Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » Эпистолярное наследие. » Письма декабриста В.И. Штейнгейля.


Письма декабриста В.И. Штейнгейля.

Сообщений 21 страница 30 из 50

21

В.И. Штейнгейль – М. А. Бестужеву. Тара, 10-е мая 1849

М. А. БЕСТУЖЕВУ

Тара, 10-е мая 1849

Чрез день после того, как отправил к тебе, мой незабвенный друг, любезнейший Мишель, пасхальный мой привет, от 6 апр[еля], получил твое письмо от 23 февр[аля], поэтому не спешил отвечать; к тому же погода стояла такая, что дух мой был во все это время в мрачном расположении, — а его лучше держать за собою. Дней уже пять, как похоже на лето; солнце греет сквозь дым от палов 1. и пыль сменила грязь; декорации хоть все те же, но все как-то легче — физически даже: ходишь без пальто и без калош. Сегодни ровно 54 года, как я принимал присягу «матушке Екатерине» на чин гардемарина. Был торжественный день, помнится, рождение Екатерины Павловны 2, и самый радостный для юности: будущее было скрыто. Воспоминания этого дня мне захотелось разделить с тобою, с единоутробным — по рождению — воспитанием 3.

Наперед скажу тебе, что последние письма из П[етер]бурга успокоили меня совершенно: Володя мой явился и здоров. Сестра его говорит: «Все тот же добряк, только возмужал». Да, вот и ему 25-й! Теперь все вместе мои, и их общее удовольствие благотворно отражается на мое выболевшее сердце.

Спасибо тебе за известие о Кяхте. Я имел уже некоторое сведение о помехе торговле с другой стороны — со стороны мер китайского правительства против злоупотреблений, какие открыло по отправлению на Кяхту товаров недозволенным образом. Что до карфагенян нашего времени — англичан, их проделки в политике, как в коммерции; в коммерции, как в политике: все свято, где польза и барыш, барыш и польза. Они уверяют Неаполь в дружбе — и выдают сицилийцам из арсенала ружья и потом извиняются: «Это сделано по ошибке (!), но впредь этого не будет» 4. Превосходно!

Мысль об Амуре меня занимала с 1809 года, когда я в первый раз увидел Ингоду и Шилку. В 14 году я говорил об этом предмете с Николаем] Семеновичем] Мордвиновым, и он не противоречил мнению моему о возможности предварительной экспедиции на Амур, без потревожения китайцев, для описи его, и особенно устья, которое, несмотря на посещения Крузенштерна и Голови[н]ина, остается в неизвестности. Самое отделение Сахалина еще порядочно не дознано. Крузенштерн, помнится, ссылается на капитана Бичэй 5. Тут надобно — увлечение предметом и решимость, при власти и средствах... Но и я уж разговорился о таких вещах, к которым пора уж прохладиться холодом, навевающим из могилы.

Сестрицам, брату, Конст[антину] Петр[овичу], Катерине Дмитриев не] мой искренний привет. Да хранит вас всех благость божия. Батенькову сего же дни напишу; более ни с кем не в переписке. По слухам знаю, что П. Н. Свист[унов] был отчаянно болен, но поправляется. Супруга Алекс[андра] Мих[айловича] все еще в болезненном состоянии. Прости. Мысленно тебя обнимаю, как друг — в несчастии

В. Штейнгейль.

Примечания

62. М. А. Бестужеву

ИРЛИ, ф 605, № 14, л. 173—174 об.

1. Палы — луга и пастбища, выжженные для лучшего роста травы.

2. Екатерина Павловна — см. о ней примеч. 113 к A[втобиографическим]З[апискам].

3. Штейнгейль имеет в виду, что оба они воспитывались в Морском корпусе.

4. Англия помогала войскам неаполитанских Бурбонов, изгнанных в начале итальянской революции 1848—1849 гг. из Сицилии; в мае 1849 г. они вновь овладели островом.

5. О разговоре с Н. С. Мордвиновым Штейнгейль упоминает в A[втобиографических]З[аписках], относя его там к 1812 г. (см. с. 102). Об И. Ф. Крузенштерне см. примеч. 91 к A3. Как известно, Крузенштерн в своем кругосветном путешествии не дошел до устья Амура, но был уверен, что Сахалин не отделяется от материка проливом. Излагая свои соображения, он ссылался на такое же мнение английского капитана Бротона (Штейнгейль запамятовал фамилию).— Крузенштерн И. Ф, Путешествие вокруг света в 1803, 1804, 1805 и 1806 годах на кораблях «Надежда» и «Нева». М., 1950, с. 109, 207. Головнин Василий Михайлович (1776—1831), мореплаватель, вице-адмирал, совершил два кругосветных путешествия в 1807— 1809 гг. и 1817—1819 гг.

0

22

В.И. Штейнгейль – М. А. Бестужеву. Тара, 26 июля 1849

М. А. БЕСТУЖЕВУ

Тара, 26 июля 1849

Сомнений ты и никогда не увидишь, незабвенный друг мой, любезнейший мой «Мишель», в письмах моих, на счет сохранения чувств дружбы твоей, которая облегчала так долго бремя заточения: был бы грех с моей стороны великий; а приближаясь к концу, мне поздно грешить. Письмо твое от 24 июня получил 21-го. Душевно порадовался, что у вас все подобру да поздорову: дай бог, чтоб это так было, по крайней мере, как можно долее. Через день после этой приятности, 23 поутру, неожиданно явился давно жданный приятнейший гость Jean[n]ot Пущин г можешь вообразить, как отрадна была эта встреча, зато как грустно было расстаться. Переночевав ночь, он уехал во 2 ч[асу] дня; я проводил его за заставу; тут под чистым небом простились, с доверенностию к благости божией. Он поехал на воды Гурнинские и надеется возвратиться в декабре 1.

Не долго утешалась старушка моя соединением всех птенцов своих около себя: двое ненаглядных отлетели вдаль на бранное поле, оставя тяжкую грусть и слезы за собою. Полк их выступил 25 мая; конец маршрута Лида— город Виленской губернии; а какое продолжение впредь — в судьбах то неисповедимого 2. В последнем письме Julie моя говорит, что пишут с дороги, и Вячеслав сознается, что Володя опытнее его на походе; оно так и должно быть. Тот не выступал никуда, кроме лагерей, а этот прошел не одну тысячу верст с полком короля Неаполитанского. Прибавляет, что идут весело и что Вячеслав любим своею ротою. Julie пишет о перемещении на новоселие в Садовую и хвалится помещением на огромном пространстве, со всеми удобствами, и даже смежностью с домовою церковию, к стене алтаря которой примыкает ее спальня.

Со времени употребления настойки с осиновою корою я чувствую себя гораздо здоровее. Кто бы мог подумать, что в таком веществе такой speciiique * от геморроя. Сверх этого помогает быстро от флюса полосканием— без разведения водою: прими это к соображению. Настаивать надо на чистом вине к чем крепче, тем лучше. Ты напрасно испугался моего пощения: я держу строгий режим; но отнюдь не поставляю святости в роде пищи. Великий пост соблюдаю дома, чтобы, по Апостолу, не делать соблазна хозяевам, у которых в этом православие. Содержу и пост Богородицы: короток и есть, что есть; но Петров и Филиппов мне уж не по силам. Удивил меня вопрос твой о часе, в котором приобщался. Это был час 11-й, а по-вашему 1-й п[о]п[олу]дни, потому что разнимся в долготе 30-ю град [усами] с минутами. Любопытен знать причину Не совпадение ли какое. Людмила 3 мне пишет, что когда адмиралу (П. И. Рикорду) показали мое письмо об украденных у меня часах в Великую субботу, во время заутрени, он удивился, что в это же время и у него из кармана вытащили бумажник с деньгами. С таким человеком приятно соучаствовать и в неприятных ощущениях.

Благодарю за уведомление об институтках, порадовался за Сергия Петровича и Катерину Ивановну 4. Ив[гн] Иванович] мне сказал, что Каролина Карлозна скончалась, с поразительным предузнанием кончины, 23-го мая 5. Неужели 24 июня ты не знал об этом?

Дал бог долгий век старушке, но ты не сказал ничего о сестрице Константина] Петровича], ни о своих. Поблагодари всех за припомнение меня и засвидетельствуй взаимно мое душевное почтение.

Обнимаю тебя от всей души, от всего сердца, как Друг—до гроба

В. Штейнгейль.

Примечания

63. М. А. Бестужеву

ИРЛИ, ф. 604, № 14, л. 175—176 об.

* особенный (франц.).

1. В марте—декабре 1849 г. И, И. Пущин, пользуясь разрешением выехать на лечение, побывал у многих ссыльных товарищей.

2. Сыновья Штейнгейля были отправлены в составе л.-гв. Егерского полка в заграничный поход для подавления венгерского национально-освободительного движения.

3. Людмила — дочь Штейнгейля.

4. Институтки — дочери С. П. и Е. И. Трубецких Елизавета (в замуж. Давыдова, 1834—1918) и Зинаида (в замуж. Свербеева, 1837—1924), принятые в Иркутский девичий институт.

5. К. К. Кузьмина, директриса Иркутского девичьего института, тетка Ж. А. Муравьевой, воспитательница дочери Н. М. Муравьева. За три дня до смерти говорила о ее приближении и приготовилась к концу (Пущин, с. 230).

0

23

В.И. Штейнгейль – М. А. Бестужеву. Тара, 16-е октября 1849

М. А. БЕСТУЖЕВУ

Тара, 16-е октября 1849

Уже более 2-х с половиною месяцев протекло, мой Друг, любезнейший Мишель, как писал к тебе (26 июля), и нет от тебя весточки. Сверяя это с данною тобою нормою, теряюсь в заключениях и скорблю. Что ты верен слову, не сомневаюсь. Отгадывая твои чувства по своим, решился пустить несколько строк, чтобы ты, по крайней мере, знал, что я еще брожу (ma is a la lettre deja *) в этом прекрасном из всех возможных миров и доучиваюсь, как расстаться с ним без малейшего сожаления. Благодаря бога! особой болезни не чувствую, но дряхлею приметно; а признаюсь, ничего так не боюсь, как продолжительной дряхлости.

Прежде нежели ты получишь это письмо, ты давно будешь уже знать о кончине в[ел]. Кн. Михаила Павловича. Эта катастрофа меня очень огорчила. Ты знаешь, он был благодетель моего Николая и перед поездом, в последний раз, в Варшаву оказал моему семейству благотворение при посредстве ген[ерал]-адъют[анта] Я. И. Ростовцева 1. Я обязан благодарностию тому и другому и, конечно, сохраню ее в сердце моем.

Благодарение господу! дети мои возвратятся, избавясь от участия в этом ужасавшем меня походе, который с такою славою окончился для оружия нашего. Но я сердцем мыслил не о славе — о детях! Потерю их не перенесла бы добрая моя старушка, и для сестер их горесть на горесть, слезы к слезам, несчастие за несчастием!.. Тяжко!

Сестрицам твоим, брату, Катерине Дмитриевне, всем помнящим еще меня засвидетельствуй от меня сердечный привет. Прости! Обнимаю тебя мысленно, с тем чувством, с каким обнялись, разлучаясь пред воротами тюрьмы в Петровске, и которое сохранится в сердце моем и в памяти до вступления во врата вечности. Прости!

В. Штейнгейль

Примечания

64. М. А. Бестужеву

ИРЛИ, Ф. 604, № 14. л. 177—178

* но в буквальном смысле уже (франц.).

1. Вел. кн. Михаил Павлович умер 28 авг. 1849 г. Перед отправкой сыновей в заграничный поход П. П. Штейнгейль писала Я. И. Ростовцеву, что у нее нет средств на их экипировку, И просила исходатайствовать вспомоществование у вел. кн. Михаила Павловича (ЦГАОР, ф. 1155, д. 2171, л. 25—25 об.).

0

24

В.И. Штейнгейль – М. А. Бестужеву. Тара, 21-е января 1850

М. А. БЕСТУЖЕВУ

Тара, 21-е января 1850

Письмо твое, любезнейший друг мой, незабвенный мой Мишель, от 14 сентября, получил я 29 декабря, и — чрез С.-П[етер]б[ург], что видно по печати 1. Не постигаю причины. В содержании его, кажется, нет ничего такого, почему бы оно могло сделать этот круг. Впрочем, пора нам увериться, что пока мы не умрем, подозрение будет тяготеть на нас. Горестно, грустно, но надобно сказать: не лучше ль прекратить нам переписку, с полною уверенностию, что до последнего вздоха друг друга не забудем. Итак, это последние мои к тебе строки. Когда всеблагое Провидение поставит последнюю точку последнего периода той идеи, которую благоволило выразить моею разнообразною, бедственною жизнию, ты узнаешь, конечно, и из глубины души без сомнения пожелаешь, чтобы общий наш небесный отец с милосердием принял ту искру, которою одушевил меня.

Страшные морозы с первого почти дня праздника, от которых в квартире моей   я чистый был страдалец, отымали охоту взяться за перо; вот почему так долго не ответил.

Сказанное тобою о смерти Каролины Карловны для меня загадка: неужели в ней был произвол 2. Странно, но осуждать не стану: отчаяние та же болезнь. Рассуждения, основанные на мнении людей, тут вовсе не панацея.

Итак, ты думал жениться 3. Не ропщи, если это не состоялось: в этих случаях, да едва ли и не во всех, лучше доверять Провидению, нежели себе. Оно знает, когда соединить, когда разлучить. На нас возложено нести крест; мы исключены из ряда тех существ, у которых могут быть стремления, желания, воля — надежды; нам оставлен только дух и терпение.

Если услышишь о моей смерти, заклинаю тебя — порадуйся и отнюдь не сетуй.

Благородным сестрицам своим скажи сердечный привет брату и всем помнящим меня пожми крепко от старика руку. Вспомни обе мне в своем кругу 13 апреля, мне стукнет 67!

Не умею выразить, с каким чувством мысленно тебя обнимаю. Неизменный друг до гроба

В. Штейнгейль,

Р. S. Вот хорошо! Я и забыл сказать, что И. И. Пущин проехал 22—23 декабря. Он не мог мне объяснить причины неудачи в исполнении твоего брачного намерения. Поблагодари добрую нашу Катерину Дмитриевну за ее обо мне память.

От родных имею письма: все они здоровы. Прости!

Примечания

65. М. А. Бестужеву

ИРЛИ, ф. 604, № 14, л. 179—180 об.

1. Т. е. через III Отделение.

2. См. примеч. 5 к письму 63. Обстоятельства смерти К. К. Кузьминой могли наводить на мысль о самоубийстве.

3. Возможно, об этой попытке женитьбы М. А. Бестужева идет речь в кн.: Зильберштейн И. С. Художник-декабрист Николай Бестужев. М., 1977, с. 564.

0

25

В.И. Штейнгейль – Н. Н. Анненкову. Тара, 3-го марта 1851

Н. Н. АННЕНКОВУ 1

Тара, 3-го марта 1851

Ваше превосходительство, милостивейший государь!

Мое качество страдальца не попрепятствовало бывшему генерал-губернатору сделать мне честь своим гонением; от Вас — вожделенного посланника благости государя, я могу ожидать одного сострадания. Эта мысль осмеливает меня: умоляю Вас — возвратите меня в Тобольск, где я находился с высочайшего соизволения. Мне предстоит последний год седьмого десятка; дострадаю скоро: пошлите мне на это последнее время утешительную надежду, что руки товарищей несчастия закроют мне глаза и передадут в вечные объятия общей матери — Земли!

С глубочайшим чувством высокопочитания имею честь быть Вашего высокопревосходительства всепокорнейший слуга

Владимир Штейнгейль —
государственный преступник 2.

Примечания

66. Н. Н. Анненкову

ИРЛИ, ф. 93, оп. 6, № 64

1. Об Н. Н. Анненкове см. примеч. 197 к A3.

2. Просьба Штейнгейля была передана через ген.-губернатора Зап. Сибири Густава Христиановича Гасфорда (1794—1874), сменившего в 1851 г. П. Д. Горчакова. 9 янв. 1852 г. А. Ф. Орлов отвечал, что передает ему решение о переводе Штейнгейля, но если тот «впоследствии не оправдает оказываемой ему милости», то следует опять перевести его в Тару (ДШ, л. 77-78 об.). На представлении Гасфорда помета: «Граф предоставляет совершенно на его волю. Ежели Штейнгейль исправится, то можно. Пусть испытает, и ежели опять будет дурак, то пусть возвратит в Тару и уведомит (?) графа» (там же, л. 77). В февр. 1852 г. Штейнгейль вернулся в Тобольск (см. письмо 136).

0

26

В.И. Штейнгейль – А. Ф. Бригену. Тара, 30-е июня [18]52

А. Ф. БРИГЕНУ

30-е июня [ 18]52

Крайне прискорбно мне, добрый, постоянно уважаемый и любимый мною Александр Федорович, что не успел и не могу так удовлетворительно исполнить Ваши поручения, как бы то мне хотелось. Вы запретили прибегнуть к С[тепану] М[ихайловичу] 1 а это бы кратчайший путь был для достижения. Чрез молодого человека, чрез которого есть возможность иметь некоторые сведения, я мог только узнать, что в pendant * Вашему «объяснению» требуется от бывшего судьи такое же. До получения, вероятно, речи не будет. При всем значении столоначалия наперед трудно сказать о возможности уладить это «между нами», как Вы говорите. Представление о Дмитриеве написано, но «не сдано», как говорят 2. Оно у такого, которого и гауптвахта не подвинула к торопливости.

Чтоб отвечать на вопрос, скажу: с А. В. Вин[оградским] знаком еще издали. Все предупреждает в его пользу 3

В четверток 26[-го] Ив[ан] Мих[айлович] доставил мне второе письмо Ваше. На другой же день поутру я был у самого директора 4 и получил ответ по справке: «нет ни плоскошария, ни Европы, таких, каких Вам надобно». Есть атлас in-quarto для уездных училищ. Недавно я видел, что А. М. Мур[авьев] взял такой для своих детей.

Когда газеты известили о кончине Вас[илия] Андр[еевича], первая моя мысль была — о Вашем лишении, и я вполне выразумел, как оно для Вас чувствительно 5. Но это непреложность общего закона, разница в том, что сегодня — одного, другого — завтра. Я охотно бы поменялся с ним в этом; но всевышний судеб распорядитель не спрашивает нас, и я остаюсь повторять с Гесом:

Wenn auf den rniiden Sorgenstab
Des Greises Thrane fliefit,
Er nichts mehr sehnt, als nur das Grab,
Das seinen Schmerz versiiSt! ** 6

Вы не ошиблись: новый судья Ваш человек точно добрый и осторожный, берегущий свою службу. В Таре я мог это заметить. Городничего 7 видел только как гостя в Таре: супруга его очень достойная женщина, и если она не оправдает на себе пословицы «Honores mutant mores» ***, чего я от души желаю ей, то, конечно, приобретет общее уважение и привязанность. Она была «скромница» в Таре.

Душевно радуюсь, что Вы довольны настоящим своим положением. В наши лета это едва ли не главное. Всеобщею ласкою здесь мне нельзя довольно нахвалиться; но обстоятельства мои далеко не таковы, как Ваши. В Таре я имел ресурсы: давал уроки, получал помощь за взаимную по делам доброго и вполне жалкого нашего общего друга Л. И-ча. Здесь все это обрезалось, и если б не Ив[ан] И[ванови]ч 8, я завыл бы волком. Но не ропщу и готов терпеть всякую нужду. К кресту привесок не должен почитаться тягостным для того, кто чисто понимает значение своего креста.

Писать на имя Феклы Вас[ильевны] 9 не опасайтесь,

сна не распечатывает, зная, что ко мне.

В «Journ[al] des Debats» в январе нескольких №№ недоставало: я так получил от Петра Н[иколаевича]. Потеря невелика. Как-то он потерял свой интерес 10.

Наведываться в губ[ернское] пр[авление] не перестану, и что узнаю, не замедлю Вас известить.

Поручая себя продолжению Вашей драгоценной для меня дружбы, от всего сердца жму Вашу руку

В. Штейнгейль,

P. S. Не могу не присовокупить пламенного моего желания, чтобы господь избавил Вас от состязания со стариком Сенатом Петровичем.

Примечания

67. А. Ф. Бригену

ИРЛИ, отд. поступления, № 2587, л. 1—2

Лит. вестник. М., 1903, кн. 6, с. 129—131, с купюрами

* в дополнение (франц.).

** Когда на уставший от тревог посох
Старца капает слеза,
Он не стремится больше ни к чему, кроме могилы,
Которая избавит его от страдания! (нем.).

*** Почести меняют характер (лат.).

1. Декабристу Семенову, советнику Тобольского губ. правления, он умер 10 июня 1852 г.

2. Поручения связаны, возможно, с судебным делом, возбужденным против Бригена как заседателя Курганского окружного суда за его якобы «противозаконные действия» по расследованию убийства крестьянина Михаила Власова, руководителя крестьянских волнений в Курганском уезде в 1843 г. Бриген доказывал, что с Власовым расправились сельские власти. Дело Бригена было в 1850 г. передано в Сенат и решилось только к осени 1852 г. (см. подробнее: Тальская О. С. Декабрист А. Ф. Бриген.—. Уч. зап. Барнаульского гос. пед. ин-та. Барнаул, 1972, т. 18, с. 66—67). Бывший судья в Кургане — Александр Петрович Забелин (до 1851 г.). Дмитриев, вероятно, Виссарион Степанович, с 1854 г.— заседатель Ишимского окружного суда.

3. Виноградский Александр Васильевич, председатель губернского правления в Томске (1840-е гг., 1855—1859), в Тобольске (1853—1855), тобольский губернатор (1859—1863).

4. Иван Михайлович — скорее всего, Погадаев, туринский уездный почтмейстер; директор — Чигиринцез Порфирий Матвеевич, директор училищ Тобольской губ.

5. В. А. Жуковский (ум. 12 апр. 1852 г.) был близким другом А. Ф. Бригена.

6. Источника цитации не удалось установить.

7. Новый окружной судья в Туринске — Резанов Владимир Алексеевич (в 1840-х гг. —заседатель земского суда в Таре). Городничим в Туринске до 1854 г. значится по адрес-календарю Алексей Данилович Водениксз, с 1855 г.— Алексей Астафьевич Ротов.

8. Общий Друг — возможно, Л. И. Филатов, упоминаемый в письмах 87 и 100 также в сожалительных тонах. Сведений о нем найти не удалось.

9. Ф. В. Шабанова, хозяйка дома в Тобольске, у которой жил Штейнгейль.

10. При Наполеоне III газета получила характер официоза.

0

27

В.И. Штейнгейль – Г. С. Батенькову. Тара, 6 ноября [18]53

Г. С. БАТЕНЬКОВУ

6 ноября [18]53

Две беседы твои, любезнейший брат-друг, передо мною, несколько раз прочитанные, перечувствованные. Октябрь был так тяжел, физически и нравственно, что несколько раз, принимаясь сказать что-нибудь, уничтожал начатое. Но надо же; не знаю, настоящая отповедь доведется ли до конца. Увидим.

Всякое твое слово—бальзам для моего сердца: чистая твоя душа, пламенное твое участие видны, как от блеск луча в Коги-Нуре 1. Но если ты поставлен между желанием, как бы оно ни было сильно, пособлять мне и невозможностью, всегда полномочною, удовлетворить ему, то без всяких «отчетов» уступи последней, с полною уверенностью, что тень сомнения не падет на мысль мою. Бремя необходимости слишком мне знакомо. Сколько раз был в тисках крайности и всегда неожиданно пел «господь — помощник и покровитель, и бысть мне во спасение!» Исповедь Иоанну, что за беда. Он знает мое положение и не раз угадывал помочь в горькую минуту.

Он «высоко» благородный человек, не говоря об уме, о счастливом характере 2.

В октябре мне удалось занять у Н. С. Пиленкова 3 60 р., да одна вдова, которой помог исходатайствовать отчаянный уже пансион, прислала мне из Иркутска, сама будучи в Москве, 30 р., из там получаемого пансиона, как именинный подарок. Составилось 90. Мог экипировать на зиму детей, заплатя тотчас 18 р. долгу мелочного. Не знаю, как дотяну до Нового года, а еще менее знаю, как отдам 60 р. Знаю одно, что надежда моя на бога не оскудевает, а «надеящиеся на нь *  не погибнут».

С сердечным умилением видел я доказательство твоей энергической восторженности. Нет, мои способности, если были какие, притупели. С трудом уже вяжутся мысли. А память, на имена особенно, совершенно оскудела. Смеючись говорю, что скоро забывать стану, как самого зовут

Ни на политические «вопросы», ни на местные дрязги у меня уже недостает охоты обращать внимание и, с немецким прозвищем, пивом по столу маневров Горчакова разводить не стану 4. Буду молить господа «да мышцею высокою прекратит брани, к счастию и спокойствию человечества».

Есть слухи, что Серг[ей] Пет[рович] просится в Томск: как бы я за тебя порадовался этому переводу.

Да хранит тебя матерь божия. Прости, обнимаю тебя от всего сердца, от всей души, как брат и друг.

В. Штейнгейль.

Примечания

68. Г. С. Батенькову

ГБЛ, ф. 20, 13.33, л. 1—2 об.

* На нь – на него (церк.).

1. Коги-Нур (Кохинур) — один из самых больших бриллиантов, вывезен из Индии в Англию.

2. Имеется в виду Пущин.

3. Пиленков Николай Степанович, коммерции советник, купец-миллионер, дядя П, П. Ершова.

4. Горчаков Михаил Дмитриевич (1793—1861), кн., ген.-адъютант, с начала Крымской войны до авг. 1854 г. командующий пехотными корпусами, действовавшими на Дунае и побережье Черного моря, затем главнокомандующий Южной армией, а после высадки союзников в Крыму — Крымской армией. С февр. по авг. 1855 г. руководил обороной Севастополя.

0

28

В.И. Штейнгейль – Г. С. Батенькову. 15 декабря [18]53

Г. С. БАТЕНЬКОВУ

15 декабря [18]53

Еще 16 дней, и 53-й год, столь чудовищный событиями, канет в вечность! Зачем он не убрал меня с этой сцены, где мне так душно? А может быть, и уберет еще: смерть так таровата на сюрпризы. Буду еще терпеливо ждать ее милостивого внимания; буду, кряхтя, влачить свою ношу, пока не вдавит в землю! А тяжела уже эта ноша, любезнейший мой брат-друг! Но я грешу; безмерна ко мне милость божия: здоровье мне еще не изменяет. В 24° мороза я еще могу ходить в своем оленьем пальто почти с открытой шеей. Сокрушает более всего, что не могу найти себе дела, которое бы дало кусок хлеба. Наняться в писцы в какое-либо присутственное место можно бы, но подыматься на 30-саженную гору два раза в сутки невмочь 1. Помощи ниоткуда верной: из П[етер]бурга пишут, что сами в долги должны были войти. И уж, конечно, верно: такова столичная жизнь. Одна неоскудная надежда на бога. Но довольно возмущать твое доброе сердце моим положением. Что бы еще мог высказать, не хочется вверить бумаге. Поговорим о другом.

Сюда приехали товарищи: Матв[ей] Ив[анович] Муравьев-Апостол и Ив[ан] Дмитр[иевич] Якушкин с сыном, которого и ты увидишь. За первым вскоре будет и семейство его, для посещения вдовы, которая готовится ехать в Россию 2.

Получено письмо от Фонвизина. Он пишет чудеса о пишущих столах, от которых с ума сходят. Столы дают ответы на заданные вопросы, и на каком угодно языке. Все общество разделилось на «столоверов» и неверящих. Отвечающий именует себя «чертом». Можешь вообразить, до какой нелепицы это доведет 3.

По последним газетам моряки наши на Черном море дали отвести душу: увидим, что заговорят на Западе 4.

Эти строки доставит тебе знакомое лицо, хотя неугомонное, да доброе и честное. С ним отправляется и тот молодой человек, о котором я тебе писал; если можешь со своей стороны посодействовать к его пристроению, надеюсь, поставишь за удовольствие 5.

Более и сказать нечего, а если б и было что, письмо уже меня утомляет. Не взыщи, добрый друг. Если доживу до Нового года, то — верь, обниму тебя сердечною мыслию и поздравлю душевным желанием, чтобы господь надолго сохранил твою полезную жизнь. Прости! До последнего издыхания чувства мои к тебе пребудут неизменными. Верь старцу

В. Штейнгенлю.

Примечания

69. Г. С. Батенькову

ГБЛ, ф. 20, 13.33, л. 3—4 об.

1. Тобольский кремль, где располагались присутственные места, находится на высоком холме.

2. М. И. Муравьев-Апостол (1793—1886), отставной подполковник, один из основателей Союза спасения и Союза благоденствия, член Южного общества, на поселении с 1829 г., с 1836 г.     в Ялуторовске; его семейство — жена, Марья Константиновна (урожд. Константинова, 1811—1883), и воспитанницы — Августа Павловна Созонович и Анна Матвеевна Бородинская. И. Д. Якушкин (1793—1857), отставной капитан, член Союза благоденствия и Северного общества, на поселении с 1836 г. в Ялуторовске. Он приезжал на две недели в Тобольск для лечения. Его сын — Евгений Иванович Якушкин (1826—1905), впоследствии известный общественный деятель, юрист, дважды — в 1853—1854 и в 1855 гг.— приезжал в Сибирь как межевой ревизор, для свидания с отцом. Вдова—Ж. А. Муравьева. А. М. Муравьев умер 24 ноября" 1853 г., его семья выехала из Сибири летом 1854 г.

3. Речь идет о занятиях спиритизмом.

4. 18 ноября 1853 г. в Синопском сражении П. С. Нахимов уничтожил турецкую эскадру и взял в плен ее командующего Осман-пашу. В ответ на это 22 декабря английская и французская эскадры вместе с турецкими кораблями вошли в Черное море.

5.Второе из упомянутых лиц — Александр Серебряков, сын квартирной хозяйки Штейнгейля Ф. В. Шабановой (см. письмо 84), Он служил у частных лиц в Томске и позднее благодарил Батенькова за советы, попечение и участие в его судьбе (ГБЛ, ф. 20, 13.33, л. 32 об.).

0

29

В.И. Штейнгейль – Г. С. Батенькову. 19 февраля[18]54

Г. С. БАТЕНЬКОВУ

19 февраля[18]54

Он пролетел, все еще юный, все еще неразлучный друг фантазии: расшевелилось, отогрелось мое сердце; но это минута, после которой тягость тягчайшая 1. Недаром седая древность прорекла: «хорошего понемножку».

Благодарю тебя, мой брат, мой друг, за все — благодарю без слов, чтоб языком не ослабить чувства. Пробьюсь сколько, а там,— все бог!.. Он, по благости своей, поможет и крест донести. Во всяком случае — недалеко; говорю о себе.

Какая бы буря ни была, если мы подлинно «со Христом и за Христа!», бояться не только Луны, ни западных ренегатов, нечего. Гедеону это было достаточно, чтобы побить тысячи. Вообще в этой формуле «х» чрезвычайно интересен. С последнею почтою, из некоторых извлечений, видно, что тон иностранных газет начинает изменяться 2.

В полной мере постигаю и чувствую, что хорошо бы нам было и умереть под «одной скобкой» 3; но закон необходимости выше всех «хорошо бы». Нет сомнения, ты переживешь меня: ты — осмой ефесской отрок 4.

«Приезжий» — проезжий близкий имеет доступ до последней ступени к «высочайшей» и может провесть зло до сведения. Но разве оно неизвестно?.. К этому, то ли время, чтобы заниматься лечением этой гангрены! Весь результат может быть: вред одному, двум, трем лицам, без всякой пользы обществу! Заместники, хоть их посади святых, скоро примутся за то же 5. Эти вещи достигаются народною нравственностью, где она возможна! Ты сказал: «города имеют также свое счастие» — прибавлю: и целые государства.

Сообщу теперь тебе нечаянность, какая случилась со мною. Она будет тебе приятна. 10-го числа я попал — в посаженые отцы. Наш инспектор гимназии — автор «Конька-Горбунка», женился на дочери генерала Черкасова. Оба, с нареченною и материю г[оспо]ж[ой] Андрониковой, убедили меня согласиться 6. И на другой день молодой сказал мне, что ему «приятно называть меня отцом». Меня утешает то, что есть еще люди, способные отличить и уважить благородное несчастие в самой бедности!

Я был прерван приездом ко мне молодого человека, письмоводителя нашего владыки 7, и теперь не знаю, успею ли отправить письмо. На дворе же снег и вьюга, хотя продирается яснота.

Прости! Крепко обнимаю тебя

В. Штейнгейль.

Примечания

70. Г. С. Батенькову

ГБЛ, ф. 20, 13.33, л. 5—6 об.

Археографический ежегодник за 1975 год. М., 1976, с. 265-266

1. Судя по письму 72, речь идет о маркизе Николае Александровиче де Траверсе (1829—1869), лицеисте выпуска 1850 г., камер-юнкере, чиновнике особых поручений при томском губернаторе (1851—1854). Он проезжал через Тобольск в Петербург, где состоял при Министерстве внутренних дел, В 1862 г. был арестован за связи с Герценом, в заключении сошел с ума. Далее в письме под «приезжим» имеется в виду он же. Батеньков передал с ним Штейнгейлю деньги.

2. Гедеон — израильский судья, победивший, по библейской легенде, с 300 воинами 135 тыс. неприятелей — идолопоклонников. Штейнгейль вспомнил о нем, очевидно, в той связи, что последние победы русских войск — 14 нояб. под Ахалцыхом и 19 нояб. при Башкадыкларе — были одержаны над втрое превосходящими их по численности турецкими армиями, Эти успехи и вызвали изменения тона иностранных газет.

3. Под одной скобкой Штейнгейль разумеет общий III разряд, по которому они с Батеньковым были осуждены.

4. Согласно библейской легенде, семь эфесских отроков скрылись от гонений на христиан в пещере, где их замуровали, чтобы уморить голодом; однако они просто заснули и проспали 187 лет, после чего вышли из пещеры и рассказали о своем подвиге потомкам. Батеньков же, как известно, 20 лет провел в строгом одиночном заключении в Петропавловской крепости,

5. Речь идет, видимо, о взяточничестве.

6. Ершов Павел Петрович (1815—1869), женился третьим браком на дочери ген.-майора Е. Н. Черкасовой. Андроникова Ольга Васильевна, приятельница декабристов с того времени, когда жила в Туринске, где Пущин снимал у нее квартиру, позднее переехала в Тобольск.

7. Евлампий (Пятницкий Петр, 1794—1864), архиепископ Тобольский и Сибирский (1852—1856).

0

30

В.И. Штейнгейль – Г. С. Батенькову. 25 февр[аля 18]54

Г. С. БАТЕНЬКОВУ

25 февр[аля 18]54

В шесть дней не мог отправить письма: не меня, других занимала масленица; а тут в последний день, идучи ввечеру от прокурора 1, у которого я «за-свой», как говорится, и переходя чрез улицу, попал в выбой и так обступился, что прострадал целую ночь, мучился уже мыслию, чтобы не пришлось быть калекою и ходить с костылем; но благодетельное действие кизлярской водки, настоянной солью, в два дни избавило меня от боли и от страха; теперь опять путешествую по-прежнему.

Вчерась получил письмо от нашего Ив[ана] Ив[ановича] с неприятным известием, что положение болезненное нашего почтенного товарища Ив[ана] Дм[итриеви]ча Якушкина, с которого сыном ты теперь, вероятно, уже хорошо знаком, очень сомнительно, хотя наш Вольф при нем. Ник[олай] Ник[олаевич] Муравьев еще не проезжал, а ждут со дня на день. Обещает сообщить, что узнает от него, а я тебе передам 2.

Наш ген[ерал-]губ[ернатор] известил свою невесту, что наконец исходатайствовал разрешение на женитьбу. Я рад за девицу, которую так было жестоко компрометировали. Будущий тесть отправляется вскоре в Петерб[ург] 3.

Вот, наконец, и манифест о войне с Франц[ией-] Англией 4, грустно напоминающий 12-й год: я не мог прочитать без сильного сердечного движения; но да будет воля божия! Надежда на господа, кажется, из глубины души выражена — и не обманется! По газетным статьям судя, сами заступники турок что-то не вовсе рады, что далеко зашли. В Моск[овской] газ[ете] есть очень дельная статья англичанина, бакалавра прав Дж. Мозели. Помоги бог ему образумить соотчичей! 5

Будем молиться: да расточатся врази!

Прости, мой друг и брат, крепко обнимаю тебя

В. Штейнгейль.

Евгению Ивановичу пожми от меня руку 6.

Примечания

71. Г. С. Батенькову

ГБЛ, ф. 20, 13.33, л. 5—5 об.

1. Францев Дмитрий Иванович (ум. 1854), тобольский губернский прокурор.

2. Возвращаясь из Петербурга, Н. Н. Муравьев останавливался в феврале в Ялуторовске у Пущина (Пущин, с. 268).

3. Г. X. Гасфорд женился вторым браком на Надежде Николаевне Львовой, дочери инженера Николая Федоровича Львова (1800—1871), до 1851 г. бывшего председателем Казанской казенной палаты, с 1854 г.— Пермской,

4. Имеется в виду манифест Николая I от 9 февраля 1854 г. о разрыве дипломатических отношений России с Англией и Францией.

5. В февральских номерах «Моек ведомостей» (1854, 4—11 февр., № 15—18) в разделе «Иностранные известия» печаталась статья «Правота России» бакалавра гражданского права J. Mosely («Russia In the right, or the other side of the Turkish question»), вышедшая в Лондоне отдельной брошюрой. Автор подвергал в ней разбору взаимные требования России и Турции и призывал соотечественников к беспристрастному взгляду на Россию,

6. Е. И. Якушкин был в Томске по своим ревизорским делам.

0


Вы здесь » Декабристы » Эпистолярное наследие. » Письма декабриста В.И. Штейнгейля.