Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » Эпистолярное наследие. » Письма декабриста В.И. Штейнгейля.


Письма декабриста В.И. Штейнгейля.

Сообщений 31 страница 40 из 50

31

В.И. Штейнгейль – И. И. Пущину. 2-е мая [18]54

И. И. ПУЩИНУ

Воскр[есенье]. 2-е мая [18]54  *

Воистину воскресе!

Поздно, но показалось грешно не ответить на Ваш светловоскресный привет, хотя заочно от сердца с Вами христосовался в первый день. После праздников вообще остается пустота, как-то неловко бывает при ней поздравлять с «прошедшими», итак, поздравляю душевно с уступающим днем Вашего рождения и за ним — с днем ангела 1. Пред образом Спасителя в эти дни выпью за Ваше здравие по чаре осиновки: горечь — лучший представитель всех наших чувств. Вы не усомнитесь, что эта приправа не помешает нисколько чистоте сердечных желаний Вам всякого блага.

Интересное Ваше письмо от 6-го дошло до меня 26. Из П[етер]бурга могло дойти скорее. Заботитесь о прозе моего существования и, говоря о невозможности, в то же время делом являете возможность помочь мне. Да воздаст Вам, да заплатит Вам — он!.. Неохотно касаюсь этого предмета, замечаете Вы: вижу, что Вы никогда не испытывали подобного положения; не знаете, что значит быть между чувствами своего достоинства и наглым натиском нужды. Успокойтесь, впрочем, за меня: я свыкся с сжатым положением и переношу tous les petits miseres de la assez bravement **. Молюсь только и уверен, что господь избавит меня болезненной и беспомощной старости. Впрочем, если будет и на то его соизволение, приму с иовским самоотвержением: «Благая приняли от господа, злых ли не стерпим!» — как он сказал 2. При скорбных моих чувствах от множества разносторонних причин я часто имею утешение видеть, что господь не оставляет меня. Грустно; думаешь, нет ниоткуда помощи; задаешь себе, с подушкою, вопрос не незначительнее Восточного, что буду делать? Проснулся — и помощь тут. Так, в одну из жестких минут явился с начала года маркиз с помощью от томского брата Гавриила. Он хочет, чтобы я иначе его не считал, как братом. Не то ли же недавно? Вот Пасха — все близкое насупилось; сам молчу, крепя рифы сердца, и вдруг от Пет[ра] Ник[олаевича] пакетец со вложением от имени, к благородству которого имею полную и неограниченную доверенность. Неужель это Так делается? Знаем ли мы, откуда и как приходят нам внезапные мысли и побуждения, посылаются неожиданные встречи, дающие иногда совсем новые направления самой жизни нашей. Но пора пощадить Вашу деликатность: предоставьте моим чувствам и моей вере, по которой Спаситель обещал событие.

Порадовала меня очень весть о поправлении здоровья Ивана Д[митриевича]. О, да сохранит его господь! С нетерпением буду ждать удовольствия познакомиться с его Вячеславом 3. Уверен, что Евгений И[ванови]ч сойдется с моим: вот, скоро узнаем,

О губернаторе уже дано знать официально. Очень понятно, что его могли предпочесть всякому другому, но темно для меня, как он мог, зная все данные и личность, которая будет «над», решиться ехать сюда 4. Время все раскроет. Вы его знаете; я даже не видал.

Из Иркутска сюда есть известие. Уже пишут, что Ник[олай] Ник[олаевич] отправится по Амуру 5. Корицкий сообщает Колену рассказ Н[иколая] Н[иколаеви]ча, будто государь, при последнем свидании с Сеймуром 6, сказал ему: «Скажите своей королеве, что у меня полтора миллиона штыков; захочу — будет два; попрошу — будет три; а если сам сяду на коня — все пятьдесят пойдут за мною». Se non е vero, е ben trovato ***, говорят итальянцы.

Конст[антин] И[ванови]ч доставит Вам эти строки, то Вы спросите у [него], точно ли ему приятнее беседовать с Оли[нько]й 7, нежели разбирать рукопись, всегда содержащую что-либо интересное, приятное и занимательное, если не для чувств, то для ума! Поверьте, это не от случая к комплименту.

Не знаю, с чего Вы заключаете о «паническом страхе»; его нигде не видать. Укрепления? Но они могут быть с другой целью, чтобы сказать: «нигде врасплох не застанете». Сказанное в письме, которое возвращаю 8, совершенно справедливо; остается по прежним примерам спросить; «Надолго ли?» Одно замечу: конечно, «люди» должны быть на высших местах; но много ли таких, которые удовлетворить могут всем условиям благоуправления. Не везде ли случайность садит на места, отталкивая достоинство.

Дочитывая теперь «Историю войны с французами 1799 года» 9, я боюсь судить о делах политических. Если те, которые близки к театру, ошибаются в видимом и слышимом, что же можно безошибочно заключать по данным из прорезной и вымытой газеты. Конец увенчает дело. Я убежден, что венец будет блистателен на России. Когда перешли за Дунай (13 марта в суб[боту] 3 [недели] поста), в Апостоле читалось: «Не отлагайте убо дерзновения вашего, еже имать мздовоздаяние великое» 10. Принимаю это за благое пророчество. Смалькова, сестра Вашего градоначальника, написала сюда к матушке своей из Пензы, что на Черном море страшное было сражение и что будто бы 30 неприятельских кораблей истреблено, с потерею 9 своих. Подлинно страшное, если это так. Думаю, не вроде ли это арестования Наполеона 11.Как нарочно застой почт, и самый пренесносный, когда всеобщее любопытство так напряжено. Предложение 30 винтовых кораблей что-то тоже пахнет пуфом. Кроме кронштадтского винтовика строится в С.-П[етер]б[урге] в 84 пушки; но когда его изготовят и как проведут те из Америки. Впрочем, легко станется в самом деле, что высокое давление покажут наши без паров. Если я рад чему, то это вызову к действительной службе доброго старца П. И. Рикорда 12. Это истый моряк и, конечно, не ударит лицом в грязь. О, помози ему бог! Я его люблю и уважаю.

Ну, записался я до утомления. Вы видите, что уже плохо рука служит, особливо когда перо дурно. Обнимаю Вас взаимно и прошу обнять почтенных добрых братий.

В. Штейнгейль

Письма М[атюшкина] никому не показывал и о предмете ни с кем не говорил. Оно, знаете, покойнее.

Примечания

72. И. И. Пущину

ЦГАОР, ф. 1705, д. 1, с. 13—20

Летописи, кн. 3, с. 367—369

* Помета И.И. Пущина: «Пол[учено] 2-го июля».

** все маленькие житейские невзгоды довольно стойко (франц.).

*** Если это и неправда, то хорошо придуманная (итал.).

1. 4 и 8 мая — дни рождения и именин Пущина.

2. Иов, 2. 10 Библейский Иов олицетворяет собой веру и терпение в перенесении всех несчастий, которыми испытывает его бог.

3. Якушкин Вячеслав Иванович (1823—1863), старший сын И. Д. Якушкина, служил с 1854 г. чиновником особых поручений при Н. Н. Муравьеве.

4. Тобольским гражданским губернатором с 1854 г. стал Виктор Антонович Арцимович (1820—1893), с июля 1858 г.— калужский губернатор, один из либеральных деятелей крестьянской реформы. Личность «над» Г. X. Гасфорд. В А. Арцимович участвовал в ревивии Н. Н Анненкова, при котором состоял старшим чиновником, и был свидетелем разнообразных злоупотреблений в системе управления Зап. Сибири.

5. В мае 1854 г. началась первая экспедиция Н. Н. Муравьева в целью колонизации Амура.

6. Корицкий, секретарь начальника VIII округа корпуса жандармов в Омске. Колен фон Карл Яковлевич, тобольский жандармский полковник, находился в приятельских отношениях с декабристами. Сеймур Джордж Гамильтон (1796—1880), английский дипломат, посланник в Петербурге (1851--1854), после разрыва дипломатических отношений с Англией в февр. 1854 г. покинул Россию.

7. К. И. Иванов (ум. 1887), военный инженер, впоследствии ген. лейтенант, с 1852 г. муж Ольги Ивановны Анненковой (1830— 1891), дочери декабриста. Ехал в Петербург на новую службу.

8. Судя по упоминаниям в последних строках этого письма и в начале письма 75, речь идет о письме к Пущину его лицейского друга контр-адмирала Федора Федоровича Матюшкина (1799— 1872) от 5 марта 1854 г. (Пущин, с. 267—268). Он снабжал Пущина записками политического характера и обсуждал в переписке с ним политические вопросы.

9. Милютин Д. А. История войны России с Францией в царствование Павла I в 1799 г. СПб., 1852—1853, т. 1—5.

10. Послание ап. Павла к евреям. 10. 35.

11. Смалькова - сестра ялуторовского городничего Андрея Григорьевича Белоусовича. Ее информация была неверной: «Слухи о столкновении в Черном море не имели никакого основания» — писали газеты (Моск. ведомости, 1854, 1 апр., № 39). «Наполеон» — французский винтовой корабль, прибывший в апр. в Галлиполи (Моск. ведомости, 1854, 24 апр., № 49), скорее всего, слух касался его.

12. П. И. Рикорд был назначен начальником двух дивизий Балтийского флота, соединенных для защиты Кронштадта от англо-французского флота.

0

32

В.И. Штейнгейль – И. И. Пущину. 4 мая [18]54

И. И. ПУЩИНУ

4 мая [18]54*

Вчерась узнал от Ольги Васильевны 1 что письмо Ваше задержано было в Тюмени тем, кому вверили доставление,— и, вероятно, из осторожности, которая во всяком случае не лишняя.

В воскресный вечер вдруг три почты к нам нагрянуло; получено пять №№ «Моск[овских] вед[омостей]», в которых, впрочем, мало в полном смысле «нового». К генералу пишут, что Горчаков 2 назначен командиром отдельного Таврического корпуса, и другое, что один английский фрегат винтовой разбило, и едва 10 человек спаслось.

Пишут еще, что англичане были на Эзеле, обошлись ласково, давали даже бал; закупили множество скота втридорога и заплатили наличными кредитными билетами — фальшивыми! Как это по-английски!

Из Ревеля почти все жители, и особенно женского пола, выехали; остались одни служащие и военные. 16 апреля Нева еще не была вскрывши.

Да, Масловский, наконец, отставлен от службы, забыл, по какому-то делу о растрате казначеем денег 3.

Арц[имович] хотел после праздника отправиться; но думал погостить у родных еще, вероятно, у Жемч[ужниковы]х 4.

Иртыш у нас затопил все низменные окрестности и в самом городе все прибрежие, т., е. Отрясиху с частью Пилятской.

Если будете писать к Ник[олаю] Ив[анови]чу 5, попросите его, буде имеет знакомых в Акад[емии] худож[еств], чтобы походатайствовал об одобрении рисунков Высоцкого, вольноопределенкого учителя рисования в Тарское уездн[ое] учи[ли]ще. Та же история, какая у Вас была с Панаевым 6. Этот Высоцкий, сын умершего политич[еского] преступника, единственная подпора матери и малолетних братьев и сестер. С божиею помощью Порф[ирий] Матв[еевич] 7 так удобрился для меня, что удивил поспешностию исполнения данного мне обещания: Высоцкий уже допущен к исправлению должности. Приложите руку к довершению — donnez votre coup de main **. A то, говорят, там часто забраковывают без особого ходатайства уважительного или матерьяльного; ессе homo  ***.

Как знал, отсоветовал Черн. 8 и Кон[стантину] Ив[ановичу] ехать в понедельник, имею удовольствие еще раз заочно обнять Вас. Всем от всей души поклон передайте.

Ваш всем сердцем В. Штейнгейль.

Примечания

73. И. И. Пущину

ЦГАОР, ф. 1705, д. 7, с. 21-24

Летописи, кн. 3, с. 369—370

* Помета И. И. Пущина: «Пол[учено] 2-го июля». 288

** приложите Вашу руку (франц.).

*** се человек (лат.), в тексте hominis.

1. Ольга Васильевна — Андроникова.

2. Генерал — Дометти Александр Карлович (1793—1877), командующий 24-й пехотной дивизии со штатом в Тобольске, дружески расположенный к декабристам. П. Д. Горчаков с нач. Крымской войны до июня 1855 г. находился при М. Д. Горчакове.

3. Масловский — может быть, Иван Васильевич, становой пристав Пермского земского суда, в 1854 г. переведенный на ту же должность а Камышлов Пермской губ.

4. В. А. Арцимович выехал из Петербурга на новое место службы 28 мая Родные — родственники его жены Анны Михайловны (урожд. Жемчужнииовой).

5. Н. И. Пущин (1803—1874), брат И. И. Пущина, член консультации при Министерстве юстиции.

6. Высоцкий — сын сосланного в 1827 г. поляка И. С. Высоцкого, члена согласия при тайном обществе Военных друзей. Василий Панаев, художник учитель рисования, декабристы содействовали его устройству на службу и в Академию художеств (Записки ОР ГБЛ, вып. 36, с. 177, 228—229).

7. Порфирий Матвеевич — Чигиринцев.

8. Черн.— не удалось установить.

0

33

В.И. Штейнгейль – Г. С. Батенькову. 16 июня [18]54

Г. С. БАТЕНЬКОВУ

16 июня [18]54

Любезнейший брат и друг верный! Вот тебе Агафья— добрая, работящая женщина, которая мыла на меня белье, всегда чисто, прекрасно, верно. Теперь, с мужем-столяром, отправляется она в ваш пресловутый Томск— искать дела. Твое елозо много там сильно: помоги ей в поиске; ты мне сделаешь большое тем удовольствие.

Обнимаю тебя сердечно В. Штейнгейль.

Примечания

74. Г. С. Батенькову

ГБЛ, ф. 20, 13.33, л. 8.

0

34

В.И. Штейнгейль – И. И. Пущину. 18-е июня [18]54

И. И. ПУЩИНУ

18-е июня [18] 54*

Вот и последышу моему Владимиру сегодня свершилось 29 лет! Пасмурность и дождь; не лучше на сердце: побеседую с Вами, мой редкий благородный друг.

Появление к Вам Константина Ивановича объяснит Вам, отчего «давно не было от меня весточки». Они просто пролежали, потому что наводнение помешало Кон[стантину] И[ванови]чу ехать на Ялуторовск, а с почтой посылать листок Матюшкина не решился.

От Натальи Дмитриевны вчерась получено письмо — сказывал мне Павел Сергеевич. Она с твердостию переносит свое положение. Вы знаете, что Нарышкины ее посещали и звали к себе. После 40 дней она намерена была их посетить. Марья Дмитриевна прислала рисуночек могилы покойного 1. Не знаю, почему балюстрадку выкрасили голубой краской: не аллюзия ли небесной обители.

Пав[ел] Сергеевич] сообщил мне вчерась, что мы не увидим Ивана Дмитриевича  2. Очень жаль, но как быть. От Есей души желаю, чтобы на Востоке он нашел потерянное здравие.

По рассуждениям, какие начинают проявляться в Германии, видно, что есть направление к образумлению: это уже начало реакции. Она легко быть может успешною, если английское министерство не устоит. Впрочем, кто теперь может сказать достоверно, что выльется из этого кипящего горна страстей, когда выльется и в какую форму выльется. Два случая опрометчивости на Дунае крайне прискорбны; то хоть хорошо, что не скрывают: этим поддержится доверенность к успехам. Кто памятует или знает 12-й год, тому неудачи и самые потери не страшны. Между тем нельзя из глубины души не воззвать: бедные греки, бедный Оттон! 3

Ванюша Анненков 4 пишет, что флот от Ревеля пошел в Кронштадт. Результат этого нашествия чрезвычайно интересен. По-моему, хорошо, что не пренебрегли угрозою и «всемерно» приготовились к угощенью гостей. Мой Владимир с восторгом готовился в поход: ушел ли и куда, не знаю.

Не забудьте прислать обещанные брошюрки; много одолжите. Тенгобор[ский] — претендент на М[инистерст]во финансов и автор «О производительных силах России» 5

На восточном Тихом океане открывается сцена деятельности для России, с которой можно далеко идти. Меня радует пред отходом, что фантазия моей юности начинает сбываться. Если правда, что в Соединенных] Шт[атах] заказан и строится 90-п[ушечный] винтовик, как бы хорошо было провесть его в Новоархангельск. Дай бог, чтоб Ник[олай] Николаевич] успел занять гавань, о которой Вы мне, помните, писали, что найдена южнее устья Амура 6.

Обращаюсь к тому, что ближе и ощутительнее, — к наводнению. Вообразите, что до сих пор еще вода не вошла в берега. Убывает каждодневно не более вершка. Каково бедным, которые более месяца сидят на вышках, без горячей пищи, в холоде и сырости! Но всего прискорбнее видеть апатию временного начальства: ни участия, ни распоряжения! 7 Разворочало мосты и мостовые, так что в Пилятскую нет проезда; да и по Архангельску переулку, ни через мост, что у Откупного дома, ездить еще нельзя. По крайней мере, хоть тут видно, что зашевелились исправлением. Хозяина дождаться не можем. Есть сведение, что хотел 10 ч[исла] э[того] м[есяца] выехать из П[етер]б[урга]. Для меня это определение неразрешимая задача. Не умею растолковать, как! Знавши все данные и личность, от которой зависимость, пуститься в этот омут!.. Подождем: приезд все разгадает. С ним двое лицейских; стало, мои внуки 8. Напишу Вам, что замечу или верное услышу.

Не согласен я с Вами: Тобольск не может быть упразднен. Он может, напротив, ожидать блестящей будущности. Оставляя будущий перенос Иобитской ярмарки в Тюмень и пароходство, одно уже проведение прямой дороги на Тару чрез Усть-Ишим и Теврис, и от Тары, минуя Каинск, прямо на Томск, и сокращение чрез то дороги от Кяхты до Тюмени на 500 верст заставит коммерцию обратиться на этот тракт. Есть уже частные люди, помышляющие об осуществлении этой мысли. По крайней мере, так мне писали из Тары. Сочтите, сколько такое сокращение будет и для казны выгодно — перенесением этапов и уменьшением числа их 18-ю — на худой конец. Прибавьте сокращение путевых издержек на арестантов и пересыльных. Когда это будет? Мудрено ответить, а будет. Вот и сегодни я подкреплен в этой мысли посещением прекрасного парохода «Ермак», пришедшего из Тюмени. Он принадлежит компании купцов Марьина, Кондинского и др. Весь железный и во 100 сил. Ведет два подчалка с 44 т[ысячами] пудов клади. Одно было неприятно, что два бельгийца, из которых один инженер-механик, хорошо образованный молодой человек г. Арну, имеют повод быть недовольными и жаловаться на них.

Хотя монахи мало интересуют Вас, однако ж, относительно изменения элементов общественности Тобольска, скажу, что 15 ч[исла] ректор наш отправился в Кострому ректором же, где его ждет знак 2-й ст[епени] Анны. За два дни пред тем прибыл преемник его, архимандрит Паисий, и 13-го оба служили с архиереем и были в крестном ходу. Преосвященный наш 9 в очках читает свои проповеди, а этот вовсе очков не снимает. Павел Сергеевич] беседовал с ним и нашел его более духовным и вообще умно судящим. Я перестал быть торопливым на знакомства и не знаю, буду ли у него.

Константин Иван[ович] располагается ехать не ранее 25-го; я успею еще присовокупить что-нибудь; покамест — жму Вам руку.

25-е, утро.

Вчерась пришла почта рано. Ничего утешительного, В блистательной стычке под Силистрией есть «но» и «к сожалению»: фельдмаршал оконтужен! 10 Мы обедали у Ив[ана] Александровича] на именинах. Тут был и Фердинанд] Богд[анович], я ужаснулся, взглянув на него вблизи: кажется, он многие годы прожил со дня кончины Александра] Михайловича: так изменился в старость!

О губернаторе никакого слуха. Из газет видно, что 28 мая выехал из П[етер]бурга, и стало вот уже 28 дней, как в дороге. Крайне бы хотелось, чтоб он приехал до отъезда Кон[стантина] И[ванови]ча. Но что-то не похоже на то.

Вы, я думаю, слышали петербургский анекдот о «двух глупостях»; если не слыхали, Константин] Иван[ович] расскажет. Сегодни минуло 58 лет госуд[ар]ю. Скоро облечется в старость, а теперь месяцы — годы! Укрепи его господь! Надобно, чтобы он сам кончил всю эту сумятицу и вывел с честью свою Россию из этого «посконного ряда — без отрепьев» 11.

Не видались ли Вы с проехавшими чрез Ялуторовск архиереями Нилом и Парфением? 12 Скажите, что заметили.

Прошу Вас засвидетельствовать от меня сердечный привет всем добрым товарищам и Александре Васильевне 13 в том числе. Да хранит вас всех благость божия.

Что привезут спутники губернатора, не оставлю Вас тотчас известить. Простите. Крепко жму Вашу руку.

В. Штейнгейль.

Примечания

75. И. И. Пущину

ЦГАОР, ф. 1705, д. 7, с. 25—32

Летописи, кн. 3, с. 370—372

* Помета И. И. Пущина: «Пол[учено] 2 июля». 

1. Наталья Дмитриевна — жена М. А. Фонвизина (урожд. Апухтина, 1805—1869). В 1353 г. Фонвизину разрешено было вернуться из Сибири, 30 апр. 1854 г он умер в своем имении Марьино под Бронницами. Павел Сергеевич — Бобрищев-Пушкин (1802—1865), член Южного общества, на поселении с 1832 г., с 1840 г.— в Тобольске. Марья Дмитриевна — дочь Д. И. Францева, уехавшая вместе с Н. Д. Фонвизиной из Сибири. Нарышкины — Михаил Михайлович (1798—1863), полковник, член Союза благоденствия и Северного общества, и его жена Елизавета Петровна (урожд. гр. Коновницына, 1801 —1867), вернувшиеся из Сибири через Кавказ в 1844 г. и жившие в своем имении Высокое Тульского уезда.

2. И. Д. Якушкина.

3. 16 мая 1854 г. неудачно для русских кончилось сражение под Каракалом, а 17 мая — штурм форта Араб-Табие под Силистрией. Оттон I (1815—1867) греческий король (1832—1862), обязался соблюдать строгий нейтралитет после того, как в Греции высадились союзные войска для защиты от нее Турции.

4. Анненков Иван Иванович (1835—1886), сын декабриста, юнкер Прусского полка, служил в Ревеле.

5. Тенгоборский Людвиг Валерианович (1793—1857), экономист и статистик, дипломат, автор кн. «Essai sur les forces productives de la Russie» (M, и СПб., 1854—1858) и ряда брошюр, посвященных Крымской войне.

6. О деятельности Н. Н. Муравьева на Амуре см.: Барсуков И. П. Граф Николай Николаевич Муравьев-Амурский (Материалы для биографии). М., 1891, т. 1—2. 

7. Речь идет об А. В. Виноградском, до прибытия В. А. Арцимовича управлявшем губернией.

8. Чиновниками особых поручений при В. А. Арцимовиче ехали в Тобольск выпускники Александровского лицея 1853 г. Федор Александрович Анненков (1834—1899) и бар. Александр Федорович Штакельбсрг (1833—1898). Штейнгейль называет их внуками, поскольку его сын Вячеслав был в это время инспектором лицея.

9. Ректор Тобольской духовной семинарии — архимандрит Порфирий, преосвященный — Евлампий.

10. 28 мая ген.-фельдмаршал кн. Иван Федорович Паскевич (1782—1856), главнокомандующий русской армией, при рекогносцировке под Силистрией был контужен и уехал из армии.

11. Видимо, слова из упомянутого выше анекдота,

12. Нил (Исакович Николай Федорович, 1799—1877), с 1853 г.— архиепископ Иркутский. Парфений (Попов Петр, 1811—1873), епископ Томский и Енисейский (1854—1860).

13. А. В. Ентальцева (урожд. Лисовская, 1790—1858), вдова декабриста А. В. Ентальцева (1788—1845), с 1830 г. на поселении с ним в Ялуторовске, после его смерти ей не разрешено было выехать из Сибири.

0

35

В.И. Штейнгейль – И. И. Пущину. 27-е июня [18]54

И. И. ПУЩИНУ

27-е июня [18]54 *

За долгое терпение вот еще дополнение:

Вчерась приехал Василий Дмитрич, сын прокурора, из Иркутска, и привез письмецо к Вам: оное при сем прилагаю

Интересная сущность рассказа его состояла в том, главное, что Ник[олай] Ник[олаевич] принужден был, чуть не при самом отплытии, бросить пароход, по негодности машины. Уплыл с двумя баталионами на простых судах 2.

Нил преосвященный успел основать монгольскую церковь, т. е. обратить 40 т[ысяч] бурят, как говорится, к православию 3.

Самое неприятное: взаимное несогласие семейств Волк[онского] и Трубецкого. Это что-то вроде Павлуцких и Резановых Тобольска. Грустно и жалко.

Что до Молчанова], говорит, что вышел в отставку, что Н[иколай] Ник[олаевич] его уже не принимал и что будто его требуют в П[етер]бург 4.

Дороговизна страшная, поборы ужасные, а хвалит Н[иколая] Н[иколаеви]ча, хает опричню. Результат все- таки тот, что худо и худо.

Об Арцимовиче нет слуху. Казимирский 5 16 выехал из Томска и должен быть уже в Омске. Вот и все.

Простите. Обнимаю Вас сердцем, исполненным приязни, уважения и благожелательства.

Ваш всею душою В. Штейнгейль.

Примечания

76. И. И. Пущину

ЦГАОР, ф. 1705, д. 7, с. 33-34

Летописи, кн. 3, с. 373

* Помета И. И. Пущина: «Пол[учено] 2 июля». 

1. Василий Дмитриевич — Францев, столоначальник в общей канцелярии при военном губернаторе и Забайкальском областном правлении. «Письмецо», судя по малому объему и помете о получении тем же числом, что и настоящее письмо,— от С. Я. Знаменского, от 7 июня 1854 г. (ЦГАОР, ф. 1705, д 7, с. 39).

2. В следующем письме этот рассказ опровергается.

3. О методах, которыми архиепископ Нил склонял бурят к крещению, см.: Струве Б. В. Воспоминания о Сибири. 1848—1854. СПб., 1889, с. 24—25.

4. Натянутые отношения между Волконскими и Трубецкими в последние годы их жизни в Иркутске прорываются намеками в письмах С. Г. Волконского и С. П. Трубецкого к Пущину (Летописи, кн. 3, с. 97, 100, 322), Молчанов Дмитрий Васильевич, начальник отделения Главного управления Восточной Сибири. В 1850 г. М. Н. Волконская, рассчитывая на его быструю карьеру, выдала за него 15-летнюю дочь Елену (во 2-м браке — Кочубей, в 3-м — Рахманова, 1834—1916), вопреки воле С. Г. Волконского. Через год Молчанов был обвинен во взяточничестве и только в 1456 г. признан невиновным, В 1854 г. он заболел прогрессивным параличом, затем сошел с ума и умер в 1857 г. Декабристы относились к нему недоброжелательно, а устроенный М. Н. Волконской брак дочери вызывал их неодобрение — вероятно, это было одной из причин охлаждения между Волконскими и Трубецкими (судя по тому, что от их «несогласия» мысль Штейнгейля перешла на Молчанова), тем более что с годами, как известно, в характере М. Н. Волконской все резче проявлялась жестокость и надменность. Вот как ту же информацию передавал Пущину П. С. Бобрищев- Пушкин: «По приезде пе только Молчанов, но и Нелинька не были приняты в доме Муравьева]. Это страх огорчило Мар[ью] Ник[олаевну],— так что она несколько дней прохворала. Теперь, я думаю, кается, что не послушала ничьих советов» (ЦГАОР, ф. 1705, д. 7, с. 50).

5. Казимирский Яков Дмитриевич, плац-майор в Чите и Петровском Заводе, ген.-майор, с 1852 г.— начальник жандармского округа в Омске, друг многих декабристов, в том числе Пущина.

0

36

В.И. Штейнгейль – И. И. Пущину. 22 июля [ 18]54

И. И. ПУЩИНУ

22 июля [ 18]54 *

Ваше любезное письмо, добрейший друг мой Иван Иванович, было единственным и самым драгоценным для меня именинным подарком: получил его 15, тотчас по возвращении с кладбища, где я помолился, побеседовал с отшедшими товарищами и провел целое утро в душевном спокойствии и в полной резиньяции к той остальной доле, какую еще Провидение определило на крест мой. Заходил в церковь, что в роще архиерейской, но она была заперта. Поклонился праху благочестивого Мисаила. Я его уважал: это был монах, каких немного, а я знал его еще и протоиереем честным и бескорыстным, это тоже не в частом бывании.

«Критянин», как Вы называете, отправился в П[етер]б[ург] для вступления в военную службу. Она, вероятно, послужит ему в пользу. И действительно рассказы его неверны 1. Як[ов] Дмитриевич] Казим[ирский] объяснил, что Ник[олай] Ник[олаевич] действительно был недоволен пароходом и сошел с него, но не бросил; напротив, в Албазине, как с «развалин его» писал к генералу Бибиков 2, опять сел на пароход и отправился в дальнейший путь. Здесь уже сказали было, что он воротился, «испугавшись» слухов об англичанах, появ[ив]шихся будто бы на устье Амура, — и все это вздор.

Я разделяю Ваше мнение о Конст[антине] И[ванови]че. Олиньки характер весь отца. Петербург, а предварительно и дорога, авось расшевелят ее 3.

За обещание присылки вещей, любопытства столь достойных, предварительно благодарю. Ежели Людовику XVIII можно было уверять, что царствовал с 1793 года, то почему не поставить 27, вместо 29. Удовлетворение временной прихоти, а что последствие возьмет свое, какое дело. «Семнадцать дней» выкинули же 4.

О политике и не говорю. Скажу только, что мой Владимир 7 числа выступил с полком — в Брест-Литовск. Дочь пишет: «Вероятно, пойдут на Австрию, с которою (носятся слухи), что будет война наступательная, хотя манифеста еще не было» 5. 

Назначению Матюшкина порадовался: это может доставить случай отличиться 6.

Дай бог, чтобы Иван Дмитриевич по мере движения на восток оживлялся и там встретил совершенное восстановление здоровья. Генерал не нахвалится тамошним климатом. И он фельдмаршальшу, согласно с Вами, хвалит — за совершенное отсутствие чванства. Она туристка — не удивительно 7.

Не бойтесь бледности похода Ник[олая] Николаевича]. На Восточном океане, или лучше — на Тихом море, там могут со временем совершиться великие события под русским флагом — и он будет все-таки началоположником. И помоги ему господь!

Каз[имирский] мне очень понравился. Вчерась мы все вместе обедали у Петра Николаевича, и он со всеми за-свой. Просидел с 1/2 2 до 1/2 8-го, и то по необходимости поехать на смотр своей команды. Он еще и меломан — знаток. Говорит: «я не могу жить без музыки; меня хандра замучит». C'est outre un peu  **. Но светскость, и извинительно.

О разрешении Н[аталье] Д[митриевне] жить в Москве слышал. Знаете ли Вы, что Фалькенбергу по ходатайству кн. Суворова дозволено выехать в Россию 8. Сказывал это Як[ов] Д[митриеви]ч. Каков Суворов? Просто сердце радуется.

Благодарю за письмо к братцу Н[иколаю] Ив[анови]чу. Поздненько придет. Вот скорейший случай — Василий Михайлович Зданевич 9. Он везет сына и двух дочерей для определения в училища. Кстати, сделайте ему добро: скажите добрейшему братцу своему, чтобы он дал ему совет и вообще поруководствовал, куда, чрез кого и как обратиться, а если можно, и посодействовал бы успеху.

Теперь скажу об обстоятельствах, до меня собственно касающихся. Брат жены моей, по частному делу, приехал в П[етер]б[ург] чрез 12 лет, увиделся с сестрою, с радостью обнял двух сыновей своих, из которых один вышел кандидатом из университета — это тот, который предпринял издание портретов университетских профессоров, другой из кад[етского] Аракч[еевского] корпуса, и — попал в ненасытные челюсти холеры. Крайне эта новость была мне прискорбна. Он был честный и добрый человек и любил меня, как своего благодетеля, п[отому] ч[то] я его поставил на дорогу «во время оно». И он уж был, впрочем, старик в 63 года; а все жаль, хотя надеюсь не в продолжительном времени увидеться с ним, или — но это под непроницаемою завесою Изиды 10.

Вик[тор] Ант[онович] Арц[имович] желал меня видеть, Анн[енков] мне это передал; я был у него. Прием самый придворный, я должен был сесть в его кресла. «Я имею честь быть знаком с Вашим сыном! — сказал он мне,— мало этого — даже много одолжен им». — «Каким это образом могло быть?» — спросил я.— «Очень простым; мой младший брат 11 воспитывался в лицее и только что вышел; а он инспектор и благодетельствовал ему». Тут пошла щедрость на похвалы. О зяте ни полслова; и я не начал. Но говоря, что скорее ожидал, что он предпочтет быть обер-прокурором, изъявил удивление выбору губернаторства. На это отвечал, что я сужу по тому времени, которое мне известно, а ныне, кроме об[ер-]прок[урора] 1-[го] департамента] и директора] департамента] министерства], нет мест по Мин[истерст]ву юстиции завлекательных. Дало это мне повод заметить, что вообще по министерству не видно никакого взгляда на недостатки судной части. «Ну, это оттого, что м[инист]р 12 не любит никакого нововводства». Насчет определения сюда сказал, что Гасф[орд] сам предложил ему и что Анн[енков] вовсе не знал об этом и не отпустил бы его 13. Надеется, что связь будет неразрывная, что тот добр и благонамерен. Я на это высказал, что показывает опыт: начиналось всегда приязнью и доверием, а потом кончалось оскорблением, шиканами ***  и вынужденней бежать вон без оглядки. «Но нет, надеюсь, этого не будет».— Дай-то бог,— примолвил я.

Рассказывая ему, как обращался ген[ерал-]губ[ернатор] с Тих[оном] Фед[отовичем] 14, я успел ему сказать мою мысль, что это унизительное для подчиненных обращение всегда меня удивляет; что начальник всегда стоит как бы на пьедестале, если он унизит в понятии народном каждый слой подчиненности, он сам станет — на землю; что это ясная логика. «Это совершенно справедливо»,— сказал он тоном полного согласия. И что сказал искренно, доказывает своим обхождением с чиновнинами, особенно в совете служащими. Разумеется, что я не теми словами передаю, как тогда говорил, j'ai ete en train alors ****. При расставании, провожая меня до порога аванзалы и подавая руку, он мне сказал: «будем где-нибудь сталкиваться». Я отвечал поклоном, но подумал: «вряд ли!»

Молодых людей лицеистов Анненкова и бар. Штакельберга, о которых мне пишут, все еще нет. Он их отпустил на месяц.

За поправление разорений принялся деятельно. Составлен комитет. Дело, конечно, покажет, каков будет труд. По окончании набора поедет по губернии и в последний город приедет в Омск. «Тут я все покажу и доложу ген[ерал-]г[убернатору], и положим на мере, за что и как приняться». Сегодни здесь открытие дома Мариинского училища.

Поблагодарите добрых товарищей за их привет старику, который, уважая их, желает им полного благополучия, какое только может быть достижимо в наших условиях.

Простите. Обнимаю Вас сердечно. Ваш душою

В. Штейнгейль.

P. S. Завтра обедаем с генер[алом] у Анненкова.

Примечания

77. И. И. Пущину

ЦГАОР, ф. 1705, д. 7, с. 111-118

Летописи, кн. 3, с. 373—376

*  В дате ошибочно: 22 июня (упоминаемые в тексте именины В. В. Штейнгейля—15 июля). Помета И. И. Пущина: «Пол[учено] 27-го июля».

**  Это немного преувеличено (франц.).

***  Шиканы — придирки, подвохи.

****  я был тогда в ударе (франц.); в тексте: fctais.

1. Имеется в виду В. Д. Францев, рассказы которого оказались неверны (критяне, по античным мифам,— лжецы).

2. Бибиков Александр Илларионович (1826—1899), племянник декабриста М. И. Муравьева-Апостола, с 1852 г.— чиновник особых поручений Главного управления Восточной Сибири. Генерал (в этом и следующем письме) — Я. Д. Казимирский.

3. Об О. И. Анненковой см.: Анненкова, с. 190—192. «Она своими тихими флегматичными манерами очень напоминает отца»,— писал М. С. Знаменский (там же, с. 190).

4. Людовик XVIII (1755—1824), король Франции с 1814 г., считал свое царствование с 1793 г., когда был казнен по приговору Конвента Людовик XVI. 29 лет — это время правления Николая I, смысл цифры 27 неясен. «Семнадцать дней» — период междуцарствия с 27 ноября 1825 г. В манифесте о восшествии Николая I на престол 12 дек. 1825 г. говорилось: «Время вступления нашего на престол считать с 19 ноября 1825 г.» (день смерти Александра I).

5. В апр. 1854 г. Австрия заключила оборонительно-наступательный союз с Пруссией, в июне — две конвенции с Турцией. Николай I ожидал военного вмешательства Австрии.

6. 2 июня 1854 г. Ф. Ф. Матюшкин был назначен исполняющим должность главного командира Свеаборгского порта и военного губернатора Свеаборга, 10 ноября — членом Морского генерал-аудиториата, позднее стал адмиралом, сенатором.

7. Волконская Софья Григорьевна (1786—1868), сестра декабриста С. Г. Волконского, жена министра двора фельдмаршала П. М. Волконского. Приехала навестить брата, больше года прожила в Сибири и много путешествовала.

8. Наталья Дмитриевна — Фонвизина. Н. Я. Фалькенберг — жандармский генерал. Штейнгейль оговорился — он пишет о декабристе П. И. Фаленберге (см, о нем примеч. 63 к ЗВ), поселенном в с. Шушенском Минусинского о. Енисейской губ. (см. об этом же след. письмо). Об А. А. Суворове см примеч. 62 к ЗВ, впоследствии он стал ген.-губернатором Прибалтийского края.

9. В. М. Зданович, штаб-лекарь Тобольской врачебной управы.

10. Брат жены — Г. П. Вонифатьев. Один из его сыновей, Николай Григорьевич, в 1870—1880-х гг. был членом Петербургской судебной палаты, судьба другого неизвестна. Изида — Древнеегипетская богиня жизни и здоровья.

11. Арцимович Антон Антонович (1832—1910), впоследствии сенатор.

12. Панин Виктор Никитич (1801 —1874), министр юстиции (1839—1860), один из столпов николаевского режима.

13. Г. X. Гасфорд отметил В. А. Арцимовича во время ревизии Н. Н. Анненкова.

14. Т. Ф. Прокофьев, тобольский гражданский губернатор (1851 — 1854).

0

37

В.И. Штейнгейль – И. И. Пущину. 26 августа [18] 54

И. И. ПУЩИНУ

26 августа [18] 54 *

Не сетуйте, достойнейший друг и утешитель мой, Иван Иванович, что не тотчас отвечаю на оживляющие меня письма Ваши: обстоятельства не свой брат, не всегда справишься. У меня свой Восточный вопрос, как и у каждого, думаю. За Зданевича по-польски кланяюсь, «юж лёже» **. Не был с ним знаком — но он в нужде, и дети: как будто и свой. Воздаст Вам бог. Да и воздал уже; иначе как бы Вы были с такими возвышенными чувствами, с таким влечением ко всему доброму, благому, так любимы от всех.

Жаль, прежде я не знал того, что сказали о Каз[имирском], я бы прямо, без предисловия, прижал его к сердцу. Благородно!

Критяиин в суме — авось будет с умом 1.

Завидно, право, что у Вас перехват замечательных, интересных и добрых. У меня был знакомый профессор Зиновьев 2, с которым тоже был бы рад встретиться еще в этом беспутном салоне, пока не подадут карету — гроб т. е.

Приемы наружные воеводы точно не заманчивы,— впрочем, для меня только, быть может; но приятно сообщить Вам черту, здесь не совсем обыкновенную. Отклоня «определенное» откупом, он обратил, т. е. заставил пожертвовать 500 на устройство города и столько же на помощь разоренным. На эти два предмета здесь им же учреждены два комитета. Поправка и помощь идут деятельно 3. Перед отъездом решусь побывать; не удастся ли сделать кому-нибудь что-нибудь доброе, разумеется. Кстати поговорить о сокращенном пути на Томск. Сегодни ген[ерал] мне сказывал, что уж начинают из Омска пощекачивать. Предсказание мое ему скорее сбывается, нежели думал. Что скажет свидание 4. Думает выехать во вторник и начать обозрение с Туринска, а кончить Омском.

Пожатие руки от Александры Васильевны произвело самое приятное ощущение — увы! вскоре, от невозможности отвечать приятностью, огорьклое. Мы, одного с нею движения денежного ручья чающие, подобно капуцинским монахам, вместо их memento mori  *** твердим при встрече: «А денег все нет!» Морачевский 5 для параллели своему экзекуторству уверял, что поздно представлено— в марте; но уже сколько времени с марта! Как знать, что медведи думают.

О Софье Григ[орьевне] слышал, что ее встретили у мощей свят[ителя] Иннокентия 6. Мне это до слез понравилось. Кто-то проезжал из Иркутска, сказывали и фамилию, забыл — видел Фаленберга, рассказал Сув[оро] ву его историю, и сердце Рымникского внука отозвалось.

За брошюрки большое спасибо. Их читают «молодые люди» — лицеисты, славные ребята. Наши читали — от губернатора. Мне понравилась вторая, лучше первой, да и интереснее.

С Иннавой Филипп[овной] 7 виделся, но она потом так нечаянно снялась с якоря, что я не успел воспользоваться этою оказиею. Но, до завтра!

27 — утро.

Хотел сказать «доброе утро!» Вам, но что-то, после постоянно прекрасной погоды, насупилось. Ветер обещает продуть. Кстати бы выдул и англичан из наших морей. Вчерась мы молились за победу Врангеля, а газеты привезли еще большую победу кн. Бебутова, доставившую ему — генер[ал-]лейт[енан]ту — Андрея Первозванного 8. Сейчас за нею, для примочки воспалительного восторга, декларация — не декларация, а так что-то вроде — об очищении княжеств. Что скажет грозная попытка на Крым и Севастополь 9. Надо молиться соловецким чудотворцам, чтобы дали адмиралу Береговому такой же дух, как архимандриту Беломорскому 10.

По Тобольску все обстоит благополучно, как обыкновенно начинают рапорт; только дни два твердили «хуже», «плохо!» — нашему Ферд[инанду] Богдановичу и с неделю то же — Петру Д[митриеви]чу Жилину 11. Вчерась бюллетень был утешительный. Я третьего дни навещал первого и, к удовольствию, нашел его гораздо лучше, как был за 2 дни пред тем. У Пет[ра] Д[митриеви]ча был раз, еще в начале болезни. Расшевелили старика, он вздумал придержаться права на болтовню, и ему, как французской палате, стало хуже. Эту разогнали 12; к тому же перестали пускать. Я ему говорил, чтобы не отбивал очереди; впрочем, не от нас зависит, а кого прежде позовут.

Одна из свеженьких новостей: «тесть» едет в Пермь на то же место и уже распродал мебель всю 13. На его место будет из «кандидатов» министерских. Кто? Молва молчит; только не из здешних. По крайней мере, это добросовестно. Я помню, в одной старинной уже пьесе, под названием «точь-в-точь» 14, воевода, когда секретарь присватался к его дочери, бывшей в руках у пугачевской шайки, обращаясь к зрителям, говорит: «Рой надо мною Еьется! Мирская-то милостыня в одну суму у нас с ним полезет, а секрегарский-то закромец едва ли не потуже воеводского!»

Вы не ошиблись: точно сердечным «ура» встретил я весть, сообщенную мне по секрету Павл[ом] Сергеевичем. Но как со всеми секретами бывает, генерал слышал уже в Томске и здесь пустил в ход. Слышавши от полк[овника] Шубина, будущего — или уже — председателя нового Семипалатинского окружного правления, что ему генерал] рассказывал, я вчерась об этом спросил, и ген[ерал] подтвердил 15. Да благословит господь дальнейшим развитием столь блистательного подвига Николай Николаевича! Он будет «Потемкиным» вновь приобретенной пустыни, скрывающей источник богатств и, может быть, новую судьбу всей Сибири.

Преосвященный наш тоже скоро едет по епархии. От архиерея всего ближе перейти к священнику. Рекомендую Вам о[т]ца Федора Федоровича Соколова, костромитянина родом, зятя соседа моего протоиерея Ласточкина, у которого высватал племянницу, сироту, очень милую. Прошу удостоить его своим приветом, назиданием и — наблюдением своим впоследствии: он будет в 40 верстах от Вас 16.

В Петербурге у меня, у моих родных т. е., по последним известиям, от июля еще, впрочем, все благополучно; но зять был при смерти: для честолюбия положение самое невыгодное. Владимир не пошел в поход: отменили. Вероятно, по улажении с австрийскою дипломатией, никогда как теперь—жидовскою, при посредстве прусской — бидерманской 17. Дочь моя Людмила прислала мне чрез б[арона] Штакельберга бумажник с прекрасным обращиком своего искусства в шитье шелками, как бы для большего ощущения недостатка в том, что в него кладется и от чего надувается пазуха, а за нею воздымается грудь и голова самая, где мозг делается иногда почти лишним. В ожидании казенной милости я решился идти в работники — к Ип[политу] Ивановичу] Шилингу— обделывать дела с ним и у него (подержите это за собою) 18. Не по силам, да как быть! Да это бы ничего: тут аки тьма кромечная! Я не мог воображать, чтоб до такой пошлости допущено было судопроизводство вообще, и жалко и смешно было бы, если б от этого не страдали. Грустно входить в эти дрязги, еще грустнее видеть разъяснение, что значит «Главное управление»! Но ведь надобно голодному есть хлеб, как его печка печет. Я для того только упоминаю Вам об этом, что это часть близкая Вашему сердцу.

Сейчас прервал меня принесший письма из Тары; это точно — «тот просит балыка, тот свежих огурцов». Из меня сделали всеобщего стряпчего: отказывать не хочется, а уж трудно становится.

Что еще сказать Вам? Кажись, все переговорил. Виноват: вчерась я забыл поздравить Вас с общею нашею именинницею, горе-горькою Натальею Дмитриевною. Что- то она поделывает? Вскоре пойду к прокурору], чтобы узнать, что пишет Марья Дмитриевна 19: они по четвергам получают письма, а вчерась быть не удалось. У Анненкова был: приглашений не было. Губернаторша была у Пар[асковьи] Егор[овны]. Не приняла; но сама третьего дни к ней съездила. Хвалит; но женщины — женщины. Я приехал, м-me Lw[off] была во главу угла; а потом — но ведь и везде в свете так 20. Долго не научится мир терпеть недостатки нравственные других.

Прошу, да как можно покрепче, пожать руки добрых, почтенных товарищей Матвея Ивановича, Евгения Петровича и Николая Васильевича и мое душевное почтение засвидетельствовать доброй Александре Васильевне 21. Да хранит вас всех матерь божия!

А! слышали ли: четверо, два камер-юнкера в числе, кн. Гагарин и Балкашин, Мартынов и Джунковский, сын тайн[ого] советника, уехали на воды, очутились в Париже, в римско-кат[олической] вере — в ордене иезуитов, наконец. Лишены прав состояния, изгнаны из отечества, а при возврате — поселение в Сибири ждет. Об этом видел указ, еще и печатный, а то не верилось бы 22.

Но ведь надо же кончить, простите! Обнимаю Вас.

В. Штейнгейль.

Перечитывать некогда: эрату **** сами сделайте, если найдете описки.

Примечания

78. И. И. Пущину

ЦГАОР. ф. 1705, д. 7, с. 241-252

Летописи, кн. 3, с. 376—379

*  Помета И. И. Пущина: «Пол[учено] 7-го сентября

**  Уже лежу (польск.), в тексте: лежу.

***  помни о смерти (лат.).

****  от лат. errata — список ошибок.

1. Перифраз пословицы: «сума даст ума».

2. Штейнгейль вспоминает А. 3. Зиновьева, очевидно, в связи с сообщением Пущина о проезде через Ялуторовск П. В. Зиновьева (Письма Г. С. Батеньков а, с. 250).

3. Речь идет о первых действиях В. А. Арцимовича по управлению губернией (Виктор Антонович Арцимович. Воспоминания. Характеристики. СПб., 1904, с, 17—22). «Определенное» откупом — вероятно, открытое подношение откупщиков.

4. Свидание — В. А. Арцимовича с Г. X. Гасфордом в его резиденции в Омске. Предсказание касалось отношения последнего к подчиненным (см. письмо 77).

5. Морачевский Михаил Патрикеевич (Петрович), сослан по делу Сунгуровского тайного общества, заведовал канцелярией Тобольского приказа общественного призрения,

6. Софья Григорьевна — Волконская. Иннокентий (Кульчицкий Иван, 1680-1731), первый иркутскии епископ.

7. Балакшина Енафа Филипповна, жена ялуторовского купца Николая Яковлевича Балакшина, друга и посредника декабристов.

8. Бар. К. К. Врангель 17 июля 1854 г. разбил турок на Чингильских высотах, а кн. В. О. Бебутов 24 июля с 18 тыс. человек разгромил при Курюк-Дара 60-тыс. турецкую армию.

9. Угрозы Австрии вынудили Николая I снять осаду Силистрии и вывести войска из Молдавии и Валахии, куда в авг. 1854 г вступили турки, а затем австрийцы. Экспедиция в Крым была окончательно решена на военном совещании союзников 14 августа.

10. Сопоставляются Меншиков Александр Сергеевич (1787— 1869), кн., адмирал, начальник войск в Крыму (1853 — февр. 1855), просчетам которого русская армия была обязана многими поражениями, и настоятель Соловецкого монастыря архимандрит Александр (Павлович Андроник Иванович, 1798—1874), отказавшийся сдать монастырь, несмотря на его двукратную бомбардировку.

11. П. Д. Жилин (1789—1854), советник Тобольского губернского правления, друг тобольских декабристов.

12. Осуществив в дек. 1851 г контрреволюционный переворот, Наполеон III распустил законодательное собрание.

13. Тесть Г. X. Гасфорда — Н. Ф. Львов (см. примеч. 3 к письму 71).

14. Комедия М. И. Веревкина, 1785 г.

15. Очевидно, П. С. Бобрищев-Пушкин сообщил об успешном окончании первой амурской экспедиции. Шубин Иван Павлович, с 1855 г. товарищ военного губернатора Семипалатинской области.

16. В с. Бешкиль (см. письмо Ф. Ф. Соколова к Пущину от 24 окт. 1854 г.: ЦГАОР, ф. 1705, д. 7, с. 403—404).

17. Австрия, не вступая в войну, занимала враждебную России позицию, а Пруссия, тяготясь политическим давлением России, не оказывала ей поддержки. Проф. Бидерман Фридрих-Карл (1812—1901), немецкий публицист, политический деятель и историк, сторонник объединения Германии в империю.

18. И. И. Шиллинг, председатель Тобольского губернского суда.

19. М. Д. Францева.

20. Имеются в виду приглашения от губернатора, губернаторша — А. М. Арцимович, Lwoff — Львова Маргарита Васильевна (урожд. Куломзина. ум. 1866), теща Г. X. Гасфорда.

21. Перечислены живущие на поселении в Ялуторовске вместе о Пущиным М. И Муравьев-Апостол, Е. П. Оболенский (см. о нем примеч. 27 к ЗВ), Н. В. Басаргин и А. В. Ентальцева.

22. Дело по обвинению камер-юнкеров Е. П. Балабина (в тексте ошибочно — Балкашин) и кн. И. С. Гагарина, а также И. М. Мартынова и С, С, Джунковского в самовольном пребывании за границей, невозвращении оттуда и вступлении в орден иезуитов рассматривалось в Государственном совете, приговор о первом был утвержден 2 дек. 1853 г., остальных — 25 февр. 1854 г.

0

38

В.И. Штейнгейль – И. И. Пущину. 31 августа [18]54

И. И. ПУЩИНУ

31 августа [18]54. 6 ч[асов] вечера *

Сейчас с работы и нашел приятные строки Ваши у себя на пульнете. Книгу обещал Шемякин завтра поутру доставить; но увы! стенографа уже нет: будет ли ему работа на том свете; это, в свою очередь, узнаем. Он скончался вчерась в 11 ч. дня 1. Я был ввечеру на литии И потом у преосвященного, который, на прощанье, благословил меня огромною просфорою и потом поехал к покойному, без з[о]ву, отдать, как он выразился, христианский долг — отслужить литию. Сегодни выезжает и проедет в Туринск, где в воскресение намерен служить; а на возвратном пути под Тюменью освятит церковь; откуда к вам, затем в Ишим и обратно в Тобольск.

Из Иркутска получил письмо, в котором уведомляют, что ждут Ник[олая] Н[нколаеви]ча, прописывая о его вояже все, уже известное, и присовокупляя, что на Кяхту был от соседей 2 вопрос: точно ли проплыл ген[ерал-]губернатор. После утвердительного ответа замолчали.

Львова с дочерью отправились в Омск. Губернатор приостановился и поедет уж на той неделе.

Вчерась был на акте в гимназии, довольно сухом. Оттуда ген[ерал] Домети — именинник увез меня с собою к себе обедать. По крайней мере, есть честь...

О[те]ц Феодор задержан болезнию «матушки» и завтра едет непременно; кстати доставит Вам и эти строки.

Ольга Васил[ьевна] просила сказать, что все еще здесь; что спутник ее не может вырваться за неполучением справки, нужной из Ишима для выдачи пашпорта.

Бедного Карла Яковлевича] Колена денщик с поваром обокрали и бежали, унеся 1200 р. с[ер.], все достояние, какое имел наличными. Вот Вам все наши новости. Прощайте, крепко обнимаю Вас, а Вы за меня обнимите добрых товарищей.

Да хранит Вас господь!

В. Штейнгейль.

Примечания

79. И. И. Пущину

ЦГАОР, ф. 1705, д. 7, с. 261—263

Летописи, кн. 3, с. 379—380

* Помета И. И. Пущина: «Пол [учено] 7-го сентября».

1. Речь идет о П. Д. Жилине, получившем прозвище стенографа за постоянную помощь декабристам в переписке бумаг и печатных изданий. О книге, переданной Шемякиным, см. след. письмо.

2. Т. е. от китайцев.

0

39

В.И. Штейнгейль – И. И. Пущину. 5-го сентября [18] 54.

И. И. ПУЩИНУ

5-го сентября [18] 54. 8 ч[асов] вечера *

Ессе homo! Сейчас от прокурора и оставил там неразрешимый еще вопрос: «будет ли жив?»

Вчерась поутру пошел навестить отчаянно больного — нашего доброго Фердинанда Богдановича и зашел к Дм[итрию] Ив[анови]чу. Застал его бреющимся и уже оканчивающим операцию. Он сбирался ехать в Совет. Я заметил что-то странное в нем. «Посмотрите, — сказал он, — у меня, кажется, щека припухла». — «Да, приметно». Кончил и, не выпуская бритвы, еще повторил тот же вопрос. Я примолвил: «Да Вы и говорите так, как будто у Вас что-то за щекою. Верно, простудились; натрите хорошенько соленой водкой да ею же, с водою, пополоскайте». Пришла жена 1, и та тоже заметила; но никому в голову не пришло, что тут есть опасность; только убедили не ездить, остаться дома. Я раскланялся; он проводил меня еще в прихожую. У Вольфа я немножко был утешен, что хотя в начале ночи метался и рыдал, но перед утром хорошо заснул. У него сидел Юшков 2; побоявшись потревожить, я не видался, видевшись и простившись накануне. Иду от него и вдруг вижу, что с человеком прокурора едет Павел Сергеевич; я тотчас догадался, что что-нибудь да неладно 3; однако ж, утомившись, и как то было уже обеденное время, ушел домой. Ввечеру нашел уже его разбитого параличом и в летаргии. Сегодни продолжается почти то же положение, хотя употребили и кровопускание, и пиявки, и вантоузы  **, и мушки, и клистиры. Весь факультет теперь там. Бог весть! спасут ли жизнь. Фердинанду Богдановичу лучше, если верить Типякову 4. Крайне все это грустно!

В книге думал найти «Постоялый двор» 5, оказались «Мертвые души». Что это, ошибка или намеренно не написали настоящего титула? Эти души и здесь есть, и не в одном смысле; но все прочту присланные, чем ожидать обещанных.

От Юлии вчерась получил письмо: зять имел карбункул, порядочно был в опасности, но уж опять — труженик.

В «Debats» есть уже взятие Бомарзунда 6, но не пуф ли: так много врак, что трудно отличать ложь от истины, и наоборот.

Я к Вам писал со священником Феодором (Соколовым), который назначен в соседственное к Вам село. Надеюсь, получили уже.

Простите! Крепко жму Вашу руку; пожмите у товарищей от зажившегося старика

В. Штейнгейля.

Сегодни после обедни в монастыре зашел к ректору. Он очень меня полюбил, по его словам, и я насилу вырвался. Он — санситив ***  и духовидец, и точно светлая Душа! 

Обокравшие Колена пойманы и немного успели промотать денег. Успокоился старик, а то очень его, было, убило: тут были деньги и Якова Дмит[риеви]ча.

Примечания

80. И. И. Пущину

ЦГАОР, ф. 1705, д. 7, с. 269—272

Летописи, кн. 3, с. 380—381

* Помета И. И. Пущина: «Пол[учено] 12 сент[ября]».

**  От франц. ventouses — банки.

***  От франц. sensitif — чувствительный.

1. Францева Екатерина Васильевна (1811—1881).

2. Юшков Андрей Андреевич, лекарь Тобольской врачебной управы.

3. П. С. Бобрищев-Пушкин занимался в Тобольске врачеванием.

4. Типяков Василий Михайлович, хирург, инспектор Тобольской врачебной управы.

5. Повесть И. С. Тургенева, написанная в 1852 г., с нач. 1853 г. начала распространяться в списках, опубл. только в 1855 г.

6. Крепость в проливе Бомарзунд сдана союзной флотилии 3 авг. 1854 г.

0

40

В.И. Штейнгейль – Г. С. Батенькову. 13 сент[ября 18]54

БАТЕНЬКОВУ

13 сент[ября 18]54

Уф! Какая тяжесть на совести, мой любезнейший брат! Сколько — целую массу разливную, Иртыша и Тобола вкупе, унесло в Северный океан, и часть, может быть, теперь в каплях дождевых опять падает уже на нас, чтоб возвратиться в Иртыш, а три письма твои лежат перед глазами — без ответа! Одна только уверенность в твоем доверии к моим чувствам может облегчить эту тяжесть. Второе твое письмо, содержащее приятнейшую сердечную беседу, особенное доставило мне утешение, хотелось отвечать тоже сердечно — и, по этому хотению, откладывалось до свободного состояния духа; но где ж его дождешься при обстоятельствах удручающих. Кое-как воспользуюсь ненастными часами, призадержавшими в своем скромном углу.

Наперед вот краткий перечень событий, под влиянием которых просуществовал с июня месяца 1. В июне самом прощание (и провожание) с ректором, и с зятем, и дочерью Анненкова, это все тянулось: вот завтра, вот послезавтра непременно. Последние теперь уж в П[етер]б[урге] и уже знакомы с моими: имею известие. Тут новый пароход пришел, которого механик г. Арну знаком с моим Вячеславом, и теперь возвратился в Бельгию. Июль принес мне горестное известие, что добрый шурин мой, которого любил, как брата родного, приехав в П[етер]б[ург] и остановясь у Юлии, скончался холерой. В это же время приехал новый губернатор (3 числа). По вызову его, 6 числа, я был у него: учтивость в приеме Анненкова — придворная, стало, растворению сердца тут не место. Он мне сказал, что имеет честь быть знаком с моим сыном — и даже обязан ему много. Объяснил потом, что меньшой брат его был в лицее и Вяч[еслав] ему был наставник и благодетель. Разговор, с моей стороны, наведен был на настоящее его положение, с изъявлением удивления, как он, зная все, решился ехать. Он отвечал уверенностью, что при благонамеренности ген[ерал-]г[убернато]ра, надеется сделать что-нибудь полезное. Последнее мое слово, когда он проводил меня до передней, было: помоги Вам господь! Он застал, при сбывающем водополье, все развороченным и деятельно занялся как поправлением, так и пособием бедным и разоренным. Твой хваленый 2 удивил всех: даже не спускался с горы, когда сносило дома! Неохотно говорю эту истину, не любя говорить дурное о людях. Все имеют слабую сторону, не исключая и нас с тобою. 19 июля приехал Казимирский. Казалось, познакомились хорошо; но что-то не искренно. Пуще для меня всего понравилось, что он о тебе говорил с чувством и хорошо. Затем приехали молодые люди, воспитанники Вячеслава, Анненков и Штакельберг (барон). Тут хлопоты по поручениям нашего доброго Ив[ана] И[ванови]ча — по просьбам разных плачущих и пр. После приезд (это уже в августе) генерала 3, отъезд преосвящ[енно]го. Болезнь Вольфа, смерть Пет[ра] Д[митриеви]ча Жилина, нашего друга, и, наконец, кончина внезапная другого друга — прокурора, которого третьего дни предали земле. Во все это время ожидание, с почты на почту, денег — и поиски, где бы перехватить. Положение такое мешает всякому строю мыслей: не принимался за перо. Бар. Шилинг, если знаешь или слыхал, показывая мне всегда особенную аттенцию, предложил заниматься у него. Я принял предложение, как ныне в моде — в виде опыта. Не знаю, что будет; по крайней мере, несколько я успокоился; но станет ли сил; и надолго ли. Да будет воля божия. Губернатор] завтра едет по губернии: я виделся с ним у Шил[инга] вчерась, и Шил[инг] сам едет в Омск к именинам Надежды; а когда она не именинница!

Прости. Крепко жму тебе руки

твой душою до гроба брат В. Штейнгейль.

Меня удивило: кто эти многие, которым хочется обо мне знать?

Об Амуре, ты, чай, знаешь. Фантазии моей юности на Восточном океане осуществляются.

Забыл сказать: познакомился с новым ректором Паисием, которому вскоре понравилась моя беседа, и он все просит «почаще». Он хвалит вашего владыку 4, как мужа ученого и доброго.

Примечания

81. Г. С. Батенькову

ГБЛ, ф. 20, 13.33, л. 10—11 об.

Археографический ежегодник за 1975 год. М., 1976, с. 266—267

1. Перечисленные ниже события и имена откомментированы в соответствующих по хронологии письмах к И. И. Пущину.

2. А. В. Виноградский.

3. Генерал — Я. Д. Казимирский.

4. Владыка — Парфений (Попов).

0


Вы здесь » Декабристы » Эпистолярное наследие. » Письма декабриста В.И. Штейнгейля.