Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » Декабристы. » Пестов Александр Семёнович.


Пестов Александр Семёнович.

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

АЛЕКСАНДР СЕМЁНОВИЧ ПЕСТОВ

(1802 — 25.12.1833).

Подпоручик 9 артиллерийской бригады.

Отец — помещик Александрийского уезда Херсонской губернии, коллежский советник Семён Пестов, совершенно разорён.

Воспитывался дома, учителя Пьер, Финк, фон Берг и Дунальштет, учился также у Александры Кузнецовой.

В службу вступил юнкером в 50 батарейную роту 26 артиллерийской бригады — 8.3.1816, переведён в 5 резервную батарейную роту — 18.4.1817, бригада переименована в 9 артиллерийскую бригаду — 20.5.1820, прапорщик с переводом в 1 батарейную роту — 18.6.1820, подпоручик — 16.4.1824, бригадный квартирмейстер — 26.10.1824.

Член Общества соединённых славян (1824).

Приказ об аресте — 19.1.1826, арестован и доставлен из Александрии Херсонской губернии в Петербург на главную гауптвахту — 5.2; 7.2 переведён в Петропавловскую крепость («посадить по усмотрению и содержать строго») в №9 Невской куртины, 2.3 показан там же в №30.

Осуждён по I разряду и по конфирмации 10.7.1826 приговорён в каторжную работу вечно.

Отправлен в Шлиссельбург — 29.7.1826, срок сокращён до 20 лет — 22.8.1826, отправлен в Сибирь — 2.10.1827 (приметы: рост 2 аршина 6 1/2 вершков, «лицом чист иссмугла, волосы на голове и бровях тёмнорусые, глаза голубые, нос посредственный, на правом боку выше титьки родимое пятнышко, на правой руке ниже плеча от прививной оспы пятно»), доставлен в Читинский острог — 20.12.1827, прибыл в Петровский завод в сентябре 1830, срок сокращён до 15 лет — 8.11.1832.

Умер в Петровском заводе.

У него 5 братьев и 2 замужние сестры.

ВД, V, 317-343; ГАРФ, ф. 109, 1 эксп., 1826 г., д. 61, ч. 41.

0

2

Алфави́т Боровко́ва

ПЕСТОВ

  Подпоручик 9-й артиллерийской бригады.
Принят в Славянское общество в 1824 г. и дал клятву не щадить жизни для восстановления свободы. Был на втором совещании у Андреевича, где Бестужев-Рюмин говорил речь о выгодах республиканского правления, и вместе с прочими, по требованию Бестужева, клялся на образе в готовности разделять действия общества. Находился при назначении заговорщиков на жизнь покойного государя и вместе с Горбачевским и Спиридовым, отмечавшими оных на списках, подал руку свою Бестужеву и был включен в число цареубийц. Уличался в том, что был начальником (членов) округа [sic!] артиллерии 9-й дивизии, угрожал смертию тому, кто подаст малейшее подозрение в отречении от общества, и знал о предположении начать действия в 1826 году истреблением императора и всех, кто воспротивится тому.

По приговору Верховного уголовного суда осужден к лишению чинов и дворянства и к ссылке в каторжную работу вечно.
Высочайшим же указом 22 августа повелено оставить в работе на 20 лет, а потом обратить на поселение в Сибири.

0

3

ДЕКАБРИСТ АЛЕКСАНДР ПЕСТОВ

 

Александр был молод, к моменту восстания на Сенатской площади, ему не исполнилось и двадцати пяти лет. Юные годы и офицерская служба протекали на юге Украины. Прославился своими радикальными взглядами, входил в Общество соединенных славян, за что был осужден «по первому» разряду, как и более известные декабристы.

 

В силу вины ему было поставлено 6 пунктов, среди которых были такие: “1-е. - Пестов был членом Тайнаго Общества Соединенных Славян, дал клятвенное обещание не щадить живота своего для возстановления Свободы. Целию сего Общества было Соединение всех Славянских Народов под Конституционное Правление; средством же размножение Членов. ... 4. - Правил и начертаний Южнаго Общества он ни каких не ведал, кроме Государственнаго Завета, коим предположено было уничтожить в России все сословия и зделать одно гражданское, разделив Правление на Государственный Совет и вечу”. Но главное, в чем обвинялся Пестов, содержалось в 5-м пункте – “В балагане у Сергея Муравьева, Пестов, вместе со Спиридовым и Горбачевским, дал Бестужеву-Рюмину руку, в знак согласия на зделанное ему поручение посягнуть на жизнь покойнаго Государя”.

 

Вот как голосовали за наказание А. Пестова члены следственной комиссии: “50 членов полагают: по лишении чинов и дворянства казнить смертию: 4 чл[ена]: по 9[-му] разряду, лиша чинов и дворянства, сослать в Сибирь; 3 чл[ена]: четвертовать; 1 чл[ен]: наказать политическою смертию; 1 чл[ен]: расстрелять; 1 чл[ен]: по 2-му разряду казнить смертию; 1 чл[ен]: по 3[-му] разряду казнить смертию; 1 чл[ен]: по 4[-му] разряду сослать временно в каторгу, а потом на поселение. Итак, большинством голосов (53) приговаривается Пестов к смертной казни...”.

 

Но потом Указом царя Верховному уголовному суду было предписано в “силу законов и долг правосудия желая по возможности согласить с чувствами милосердия, признали мы за благо определенные сим преступникам казни и наказания смягчить ...”. Преступников первого разряда к смертной казни осужденных, среди которых был и Пестов, “ даровав им жизнь, по лишении чинов и дворянства, сослать вечно в каторжную работу”.

 

А. Пестов был первым декабристом, который ушел из жизни, отбывая наказание в Сибири. Сходив в баню перед Рождеством, Александр простудился и, возможно, занес инфекцию. Нарыв, который возник у него на спине, воспалился и очень быстро перешел в гангрену, случилось “острое заражение крови”. К сожалению, спасти его не смогли. Он скончался в окружении товарищей на руках своих близких друзей М. Бестужева и Н. Басаргина. Последний так написал о его кончине: “...я получил записку Вольфа, который извещал меня, что Пестов при смерти, что у него карбункул и начался уже антонов огонь в спинной кости. Я побежал домой и застал больного в совершенной памяти, но ужасно слабым. Ему не говорили об опасном его положении, и вечером, часу в 12, он скончался... мы оплакали его и похоронили приличным образом на погосте Петровской церкви... Он первый из нас явился к пятерым казненным нашим товарищам»” .

 

Изначально могила Пестова была выложена камнями и залита раствором, а сверху установлена чугунная плита с надписью. Первый раз ее осквернили где-то в 20-30 годы после революции – выковыряли плиту. Потом она была восстановлена. Но в 90-е случилось то же самое – плиту снова украли любители легкой наживы. Благодаря спонсорам сейчас она возобновлена. Изготовил ее русский художник Н.М.Полянский, известный многими работами о декабристском движении и пребывании осужденных в ссылке. Среди них - «Кончина А. Муравьевой» (1987 г.), «Последний путь А. Муравьевой» (1974 г.), «Похороны А.С. Пестова» (1974 г.), «Зерентуйский заговор» (1976 г.) и другие.

 

ДВОРЯНЕ ПЕСТОВЫ НА АЛЕКСАНДРИЙЩИНЕ

 

Семейство дворян Пестовых на Александрийщине началось с Семена Семеновича Пестова. Родился он в Петербурге в 1763 году. Отец его служил в Преображенском полку, а потом переехал в Москву. Кроме Семена, он имел еще сыновей Ивана, Федора, Василия и дочь Марию.

 

В 1776 Семен Пестов поступил в Московский университет сначала на казенное содержание, а потом произведен в студенты. Он был любим как товарищами, так и преподавателями. Об этом свидетельствует его обширная переписка по научным и философским вопросам уже после окончания университета. Во время учебы писал стихи.

 

В 1783 году он переехал в Петербург и поступил на службу в Сенат в чине кол. регистратора. С 1786 – губернский секретарь. Тут его литературные способности развились еще более - в «Беседующем гражданине» были помещены его стихи «Камень, сказка» (Ч. 1), рондо «Умы», «Чем отличается начальник от подчиненных, станс», «Песнь моему блаженству» (Ч. 2), «Диоген и юный Критон, или Наставническая беседа», «Песнь моей красавице», «Стихи на кончину набитого деньгами кошелька» и «Надгробие кошельку» (Ч. 3).

 

В последующие годы он служил в Курске, Екатеринославе, снова Петербурге, Каменец-Подольском, Киеве, Нижнем Новгороде, Херсоне. Последняя его должность – председатель Херсонского уголовного суда со статусом коллежского советника и кавалера ордена Св. Владимира 4 степени.

 

А в конце 1808 года С. Пестов подал в отставку и поселился сначала в приобретенном им вблизи Елисаветграда имении Высокие Байраки, а с 1819 года постоянно жил вместе с семьей в имении жены Пантазиевке Александрийского уезда. Жена его Мария Алексеевна была из известного сербского рода Пантазиев, пострадавшего еще на Балканах от турецких набегов. Ее отец А.И. Пантазий (на то время – богатый александрийский помещик) был одним из первых переселенцев в Новой Сербии и его жизненная история тоже очень интересна, но это – отдельная тема.

 

Выйдя в отставку, Пестов наконец-то смог отдаться своим любимым занятиям – музыке, чтению, переписке с друзьями и знакомыми. В первой четверти XIX в. библиотека Пестовых была одним из лучших частных книжных собраний в Новороссии. Он часто гостил у своих многочисленных родственников и друзей (в частности, у М.М. Сперанского и Н.Н. Новосильцева) в обеих столицах. География его передвижений поражает – как до отставки, так и после нее. Не многие наши современники могут таким похвастаться, даже учитывая отличные от того времени средства передвижения.

 

Кроме стихов и драм на мифологические сюжеты, С. Пестов писал ежедневно до конца жизни свои записки (в основном, в Пантазиевке). К сожалению, они не опубликованы, но его правнуком был издан «Алфавитный указатель личных знакомых и друзей С.С. Пестова, о которых он упоминает в записках своих с 1786 по 1827 г.г.» (Александрия, 1915), представляющий ценнейший источник для генеалогических разысканий. В предисловии внук указал на то, что начаты записки были еще “в 1784 году в форме случайных записей – мемуаров, но затем, все больше и больше, стали приближаться к форме дневника, а к концу XVIII века превратились в дневник, ежедневно, без перерывов, веденный им до конца жизни; последняя запись в нем сделана была 24 ноября 1827, за три дня до его смерти. Каждый день начинался метеорологическими замечаниями, затем обстоятельно излагались все события дня, записывался приход и расход, а в конце шли рассуждения о текущих государственных и местных делах, о прочитанных за день книгах и на темы отвлеченные, философо-мистические”.

 

Все дети Пестовых, скорее всего, родились в Пантазиевке. Сыновья Семен и Николай в 1820 году были офицерами конной артиллерии; Александр в 1825 году - подпоручик 9-й артиллерийской бригады, бригадный квартирмейстер, декабрист; Алексей - корнет Серпуховского уланского полка, умер в Персидском походе; самым младшим был Григорий. Кроме сыновей еще было и две дочери.

 

Арест в Пантазиевке (по некоторым данным – в Александрии, но, скорее всего, был доставлен сначала в центр уезда, а потом оттуда - в Петербург, на Главную гауптвахту) его сына Александра, участника общества «Соединенных славян», вызвавшегося быть цареубийцей и приговоренного 10 июля 1826 года к пожизненной каторге, подкосил отца. Вторым ударом для него стала смерть сына Алексея, скончавшегося в 1827 году от ран во время Персидского похода. 27 ноября (по старому стилю) 1827 года С.С. Пестова не стало, и похоронен он был в Пантазиевке, но где находилась могила, неизвестно.

 

О ПОРТРЕТЕ АЛЕКСАНДРА ПЕСТОВА

 

Один из одесских краеведов Валентин Константинов, исследуя некоторые моменты жизни декабристов, узнал, что в Одесском архиве хранится письмо (заявление) дочери родного брата А. Пестова Марии Григорьевны Пестовой, присланное в Одесское отделение Всесоюзного общества политкаторжан и ссыльнопоселенцев в декабре 1926 года, в котором она упоминает о том, что после смерти Александра друзья прислали его матери портрет декабриста, написанный кем-то из товарищей в ссылке. Кроме портрета была прислана художественная тарелка и небольшая картина работы Пестова. В последний раз она видела портрет в 1916 году в апреле, когда гостила у брата Семена в Пантазиевке. Он висел в кабинете. Племянница декабриста просила общество помочь ей найти портрет, чтобы отправить его в Музей декабристов.

 

Поиски в архивах Одессы и Херсона ничего не дали и В. Константинов решил таки ехать в Пантазиевку. Это было в начале 90-х годов прошлого столетия. Он встречался с людьми, которые еще могли помнить владельцев села. Старожилы утверждали, что они не были злыми, жестокими, в неурожайные годы помогали крестьянам.

 

Дом Пестовых не сохранился, его начали разрушать и грабить еще в революцию. Один из старожилов помнил, что дом был в два этажа, большой, красивый. “С фасада – большой балкон, на который помещик выходил для бесед с крестьянами-просителями. Вокруг дома – ограда, вместо ворот - арка. Другая арка находилась метров за двести до ограды. К усадьбе вела аллея вековых дубов. Такая же аллея пролегала от дома к пруду”.

 

К сожалению, портрет декабриста так и не был найден, и мы можем представить его лицо только по описанию из следственного дела. В. Константинов предполагал, что портрет, который остался неизвестным, создан художником-декабристом Николаем Бестужевым. Кстати, в Историческом музее Москвы и музее Революции в Петербурге хранятся несколько его работ карандашом, сепией и акварелью, изображающих Петровский завод, церковь и кладбище с могилами А.Г. Муравьевой и декабриста А.С. Пестова.

 

ДОКУМЕНТЫ ПЕСТОВЫХ В АРХИВАХ

 

Известно, что родовой архив Пестовых в 1918 передан в ЦГИА Украины (ф. 779). Но дневники в нем отсутствуют. Возможно, они, как и наиболее ценная часть архива и библиотеки, были оставлены в семье, члены которой жили после революции сначала в Петрограде, потом в Новгороде.

 

После смерти С.С. Пестова главным в роду оставался один из его сыновей, брат декабриста Григорий Семенович Пестов (1817-1880). Тоже довольно яркая личность в истории нашего края. Он числится в списке выпускников Императорской Николаевской военной академии за 1843 год. В 1858 году упоминается в одной из “ревизских сказок” как помещик Пантазиевки, Генерального Штаба подполковник, владелец “мужского и женского пола дворовых людях и крестьянах”. Как и отец сменил несколько мест службы. Был одним из авторов “Военно-статистического обозрения Херсонской губернии” (1849).

 

Следующими владельцами Пантазиевки стали сыновья Григория Пестова – Семен (род. 1849, статский советник, товарищ прокурора Одесского судебного округа) и Алексей (корнет). Об этом, например, свидетельствует “Геометрический специальный план земли с. Пантазиевки” за 1887 год. Один из последних владельцев села – его внук Семен Семенович (род. 1896). Восстановление последующей родословной Пестовых еще требует изысканий в архивах.

***

 

Благодаря нашему земляку А.В. Пивовару, которому удалось скопировать в РНБ “Алфавитный указатель личных знакомых и друзей С.С. Пестова, о которых он упоминает в записках своих с 1786 по 1827 г.г.», скоро выйдет в свет переизданный вариант указателя. К выпуску его готовят, кроме Анатолия Васильевича, и краеведы Кировограда и Александрии. В книге будет также и опись фонда Пестовых в ЦГИА Украины. Там, кроме прочего, – материалы о генеалогии дворянства, родословной семьи и обширная переписка ее представителей с 1794 по 1917 года. Это – бесценный материал для будущих исследователей.

 

Н. Жахалова

0

4

Сергей КОМАРИЦЫН

Статский советник

180 лет назад летом 1833 года в типографии Московского университета была напечатана первая краеведческая книга о нашем крае “Записки о Енисейской губернии Восточной Сибири 1831г.”

Её автором был ближайший соратник первого енисейского губернатора А. П. Степанова Председатель Енисейской Казённой Палаты статский советник (чин V класса, равный генералу) Иван Семёнович Пестов. По екатерининскому учреждению о губерниях председатели Казённых Палат назначались верховной властью и в случае болезни или отсутствия губернаторов исполняли их обязанности (потом это стали делать предводители дворянства и вице-губернаторы). На Казённую Палату замыкалось всё казённое управление; она заведовала государственным имуществом, строительством, финансами и т. п. (с годами полномочия палаты неуклонно сужались, и к 60-м годам XIX века она потеряла своё первоначальное значение). То есть Иван Пестов занимал должность что-то вроде нынешнего председателя краевого правительства.

Он происходил из древнейшего, восходящего к XV веку дворянского рода. Его пращур Дмитрий Фёдорович Пестов записан в “тысячной” книге лучших дворян и детей боярских. Но постепенно кроме столбового дворянства у Пестовых практически ничего не осталось. Отец И. С. Пестова Семён Семёнович при Елизавете Петровне служил в нижних чинах в Преображенском полку, вышел в отставку, переехал в Москву и женился на Анне Ивановне Бобровой. У него было четыре сына — Семён, Иван, Фёдор, Василий и дочь Мария. Семён и Иван внесли довольно заметный вклад в российскую историю. Семён Семёнович-младший считается поэтом-демократом пушкинской эпохи, хотя это не совсем верно — обличительные сатирические стихи он начал писать ещё студентом Московского университета, где по бедности учился за казённый счёт, а издавал их Николай Иванович Новиков за 17 лет до рождения Пушкина.

Семён Семёнович участвовал в “Обществе друзей словесных наук”, которое возглавлял его друг и однокурсник Михаил Иванович Антоновский (одним из идеологов общества был первый русский революционер Александр Радищев); печатался в журнале “Беседующий гражданин” (негласным соиздателем Антоновского был опять же Радищев). То есть Семён Пестов был, как это раньше называлось, “представителем передовой части русского общества”, обличал бюрократию, начальство, крепостнические порядки.

Его сын Александр оказался ещё радикальнее, это одна из символических фигур декабристского движения. Подпоручик Александр Пестов, юный член “Общества соединенных славян” после восстания на Сенатской площади был осуждён по первому разряду — к смертной казни “отсечением головы” (всего было 11 разрядов, и пятеро основных фигурантов проходили по делу вне разряда). Из 62 членов Следственной комиссии 53 высказались за смертный приговор (трое из них были за четвертование). Среди предъявленных ему обвинений главным было такое: “В балагане у Сергея Муравьёва Пестов вместе со Спиридовым и Горбачевским дал Бестужеву-Рюмину руку в знак согласия на зделанное ему поручение посягнуть на жизнь покойнаго Государя”. Он действительно вызвался стать цареубийцей. Позже Николай I своим Указом заменил осуждённым по первому разряду сметную казнь вечной каторгой. Александр Пестов умер первым из декабристов в 1833 году в Петровском заводе на руках своих друзей М. А. Бестужева и Н. В. Басаргина, который потом писал в мемуарах: “мы оплакали его и похоронили приличным образом на погосте Петровской церкви... Он первый из нас явился к пятерым казнённым нашим товарищам”.

Иван Семёнович Пестов вопреки фамильной традиции демократом не был. Более того, он был убеждённым монархистом, во всяком случае, если судить по тексту его книги “Записки о Енисейской губернии”, вернее по небольшому и слабому вступительному историческому очерку “о покорении Сибири под Российскую державу и об основании в ней городов”. Впрочем, его друг губернатор А. П. Степанов, издавший свою “Енисейскую губернию” двумя годами позже, вообще посвятил её Николаю I (“Вешателю” или “Палкину”, как его называла “прогрессивная общественность”). Иван Пестов был служакой, классическим честным чиновником николаевской эпохи, имевшим в начале царствования Александра I какие-то слабые либерально-реформаторские иллюзии. Он служил государству и хотел его процветания.

Иван Пестов был младше брата Семёна на восемь лет — родился в 1775 году, в 14-летнем возрасте его приписали к военной службе, в 18 лет стал прапорщиком, его определили в Оренбургский драгунский полк, но уже через три года в чине поручика вышел в отставку. Затем служил в Государственной камер-коллегии и Министерстве юстиции (был, кстати, одним из первых чиновников этого только что созданного министерства). Именно там он получил общероссийскую известность. В России не было единой системы законодательства. Формально все правовые акты, начиная с фундаментального “Соборного уложения” 1649 года, считались действующими. Но они противоречили друг другу, никогда не переиздавались и не систематизировались. Принято считать, что кодификацию русского законодательства провёл М. М. Сперанский по поручению Николая I, который специально для этих целей создал II Отделение своей собственной канцелярии. И большой заслугой Сперанского считается издание “Полного собрания законов Российской империи”. Однако у него были предшественники, и главный из них Иван Пестов. В дореволюционных справочниках и энциклопедиях его называли “законоведом”, подготовившим кодификацию Сперанского.

Сначала он интересовался историей отраслевого права — собрал все законодательные акты Российской империи о податях, налогах, переписях населения, государственном контроле и, в частности, что и сейчас вызывает интерес, — об управлении питейными сборами и алкогольном законодательстве России вообще. Затем он задумал издать собрание российских законов с последнего периода Московского Царства до эпохи Александра I. Ему помогали в этом выдающиеся люди — известный правовед и историк Пётр Васильевич Хавский и один из основателей современного медицинского образования в России Егор Ефимович (Юрий Иоахимович) Петров (он собрал всё законодательство с 1640 года по управлению здравоохранением, “по врачебной части”, “фармацевтической, ветеринарной и принадлежащих к ним судной медицины и медицинской полиции”).

Это была титаническая работа под руководством Ивана Пестова. За десять лет эти три человека издали 22 тома “Собрания российских законов”. Через 170 лет столько же времени понадобилось коллективу в сотню человек из нескольких академических институтов, чтобы подготовить девятитомник “Российское законодательство Х—ХХ веков” (это очень хорошее издание и, конечно, другого, академического, формата, но всё же это иллюстрирует масштаб работы Пестова). Сперанский со своими многочисленными помощниками (всё-таки специальное отделение императорской канцелярии было создано) в том числе на основе издания Пестова, готовил свой “Свод законов” ещё двадцать лет.

Пестов служил прокурором Департамента Государственной Камер-Коллегии, но в 1825 году почему-то его понизили и отправили советником Казённой Палаты в Пермь. Однако вскоре по инициативе министра финансов Российской империи Егора Францевича Канкрина (это он провёл знаменитую денежную реформу 1839—1843 годов, а ещё раньше добился бездефицитного государственного бюджета в России) Пестов распоряжением Николая I был назначен председателем Енисейской Казённой Палаты.

Он приехал в Красноярск в конце 1827-го и пробыл в Сибири немного, всего шесть лет, — в 1834 году Канкрин забрал его своим помощником — чиновником особых поручений при министерстве финансов (там он прослужил три года, вышел в отставку и в 1840-м году умер в Астрахани). Судя по отзывам современников, Пестов был хорошим администратором и пользовался большим уважением в губернии. Много занимался благоустройством и Красноярска, и других городов губернии, особенно Енисейска. Это он курировал “регулярный план” Красноярска (по-нынешнему генплан), преобразивший в XIX веке наш город. Покровительствовал нашему замечательному архитектору Петру Алексеевичу Шарову, который вспоминал о Пестове с большой теплотой. Кстати, это именно Пестов заказал Шарову проект Николаевской церкви в Каменском винокуренном заводе.

Несмотря на недолгое пребывание в Сибири, Пестов горячо полюбил наш край, особенно Енисейск и север губернии. Он стал классическим “сибирефилом” XIX века, противопоставлял сибиряков “российским”, считал, что здесь живёт особый народ. В 1831 году он опубликовал две статьи: в “Журнале Министерства внутренних дел” “Записки об Енисейской губернии Восточной Сибири 1831 г.”, а в “Московском телеграфе” — “Енисейск”. Затем он объединил их, доработал и издал в Москве свою знаменитую книгу — первое краеведческое издание о нашем крае.

Там много неточностей, ошибок, особенно в цифрах (государственной статистики тогда, по сути, ещё не было), много наивного, но именно из неё столичная, да и мировая публика узнала, что есть на Севере такая Игарка, а в двадцати верстах от Красноярска деревня Овсянка, какая рыба водится в Мане, Каче или Хатанге. Он рассказал об административно-территориальном устройстве губернии, описав каждую волость, о церквях и монастырях, о домах знатных людей, о населении края, о заимках, казачьих станицах и археологических памятниках; о налогах и расходах, о промышленности и архитектуре, о гербах городов и воеводах.

Эта книга пронизана любовью к нашему краю, она и заканчивается стихами о Енисее и Сибири. В Красноярске имя Ивана Пестова — первого нашего краеведа — забыто. Его книгу о нашем крае переиздали в 2009 году, но не у нас, а в Санкт-Петербурге, в издательстве “Альфарет”, до Красноярска она так и не дошла.

0

5

Пестов Семён Семёнович: Биографическая справка

ПЕСТОВ Семён Семёнович [1763, Петербург - 27 XI (9 XII) 1827, с. Пантазиевка Александрийского у. Херсонской губ.]. Отец П., Семён Семёнович, служил в нижних чинах в Преображенском полку; по выходе в отставку переехал в Москву, где женился на Анне Ивановне Бобровой. По воспоминаниям сына, он отличался прямым характером, необыкновенной честностью, а также глубокой религиозностью и склонностью к мистицизму. Один из братьев П. - Иван, известный впосл. издатель законов и автор "Записок об Енисейской губернии Западной Сибири" (М., 1833). Ок. 1776 П. поступил в Моск. ун-т на казенное содержание, а 25 нояб. 1782 произведен в студенты (Моск. вед. 1777. No 57; 1782. No 97. Приб.); в университете П. обучался в одно время с М. И. Антоновским, С.С. Бобровым и др. членами О-ва унив. питомцев; он был любим как товарищами, так и профессорами, с которыми по выходе из университета вел деятельную переписку по научным и философским вопросам; А. А. Прокопович-Антонский был личным другом П. на протяжении всей его жизни. В университете пробудились литературные способности П. - им были написаны изданные Н.И. Новиковым "Стихи на кончину <...> Д. ст. советника <...> Н.Ф. Дурасова" (1782) (единственный сохранившийся экз. - РГАДА, собр. Г.-Ф. Миллера, ф. 199, No 150, ч. 2, л. 256-257). Состояние П. было невелико (в 1798 за ним числилось всего 5 душ); он был вынужден переехать в Петербург и 11 авг. 1783 поступил на службу в Сенат в чине кол. регистратора. С 1786 - губернский секретарь.

П. вместе с С.С. Бобровым и С.А. Тучковым принял участие в деятельности О-ва друзей словесных наук; в "Беседующем гражданине" были помещены стихи П.: "Камень, сказка" (Ч. 1), рондо "Умы", "Чем отличается начальник от подчиненных, станс", "Песнь моему блаженству" (Ч. 2), "Диоген и юный Критон, или Наставническая беседа", "Песнь моей красавице", "Стихи на кончину набитого деньгами кошелька" и "Надгробие кошельку" (Ч. 3); стихи П. соответствовали проповедовавшимся "Беседующим гражданином" призывам к смелой обличительной сатире.
 
По совету своего приятеля А.М. Грибовского П. 4 мая 1789 перевелся на асессорскую вакансию в Курскую губ. палату. В Курске им была написана ода "Скупость", посвященная "всем богатым скупцам"; 16 нояб. 1792 она была напечатана в новооткрытой типографии Курского приказа обществ. призрения (перепеч.: Курские губ. вед. 1897. No 230); в ней с наибольшей полнотой проявилась основная черта сатиры П. - описание низких тем "высоким штилем" в одах и эпитафиях. Черты автопародирования носят, в частности, "Стихи на кончину набитого деньгами кошелька", назв. и композицией подчеркнуто указывающие на связь со "Стихами на кончину <...> Н.Ф. Дурасова".

30 мая 1794 П. был переведен в Екатеринославскую казен. палату на должность советника по экспедиции и ревизии душ; 7 янв. 1795 произведен в кол. асессоры. 1 мая 1795 П. переведен советником таможенных дел в Воскресенскую казен. палату. В 1796 П. женился на Марии Алексеевне, дочери богатого помещика А.И. Пантазия. Некоторое время жил в Петербурге, где возобновил свои старые знакомства. 20 мая 1797 П. был определен заседателем в Каменец-Подольский, в Комиссию для разбора пограничных дел с Оттоманскою Портою (формуляр 1798 г. - РГИА, ф. 1349, оп. 3, М 1693). В 1799 по особому предписанию П. был определен фискалом в Киевскую губ. В 1802 он был стряпчим казенных дел в Киевском губ. правлении; в 1804 назначен губернским прокурором в Нижний Новгород, но уже в 1805 переведен в Новороссию на должность председателя Херсонской палаты угол. суда. П. крайне тяготили различного рода беззакония и взяточничество, с которыми ему приходилось сталкиваться почти ежедневно, и в кон. 1808 он подал в отставку и поселился в приобретенном им вблизи Елисаветграда имении Высокие Байраки, а с 1819 постоянно жил в имении жены Пантазиевке.

Его любимыми занятиями были музыка и чтение; в первой четв. XIX в. библиотека П. была одним из лучших частных книжных собраний в Новороссии. Он часто гостил у своих многочисленных родственников и друзей (в частности, у М.М. Сперанского и Н.Н. Новосильцева) в обеих столицах. П. отличался общительностью; изданный к его запискам именной указатель содержит ок. 2000 имен. Тяжелым ударом обрушился на П. арест в Пантазиевке его сына Александра, участника общества "Соединенных славян", вызвавшегося быть цареубийцей и приговоренного 10 июля 1826 к пожизненной каторге (см.: Восстание декабристов. М.; Л., 1926. Т. 5. С. 317-343). Вторым ударом для П. была смерть сына Алексея, корнета Серпуховского уланского полка, скончавшегося 17 февр. 1827 от ран в Перс. походе. По воспоминаниям его потомков, П. "любил поэзию и сам писал недурные стихи и драмы на мифологические сюжеты и писал ежедневно свои записки". Записки П. не опубликованы, но его правнуком был издан "Алфавитный указатель личных знакомых и друзей С.С. Пестова, о которых он упоминает в записках своих с 1786 по 1827 г." (Александрия, 1915), представляющий ценнейший источник для генеалогических разысканий о Новороссии. В предисловии дается следующая характеристика записок П.: "Записки эти составляют 33 объемистые тетради формата старинной почтовой бумаги, исписанной мелким, но четким почерком. Начаты были они в 1784 году в форме случайных записей - мемуаров, но затем, все больше и больше, стали приближаться к форме дневника, а к концу XVIII века превратились в дневник, ежедневно, без перерывов, веденный им до конца жизни; последняя запись в нем сделана была 24 ноября 1827, за три дня до его смерти. Каждый день начинался метеорологическими замечаниями, затем обстоятельно излагались все события дня, записывался приход и расход, а в конце шли рассуждения о текущих государственных и местных делах, о прочитанных за день книгах и на темы отвлеченные, философо-мистические. Записки эти носят совершенно интимный характер и, очевидно, не предназначались для сколько-нибудь широкого круга читателей".
   
Родовой архив П. в 1918 передан в ЦГИА Украины (ф. 779). Дневники П. в нем отсутствуют; наиболее ценная часть архива и библиотеки П. хранилась у его потомков, с нач. 1920-х гг. живших в Петрограде, а с сер. 1930-х и до 1970-х гг. - в Новгороде; в настоящее время местонахождение дневников П. неизвестно.   

Лит.: Поэты-сатирики (1959); Поэты 1790-1810-х годов. Л., 1971. 

   
 
М. П. Лепехин

0

6

Стихотворения

С.С. Пестов
   

Биографическая справка
   
Семён Семёнович Пестов родился в 1763 году в Петербурге, воспитывался в Московском университетском пансионе, затем учился в Московском университете, вероятно в одно время с М.И. Антоновским, С.С. Бобровым и другими членами Общества университетских питомцев. Он активно сотрудничал в "Беседующем гражданине" (1789), служа в правительственном сенате в Петербурге. Позднее занимал разные должности в Курске, Екатеринославе, Нижнем Новгороде и Херсоне. В 1808 году вышел в отставку и поселился в деревне Пантазиевка, Александрийского уезда, Херсонской губернии, писал воспоминания, указатель к которым под названием: "Алфавитный указатель личных знакомых и друзей Семёна Семёновича Пестова, о которых он упоминает в записках своих с 1786 по 1827 г." был напечатан в 1915 году. Умер Пестов в 1827 году. Сочинения С.С. Пестова никогда не были собраны.

   
   
СТАНС ЧЕМ ОТЛИЧАЮТСЯ НАЧАЛЬНИКИ ОТ ПОДЧИНЕННЫХ
   
Когда начальники в пиру где подопьют,
Не пьяными тогда -- веселыми зовут.
Коль на кого они сердиты, злы, брюзгливы,
Тогда все говорят: они в том справедливы.
Когда природа их обидела умом,
Не смеет и тогда никто сказать о том.
Их добродушными зовут, не дураками,
Их простыми все чтут, уж худо -- простяками.
Хотя бы ничего не делали в суде,
За леность и тогда не обнесут нигде,
И подчиненных труд одним лишь им припишут,
Не зная, кончат кой тем, имя что подпишут.
   
<1789>

0

7

ПЕСНЬ МОЕМУ БЛАЖЕНСТВУ
   
Блаженство жизни сей вкушает
Не тот, заботится кто век;
Чинов, богатства кто желает,
Тот прямо бедный человек.
Ни чин, ни золото не сильно
Душе спокойствие принесть;
Будь князь, живи во всем обильно,
Но для него химер тьма есть.
Возмнит быть герцогом иль дожем
Иль всей вселенной завладеть,
Но и царями быв, не можем
Без совести блаженства зреть.
Благополучен тот не лестно,
Творит кто ближнему добро,
Живет кто искренно и честно,
Кто презирает серебро.
Но вяще тот благополучен,
Особой милой кто пленен;
Любя ее, с ней неразлучен,
Которой счастье множит он.
Любовь взаимно их пленяет,
Чтоб благо истинно вкушать,
А добродетель возбуждает,
Чтоб благо прочих совершать.
Такой любви, моя драгая,
Ищу я в прелестях твоих.
Я, добродетель почитая,
В тебе жду блага дней своих.
Твоя душа мной будет править,
Как путем добрым мне идти;
Чтоб счастье здесь себе составить,
Жену такую тот найди.
   
<1789>
   
   

ПРИМЕЧАНИЯ
   
30. БГ, 1789, No 6, с. 201.
31. БГ, 1789, No 7, с. 294.
   

Условные сокращения, принятые в примечаниях
   
БГ -- "Беседующий гражданин".

0

8

Следственное дело Александра Семёновича Пестова

+1


Вы здесь » Декабристы » Декабристы. » Пестов Александр Семёнович.