Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » ИСТОРИЯ ДВИЖЕНИЯ. ОБЩЕСТВА. ПРОГРАММЫ. » Из тетрадей П.И. Пестеля.


Из тетрадей П.И. Пестеля.

Сообщений 11 страница 12 из 12

11

[Государственный приказ правосудия]

ОТДЕЛЕНИЕ ВТОРОЕ


О ЧАСТЯХ ПРАВЛЕНИЯ,
ЗАВЕДЫВАЮЩИХ УСТРОЙСТВОМ
ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ.


ГЛАВА ПЕРВАЯ. ОБРАЗОВАНИЕ СУДЕБНОЙ ЧАСТИ И ГОСУДАРСТВЕННОГО ПРИКАЗА ПРАВОСУДИЯ.

В третьей Главе было сказано что круг действия Государственного Приказа Правосудия состоит в сохранении и восстановлении внутренней Безопасности в силу Законов, посредством Законов и во всех случаях Законами предвиденных и определенных. Из сего явствует что Законы суть Главное средство Правосудием употребляемое для достижения предназначенной ему цели; почему и думаю я полезным представить здесь вкратце некоторое общее о Законах понятие.

Законы суть Правила выражающее устройство и образование вещей и определяющие порядок и круг их Действия. Посему имеет всякий предмет свои Законы, то есть свое особенное устройство и образование, и свой особенный порядок или круг действия. Точно так имеет и Гражданское Общество или Государство свои Законы, долженствующие ответствовать коренным и природным свойствам оного. Из сего объяснения следует что Законы разделяются на два Главные рода: Первые выражают устройство и образование, вторые определяют Порядок или круг Действия. — Законы первого рода составляют в Гражданском обществе: Государственный Устав (Конституцию). Законы второго рода разделяются на две части, из коих первая определяет порядок и круг Действия Правительства и всех отраслей оного, а вторая порядок и круг Действия Народа и частных членов оного. Совокупное изложение в одном общем порядке (системе) всех сих законов касающихся Гражданского общества составляет Свод Законов, которому может быть дано название Государственного Уложения. — Государственное Уложение должно следовательно быть разделено на три главные части: Первая рассматривает состав Гражданского общества излагая образование Правительства и определяя общественное состояние Граждан. Она может быть названа Государственным Уставом. Вторая содержит правила долженствующие руководствовать действиями Правительства, по всем отраслям и Степеням Правления и может быть названа Государственным Наказом. Третья наконец содержит правила долженствующие руководствовать деяниями и поступками Народа и Частных Лиц. Она может быть названа Государственным Судебником. При сем надлежит заметить что поелику Государственный Судебник содержит также и уголовные законы относящиеся до всех чиновников Правительства, то и можно бы было из сего заключить что сделанное определение о сей части Уложения ошибочно и что судебник содержит не одни законы касающиеся народа и частных его членов но равномерно и законы касающиеся Правительства; А посему и должно объяснить что Законы содержащиеся в судебнике и относящи[е]ся до чиновников Правительства суть одни только Уголовные Законы взирающие на Чиновников правительства как на преступников действующих вопреки своих обязанностей. Сии же преступления происходят не от того что Чиновники суть члены Правительства но от того что в них находятся порочные качества и зловредные намерения, которые суть произведения природы человеческой и которые имеют свой источник в оной природе а не в званиях от Правительства на Чиновников налагаемых; следовательно Чиновники делают преступления не так как члены Правительства но так как люди злостные и порочные, из чего явствует что Законы наказывающие таковые преступления касаются истинно частных лиц, членов Народа, а не Правительства, и что определение о содержании Государственного Судебника сделано следовательно правильным образом. Вышеупомянутые четыре названия свода Законов были весьма употребительны в древних временах и ныне еще довольно известны. Выражения Устав и Наказ ответствуют в полной мере сущности предметов ими означенных; а посему и весьма свойственно ими наименовать упомянутые первые две части Уложения или общего Свода Законов. Слово же Судебник выбрано потому что Законы, руководствующие деяниями частных лиц, и составляющие содержание Государственного Судебника суть или Гражданские или Уголовные, кои все служат предметом Судебного порядка по коим судебная власть делает все свои решения, произносит все свои приговоры и соображает все свои определения. Из чего явствует что Законы Судебника суть именно те законы о коих в начале сей главы было сказано что они суть Главное средство правосудием употребляемое для достижения предназначенной ему цели, почему и есть Судебник Главный путеводитель Государственного Приказа Правосудия Представляющего в Государстве судебную власть. Название сей части Уложения Судебником есть следовательно весьма свойственное предмету оным означенному. — О подразделении каждой из названных трех частей Государственного Уложения на Разряды, Главы, отделы и особенные Статьи не намерен я в сем месте говорить, потому что подробное изложение сего предмета принадлежит к рассуждениям касающимся законодательного порядка; Сделаю только следующие краткие замечания, из коих одни распространяются на все Законы вообще а другие на законы содержащиеся только в Государственном Судебнике, этом Главнейшем путеводителе приказа Правосудия. Замечания распространяющиеся на все Законы вообще суть следующие.

   1.      Законы должны быть справедливы, то есть должны только то запрещать или повелевать что истинно к цели общественного благоденствия ведет и без чего сия цель не могла бы быть достигнута. Равным образом не должны они никогда ни в чем противоречить коренным свойствам природы человеческой. Всякое изречение Законов противное общественному благу или даже для оного не нужное или бесполезное есть ничто иное как одно только Зловластие (тирания) на которое никакое правительство ни в каком отношении ни малейшего не имеет права и посредством которого приводится Государство в положение насильственное и болезненное разрушающее в оном равновесие всех обязанностей и всех прав. Из сего явствует что Законы могут быть точно же так зловластны как и сами действия Правительства, но что никогда таковыми быть не должны если Государство предназначено пользоваться благоденствием. Что же касается до коренных свойств человека, то оные суть Законы определяющие природные и неизменные обязанности и права частных лиц; они изданны Всевышним Существом и долженствуют следовательно иметь неоспоримое первенство над Законами изданными Человеками, гражданские общества были учреждены единственно для того чтобы обеспечить сии природные и коренные права; которые посему и существуют совершенно независимо от всякой воли Человека; а посему самому и не должен Законодатель никогда своими распоряжениями противиться свободному употреблению сих прав ибо в таком случае противится он велениям самого Существа Всевышнего и сооружает здание не твердое, Всему Государству и самому Правительству наконец вредить долженствующее. Сверх того справедливость в законах требует чтобы они были одинаковы для всех членов Гражданского общества, и на всех сих членов бы взирали равным образом; ибо все Люди, получив от природы равные права и находясь в Гражданском обществе для одной и той же цели не должны таким образом быть различены чтобы одни пользовались выгодами и преимуществами на коих другие и надежды бы даже не имели. Одни только те различия должны быть допускаемы которые основаны на различиях соделанных самой природой или без коих не могло бы Гражданское общество существовать и к своей цели стремиться. Все же остальные суть одно только злоупотребление и произведение одного только Зловластия (тирании).

   2.      Законы должны быть Существенны, то есть должны ответствовать в полной мере природным качествам, коренным свойствам и истинной сущности предметов для которых издаются. При издании каждого Закона должно единственно на сию сущность обращать внимание, единственно с оной сообразовать все определения Законами делаемые, и отнюдь не только не заменять сию сущность посторонними и побочными уважениями но ниже оные уважения с ней соединять или совокуплять под каким бы то ни было предлогом и как бы сей предлог не казался сильным. Главнейшая причина, по которой сие истинно основное правило столь редко бывает соблюдаемо состоит в том что при издании Закона на сущности предмета основанного кажется иногда что сей Закон содержит какое-нибудь неудобство для других частей Государственного Законодательства; почему и делаются изменения с целью отвратить таковые неудобства. Сие действие по-видимому весьма основательное не достигает однако же никогда своей цели и обыкновенным имеет следствием замену малого зла большим или продолжение обеих. Сие же происходит от того что всякое опасение о неудобстве произойти могущем от Закона на сущности предмета основанного есть совершенно напрасное и ошибочное, и что для отвращения оказывающегося неудобства надлежит искать средства в сущности самого того предмета, для коего опасаются сего неудобства а не искажать другой предмет под мнимым предлогом что замеченное неудобство имеет свой источник в сущности этого постороннего предмета: ибо оказывающее неудобство происходит не от того что Закон о постороннем предмете основан на истинной оного сущности но от того что Закон относящийся до настоящего предмета заключает в себе какое-нибудь определение ошибочное и на сущности этого настоящего предмета не основанное. Но поелику все Статьи Государственного Законодательства составлять должны одну общую цепь в которой каждый особенный Закон составляет особенное звено, то и должно внимание всегда быть обращено на общую связь, которую надлежит также искать единственно в сущности предмета в которой она неминуемо найдена будет. Таким образом должен всякий благонамеренный Законодатель изречения свои соображать. Если же он упустит сие правило из виду и перестанет исполнять оное с точнейшей строгостью, то будет делать Законы на удачу и так сказать ощупью, и будет блуждать в глубокой тьме по пространному и обширному полю Законодательства совершенно без всякого водителя.

   3.      Законы должны быть основательны, то есть должны быть основаны на истинных началах и явственных причинах и должны быть сделаны не по прихотям или мгновенному влечению но по надлежащему беспристрастному соображению всех польз от определений в оных изложенных произойти долженствующих. Для сего надлежит приступать с отменной и чрезвычайной осторожностью к изданию каждого нового, к изменению каждого уже существующего Закона: Надлежит с усильным тщанием изыскивать сущность предмета для коего закон издается или изменяется и непременно отводить все посторонние и побочные уважения: дабы закон никакой не имел другой цели кроме блага общего и не был бы орудие выточенное руками пристрастными для намерений зловредных или пагубных. Поэтому весьма полезно, при издании каждого Закона, помещать в виде предисловия все причины побудившие к изданию оного и все соображения утвердившие определения в оном находящиеся. Таковые предисловные рассуждения будут просвещать, успокаивать.

<. . .> (В моем издании «Русской Правды» в этом месте отсутствует страница, поэтому буду благодарна, если кто-нибудь пришлет недостающий фрагмент - С.А.)

Наконец 5) Законы должны быть ясны для того чтобы каждый Гражданин мог их легко понимать и потом свои поступки с ними без дальных затруднений соображать. Для того должен непременно каждый Закон таким образом быть написан чтобы он никаких толков не требовал, никаких недоразумений не допускал и ни под каким предлогом в двояком смысле не мог бы быть принят. От ясности Законов зависит наиболее справедливость и беспристрастие судей, скорость окончания и малое число тяжебных дел и правильное действие всех частей Правительства. Несоблюдение же сего правила служило обильнейшим источником для всех возможных Злоупотреблений и всегда самые пагубные имело для общества последствия. Представив таким образом некоторые важнейшие общие замечания о главнейших свойствах всех Законов вообще обращусь теперь к законам содержащимся в Государственном Судебнике. —

Законы содержащиеся в Государственном Судебнике суть правила долженствующие руководствовать деяниями и поступками частных Лиц или Членов Народа. Они разделяются на Гражданские и Уголовные. Гражданские Законы заключают в себе все правила налагающие на Граждан нравственную Необходимость соображать с оными свободные свои деяния: они бы составляли одни все содержание Судебника, если бы нравственная необходимость не предполагала свободы воли делать и противное законам; Но поелику в человеке против Нравственной Необходимости может действовать воля злонамеренная и зловредная, которая сию необходимость уничтожает п Законы нарушает, то и недостаточно одних Гражданских Законов для водворения в Государстве спокойствия и благоденствия, и недостаточно для сей цели одной Нравственной необходимости; А должна существовать и Вещественная Необходимость, дополняющая Нравственную, и принуждающая карательным образом граждан к исполнению законов. Свод этих карательных постановлений составляет вторую часть Судебника, содержащую Законы. Уголовные, которые следовательно устанавливают наказания за неисполнение Законов, определяют последствия для Граждан происходящие от нарушения ими обязанностей своих и прав ближних, дополняют посредством вещественной необходимости нравственную и принуждают к сей последней всех и каждого. Из сего явствует что Государственный Судебник разделяется на<. . .> (В моем издании «Русской Правды» в этом месте также отсутствует страница, поэтому буду благодарна, если кто-нибудь пришлет и этот недостающий фрагмент - С.А.)

Церковное же богослужение есть ничто иное как наружный Знак посредством коего человек обращается к Существу Всевышнему и стремится с оным войти в Сношение. Сей Знак наружный не мешает никому думать и мыслить при оном то к чему влечет каждого внутреннее его убеждение; из чего явствует что этот Знак есть произвольный и бывает различен по различию понятий Степени просвещения, и общественного образования Государства. А посему и должно Церковное Богослужение входить в круг Государственных предметов. Оно разделяется на две особенные части, из коих первая есть обширнейшая и определяет действие Духовенства а вторая определяет то что частные Граждане в сем отношении делать обязаны. Первая часть должна составлять одну из Статей Государственного Наказа ибо Духовенство есть отрасль чиноначальства а другая часть должна входить в Судебник. О сей второй части упоминается здесь когда говорится что законы о предметах духовных касаются Наружного Богослужения, Инностранных Исповеданий и Вер нехристианских. — Что касается до дел Монастырских то они принадлежат по той же самой причине к кругу Государственных предметов и разделяются на две части. Первая излагает правила управления Монастырями и принадлежит к Наказу, вторая излагает правила Монашеской жизни и должна принадлежать к Судебнику ибо монахи не принадлежат к Чиноначальству но составляют часть Граждан посвятивших себя жизни особенного рода правительством дозволенной; все же Правила руководствующие деяниями и поступками Граждан или частных лиц принадлежат к Государственному Судебнику,

Глава третья содержит Законы о делах и предметах Нравственных касающихся:
1) Воспитания.
2) Нравоучения и
3) новых открытий и разных Сочинений

. Законодательная власть не должна воспитание предоставлять совершенно и единственно воли родительской ибо ничто столь сильно не действует на благоденствие Царств и Народов. Воспитание касается образования телесных и душевных сил, имеет целью науки, художества, ремесла или какую-нибудь отрасль промышленности. Все оные предметы должны входить в сию статью. Правила общественного воспитания принадлежат к наказу а правила Семейного и частного входят в судебник. — Посредством законов касающихся Нравоучения стремится законодательная власть удержать Граждан от всякого разврата, соблазна и обиды: Запрещая пьянство, картежную игру, непотребную жизнь, учение развратное Законам противное, поступки соблазнительные, составление Тайных обществ определяя правила для поединков, и тому подобное. Неисполнение сих Законов влечет за собой наказание которое должно быть уголовными Законами определено. Законы об издании Сочинений и новых открытий; определяют как должно поступать и что должно соблюдать при издании в свет переводов и разных Сочинений равно как и при новых открытиях в Науках, Художествах, ремеслах и всякой промышленности; в каких случаях имеют Граждане исключительное право пользоваться выгодами их открытий и с какими правилами должны сообразоваться ведомственные писатели и всякие печатники (типографщики) и тому подобное. Действие Правительства по сим предметам принадлежит к Наказу а деяния Граждан к Судебнику.


Глава четвертая содержит законы о делах Владейных касающихся:

1) Обладания,
2) Права Повинности,
3) Права Закладного и
4) Наследства. —

Обладание бывает Полное принадлежащее одному лицу и неполное принадлежащее некоторым лицам. Оно приобретается Естественными п Гражданскими способами. Естественные Способы суть: овладение то есть Находка, Ловля и Добыча, приращение то есть когда к имуществу что либо присоединяется прирастает, приделывается или от него происходит естественным, искусственным либо тем и другим то есть смешанным образом и наконец Передание или вручение то есть обладание вещи принадлежавшей прежде другому человеку. Гражданские Способы суть Давность Владения и Наследство; из коих последнее составляет особенную Статью по той причине что право Наследства имеет особенную свою сущность от прочих способов обладания столь различную что с оными не должно быть соединено. Сие различие состоит главнейше в том что наследование предполагает смерть прежнего владельца и основано на понятии о родстве.

Право Повинности, есть право на чужую вещь в силу которого хозяин обязан в пользу другого что либо терпеть в своем имуществе или чего-нибудь в оном не делать. Эти частные повинности не должны быть смешаны с благочинными (полицейскими) повинностями, кои принадлежат к сношениям Граждан с правительством. — Частные повинности служат или одному лицу по смерть его п прекращаются с его жизнью или служат имению кто бы ни владел оным. Они бывают или необходимые возникающие из Естественного положения имения или добровольные постановляемые частными Людьми по добровольному между их условию с тем однако же чтобы они не были противны общественному порядку. — Все сии случаи должны быть законами определены. Добровольные Повинности не сюда принадлежат но к договорам, о коих будет в последствии говорено.

Заложение или Право Закладное есть обеспечение Заимодавца в отчужденной им на время собственности своей посредством Залога, могущего состоять в Движимой или Недвижимой вещи. Посему предмету определяет Судебник законность залогов, порядок их выдачи, и права Заимодавца на заложенную вещь в следствие коего Должник лишается всего или части Залога поступающего на уплату Заимодавца, определение Наказания неосторожным и злостным Должникам принадлежит к Уголовным Законам.

Наследство требует понятия о родстве принадлежащем к семейным законам имеющим быть изложенными в последствии. Наследство есть состав имущества заключающий в себе наличные вещи, права и обязанности с оными вещами сопряженные и оставшиеся по смерти владельца; а право на владение Наследством составляет право наследования. — Это право следует кому либо или по закону или по завещанию; но поелику не свойственно мертвому распоряжать имуществом живых и продолжать иметь влияние на оное, то и думаю я что Законы никакого завещания допускать не должны, и что всякое различие между родовым и благоприобретенным имением следовательно должно быть уничтожено тем более что право собственности основано быть должно на истинной неприкосновенности сего права а отнюдь не на побочном уважении об образе коим вещь в собственность поступает если только сей образ есть законный. Вот случай где должно вспомнить о существенности Законов. Судебник должен определять кто имеет право на наследство, каким образом разделяется наследство между Наследниками, равно как и все прочие действия до сего предмета относящиеся. Сия статья Законов подвержена во всех почти Государствах более всякой другой побочным и посторонним уваженпям затмевающим совершенно сущность предмета. Для этого полагаю неизлишним представить здесь отрывками мнение мое об образе коим право наследования должно быть устроено; принимая за основание совершенное запрещение — делать Завещания.

   1.      Имение Родовое, благоприобретенное, Движимое и Недвижимое составляет равным образом Собственность владельца а следовательно и в наследство поступает на одинаковом основании при чем Право представления должно непременно всегда строго быть соблюдаемо.

   2.      Муж и жена составляют одно; поэтому и наследует один супруг половину движимого и половину недвижимого имущества другого Супруга после Смерти его, другая же половина поступает в раздел между прочими наследниками.

   3.      При Разводе Мужа и жены остается каждый при своем имении и ни один из них не наследует другому; но дети наследуют тому и другому на основании общих Правил как будто бы не было развода.

   4.      Если умерший находился в Супружестве то Наследство разделяется на две равные части, одна называется супружеской, другая родовой. Если же умерший был в разводе или вовсе не находился в супружестве то наследство состоит из одной родовой части.

   5.      Когда муж имел более одной жены или жена более одного мужа, тогда Супружеская часть наследства разделяется на столько долей сколько умерший муж имел жен или умершая жена имела мужей и каждый из оных получает свою часть. При сем надлежит заметить что только один из них может сам получить свою часть, а что другие части передаются по праву представления.

   6.      После Смерти одного из Родителей: отца или Матери наследуют дети всю родовую часть наследства и разделяют оную между собой по равным частям так что каждый сын и каждая дочь получает одинаковую часть.

   7.      Родовая часть каждого Наследства поступает в нисходящую Линию. Когда же нисходящей Линии не существует тогда передается она по восходящей с уважением права представления.

   8.      после смерти сына или дочери неимеющих нисходящих Наследников разделяется родовая часть между их отцом и матерью по равным частям.

   9.      Имение от одной Линии должно переходить в побочную не иначе как посредством тех лиц, которые сии две Линии связуют не упуская права представления при чем равноотстоящие линии получают равные части и

  10.      Выморочное имение должно быть продано с общественного торга и вырученные деньги должны поступить в казну той волости, в которой это имение находится.

Глава пятая содержит Законы о делах и предметах Хозяйственных (економических) касающихся: 1) Земледелия, 2) Изделия, 3) Торговли и 4) Дел Страховых и Казначейственных (Банковых) — Земледелие бывает: во-первых Охота и Ловля рыбная и звериная, во-вторых Скотоводство, в-третьих Хлебопашество к чему принадлежат Огороды и Садоводство и в-четвертых Рудокопы к чему принадлежит выделывание Соли. — Изделия разделяются на Ремесла и собственно так называемые изделия (мануфактуры и фабрики). Ремесла бывают вышние требующие познания каких-нибудь наук и обыкновенные таковых познаний не требующие. Изделия бывают или рукодельни (мануфактуры) в коих орудия (машины) суть средство вспомогательное или второстепенное а Главная работа производится Людьми или Заводы (фабрики) в коих Люди суть средство вспомогательное или второстепенное а Главная работа производится орудиями (машинами). Торговля разделяется на внутреннюю, внешнюю и перевозную (транзитную). Внутренняя разделяется на гуртовую и мелочную, оба Истинника (Капитала) в оной употребляемые принадлежат Гражданам одного и то(го) же Государства. Она разделяется также на первородную приводящую в обращение произведения земледелия и на издельную приводящую в обращение произведения изделий всякого рода. — Внешняя бывает или сухопутная или морская, один из Истинников оной употребляемых принадлежит Гражданам одного Государства а другой Гражданам чужого Государства. Перевозная приводит в обращение два Истинника принадлежащие оба Гражданам двух чужих Государств. К Внешней и перевозной торговле принадлежат Таможенные Постановления (тарифы) коих цель должна быть содействие успешнейшему ходу промышленности а не открытие особенного источника для доходов Правительства. Все предметы промышленности будучи подвержены порче и опасностям всякого рода требуют страховых учреждений дабы обеспечить посредством оных предприятия промышленников; почему и принадлежат страховые Дела к сему же разряду Гражданских Законов. Названные три отрасли промышленности суть общие или Главные источники народного богатства, требующие общего знака или представителя для удобнейшего их обращения. Сей знак или представитель состоит в Деньгах, коих особенное отдельное Количество называется Истинником (Капиталом). Необходимость для народного богатства в таковых истинниках заставляет предложить составить многочисленные Казначейства (банки) принимающие вклады, заведывающие страховыми Делами и выдающие деньги под верные Залоги дабы посредством таковых распоряжений подкрепить действия промышленности и увеличить обращение предметов народного богатства. Действия правительства по всем этим хозяйственным предметам определяются Наказом, действия же частных лиц Судебником.

Глава Шестая
содержит Законы об общественных повинностях или обязанностях всякого рода, они касаются:

   1.      Повиновения Законам,
   2.      служебных Повинностей,
   3.      Скарбовых повинностей и
   4.      благочинных Повинностей. —

Статья о Повиновении Законам должна определять отрицание от своеволия а вместе с тем и случаи в коих Граждане к оному прибегать могут. Сия же статья означает степень уважения которое Граждане разным Чиновникам отдавать обязаны, равно как и Начальствам коим они должны всегда беспрекословно повиноваться и другие коим в некоторых случаях они обязаны противиться, если требуется Законам противное. Сюда же принадлежит определение каких обнародовании Граждане должны считать законными а следовательно и действительными, и каким не должны они веры давать. Все сии случаи и Многие тому подобные должны ясно Законами быть означены и определены. — Повинности служебные состоят в наборе Ратников (Рекрут), и в обязанности каждого Гражданина участвовать в оных и не отказываться от должностей по выборам на них возлагаемых. Законы о сем предмете должны определять однако же и те случаи в коих Граждане могут отказываться от службы или в оную не могут поступать, и тому подобное. Законы о Скарбовых Повинностях определяют Подати, Сборы и все то что Граждане от своего имущества уделять должны для общественных надобностей всего Государства или частей оного. Порядок же взимания Скарбовых Повинностей определяется Наказом. — Благочинные Повинности касаются содействия Граждан для содержания дорог и бечевников, чищения, освещения и мощения улиц, провожания колодников, распределения военных постов и многое другое тому подобное.

Глава Седьмая содержит Законы определяющие производство письменных Дел в отношении того что частные Люди при оном соблюдать обязаны. Эти Законы касаются: 1) Производства Владейных или так называемых крепостных или Неисковых Дел. 2) Производства Договорных Дел к чему принадлежит Заключение всех договоров, векселей, обязательств и росписок. 3) Порядка всех письменных Сношений, то есть изъяснения образа по коему все таковые сношения писаны быть должны и 4) Производства Призрительных Дел; то есть определение случаев в коих частные Граждане имеют право требовать общественных вспоможений или вознаграждений. Все то что Правительство и его Чиновники при производстве письменных Дел обязаны соблюдать принадлежит к Наказу но все то что частные Люди должны при этих случаях соблюдать входит в содержание Судебника.

Глава Восьмая содержит Законы определяющие Дела и Сношения Семейные касающиеся: 1) Родства, 2) Брака, 3) Власти Родительской и 4) Опек и Попечителъств заступающих место Родителей. — Родство разделяется на духовное и кровное. На линии Нисходящие и восходягцие, прямые и побочные. Законы о сем предмете должны определять все Степени родства и все соотношения различных частей и Колен, не делая никакой разницы между рожденными и Зачатыми Детьми. Статья о браке должна определять кто может и кто не может вступать в брак и что требуется для Законности брака, должна говорить об обручении, о вторичном браке, о взаимных правах и должностях супругов, о последствии законного брака для детей, о браках незаконных, о расторжении брака и о разводе. — Статья о Власти Родительской излагает Законы о власти Родительской личной, о сей же власти по имуществу детей, о прекращении Родительской власти как личной так и по имуществу, о приобретении Родительской власти, о сопричтении незаконнорожденных к законным Детям или о узаконении детей и о Усыновлении. — Статья об Опеке и Попечительстве roвoрит о назначении опеки и Попечительства, о власти и должности Опекунов и Попечителей, об отчетах, награждении и отрешении оных, об опеках и попечительствах учреждаемых над безумными и другими совершеннолетними. — Опека есть Надзор за Лицом а Попечительство есть управление Имуществом. Я думаю что опека и Попечительство должны бы всегда поступать в разные руки. —

Глава Девятая содержит законы о Договорах касающиеся:

1) Возмездных Договоров,
2) Невозмездных Договоров и
3) Обеспечительных Договоров.

— Договор есть согласие двух или более лиц на одно что нибудь, изъявленное ими и взаимно принятое. Возмездные Договоры суть: мена силой коея дает кто-либо собственную свою вещь другому с тем чтоб сей последний дал ему другую, о коей условились. Купля продажа есть тоже что мена с той только разницей, что за вещь даются деньги а не другая вещь. Наем, силой коего отдается вещь на употребление до срока или постановляется совершение какой-либо услуги или службы за условленную плату. Товарищество, силой коего несколько лиц обязываются содействовать себе взаимно для приобретения общей прибыли. Ростовой Заем то есть Заем соединенный с условием платежа роста (процентов) за отчужденную на время собственность и Сделка к коей также принадлежит примирение. — Невозмездные Договоры суть: Дарение, которое есть щедрость, оказанная кому-нибудь без всякой обязанности. Ссуда, силой коей дается кому-либо вещь неиздерживаемая употреблением с тем чтобы по прошествии условленного срока или по окончании определенного употребления оную же отдать ее хозяину. Заем простой различествующий от Ростового единственно тем что в простом не требуется Роста и Сохранный Договор, который состоит в согласии двух лиц между собой в силу коего дает одно лицо другому какую-либо вещь на сбережение или сохранение с тем чтобы оную на востребование ее хозяина немедленно отдать. — Обеспечительные Договоры суть: Уполномочие, силой которого препоручает кто-либо другому производство собственных своих Дел вместо себя. Залог, силой коего обеспечивается Заимодавец в отчужденной им на время собственности своей. Заказ, силой которого обязывается кто-либо сделать для другого какую-нибудь вещь по сделанному условию, после исполнения сего договора следует обыкновенно купля продажа и Поручительство, силой коего принимает кто-либо на себя долг выполнить обязанность другого на тот случай, когда бы сей последний не был в состоянии или не хотел бы выполнить оной.

Глава Десятая содержит законы об Инностранцах касающихся: 1) предметов Нравственных, 2) предметов Вещественных, 3) сношений с Правительством и 4) Сношений с частными Людьми. По всем сим предметам и делам должна сия Глава определить в чем состоят обязанности Инностранцев, в каких статьях имеют они обязанности равные с Гражданами и в каких различествуют сии обязанности. Частные предметы сей Главы соответствуют содержанию прежних Глав. — Представив таким образом краткое изложение о содержании Гражданского судебника обращаюсь теперь к замечаниям относящимся до Законов Уголовных.

Преступления суть как выше было сказано Деяния, которыми члены Гражданского общества могут нарушать обязанности свои и права ближних; Из сего однако же не следует заключить чтобы всякое деяние законам противное было преступление ибо деяние без воли не мо.жет быть признано преступлением а воля без деяния не может подлежать наказанию. Преступление следовательно состоит в нарушении Закона соединенном с волей оной нарушить. Воля есть та способность посредством которой человек решается действовать по влечению страстей и приговорам рассудка, следовательно надобно желать и понимать дабы иметь волю.

Из этого следует
1) что Поступок вольный есть тот, который сопровождаем бывает с познанием цели н сопряженных с оной обстоятельств и последствий а что поступок невольный есть тот, который происходит от принуждения или незнания и что одни вольные деяния Законам противные должны быть признаны преступлениями; почему случайное деяние (accident) n не должно быть признано преступлением. Таковое деяние противопоставляется преступлению в совершенной уверенности что соделавший оное во все не знал и не мог знать какие последствия поступок его будет иметь.

2) Проступки невольные бывают двух родов: вовсе невольные и сложно невольные. Вовсе невольные суть те, при коих совсем воли не существует или при коих она вовсе действовать не может и которые следовательно ни в каком отношении ни малейшим наказаниям подлежать не должны. Сложно же невольные поступки суть те, при коих воля существует и действовать может но столь сильным образом подлежит постороннему влиянию что совершенно от оного Зависит и свобода ее оным совершенно ограничивается.

— Поступки вовсе невольные разделяются на два вида: такие при коих совсем воли не существует и такие при коих она действовать не может. Первые производятся людьми не имеющими свободной воли как то детьми, сумашедшими, малоумными и тому подобными. Вторые производятся людьми не знающими велений Законов или принужденными к чему-нибудь насильственными средствами когда действуют они уже единственно в виде орудий. Поступки сложноневольные разделяются также на два вида: такие при коих воля ограничивается принуждением и такие при коих она ограничивается незнанием. Первые производятся в тех случаях когда Человек находится в необходимости из двух зол выбрать одно. В сем выборе он волен а посему и не должен он подлежать наказанию если выбрал меньшее но если выбрал большее то он виновен в том что не меньшее выбрал. При сем случае должно заметить что Гражданские Законы должны стараться внушать нравственное Совершенство, но не должны требовать оного от Граждан и не должны наказывать того который не имеет довольно силы дабы до сего совершенства достигнуть. — Вторые производятся в нетрезвом виде, когда Человек временно лишился своего рассудка и не знает что делает. Поступки в таковом состоянии суть истинно невольные, но поелику каждый знает последствия излишнего употребления горячих напиток, то и должно признать виновным того который в нетрезвом виде делает какое-нибудь преступление тем более что пьянство есть само собой порок и разврат и что трудно бы было доказать преступнику что он не был в нетрезвом виде. Поступки сего рода составляют границу между вольными и невольными и потому участвуют в сущности тех и других.

3) Во втором замечании было сказано о Деянии без воли теперь же надлежит говорить о воли без Деяния. Одна воля без изъявления оной не есть преступление и потому не может никто быть наказан за одни зловредные мысли или намерения не приведенные в исполнение ибо преступление есть нарушение обязанностей своих и прав ближних, но мысль или намерение без исполнения ничего не нарушает и потому не есть преступление. Коль скоро же воля зловредная изъявляется каким-нибудь образом то надлежит рассмотреть качества поступка изъявляющего оную волю. Если эти качества суть такого рода что допускают еще перемену воли и заключают в себе возможность от зловредного намерения отстать или что сами собой не суть поступки Законами запрещенные, то такое изъявление зловредной воли не должно подлежать наказанию наравне с самим исполнением оной, например слова, угрозы, письма, приготовления и тому подобное. Сии поступки должны быть наказаны как Законом противные по собственной своей важности а не наравне с преступлениями на коих они намекают и для коих они служат так сказать предварением, введением или предисловием. Но если Качества изъявленной воли суть такового рода что не допускают перемены воли, заключают в себе неизменную решимость и невозможность отвратить преступление тогда изъявление зловредного Намерения должно быть наказано наравне с самим преступлением тем более что наказание не есть мщение но пример долженствующий удержать других от подобных деяний. О сем будет в последствии более говорено.

До сих пор было рассуждаемо о деяниях невольных, теперь же приступим к рассмотрению Вольных деяний Законам противных при коих надо различать Качество преступления и степень преступления. Качества соответствуют нарушенным обязанностям и правам а Степени соответствуют количеству и роду действовавшей злостной воли. Различие преступлений на счет предметов составляет их качество различие оказавшейся злостной воли составляет Степень оных. При сем надобно заметить что одно и тоже преступление может быть совершаемо при различной степени злостной воли и что наказание должно ответствовать не только качеству но и степени преступления. Наперед буду я говорить о качествах на коих основано разделение Уголовного Судебника на части, разряды или Главы а потом о Степенях. Касательно качеств суть Преступления деяния, вредящие или существованию или благоденствию Государства и его частей. Посему и разделяются они на два главные рода из коих первый касается существования а второй благоденствия Государства и его частей. — Преступления касающиеся Существования имеют в виду или Существование естественное и общественное вместе или только одно Существование общественное. Преступления первого качества касаются или всего Гражданского общества вообще или членов оного, то есть разных лиц. Преступления второго качества касаются или образования и устройства Правительства или общественного состояния Граждан. Что касается до Преступлений вредящих Благоденствию то надлежит заметить что они нарушают или частное или Общественное благоденствие. Первые имеют в виду или Собственность Граждан: нравственную и вещественную или частные Сношения Граждан между собой в семейном и договорном отношении или наконец определяют случаи в коих Инностранцы подлежат общим карательным постановлениям и в коих делаются для них изменения или исключения. Вторые суть деяния противные постановлениям имеющим в виду общественное благоденствие и для этой цели повелевающим или Запрещающим что-нибудь делать. Они касаются или безопасности или благосостояния: внутренней или внешней безопасности, Вещественного или Нравственного, Народного или наконец Правительственного Благосостояния. На сем основании должен Уголовный Судебник состоять из 20 Глав следующего содержания:

0

12

Глава 1-я Общие Рассуждения как в Гражданском судебнике

Существование купно естесственное и общественное

глава 2.- Преступления против существования всего Гражданского общества или государства. (измена, междоусобие,
война против отечества и: т:д:)    

СУЩЕСТВОВАНИЕ ГОСУДАРСТВА

Глава 3.- Преступления против существования членов Гражданского общества или лиц частных (побои, увечья. убийства и: т:д:)
Существование общественное

Глава 4.- Преступления против образования и Устройства Правительства
Глава 5.- Преступления против общественного Состояния Граждан. Собственность
Глава 6.- Преступления против Собственности Нравственной (нарушение чести, введение соблазна, искоренение Добродетели и: т:д:) Частное благоденствие

БЛАГОСОСТОЯНИЕ ГОСУДАРСТВА

Глава 7.- Преступления против Собственности Вещественной (обман, Воровство, Лихоимство и: т:д:)
Частные Сношения

Глава 8.- Преступления против Семейных Сношений (незаконные браки, прелюбодеяние, незаконные поступки
родителей, детей и опекунов)

Глава 9.- Преступления против Договоров (Нарушения и неисполнения оных, злостные Должники и: т:д:)

Внутренняя безопасность
Глава 10.- Преступления Инностранцев
Глава 11.- Преступления против Судебного Порядка
Глава 12.- ----- Благочинного Порядка Внешняя безопасность
Глава 13.- ----- Сохранения Внешней Безопасности (сношения с другими Народами, незаконные действия послов и: т:д:)

Общественное благоденствие

Глава 14.- Преступления по Военной части
Глава 15.- ----- Морской --

Вещественное благосостояние

Глава 16.- Преступления против Народного Хозяйства
Глава 17.- ----- Государственного Скарба
Глава 18.- Преступления по предметам Духовным

Нравственное благосостояние

Глава 19.- ----- Просвещения
Глава 20.- ----- Грамотным (сюда же принадлежит и порядок Делопроизводства)

Касательно Степени разделяются преступления на два рода: Первые заключают в себе нарушение Закона соединенное с намерением нарушить оный: на пример напасть на человека и убить его. Вторые заключают в себе нарушение Закона без прямого намерения нарушить оный но соединенное с намерением подвергнуть себя опасности Закон нарушить, на пример в многолюдной улице выстрелить по бегущему зайцу и нечаянно попасть в проходящего Человека. Поступки первого рода имянуются преступлениями, второго рода проступками. Первые должны быть как то само собою разумеется, гораздо сильнее наказаны нежели вторые ибо содержат высшую степень злостной воли. С оными Степенями должны всегда наказания быть соображены. Но поелику каждый проступок и каждое преступление сопровождаемы бывают различными и особенными оттенками злостной воли, коих всех исчислить нет возможности, то и разделим мы каждый проступок и каждое преступление на три особенные Степени. Три Степени проступка будут следующие: Вышняя, когда из обстоятельств дела видно что возможность нарушить Закон при достижении какой-нибудь цели превышает возможность достигнуть желаемой цели без сего нарушения. Средняя, когда сим две возможности равны или очень мало разнствуют. Низшая наконец когда возможность достигнуть какой-нибудь цели без нарушения Закона превосходит возможность нарушить Закон при достижении желаемой цели. Три Степени Преступления суть следующие: Низшая, когда причина побудительная чрезвычайно велика то есть когда преступление совершается при сильном волнении Страстей. Средняя, когда причина побудительная очень слаба, то есть когда преступление совершается с хладнокровием, и рассудком. Вышняя наконец, когда вовсе не существует побудительной причины или когда преступление сопровождаемо бывает с жестокостью. Принимая сие разделение за основание и различая в преступлениях Качество и Степень легко может Законодатель решить все вопросы касающиеся соумышленников или соучастников какого-нибудь злодеяния. Все те, которые содействовали нарушению Закона будут признаны виновными но не все в ровной степени; ибо хотя и все они учавствовали в сем нарушении но не все показали одинаковую злость в избрании средств. Таким образом могут быть подведены под общие правила все обстоятельства увеличивающие или уменьшающие значение каждого противозаконного Поступка, и могут быть найдены или употреблены две меры из коих одна будет показывать относительную ценность различных преступлений между собою а другая будет показывать различие одного и того же преступления в отношении к сопровождавшим оное обстоятельствам: первая будет состоять в вреде который обществу причиняется нарушением какого-нибудь Закона; вторая в злости с коею вред причиняется. Из сего явствует что Законодатель должен для каждого проступка и каждого преступления определять три различные наказания по соображению различных Степеней злостной воли действовать могущей. Сверх того должен он делать разницу между преступлениями частных людей и преступлениями Чиновников и рассматривать сии два рода особенно. Теперь надлежит говорить о Наказаниях.

Законы повелевают и запрещают посредством награждений и Наказаний, которые следовательно в полной мере должны ответствовать подвигам и преступлениям. Из сего явствует что Наказания не должны быть Законами определяемы произвольным образом и что никогда не надлежит упускать из виду следующие основные правила:

   1.      Наказание не есть Мщение ибо мщение есть страсть а закон должен иметь целью ставить преграды страстям и не быть следовательно сам изречение страсти. К тому же имеет Закон в виду Определяя наказание, общество а не преступника, благо общественное а не частную ненависть, пример для будущего а не мщение за прошедшее, а посему и состоит вся цель Законов, при определении наказаний, единственно в том, чтобы удержать других людей от подобных преступлений, исправить если возможно самого преступника и поставить его в невозможность нарушать впредь спокойствие и благоденствие общества и частных Людей. Из сего явствует что между Наказаниями надлежит всегда выбирать такие, которые будучи соразмерны преступлению производят самое сильное впечатление на других людей и заключают между тем самое меньшее количество страдания для преступника. Наказание будет соразмерно преступлению, когда страдание оным произведенное будет немного превышать благо которого преступник от своего деяния ожидал. Всякая строгость превышающая сию Степень есть бесполезна, несправедлива и зловластна. Законодатель, говорит Платон, должен поступать не как жестокий властелин но как добрый отец.

   2.      Первая обязанность каждого человека состоит в сохранении своего бытия. От сей обязанности истекает право наказывать тех, которые нарушают сие бытие. Сие право однако же распространяется единственно на деяния необходимые для отвращения зла нам угрожающего. По сей причине имеет каждый частный Человек право убить того который стремится лишить его жизни если не имеет других средств для своего спасения. Но Гражданское общество и Правительство имея всегда другие средства для спасения Государства или Граждан от покушений частных людей не имеет права какого бы то ни было преступника наказать смертью ибо в сем отношении все то есть бессовестно и зловластно что преступает границы необходимости. К тому же надобно еще и то сказать что Всезнание не принадлежит к качествам смертных и что следовательно нет такового случая в котором человек а посему и судья не мог бы ошибиться признавая человека преступником и налагая на него наказание. Из сего явствует что всякое наказание должно быть налагаемо таким образом чтобы возмездие, вознаграждение или удовлетворение были возможны. Смертная же Казнь соделывая всякое возмездие совершенно невозможным по одной уже сей причине никогда не должна быть употребляема. Хвала Российскому Правительству постигшему великую сию Истинну

   3.      Наказания должны быть одинаковы для всех состояний и всех сословий без изъятия хотя против этого правила и говорят что одинаковое наказание для человека образованного и человека без воспитания будет большее страдание для первого нежели для второго. Но изъясненное здесь правило основано на трех причинах: во-первых: Род наказания должен ответствовать роду преступления а не состоянию преступника ибо преступление есть произведение злых качеств человека а не причисления его к тому или другому сословию, во-вторых: одинаковое преступление соделанное человеком образованным и человеком без воспитания заставляет предполагать более разврата и более унижения в первом нежели во втором, а следовательно и должен первый быть наказан сильнее Второго. — В-третьих: Цель наказания не есть страдание преступника но удержание других от подобных деяний а посему и должно наказание быть соображено преимущественно с действием оного на других людей. Из чего и явствует необходимость чтобы за одинаковые преступления налагаемы были одинаковые Наказания тем более что нет возможности сообразить наказание с степенью чувствительности преступника и что люди даже одного сословия столь же различны относительно сей чувствительности сколь и Люди различных Сословий.

   4.      Наказание должно быть неизбежно, всенародно и последовать как можно скорее после преступления. — Ничто не будет столь сильно от преступления удерживать как уверенность в неизбежности наказания: ибо самое даже малозначущее страдание коего нет возможности отвратить действует сильнее на людей нежели страх перед большим страданием соединенный с надеждою оному не повергнуться. Вот причина, почему никогда не должны бы преступники быть прощены тем более что таковое прощение имеет два пагубные последствия: во-первых то что возбуждая надежду на ненаказанность уничтожает сильнейшую преграду нарушению законов а во-вторых то что таковым примером дает совершающемуся наказанию вид пристрастия и злобы а не правосудия. — Всенародно должно быть наказание как то само собою разумеется потому что оно устанавливается единственно для примера как то выше было пояснено. — Время протекающее между преступлением и наказанием должно как можно быть короче и продолжаться единственно столько сколько нужно для точного и правильного Судопроизводства. Исполнение сего правила имеет два благодетельные действия: во-первых оно не дает времени охладеть в согражданах чувству ненависти и против преступника и дает следовательно Правительству истинный вид правосудия а во-вторых оно таким образом соединяет понятие о преступлении с понятием о наказании что последнее может быть одним только непременным следствием первого и произведением не власти Правительства но самого деяния преступника. В противном же случае возбуждает страдание преступника сожаление и милосердие и действует на умы не так как наказание но только как зрелище. Для сего должны быть Законы милосерды а судьи непреклонны и только справедливы.

   5.      Жестокость в наказаниях имеет самые вредные последствия: ибо заставляет преступника прибегать к сильнейшим средствам дабы оное избегнуть и для того совершать несколько преступлений дабы не подвергнуть себя наказанию определенному для одного. Чем жесточее наказания тем жесточее делается и сам Народ для которого они употребляются а следовательно и не производят они не только никакой пользы но даже напротив того унижают народную Нравственность, жестокость наказаний производит еще тот большой вред что вводит частое прощение или неисполнение карательных постановлений и сим средством заменяет голос Закона самовластным действием Членов Правительства и справедливость правосудия пристрастием судей. — При этом надлежит заметить что жестокость наказаний менее действует на умы нежели продолжительность оных и что большая часть самых ужасных злодеев всегда предпочитать будет смерть тяжкому и пожизненному заключению. Сильные потрясения приводят в ужас но не действуют долго между тем как страдание небольшое но продолжительное действует несравненно сильнее и отвращает следовательно более от преступления. Из сего явствует что жестокие наказания могут быть с истинной пользою заменены другими менее ужасными и что только то наказание справедливо которое необходимо. —

   6.      Есть такие преступления, которых Законы никак не должны наказывать потому что такое наказание было бы совершенно или бесполезно или несправедливо: например самоубийство. — Преступление есть нарушение обязанностей своих и прав ближних. Самоубийство же ни чьи не нарушает права а свои обязанности нарушает самоубийца единственно в отношении к создателю, который сам его всегда и будет знать как уже после смерти он должен его наказать. — Наказание за таковое преступление совершенно бесполезно для удержания других от подобного поступка: ибо человек решившийся оставить сей свет не будет удержан страхом перед наказанием которое последует на мертвом его теле, несправедливо же оно потому что падает не на преступника но на несчастное его семейство. Кончаю сию статью о наказаниях общим замечанием что некоторые неправильные понятия законодателей о пользе общественной суть главнейший источник заблуждений и несправедливостей существующих в постановлениях ими делаемых. Сии неправильные понятия заключаются главнейше в том что более обращают внимания на частные нежели на общие неудобства; что хотят чувствам повелевать на место того чтобы их возбуждать; что жертвуют многочисленными истинными выгодами для какого-нибудь маловажного неудобства и готовы бы были отнять у людей огонь потому что от него иногда происходит пожар или воду потому что в ней иногда тонут; что не умеют отыскивать других средств для предупреждения зла как совершенное уничтожение того предмета коего опасаются; что хотят многочисленное количество существ чувственных привести в стройность и единообразие могущие находиться единственно в предметах неодушевленных и вещественных; что предпочитают слово делу и отделяют благо общее от блага Частного. —

Изложив таким образом общее понятие о Законах вообще и о содержащихся в Государственном судебнике в особенности надлежит теперь говорить об учреждениях посредством которых действует судебная Власть то есть о судебных местах а потом о порядке коим она устраивает свое действие то есть о Судопроизводстве. Начнем с Судебных мест.

0


Вы здесь » Декабристы » ИСТОРИЯ ДВИЖЕНИЯ. ОБЩЕСТВА. ПРОГРАММЫ. » Из тетрадей П.И. Пестеля.