Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » А.С.Грибоедов » ГРИБОЕДОВ Александр Сергеевич.


ГРИБОЕДОВ Александр Сергеевич.

Сообщений 61 страница 70 из 70

61

https://img-fotki.yandex.ru/get/202385/199368979.6e/0_2065e4_d826c934_XXXL.jpg

0

62

https://img-fotki.yandex.ru/get/756497/199368979.6e/0_2065df_c9c44a91_XXXL.jpg

ГРИБОЕДОВ Александр Сергеевич.
Акварельный портрет работы Петра Андреевича Каратыгина

0

63

https://img-fotki.yandex.ru/get/483372/199368979.6e/0_2065e1_d8740aed_XXXL.jpg

Александр Сергеевич Грибоедов.
Гравюра Н. Уткина. 20 октября 1829 г.

0

64

https://img-fotki.yandex.ru/get/772910/199368979.6e/0_2065e8_3b1d3948_XXXL.jpg

ГРИБОЕДОВ Александр Сергеевич.
Неизвестный художник.
Всероссийский музей А. С. Пушкина. 1820-е гг.

0

65

https://img-fotki.yandex.ru/get/767483/199368979.6e/0_2065e9_6c798c3_XXXL.jpg

Петр Фёдорович Борель. Портрет Александра Сергеевича Грибоедова.

М.В. Нечкина. Грибоедов и декабристы.

Грибоедов А.С.  "Горе от ума"

Александр Сергеевич Грибоедов в Персиии и на Кавказе в 1818-1828 гг.

А.С. Грибоедов.  Деятельность его как дипломата 1827-1829 гг.

П.Е. Щёголев. Грибоедов и декабристы.

Ю. Хечинов. Жизнь и смерть А. Грибоедова.

Сделаться в узах лучшим, нежели на самой свободе…

П.А. БЕСТУЖЕВ  ИЗ «ПАМЯТНЫХ ЗАПИСОК»

А.А. Бестужев     Знакомство моё с А.С. Грибоедовым

Радищев и Грибоедов: малоизвестные факты и интересные совпадения в биографиях

Александр Сереевич Грибоедов

Валерий ЯРХО    ГРИБОЕДОВ И ЕВНУХИ

Арест Грибоедова  (из воспоминаний Н.В. Шимановского)

Заметка о кончине Грибоедова

С. А. Фомичев. Личность Грибоедова

С. Н. БЕГИЧЕВ        ЗАПИСКА ОБ А. С. ГРИБОЕДОВЕ

Н. Н. Муравьев-Карский. Из "Записок"

Комментарии к воспоминаниям

Именной указатель к воспоминаниям

Д. Ф. Харламова. Еще несколько слов о Грибоедове

Был ли А.С. Грибоедов членом Северного общества декабристов?

Смерть А.С. Грибоедова

Грибоедова Нина Александровна

0

66

Сергей Дмитриев 
Странник русской поэзии. Грибоедов - одна из самых загадочных фигур XIX в.

30 января 1829 года поэт и драматург Александр Грибоедов был зверски убит в Тегеране.

Современники называли его одним из величайших дипломатов и миротворцев своего времени.

Надо сказать, что реальный Грибоедов был никак не похож на скучный образ автора «Горе от ума», навязанный нам со школьной скамьи.

Как справедливо отмечал Пушкин, прекрасно знавший поэта и даже собиравшийся написать о нём роман, «жизнь Грибоедова была затемнена некоторыми облаками: следствие пылких страстей и могучих обстоятельств». Попробуем напомнить о некоторых тайнах биографии поэта.

История поэта и дипломата Грибоедова

Грибоедова можно без преувеличения назвать странником русской поэзии. Из 34 прожитых им лет более 16 он беспрерывно скитался. Началось всё со службы в Брест-Литовске в Кавалерийских резервах (с лета 1812 до конца лета 1815 г.), а в июне 1817 г. поэт был принят на службу в Коллегию иностранных дел в Санкт-Петербурге и через год назначен секретарём при русском поверенном в Персии. Отправляясь в эту страну, Грибоедов первым открыл для поэтического вдохновения Кавказ - эту Мекку русских поэтов. Ему суждено будет четырежды совершить путешествия на Восток, а из Санкт-Петербурга - в Тифлис и обратно 7 раз.

В ту эпоху странствовать приходилось в тяжелейших условиях в каретах, кибитках, повозках или верхом, причём не более 50-70 вёрст в день. И немудрено, что все путешествия сопровождались различными опасностями. Поэт сам нагадал себе мрачное пророчество ещё в Новгороде на своём первом пути в Персию. В письме другу Бегичеву 30 августа 1818 г., вспоминая судьбу Александра Невского, скончавшегося на пути из Золотой Орды, он писал: «Нынче мои именины: благоверный князь, по имени которого я назван, здесь прославился; ты помнишь, что он на возвратном пути из Азии скончался; может, и соименного ему секретаря посольства та же участь ожидает, только вряд ли я попаду в святые!» До гибели поэта оставалось тогда ещё более 10 лет, но нашёл он её именно на Востоке!

Однако Восток принёс поэту не только смерть, он подарил ему и величайший творческий взлёт - комедию «Горе от ума». Ключевую роль здесь сыграл вещий сон, который он сам описал в письме неизвестной женщине в Тавризе 17 ноября 1820 г. Во сне на праздничном вечере знакомая попросила его: «Дайте мне обещание, что напишете». - «Что вам угодно?» - «Сами знаете». - «Когда же должно быть готово?» - «Через год непременно». - «Обязываюсь». - «Через год, клятву дайте». - И я дал её с трепетом».

Именно в Тавризе, в Персии, поэт написал первые сцены «Горя от ума».

Заменил целую армию

Ещё одна неизвестная сторона облика Грибоедова связана с его «воинской доблестью». В 1819 г., находясь в Тавризе, Грибоедов совершил свой первый настоящий подвиг - с риском для жизни он в противовес усилиям персидских властей вывел в Тифлис 158 солдат «русского батальона», находившихся на шахской службе, но выразивших своё желание вернуться в Россию после агитации Грибоедова. В Тифлис отряд добирался целый месяц, испытав издевательства, попытки спаивания, подкупа солдат, голод и даже нападения: «В Маранде... камнями в нас швыряют, трёх человек зашибли».

Вернувшись из Персии на кавказскую службу, в 1825-1826 гг. Грибоедов участвовал в экспедиции генерала А. А. Вель­яминова против кабардинцев и черкесов, а потом сам напросился поехать в Чечню, полыхавшую войной. Однажды, попав под обстрел, Грибоедов сам себе решил доказать, что он не трус: «Я хотел не дрожать перед ядрами, в виду смерти, и при случае стал в таком месте, куда доставали выстрелы с неприятельской батареи. Там сосчитал я назначенное мною самим число (124. - Авт.) выстрелов и потом тихо поворотил лошадь и спокойно отъехал прочь. После я не робел ни от какой военной опасности».

Но не только храбрость отличала молодого дипломата. Он неоднократно проявлял себя и профессиональным разведчиком. Этот талант в полной мере пригодился поэту во время тайных переговоров с Эхсан-ханом, комендантом крепости Аббас-Абад, который после этих переговоров изъявил желание принять русское поддан­ство. Крепость была фактиче­ски сдана комендантом русским войскам 7 июля 1827 г., а сам Эхсан-хан был назначен вскоре губернатором Аббас-Абада. Наместник Кавказа Н. Н. Муравьёв-Карский утверждал впоследствии, что «Грибоедов в Персии заменял нам там единым своим лицом двадцатитысячную армию».

Но самая главная тайна жизни Грибоедова - тайна его гибели в Тегеране 30 января 1829 г., когда толпа фанатиков ворвалась в российское посольство. Совершенно ясно, что поэт пал жертвой серьёзного политического заговора, в котором участвовали и англичане, не желавшие усиления России, и шахские ставленники, боровшиеся за власть и желавшие вновь воевать с Россией, и мусульманские духовные деятели, стремившиеся отомстить «непокорному Вазир-Мухтару».

Его гибель породила массу вопросов: где находилось и какие издевательства претерпело тело поэта после трагедии? Почему оно было первоначально захоронено на территории армянской церкви Фаддея и Бартоломея в Тегеране и как было отправлено потом в Грузию? Правду ли говорят ныне служители этой церкви, что голова Грибоедова так и не была тогда найдена, а была перезахоронена в той же церкви только в 1836 г. вместе с телами других убитых во время штурма?

0

67

Константин Кудряшов

Многоликий классик. Грибоедова считали чиновником, но он был поэтом

15 января 1795 г., появился на свет дворянин, дуэлянт, пианист, композитор, драматург, поэт, дипломат, гусар, лингвист, полиглот, востоковед, чиновник, кавалер ордена св. Анны и ордена Льва и Солн­ца, классик русской литературы Александр Грибоедов.

Даже простое перечисление областей, в которых Грибоедов оставил серьёзный след, кажется фантастикой. Тем не менее так оно и было. Правда, с одной поправкой, на которую указал сам Александр Сергеевич в беседе со знаменитым тогда актёром Петром Каратыгиным:

- Ах, у вас столько талантов! - в благоговении промолвил актёр. - Вы и наездник, и военный, и литератор, и музыкант!

- Поверь мне, Петруша, - блеснул очками Грибоедов. - У кого много талантов, у того нет ни единого настоящего.

«Служить бы рад»

Насчёт «ни единого» он, пожалуй, слукавил. Впрочем, не вполне. Военным Грибоедов был и впрямь неважным. Обычно биографы пишут: «В грозу Отечественной войны 1812 г. Александр Грибоедов вступил в Московский гусарский полк графа Салтыкова, чтобы сражаться с армией Буонапартия». Каковы были сражения этого полка, можно узнать из донесений владимирского губернатора Супонева. Вот как полк отступал вглубь России: «В кабаках били окна, и двери, и стёкла, вино таскали в вёдрах, штофах, полуштофах, манерках и кувшинах. Всё, что там ни находили, брали себе без денег. Всего по городу и уезду в питейных домах и подвалах разграблено вина, водок и стеклянной разной казённой посуды на 21 099 рублей». Учитывая цену денег (корова тогда стоила около 5 руб.), неудивительно, что «гусарский корнет Грибоедов заболел и остался во Владимире».

Что же касается дипломатического поприща, то здесь Александр Сергеевич не подвёл, хоть и кокетничал иной раз: «Я проклял то время, когда надел этот мундир! Выйдет время службы - сменю его хоть на мужицкий армяк!» Тем не менее он заслужил вечную признательность армянского народа только за то, что значительную часть их соплеменников сумел перевести из власти жестокой и фанатичной мусульманской Персии под власть православной и веротерпимой России. В конце концов явный недоброжелатель Грибоедова, кавказский наместник Николай Муравьёв нашёл силы сказать: «В Персии, в чине посланника, был совершенно на своём месте. Он заменял нам там единым своим присутствием двадцатитысячную армию. Во всей России не найдётся, быть может, способного на то человека...»

Промедление смерти

Если же рассмотреть творческое наследие классика, то придётся поверить ему на слово. Кто может с ходу назвать больше одного литературного произведения Грибоедова? Разве что маститые литературоведы. Мы же знаем только «Горе от ума». В музыке - «Грибоедовский вальс». И всё. На самом деле вспоминать больше и нечего - начатые и незаконченные драмы «Грузинская ночь», а также «Родамист и Зенобия» не в счёт. Было ещё два десятка стихотворений, о которых пишут: «До нас дошли только упоминания, самих же текстов нет».

В музыкальной критике есть хлёсткое определение: «группа одной песни». Это не значит, что написана лишь одна композиция или группа совсем уж бездарна. Это скорее странная и трагическая судьба. Вот как писал век спустя после смерти Грибоедова советский критик Наум Берковский: «Александр Сергеевич мало кому известен. Он построил «Горе от ума». И ещё популярен сюжет его трагической гибели в Персии».

А вот что писал поэт Александр Блок: «Горе от ума», я думаю, - гениальнейшая русская драма. Но как поразительно случайна она! И родилась она в какой-то сказочной обстановке - среди грибоедовских пьесок, совсем незначительных. В мозгу петербургского чиновника с лермонтовской желчью и злостью в душе, с лицом неподвижным, в котором «жизни нет».

«Нет жизни» - это можно списать на позднейший портрет кисти Крамского, написанный через 44 года после смерти Грибоедова. Современники классика были иного мнения: «Он был хорошего роста, интересной наружности, брюнет с живым румянцем, выразительной физиономией и твёрдой речью», - это слова Василия Андреева, его сослуживца. А вот как отзывался о нём декабрист Александр Бестужев: «Кровь сердца всегда играла на его лице». И, наконец, Пушкин: «Это один из самых умных людей в России».

Но вообще оценки современников крайне противоречивы. «Он был честолюбец, человек обдумывания и расчёта», - пишет поэт Пётр Вяземский. И он же спустя несколько лет отмечал в письме: «Познакомься с Грибоедовым! Он умён, пламенен, в нём есть что-то дикое, самолюбие, чуть что, встаёт на дыбы!»

Лев Толстой сказал, что любой человек способен написать одну книгу. Но только о себе, пользуясь фактами и примерами из своей биографии и примерами из жизни друзей и близких. Дальше уже начинается профессия. Сто лет спустя другой классик, Сергей Довлатов, заметил: «Литература заменяет всё. Иногда даже становится дороже жизни».

Судьба Грибоедова очень точно попадает под эти определения. Он написал гениальную драму и благодаря ей одним движением пера поместил себя в золотой фонд русской литературы. И, как многие считают, этой божественной вспышкой исчерпал свой талант. После его трагической смерти актёр Михаил Щепкин заметил: «Грибоедов мог спастись, но, давно обуреваемый болезненным самолюбием и не умея создать ничего равного гениальному «Горю», давно мечтал о смерти и сам бросился в толпу мятежников и погиб в бою...»

Пушкин же так отозвался о его гибели: «Это достойно Шекс­пира. Для человека - ужасно. Для художника - прекрасно!»

А мы тем временем уже не первый век цитируем грибоедовские строки: «Служить бы рад - прислуживаться тошно», «А судьи кто?» и - далее по тексту...

0

68

Константин Кудряшов

Александр Грибоедов: гибель посла империи

Этот человек оставил после себя одну комедию, два десятка стихотворений, мирный договор, глубокое почтение армянского народа и...

А именно - у Пушкина, в «Путешествии в Арзрум»: «Откуда вы? - спросил я их. - «Из Тегерана». - «Что вы везёте?» - «Грибоеда»

Он родился 15 января. Это, пожалуй, единственная точная дата, связанная с появлением на свет будущего классика Александра Сергеевича Грибоедова. Уже с этого самого момента история его жизни наполнена загадками и тёмными тайнами. Дело в том, что даже год рождения определить затруднительно. На памятниках и в энциклопедиях обычно указывают 1795 г. И в этом случае мы сейчас отмечаем не совсем круглый, но всё же юбилей блестящего вундеркинда, который поступил в Московский университет в 11 лет, закончил его в 15, в 21 год начал писать свою гениальную комедию «Горе от ума». Однако есть сведения, что Грибоедов родился на пять лет раньше, в 1790 г. Тогда стоит почтить вполне круглую годовщину рождения человека скрытного, дерзкого, талантливого, но весьма циничного. Что из всего этого правда? Пожалуй, можно склониться к тому, что второй Грибоедов всё-таки более достоверен.

Гусар с бутылкой?

Начнём с того, что Александр Сергеевич не мог родиться 15 января 1795 г., поскольку 13 января того же года на свет появился его младший брат Павел, о чём есть запись в метрической книге московской церкви Успения на Остоженке. Собственно говоря, и сам классик это признал, но только в 1818  г. Тогда ему присвоили чин титулярного советника, который давал право на потомственное дворянство. А до этого огласка года рождения автоматически делала писателя незаконнорождённым, лишённым всех прав дворянина. Ведь его родители поженились только спустя полтора года после того, как у них появился ребёнок. Самое интересное, что при венчании вопрос о смене фамилии даже не стоял - и невеста, и жених прописывались по паспорту Грибоедовыми. Так как мать классика приходилась его отцу… троюродной тётей…

Дальше всё сходится - и учёба в университете, и война с Наполеоном, и служба в Дипломатическом корпусе, и написание «Горя от ума», и женитьба на мегрельской княжне Нино Чавчавадзе… Нет, всё-таки сходится не совсем всё. Биографы, как правило, упоминают о том, что «в грозу Отечественной войны 1812 г. Александр Грибоедов вступил в Московский гусарский полк графа Салтыкова, чтобы сражаться с армией Буонапартия». Каковы были сражения этого полка, можно узнать из донесений владимирского губернатора Супонева. Вот как полк отступал вглубь России: «В кабаках били окна, и двери, и стёкла, вино таскали в вёдрах, штофах, полуштофах, манерках и кувшинах. Всё, что там ни находили, брали себе без денег. Всего по городу и уезду в питейных домах и подвалах разграблено вина, водок, и стеклянной разной казённой посуды на 21 099 рублей». Учитывая цену денег (корова тогда стоила около 5 рублей), неудивительно, что «гусарский корнет Грибоедов заболел и остался во Владимире».

Странное дело - с гусарами в нашей литературе прочно ассоциируются Денис Давыдов и Михаил Лермонтов, но уж никак не Грибоедов. С дуэлями - Пушкин и Михаил Лермонтов, но опять-таки ни разу не Грибоедов. А тем не менее он всех их опередил! И в гусарстве, и в поединках. Хотя бы потому, что кавказская дуэль 1818 г. для него закончилась относительно успешно. Его противник, известный забияка Якубович, хотя и целил Грибоедову в живот, но попал в кисть левой руки. Якубович был рад и тому: «По крайней мере играть перестанешь!» - опыты Грибоедова с фортепианными вальсами уже тогда были известны. Будущий автор «Горя от ума», а ныне секретарь персидской миссии, ценя свой статус и не желая рисковать, хладнокровно целил в голову. Но промахнулся - «пуля прошла между ухом и шеей».

Дипломат без пушек

Об этой дуэли говорят скупо, о «гусарских подвигах» Грибоедова и вовсе предпочитают молчать. Единственное, о чём говорят с охотой, - о гибели статского советника, министра-резидента, а по-нынешнему - полномочного посла Грибоедова. Чин этот он получил за участие в составлении Туркманчайского мирного договора 1828 г., согласно которому армяне, жившие под тяжёлым гнётом персов, получили право переселиться в пределы Российской империи. Те же армяне, кого задерживали, могли рассчитывать на Грибоедова. Вот что он писал себе в качестве памятки для дипломатической работы в Иране: «На словах и в переписке не сохранять тона умеренности - персияне его причтут к бессилию. Угрожать им бунтом за бунт. Угрожать, что возьмём все их провинции в Южном Азербайджане». И главное: «Условия предварительных соглашений - уплата немедленно наличной суммы, возвращение всех наших пленных и тех, кто согласен принять российское подданство». Под последними как раз и понимались армяне. Ну а наличная сумма исчислялась 20 млн рублей. Неслабо?

А персы были готовы платить и больше. Но тут Грибоедову не повезло - под его защиту встали не только армянки, насильно взятые в гарем персидского шаха, но и армянин Мирза-Якуб, который «много лет был казначеем и главным евнухом, знал все тайны гарема и семейной жизни шаха и мог огласить их». Вот тогда в Тебризе, где находилась русская миссия, случился бунт. Но Грибоедов, чётко соответствуя своим памяткам, ответил на него как должно. Впрочем, причины его ответа кроются, как кажется, не в сфере дипломатии, а в литературе.

Комедия Грибоедова «Горе от ума». Бич для школьников, услада для литературоведов и историков, а для нормальных русских людей - источник вроде как народной мудрости: «Служить бы рад, прислуживаться тошно», «А судьи кто?», «И дым отечества нам сладок и приятен!» или того пуще: «Свежо предание, а верится с трудом!» Говорят, что именно она стала причиной смерти Александра Сергеевича в далёкой Персии. Вот подлинные слова московского актёра Щепкина: «Грибоедов мог спастись, но, давно обуреваемый болезненным самолюбием и не умея создать ничего равного гениальному «Горю», давно мечтал о смерти и сам бросился в толпу мятежников и погиб, нисколько не сопротивляясь».

Один из первых классиков русской литературы стал первым из запрещённых авторов. «Горе от ума» впервые без купюр было издано только в 1862 г. - спустя 33 года после его гибели. А до этого Грибоедов был одним из самых дерзких диссидентов - его комедия переписывалась от руки и разошлась по России в количестве 45 тыс. экземпляров. А бессмертный автор басни про Ворону и Лисицу Иван Андреевич Крылов сказал юному стихотворцу: «Этого цензоры не пропустят».

Его убили не на дуэли. И здесь даже не было самоубийства… Его растерзали как посла Империи. Империи, интересы которой он защищал до последнего вздоха.

0

69

М.В. Нечкина. Грибоедов и декабристы.

Грибоедов А.С.  "Горе от ума"

Александр Сергеевич Грибоедов в Персиии и на Кавказе в 1818-1828 гг.

А.С. Грибоедов.  Деятельность его как дипломата 1827-1829 гг.

П.Е. Щёголев. Грибоедов и декабристы.

Ю. Хечинов. Жизнь и смерть А. Грибоедова.

Сделаться в узах лучшим, нежели на самой свободе…

П.А. БЕСТУЖЕВ  ИЗ «ПАМЯТНЫХ ЗАПИСОК»

А.А. Бестужев     Знакомство моё с А.С. Грибоедовым

Радищев и Грибоедов: малоизвестные факты и интересные совпадения в биографиях

Александр Сереевич Грибоедов

Валерий ЯРХО    ГРИБОЕДОВ И ЕВНУХИ

Арест Грибоедова  (из воспоминаний Н.В. Шимановского)

Заметка о кончине Грибоедова

С. А. Фомичев. Личность Грибоедова

С. Н. БЕГИЧЕВ        ЗАПИСКА ОБ А. С. ГРИБОЕДОВЕ

Н. Н. Муравьев-Карский. Из "Записок"

Комментарии к воспоминаниям

Именной указатель к воспоминаниям

Д. Ф. Харламова. Еще несколько слов о Грибоедове

Был ли А.С. Грибоедов членом Северного общества декабристов?

Смерть А.С. Грибоедова

Грибоедова Нина Александровна

0

70

  Н.  И.  Попова

ИКОНОГРАФИЯ А. С. ГРИБОЕДОВА

В 1929 г., к столетию гибели А. С. Грибоедова, в Москве были организованы две выставки: «А. С. Грибоедов. 1829—1929. Жизнь. Творчество. Театр» (на базе Государственного Театрального музея имени Бахрушина — ЦГТМ) и «А. С. Грибоедов и его время» (в Государственном Историческом музее — ГИМ).

На этих выставках были использованы материалы и документы многих музеев, архивов и частных собраний. Иконография Грибоедова была представлена как его прижизненными портретами, так и позднейшими работами, охватывая период от начала XIX в. до советского времени.

Особенностью выставок было то, что на них экспонировались не только оригиналы, но копии и фотографии тех портретов, которые по тем или иным причинам не могли быть представлены. Это обстоятельство, конечно, не могло не отразиться на художественном уровне выставок, но представляло большой интерес с источниковедческой точки зрения.

185

Обе выставки были уникальным соединением почти всех известных на то время портретов писателя, которое было зафиксировано в вышедших тогда же, в 1929 г., каталогах. («По выставке в Государственном Театральном музее» — тир. 500 экземпляров, «По выставке в Государственном Историческом музее» — 1000).

Мы сочли необходимым восстановить иконографические разделы каталогов обеих выставок и прокомментировать их, чтобы выявить происшедшие изменения и уточнения в атрибуции портретов и указать их нынешнее местонахождение. Эти материалы войдут в первый раздел нашей статьи, которая строится следующим образом: вначале воспроизводится текст аннотации по каталогам, затем комментарий: описание портрета, изменения в атрибуции, его нынешнее местонахождение и сведения о том, где портрет воспроизведен.

Во втором разделе будут опубликованы иконографические материалы, не экспонировавшиеся на выставках, или вошедшие в научный оборот после 1929 г.*

I

Иконография А. С. Грибоедова по каталогу выставки «А. С. Грибоедов. 1829—1929. Жизнь. Творчество. Театр». ЦГТМ.

1. Ребенок (?) Фототипия.

Имеется в виду фотография с карандашного наброска, изображающая мальчика в 3/4 вправо, в рубашке с расстегнутым воротом, находящаяся в архиве Н. К. Пиксанова в ИРЛИ АН СССР. Переснята с фотографии, помещенной в «Альбоме выставки XII археологического съезда» в Харькове (М., 1903. № 113). Все фотографии из этого альбома в свою очередь были сделаны с фамильных портретов Грибоедовых, в 1903 г. являвшихся собственностью некоего Памфилова. Связь данного портрета с именем Грибоедова представляется недоказанной. Местонахождение оригинала неизвестно.

См.: Цымбал Е. В. «Загадки грибоедовских портретов» // Сов. музей. М., 1985, № 5.

2. Мальчик (?). С портрета, принадлежавшего Д. Г. Гинбургу; видимо, имелась в виду живописная копия, сделанная с портрета. В настоящее время в фондах ЦГТМ не числится.

Фотография с этого портрета находится в архиве Н. К. Пиксанова в ИРЛИ (инв. № 981/35). На ее обороте следующая надпись: «Портрет Грибоедова-отрока (из собрания барона

186

Д. Г. Гинбурга, куда было приобретено из киевского собрания Идзиковского, к которому попало, по преданию, из смоленского имения Грибоедовых). Оригинал — масло. Н. Пиксанов». На портрете изображен мальчик в полный рост, в фас, с книгой в руке на фоне открытой балюстрады и парка.

Местонахождение оригинала неизвестно.

Впервые опубликован в книге «А. С. Грибоедов в воспоминаниях современников». М., 1929 (с пометой «С неизданного портрета»).

3. (?) юноша. Масло. Неизв. худ. — Государственный Гомельский музей.

Сведений о портрете нет.

4. Фотография с миниатюры, рис. П. Каратыгина. 1820 г.

Оригинал миниатюры, экспонировавшейся на выставке 1929 г. в виде фотографии, в начале 1940-х гг. был приобретен ГЛМ, где находится и ныне.

Изображение поясное, в профиль, во фраке, с черным шейным платком, с высоким тупеем, хохлом на голове.

На обороте надпись, сделанная рукой сына художника П. П. Каратыгина (1832—1888): «26 августа 1881 г. Благороднейшему почитателю Грибоедова от П. К. Рисовано с натуры в марте 1829 года Петром Андреевичем Каратыгиным». Надпись не только отвергает датировку миниатюры 1820-м г., но ставит под сомнение прижизненность ее написания: Грибоедов погиб в январе 1829 г. По мнению М. Ю. Барановской, портрет мог быть автокопией, сделанной П. А. Каратыгиным в 1829 г. с более раннего портрета, рисованного с натуры (Лит. наследство. Т. 47—48. С. 367—368). На другом портрете Грибоедова, где он изображен сидящим за столом, Каратыгин повторил ту же высокую прическу, с тупеем на голове (см. раздел 1 № 9). Об этом втором портрете М. И. Семевский считал, что он написан Каратыгиным по воспоминаниям (Русская Старина. 1874. Май. С. 171). Не была ли и миниатюра написана П. А. Каратыгиным по воспоминаниям о Грибоедове в марте 1829? Воспроизведена в кн.: Лит. наследство. Т. 47—48. С. 369.

5. Рисунок тушью с портрета, рис. П. Каратыгина. Находится в собрании ЦГТМ.

Изображение поясное, в профиль. Восходит к миниатюрному портрету работы П. А. Каратыгина. Сепия (?) Коричневая акварель (?). На обороте надпись: «Копия Гундырева с рис. Каратыгина. Оригинал в Академии».

6. Цветн. каранд., неизв. худ. Робильяра (?) 1824—1825 гг. Находится в ГПБ. Один из самых интересных прижизненных портретов писателя, вделан в переплет списка «Горя от ума», подаренного Грибоедовым Булгарину с надписью: «Горе мое поручаю Булгарину». В своих воспоминаниях Булгарин писал об этом портрете: «В 1824 году, в мае, Грибоедов получил позволение отправиться за границу на излечение болезни, но, прибыв в Петербург, остался там и прожил около года. В это время

187

упросил я его позволить списать с себя портрет собственно для меня. Это единственный портрет его».

Грибоедов изображен в 3/4 влево, с книгой подмышкой, облокотившимся на спинку стула.

Авторство Робильяра или О. Эстеррейха (по гипотезе П. С. Краснова в сб.: А. С. Грибоедов. Творчество. Биография. Традиции. Л., 1977. С. 257—262) оспорено исследованием М. Д. Ромма (ж.: Художник, 1983, № 7. С. 54—55). Автором портрета является М. И. Теребенев (1795—1864), исполнивший целый ряд акварельных и миниатюрных портретов, в том числе друзей Грибоедова: А. И. Одоевского и А. В. Всеволожского. Портрет выполнен гуашью, смешанной с акварелью.

Считается одним из самых достоверных портретов писателя, который явился оригиналом для получившей широкую известность гравюры Н. И. Уткина.

Воспроизведен (в черно-белом варианте) в кн.: Лит. наследство. Т. 47—48. С. 151.

7. Миниатюра на кости, худ. Жигалева. 1826. — Государственный музей революции.

Связь с именем Грибоедова не доказана. В настоящее время миниатюра выведена за пределы грибоедовской иконографии.

Воспроизведена в альбоме «Русские портреты XVIII—XIX столетий». СПб., 1906. Т. 2. № 118.

8. Акварель, худ. Мошкова (?), 1827.

В настоящее время портрет находится в ГЛМ (поступил в 1935 г.)

Грибоедов изображен в 3/4 влево, в халате и белой рубашке, с чубуком. Надпись под портретом: «Грибоедов, списанный за два года до смерти, 32-х лет».

Известно несколько рисунков с изображением Грибоедова, которые академик живописи художник В. И. Мошков сделал в момент подписания Туркманчайского мира (см. раздел 1, №№ 158—160).

Воспроизведен в кн.: Грибоедов А. С. Полн. собр. соч. СПб., 1911. Т. 1.

9. Акварель, худ. Горюнова (?)

В настоящее время портрет находится в собрании ВМП (Ленинград). Портрет поступил в Пушкинский Дом Академии Наук в 1919 г. от В. П. Всеволожского, потомка друга Грибоедова А. В. Всеволожского. Портрет носит эскизный характер. Грибоедов изображен в 3/4 вправо, в шинели с высоким воротником. По сравнению с портретом работы М. Теребенева, написанным в 1825 г., Грибоедов здесь выглядит старше, с заметно поредевшей шевелюрой. Это позволяет отнести дату написания портрета к последнему периоду жизни писателя, времени его приезда в Петербург весной 1828 г., когда и друзья писателя, и сам Грибоедов замечали происшедшую в его облике перемену. «Я там (в Персии), — говорил Грибоедов, по воспоминаниям К. Полевого, — состарился, не только загорел, почернел, почти

188

лишился волос на голове, но и в душе не чувствую прежней молодости». Принадлежность портрета кисти художника Горюнова не доказана. Сведений о художнике нет. Есть еще два приписываемых ему портрета: Н. В. Гоголя (холст, масло, ИРЛИ) и А. С. Пушкина (холст, масло, ВМП), но оба они выполнены в другой манере, ничего общего не имеющей с манерой художника, писавшего портрет Грибоедова.

Воспроизведен в кн.: Грибоедов А. С. Полн. собр. соч. СПб., 1913. Т. 2.

10. Литография, раскрашенная П. А. Каратыгиным.

В настоящее время находится в собрании ВМП (Ленинград). Литография сделана с прижизненного рисунка, выполненного П. А. Каратыгиным, который считается утраченным. Основания, по которым лист атрибутировался как раскрашенный самим Каратыгиным, остаются невыясненными. На портрете Грибоедов изображен сидящим за столом на фоне театрального занавеса. Детали, которые Каратыгин ввел в композицию, — книги, раскрытые ноты, чернильный прибор, театральный занавес, орденская лента, должны были подчеркнуть многообразие дарований Грибоедова как человека, причастного литературе, театру, музыкально одаренного, да к тому же государственного деятеля. Эти детали давали повод считать, что портрет был написан весной 1825 г., когда на сцене Театральной школы шли репетиции «Горе от ума», в которых принимал участие и Каратыгин. Но изображение на портрете ордена св. Анны 2-й степени, которым Грибоедов был награжден после заключения Туркманчайского мира, заставляет отнести портрет к 1828 г., когда Грибоедов и Каратыгин виделись в Петербурге в последний раз.

Трактовка внешнего облика Грибоедова Каратыгиным отличается от всех других изображений писателя тем, что художник рисовал его с высоким тупеем, хохлом на голове. Но это обстоятельство противоречит воспоминаниям современников о внешнем облике Грибоедова 1828 г.

Заслуживает внимания замечание историка М. И. Семевского, который был дружен с Каратыгиным в 1870-е гг., о том, что этот портрет был написан Каратыгиным по воспоминаниям (см.: Русская Старина. 1874. Май. С. 171).

Воспроизведен в кн.: П. Каратыгин. Записки. М., 1929, Т. 2. С. 165.

11. Литография Мюнстера с рис. Бореля.

Находится в ЦГТМ. Другой лист — в Литературном музее ИРЛИ.

В рост, сидит в кресле, 3/4 влево, рука на столе с книгами. Под портретом факсимиле автографа. Впервые опубликовано в кн.: Грибоедов А. С. Собр. соч. М., 1858/Под ред. Е. Серчевского (с пометой: «С оригинала П. А. Каратыгина. Рис. Борель. Печ. Мюнстер»). «Прилагаемый при этом издании портрет Грибоедова, — замечал в предисловии издатель, — срисован еще при

189

жизни его П. А. Каратыгиным, с семейством которого он был хорошо знаком. Этот портрет, как уверяют коротко знавшие Грибоедова, ближе знакомит с наружностью его, нежели доныне известный, гравированный академиком Уткиным». В отличие от оригинала Каратыгина П. Ф. Борель освободил композицию от целого ряда деталей: нот, театрального занавеса и орденской ленты. Бореля интересовала психологическая разработка образа Грибоедова, и, взяв за основу каратыгинский рисунок, в портретной характеристике он ориентировался на гравюру Уткина. Лист, хранящийся в ИРЛИ, имеет на картоне следующую надпись рукой известного исследователя П. А. Ефремова: «Изд. 1858 г. Рисован с натуры П. Каратыгиным, но без хохла, который он в 1874 году, почти через 50 лет, присоветовал Крамскому предпослать к оригиналу Уткина, когда Кр-ой писал Грибоедова для Третьякова».

Воспроизведена в кн.: Лит. наследство. Т. 47—48. С. 191.

12. Фотография с наброска А. С. Пушкина на полях одной из его рукописей. Н. А. Пустаханов.

Неясно, какой из портретов Грибоедова имеется в виду. Известно несколько его портретов, нарисованных Пушкиным. Первый (по атрибуции А. Эфроса, оспоренной Т. Г. Цявловской), относится к ноябрю 1823 г. в черновике 2-й главы «Евгения Онегина». Второй — в черновике стихотворения «Предчувствие» 1828 г. Затем в ушаковском альбоме 1829 г. Есть еще один портрет Грибоедова, нарисованный Пушкиным на отдельном листе в 1831 г. Некоторые исследователи определяют портрет Грибоедова среди портретов декабристов, сделанных Пушкиным в 1826 г. (Подробнее об этом см.: Цявловская Т. Г. Рисунки Пушкина. М., 1980. С. 299—306).

13. Фотография с группы, масло, худ. Мошкова, 1828 г.

В настоящее время в фондах ЦГТМ фотографии не числится. В фондах ГЛМ находится картина неизвестного художника, изображающая группу лиц, в числе которых предположительно изображен Грибоедов. Картина поступила в 1941 г. от К. Ф. Арнинт под условным названием «Прием у посла». Портретное сходство изображенного лица с Грибоедовым не доказано, как и принадлежность картины кисти В. И. Мошкова. Возможно, экспонировавшаяся на выставке фотография была сделана именно с этой картины.

Сведения о якобы существовавших живописных полотнах художника В. И. Мошкова «Встреча Паскевича с Аббас-Мирзой» и «Подписание Туркманчайского мира» см.: Пушкин и его друзья/Под ред. И. Зильберштейна. М., 1937. С. 32—33. Воспроизведения с двух картин на эти сюжеты были опубликованы в 19—21 т. Литературного наследства как принадлежащие кисти В. Залесского. См.: Лит. наследство. М., 1935. Т. 19—21. С. 153, 175. Судя по манере, обе картины относятся к концу 1830-х гг. В 1935 г. они находились в собрании Гомельского музея. В картотеке ИРЛИ имеются сведения, полученные

190

от В. Н. Орлова, что картины были написаны для дворца Паскевича. В настоящее время местонахождение их неизвестно. Не является ли картина, полученная Литературным музеем, одной из работ художника Залесского? Кроме того, в Русском отделе Гос. Эрмитажа находится еще одна картина — «Сдача контрибуционных сумм в г. Тебризе», подписанная «М. Залесский. 1835».

С рисунков В. И. Мошкова на сюжет русско-турецкой войны сделал серию известных литографий не только художник К. Беггров (см. раздел II. № 158—160). Они послужили оригиналами для живописных работ художника. М. или В. (?) Залесского, это и явилось причиной того, что имя В. И. Мошкова ошибочно стало соединяться с работами Залесского.

14. Фотография с акварельного портрета, неизв. худ.

Сведений о портрете нет.

15. Миниатюра на кости, неизв. худ.

16. Миниатюра на кости, иеизв. худ.

В тексте Каталога миниатюры не дифференцированы. Одна из них в 1936 г. поступила в ИРЛИ, откуда в ВМП. Сведений о второй не имеется. Можно предположить, что речь идет о миниатюре, опубликованной в Собрании сочинений Грибоедова под ред. В. Н. Орлова (М.; Л., 1940. С. 305), где она ошибочно атрибутирована как миниатюра работы Жигалева. В настоящее время она выведена за пределы грибоедовской иконографии. Следовательно, мы будем рассматривать только ту миниатюру, которая находится в Собрании ВМП в Ленинграде. Миниатюра выполнена на кости акварелью и гуашью. Оригиналом ее, по-видимому, явился портрет Грибоедова, гравированный Уткиным в 1829 г. На миниатюре художник повторил погрудное изображение Грибоедова в 3/4 влево, сохранил тот же костюм: сюртук с высоко завязанным черным шейным платком, из-под которого виден белый воротничок, светлое жабо и жилет с полосатой отделкой. Но облик Грибоедова на миниатюре очень омоложен. Если говорить о манере художника, то она ближе к традиции станковой живописи. В ней нет той тонкости прорисовки, той «взлетности», которая свойственна миниатюрной живописи, что в свою очередь подтверждает вторичность ее происхождения.

Воспроизведена в кн.: А. С. Грибоедов в воспоминаниях современников. М., 1980 (на шмуцтитуле, в черно-белом варианте) и в альбоме «Пушкин и его время в изобразительном искусстве 1-й половины XIX века». Л., 1985. № 45.

17. Масло, неизв. худ.

Находится в собрании ЦГТМ.

На обороте надпись чернилами: «Александр Сергеевич Грибоедов в бытность его в гусарском полку». На портрете изображен гусарский офицер, в очках, в голубом доломане с серебряными шнурами, с медалью на георгиевской ленте, в накинутой шинели, отделанной мехом. Но Иркутский гусарский

191

полк, в котором Грибоедов служил в 1812—1815 гг., имел черные доломаны. По атрибуции научн. сотр. Эрмитажа Г. В. Вилинбахова, голубые доломаны были введены в русской армии с 1826 г. Их носили офицеры Белорусского гусарского полка, который принимал участие в турецкой кампании 1828—1829 гг. Медаль за участие в этой кампании, утвержденная в 1829 г., была на георгиевской ленте с изображением креста на поверженном полумесяце. Эта медаль достаточно четко просматривается на портрете. Полученная Грибоедовым в 1828 г. медаль за персидскую войну была на двойной ленте, голубой и черно-желтой, с изображением всевидящего ока. Следовательно, портрет офицера в голубом доломане не является портретом Грибоедова, тем более что в нем нет и портретного сходства с Грибоедовым (кроме очков).

(Воспроизведен в кн.: Грибоедов А. С. Собр. соч./Под ред. В. Н. Орлова. М.; Л., 1940. С. 65).

18. Рисунок тушью, неизв. худ.

В настоящее время в собрании ЦГТМ не числится.

19. Гравюра Н. И. Уткина, 1829 г.

Находится в ЦГТМ и в других хранилищах. Впервые опубликована в первом номере журнала «Сын отечества» и «Северный архив» за 1830 г. в приложении к статье Булгарина «Воспоминания о незабвенном Александре Сергеевиче Грибоедове» к годовщине смерти писателя. Гравюра Уткина стала самым известным изображением писателя, завоевавшим большую популярность. Грибоедов изображен в 3/4 влево, на фоне облаков. Оригиналом гравюры явился тот акварельный портрет писателя, который был написан весной 1825 г. по заказу Булгарина работы М. Теребенева (см. раздел 1, № 6). Рассказывая историю создания гравюры, Булгарин вспоминал: «В это время (с весны 1824 по весну 1825 г.) я упросил его позволить снять с себя портрет, собственно для меня. Это единственный портрет его. Зная, что доставим удовольствие многим, я и товарищ мой, Н. И. Греч, вознамерились издать оный. Знаменитый наш художник, Н. И. Уткин, исполнил наше желание». Один из исследователей творчества Уткина, Г. А. Принцева, выдвигает другую точку зрения на происхождение гравюры, возводя ее к миниатюре, опубликованной в Собрании сочинений Грибоедова (М.; Л., 1940. С. 305), где она ошибочно названа миниатюрой работы Жигалева. Однако связь этой миниатюры с именем Грибоедова представляется недоказанной.

Воспроизведена н кн.: Лит. наследство. Т. 47—48. С. 217.

20. Гравюра, изд. П. Бекетова.

Находится в собрании Музея изобразительных искусств им. А. С. Пушкина. Автором гравюры был Н. И. Уткин, выпустивший ее в 1843 г. Портрет Грибоедова был помещен в овале с широким полем внизу, предназначавшимся для подписи. Текст подписи носил характер биографической справки: «Александр Сергеевич Грибоедов /Статский советник/ и Полномочный

192

Министр /при Дворе Персидском/. Из собрания портретов, издаваемых Платоном Бекетовым».

Платон Петрович Бекетов (1761—1836) — двоюродный брат И. И. Дмитриева и Н. М. Карамзина, известный книгоиздатель, продолжавший традиции Н. И. Новикова. В начале 1820-х гг. Бекетов предпринял издание «Собрания портретов россиян знаменитых», куда вошло около 300 гравированных портретов с редких оригиналов. Портрет Грибоедова был издан после смерти Бекетова его наследниками. Это было первое массовое издание портрета писателя, рассчитанное на широкого читателя: лист продавался по цене 35 копеек, объявление о его продаже было напечатано на обложке к «Портретам именитых мужей российской церкви» (М., 1843).

Представляет интерес пробный оттиск этого листа, который находится в собрании ВМП, со следующей надписью чернилами внизу листа: «Александр Сергеевич /Грибоедов/ Статский Советник /и Полномочный Министр/ при Дворе Персидском /род: 1792 г.,/ умерщвл: 1829». На обороте надпись карандашом рукою Б. Л. Модзалевского: «Подпись руки Д. Н. Бантыш-Каменского. Гравюра Уткина. Экземпляр avant lettres (См. у Ровинского № 1). Б. М.» (в пояснении Б. Л. Модзалевского неточность: у Ровинского гравюра идет под № 2).

Текст Бантыш-Каменского, сохранившийся только на пробном оттиске, интересен введением даты рождения и упоминанием о гибели Грибоедова. Однако в «Словарь достопамятных людей русской земли», составленный Бантыш-Каменским и изданный в 1836 и 1847 гг., биографический очерк о Грибоедове не вошел.

Воспроизведена в кн.: Лит. наследство. Т. 47—48. С. 245.

21. Акварельный рис. из альбома старообрядцев.

Находится в собрании ЦГТМ. Изображение напоминает образ на иконе. Писатель стоит в позе святого, с поднятой для благословения правой рукой, левая лежит на обложке книги. Портрет написан жидкой темперой.

Датируется второй половиной XIX в.

22. Гравюра на дереве. — Государственный музей изящных искусств.

Сведений о портрете нет.

23. Гравюра, исп. Гидан. — Государственный музей изящных искусств.

Сведений о портрете нет.

24. Литография Мюнстера с гравюры Уткина.

Находится в собрании ЦГТМ и в фондах ИРЛИ. Изображение поясное, в 3/4 влево. На изображении внизу с камня: «Борель / Съ гравюры Уткина. — Imp. Lith. А. Munster (Editeur). Stpbg». Под изображением «Издание Лит. А. Мюнстера» и печатный гриф «А. Griboedow».

Впервые была опубликована в кн.: Портретная галерея Мюнстера. СПб. 1869. Т. 2, № 25.

193

25. Литография Н. Зенгера.

Находится в собрании ЦГТМ и в фондах ИРЛИ.

Изображение погрудное, в 3/4 влево. С гравюры Н. И. Уткина.

Внизу: «Н. Зенгер», «А. С. Грибоедов».

26. Гравюра Хельмицкого.

Находится в собрании Музея изобразительных искусств им. А. С. Пушкина и в фондах ИРЛИ. Грибоедов изображен в 3/4 вправо, в очках, с книгой, опирающийся на спинку стула. Изображение в овале и в четырехугольнике. На изображении слева: «И. Хелмицкий». Под изображением гриф: «А. С. Грибоедовъ». Справа: «С акварельного портрета. Гравировал И. И. Хелмицкий». В качестве оригинала художник использовал портрет Грибоедова 1825 г. работы М. Теребенева. Гравюра была опубликована к 100-летию со дня рождения А. С. Грибоедова, см.: Всемирная иллюстрация. 1895. Т. 53. № 2. С. 21.

27. Гравюра Серякова.

Находится в собрании Музея изобразительных искусств им. А. С. Пушкина. Оригиналом гравюры явился портрет Грибоедова работы И. Н. Крамского (холст, масло, 1873 г.). Комментируя публикацию портрета, М. И. Семевский в том же номере «Русской Старины» писал: «Долгом себе поставляем выразить И. Н. Крамскому глубокую признательность за сообщение редакции большой фотографической копии с его мастерского произведения. Копия в уменьшенном виде по формату ,,Русской Старины“ исполнена С. Д. Левицким. Портрет рисован на дереве К. Ф. Брожем, гравировал его академик Л. А. Серяков». Портрет помещен в овале с подписью внутри овала: «Л. Серяков, 1874».

Была опубликована в журнале «Русская Старина» (1874 г. Май).

28. Гравюра с портрета Крамского.

В настоящее время в фондах ЦГТМ не числится.

29. Гравюра Грачева. — Государственный музей изящных искусств.

Находится в собрании Музея изобразительных искусств им. А. С. Пушкина и в фондах ИРЛИ.

Изображение погрудное, в 3/4 влево, в овале. В овале справа гриф: «Грачев». Внизу: «Грибоедовъ. род. 1795 г. + 1829 г.».

Воспроизведен в журналах «Живописное обозрение» (1879. № 4. С. 74), «Луч» (1890 г.).

30. Силуэт работы Н. Симонович-Ефимовой, 1920 г.

Сведений о портрете нет.

31. Силуэт работы В. В. А.

Находится в собрании ЦГТМ. Силуэт выполнен тушью на голубой бумаге с портрета работы Уткина. Изображение оплечное, в профиль. Надпись на обороте: «A. S. Gribojedoff. — V. A. Fecit Moscow, 1929». Вверху: «Дорогому Алексею Александровичу Бахрушину от Всеволода Арендта».

194

32. Бюст, гипс.

В настоящее время в собрании ЦГТМ не числится.

33. Бюст, бисквит.

Находится в собрании ЦГТМ. Изображение поясное. Автор — скульптор Н. Степанов.

34. Уменьшенная копия фигуры на памятнике в Тегеране работы Беклемешева. Бронза.

На выставку поступила от А. М. Святловской.

Сведений нет.

В фондах ВМП находится модель памятника работы скульптора В. А. Беклемешева (бронзированный гипс), сделанная в 1900 г.

Памятник воспроизведен в кн.: Грибоедов А. С. Полн. собр. соч. СПб., 1911. Т. 1.

Иконография А. С. Грибоедова по каталогу выставки «А. С. Грибоедов и его время» ГИМ *

123. Грибоедов А. С. Позднейшее изображение работы И. Н. Крамского. Холст, масло.

Находится в ГТГ. Написан художником Крамским в 1873 г. по заказу П. М. Третьякова.

Рассказывая историю создания портрета, М. И. Семевский, издатель журнала «Русская Старина», близко знакомый с Крамским, писал: «Пересмотрев и сличив между собой все гравированные портреты Грибоедова, Крамской принужден был остановиться на литографированном портрете, приложенном к изданному Е. Серчевским „Собранию сочинений Грибоедова“ и снятом с акварели, рисованной по памяти артистом П. А. Каратыгиным. Сличив с этой литографией еще миниатюрный портрет на слоновой кости, снятый П. А. Каратыгиным с Грибоедова, художник на основании этих данных превосходно исполненным произведением постарался разрешить задачу трудную — написать первый действительно схожий портрет автора „Горя от ума“. Руководствуясь изустным рассказом П. А. Каратыгина о наружности Грибоедова, Крамской писал как бы „под диктовку“ и воскресил талантливою кистью наружность славного писателя. Желая проверить себя и убедиться, действительно ли ему удалось уловить сходство, цвет и выражение лица, художник показывал портрет еще на мольберте некоторым лицам, лично знавшим Грибоедова, и все они были поражены удивительным сходством и тем выражением ума и грации, которым дышали черты Грибоедова».

Но не все современники художника разделяли восторженное отношение к портрету. «Крамской писал портрет Грибоедова с гравюры Уткина, — замечал П. А. Ефремов, — но испортил оригинал прибавкой высоты хохла над лбом. Это он сделал согласно рассказу П. А. Каратыгина, бывшего тогда при мне у М. И. Семевского».

195

Портрет воспроизведен в кн.: А. С. Грибоедов в портретах, иллюстрациях, документах. Пособие для учителей средней школы/Под ред. В. Н. Орлова. Л., 1955.

131. Грибоедов А. С. Литогр. Изд. Мюнстера.

Находится в собрании ГИМ. См. раздел 1, № 24.

132. Он же. Гравюра Уткина. 1829.

Находится в собрании ГИМ. См. раздел 1, № 19.

133. Он же. Гравюра П. Константинова. 1857.

Находится в собрании ГИМ и в фондах ИРЛИ.

Поясное, в 3/4 влево, в очках, в сюртуке, в жилете, в белом жабо и черном галстуке. Внизу фон в виде облаков. Под изображением: «Грав. П. Константинов».

134. Грибоедов А. С. и Грибоедова Н. А. (жена писателя) (1812—1857). Фотография с рисунка.

158. Сдача контрибуционных сумм в г. Тавризе. Литография с рис. акад. В. И. Мошкова.

Находится в следующих музейных собраниях: ГИМ, ВМП, ГЛМ. Оригинал написан академиком живописи художником В. И. Мошковым, находившимся в составе русской миссии в 1828 г., в момент переговоров перед заключением Туркманчайского мира. Хранится в ГИМ. В 1830-е гг. по рисункам Мошкова были выполнены литографии. Лист «Сдача контрибуционных сумм в г. Тавризе» литографирован К. П. Беггровым.

Грибоедов изображен в фас, в центре, сидящим за столом.

Воспроизведено в кн.: А. С. Грибоедов в портретах и иллюстрациях.

159. Свидание Паскевича с Аббас-мирзой в Дей-Каргане. 5-й справа Грибоедов. Литография К. Беггрова с картины В. И. Мошкова.

Находится в следующих музейных собраниях: ГИМ, ВМП, ГЛМ.

Воспроизведено в кн.: Лит. наследство. Т. 47—48. С. 221.

160. Заключение мира в Туркманчае 10 февраля 1828 г. Литография с рис. В. И. Мошкова.

Находится в следующих музейных собраниях: ГИМ, ВМП, ГЛМ. Литография выполнена художником К. С. Осокиным. Грибоедов изображен сидящим за столом, на переднем плане первым справа.

Воспроизведена в кн.: Лит. наследство. Т. 47—48. С. 223.

II

Материалы по иконографии А. С. Грибоедова, не попавшие на выставки или появившиеся после 1929 г.

1. А. С. Грибоедов. Бумага, карандаш. Рисунок М. Д. Резваго на списке «Горе от ума», сделанного А. И. Черкасовым. 1825.

196

Находится в собрании ГЛМ. Грибоедов изображен в профиль, под портретом — свиток нот и на нем очки Грибоедова. Справа монограмма художника (MR, 1825). На первом листе, над заглавием комедии, сохранилась дарственная надпись: «Милостивой государыне Софье Павловне Дарауер сия комедия в вечное и потомственное владение от начавшего копировать ее. Апреля 30 дня 1825 г. С. П. бург, вечер 9 часов». Подпись неразборчиво. Подпись установлена: А. И. Черкасов, член северного и южного обществ.

Воспроизведено в кн.: Гладыш И. А., Динесман Т. Г. Горе от ума. Страницы истории. М., 1971. С. 30.

2. А. С. Грибоедов.

Бум., акварель. В. И. Мошков (?). Авторская копия (?). 1827 (?).

Находится в собрании Краеведческого музея г. Зугдиди (Грузинская ССР).

Изображение поясное, в овале, в 3/4 влево, в халате, в белой рубашке с шейным платком. По манере письма и трактовке образа много общего с портретом работы В. И. Мошкова. Отличия в деталях одежды и костюма (другой халат, шейный платок поверх рубашки, отсутствует курительная трубка). По мнению И. С. Зильберштейна, авторство В. И. Мошкова бесспорно. (Пушкин и его друзья / Под ред. И. С. Зильберштейна. М., 1937. С. 32—33). По легенде, портрет был передан Екатерине Дадиани ее сестрой, Н. А. Грибоедовой на память о Грибоедове. В музей был подарен потомками Дадиани. Портрет не воспроизводился. Впервые о нем сообщ. И. Ениколопов. «Портрет Грибоедова в Зугдидском музее» // Заря Востока. Тбилиси, 1936. 12 ноября.

См.: Огонек (1983. № 3. С. 17), Лит. Грузия (1983. № 3. С. 221).

3. А. С. Грибоедов. Гравюра. Неизв. худ. 1839.

Находится в собрании ВМП. Портрет, выполненный резцом на стали (поясное изображение, в 3/4 влево, в восьмиугольнике), был приложен ко второму миниатюрному изданию «Горе от ума», вышедшему в свет в 1839 г., к 10-летию со дня гибели писателя. Комментируя его публикацию, во вступительной статье к изданию К. Полевой писал: «Желая всеми зависящими от нас средствами познакомить соотечественников наших с незабвенным Грибоедовым, мы прилагаем к изданию нашему портрет его, гравированный на стали в Англии. Надобно заметить, что оригинал нашего портрета был написан за несколько лет до смерти Грибоедова. В 1828 году совсем не был он так полон, и оттого черты лица его казались выразительнее». По замечанию Булгарина, этот гравированный портрет «списан с портрета», находившегося у сестры писателя, М. С. Дурново, сведений о котором до нас не дошло.

4. А. С. Грибоедов. Холст, масло. Художник Поливанов. 1854—1859.

197

Находится в собрании ВМП. Оригиналом портрета явилась гравюра Уткина. На портрете повторено поясное изображение Грибоедова, в 3/4 влево. В каталоге Литературного музея ИРЛИ, где до 1953 г. находился портрет, сохранился комментарий к нему, составленный Б. Л. Модзалевским: «А. С. Норов, в бытность свою министром, заказал художнику Поливанову написать с небольших гравюр портреты масляными красками в натуру несколько литераторов (Лермонтова, Гоголя, Грибоедова) для украшения приемной залы Министерства. Дата написания портрета определяется годами, когда Норов был министром народного просвещения (1854—1858)».

5. А. С. Грибоедов. Холст, масло. Художник Л. С. Игорев. Вторая половина XIX в.

Находится в Литературном музее ИРЛИ. Изображение поясное, в 3/4 вправо, в очках, с орденом Анны 2-й степени на шее, правая рука на крышке ларца с арабской вязью, на котором рассыпаны золотые монеты. На холсте надпись: «Л. Игоревъ».

Портрет был выполнен художником академиком живописи Л. С. Игоревым (1822—1893), хорошо знакомым с прижизненной иконографией Грибоедова. Трактовка образа Грибоедова относится к последнему периоду его жизни, после успешного заключения Туркманчайского мира: отсюда введение ордена св. Анны 2-й степени и золота на ларце, полученных Грибоедовым наград. Загадочной остается только надпись на ларце арабскими буквами, которая не поддается прочтению. Видимо, художник, не владея языком, срисовал буквы, символизируя связь Грибоедова с Востоком.

Воспроизведен фрагментарно в журнале Огонек (1979. № 7. февраль. С. 15. См. там же: Ковалевская Е. А.).

6. А. С. Грибоедов.

Грав. на дереве. Рис. П. Борель, грав. К. Крыжановский.

Находится в фондах ИРЛИ.

Изображение погрудное, в 3/4 влево, в круге, в четырехугольной рамке. С грав. Н. И. Уткина.

Воспроизведено в журнале Всемирная иллюстрация (1875. Т. 13. № 2).

Под портретом на картоне надпись рукою П. А. Ефремова: «Крамской рисовал портрет Грибоедова для Третьякова с гравюры Уткина, но испортил оригинал прибавкой высокого хохла надо лбом.

Это он сделал согласно рассказу П. А. Каратыгина, бывшего тогда (при мне) у Семевского М. И.».

7. А. С. Грибоедов.

Гравюра.

Находится в фондах ИРЛИ.

Поясное, в 3/4 влево. В очках, в сюртуке, с книгой, облокотившийся на спинку стула. С оригинала работы М. Теребенева.

198

Под изобр.:«Гравированъ у Ф. А. Брокгауза въ Лейпциге», внизу факсимиле подписи.

Вышел в приложении к Полному собранию сочинений А. С. Грибоедова. Пб., изд. А. Ф. Маркса, 1892 г.

8. А. С. Грибоедов.

Грав. на дереве. В. Матэ.

Находится в Литературном музее ИРЛИ.

Погрудное, в 3/4 влево, в сюртуке, в высоком галстуке, в очках. С ориг. И. Н. Крамского. Справа: «В. Матэ».

9. А. С. Грибоедов.

Бум., кар. Б. Л. Модзалевский. 1892 г.

Находится в фондах ИРЛИ.

Изображение поколен., в 3/4 влево, в очках, в сюртуке, в полосатом жилете, в высоком воротничке, сидит боком на стуле, закинув левую руку за спинку его, с книгой. Восходит к оригиналу М. И. Теребенева. На изобр. чернилами: «30 августа 1892. Б. М.». Под изобр. чернилами: «1795—1829». Карандаш. гриф. «Грибоъдовъ/22».
Сноски

Сноски к стр. 1

* Сведения о портретах А. С. Грибоедова из коллекции Государственного литературного музея подготовлены науч. сотр. З. В. Гротской, из коллекции Центрального Театрального Музея им. Бахрушина — науч. сотр. А. В. Смирновой.

Сноски к стр. 2

* При воспроизведении аннотации Каталога сохраняется та нумерация, по которой числился портрет.

0


Вы здесь » Декабристы » А.С.Грибоедов » ГРИБОЕДОВ Александр Сергеевич.