Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » БОБРИНСКИЙ Василий Алексеевич.


БОБРИНСКИЙ Василий Алексеевич.

Сообщений 31 страница 40 из 48

31

http://forumfiles.ru/files/0019/93/b0/85921.jpg

0

32

http://forumfiles.ru/files/0019/93/b0/11882.jpg

0

33

http://forumfiles.ru/files/0019/93/b0/95699.jpg

Памятник графу Алексею Алексеевичу Бобринскому в Киеве (снесён).
Открытка начала XX в.

0

34

http://forumfiles.ru/files/0019/93/b0/94908.jpg

Портрет графини Анны Владимировны Бобринской, матери декабриста. Акварель В.И. Гау. 1834 г.

0

35

http://forumfiles.ru/files/0019/93/b0/78906.jpg

0

36

http://forumfiles.ru/files/0019/93/b0/28287.jpg

кж. Лидия Алексеевна Горчакова (10.6.1807 — 22.5.1826), первая жена В.А. Бобринского.
Портрет работы В.А. Тропинина. 1810-е гг. ГИМ.

0

37

http://forumfiles.ru/files/0019/93/b0/23263.jpg

Портрет графа Алексея Алексеевича Бобринского, брата декабриста. Дагерротип. 1842 г.

0

38

Зиновий МОГАР

МЕХАНИК… ГОЛУБЫХ КРОВЕЙ

В феврале 1872 г. в Киеве на Бибиковском бульваре (ныне бульвар Тараса Шевченко) торжественно был открыт монумент. В конце ХIХ ст. впервые в Российской империи киевляне увековечили память не властителя, не сановника, не полководца, а предпринимателя, наладившего честный и успешный бизнес (о чем свидетельствовали слова на пьедестале: «Полезной деятельности графа Алексея Алексеевича Бобринского»). Любопытно, что до своего бронзового воплощения граф в Киеве-то и не жил. Зато результаты его деяний особенно ярко проявились именно здесь, став мощной движущей силой развития города во второй половине ХIХ в.

Дитя дворцовых тайн

Семья, в которой родился Алексей Бобринский, была более чем необычной. Отец будущего предпринимателя Алексей Григорьевич Бобринский (раньше употреблялось написание «Бобринской») был внебрачным сыном Екатерины II и ее знаменитого любовника Григория Орлова и воспитывался в семье доверенного царедворца. Екатерина же обеспечила сыну богатое будущее, отписав на него два обширных имения под Тулой – Спасское-Бобрики и Богородицк. Едва начав ходить и разговаривать, дитя любви уже владело десятками тысяч десятин земли, тысячами душ крепостных. Когда Алексею минуло 12 лет, он был официально наречен фамилией Бобринский – от названия имения. В дальнейшем, окончательно предпочтя Орлову Потемкина, августейшая матушка несколько охладела к взрослеющему Алексею. Впрочем, отчасти он и сам был в том виноват. Вместо того, чтобы делать карьеру, юноша увлекся азартными играми и женщинами, проматывая громадное по тем временам содержание – три тысячи рублей в месяц. На время Екатерина даже запретила ему въезд в Петербург. Зато император Павел, воцарившийся после смерти матери, был милостив к молочному брату и пожаловал его графским титулом.

Первый граф Бобринский умер в 51 год. После него остались дочь и три сына. Мария Бобринская в замужестве стала княгиней Гагариной. Самым известным во втором поколении графов Бобринских оказался старший из братьев – Алексей Алексеевич. Образование он получил в лучшем по тем временам военно-учебном заведении – петербургском Училище колонновожатых при Главном штабе. Но служил недолго. Его больше интересовали экономика и сельское хозяйство. «Полигоном» для первых шагов отставного ротмистра Алексея Бобринского на новом хозяйственном поприще стало поместье в селе Михайловском возле Богородицка.

Впрочем, яркая личность графа нуждалась в более масштабной реализации. Он вернулся в столицу империи и в 1832 г. поступил на службу в Министерство финансов. Министр – граф Егор Канкрин – довольно скоро обратил внимание на талантливого сотрудника. Бобринскому доверяли разработку ответственных финансовых вопросов. Не ограничиваясь теоретическим анализом, молодой чиновник стремился ознакомиться с прогрессивными течениями в предпринимательстве на собственном опыте. И это способствовало быстрому подъему ряда перспективных отраслей России.

Наш паровоз, вперед лети

Уникальные результаты, которых добивался граф Бобринский в разных сферах деятельности, связаны с особенностями его натуры. Об этом, пожалуй, лучше всех сказал его хороший знакомый – известный поэт пушкинской поры, князь Петр Вяземский, написавший в отклике на смерть Алексея Алексеевича Бобринского: «Всякая новая мысль, открытие, новое учение – политическое ли, финансовое, социальное, гигиеническое – возбуждало в нем тоску и лихорадочную деятельность любопытства. Ему непременно нужно было вкусить от всякого свежего плода… Ему недостаточно было бы, подобно Колумбу, открыть одну Америку; он хотел бы открыть их несколько… В нем был избыток любознательности, пытливости и деятельности».

Эти черты характера графа Бобринского отчетливо вырисовались в тот период, когда Российская империя открывала для себя новинку – железнодорожный транспорт. Как это нередко бывает, количество скептиков намного превосходило количество энтузиастов. Говорили, что железные дороги нерентабельны, неудобны, не выдерживают больших нагрузок и т. п. С такими настроениями столкнулся венский профессор Франц Антон Герстнер, обратившийся в 1835 г. к царю Николаю I с предложением наладить в России железнодорожное сообщение. А для пробы – построить небольшую трассу.

Самодержец, как известно из истории, согласился, разрешив для начала строительство опытной 27-километровой дороги из Петербурга в Царское Село и далее до Павловска. Правда, заметил, что вряд ли Герстнер найдет «довольно капиталов, чтобы начать столь огромное предприятие». Действительно, казна не предполагала принимать на свой счет рискованный эксперимент. А составить акционерное общество с капиталом в 3 млн руб. при откровенном общественном недоверии представлялось проблематичным.

Тут-то на сцену и вышел граф Бобринский. Решительно и последовательно он выступил в защиту нового проекта. Именно Бобринский стал единственным из российских влиятельных лиц, кто вошел в число основателей акционерного общества (совместно с Герстнером и двумя зарубежными негоциантами). Граф вложил сюда 250 тыс. руб. личных средств – по тем временам колоссальное состояние. Мало того: в саду собственного петербургского дома он проложил рельсовый путь и поставил на него платформу с грузом без малого 10 т. Чтобы каждый смог убедиться – рельсы не боятся нагрузок. И потенциальные акционеры дрогнули. Удалось реализовать не только основной пакет акций, но и дополнительную эмиссию в полтора миллиона. После того, как в 1837 г. первая дорога была сдана в эксплуатацию, акционеры стали получать реальные дивиденды на свои паи – 10 % и более в год, что существенно превышало государственную ренту.

После этого через просторы империи стали активно прокладывать рельсовые пути. Значение густой сети сообщений для отечественной экономики невозможно переоценить. Недаром киевский монумент первопроходца в этом деле – Алексея Бобринского – установили у поворота к вокзалу, причем бронзовый граф на пьедестале попирал ногою рельс. Любопытно, что первый поезд пришел в Киев в 1869 г., когда министром путей сообщения был сын Алексея Алексеевича – граф Владимир Алексеевич Бобринский.

Дорогу «сладкому бизнесу»!

На пике интереса к транспортным проблемам аристократ-новатор занялся еще одной отраслью, пребывавшей в стадии становления, – производством свекловичного сахара. В этом деле граф Бобринский оказал наиболее весомые услуги Киеву и Киевскому региону.

Еще в начале 1830-х в селе Михайловском действовал свеклосахарный завод. А затем граф обратил свой взор к более подходящей для нового бизнеса местности – Киевской губернии, – и в 1838 г. основал Смелянский сахаро-песочный завод на свекловичном сырье.

Статистические описания тех лет свидетельствуют, что на устройство предприятия было затрачено 434 тыс. руб. серебром. Ежегодно 2200 работников производили до 250 тыс. пудов сахара. С каждого пуда владелец получал, по крайней мере, рубль чистой прибыли. Такая высокая рентабельность побуждала графа вкладывать средства в дальнейшую модернизацию производства и устройство следующих заводов, а государственных мужей он призывал поддержать перспективную отрасль кредитами и таможенными тарифами. В результате удалось добиться отпускной цены на свекловичный сахар-песок по 4 руб. за пуд, тогда как ввозимый из-за границы тростниковый сахар стоил 4,5 руб. плюс пошлина, доходившая до 3,8 руб. Востребованность свеклосахарного производства привела к тому, что к середине 1870-х только в Киевской губернии работали 75 сахарных заводов.

Впрочем, рискованный момент все же был. В 1856 г. правительство снизило ставку таможенной пошлины на ввозимый сахар-песок с 3,8 до 3 руб. за пуд. Сказывалось влияние идей фритредерства – популярного в ту пору на развитом Западе учения о свободном рынке без государственного вмешательства. И тогда Алексей Бобринский написал брошюру о вреде фритредерства в отечественных условиях. Он разъяснил, что российская экономика переживала «период ученичества», то есть время созревания «сознательного разумения» – общественного интеллекта, который, по убеждению графа, представлял собой реальную ценность. В пореформенной (после 1861 г.) атмосфере созидательные силы непременно должны были проявиться, считал граф, но с условием, что «в организме государственного строя не будут проявляться тлетворные дуновения Запада» и «бюрократическая власть будет низведена на ту степень влияния, вне которой она, вместо того, чтобы приносить пользу, приносит вред». И тезисы графа Бобринского были учтены в дальнейшей та– моженной политике.

Кому шел наш сахар

Со временем в свеклосахарный бизнес Юго-Западного края, тяготевшего к Киеву, включились целые кланы видных промышленников – Терещенко, Бродские, Харитоненко. В Киевской, Подольской и Волынской губерниях сосредоточилось 56% свекловичных площадей и производилось больше половины всего отечественного сахара. Киев стал признанной «сахарной столицей» империи. Именно здесь находилось правление Всероссийского общества сахарозаводчиков. Председательствовали в нем, как правило, представители семейства графов Бобринских. Позитивная роль «сахарного фактора» в бурном развитии Киева конца XIX – начала ХХ в. не подлежит сомнению.

Правда, тогдашние успехи свеклосахарной промышленности края уже в наши дни подчас оцениваются чрезмерно. Иногда можно слышать, что «Украина кормила сахаром Европу». На самом деле, европейский сахарный рынок насыщали преимущественно западные страны – скажем, Германия производила почти в полтора раза больше свекловичного сахара, чем Россия. К тому же урожайность свекловичных плантаций в Юго-Западном крае вдвое уступала западноевропейским. Однако на внутренний рынок Киевский регион поставлял до 1 млн т сахара в год, и этот продукт расходился по всей необъятной империи.

Аристократ-работяга

Говоря словами князя Вяземского, Алексей Бобринский дал сахарному делу «размеры и важность государственной промышленности». При этом новатор доводил до совершенства буквально каждое звено аграрнопромышленной цепи сахарного производства: вводил «рациональное хозяйство», делал «опыты над удобрением» и заботился «о возвращении почве остатков сахарного производства». Об этом поведал в дни открытия памятника Бобринскому в Киеве Павел Чубинский (в наши дни он известен как автор слов национального гимна «Ще не вмерла Україна», но для современников был, прежде всего, крупным статистиком, секретарем Киевского отделения Императорского русского технического общества). Понимая, насколько важна обработка полей, граф собственноручно изобрел целый ряд земледельческих орудий: его плуги и свекловичные сеялки вошли в употребление повсеместно.

Исследователи предпринимательской деятельности Бобринского поражаются, сколь скрупулезно этот человек умудрился за весьма короткое время изучить различные элементы свеклосахарного бизнеса и достичь в нем решающего прогресса. По словам современника, «граф был и химик, и механик, и технолог; нередко работал на заводах как мастеровой, ходил за плугом как земледелец, копал землю и садил как садовник».

Наконец, поскольку граф Бобринский по натуре своей был отзывчив и щедр, его предприятия стали образцом социальной помощи, – при них обустраивались бесплатные больницы для рабочих, школы для их детей. Поэтому имя Бобринского связывают еще и с зарождением меценатства в Киевском крае.

Многогранные заслуги графа позволили благодарным горожанам добиться у императора соизволения установить «не-политический» монумент. Его возвели исключительно на пожертвования почитателей Алексея Алексеевича. Увы, памятник не сохранился. В 1920 г. изваяние Бобринского, закутанного поверх гражданского платья в римскую тогу – символ античных добродетелей, – навсегда покинуло пьедестал и впоследствии, судя по всему, было переплавлено.

Первым из династии Бобринских был Алексей Григорьевич – внебрачный сын Екатерины II и князя Орлова Григория Григорьевича, военного и государственного деятеля, фаворита, а по некоторым сведения – тайного мужа Екатерины II.

Родился он 11 апреля 1762 года в Зимнем дворце и унаследовал от отца отчество «Григорьевич». Через 2 месяца после рождения Алексея 33-летняя Екатерина взошла на русский престол. Сыну она своего имени не открыла. Воспитанием не занималась, перепоручив его крестному И.И.Бецкому и гувернеру О.М.Дерибасу.

Происхождение фамилии Бобринский связывают с тем фактом, что при достижении им 13-летнего возраста Екатерина подарила своему сыну поместье Бобрики в Тульской губернии и пожаловала фамильный герб графа Бобринского. Об этом свидетельствует письмо императрицы от 2 апреля 1781 года, в котором она документально подтверждает рождение ею сына Алексея. Кроме Бобрика Алексею Григорьевичу были пожалованы и имения в Богородицке в той же губернии. В них числились десятки тысяч десятин земли и тысячи крепостных. Богородицк навсегда остался родовым гнездом Бобринских.

Молодой Бобринский имел от знаменитой матери годовой пансион в 30 тыс. рублей, вел беззаботную жизнь, странствовал по миру, проигрывал деньги в карты и делал долги. Мать – императрица велит беспутному сыну возвратиться в Россию и жить под суровым надзором в Ревеле (Таллин). Здесь в 1796 году он женится на дочери коменданта города Ревеля баронессе Анне Унгер-Штеренберг, которая родила ему четырех детей – трех сыновей и одну дочь.

В этом же году умерла Екатерина II и Алексей Григорьевич получает от своего брата по матери, нового императора Павла I, чин генерал-майора и возводится в «графское Российской империи достоинство».

Умер первый граф Бобринский в 1813 году в своем родовом имении Богородицке.

Вдова А.Г.Бобринского Анна Владимировна (1769 – 1846) в 1820 году в собственном доме открыла школу взаимного обучения для детей крепостных крестьян, взяв на себя все расходы по ее содержанию. Это о ней писал в своем “Дневнике” А.С.Пушкин: “Старуха Бобринская… всегда за меня лжет и вывозит меня из хлопот”.

Старший сын Алексея Григорьевича Алексей Алексеевич родился в Петербурге 6 января 1800 года и по высказыванию его друга, поэта П.А.Вяземского, был «одной из благороднейших и в высшей степени сочувствующих личностей».

После смерти отца мать взяла на себя управление большим и отягощенным долгами поместьем. Для наведения порядка она переселилась на несколько лет в село. Вместе с ней туда переехал и Алексей Алексеевич, где получил отличное домашнее образование и любовь к земле. Бобринский поступает в военное училище и свои молодые годы посвящает воинской службе. В 1828 году в чине ротмистра он уходит в отставку. К тому времени он был уже 7 лет женат на фрейлине императрицы Марии Федоровны графине Софье Александровне Самойловой – женщине «редкой любезности, спокойной, но неотразимой очаровательности и пленительной наружности» (П.А.Вяземский).

Жуковский воспевал ее, теплые упоминания о ней имеются и в дневнике А.С.Пушкина. Она была домашней, воспитывала детей и с радостью покинула Петербург, чтобы поселиться с семьей в селе Тульской губернии. За женой Алексей Алексеевич получил в виде приданого земли в Украине.

Князь Потемкин, еще один фаворит Екатерины II приобрел когда-то значительные земельные владения польских князей Людомирских. Это были земли, занимающие весь Звенигородский и значительную часть Чигиринского и Черкасского уездов, что составляло в общем 40 тыс. десятин пахотных земель.

После смерти светлейшего князя Потемкина его наследство было разделено между его племянниками и племянницами. Одной из них и была супруга графа Бобринского. Так вышло, что отпрыск враждебного Потемкину рода Орловых стал владельцем его земель.

Граф Бобринский опережал многих своих современников умением анализировать возникшую ситуацию, смотреть вперед, вникать в глубину тех проблем, которыми он занимался.

Алексей Алексеевич получил очень хорошее образование, обладал интуицией и стремлением к накоплению новых знаний. Он занимался изучением явления магнетизма, фотографией, смог за 6 месяцев изучить английский язык.

Бобринский боготворил свою жену и из уважения к ней занялся цветоводством. Софья Александровна любила цветы и много времени уделяла выращиванию и уходу за ними. Чтобы доставить жене удовольствие, Алексей Алексеевич строит трехэтажную оранжерею и сам увлекается выращиванием этих чудесных растений, проводит разные исследования и даже пишет и издает брошюру о цветах. Выведенный им сорт роз был назван именем графа.

Кроме того, он увлекался механикой, химией, блестящая образованность сочеталась в нем с обширной осведомленностью в математике, финансах, сельском хозяйстве и промышленности.

Выйдя в отставку, он полностью погружается в хозяйственные дела в своих тульских имениях с присущей ему энергией и размахом. Он понимает, что без кардинальных изменений взаимоотношений с принадлежащими ему крепостными крестьянами не обойтись. Он вводит самоуправление и справедливое разделение всех повинностей, всячески стремится улучшить их быт, увеличивает заработную плату, предоставляет различные льготы.

После реформы 1861 года граф помогает своим бывшим крепостным выкупать у него землю.

Алексей Алексеевич был хорошо знаком с постановкой свеклосахарного дела во Франции и Германии, знал о первых попытках отечественных сахароваров. Будучи человеком смелым и любознательным, граф Бобринский начинает вводить в своих имениях различные хозяйственные новшества. Одним из таких новшеств было выделение им значительных площадей под посев новой на то время культуры сахарной свеклы, ставшей в последствии одним из основных занятий в его жизни.

Свой первый сахарный завод граф А.А.Бобринский построил в одном из своих тульских имений, в селе Михайловском, продолжив этим семейную увлеченность свеклосахарным производством. Ведь его бабка, Екатерина II, проявляла интерес к изысканию собственных, местных сахароносных растений, а дядя, Император Павел I, издал первый законодательный акт о поощрении свеклосеяния для нужд сахарной промышленности.

По линии жены А.Бобринский приобрел по наследству большое поместье в г. Смела. Используя опыт, приобретенный им при строительстве сахарных заводов в Тульской губернии, Алексей Алексеевич особенно успешно разворачивает свеклосахарное дело в украинских имениях. Именно Бобринского считают пионером свеклосахарной промышленности Украины. За 10 лет он построил здесь 4 завода:

Смелянский песочно-рафинадный в 1858 г.;

Балаклейский сахарный завод в 1838 г.;

Грушевский сахарный завод в 1845 г.;

Капитоновский сахарный завод в 1846 г.

При Капитоновском заводе была организована селекционная станция, занимающаяся выведением новых более сахаросодержащих сортов свеклы.

Заводы графа Бобринского были верхом совершенства. Не забывал граф и о рабочих, предоставляя им хорошие бытовые условия. При каждом заводе были построены больницы, школы, столовые, бани, церковные приходы. Все затраты на содержание этих заведений оплачивал граф. Алексей Алексеевич не жалел денег на образование и обучение своих рабочих. Смелянский песочно-рафинадный завод был школой кадров высокой квалификации. Так из 40 технологов, которые работали у Бобринского, 24 со временем стали директорами и самостоятельными предпринимателями.

А.Бобринский доказал неопровержимую прибыльность свеклосахарного производства и стал неутомимым пропагандистом свеклосахарного производства. Его заводы, сельскохозяйственные угодья стали своеобразными школами передового опыта, в которые охотно приглашались все желающие обучаться правильному выращиванию сахарной свеклы и получению из нее сахара. На заводах Бобринского обучались, овладевая профессией, первые русские сахаротехники.

С открытием в Санкт-Петербурге первого в России специализированного института, готовившего высококвалифицированных специалистов – сахарников, А.Бобринский постепенно начал заменять иностранных специалистов, работающих на его заводах, на выпускников института – отечественных инженеров-технологов.

В 1858 году А.Бобринский открывает начальное училище с трехлетним курсом и программой обучения, равноценной программе церковно-приходской школы. Ежегодно училище заканчивало до 30 человек. Плата за обучение была достаточно умеренной, а бедные ученики от платы освобождались.

Граф Бобринский один из первых на своих сельскохозяйственных угодьях ввел севооборот, травосеяние, разработал способы рационального удобрения. Наряду с этим создал оригинальные конструкции зерносушилок и зернохранилищ, конструировал сеялки, рыхлители, а разработанный им плуг-углубитель, получивший название «плуг Бобринского», был удостоен медали на всемирной выставке в Париже.

Этого никогда бы не сделал человек, который сам непосредственно не работал на земле, не ощущал ее дыхания и не был в нее влюблен. Граф сам нередко ходил за плугом, вскапывая землю, работал на заводе. Он был и химиком, и механиком, и технологом.

Под его руководством реконструируются и переоснащаются новой техникой построенные им сахарные заводы. Этому способствует и тот факт, что завод по выпуску сельхозоборудования и техники для сахарных заводов, построенный графом в 1840 году, продолжает успешно работать, а склад машин и оборудования для сахарной промышленности Украины, открытый по его разрешению на территории усадьбы в Смеле французской фирмой «Дерон и Кайль», способствуют дальнейшему строительству новых сахарных заводов в Киевской губернии.

Особо следует отметить роль Бобринского как инициатора создания в России железнодорожного транспорта. Для рекламы этого вида транспорта граф Бобринский на территории сада, примыкающей к его дому в Петербурге, строит нечто вроде небольшой показательной железной дороги, по которой курсировала специальная платформа, перевозящая груз около 500 пудов.

Граф понимает, что для строительства железной дороги, связывающей Санкт-Петербург с царским селом и Павловским, нужны не только деньги, но и единомышленники, среди которых было бы не плохо иметь императора Николая I.

Граф-предприниматель создает акционерную компанию по строительству железной дороги, и в качестве начального капитала вкладывает в организованное им дело 250 тыс. рублей. Кроме того, он привлекает инвесторов, которые вносят в строительство более трех млн. рублей.

Первая в России железная дорога строилась более 2-х лет и была открыта 30 октября 1837 года только благодаря неисчерпаемому энтузиазму и настойчивости Алексея Алексеевича. В честь этого события была учреждена памятная медаль, на которой, учитывая выдающиеся заслуги графа А.А.Бобринского, был выбит его профиль.

Деятельность А.Бобринского была настолько многогранна, что перечислить его заслуги и деяния, и тем более, переоценить их, достаточно трудно. Бобринский принимал участие во многих общественных организациях, был членом императорского общества сельского хозяйства, членом статистического комитета, членом попечительского совета Киевского университета им.св.Владимира, членом общества естествоиспытателей и пр.

Алексей Алексеевич Бобринский был признан и оценен современниками при жизни благодаря своей кипучей и плодотворной деятельности. В 1853 году император Николай I жалует ему один из высших орденов Российской империи – Орден Святой Анны I-ой степени.

Алексей Алексеевич никогда и ни перед кем не скрывал своих достижений и наработок. Он всегда был рад помочь желающим в их начинаниях, передавая им многолетний опыт промышленника и экономиста. С целью донести свои мысли более широкому кругу людей Бобринский пишет книгу «Статистические материалы для истории свеклосахарной промышленности», которая вышла в 1856 году.

А незадолго до своей смерти граф А.А.Бобринский опубликовал книгу «О применении системы охранительной и свободной торговли в России». В работе отмечалась неоднозначность политики правительства в отношении свеклосахарного производства и необходимость более активной его поддержки.

Понимая роль образования, граф Бобринский делал частные пожертвования на строительство Политехнического института в Киеве.

Все, кто общался с графом, отмечали остроту ума и человеческие качества – чрезвычайную скромность, доброе сердце, доверие к людям, честность, мягкий, но сильный характер. В семье Алексей Алексеевич был центром «нравственного притяжения». В отношении с тремя сыновьями – Александром, Владимиром и Львом он казался больше старшим братом, чем отцом. Его сыновья и внуки оказались достойны своего знаменитого отца и деда. Все они нашли свое достойное место в жизни, занимая высокое положение в обществе.

Энергичную и чрезвычайно плодотворную деятельность А.А.Бобринского внезапно оборвала смерть. Он скоропостижно скончался 7 октября 1868 года в г. Смела. Вечером он лег спать совсем здоровым, а наутро его нашли мертвым. Во время сна разорвалась одна из мелких мозговых артерий. Сладкому королю была уготована королевская смерть – без мучений. Умер граф Бобринский одиноким, похоронив жену в 1866 году за два года до своей кончины.

На протяжении 12 дней, пока тело покойного было в Смеле, возле него постоянно дежурили служащие завода. Целыми уездами приходили проститься бывшие крепостные, оплакивавшие своего помещика, который так много делал для облегчения их судьбы. Когда гроб отправляли в Петербург, его провожало около двух тысяч человек, и, впрягшись в катафалк вместо лошадей, сами везли гроб несколько верст к железнодорожной станции Бобринская. В свой последний путь из Украины в Петербург граф А.А.Бобринский отправился по железнодорожным рельсам, инициатором прокладки которых он был.

Как человек, имеющий исключительные заслуги перед отечеством, граф А.А.Бобринский был удостоен высокой чести быть похороненным в Александро-Невской Лавре. Проститься с телом знаменитого графа и своего побочного родственника прибыл император Александр II.

Отмечая выдающуюся и благородную деятельность графа А.А.Бобринского, благодарные киевляне приняли решение установить ему памятник. Деньги были собраны по подписке. 6 февраля 1872 года памятник был открыт. Это был первый памятник, поставленный не государю или военному, а промышленнику. Памятник был изготовлен известным скульптором Шредером, а общее архитектурное оформление выполнил видный архитектор Монигетти.

Памятник наглядно демонстрировал все, чем занимался граф Бобринский в своей жизни: воинскую службу, строительство Царскосельской железной дороги, сельское хозяйство, промышленность. Семидесятипудовая фигура графа, одетого в гражданское платье с накинутой на плечо военной шинелью, правой ногой опираясь на железнодорожную рельсу, смотрела в сторону нынешнего Киевского железнодорожного вокзала. На постаменте – бронзовые барельефы с сельскохозяйственными орудиями, оборудование свеклосахарного производства, родительский герб и краткая, но выразительная надпись: «Полезной деятельности графа А.А.Бобринского».

При открытии памятника были сказаны слова, точно отражающие взгляды современников на трудовую деятельность графа: «Промышленная деятельность может быть признана гражданской доблестью, если предприниматель заботится об усовершенствовании промышленности, не жалея ни средств, ни трудов, если его предприятие развивает вокруг себя благосостояние и просвещение народной массы». Именно таким предпринимателем был граф А.А.Бобринский.

До 1917 года простоял памятник выдающемуся сахарозаводчику и меценату на Бибиковском бульваре. Но после революции 1917 года было постановление снести все памятники контрреволюции, в том числе и Бобринскому. Памятники переплавили на снаряды для Красной Армии. В 1954 году место, где стоял памятник Бобринскому занял памятник Николаю Щорсу.

0

39

http://forumfiles.ru/files/0019/93/b0/25727.jpg


Портрет графа Владимира Алексеевича Бобринского (племянника декабриста) в форме студента Санкт-Петербургского университета.
Дагерротип. 1842 г.

0

40

http://forumfiles.ru/files/0019/93/b0/57750.jpg

Неизвестный скульптор I половины XIX в. Портрет графа Павла Алексеевича Бобринского. Мрамор.

0


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » БОБРИНСКИЙ Василий Алексеевич.