Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » Вегелин Александр Иванович.


Вегелин Александр Иванович.

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ ВЕГЕЛИН

https://img-fotki.yandex.ru/get/4132/19735401.b5/0_70cd2_c2715b31_XXXL.jpg

(1801 - 1860).

Поручик, командир 3 роты Литовского пионерного батальона.

Из дворян Волынской губернии.

Отец — доктор медицины Иоганн-Кристоф Вегелин; за матерью до 600 душ. Воспитывался в 1 кадетском корпусе, выпущен прапорщиком в 7 пионерный батальон — 26.7.1818, подпоручик — 1.2.1820, поручик — 25.3.1822, переведён в Литовский пионерный батальон — 30.6.1823.

Член тайного Общества военных друзей, организатор выступления Литовского пионерного батальона.

Арестован 26.12.1825 и находился в Белостоке.

Военным судом лишён дворянства, чинов и приговорён к смертной казни, по высочайшей конфирмации 15.4.1827 сослан на 10 лет в каторжную работу с оставлением затем в Сибири на поселении.

Отправлен из Тобольска по этапу с партией каторжников — 23.6.1827, доставлен в Читинский острог — 15.2.1828, прибыл в Петровский завод в сентябре 1830. По указу 8.11.1832 обращён на поселение в слободу Сретенскую Нерчинского заводского округа Иркутской губернии, высочайше разрешено поступить на службу в Отдельный кавказский корпус — 10.1.1837, определён рядовым в Кабардинский егерский полк — 18.8.1837, произведён за отличие в унтер-офицеры — 18.8.1838, юнкер — 6.12.1839, прапорщик — 22.7.1842, уволен в отставку по состоянию здоровья «без преимуществ» с воспрещением въезда в обе столицы и учреждением полицейского надзора по месту жительства — 27.1.1843. Жил в Полтаве, затем у родственников в г. Новой Праге Херсонской губернии и, наконец, в Одессе, где заведовал минеральными водами.

Умер в Одессе, где и похоронен (могила не сохранилась).

Брат — Эмилий, штабс-капитан л.-гв. Конно-егерского полка, адъютант гр. Ланжерона.

Сёстры:
Мария (в замужестве Козенс),
Софья (в замужестве Засс), начальница Полтавского института благородных девиц,
и Юлия (в замужестве Граве).

ГАРФ, ф. 48, оп. 1, д. 244; ф. 109, 1 эксп., 1827 г., д. 139, ч. 5; ЦГВИА, ф. 801, оп. 70, 1827 г., д. 45, ч. 1-3.

0

2

https://img-fotki.yandex.ru/get/6431/19735401.b5/0_70cd1_3b88400b_XXXL.jpg
 
Александр Иванович Вегелин. Акварель Н.А. Бестужева.
Петровский завод, декабрь 1832 г.- январь 1833 г.





***

Среди имен декабристов, по разным причинам не занявших видного места на скрижалях истории, числится имя Александра Ивановича Вегелина, чьи последние годы жизни после сибирской ссылки прошли в Одессе. Строго говоря, в полной мере к декабристам его можно отнести с оговорками, поскольку поручик Литовского пионерного батальона, состоял в относительно самостоятельном тайном Обществе Военных друзей. За попытку вооруженного выступления в известные памятные дни, Вегелин, наряду с капитаном Игельстромом, был приговорен к смертной казни, позже замененной десятью годами каторжных работ. В сибирской ссылке его содержали вместе с декабристами: был он дружен и часто общался с семьей Трубецких. Сохранились мемуарные свидетельства, например, о том, что расставаясь после сибирской ссылки как Трубецкой, так и Вегелин не могли сдержать слез…

Не лишним для характеристики Вегелина будет привести выписку, составленную в Аудиторском департаменте по военно-ссудному делу Литовского пионерного батальона:

«Игельстром и Вегелин первоначально противу… показаний в возмущении батальона не сознались; но когда подпоручик Петровский объявил в военном суде … о бывших между Игельстромом, Вегеленом, подпоручиком Гофманом, шляхтичем Руткевичем, разжалованном из чиновников 12 класса в рядовые Угречич-Требинском и им, Петорвским тайных связях, и что все они, кроме Руткевича, принадлежат к учрежденному ими в 1825-м году тайному обществу под названием «Военных друзей», то по изысканию о сем предмете, как имеющим связь с … происшествием касательно неучинения пионерным батальоном присяги, признаны виновными…».

К данному документу можно добавить только то, что и Вегелин, и Игельстром в ходе восстания проявили мужество, энергичность и упорство. Вечером в день событий они сами скачут в Белосток. Ими движет надежда: своим примером поднять Белостокский пехотный, а затем и Луцкий гренадерский полки. Все тщетно. Не поднялся полк… Слухи о крахе мятежа в столице приобретают реальные очертания – как раз в эту ночь в Белосток прибыл с соответствующим уведомлением фельдъегерь…

Александр Вегелин… Помимо главного дела его жизни, в котором, к слову, очень многое похоже на все, связанное с событиями на Сенатской площади, декабрист интересен и многим другим. Поразительным образом жизненные пути-дороги переплетаются со многими великими и известными современниками. И, прежде всего, русскими поэтами.

Так, Вегелин оказался у тела убитого Лермонтова на следующий день после роковой дуэли. Судя по всему, декабрист, служивший в ту пору на Кавказе, был довольно коротко знаком с поэтом. Вот как выглядит исполненный трагизма эпизод, в воспоминаниях декабриста Николая Лорера: «На другой день я еще не знал о смерти его (Лермонтова – В.К.), когда встретился с одним товарищем сибирской ссылки, Вегелиным, который, обратившись ко мне, вдруг сказал:

- Знаешь ли ты, что Лермонтов убит?

Если бы гром упал к моим ногам, я бы и тогда, думаю, был менее поражен, чем на этот раз. « Когда? Кем?» - мог я только воскликнуть.

Мы оба с Вегелиным пошли к квартире покойного, и тут я увидел Михаила Юрьевича на столе, уже в чистой рубашке и обращенного головой к окну. …Живописец Шведе снимал портрет с него масляными красками».

Мемуарные источники подтверждают близкое знакомство Вегелина и с поэтом-декабристом Александром Одоевским. Менее, чем за два месяца до своей внезапной кончины в письме к декабристу Михаилу Назимову, Одоевский упоминает Вегелина: «Мой сердечный привет тезке моему Александру Ивановичу. Обнимаю тебя от всего сердца и желаю тебе счастья и всех успехов возможных, равно как и Александру Ивановичу…».

Был дружен Вегелин, кстати, в одесский период своей жизни, и со Львом Сергеевичем, родным братом великого Пушкина. И в данном случае судьба распорядилась так, что именно Вегелин стал у гроба Левушки Пушкина. Слово Николаю Лореру: «Он (Лев Сергеевич – В. К.) занемог … водяною в груди, ездил в Париж и получил облегчение, но, возвратившись, снова предался своей гибельной привычке и скоро угас, в памяти и с той же веселостью, которая преобладала в нем всю жизнь его. С улыбкою он повторял: «Не пить мне больше кахетинского!» На руках товарища моего по Сибири А. И. Вегелина скончался Л. Пушкин на 41-м году от роду…». Недавнее открытие мемориальной доски в нашем городе – безусловно, событие правильное и радостное, но, полагаю, оно было бы еще более значимым, если бы организаторы действа вспомнили также о тех, кто был рядом со Львом Пушкиным в последние месяцы его жизни.

Думаю излишне подробно говорить о том, что эпизод, о котором повествует Лорер, имел место в Одессе. Кстати, и здесь сложно обойти вниманием тему исторической роли Одесской таможни. Факт – доказательств не требующий – родной брат великого поэта, прибыв в наш город, стал членом Одесской портовой таможни, прибыл в Одессу, где прослужил до самой смерти. Умер он, как известно, 19 июля 1852 года, а что касается таможенного ведомства тех времен, то там Льва Пушкина ценили, периодически отмечая даже «Высочайшими наградами».

***

Прервемся на мгновение. Вообще, история таможенного ведомства в Одессе многогранна – в ней хватает всего – и строгих фактов, и легенд с детективным душком, а также исторических анекдотов. Дабы развлечься, предлагаю один:

«При поимке контрабанды у сухопутной таможни случилось быть князю Воронцову и помещику Т.

- Как эти люди не могут изловчиться? - спросил Т. – Нет ничего легче, чем провести таможенных.

Управляющий таможней возразил, что, дескать, нет ничего труднее. Тогда Т. в присутствии светлейшего, пообещал завтра в 12часов дня провести через таможню «разного товара на 10 тысяч рублей». В присутствии великого управителя было заключено пари.

В назначенный час к таможне в собственном экипаже подкатил Т. Естественно, ему был учинен самый тщательный досмотр, даже экипаж был изрублен в щепки, за что пришлось хорошенько уплатить. В конце концов, после полной конфузии оппонентов, т подозвал к себе свою«болонку», на деле оказавшейся ряженой дворнягой. Естественно, вся контрабанда была сокрыта под ее «одеянием».

Не думаю, что современных таможенников удалось бы провести с помощью, в общем-то, незамысловатого трюка. Но то, что было в прошлом, нынче выглядит, согласитесь, забавно. Хотя, если вернуться к разговорам серьезным, то можно напомнить, например, о том, что при Воронцове таможенная политика совершенствовалась, а режим порто-франко был продлен еще на 10 лет.

***

Вернемся впрочем, к Вегелину. Да, одесский период жизни пожилого к тому времени человека, не отмечен яркими событиями. Если доверять справочнику «Декабристы», о котором уже не раз говорилось, то на склоне лет Вегелин жил в Одессе, где, как сообщает справочник, «заведовал Минералными водами». Впрочем, последнее утверждение более, чем спорно. Краевед и исследователь Владимир Чарнецкий, о котором говорил уже не раз, документально доказал, что Вегелин в 1848 году служил там в качестве эконома. Кстати, дом, где располагались «Минеральные воды» фрагментарно сохранен до сих пор - Дерибасовская, 26.

Что можно добавить к сказанному? Проживая в Одессе, Вегелин нередко встречался с собратьями, виделся он и с Сергеем Трубецким в пору приезда этого незаурядного человека на склоне лет в Одессу – факт, зафиксированный в мемуарах Трубецкого. К слову в Одессе Сергей Трубецкой пробыл на склоне лет не так уж мало - прибыв сюда в октябре 1858 года, он прожил здесь по июнь следующего, 1859 года. Событие не из ряда выдающихся, но все же… Трубецкой в одной из писем вспоминает: «.. ежедневно хожу часу во 2-м на бульвар и сижу на лавочке с Сашей, Надей и часто бегающими по бульвару Сережей и Колей, любуюсь на море и на проходящие и стоящие корабли (их, впрочем, мало – жалуются жители); к Саше подсядет Вегелин, и. как давнишний здесь житель, и знает всех. Ио называет проходящих и рассказывает их историю.

В 3 часа расходимся: Вегелин идет обедать к сестре своей м-м Граве, а мы в гостиницу Вагнера к Саше обедать. Эта гостиница принадлежит Лицею, но прежний хозяин пользуется ею до 1-го июля…».

Конечно, по данной теме никто не запрещает немного пофантазировать. Например, о том, что встречи Трубецкого с Вегелиным проходили буквально в канун отмены крепостного права и не обходились без обсуждения данной темы. Предположение отнюдь не беспочвенное. В письме, кстати, тоже написанном из Одессы, Трубецкой рассуждает:

«Теперь животрепещущий вопрос волнует все умы, каждый разрешает его своим образом, согласно с своими интересами, с своими опасениями и надеждами, и действуют на основании их. Но можно утвердительно сказать, что никто, ни партизаны, ни противники освобождения, не видят ясно не только отдаленных, но и ближайшего результата».

Впрочем, завершая настоящий разговор, лучше перейти к конкретике. Она, увы, ее радует. И Трубецкому, и Вегелину, после их последней встречи, остается жить совсем не много. Лидер декабризма Сергей Трубецкой уйдет из жизни осенью 1860 года и будет похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище. Кончина Вегелина последует в том же году и похоронят его в Одессе, на кладбище, которого в наши дни уже нет.

В. Константинов

0

3

Вегелин А.И. - Письмо к сестре, 24 сентября 1841 г. Пятигорск.

"Удивляюсь, что письмо мое от 18 июля не получено тобою, в нем упомянул вкратце о дуэли Лермонтова и описывал посетителей нынешнего курса, о первом вот как оно было. Покойник любил посмеиваться всегда над некоторыми слабостями Мартынова и, будучи с детства с ним знаком и в связи, позволял себе шутить над ним и перед чужими людьми. Однажды, находясь в доме генеральши Виртилиной, у которой три дочери и за которыми вся молодежь ухаживает, назвал Мартынова данным им прежде эпитетом Chevalier du poignard venu du monde sauvage1; (Мартынов носит черкесское платье и всегда при кинжале, по странностям умственным приобрел остальное). Мартынова это кольнуло, пошло объяснение, и назначена дуэль... Покойник жил с Васильчиковым <и> взял его в секунданты; Мартынов — с Глебовым и избрал его; и так все четверо — люди молодые, неопытные, не сказав никому слова, на другой день отправились за город, и по первому выстрелу бедный Лермонтов пал на землю! Конечно, нельзя оправдывать покойника, но и нельзя крепко винить Мартынова. Эпитет, данный Лермонтовым, был так часто повторяем им, что никак не мог он думать, чтобы Мартынов мог тем обидеться; присутствие девушек сделало всю беду, где они и не делают?..

Если б секунданты были бы поопытнее, можно бы было легко все это дело кончить бутылкой шампанского... Всех их отдали под военный суд без содержания под арестом — бедного Глебова крепко жаль, юноша едва начал поприще свое, уже жестоко ранен и сомнительно, чтобы когда-нибудь владел рукою, теперь эта история, с которой также нелегко развязаться".


1-  Рыцарь с кинжалом, пришедший с диких гор (фр.).

0

4

https://img-fotki.yandex.ru/get/69089/199368979.6/0_19d950_e7c74435_XXXL.png

0

5

Из офицеров - в юнкера, по "высочайшему повелению".

Виктор КРАВЧЕНКО

200 лет назад, в Волынской губернии, в семье доктора медицины Иоганна Христофа Вегелина и Фредерики Августы Игельстром родился сын Александр. По матери он приходился двоюродным братом Константину Игельстрому. Будущие декабристы дружили с детства, и их дальнейшая судьба сходна до мелочей. Оба закончили кадетский корпус в Петербурге и начали службу в Отдельном Литовском корпусе. О судьбе Александра Ивановича Вегелина, пронесшего свои декабристские убеждения через всю жизнь, пойдет сегодня речь.

Париж, 16 сентября (н.ст.) 1859 г.

А. И. Герцену.
"Милый друг Александр Иванович! Я уезжаю завтра в Россию и - прибавишь ты: "только теперь вздумал написать ко мне". Действительно, я немножко поздно хватился - но делать нечего. Собственно, пишу я к тебе, чтоб узнать, правда ли, что тебя посетил Чернышевский и в чем состояла цель его посещения и как он тебе понравился?.. Недели через две явится к тебе человек, которого ты, наверное, хорошо примешь, декабрист Вегелин, который желает с тобой познакомиться. Он привезет тебе от меня две важные рукописи, которые мне были доставлены для "Полярной Звезды" во время моего пребывания в Виши. Я познакомился с другим декабристом Волконским, очень милым и хорошим стариком, который тоже тебя любит и ценит...
Будь здоров. Кланяюсь Огареву, его жене и всем твоим. Твой Иван Тургенев".

Когда писалось это письмо, заканчивался жизненный путь декабриста, офицера, патриота России.

А начиналось все в 20-е годы, когда Вегелин, Игельстром и выпускник Вильненского университета Михаил Рукевич создали в войсках "Общество Военных друзей", которое к лету 1825 г. представляло собой довольно многочисленную организацию, имевшую представителей в ряде частей Отдельного Литовского корпуса и считавшую своей политической программой борьбу "за вольность" и "всеобщее благо". После смерти в Таганроге императора Александра I они настойчиво вели агитацию не присягать на верность подданства новому государю - Николаю I. Члены тайного "Общества Военных друзей", бросив вызов самодержавию, выступили одновременно с декабристами, с которыми идейно были близки.

Приговором Военного суда от 15 апреля 1827 г. Вегелин был лишен чина поручика, дворянского достоинства и приговорен к смертной казни, замененной ссылкой в каторжные работы. На каторгу он отправился вместе с Игельстромом и Рукевичем в мае 1827 г. В сопровождении жандармов осужденные доехали до Тобольска, а оттуда вышли в путь с колодничьей партией ссыльных. Генерал-губернатор Восточной Сибири А. Лавинский докладывал графу Дибичу в Петербург: "...Осужденные в каторжную работу государственные преступники Рукевич, Игельстром и Вегелин доставлены в Иркутск 15 числа сего января и отправлены под строгим присмотром к коменданту Нерчинских рудников".

Каторгу Александр Иванович отбывал вместе с декабристами в Петровском заводе. Спустя пять лет Вегелин был обращен на поселение в слободу Сретенскую Нерчинского заводского округа Иркутской губернии. В 1835 г. к нему перевели Игельстрома. Братья прожили вместе почти год, занимаясь сельским хозяйством. Затем, очевидно по ходатайству отца, генерал-майора Густава Игельстрома, последовало повеление Николая I определить Константина Игельстрома рядовым в Отдельный Кавказский корпус. А еще через год та же участь постигла и Вегелина.

В Ставрополе, в штабе командующего, Вегелин получил назначение в Кабардинский егерский полк, на правый фланг Кавказской линии.

Все последующие годы Вегелин участвовал во многих экспедициях, продолжая и службу, и дружбу со многими декабристами. В октябре 1838 г. К. Игельстром писал своему отцу: "С 15 августа я офицером в Кавказских саперах... Александр Вегелин при мне и будет произведен в унтер-офицеры. Он свидетельствует Вам свое почтение и благодарит Вас и Софию за память о нем". Участник тех событий, военный историк А. Зиссерман так описывал один из эпизодов бесчисленных стычек с горцами в окрестностях крепости Внезапной: "Для атаки этого аула и построенного при нем укрепления назначен был небольшой отряд из двух батальонов Кабардинского полка, двух рот Куринского, двух горных орудий и горской милиции, под начальством полковника Лабынцова. 12 мая, выступив с рассветом, колонна беспрепятственно прошла через лесную теснину и только при спуске с возвышений, близ самого аула встречена была сильным ружейным огнем... (Весь день продолжалась перестрелка. - Прим. В. К.). В 8 часов вечера полковник Лабынцов приказал войскам начать отступление. Особенно отличились здесь нашего полка... рядовые из политических преступников Назимов и Вегелин".

За летнюю кампанию 1839 года Вегелина произвели в юнкера.

Весной 1840 г. началось движение за Кубань для заселения берегов реки Лабы казачьими станицами, где намечалось до осени построить Засовское, Махошевское, Темиргоевское укрепления, чтобы иметь прочное сообщение с Кубанью. В лабинском отряде участвовал и юнкер Вегелин.

О Вегелине и Игельстроме декабрист А. Беляев отзывался очень тепло:"Александр Иванович Вегелин, личность очень занятая собой, любил покой и возможный комфорт, он был всегда серьезен и важен, смотрел на все критическим взглядом, любопытно, что все наши товарищи прозвали его диктатором... Игельстром был совершенной противоположностью Вегелину. Это был всегда веселый, беззаботный и действительно несносный, когда хотел кому-нибудь надоесть, но оба они были славные личности, благороднейших и честнейших правил и добрые товарищи".

Осенью Кабардинский полк в составе трех батальонов снова переводят на Восточный Кавказ, и Вегелин со своим батальоном выступил через Ставрополь на Терек. В декабре 1840 г. из Прочного Окопа М. Назимов писал И. Пущину в Туринск: "Вегелин и Беляевы еще не возвратились с левого фланга из Дагестана и Чечни, куда отправились в октябре для экспедиции. Но все они, слава Богу, здоровы и благополучны".

После окончания Сунженской экспедиции, когда войска встали на зимние квартиры, Вегелин вместе с братьями Беляевыми, вернулся в крепость Прочный Окоп, где на форштадте снимал небольшую комнату, а весною, получив разрешение, выехал на лечение в Пятигорск.

Трагическим утром 16 июля Лорер именно от Вегелина узнал о гибели М. Ю. Лермонтова. Николай Иванович описал это печальное событие так: "На другой день я еще не знал о смерти его, когда встретился с одним товарищем по сибирской ссылке, Вегелиным, который, обратившись ко мне, вдруг сказал: "Знаешь ли ты, что Лермонтов убит? Ежели бы гром упал к моим ногам, я бы и тогда, думаю, был менее поражен, чем на этот раз. Когда? Кем? - мог я только воскликнуть. Мы оба с Вегелиным пошли к квартире покойного, и тут я увидел Михаила Юрьевича на столе, уже в чистой рубашке и обращенного головой к окну"...

В Пятигорске Вегелин пробыл до поздней осени. Наступивший 1842 г. принес не только новые экспедиции, но и долгожданное производство в офицеры. Год спустя военный министр уведомил "о высочайшем повелении насчет увольнения от службы прапорщика Кабардинского Егерского полка Вегелина, проживать, согласно его избранию, в г. Полтаву, но безвыездно и под строгим секретным надзором полиции". И это - после столь самоотверженной службы...

Позже Александр Иванович переехал в Одессу, где и прошли последние годы его жизни. В этом портовом городе брат Вегелина Эмилий Иванович имел давние связи, а в 50-е годы проживала с семьей и сестра Юлия Ивановна (в замужестве Граве). Одесский период жизни Вегелина упоминается в переписке декабристов. Из воспоминаний Н. Лорера: "На руках товарища моего по Сибири Александра Ивановича Вегелина скончался Л. Пушкин на 47-м году от роду".

Как видим, Вегелин и в Одессе продолжал кавказскую дружбу с Львом Сергеевичем, последний служил там в таможне. Безусловно, Вегелин встречался и с С. Волконским, побывавшим в Одессе в сентябре 1858 г. Жена декабриста, Мария Николаевна (урожд. Раевская), будучи с мужем в Сибири, сыграла большую роль в организации переписки декабристов, в том числе Вегелина и Игельстрома, с родными. Декабрист С. Трубецкой, проживший в Одессе около года, упоминает о своих встречах с Вегелиным на Приморском бульваре осенью 1858 г.: "Я ежедневно хожу часу во 2-м на бульвар и сижу на лавочке с Сашей, Надей... Любуюсь на море и проходящие и стоящие корабли... (их, впрочем, мало, жалуются жители); к Саше подсядет Вегелин и как он давнишний здесь житель и знает всех, то называет проходящих и рассказывает их историю. В 3 часа расходимся, Вегелин идет обедать к сестре своей м-м Граве, а мы в гостиницу Вагнера к Саше обедать".

Надо полагать, темы их разговоров не ограничивались бытовыми. Россия стояла на пороге отмены крепостного права, шла подготовка крестьянской реформы, до которой оба декабриста так и не дожили. "Теперь живо-трепещущий вопрос волнует все умы, каждый разрешает его своим образом, согласно с своими интересами, с своими опасениями или надеждами, и действует на основании их. Но можно утвердительно сказать, что никто - ни партизаны, ни противники освобождения, не видят ясно не только отдаленных, но и ближайшего результата..." - писал С. Трубецкой из Одессы.

В августе 1859 г. "Одесский вестник" извещал об отъезжающих за границу: "Отставной прапорщик Александр Вегелин с племянницей, дочерью генерал-майора Мариею Граве". Через Константинополь они морем доплыли до Франции.

Возможная встреча Вегелина с Герценом (вспомним письмо И. Тургенева) в Лондоне подтверждает то, что он до конца своих дней сохранил верность декабристским убеждениям.

Скончался Александр Иванович в 1860 году в Одессе, где и был похоронен.

"Ставропольская правда", 27 апреля 2001 года.

0

6

http://forumfiles.ru/files/0019/93/b0/90316.jpg


Вегелин Александр Иванович (1801 — 1860, Одесса) — декабрист , командир 3 роты Литовского пионерного батальона. Член «Общества военных друзей».
Двоюродный брат Г. К. Игельстрома.

Из дворян Волынской губернии. Отец — доктор медицины Иоганн Кристоф Вегелин; за матерью числилось до 600 душ.

Воспитывался в 1-м кадетском корпусе, откуда был выпущен прапорщиком в 7-й пионерной батальон 26 июля 1818 года. Поручик (с 25 марта 1822 года) был переведён 30 июня 1823 года в Литовский пионерный батальон.

Состоял членом тайного «Общества военных друзей»; был организатором выступления Литовского пионерного батальона.

Находился под арестом с 26 декабря 1825 года в Белостоке.
Военным судом лишен дворянства, чинов и приговорён к смертной казни, но по конфирмации 15 апреля 1827 года сослан на 10 лет в каторжную работу с оставлением в Сибире на поселении по отбытии каторги.
С 15.2.1828 года находился в Читинском остроге, с сентября 1830 года — в Петровском заводе.
Указом 8 ноября 1832 года обращен на поселение в слободу Сретенскую Нерчинского заводского округа Иркутской губернии.
В 1835 году к нему перевели Игельстрома. Братья прожили вместе почти год, занимаясь сельским хозяйством.

В январе 1837 года ему было разрешено поступить на службу в Отдельный кавказский корпус — зачислен с 18 августа 1837 года рядовым в Кабардинский егерский полк. Участвовал в военных экспедициях, строительстве Головинского и Махошевського укреплений, форта Лазаревского.
За отличие 18 августа 1838 года произведён в унтер-офицеры. На Кавказе он познакомился с Львом Пушкиным, братом А. С. Пушкина, и Лермонтовым.

В январе 1843 года был уволен в отставку в чине прапорщика по состоянию здоровья, с запретом въезда в обе столицы и полицейским надзором по месту жительства.
Жил в Полтаве, затем у родственников в Новой Праге Херсонской губернии и в Одессе, где заведовал минеральными водами.

В Одессе на его руках умер Лев Пушкин; там же умер и он сам.
Похоронен на 1-м Христианском кладбище Одессы.

0

7

http://forumfiles.ru/files/0019/93/b0/90312.jpg


Александр Иванович Вегелин.
Акварель Н.А. Бестужева.
Петровский завод, декабрь 1832 г.- январь 1833 г.


Виктор Азаровский

Из Сретенска на Кавказ. Александр Иванович Вегелин

Он общался и дружил с лучшими поэтами своего времени.

Более того, участвовал вместе с ними в боевых действиях на Кавказе, присутствовал при последних часах и похоронах их. Прошедший через Нерчинскую каторгу и ссылку, вернувшись в европейскую Россию, он, возможно, без особых душевных волнений взирал на салонные, политические и военные страсти своей среды, умонастроение которой не разделял с юных лет.

Общество военных друзей имело мало общего с тайными обществами декабристов, но тем не менее офицеры общества, особенно двоюродные братья поручик Вегелин и капитан Игельстром, активно поддержали выступления декабристов. Каждый из них был приговорён к смертной казни, позже заменённой на десять лет каторги. Отмечен факт,что братья хотели возмутить полки в Белостоке и Луцке.

Он был дворянином. Родился в 1801 году в Волынской губернии. Отец его Иоганн Кристоф Вегелин, доктор медицины, мать – помещица, правившая 600 душами крестьян. Родители воспитывали сына в кадетском корпусе. 26 июля 1818 года, в 17 лет, он получил чин прапорщика и направлен в сапёрный батальон, который в то время именовали пионерным. Через пять лет его перевели в Литовский сапёрный батальон, который он позже и готовил к мятежу.

Декабристская деятельность, а также годы каторги и ссылки, в материалах о нём занимают мало места. Более всего уделено внимание известным людям XIX века, с которыми Александр Иванович Вегелин был связан тем или иным образом. Вот их фамилии – Михаил Юрьевич Лермонтов, Лев Сергеевич Пушкин, Александр Иванович Одоевский, Сергей Петрович Трубецкой. С последними двумя, особенно с Трубецкими, он был дружен ещё в годы каторги.

Лишенный дворянства и чинов он был отправлен на каторгу. С 15 февраля 1828 года отбывал наказание в Читинском остроге, с осени 1830 года – в Петровском Заводе. 8 ноября 1832 года отправлен на поселение в Сретенскую слободу Нерчинского заводского округа. Там он прожил 5 лет.

В наше время город Сретенск – один из районных центров Забайкальского края. Известно, что поселение появилось в 1689 как острог. Возможно, его основали жители бывшей Албазинской крепости, переселившиеся туда после уничтожения крепости маньчжурами. С 1798 года Сретенск – горно-заводское селение, с 1851-го – центр казачьей станицы.

По описанию Вегелина Сретенск был деревушкой из нескольких бедных изб, зажатых с трёх сторон большими горами, а с четвёртой – рекой Шилкой. На горах ничего не росло, кроме скудного березняка. Там суровые холода резко сменяются теплом, вызывая сильнейшую лихорадку у жителей. Медицина только народная. Особенность Сретенска – неимоверно вздутые цены.

Жил он на поселении трудно. Квартиру снимал, никакой мебели не было. Всё делал сам. Общаться было не с кем. Все дни недели обучал грамоте мальчика, который ему прислуживал. Подолгу болел. И всё же понемногу он втянулся в местную жизнь, стал заниматься огородом, ему разрешили заняться ревизской переписью.

Он отмечал, что тягостнее всего жить целыми месяцами не приговорив ни слова. Не с кем. О чём и с кем он мог разговаривать в Сретенске, если даже в среде декабристов его называли «диктатором» за чрезмерно строгие требования к себе и окружающим?

Но в 1835 году в Сретенск перевели  брата – Константина Игельстрома… Далее судьба его круто изменилась: он написал письмо шефу 3 отделения А. Х. Бенкендорфу, в котором просил его обратиться к царю с ходатайством разрешить братьям переселиться на Кавказ. Разрешение было получено.

В августе 1837 года он был зачислен в Кабардинский егерский полк рядовым. Через год, за храбрость, получил чин унтер-офицера. Воевал в Большой и Малой Чечне. На Кавказе он познакомился с Михаилом  Лермонтовым, Львом Пушкиным, встретился с Александром Одоевским. Стал свидетелем дуэли и смерти Лермонтова. Вероятно, он единственный, кто дал довольно точную причину ссоры между Мартыновым и Лермонтовым, которая отражена в его письме к сестре. Он не осуждает ни поэта, ни его убийцу, но только сожалеет о случившемся и жалеет участников трагедии…

По свидетельству очевидцев Лев Сергеевич Пушкин умер на руках Вегелина, об этом пишет его знакомый и друг по сибирской ссылке Николай Лорер. Событие это случилось в июле 1852 года, в Одессе, где в то время жил Александр Иванович Вегелин.

В отставку он ушёл в 1843 году, успев получить чин прапорщика. В столицы въезд ему был запрещён. Известно, что он жил в Полтаве, в Новой Праге. Исследователи пишут, что он заведовал минеральными водами в Одессе. Не знаю как можно заведовать источниками, скорее всего он был управляющим санаториями или чиновником в каком-нибудь курортном ведомстве.

Умер он в 1860 году. Похоронен на Христианском кладбище Одессы.

0

8

http://forumfiles.ru/files/0019/93/b0/31370.jpg

0


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » Вегелин Александр Иванович.