Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » БОГДАНОВИЧ Иван Иванович.


БОГДАНОВИЧ Иван Иванович.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

ИВАН ИВАНОВИЧ БОГДАНОВИЧ

(? - 14.12.1825).

Капитан лейб-гвардии Измайловского полка.

По-видимому, сын сенатора Ивана Фёдоровича Богдановича.
Воспитывался в Пажеском корпусе, из камер-пажей в лейб-гвардии Измайловский полк — 1818, капитан, командир 2 гренадерской роты — 1825.

Член Северного общества.
Во время чтения присяжного листа Николаю I он, а за ним несколько солдат, закричали: «Константину»; после присяги Богданович на своей квартире покончил жизнь самоубийством.

ВД, XV, 132, 135, 138, 144, 150, 151, 153, 236.

0

2

Алфави́т Боровко́ва

БОГДАНОВИЧ Иван Иванов.

Капитан лей6-гвардии Измайловского полка.

Лишил себя жизни после неустройства 14 декабря.
Фок, Кожевников и Вадбольский показывали его сочленом своим и разделявшим намерение сопротивления второй рисяге.

0

3

https://img-fotki.yandex.ru/get/893240/199368979.b9/0_217c3c_b4d60953_XL.jpg

Подробная карта земли Войска Донского составлена под начальством Генерального штаба Генерал Майора Богдановича 1 в 1833 году.
Карта земли Войска Донского была издана в качестве приложения к военно-статистическому описанию земли Войска Донского. Масштаб карты 24 версты в английском дюйме. На карте с помощью условных знаков обозначены: города, станицы и слобода, поселки и хутора (включая поселки от 1 до 30 дворов), дороги (как проселочные, так и почтовые), почтовые станции, разработки (железные и свинцовые) и прочее.

Богданович 1-й, Иван Федорович (1784 — 1840) — генерал-лейтенант.

Получил образование в горном корпусе, по  выпуску из которого был назначен в в свиту Его Императорского Величества по квартирмейстерской части ( в дальнейшем Генеральный штаб).

В 1809 г. Богданович был произведен в поручики. В период с 1810 по1811 гг. Богданович участвовал в работах по исправлению подробной карты России.

В  1813 г. удостоен чина капитана. За участие в битве при Гальберштадте и во взятии м. Туаза награжден 1 июля 1813 г. чином подполковника, а 18 сентября 1813 г. произведен в полковники.

5 декабря 1814 г. Богданович был назначен на пост начальника штаба при 7-м пехотном корпусе, а в 1815 г. утвержден в этой должности.

В сентябре 1816 г. он был командирован для обозрения устьев Дуная и для топографического описания их.

В октябре 1819 г. Богданович командирован в Новочеркасск, с назначением в комитет об устройстве войска Донского, со специальным поручением произвести съемку земель, принадлежащих войску. 

19 марта 1820 г. он был произведен в генерал-майоры, с оставлением в свите Его Величества.

9 марта 1833 г.  Богдановичем поднесена Наследнику Цесаревичу Александру Николаевичу подробная карта земли войска Донского со статистическим описанием, а 8 мая 1833 г. ему объявлено  Высочайшее благоволение за составление рисунков регалий и знамен войска Донского.

Высочайшим указом 1 января 1835 г. Богданович был пожалован в генерал-лейтенанты с состоянием по армии.
31 июля 1835 г. он назначен председателем комиссии, учрежденной для размежевания земель войска Донского, а 11 декабря 1835 г. зачислен в сенаторы неприсутствующие.
20 августа 1840 г. Богданович был исключен из списков как умерший.

0

4

Отец декабриста - Богданович 1-й Иван Федорович — генерал-лейтенант, сенатор; род. в Полтаве в 1784 г., ум. в 1840 г.
Происходя из штаб-офицерских детей, Богданович обучался в горном корпусе, из которого был выпущен 25 апреля 1802 г. колонновожатым, с назначением в свиту Его Императорского Величества по квартирмейстерской части (ныне Генеральный штаб).
В конце 1802 г. он был командирован в Бухарию, а в следующем году, находясь в Киргизской степи, 9 сентября был атакован 3000 киргиз-кайсаков, выдержал двухсуточную осаду, имея при себе всего 27 казаков, а затем пробился сквозь ряды киргизов и возвратился на русскую границу.
9 марта 1804 г. Богданович прибыл в С.-Петербург.

В том же году, участвуя вновь в Бухарской комиссии, он получил в награду 2000 руб. ассигн., а 19 декабря 1804 г. был произведен в подпоручики.

В 1805 г. Богданович ездил при посольстве в Китай до гор. Урги и вернулся в С.-Петербург в январе 1807 г. За участие в этом посольстве Богданович был награжден бриллиантовым перстнем в 450 руб. ассигн.

Затем с 11 августа 1808 г. по ноябрь 1809 г. он находился опять в Бухарской комиссии и 13 октября 1809 г. был произведен в поручики.

В 1810—1811 гг. Богданович участвовал в работах по исправлению подробной карты России.

Во время войны 1812 г. он находился при корпусе донских войск, в арьергарде, под начальством Платова и участвовал во многих боях.
27 и 28 июля он сражался при м. Мар, за что награжден орденом св. Анны 4-й степени; 6 августа — при м. Романове и за отличие произведен (22 ноября 1812 г.) в штабс-капитаны; затем он принимал участие в Бородинском и Тарутинском боях и за эти дела награжден орденом св. Владимира 4-й степени.

При отступлении французов он все время находился в авангарде и за отличие в разных сражениях был награжден орденом св. Анны 2-й степени, а 20 февраля 1813 г. — чином капитана.
10 февраля 1813 г. он поступил в отряд генерал-адъютанта Чернышева, в котором и находился до окончания войны.
За отличие в сражении при Люнебурге он получил Высочайшее благоволение и орден военного достоинства от короля прусского, а за участие в битве при Гальберштадте и во взятии м. Туаза награжден 1 июля 1813 г. чином подполковника и золотой шпагой с надписью "за храбрость".
Сражение при Денневице доставило Богдановичу орден Шведского меча, а битва при Бельцыне — орден св. Анны 2-й степени с алмазами; далее, 16 и 18 сентября он был при взятии Касселя и 18 сентября 1813 г. произведен за отличие в полковники.

По вступлении российских войск в пределы Франции в 1814 г. Богданович участвовал при взятии штурмом Суассона и истреблении корпуса генерала Руена, за что награжден орденом св. Владимира 3-й степени, а за сражение при Лаоне получил Высочайшее благоволение.

По окончании кампании в том же 1814 г. он вернулся с войсками в Россию.
5 декабря 1814 г. Богданович был назначен на пост начальника штаба при 7-м пехотном корпусе, а в 1815 г. утвержден в этой должности.

В сентябре 1816 г. он был командирован для обозрения устьев Дуная и для топографического описания их, в январе 1817 г. получил новую командировку — в Константинополь, к российскому полномочному министру, при коем и находился для обсуждения вопроса о нейтральной линии на Дунайских островах; по окончании переговоров о границе на Дунае Богданович получил в награду 2000 десятин земли, а от султана — золотую табакерку, украшенную бриллиантами.

Вернувшись из Турции в сентябре 1817 г., он был снова командирован на Дунай для установления точной пограничной линии.
19 февраля 1818 г. Богданович уволен от должности начальника штаба 7-го пехотного корпуса, а в октябре 1819 г. командирован в Новочеркасск, с назначением в комитет об устройстве войска Донского, со специальным поручением произвести съемку земель, принадлежащих войску; за успешное окончание этой работы и за составление статистическо-топографических таблиц Богдановичу была пожалована 5 января 1822 г. аренда на 12 лет.
19 марта 1820 г. он был произведен в генерал-майоры, с оставлением в свите Его Величества, 26 мая 1823 г. награжден орденом св. Анны 1-й степени, а 26 ноября 1826 г., за выслугу 25-ти лет в офицерских чинах, получил орден св. Георгия 4-й степени.

За последующее время, кроме ряда денежных наград, Богданович удостоился еще следующих знаков Монаршего внимания: в 1829 году ему пожалован орден св. Анны 1-й степени с Императорской короной; 9 марта 1833 г. он получил бриллиантовый перстень за поднесенную им Наследнику Цесаревичу Александру Николаевичу подробную карту земли войска Донского со статистическим описанием; 8 мая 1833 г. объявлено ему Высочайшее благоволение за составление рисунков регалий и знамен войска Донского; за составление "Статистического описания земли войска Донского" 23 апреля 1834 г. пожалована ему золотая, бриллиантами украшенная табакерка с вензелевым изображением имени Его Величества.

Высочайшим указом 1 января 1835 г. Богданович пожалован в генерал-лейтенанты с состоянием по армии, и повелено ему присутствовать в Сенате.
31 июля 1835 г. он назначен председателем комиссии, учрежденной для размежевания земель войска Донского, а 11 декабря 1835 г. зачислен в сенаторы неприсутствующие.
20 августа 1840 г. Богданович исключен из списков как умерший.

Формулярный список и Высочайшие указы из Сенатского Архива. {Половцов}

0

5

Гангеблов:

"Третий мой товарищъ И. И. Богданович, при отличных свойствах души, отличался болезненною, можно сказать, впечатлительностью. Этоть недостаток в нем выражался крайнею неровностью в расположении духа: то он бывал приветлив, уступчив, говорлив и предавался самой задушевной веселости; то, без видимой причины,- мрачно углублялся в самого себя, во всех видел недоброжелателей, подозревал против себя какие-то замыслы. Такое непостоянство характера Богдановича не могло не отразиться и на моих с ним отношениях: то мы были в дружбе, то во «вражде» и, бывало, подолгу между собою не говорили. С другой стороны, для Богдановича весь мир заключался в его служебных обязанностях. Он отдавался им, не заглядывая по сторонам. Это его погубило в последствии...
...Осенью 1826(! видимо, 1825 г.) года наш батальон выступать на загородную стоянку, на этот раз в Петергоф, на смену тому батальону, в котором служил Богданович. На встречном походе оба батальона сошлись на привале в Красном-Кабачке. Надо заметить, что за полгода перед тем, когда Иван Иванович отправлялся из Петербурга на загородную стоянку, мы были с ним во «вражде», и потому целые полгода между собой не только не говорили, но и не видались. Но когда при этой встрече он меня увидел, то бросился ко мне на шею. Это радостное свидание длилось не более пяти минуть, так как их батальон уже снимался с привала и готов был тронуться в путь. Только я и видел моего добраго Ивана Ивановича! ...
...Четырнадцатаго Декабря, при чтении последняго манифеста, когда произнесено было имя Николая, как императора, Богданович прервал чтеца и возгласил «Константина». Но Богданович не принадлежал к политическому тайному обществу; он не знал и знать не хотел никаких незаконных направлений. Он никогда ничего не читал, хотя и обладал умом живым и логичным; но те клочки образования, которые он вынес из Пажескаго корпуса, он, как только надел эполеты, закинул par dessus les moulins (поверх мельниц). Если б Богданович знал, что те, которые под предлогом законности заручили его на сторону Константина против Николая, в сущности не хотели ни того, ни другаго, он не попал бы в западню. Он увидел, что дал промах; но увидел только тогда уже, как его вспышку назвали изменой. Не трудно угадать, что за тем последовало: совесть подняла бурю в его сознании, а его мнительность довершила остальное. Утром 15 Декабря, когда распустили полк, простоявший всю ночь в ружье, наготове, Богданович пришел к себе на квартиру и тотчас услал куда-то своего Федора. Когда тот вернулся, то нашел уже лишь бездыханный трупъ своего господина, на полу, в луже крови...
...Перед комендантом мы предстали не вдруг, а тогда только, как вернулся плац-адютант, которому, при входе в канцелярию, нашим Фельдегерем был передан конверт. От коменданта мы вышли с плац-адютантом, который на пути нам  сказал: «Вас, господа, не знаем как и разсадить: все помещения заняты». И в самом деле, мы вместе введены были в большой, сводчатый каземат, где было много солдат; каземат этот служил караульней. Нас завели за досчатую перегородку, не выше двух с половиною аршин, устроенную у противоположнаго от входа угла и, вопреки приказанию Государя, там нас оставили. В отверстие маленькой двери поставленные у нея два часовые вставили на-крест свои ружья. Говорить между собою мы могли свободно, но лишь в полголоса, чему и способствовала, и вместе с тем затруднял, гомон караульных.
— «Ну что?» быль первый мой вопрос, «как Государь с тобой обошелся?»
— «О, он несколько раз меня обнимал, сказал, что прощает, чтоб я посидел только под арестом, пока кончится следствие».
— «Что же ты ему говорил?»
— «Да тоже, что высказал Потапову. К этому, я хорошо приготовился: я всю дорогу обдумывал, времени на то было довольно. Государь допытывался о Галямине и Богдановиче; он знал, что они были друзьями. Я ему сказал, что они давно разсорились, что Богданович был человек несчастный, так как он был предан пагубной привычке ранней своей юности. При этом Государь спросил у Мартынова: «Правда это, Павел Петрович?» — «Не могу утверждать, Ваше Величество», сказал Мартынов, «но знаю, что Богданович был нрава очень угрюмаго, подозрительнаго, был раздражителен и щекотлив»...
...…Нельзя не изумиться неутомимости и терпению Николая Павловича. Он не пренебрегал ничем: не разбирая чинов, снисходил до личнаго, можно сказать, беседования с арестованными, старался уловить истину в самом выражении глаз, в самой интонации слов ответчика. Успешности этих попыток много, конечно, помогала и самая наружность Государя, его величавая осанка, его античныя черты лица, особливо его взгляд: когда Николай Павлович находился в спокойном, милостивом расположении духа, его глаза выражали обаятельную доброту и ласковость; но когда он был в гневе, те же глаза метали молнии. Что касается меры наказаний, то кажется в виду имелись две главныя категории: к одной из них отнесены были те из преступников, которые действовали, зная о настоящей цели и о средствах к достижению ея, т. е. государственнаго перестроя и истребления Царской Фамилии; а к другой те, которые думали только защищать права Константина Павловича на престол. Первая из этих категорий понесла высшую кару; принадлежащие же ко второй признаны были лишь вовлеченными в дело обманом. Поэтому самоубийство Богдановича было совершенно напрасно: Богданович всегда был далек от всяких политических мнений, и ежели при присяге провозгласил имя Константина вместо имени Николая, то сделал это вовсе  не думая о том, до чего добивались вожаки возмущения..."

0


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » БОГДАНОВИЧ Иван Иванович.