации посевов свеклы в борьбе с долгоносиком и гусеницей.

По инициативе и при личном участии руководителя Смелянского дела графа Льва Алексеевича Бобринского осуществлялась перестройкой всех сахарных заводов согласно новейшим требованиям техники и со значительным увеличением их производительности.

Крупной реформой в жизни и деятельности заводов на период 1903-1904 г.г. является изменение условий труда. Весь состав рабочих с 12-ти часовой работы в две смены был переведен на 8-ми часовую в три смены без уменьшения оплаты труда. А еще раньше, в 1891-1892 г.г. продолжительность рабочего дня для поденной работы была перенормирована с 11-ти часов до 9-ти. Достигнуть такой реформы удалось отчасти благодаря капитальной перестройке заводов.

Из расписания внутреннего распорядка совсем исключаются ночные работы, не допускается работа малолетних до 19-летнего возраста, устанавливается прием подростков мужского пола лишь грамотных, прошедших курс одноклассного училища. При содействии графа Льва Алексеевича значительно улучшаются гигиенические условия работы. Производственные помещения обильно освещаются и проветриваются. Усиливается медицинский контроль, регистрируется характер заболеваний, расширяется врачебная помощь.

Постоянные мастеровые завода и мастерской получают от 85 коп. до 2 руб.50 коп. за 9-ти часовый рабочий день. Все постоянные мастеровые и рабочие пользуются безвозмездно заводскими квартирами или получают квартирные деньги от 2-х до 5-ти руб. в месяц и на отопление от 18 до 60 руб. в год. Кроме того, во время производства получают от 5 до 12 рублей на покупку жома и патоки для своего скота.

Для постоянных рабочих при заводах строились отдельные домики на одну и две комнаты с отдельными погребами, чуланами, сараями и огородами. Квартиры строились на одну, две или три комнаты с кухней и чуланом. Все хозяйственные постройки двух смежных квартир были совершенно разделены. При всякой квартире имелся огород и садик, засаживаемый деревьями с заводского питомника.

Чтобы облегчить рабочим приобретение пищевых продуктов, магазины заводов выписывали большими партиями муку, просо, сало, постное масло, соль, сахар, чай и по себестоимости отпускали рабочим два раза в месяц за наличные деньги.

Заболевшие рабочие получали со стороны завода пособие в виде половины их дневного заработка за весь период болезни. Лечение рабочих и всех членов их семьи было бесплатным. Пострадавшие во время работы в заводе получали весь свой заработок полностью за все время болезни до полного выздоровления.

За беспорочную службу в течение 25-ти и более лет рабочие и их вдовы получали пенсию от 5 до 15 руб. в месяц, причем за вдовами, как правило, оставались безоплатно квартиры до совершеннолетия детей. Отменяется система штрафов.

Продолжая дело своего отца Алексея Алексеевича, граф Лев Алексеевич особое внимание уделял благотворительности в деле культуры и народного образования. Для культурного развлечения рабочих и служащих при Смелянском свекло-сахарном заводе был построен театр, вмещающий до 350 человек, а также организован оркестр из духовых инструментов и балалаек исключительно из постоянных рабочих завода. В театре ставились пьесы с участием рабочих и работниц под руководством служащего, читались лекции по медицине и гигиене. Во время Рождественских праздников ежегодно устраивалась елка для детей в возрасте от 4-ох до 9-ти лет, причем каждый ребенок получал конфеты и маленький подарок от завода.

Специально для обучения молодежи при заводе было построено одноклассное городское училище, в котором бесплатно обучалось 135 мальчиков и девочек – детей преимущественно мастеровых и рабочих. На содержание училища тратилось до 2700 руб. в год, т.е. обучение одного ученика обходилось заводу 20 руб. в год.

В 1912 году вследствие ослабления зрения граф Лев Алексеевич, согласно общему желанию владельцев Смелянского имения, передал управление имением своему племяннику графу Георгию Александровичу Бобринскому.

0


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » БОБРИНСКИЙ Василий Алексеевич.