Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » ВИТГЕНШТЕЙН Лев Петрович.


ВИТГЕНШТЕЙН Лев Петрович.

Сообщений 1 страница 10 из 43

1

ЛЕВ ПЕТРОВИЧ ВИТГЕНШТЕЙН

http://forumfiles.ru/files/0019/93/b0/53507.jpg

Ансельм Франсуа Лагрене. Портрет Льва Петровича Витгенштейна. 1820 год.
Миниатюра.
Собрание Бориса Вильницкого. Вена.

гр. (7.6.1799 — 8.6.1866).

Ротмистр Кавалергардского полка.

Отец — П.X. Витгенштейн (1768 — 1842), фельдмаршал, в 1826 командующий 2 армией;
мать — Антуанетта Станиславовна Снарская (11.3.1779 — 15.7.1855), статс-дама. Воспитывался в Пажеском корпусе.

В службу вступил из камер-пажей корнетом в л.-гв Кавалергардский полк — 20.4.1817, полковой адъютант — 22.9.1818, поручик — 8.2.1819, флигель-адъютант — 16.1.1820, в 1821 был с Александром I на конгрессе в Лайбахе, посылался с поручениями в Париж и Лондон, был на коронации английского короля Георга IV, штабс-ротмистр — 25.6.1821, ротмистр — 8.2.1824.

Член Союза благоденствия и Южного общества.

Высочайше повелено не считать прикосновенным к делу.

Эскадронный командир с сентября 1826 по февраль 1827, по ходатайству отца уволен по болезни от фронта — 30.11.1827, уволен от службы с награждением чином полковника — 14.9.1828, светлейший князь — 16.6.1834.

Умер в Каннах во Франции.

Жёны:

первая — с 1828 кж. Стефания Доминиковна Радзивилл (1809 — 1832),

вторая — с 1834 кж. Леонилла Ивановна Барятинская ( 1816-1918).

ГАРФ, ф. 48, оп. 1, д. 236.

0

2

Алфави́т Боровко́ва

ВИТГЕНШТЕЙН, граф Лев Петров.

Ротмистр Кавалергардского полка, флигельадъютант.

При допросе он показал, что в 1820 году по приглашению князя Борятинского вступил в тайное общество, имевшее целию единственно благотворение. Ничего противузаконного и политического он не заметил в сем обществе и с членами оного имел весьма малое сношение. В 1821 году, по возвращении своем из Лайбаха, узнал о уничтожении общества и с тех пор совершенно был уверен, что оно уже не существует.
При производстве Комиссиею следствия отзывы главных членов подтвердили то, что Витгенштейн не принадлежал к тайному обществу, возникшему с 1821 года, и о существовании оного не знал.

Высочайше повелено не считать его прикосновенным к настоящему делу.

0

3

https://pp.userapi.com/c626122/v626122718/31983/HgHuthkm1jY.jpg

Портрет графа, светлейшего князя Льва Петровича (Людвига Адольфа Фридриха) Витгенштейна (цу Сайн-Виттгенштейна). Начало 1830 - х гг.
Гравюра. Собрание князя К. Гогенлоэ.

0

4

Лев Петрович Витгенштейн (Ludwig Adolf Friedrich zu Sayn-Wittgenstein-Sayn; 7 июня 1799 — 8 июня 1866, Канны) — представитель дома Витгенштейнов, один из богатейших помещиков Российской империи, ротмистр лейб-гвардии Кавалергардского полка, член "Союза благоденствия" и "Южного общества".

Л.П. Витгенштейн - старший сын генерал-фельдмаршала графа Петра Xристиановича Витгенштейна и статс-дамы Антуанетты Станиславовны Снарской. Учился в Петришуле (1808- 1815 гг.), а затем в Пажеском корпусе. В службу вступил корнетом в лейб-гвардии Кавалергардский полк — 20 апреля 1817 года, полковой адъютант — с 22 сентября 1818 года, поручик — с 8 февраля 1819.

С 16 января 1820 года Л.П. Витгенштейн - флигель-адъютант императора Александра I. В 1821 году он сопровождал императора на Лайбахский конгресс, выполнял дипломатические поручения в Париже и в Лондоне, присутствовал на коронации английского короля Георга IV. С 25 июня 1821 года Л.П. Витгенштейн - штабс-ротмистр, ротмистр с 8 февраля 1824 года. С 1825 года он - флигель-адъютант императора Николая I; командир эскадрона с сентября 1826 года по февраль 1827 года.

Военная карьера графа Л.П. Витгенштейна приостановилась, когда в 1826 году было выявлено его участие в "Союзе благоденствия" и "Южном обществе". Он был привлечен к следствию по делу декабристов. Члены "Южного общества" Н. М. Муравьев, С. Г. Волконский, Н. Я. Булгари, В. Толстой и Л. И. Поливанов показали, что в 1821 году для привлечения кандидатов в тайное общество граф Л.П. Витгенштейн вместе с П. И. Пестелем ездил в Полтаву, и с ним же готовил покушение на Александра I.

Используя служебными поездки из Петербурга в Тулич, Л.П. Витгенштейн исполнял роль связного между Северным и Южным обществами. Декабрист князь А. П. Барятинский признался, что в 1820 году привлек графа Л.П. Витгенштейна к "Союзу благоденствия" и они оба следили за его отцом, П. Х. Витгенштейном, а информацию передавали П.И. Пестелю.

На допросе граф Л.П. Витгенштейн показал, что после возвращения из Лайбаха, он узнал об уничтожении организации декабристов. Принимая во внимание заслуги его отца, император Николай I предписал следственному комитету принять оправдательное решение в его отношении. Графа Витгенштейна было «высочайше повелено не считать причастным к делу». По ходатайству отца 30 ноября 1827 года Л.П. Витгенштейн был освобожден по болезни от фронта, а 14 сентября 1828 года освобожден от службы с повышением в чине (полковник) с правом ношения мундира.

Выйдя в отставку, граф Л.П. Витгенштейн много времени посвятил управлению обширными владениями в Белоруссии и на Украине, включая Мирский замок, которые достались ему после ранней смерти первой жены Стефании Радзивилл, наследницы несвижских Радзивиллов. В её честь в своем имении Дружноселье (Гатчинский район), купленном в 1826 году для него отцом, по проекту А. П. Брюллова он построил костел.

16 июня 1834 года Лев Петрович вместе с отцом получил титул светлейшего князя. В октябре 1834 года он женился на княжне Барятинской. Их свадьба состоялась в церкви Зимнего дворца в присутствии всей императорской фамилии во главе с императором. В 1828 году Николай I не явился на церемонию венчания графа Л.П. Витгенштейна с его первой женой, из-за его участия в заговоре декабристов, что сильно обидело молодых.

После свадьбы Л.П. Витгенштейн со второй женой уехал во Францию и поселился в Париже, где вел роскошный образ жизни. Французская революция 1848 года заставила их переехать в Германию, где в окрестностях Франкфурта-на-Майне они приобрели полуразрушенный замок Сайн, бывшее родовое поместье Сайн-Витгенштейнов, и построили новый красивый замок в неоготическом стиле.

В 1856 году князь Л.П. Витгенштейн с супругой участвовал в торжествах по случаю коронации императора Александра II в Москве. В 1861 году прусский король Фридрих Вильгельм IV даровал им титул князей Сайн-Витгенштейн-Сайн. Счастливая вначале семейная жизнь князя Л.П. Витгенштейна в конце была омрачена фанатическим увлечением жены католицизмом. Княгиня окружила себя епископами и клерикалами, а Лев Петрович поселил во флигеле своего замка любовницу-немку.

Последние годы своей жизни князь Л.П. Витгенштейн провел в умопомешательстве, его возили как дитя в коляске. Для лечения он был перевезен в Канны, где скончался 8 июня 1866 года.

Л.П. Витгенштейн был женат дважды:

1-я жена, с 16 апреля 1828 года, княжна Стефания Доминиковна Радзивилл (1809—1832), фрейлина императрицы Марии Фёдоровны, дочь и единственная наследница действительного камергера князя Доминика Радзивилла и Теофилии Моравской; умерла от скоротечной чахотки, оставив супругу двоих детей:
Мария (Антуанетта-Каролина-Стефания) Львовна (1829—1898), была замужем за князем Хлодвигом Гогенлоэ, рейхсканцлером Германской империи, наместником Эльзаса и Лотарингии.
Пётр (Пётр-Доминик-Людвиг) Львович (1832—1887), генерал-адъютант, генерал-лейтенант, умер бездетным.

2-я жена, с 22 октября 1834 года, княжна Леонилла Ивановна Барятинская (1816—1918), фрейлина, дочь князя И. И. Барятинского и графини Марии Келлер. Её замужеству с графом Л. П. Витгенштейном предшествовала скандальная связь графа с женой князя А. А. Суворова, что вызвало недовольство императрицы Александры Федоровны. Императрица лично подыскала вдовцу Л.П. Витгенштейну жену в лице княжны Л.И. Барятинской, восхитительной красавицы, чьи «бархатные глаза и соболиные брови наделали много шума в свете» (А. О. Смирнова-Россет. Дневник. Воспоминания.- М.:Наука, 1989.- С. 203). Впоследствии Леонилла Ивановна с детьми перешла в католичество.

Дети:
Фёдор (Фридрих) Львович (1836—1909), майор на русской службе, в январе 1880 года отрекся от княжеского титула и принял имя графа фон Альтенкирхен, женившись на Вильгельмине Гаген.
Антуанетта Львовна (1839—1918), с 1857 года была замужем за Марио Киджи-Альбано делла Ровере, князем Кампаньяно.
Людвиг Львович (1843—1876), умер холостым.
Александр Львович (1847—1940), в 1883 году отказался от княжеского титула, и принял имя графа фон Гохенбург, был женат три раза, в т.ч. на дочери знаменитого собирателя антиков герцога де Блакаса.

0

5

http://forumfiles.ru/files/0019/93/b0/27216.jpg

Портрет Льва Петровича Витгенштейна. Художник Ф. Крюгер, 1836 год.

0

6


http://forumfiles.ru/files/0019/93/b0/23054.jpg

К.П. Брюллов. Портрет Витгенштейна Льва Петровича.
Конец 1831- начало 1832 гг.
Акварель. Зайн. Частное собрание.

0

7

ДРУЖНОСЕЛЬЕ

В Гатчинском районе Ленинградской области находится имение Дружноселье, основанное героем войны 1812 года, фельдмаршалом Петром Христиановичем Витгенштейном. История усадьбы связана как с двумя Отечественными войнами, так и с именем выдающегося зодчего — Александра Брюллова.

«Защитника Петрова Града велит нам славить правды глас»
С этих слов начинается написанное и изданное в 1812 году стихотворение Петра Николаевича Кобякова. Оно посвящено генерал-фельдмаршалу Петру Христиановичу Витгенштейну, военные заслуги которого в те годы почитались наравне с подвигами прославленных и поныне полководцев: М.И. Кутузова, П.И. Багратиона. М.Б. Барклая-де-Толли.

В июле 1812 года тогда еще генерал-лейтенант П.Х. Витгенштейн, командовавший 1-м пехотным отдельным корпусом армии Барклая-де-Толли, разгромил у села Клястицы, к северу от Полоцка, войска французского маршала Ундино. Это была первая победа русского оружия в Отечественной войне 1812 года. В октябре корпус Витгенштейна освободил от французских войск города Полоцк и Витебск. Таким образом он преградил наполеоновской армии путь к Санкт-Петербургу и спас от разорения Псков.

Граф (а с 1835 года — князь) Витгенштейн удостоился не только официальных наград и благодарностей, но и огромной признательности разных слоев населения. Обелиск в честь Петра Христиановича хотели разместить в храме святого Архангела Михаила, строящегося в память о спасении псковской земли от вражеского нашествия в Псково-Печерском монастыре. От подобных почестей граф отказался. Но на мемориальных досках внутри храма и в наши дни можно прочесть имена командиров и количество воинов корпуса П.Х. Витгенштейна, защищавших дорогу на Псков. Фельдмаршал много жертвовал на строительство церкви. Об этом свидетельствует и надпись: «Сооружен сей памятник отъ его сиятельства Графа Петра Христиановича Витгенштейна нижним чинам 1 го отдельного Корпуса. За Веру Царя и Отечество».

Псковские купцы, ремесленники и мещане подарили графу икону своего небесного покровителя — святого благоверного князя Гавриила. Будучи по вероисповеданию протестантом, полководец, тем не менее, всю жизнь берег подаренную ему православную икону.

Благодарное купечество Петербурга преподнесло графу 150 тысяч рублей, на которые он приобрел имение Дружноселье. В книге А.В. Краско «Забытый герой 1812 года. Генерал-фельдмаршал П.Х. Витгенштейн» приводятся слова благодарности Петра Христиановича дарителям: «Я же в доказательство моей искренней признательности… предположил на сумму сию купить имение в Санкт-Петербургской губернии с тем, что бы сделаться помещиком и иметь честь быть сочленом сей губернии… Имение оставаться будет из роду в род моей фамилии…, что послужит вечным памятником в моем потомстве, что оное имение получил я от благодарности… купеческого сословия к моим заслугам в защите сей столицы…».

Дружноселье, ставшее майоратом — неделимым имением, переходящим по наследству старшему в семье, граф передал к свадьбе своему старшему сыну, Льву Петровичу, — кавалергарду, флигель-адъютанту императора, бывшему члену декабристского «Союза Благоденствия». 14 апреля 1828 года в Петербурге состоялось венчание Льва Петровича Витгенштейна, сына героя войны 1812 года, и Стефании Радзивилл — дочери Доминика Радзвилла, богатейшего польско-литовского магната, сподвижника Наполеона, оставшегося верным ему и после поражения. Доминик Радзивилл был смертельно ранен в битве при Ганау. Его дочь воспитывалась в Петербурге, в Екатерининском институте, под покровительством вдовствующей императрицы Марии Феодоровны. Перед венчанием в костеле святой Екатерины (Стефания была католичкой, а Лев — лютеранином) молодая чета получила наставление от пастора непосредственно в Зимнем дворце. При церемонии присутствовали Мария Феодоровна, принимавшая участие в судьбе девушки, приходившейся ей дальней родственницей, и великий князь Михаил Павлович.

Молодые супруги принялись обустраивать имение: построили деревянный господский дом с каменными службами, оранжереями. Заложили фруктовый сад и небольшой пейзажный парк.

К сожалению, Стефания рано умерла, оставив двух маленьких детей, — Петра и Марию. Все свое состояние она завещала мужу. Специально для погребения жены Лев Петрович построил в 1834 году в Дружноселье храм-усыпальницу. Проект был выполнен Александром Брюлловым, с которым Лев и Стефания Витгенштейны подружились во время пребывания в Италии на лечении. Одим из прообразов храма послужила усыпальница Теодориха в Равенне. Лев Витгенштейн просил Карла Брюллова выполнить росписи для храма, но, по неизвестной причине, художник не откликнулся на просьбу. Храм строился как семейная усыпальница, и всего в нем похоронены одиннадцать Витгенштейнов — католики, лютеране, православные.

Автором планировки парка, окружавшего храм, скорее всего также был Александр Брюллов. По сторонам храма до сих пор сохранились два небольших павильона. В одном из них в 1834 году был открыт первый в России музей, посвященный войне 1812 года.

По берегу пруда рядом с усыпальницей были установлены пожалованные П.Х. Витгенштейну трофейные турецкие пушки (в Русско-турецкую войну 1828 года П.Х. Витгенштейн вступил главнокомандующим русской армией в европейской части Турции, но в 1829 году просил увольнения по причине расстроенного здоровья).

Имение оставалось в собственности семьи Витгенштейнов до 1917 года. После Октябрьского переворота оно было национализировано. В описи недвижимости совхоза «Дружноселье» от 1924 года ни мемориальные вещи из музея, ни пушки уже не упоминаются…

Во время Великой Отечественной войны Дружноселье заняли войска вермахта. Непосредственно в имении находился штаб генерал-полковника Георга Линдермана. В 1942 году в Дружноселье привезли на допрос пленного генерала Андрея Власова, впоследствии перешедшего на сторону нацистов.

Вот как вспоминает появление Власова И.С. Смирнов — военнопленный, содержавшийся на принудительных работах в бывшем имении: «В июле в штаб привезли немецкого генерала. Высокий, рыжеватый, в сапогах. Немцы сказали, что это генерал-лейтенант Власов. Сам сдался. В январе 43-го Власов снова объявился: на машине прикатил, в темно-синей шинели с красным кантом и красными отворотами, в фуражечке с кокардой».

Здесь же, в бывшем имении, был расположен вербовочный пункт власовской Русской освободительной армии (РОА). А в овраге на окраине поселка нашли свое упокоение более четырех тысяч советских военнопленных.

С пребыванием в имении оккупационных войск связана одна легенда. Дело в том, что два правнука П.Х. Витгенштейна, будучи немецкими князьями, как это было принято в дворянских родах, избрали для себя военную карьеру. Их молодость пришлась на годы Второй мировой войны. Один из них, Александр-Генрих цу Сайн-Витгенштейн, служил в Люфтваффе, воевал и на Восточном фронте. Некоторые из местных жителей считают, что во время войны он бывал в имении. Печально, что потомок «защитника Петрова града» воевал против Отечества, которое неоднократно оборонял П.Х. Витгенштейн. Но правнук фельдмаршала, вероятно, отнюдь не разделял нацистских взглядов. Вот что пишет о нем в своем «Берлинском дневнике» его подруга, княжна Мария Васильчикова — жившая в годы войны в Берлине русская эмигрантка, близкая к кругу заговорщиков, организовавших покушение на Гитлера в 1944 году:

«Сегодня вечером у Бисмарков я долго разговаривала с Хайнрихом Сайн-Витгенштейном, которого отозвали из России, чтобы оборонять Берлин. На его счету уже шестьдесят три сбитых вражеских бомбардировщика; по своим боевым успехам он второй в Германии ночной летчик-истребитель. Но из-за того, что он князь и не разделяет их идеологии (он потомок знаменитого русского фельдмаршала Витгенштейна эпохи наполеоновских войн), власти не дают ему ходу и его подвиги замалчиваются... Сегодня вечером ужинала с графом Шуленбургом… Посреди обеда он случайно упомянул, что убит Хайнрих Витгенштейн. Я застыла от ужаса… Всего несколько дней назад, в Берлине, Хайнрих позвонил мне на работу. Он только что был в ставке Гитлера, где получал из рук «всевышнего» дубовые листья к своему рыцарскому железному кресту. Он сказал по телефону: «Ich war bei unserem Lliebling» [«Я был у нашего душки»]. И добавил, что, к его удивлению, у него не отобрали пистолет, прежде чем допустить в «Присутствие» (как теперь обычно делается), так что можно было «пристукнуть» его прямо тут же. Он продолжал развивать эту тему… Когда мы встретились немного позже, он начал рассуждать о возможности взорвать себя вместе с Гитлером в следующий раз, когда они будут обмениваться рукопожатием… Он сделался лучшим ночным летчиком-истребителем Германии, постоянно вылетал и был явно измотан. Он часто говорил о том, как мучительно ему убивать людей и как при малейшей возможности он старается сбить самолет противника так, чтобы экипаж мог спрыгнуть».

Сейчас деревянный усадебный дом — этот небольшой «почтенный замок», построенный в первой половине XIX века, единственный в Ленинградской области памятник архитектуры такого рода, переживший войны и революции, — находится в катастрофическом состоянии.

Уникальный храм — усыпальница семьи Витгенштейнов (Региональный памятник, решение Леноблисполкома № 183 от 25.04.1983 г.), разоренный и заброшенный, до недавнего времени был пристанищем различных асоциальных элементов. В апреле 2012 года сотрудникам музея-усадьбы Рождествено (директор — И.В. Авикайнен) и местному жителю, члену Совета по культуре Гатчинского района А.В. Горбатенко с большим трудом удалось добиться разрешения на установку в храме наружной металлической двери.

А.В. Горбатенко на собственные средства занялся консервацией самого здания. Кроме металлической двери, он поставил рамы на окна первого этажа храма. В юбилей битвы при Клястицах силами сотрудников музея-усадьбы Рождествено в помещении храма была организована небольшая выставка, посвященная истории имения. Сейчас А.В. Горбатенко оформляет аренду на здания бывшей оранжереи и стоящих у церкви павильонов. Ремонтировать их он начал уже летом. В планах — создать в здании церкви и павильонах мемориальный музей, посвященный семье Витгенштейнов, истории имения, привести в порядок часть парка, спасти уникальный деревянный усадебный дом.

Сейчас парк и здание бывшей богадельни, где когда-то проживали престарелые служащие семьи Витгенштейнов, занимает туберкулезный диспансер.

Историк и участник войны 1812 года А.И. Михайловский-Данилевский в книге «Отечественная война в 1812 году» писал о Витгенштейне: «Имя защитника Петрова града останется драгоценным для России…».

Досадно, что из-за равнодушия к истории Отечества разрушаются и исчезают памятники, забываются имена героев прошлого.

Наталия Сидорова

0

8

Освободители крестьян

Николай I, хоть и боялся освобождения крестьян, но решился как-то улучшить их положение, причём на 19 лет раньше, чем сделал это его сын.

2 апреля 1842 г. Николай I подписал правительственный Указ об «обязанных» крестьянах. По этому Указу помещики, желающие им воспользоваться, смогли переводить своих крепостных в «обязанные», т.е. они получали свободу и земельный надел, за который должны были отбывать некоторые повинности в пользу помещика или платить ему оброк.

Следует упомянуть, что дворяне-помещики не поддержали этой возможности частично освободить крестьян, кроме трёх человек.

Первым был граф Михаил Семёнович Воронцов (1782-1856), русский фельдмаршал и богатейший помещик России. У него было много имений, в том числе «Мурино» – под Петербургом. Летом 1842 г., узнав об Указе Императора, М.С. Воронцов едет в Петербург. Произошли встречи с крестьянами, согласования документов, и, в 1843 г., Муринские крестьяне были переведены в «обязанные». Они платили помещику оброк в размере 7 руб. 95 коп., который был меньше оброка, назначенного после крестьянской реформы 1861 г.

Вторым помещиком был Лев Петрович Витгенштейн (сын спасителя Петербурга в войне 1812 г., Пётра Христиановича Витгенштейна). Он перевёл крестьян в «обязанные» по Указу в 1845 г.

Третьим помещиком, который воспользовался Указом от 1842 г., стал граф Михаил Потоцкий, переведший какое-то количество крестьян в «обязанные» в 1848 г.

Следует рассказать о почти неизвестном нам человеке, оказавшемся в России и ставшем её национальным героем, Петре Христиановиче Витгенштейне.

Пётр Христианович Витгенштейн, отец Льва Петровича, о котором говорилось выше, родился 25 декабря 1768 г. (5 января 1769 г.) в Переяславе или Нежине, а умер 30 мая (11 июня) 1843 г. во Львове. Его годы службы – 1789-1829 гг., звание – генерал-фельдмаршал. Во время наполеоновских войн командовал армией в сражениях: под Клястицами, дважды под Полоцком, под Чашниками, на Березине, при Лютцене и при Бауцене.

Перечень сражений, в которых он был командиром воинских соединений, нуждается в кратком комментарии. Два последних сражения – при Лютцене и при Бауцене – произошли уже на территории Европы и закончились неудачей для союзников, остальные были на территории России. Из них первое – под Клястицами – сыграло огромную роль в судьбе Витгенштейна.

Здесь следует отметить, что на рубеже XVIII – XIX веков, в Европе взошла яркая звезда Наполеона Бонапарта, как тогда писали, и последующие 15 лет в этой части света все события были связаны с фигурой гениального военачальника.

На Россию Наполеон напал внезапно, быстро продвинулся по её территории, надеясь вписать в свой послужной список ещё одну победу. Существует его известное изречение: «Через пять лет я буду господином мира, остаётся одна Россия, но я раздавлю её». Первоначальной его мыслью был захват столицы, Санкт-Петербурга, для чего в район Полоцка были направлены крупные военные силы французов. Туда же тогдашним командующим русскими войсками М. Б. Барклаем де Толли был переброшен Отдельный 1-й пехотный корпус под командованием П. Х. Витгенштейна для прикрытия Псковско-Петербургского направления. Французские войска были обращены в бегство.

Наступил звёздный час Витгенштейна, который обеспечил ему славу победителя, защитника столицы и национального героя. О нём слагали стихи знаменитые поэты, например, В.А.Жуковский и Г. Р. Державин. Зажиточные жители столицы, а именно, купечество, подошли к этому вопросу более практично – они собрали в дар Петру Христиановичу 150 тысяч рублей и просили на эти деньги купить имение, непременно в окрестностях Петербурга. Что и было выполнено: Витгенштейн купил имение «Дружноселье», неподалёку от Сиверской, в основном, для старшего и любимого сына Льва Петровича. Сам Пётр Христианович любил своё имение «Каменка», находящееся на юге, под Львовом. Там он проживал постоянно, там и похоронен.

Существует некая загадка в том, что этот знаменитый военачальник оказался еще при жизни почти забытым. Может быть, дело в том, что он воевал с переменным успехом и был очень скромным человеком? Почему «помнит вся Россия» полководцев войн с Наполеоном - Кутузова, Барклая де Толли, Багратиона, Милорадовича, Раевского и многих других? Можно считать это обстоятельство ещё не исследованной нашими историками загадкой. Однако, после его кончины вдова получила правительственный рескрипт, в котором было написано: «Знаменитое поприще Вашего супруга, в особенности, славные его подвиги в незабвенную эпоху 1812 года, останутся одним из лучших украшений нашей Отечественной войны». И ещё пример того, что Пётр Христианович остался в истории Отечественной войны 1812 г. – два его портрета находятся в Эрмитаже: один в Галерее войны 1812 г. и второй, в полный рост, в фельдмаршальском зале.

0

9

ПЁТР ВИТГЕНШТЕЙН - СПАСИТЕЛЬ ПЕТЕРБУРГА

https://pp.userapi.com/mUa70GUMZufJNj33rpPtJVIRAAjP8WjIsZCXLQ/07FjC3rmm78.jpg

Бало (Balot) 
Портрет графа Витгенштейна Петра Христиановича.  Отец декабриста.
1814 г.
Кость, акварель, гуашь. 6,1x5,5 см (овал)
Государственный исторический музей

Петр Христианович Витгенштейн 1768-1843 - Генерал-фельдмаршал. Петр Христианович (Людвиг Адольф Петер) Витгенштейн происходил из германского графского рода. Отец его вступил в русскую службу при Елизавете и вышел в отставку в чине генерал-поручика. На тринадцатом году жизни Витгенштейн-младший был определен в лейб-гвардии Семеновский полк, в 1789 г. перевелся вахмистром в лейб-гвардии Конный полк, через год стал офицером, с 1793 г. в чине премьер-майора молодой граф служил в Украинском легкоконном полку. В 1794 г. он добился направления его в Польшу для участия в боевых действиях против повстанцев; командуя эскадроном, отважно проявил себя в сражении под Остроленкой, где вызвался атаковать самую опасную батарею противника и сумел захватить ее, награжден орденом святого Георгия 4-й степени. Польскую кампанию Витгенштейн закончил в чине подполковника.

В 1796 г. Петр Христианович в составе войск В.Зубова участвовал в Персидском походе, предпринятом в ответ на вторжение иранских войск в Грузию. Отличился при штурме Дербента и был послан в Петербург с известием о победе и с ключами от города. В 1798 г. он получил чин полковника, в следующем году назначен командиром Елизаветградского гусарского полка с производством в генерал-майоры, но вскоре, как и многие другие генералы, попал в опалу к Павлу 1 и был уволен в отставку. В конце 1801 г., с воцарением Александра 1, был вновь зачислен в армию командиром того же полка.

С началом русско-австро-французской войны 1805 г. Витгенштейн участвовал в боях, предшествовавших генеральному сражению под Аустерлицем. В арьергардном бою 24 октября под Амштеттеном он действовал под командованием Багратиона, затем Милорадовича и мужественно отбил несколько атак конницы Мюрата, за что был удостоен ордена святого Георгия 3-й степени. Его известность возросла после боя под Вишау, где с тремя полками легкой кавалерии он разбил отряд французской конницы, захватив более четырехсот пленных и проявив незаурядную личную храбрость. В 1806 - 1807 гг. Витгенштейн сражался в Молдавии против турок и в Восточной Пруссии против французов, получил несколько боевых наград.

К началу Отечественной войны 1812 г. Петр Христианович был уже генерал-лейтенантом и командовал 1-м пехотным корпусом, стоявшим на правом фланге 1-й армии Барклая-де-Толли. После перехода Наполеона через Неман корпус, как и вся армия, избегая крупных сражений, двинулся назад, участвуя в планомерном отходе русских войск. Когда было принято решение покинуть Дрисский укрепленный лагерь, Витгенштейну была поручена боевая задача особой важности -прикрывать дороги, ведущие к столице, Петербургу. После того как 1-я армия Барклая-де-Толли ушла от Дриссы к Витебску, корпус Витгенштейна стал, по сути, маленькой самостоятельной армией, защищавшей весь север.

Наполеон, направив главные силы вслед отходившим на Смоленск армиям Барклая-де-Толли и Багратиона, двинул против Витгенштейна корпуса маршалов Удино и Макдональда. 14 июня Удино занял Полоцк и начал наступление на Себеж и Псков, севернее в направлении на Ригу начал движение Макдональд. Командир русского корпуса правильно оценил ситуацию: он отказался от оборонительных действий по всей дороге в 600 верст от Двинска до Петербурга и решил разбить французские корпуса раздельно. В середине июля он двинулся навстречу Удино и на белорусской земле, у Клястиц и Якубово, вступил с ним в трехдневное сражение. Авангардный отряд генерала Я.Кульнева первым атаковал противника и добился успеха, разгромив передовые отряды маршала Удино, были взяты 900 пленных и обоз. Преследуя неприятеля, Кульнев встретил главные силы Удино и погиб, но вскоре войска французского маршала испытали на себе сокрушительный удар Витгенштейна и отступили, потеряв до двух тысяч пленными. В ходе сражения Петр Христианович был ранен, но не покинул поля боя.

Победа у Клястиц - Якубово сняла страхи в Петербурге, где уже начинались приготовления к эвакуации. Граф Витгенштейн был награжден орденом святого Георгия 2-й степени, получил имя "спасителя Петербурга" и стал известен всей России. После поражения Удино французский корпус Макдональда приостановил свое наступление на Ригу, а Наполеон вынужден был направить к Двине корпус Сен-Сира, тем самым ослабив главную армию. Тогда же французский император отдал приказ своим трем маршалам: прекратить наступательные действия против Витгенштейна и, удерживаясь на берегах Двины, охранять пути сообщений главной армии.

Усиленный петербургским и новгородским ополчениями и другими подкреплениями, Витгенштейн в день Тарутинского наступательного боя русской армии под Москвой (6 октября) также двинулся вперед и выбил войска Сен-Сира и Удино из Полоцка. 19-го октября при Чашниках войска русского генерала (до 30 тыс. человек) нанесли поражение корпусам Удино и Виктора (около 46 тыс.) и 26-го заняли Витебск. Затем, выполняя план Александра 1 по окружению наполеоновской армии на Березине, Витгенштейн двинулся к Борисову, сближаясь с 3-й армией Чичагова, подходившей с юга. Однако в быстро менявшейся обстановке он, как и Чичагов, не смог правильно рассчитать своих действий, что позволило Наполеону с основной частью войск переправиться через Березину и продолжить отступление, перешедшее в бегство. Неудача у Березины не поколебала авторитета "спасителя Петербурга", так как главные упреки за неудачу пали на Чичагова.

После изгнания Наполеона из России и перенесения войны на территорию Германии корпус Витгенштейна действовал на правом фланге русской армии. Его войска заняли Кенигсберг, затем отразили натиск французов под Берлином и вступили в него. Освобождая землю своих предков от французов, Петр Христианович призывал бывших соотечественников, состоявших в армии Наполеона, перейти на сторону России. Однажды, призывая к этому вестфальские войска, он в конце своей прокламации привел такой довод: "Если станете и впредь сражаться с нами, то ожидайте жестокого заточения в степях сибирских". Когда умер Кутузов, Петр Христианович, имевший высокий авторитет в столице и в войсках, был назначен главнокомандующим союзных русских и прусских войск. Однако к славе "спасителя Петербурга" он в дальнейшем не смог прибавить новых лавров. Лично храбрый, ценивший русских солдат и умевший их за собой вести, он мог с успехом руководить отдельными операциями, но не обладал крупным полководческим талантом, к тому же избегал проявлять самостоятельность при Александре 1, следовавшем с армией. В мае 1813 г., после неудачного сражения под Бауценом, Витгенштейн уступил место главнокомандующего Барклаю-де-Толли. Этому предшествовал эпизод, когда доблестный генерал Милорадович явился к нему и посоветовал отказаться от своего поста, на что Петр Христианович спокойно ответил: "Вы старше меня, и я охотно буду служить под начальством вашим или другого, кого император определит на мое место".

Во время осенней кампании 1813 г. на территории Германии и кампании 1814 г. во Франции Витгенштейн командовал корпусом. Последнее сражение, в котором он участвовал, произошло в феврале 1814 г. у Бар-сюр-Об. Французскими войсками здесь руководил давний противник русского генерала маршал Удино. В разгар боя Витгенштейн встал во главе Псковского кирасирского полка и повел его в атаку. Получив ранение, он руководил своими войсками до победного конца. После возвращения в Россию Витгенштейн был назначен командующим 2-й армией, стоявшей на юго-западных границах; в 1826 г. Николай 1 произвел его в генерал-фельдмаршалы. Через два года началась война с Турцией, которая шла в Закавказье и на Дунае. Петр Христианович был поставлен во главе 100-тысячной Дунайской армии и, начав активные действия, перешел через Прут. Ему удалось довольно быстро занять придунайские княжества и форсировать Дунай, но затем русские войска затормозили движение, натолкнувшись на упорное сопротивление сильных турецких крепостей - Силистрии, Шумлы и Варны. Недовольный этим, Николай 1 переменил свое отношение к 59-летнему фельдмаршалу и направил к нему для контроля начальника Главного штаба И.Дибича. Царь писал Дибичу, однажды заболевшему: "Вообще глупость и беспечность фельдмаршала проглядывают во всем, и ваша болезнь, любезный друг, открыла ему совершенный простор для полного обнаружения своей неспособности". Вскоре после взятия Варны Витгенштейн подал прошение об отставке.

Удалившись на покой, Петр Христианович последние годы жизни провел по преимуществу в своем имении Каменки Подольской губернии. Несмотря на неудачное командование в последней войне, его имя оставалось уважаемым в обществе, этому способствовали привлекательные черты его характера- честность, "рыцарский образ суждений", нелюбовь к интригам. В 1834 г. Николай 1, как бы желая загладить случившееся в 1828 г., пожаловал Витгенштейну титул светлейшего князя. Умер фельдмаршал в 1843 г. в Лемберге во время поездки за границу для лечения.

Использованы материалы кн.: Ковалевский Н.Ф. История государства Российского. Жизнеописания знаменитых военных деятелей XVIII - начала XX века. М. 1997 г.

За заслуги перед отечеством, фельдмаршал князь Пётр Христианович Витгенштейн  - герой Отечественной войны 1812 г.,  получил поместье Дружноселье. Современники называли его спасителем Петербурга.

Его сын, Лев Петрович, много времени посвятил обустройству имения.

Внук фельдмаршала - генерал-адъютант, Пётр Львович  в 1868 г. присоединил к имению деда, рядом расположенное  имение в Вырице, выкупив  у генерал-майора Ф.С.Ракеева.
П.Х. Витгенштейн в Дружноселье  создал музей 1812 года. До наших дней музей не сохранился, как и многое в этой усадьбе.
Некоторые уголки парка ещё дышат таинственным  очарованием.
Однако, современные  потомки,  в ещё частично сохранившемся парке, возводят новостройки, нарушая гармонию природы.
Исчезает историческое наследие...

0

10

КНЯЗЬЯ ВИТГЕНШТЕЙНЫ: ЗАБЫТЫЙ ОТЕЦ И НЕИЗВЕСТНЫЙ СЫН

Сергей ГУПАЛО

http://forumfiles.ru/files/0019/93/b0/84183.jpg

Франц Крюгер. Портрет П.Х. Витгенштейна. 1853 г.
Государственный Эрмитаж.

«Спаситель Петрова града»

«Имя защитника Петрова града останется дорогим для России, которая не забудет о победе его», — писал известный историк ХІХ в. А. Михайловский-Данилевский. К сожалению, забыли. Например, в книге «Герои 1812 года», вышедшей в 1987 году в серии «ЖЗЛ», есть рассказ о командире полка Я.Кульневе, поэте Ф. Глинке, казаке М. Платове, А. Остермане-Толстом, воевавших под командованием П. Витгенштейна, но забыт самый заслуженный герой.

Петр Христианович родился 25 декабря 1768 года в Нежине. Его предки переселились в Украину из прусского городка Сайн. В 32 года граф стал генерал-майором. Великие победы он добыл под Аустерлицем и Оленбургом. Ордена Св. Георгия ІІІ степени, Св. Анны ІІ степени, Св. Владимира ІІІ степени, золотая сабля «За храбрость» — этими отличиями владел перед началом Отечественной войны командир гусарского полка П.Витгенштейн.

8 июля 1812 года П. Витгенштейн у села Клястицы к северу от Полоцка разгромил французского маршала Ундино, который превосходил его по силам, заслугам, военному опыту. Ундино должен был соединиться с войсками маршала Макдональда и вместе с ним взять в осаду Ригу, а также захватить Санкт-Петербург. Петр Христианович разгадал замысел, нанес сокрушительное поражение Ундино, и французские армии не смогли объединиться для совместных действий.

Летом 1812 года Наполеон отказался от намерения захватить столицу российской империи и направил силы на Москву. Имя графа П. Витгенштейна в России было на устах у простого народа и аристократии. В то время довольно популярной стала народная песня:

Хвала, хвала тебе, герой!

Что град Петров спасен тобой!

Разгромив маршала Ундино под Клястицами, Витгенштейн взял в плен почти тысячу французских воинов. Россия впервые увидела огромную обезоруженную силу. 25 июля столица России пушечными выстрелами салютовала генералу Витгенштейну. Александр I наградил героя орденом Св.Георгия ІІ степени и назначил пожизненную пенсию в 12 тысяч рублей. Орденом Св.Екатерины удостоили жену Петра Христиановича Антуанетту Станиславовну.

За неделю до битвы под Клястицами был подготовлен к эвакуации Псков, который должен был вспыхнуть, едва лишь жители оставят его. Но этого не произошло. И в знак величайшего уважения псковцы подарили победителю икону чудотворца Гавриила с надписью: «Защитнику Пскова, графу Петру Христиановичу Витгенштейну». Дворяне Ржева выплавили золотую медаль с портретом полководца, жители Больших Лук просили у него разрешения поставить в своем городе памятник, архимандрит Печерского монастыря — построить в его честь храм Пресвятой Божьей Матери с установлением бюста. Было также решено установить памятник генералу в Пскове напротив Троицкого собора. Однако П.Витгенштейн отказался от подобных почестей, считая победу над грозным врагом заслугой воинов своего 1-го корпуса. Военные действия Петра Христиановича М.Кутузов назвал полной победой, отметив, что лучше воевать в его ситуации не смог бы никто.

В октябре 1812 года корпус П.Витгенштейна освободил от французских войск Полоцк и Витебск. После этого вместе с войсками Чичагова начал преследовать корпус отступающего Виктора с намерением разгромить, прижав к реке Березина. Но французы все же форсировали реку. Однако, утверждают историки, это был то ли просчет, то ли тактика М. Кутузова.

Преследуя армию Наполеона, П. Витгенштейн захватил Кенигсберг, 27 февраля 1813 года вступил в Берлин, а в апреле того же года после смерти М. Кутузова стал главнокомандующим российских и союзнических войск в Западной Европе.

Но князь Витгенштейн никогда не стремился к чинам, ставя честь выше почестей. «Чести моей никому не отдам», — было написано на его гербе. И должность главнокомандующего занимал недолго. «Поскольку в армию прибыл Барклай де Толли, который старше меня и в команде которого я всегда находился, мне приятно быть под его руководством», — написал он Александру І.

В Тульчине — колыбели декабристов.

После воинской службы за пределами империи спасителя столицы направляют в Украину, где дислоцировалась 2-я армия. Главный штаб 60-тысячного войска находился в Тульчине (теперь — Винницкая область), а подразделения были разбросаны по Киевской, Подольской, Херсонской, Катеринославской, Бессарабской, Таврической губерниям. Адъютантом П. Витгенштейна был П. Пестель — руководитель «Союза благоденствия», а позднее Южного общества декабристов. «Дай ему командовать армией или назначь министром — всюду будет на своем месте», — характеризовал своего адъютанта командир 2-й армии.

Именно здесь, в Тульчине, Пестель вынашивал планы будущего восстания, писал «Русскую правду» — конституцию нового государства. В документе говорилось о невероятном для тех времен — об освобождении крестьян от крепостной зависимости и передаче им земли. Прогрессивные по своим взглядам офицеры 2-й армии встречались у Пестеля и генерал-интенданта А. Юшневского, у полковника Горленко, состоящего в браке с племянницей жены П. Витгенштейна. Местом тайных собраний были также дворец Мечислава Потоцкого, дом самого командующего, квартира начальника штаба армии П. Киселева. Хотя последние верно служили императору и никогда не посмели бы вступить в заговор.

П.Витгенштейн был несколько наивным, доверчивым — в отличие от своего начальника штаба, которого собственно и направили к нему потому, что о существовании на юге тайных обществ было известно императору. Грамотный, обладающий аналитическим мышлением, П.Киселев вел двойную игру, хорошо зная, во что «играют» молодые офицеры, но не разоблачал их.

Однако с большой болью встретил заслуженный генерал сообщение о принадлежности к обществу декабристов его сына. Выяснилось, что Лев Витгенштейн, которого сам Александр I взял к себе на службу флигель-адъютантом, готовил покушение на императора вместе с Пестелем. Кроме того, он с адъютантом Барятинским следил за своим отцом и начальником штаба, информируя Пестеля. По сигналу Южного общества их должны были арестовать, чтобы войска перешли на сторону декабристов.

Во время следствия в 1826 году было немало свидетельств о принадлежности Витгенштейна-младшего к тайным обществам, а Барятинский сознался: именно он привлек Льва Петровича к «Союзу благоденствия». Муравьев, Волконский, Булгари, Поливанов, В.Толстой тоже указывали на него как на друга Пестеля, с которым он в 1821 году ездил в Полтаву в поисках кандидатов для тайных обществ.

«Считать непричастным»

Николай I был глубоко поражен, что флигель-адъютант Александра I ротмистр Лев Витгенштейн оказался среди заговорщиков и был бессменным связным между Южным и Северным обществами декабристов. Льву Петровичу приходилось по службе ездить из Санкт-Петербурга в Тульчин, что было выгодно для декабристов.

Тяжело перенес недобрую весть о сыне П.Витгенштейн, узнав, что Александра I должны были убить на балу, а среди нескольких вероятных исполнителей кровавого террористического акта был сын — ротмистр государевой свиты.

Находясь в Украине, Александр Пушкин прочел Льву Петровичу свое стихотворение «Кинжал». Уже после расправы над декабристами поэт узнал, что его строки члены тайного общества взяли на вооружение, увидев, каким именно образом можно убить императора:

Свершитель ты проклятий
и надежд,

Ты кроешься под сенью трона,

Под блеском праздничных одежд.

Как адский луч, как молния богов,

Немое лезвие злодею
в очи блещет,

И, озираясь, он трепещет

Среди своих пиров.

Везде его найдет
удар нежданный твой:

На суше, на морях,
во храме, под шатрами,

За потаенными замками,

На ложе сна, в семье родной.

Во время следствия Николай I учел весомые заслуги П.Витгенштейна и способствовал тому, чтобы следственный комитет принял оправдательное решение: «Высочайше повелено не считать прикосновенным к делу». Личность Витгенштейна-младшего в истории мало известна, хотя он был другом Пестеля и в близких отношениях с Пушкиным. Забвение ему принесло именно императорское «считать непричастным к делу» декабристов.

Николай I проявил великодушие, и сын командующего 2-й армией даже остался в его свите флигель-адъютантом.

В 1826 году после расправы над декабристами П. Витгенштейну присвоили высшее воинское звание «генерал-фельдмаршал». Несмотря на то, что 57-летний полководец мечтал о спокойной жизни в своем имении в Каменке (сейчас — Черкасской области), ему пришлось в 1828 году воевать против Турции. Воспользовавшись поражением под Варной, генерал-фельдмаршал идет в отставку.

Недолог век большой любви.

В маленькой Каменке генерал-фельдмаршал узнал о намерении сына вступить в брак со Стефани Радзивилл, фрейлиной императрицы Марии Федоровны. Отцовское сердце тревожили недавние декабристские события и то, что в Вильно на связь с близким родственником Стефани — Константином Радзивиллом ездил декабрист М. Бестужев-Рюмин. Константин Радзивилл был членом польского Патриотического общества и именно под его влиянием поляки решали, какой быть Польше после переворота в Российской империи. А еще высший свет знал, что отец Стефани во время войны в 1812 году содержал целый польский кавалерийский полк, воевавший на стороне Наполеона.

Стефани была единственной дочерью Оликского ордината Доминика Радзивилла, ежегодно получала со своих владений на Волыни около 60 тысяч рублей. (Для сравнения: пенсия героя Отечественной войны П.Витгенштейна составляла 12 тысяч). Стефани с пяти лет начала учиться в Екатерининском институте. Причиной того, что она так рано оставила родительское гнездо, была нелюбовь матери. (На семейных отношениях сказывалось то, что Доминик жену Теофилию Старжевскую выиграл в карты за 20 тысяч злотых у ее первого мужа). В Петербурге императрица заменила Стефани мать.

Встречаться с князем Львом Витгенштейном Стефани начала на Головинской даче неподалеку от столицы, где так долго скучала. Бравый офицер вел себя с нею довольно несмело. Подруги Стефани Софья Модлен и Александра Россет делали все, чтобы две любящие души были вместе.

Императрица очень переживала, чтобы Стефани не отказала Льву, поскольку очень уважала Витгенштейна-старшего. Сделав брачное предложение, Лев уехал к родителям в Подольскую губернию. А красавица Стефани получила тогда еще одно предложение от двоюродного брата императора Александра Вюртенберского, которому отказала.

В апреле 1828 года в Зимнем дворце состоялось протестантское бракосочетание Стефани и Льва. Крестной матерью князя была императрица Мария Федоровна, а крестным отцом —  брат царя Михаил Павлович. Потом состоялась католическая свадьба в церкви Св.Екатерины.

Беременность Стефани протекала необычно. У женщины была постоянная потребность есть воск. От нее даже прятали восковые свечи. Такое странное пристрастие, пожалуй, плохо повлияло на организм молодой женщины, и у нее развилась чахотка. Стефани родила дочь Марию, а со временем, во Флоренции, куда она выехала из-за болезни, подарила мужу сына Петра, названного в честь деда.

Со временем врачи посоветовали Стефани выехать во французский городок Эмс. Она чувствовала, что ей уже не вернуться в живописные владения на Волыни, не отдыхать после петербургских салонов там, среди простых людей, которых просила называть себя по-простому — Степкой.

Стефани ушла из жизни в 22 года, отдав все свое состояние мужу. Удивительно, но в последние дни короткой жизни она совсем не страдала, а только кашляла и слабела. Однажды вечером принарядилась, села рядом с мужем, склонила на плечо суженому голову и тихо умерла.

Единственным утешением для Льва Витгенштейна остались маленькие Мария и Петр, еще не понимавшие огромность потери.

По волынским тропинкам Льва Витгенштейна.

Лев Петрович после тяжелых дней оставляет Эмс, некоторое время живет у родителей в Каменке, а чаще на Волыни, в древнем городке Олике, где в покое и тишине пытается обрести душевное равновесие.

Мне повезло в государственном архиве Волынской области среди материалов Оликской ратуши натолкнуться на ценные документы, подтверждающие пребывание Л.Витгенштейна в городке, где он владел многими домами, пивными, а в предместье Турчин имел небольшое поместье. Бывший декабрист и адъютант его величества Александра I также владел селами Довгошии, Посныкив, Питушкив (сейчас — Млынивского района Ривненской области). Сохранились договоры князя о ссуживании им местным евреям денег под проценты. Вот типичный из них, свидетельствующий, что Л.П. Витгенштейн одолжил Давиду Лейбе 500 рублей на 10 лет и что тот будет возвращать еженедельно по одному рублю. Подобных кредитов местным торговцам князь предоставил немало. А средства оликчанам были необходимы, поскольку в 30—40 годах огромные пожары принесли Олике много бед.

Здесь же, в Оликской ратуше, оформлен договор о предоставлении луцкому купцу Карпу Зданевичу за 700 рублей годовой аренды в Довгошиях, Питушкове, Посныкове земель, двух водяных мельниц, пивных, сукновальни. Администратором князь уполномочил местного дворянина Франца Шлегеля. Купец третьей гильдии Шмуль Баумштейн в Олике и ее окраинах арендовал у Л. Витгенштейна пивные. Уполномоченным князей Радзивиллов и Витгенштейна в Олике был коллежский советник Добровицкий.

Кстати, после смерти в 1813 году отца Стефани Доминика Радзивилла угасла линия владельцев Олики. И в соответствии с тогдашними законами (поскольку у Доминика сыновей не было) наследство было передано не дочери, а родственнику по другой линии Радзивиллов — Антонию, сыновья которого Вильгельм и Богуслав замалчивали имя Стефани и приложили немало усилий, чтобы ушло в небытие имя Льва Витгенштейна. Именно поэтому до сих пор считается, что Оликой до 1939 года владели только Радзивиллы.

После того, как в 1843 году во Львове умер отец, Лев Витгенштейн все реже и реже посещал Волынь. Волынская земля всегда напоминала ему о страстной короткой любви к Стефани, а Подолье — о тревожных, героических 20-х годах, друзей — Пестеля, Бестужева, чудаковатого Пушкина, которого так и не приняли в тайное общество...

Доживал Л. Витгенштейн свои дни на прусской земле, откуда вышли его предки, родившие в Украине и его самого, и отца — несправедливо забытого гениального полководца. Там он в 1866 году и умер.

0


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » ВИТГЕНШТЕЙН Лев Петрович.