Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » ГОРЧАКОВ Михаил Дмитриевич.


ГОРЧАКОВ Михаил Дмитриевич.

Сообщений 1 страница 10 из 25

1

МИХАИЛ ДМИТРИЕВИЧ ГОРЧАКОВ

http://forumfiles.ru/files/0019/93/b0/88460.jpg

Каневский Ян Ксаверий (1805 - 1867). Портрет князя Михаила Дмитриевича Горчакова. 1860.
Частная коллекция.

кн. (1793 - 18.5.1861).

В службу вступил юнкером в гвардии артиллерию - 1807, участник Отечественной войны 1812 и заграничных походов 1813-1814, начальник штаба 3 пехотного корпуса - 1820.

По воспоминаниям декабриста С.П. Трубецкого, член тайного общества декабристов.
К следствию не привлекался и наказания не понёс.

Участник русско-турецкой войны 1828-1829, начальник штаба 1 пехотного корпуса - 1831, участник подавления польского восстания в 1831 (начальник артиллерии действующей армии), участник подавления венгерской революции в 1849 (начальник штаба действующей армии), участник Крымской войны, в 1853-1854 командующий войсками на Дунае, в 1855 командующий войсками в Крыму, наместник Царства Польского - 1856.

Трубецкой С.П., с. 245.

0

2

Горчаков  Михаил Дмитриевич

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Князь Михаи́л Дми́триевич Горчако́в (1793[1] — 1861) — русский военачальник, генерал от артиллерии (1844), генерал-адъютант, командующий войсками в Крыму на исходе Крымской войны, с 1856 года — наместник Царства Польского. Младший брат генерала Петра Горчакова, дед премьер-министра П. А. Столыпина.

Родился в семье писателя Дмитрия Петровича Горчакова (из княжеского рода Горчаковых) и его жены Натальи Фёдоровны, урождённой Боборыкиной.

В 1807 году поступил юнкером в гвардейскую артиллерию, с которою (после кратковременной командировки на Кавказ в 1809 году) сделал кампании 1812, 1813 и 1814 годов. В Отечественную войну 1812 года участвовал в сражении при Бородино; награждён орденом Святого Владимира 4-й степени (1812). Во время Заграничных походов 1813—1814 годов участвовал в сражениях при Люцене, Бауцене, Дрездене, в битве народов при Лейпциге[2].

В 1820 году назначен начальником штаба 3-го пехотного корпуса, с войсками которого участвовал в русско-турецкой войне 1828—1829 годов. При переправе через Дунай у Сатунова он в числе первых вступил на неприятельский берег и был награждён орденом Св. Георгия 3-й ст[3].

Перед самою польскою войною 1831 года был назначен начальником штаба 1-го пехотного корпуса, и в этой должности состоял до сражения при Вавре; после раненного в этом бою генерал-адъютанта Сухозанета вступил в исправление должности начальника артиллерии армии, действовавшей в Польше, и участвовал в сражении при Грохове, сражении под Остроленкой и в штурме Варшавы.

Во время венгерской войны в качестве начальника штаба действующей армии участвовал в бою под Вайценом и распоряжался переправою войск через реку Тису, при Тисафюреде.

В 1854 году, при начале Восточной войны, начальству Горчакова вверены были войска 3-го, 4-го и 5-го пехотных корпусов, действовавших на Дунае и прибрежье Чёрного моря до Южного Буга, хотя главное распоряжение этими силами, равно как войсками, находившимися в Польше и западных губерниях, было предоставлено фельдмаршалу князю Паскевичу. Кампания на Дунае вообще шла неудачно, и войска Горчакова уже в исходе августа 1854 года были выведены из Валахии и Молдавии. По возвращении их в пределы империи Горчаков был назначен главнокомандующим Южной армией, расположенной на северо-западном прибрежье Чёрного моря и на реке Прут.

Когда последовала высадка союзников в Крыму, Горчаков по собственному почину, предупреждая высочайшие повеления, всячески старался содействовать удовлетворению материальных нужд крымской армии. Наконец начальство над этой армией пришлось принять самому Горчакову, и в самое тяжелое время; он руководил обороной Севастополя с февраля по август 1855 года.

В мае 1855 года после одного из отбитых штурмов, вожди неприятельской армии прислали парламентёра к князю М. Д. Горчакову просить его портрет. Тот отвечал, что у него в Севастополе нет фотографа. На другой день неприятель прислал с парламентёром фотографа, и кн. Горчаков дозволил снять с себя портрет. Портрет этот был послан князем в подарок своим противникам, которые одарили его большой фотографией — своим портретом.

В конце 1855 года он заменён был в Крыму генерал-адъютантом Лидерсом, а в январе 1856 года, по смерти фельдмаршала князя Паскевича, назначен наместником Царства Польского и главнокомандующим вновь образованной 1-й армии. В этой должности он оставался до самой смерти.
Надгробная часовня на могиле Горчакова

Тело его, согласно завещанию, предано земле в городе Севастополе. Над его могилой на Братском кладбище по проекту А. А. Авдеева воздвигнута часовня[5] с надписью:
« Тело покойного, по его желанию, погребено среди воинов, не допустивших врагов Отечества перейти за рубеж того места, где находятся их могилы. »

Мнения и оценки

Князь Горчаков долгое время пользовался репутацией человека беззаветно храброго и рыцарски честного и благородного. Во время и после Крымской войны его справедливо упрекали в отсутствии самостоятельности и в нерешительности, которые вредно отзывались на военных действиях[6]; но трудно сказать, были ли то врождённые черты его характера или же они явились и развились вследствие почти 22-летнего пребывания начальником штаба у графа Паскевича, который держал себя с подчинёнными деспотически, не терпел возражений и, обладая огромною властью, оберегал её весьма ревниво, причём мягкостью в обращении не отличался. Правда, и сам Горчаков любил жаловаться на безынициативность подчинённых.

Награды

    Орден Святого Владимира 4-й степени с бантом (1812)[7]
    Перстень с вензелем императора Александра I (1820)
    Орден Святого Георгия 3-й степени (1828)
    Золотая шпага «За храбрость» с алмазами (1828)
    Орден Святой Анны 1-й степени (1830)
    Орден Святого Александра Невского (1831)
    Польский знак отличия «За военное достоинство» 2-й степени (1832)
    Орден Святого Владимира 1-й степени с мечами над звездой (1838)
    Табакерка с портретом императора Николая I, украшенная бриллиантами (1839 и 1848)
    Алмазные знаки к Ордену Святого Александра Невского (1842)
    Орден Белого орла (1849)
    Орден Святого Андрея Первозванного (15.08.1849)
    Алмазные знаки к Ордену Святого Андрея Первозванного (06.12.1852)
    Портрет императора Николая I, украшенный алмазами, для ношения в петлице (1854)
    Мечи к Ордену Святого Андрея Первозванного (05.08.1855)[8]
    Знак отличия «За XL лет беспорочной службы» (1855)
    Портрет императора Александра II, украшенный алмазами, для ношения в петлице на Андреевской ленте (1856)

Иностранные:

    Орден «Pour le Mérite» (Пруссия, 1813)
    Австрийский орден Леопольда, большой крест (Австрия, 1831)
    Орден Красного орла 1-го класса (Пруссия, 1833)
    Орден Гражданских заслуг Баварской короны, большой крест (Королевство Бавария, 1838)
    Табакерка с портретом короля Пруссии Фридриха Вильгельм III (Пруссия, 1838)
    Орден Святого Януария (Королевство обеих Сицилий, 1845)
    Королевский венгерский орден Святого Стефана, большой крест (Австрия, 1849)
    Орден Чёрного орла (Пруссия, 1851)
    Орден Святого Фердинанда, большой крест (Испания, 1857)
    Бриллиантовые знаки к Ордену Чёрного орла (Пруссия, 1857)
    Орден Белого сокола, большой крест (Великое герцогство Саксен-Веймар-Эйзенах, 1858)
    Орден Почётного легиона, большой крест (Франция, 1858)

Семья

Был женат на Агафоклее Николаевне Бахметевой (1802—1888), дочери Николая Алексеевича Бахметева (1770—1836) от его брака с княжной Варварой Фёдоровной Несвицкой; сестре Алексея Бахметева.
В июне 1833 года княгиня Горчакова была пожалована в кавалерственные дамы ордена Св. Екатерины (меньшого креста), 26 августа 1856 года была возведена в звание статс-дамы. После смерти мужа своим постоянным местом пребывания она избрала Женеву, летом ездила на курорты Германии, где встречалась со своими замужними дочерьми. Умерла в ноябре 1888 года. Тело её было перевезено в Россию и похоронено в Донском монастыре в Москве.

В браке имели детей:

    Николай (1823—1874)
    Варвара (1824—1901), жена В. Н. Панкратьева.
    Наталья (1827—1889), жена генерала А. Д. Столыпина, мать премьер-министра П. А. Столыпина.
    София (1835—1917), с 1866 года жена барона Е. Е. Стааля, посла в Великобритании.
    Ольга (1837—1926), с 1857 года жена барона Феликса Казимировича Мейендорфа, мать политика А. Ф. Мейендорфа.
    Анна (1838— ?)

0

3

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/8/8a/%D0%91%D0%BE%D1%82%D0%BC%D0%B0%D0%BD_-_%D0%9F%D0%BE%D1%80%D1%82%D1%80%D0%B5%D1%82_%D0%BA%D0%BD%D1%8F%D0%B7%D1%8F_%D0%9C._%D0%94._%D0%93%D0%BE%D1%80%D1%87%D0%B0%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D0%B0_%281871%29.jpg

Портрет князя М. Д. Горчакова — художник Е. И. Ботман

0

4

http://forumfiles.ru/files/0019/93/b0/96834.jpg

Князь Дмитрий Петрович Горчаков (год рождения точно не установлен, умер в  1824), в царствование Александра I занимал должность Таврического губернского прокурора (1807—1810). Кроме того, надворный советник Д.П. Горчаков являлся смотрителем симферопольского народного училища. За успехи по службе, в том числе и по руководству училищем, он был награжден орденом св. Анны 2 класса.
Его  сын, Петр Дмитриевич — генерал от инфантерии, участник русско-шведской войны 1808—1809гг., русско-турецкой (1806—1812гг.). Сражался во время Отечественной войны 1812 года, участвовал в заграничных походах 1813—1814 гг. В 1824 году был  награжден золотой шпагой с алмазами. Отличился в русско-турецкой войне 1828—1829 гг.  В феврале 1854 он был направлен в Крым в распоряжение  князя А.С. Меншикова. В Альминском сражении (сентябрь 1854) командовал войсками правого фланга и лично водил в атаку батальоны Владимирского пехотного полка. В Инкерманском сражении (октябрь 1854) командовал Чонгурским отрядом. Горчаков оставался в рядах Крымской армии до июля 1855, когда, в связи с преклонным возрастом, он был назначен членом Государственного совета. П.Д. Горчаков умер в 1868 г.

И, наконец, самый известный из рода Горчаковых  князь Михаил Дмитриевич Горчаков  (1793-1861)—- Дед Петра Аркадьевича Столыпина по материнской линии.  Русский военачальник, участник Отечественной войны 1812 года и Бородинского сражения, заграничных походов 1813—1814 гг., русско-турецкой войны 1828—1829 гг. и 1831 гг.  Начало Крымской войны застало Михаила Дмитриевича на Дунае, где был одержан ряд побед над турками., Горчаков М.Д. отличился в сражениях при Ольтенице, явил личную неустрашимость при осаде Силистрии, заслужил орден святого Георгия 3-й степени и звание   генерал-адъютанта. Князь Михаил Дмитриевич Горчаков  занимал пост  главнокомандующего Крымской армией и руководил обороной Севастополя в самые трудные месяцы этой эпопеи: с февраля по август 1855.  Одни считали его неспособным и нерешительным военачальником: 4 августа 1855 года проиграл сражение на Черной речке, 8 сентября 1855 г. отдал приказ об оставлении Южной стороны Севастополя. Другие отмечают его доблесть во время личного командования правым флангом при Чернореченском сражении и спасение армии переправой на Северную сторону.
За свою военную службу Князь Михаил Дмитриевич Горчаков Высочайше пожалован был орденами Святой Анны 1-го класса, Святого великомученика Георгия Победоносца 3-го класса, ордена Святого равноапостольного Великого Князя Владимира 1-го класса, ордена Святого благоверного Великого Князя Александра Невского.
Сердце русского воина Князя Михаила Дмитриевича Горчакова остановилось 19 мая (1 июня) 1861года. Согласно завещанию, он было похоронен  в Севастополе, на Братском кладбище. На его могиле в 60-е годы Х1Х века был сооружен памятник. По своим архитектурным и художественным достоинствам памятник князю М.Д. Горчакову— один из лучших  на Братском некрополе.

Памятник М.Д. Горчакову находится с левой стороны от центральной аллеи некрополя. Памятник сооружен на средства семьи,   автор памятника -   архитектор Авдеев Алексей Александрович.     Памятник  представляет собой гранитную, открытую со всех сторон часовню (выс. 9,8 м.) В ее архитектуре использованы элементы русско-византийского стиля. Шатровая кровля опирается на низкий барабан в виде восьмерика. Архивольты арок поддерживаются пучками объединенных по четыре византийские колонны из черного мрамора с резными белыми капителями и профилированными базами. Они опираются на высокие и стройные гранитные пьедесталы, которые соединяются парапетами с глухой задней стеной. Венчает часовню шлемовидная маковка с крестом. Архивольты и кровля украшены рельефным орнаментом и фигурным карнизом по мотивам деревянной народной архитектуры. Материал памятника—диорит, габрово, различные сорта мрамора В часовне был установлен бюст генерала из белого мрамора, ниже имелась плита  из черного мрамора с надписью: «Князь Михаил Дмитриевич Горчаков, генерал от инфантерии, главнокомандующий крымскою армиею в 1855 - 1856 гг. Родился в 1793 г. января 28, скончался 1861 г. мая 18. Тело покойного, по его желанию погребено среди воинов, не допустивших врагов отечества перейти за рубеж того места, где находятся их могилы».
Как рассказывает Настоятель Свято-Никольского храма-памятника митрофорный протоиерей Георгий Поляков, «сегодня часовня утратила свое великолепие, и, как Настоятеля  Свято-Никольского храма-памятника, мое искреннее желание вместе с православным народом возродить сею часовню в былом величии…»В настоящее время в часовне мастерами Студии военных художников имени М.Б. Грекова произведены реставрационные работы. Восстановлены:  купольный лик Спасителя и  образ князя Михаила Черниговского.  Автор реставрационных работ – художник Иоан Грившенко. Найдены и выверены  утерянные следующие тексты: купольный; текст со славянской вязью под иконой св. кн. Михаила Черниговского и текст, утраченный вместе с мемориальной доской. Также произведены и  согласованы со специалистами расценки по восстановлению мрамора и гранита утраченных кованых дверей и боковых решеток, и  вымостка камнем площадки перед часовней…

В 1880 году  могилу Горчакова посетила его племянница - княжна Елена Сергеевна Горчакова, фрейлина государыни. В  своих путевых очерках, она оставила воспоминания об этом посещении: «Памятник кн. М. Д. Горчакову замечательно хорош; в довольно большой часовне поставлен бюст князя, из белого мрамора; он очень похож и выражение задумчивой грусти удачно схвачено художником; …Кругом памятника посажено много деревьев и сторож нам указал на те, которые были собственноручно посажены покойной Императрицей, Государем Императором и другими членами царской семьи.
Священника при кладбищенской церкви нет, и для служения панихиды был прислан священник соседней церкви, живущий вблиз лежащей слободке. Прежде чем он явился прошло более часа и, сидя на скамье против памятника дяди, я написала следующее:
  «Могилы героев, погибших в бою,
   Пред вами колена сгибая,
   В печальном раздумье, я молча стою,
   Обо всем, что прошло, вспоминая.
   Кругом вас кровавые волны текли,
   Картечи и бомбы летали,
   На верную смерть вы себя обрекли,
   Но Крым дорогой отстояли.
   Как дети Израиля по морю шли,
   Титанов твердыни слагали,
   Терпели вы много для русской земли,
   Безмерно и долго страдали.
   Хвала вам герои!.. Как клад дорогой
   России вы честь сберегали,
   И, помня обеты и долг свой святой,
   Ни пяди земли не отдали».

0

5


Горчаков Михаил Дмитриевич

(1793-1861) Князь, генерал-адъютант, главнокомандующий Южной армией и военно-сухопутными и морскими силами в Крыму в феврале-декабре 1855 года.

Выходец из знатного княжеского рода, сын небогатого костромского дворянина, Михаил Дмитриевич Горчаков родился в 1793 году. После окончания частного учебного заведения в 1807 году поступил юнкером в лейб-гвардии артиллерийский батальон. Согласно краткому биографическому очерку, датированному 1872 годом (хранится в библиотеке «Таврика» Центрального музея Тавриды), М. Горчаков в том же 1807 году был произведен в подпоручики, а спустя два года, в 16-летнем возрасте, был командирован в Грузинский корпус, позже реорганизованный в Кавказскую армию. Здесь юный офицер принял боевое крещение, отражая наступление персидского отряда, шедшего из Делижанского ущелья в направлении стратегически важного Шамхорского моста.

Во время Отечественной войны 1812 года и заграничных походов русской армии в 1813-1814 годах Михаил Горчаков с особым отличием участвовал в Бородинском сражении, затем в боях под Люценом, Бауценом, при атаке немецкого Дрездена и в битве под Лейпцигом. За три военных года 21-летний князь стал кавалером орденов Св. Владимира 4-й степени с бантом, Св. Анны 2-й степени и прусского военного ордена «За заслуги». Как артиллерийскому офицеру ему, в знак особых отличий под Бауценом, был присвоен чин штабс-капитана.

В 1817 году М. Горчаков был повышен в звании до полковника и переведен в Генеральный штаб, а тремя годами позже назначен начальником штаба 3-го пехотного корпуса. В составе этого соединения Михаил Дмитриевич, уже в чине генерал-майора, участвовал в Русско-турецкой войне 1828-1829 годов. Умелые действия и личную храбрость он проявил у знаменитой Сатуновской переправы через Дунай, за что заслуженно был награжден орденом Св. Георгия 3-й степени.

После окончания Русско-турецкой войны 1828-1829 годов М.Д. Горчаков был назначен генерал-адъютантом Его Императорского Величества и начальником штаба 1-го пехотного корпуса. В составе корпуса он принимал участие в польской кампании 1830-1831 годов, в сентябре 1831 года был направлен к фельдмаршалу, графу Паскевичу-Эриванскому на должность начальника штаба действующей армии. В 1846 году его назначили генерал-губернатором Варшавы, в 1849 году князь М. Горчаков вновь отличился в военных действиях, на этот раз на территории Венгрии.

Невольно возникает вопрос: почему при таком доблестном послужном списке князь М.Д. Горчаков не «прогремел» впоследствии на всю Россию как талантливый полководец, а, напротив, вошел в историю как нерешительный и недальновидный военачальник, «сдавший» Севастополь союзникам после 349-дневной его обороны в 1854-1855 годах? Исследователи дореволюционного периода объясняли это двумя основными причинами. Одну из них биографы князя сформулировали так: «М.Д. Горчаков представляет собой редкий пример человека, одаренного самыми возвышенными душевными качествами, с характером, достойным всякого уважения, но которого как будто преследовала злополучная его звезда, не позволившая счастью слишком часто улыбаться ему». То есть, во всем виновата «судьба-злодейка». Второй причиной называют долгое, 22-летнее пребывание М.Д. Горчакова под непосредственным началом деспотичного графа Паскевича, от диктата которого князя спас перевод на Дунай в 1853 году. Действительно, в таких условиях боевой генерал вполне мог растерять свой воинский пыл и отвыкнуть от решительных самостоятельных действий, которые нужно было принимать оперативно, а иногда и мгновенно. Как бы там ни было, но в феврале 1855 года, сразу же после смерти Императора Николая I, новый самодержец России Александр II сместил князя А.С. Меньшикова с поста главнокомандующего сухопутными и морскими силами в Крыму и назначил на его место князя М.Д. Горчакова, командовавшего Южной армией на северозападном побережье Черного моря и реке Прут.

Михаил Дмитриевич прибыл в Севастополь 8 (20) марта 1855 года в очень сложное для города время. После побед в Альминском сражении 8 (20) сентября и в Инкерманском 24 октября (5 ноября) 1854 года, союзники основательно укрепились на подступах к Севастополю: англичане — в Балаклаве, французы — в Камышовой бухте. Это давало им возможность без помех проводить массированные артобстрелы городских кварталов и оборонительных линий русских войск.

Прибытие в Севастополь нового главнокомандующего совпало с активизацией неприятельских действий. Князь М.Д. Горчаков поначалу тоже решил действовать активно. В ночь на 11 (23) марта 1855 года главнокомандующий назначил крупную вылазку в сторону неприятеля в районе Камчатского люнета (центральный участок оборонительной линии города). Общее руководство ночным наступлением князь поручил генералу С.А. Хрулеву, которого солдаты особенно любили за личную храбрость и доброе отношение к ним.

28 марта (9 апреля) 1855 года (согласно источникам 1904 года, это был «второй день Пасхи»), в 5 часов утра, началась вторая бомбардировка города (первая состоялась 5 (17) октября 1854 года. Тогда на Малаховом кургане погиб контр-адмирал В.А. Корнилов). К исходу дня, в течение которого союзники выпустили по Севастополю 160 тысяч снарядов, русские войска потеряли 6,5 тысячи защитников города. Вскоре в Крыму высадился 15-тысячный корпус войск Сардинского королевства (Италия), и положение севастопольского гарнизона еще более осложнилось. Один из участников этих событий, К.Р. Семякин, в то время генерал-майор, сообщал в письме жене: «Дела Севастополя начинают принимать более грозное положение — союзники страшно мечут бомбы»...

С третьей декады мая 1855 года неприятель каждый день давал понять, что Севастополь должен быть взят англо-французами любой ценой. 25 мая (6 июня) 1855 года неприятель предпринял третью бомбардировку города, а 26 мая (7 июня) союзники буквально набросились на Камчатский люнет, Волынский и Селенгинский редуты, взяв их.

5 (17) июня неприятель предпринял четвертую бомбардировку города, а 6 (18) июня бросил на Севастополь более 50 тысяч войск. Особенно жаркая схватка разгорелась за батарею Жерве, примыкавшую к Малахову кургану. Именно события этого дня, героем которых вновь стал генерал Хрулев, запечатлены на монументальном полотне Панорамы «Оборона Севастополя 1854-1855 гг.». Потери англичан и французов 6 (18) июня составили 10 тысяч, русских — 5,5 тысячи воинов.

Чтобы сбить с неприятеля спесь, необходимы были активные действий за пределами города. К этому подталкивал М.Д. Горчакова император Александр II, да и многие генералы в Севастополе рвались на оперативный простор. И если бы главком Горчаков правильно выбрал место сражения, заранее выявил слабое место в рядах неприятеля, .грамотно определил направление главного удара и, что немаловажно, четко продумал систему взаимодействия русских полков и дивизий, — он, возможно, и выиграл бы сражение на Черной речке 4 (16) августа 1855 года. Однако ни одно из этих условий, обеспечивающих успешные боевые действия, не было выполнено. В результате наши войска, так ничего и не добившись, потеряли 8 тысяч человек, в том числе трех генералов и 249 офицеров.

За годы штабной работы М.Д. Горчаков растерял главные качества боевого полководца. Кроме того, ему уже исполнилось 62 года и из прошлых качеств у него незыблемой оставалась лишь преданность Отечеству и воинскому долгу. Сражение на Черной речке главнокомандующий проиграл, после чего союзники начали обстреливать город с особой беспощадностью.

27 августа (8 сентября) 1855 года французам удалось захватить ключевую позицию в обороне Севастополя — Малахов курган. При этом французский генерал М. Мак-Магон со своей дивизией продолжал оставаться на этом бастионе, держа внизу, в резерве, еще одну дивизию. Отбивать курган означало положить тысячи солдат, не зная при этом, что же еще предпримет в ответ неприятель.

Главнокомандующий князь М.Д. Горчаков отдал приказ оставить город и перейти на Северную сторону. У генерала был немалый опыт в организации переправ. Дважды, в 1828 и 1853 годах, он делал это на Дунае, в 1831 году — через Вислу в Польше. И вот теперь пришел черед вывода войск из Севастополя. Участник событий генерал-адъютант А.П. Хрущов вспоминал: «Переход на Северную сторону продолжался до семи с половиной часов утра 28 августа (9 сентября н. ст. 1855 года — Авт.). Во время переправы неприятель не тревожил нас... Утром 28 августа взорвали наши береговые батареи 7-ю, 8-ю, 10-ю и Александровскую, а около двух часов пополудни взлетела на воздух Павловская батарея».

В конце 1855 года М.Д. Горчакова в Крыму сменил генерал-адъютант Лидере, а сам Михаил Дмитриевич, после смерти фельдмаршала Паскевича, стал в январе 1856 года наместником Царства Польского. В столице Польши Варшаве князь и скончался 18 (30) мая 1861 года. Согласно завещанию, тело М.Д. Горчакова было перевезено в Севастополь и погребено на Братском кладбище на Северной стороне города.



Источник: Сухоруков В. Н. Биографический словарь Крыма. Книга первая — Симферополь: Бизнес-Информ, 2011. — 528 с, илл.

0

6

http://elib.shpl.ru/pages/756560/zooms/7

0

7

Князь Михаил Дмитриевич Горчаков

Горчаков, князь, Михаил Дмитриевич, верный слуга  последовательно трех государей: императоров Александра I, Николая Павловича и Александра II, все цело принадлежал военной службе. Князь родился  в 1792 г.; отец его, князь Дмитрий Петрович, был  человек образованный, член русской академии наук и литературы; ему принадлежать недурные сатиры, комедии, повести, оперы и послания; он дал своим детям хорошее воспитание, причем, главным образом, обращалось внимание на французский язык и литературу. В 1807 году князь М. Д. поступил лейб-гвардии в артиллерийский батальон; 15 лет от роду он был уже подпрапорщиком; в эпоху Наполеоновских войн князь М. Д. находился в действующей армии и был храбрым офицером; в 1817 году, в чине полковника, переведен в свиту его величества по квартирмейстерской части, что ныне генеральный штаб. Генерал-майор с 1824 года, Горчаков участвовал в турецкой кампании 1828—1829 гг.; в декабре 1830 г. он сделан начальником штаба первого пехотного корпуса, и в этом звании совершил польскую кампанию. По усмирении Польши, Паскевич, как военный диктатор, долго не мог подобрать себе по вкусу начальника штаба и, наконец, выбор его остановился на князе М. Д. Горчакове, главным образом, в виду его крайне терпеливого, безгласного и бездыханного перед высшим, старшим его лицом, характера. По уверению одного из его биографов, Н. В. Берга, “Горчаков был само терпение, безгласность и бездыханность перед князем Паскевичем. В течении 21 года князь М. Д. Горчаков исполнял должность начальника штаба при фельдмаршале Паскевиче; это тяжелое время не могло не наложить на князя М. Д. печати еще большей сдержанности и нерешительности: Паскевич сломал, скомкал в нем все, что было в его душе живого, своего. В конце 1853 г., при начале турецкой войны, командующим армии, долженствовавшей занять придунайские княжества, назначен был, по рекомендации Паскевича, князь М. Д. Горчаков; замена князя Меншикова, под Севастополем, князем Горчаковым устроена была также Паскевичем. В начале 1856 г. он был назначен наместником Царства Польского, на каковом посту и оставался до дня своей кончины в 1861 году.

На страницах нашего журнала “Русская Старина” помещен вполне бойкий биографическо-характеристический очерк князя М. Д. Горчакова, составленный весьма талантливым, ныне уже покойным, писателем Н. В. Бергом. Очерк этот грешит, однако, односторонностью, которая тем легче может быть устранена читателями “Русской Старины”, что на страницах этого же издания был помещен уже совершенно противоположный очерк о князе Горчакове со стороны лиц, знавших его довольно близко. По этим отзывам, он является человеком души и сердца, вождем, исполненным беспредельного мужества, и кумиром солдата; к этим разносторонним материалам мы и отсылаешь наших читателей.

См., между прочим, “Русскую Старину” издание 1874 г., издание 1876 г., тома ХV, XVI, ХVII; 1877 г., тома ХVIII, XIX и XX.

Вышеупомянутая статья Н. В. Берга (“Русская Старина” изд. 1880 г., г. XXIX, стр. 109—124) породила на страницах “Русской Старины” значительную полемику, давши статью И. И. Красовского, “Русская Старина” 1880 г., том XXIX, стр. 783—789; ответ Н. В. Берга в “Русской Старине” 1881 г., том XXX, стр. 195—203; заметку на эту последнюю статью князя А. И. Васильчикова, “Русская Старина” 1881 г., том XXX, стр. 204 и другие. См. „Роспись содерж. “Русск. Стар.” 1870—1885 г.

0

8

https://pp.userapi.com/c845218/v845218662/1a6f9c/AnoVmw0w0Z0.jpg

Как зовут императора?

Известно, что фельдмаршал Иван Федорович Паскевич (1782-1856) и его помощник генерал Михаил Дмитриевич Горчаков (1793-1861) [не путать с канцлером Александром Михайловичем Горчаковым] отличались большой рассеянностью.
Однажды в Колпино должны были происходить маневры, на которые прибывали король Пруссии Фридрих Вильгельм IV (1795-1861, король с 1840) и молодой австрийский император Франц Иосиф I (1830-1916, император с 1848).
Вот рано утром прибывает император, в приемной у фельдмаршала Паскевича уже собралась толпа генералов и прочих офицеров, и все ждут выхода Паскевича, который должен был по такому случаю огласить соответствующий приветственный документ. Долго ждут, фельдмаршала все нет.
Вдруг распахивается дверь и выбегает Горчаков с чернильницей в руке, но в форме, а за ним в штанах и рубашке фельдмаршал, который держит в одной руке перо, а в другой – бумагу. Они начинают бегать от генерала к генералу и кричать:
"Как зовут австрийского императора?"
Забыли, понимаешь. Бывает.

0

9

http://forumfiles.ru/files/0019/93/b0/40648.png

М.Д. Горчаков в Севастополе. Гравюра Г.И. Грачёва 1882 г. по фотографии 1855 г.

0

10

Михаил Дмитриевич Горчаков

Михаил Дмитриевич Горчаков родился в 1793 г. (возможно - в конце 1792 г.) в знатной дворянской семье, ведущей свою родословную от черниговских князей. В роду были сильны военные традиции, и неудивительно, что в 1807 г. юношу определили юнкером в гвардейскую артиллерию. Начало XIX в. ознаменовалось сплошной чередой войн, и на долю будущего генерала походов и сражений выпало великое множество. Он воевал на Кавказе, получив боевое крещение в схватке с персами, в 1809 г. стал поручиком. Во время Отечественной войны 1812 г. и Заграничного похода не раз отличился - в Бородинском сражении, при Бауцене, Дрездене, Лейпциге. В 1812 г. молодой офицер был награжден своим первым орденом - Св. Владимира IV степени. Войну он закончил штабс-капитаном.
В мирное время М. Д. Горчаков сумел проявить себя с самой лучшей стороны. Уже в 1817 г. он был произведен в полковники, а еще через три года стал начальником штаба 3-го пехотного корпуса.
На этой должности генерал-майор Горчаков успешно воевал с турками в 1828— 1829 гг., особенно отличившись во время переправы корпуса через Дунай и при осаде Силистрии. Последовали новые награды, в том числе орден Св. 1е-оргия III степени, чин генерал-адъютанта.
Во время Польской кампании генерал опять продемонстрировал и личную храбрость, и распорядительность, и военный талант. Должность начальника штаба 1-го пехотного корпуса он сменил на пост начальника артиллерии всей армии, успешно подменив раненого предшественника. Командовавший русскими войсками И. И. Дибич-Забалканский высоко ценил Горчакова.
После смерти Дибича от холеры в конце мая 1831 г. новым главнокомандующим русскими войсками в Польше стал фельдмаршал И. Ф. Паскевич - достаточно талантливый военачальник, но человек с очень непростым (скорее -тяжелым) характером. Однако к Горчакову фельдмаршал относился с полным доверием, незадолго до взятия Варшавы назначив его своим начальником штаба. На этой должности Михаил Дмитриевич оставался много лет. В 1844 г. он получил чин генерала от артиллерии, а в 1849 г. принял участие в Венгерском походе.
После начала Крымской войны Паскевич получил под свое командование все российские войска, сосредоточенные на юго-западе. Своему начальнику штаба он доверил командование тремя корпусами, действовавшими на Дунае (об этих событиях мы еще расскажем). Продвижение на Балканы в мае 1854 г. было остановлено турками у мощной крепости Силистрия, осада которой оказалась очень непростым делом. После того как во время рекогносцировки Паскевич получил серьезную контузию, командование принял на себя Горчаков. Он смог преодолеть множество трудностей, и армия уже готовилась к решительному штурму, имея все основания надеяться на полную победу.
Но в дело вмешалась «большая политика»: австрийцы предъявили России ультиматум с требованием прекратить боевые действия и очистить Дунайские княжества. Николай I хорошо понимал, что воевать еще и с австрийцами Россия не сможет, а потому распорядился приостановить боевые действия на Дунайском театре, а затем и начать отвод войск. Такое развитие событий удручающе подействовало на Горчакова. Говоря «высоким штилем», дух его был надломлен. Однако генерал от артиллерии оставался профессионалом, способным правильно оценивать обстановку и, даже не получая распоряжений начальства, предпринимать определенные шаги. Например, он предвидел угрозу Крыму, а потому счел нужным отправить в распоряжение Меншикова своего лучшего инженера - Э.И. Тотлебена.
Горчаков неоднократно предупреждал Меншикова о реальности угрозы высадки вражеского десанта, а когда это действительно случилось, начал по собственной инициативе отправлять в Крым подкрепления (между прочим Паскевич счел подобное «самовольство» едва ли не изменой). Также Михаил Дмитриевич помогал организовать доставку на полуостров различного снабжения, в том числе остро необходимого под Севастополем шанцевого инструмента.
Неудачные действия Меншикова и обострившиеся у него проблемы со здоровьем убедили даже расположенного к светлейшему князю Николая I в необходимости сменить командующего войсками в Крыму. Незадолго до смерти император решил отправить туда М. Д. Горчакова, а после вступления на престол Александра II это решение было подтверждено.
Первоначально новый командующий проникся надеждами на то, что дела под Севастополем удастся наладить, но, прибыв на место, был неприятно поражен реальным положением вещей. Уже вскоре после вступления в должность Горчаков ситуацию под Севастополем оценивал весьма пессимистично. Он писал Александру: «Положение наше довольно трудно; подступы неприятеля столь сближены, что Севастополь может держаться только при весьма сильном гарнизоне; у неприятеля уже до 90 тыс. европейцев и до 30 тыс. турок, а наши подкрепления поспеют только к половине апреля». Правда, перечислив все ожидаемые трудности, генерал добавлял: «Случись что, будем отбиваться как можем. Впрочем, я нимало не теряю надежды, что, с Божьей помощью, нам удастся отбиться со всех сторон: война имеет много случайностей и надобно рассчитывать, что неприятель не всегда делает, что мог бы».
Не чувствуется ни уверенности в своих силах, ни надежды на победу и в письме, отправленном в конце  марта: «Князь Долгоруков доложит Вашему Императорскому Величеству записку, в коей я изъясняю, сколь необходимо назначить мне новые подкрепления, независимо от тех, которые идут сюда, ибо с приходом их я все-таки буду несравненно слабее неприятеля. Осмелюсь доложить, что это дело первой важности. Ход дел в Крыму издавна весьма испорчен, и, полагая даже, что мне удастся отстоять Севастополь до прибытия 40 батальонов, следующих из Южной армии - что, впрочем, весьма сомнительно, - я не менее того буду гораздо слабее неприятеля, который стягивает сюда огромные силы».
Неверие в возможность отстоять Севастополь у генерала становилось все сильнее, однако до гибели Нахимова он не предпринимал никаких практических шагов к оставлению города. В августе 1855 г. русское командование предприняло последнюю попытку деблокировать Севастополь и переломить ход войны. Но сам Горчаков сомневался в успехе предприятия, начатого под давлением из Петербурга и, в значительной мере, по инициативе генерал-адъютанта П. А. Вревского. Поражение на Чёрной речке окончательно убедило 1орчакова, что продолжение обороны «черноморской твердыни» не принесет ничего, кроме новых бессмысленных потерь. После падения Малахова кургана он смог организовать отход русских войск на Северную сторону, но считать это серьезным успехом не приходится -измотанные предыдущими боями союзники отступлению севастопольцев не препятствовали...
В декабре 1855 г. 1орчакова сменил генерал от инфантерии, генерал-адъютант А. Н. Лидере. Сам же Михаил Дмитриевич после смерти фельдмаршала Паскевича с января 1856 г. занимал высокую и ответственную должность наместника Царства Польского и командующего 1-й армией. Умер М. Д. Горчаков в мае 1861 г., согласно завещанию генерала похоронили на Братском кладбище в Севастополе.
Горчакова совершенно справедливо упрекали в нерешительности, неспособности принять трудное решение, отсутствии инициативы. Но никто и никогда не мог обвинить его в недостатке личной храбрости. Не связывали имя князя и с казнокрадством, мздоимством, кумовством. Даже родного брата - Петра Дмитриевича, убедившись в неспособности того командовать дивизией, главнокомандующий убрал из-под Севастополя. Недаром Михаила Дмитриевича солдаты прозвали «честным князем». Заслужить такую характеристику от подчиненных дано отнюдь не каждому военачальнику.

Внуком Горчакова (сыном его дочери Натальи Михайловны) был один из виднейших политических деятелей России начала XX в.: Пётр Аркадьевич Столыпин.

0


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » ГОРЧАКОВ Михаил Дмитриевич.