Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » РОДСТВЕННОЕ ОКРУЖЕНИЕ ДЕКАБРИСТОВ » Мусина-Пушкина Эмилия Карловна.


Мусина-Пушкина Эмилия Карловна.

Сообщений 11 страница 20 из 27

11

https://img-fotki.yandex.ru/get/218038/199368979.34/0_1ea33b_fafa466b_XXXL.jpg

Неизвестный художник. Портрет графини Мусиной-Пушкиной, урожд. Шернвалль, 1844 г.

0

12

https://img-fotki.yandex.ru/get/3811/199368979.34/0_1ea32e_4302fb51_XXXL.jpg

Алексей Владимирович Мусин-Пушкин (1831-1889), сын декабриста. Акварель работы В.И. Гау, 1846 г

0

13

https://img-fotki.yandex.ru/get/111568/199368979.34/0_1ea32a_c65adb04_XXXL.jpg

Э.К. Мусина-Пушкина. Портрет работы неизвестного художника, 1830-е гг.

0

14

https://img-fotki.yandex.ru/get/58016/199368979.34/0_1ea32f_d47440b8_XXXL.jpg

Неизвестный художник.  Портрет графини Эмилии Мусиной-Пушкиной, 1830-е гг.

0

15

Эмилия Карловна Шернваль (швед. Stjernvall), с 1828 графиня Мусина-Пушкина (29 января 1810, Бьёрнеборг — 17 ноября 1846, Борисоглеб, Мологский уезд, Ярославская губерния) — известная красавица, знакомая А. С. Пушкина, адресат мадригала Лермонтова, сестра знаменитой Авроры Демидовой.

Эмилия Карловна родилась 29 января 1810 года в семье выборгского губернатора, шведа, состоявшего на русской службе Карла Иоганна Шернваля и Евы Густавы фон Виллебранд. В 1815 году Карл Шернваль заболевает и умирает, а его 32-летняя вдова в 1816 году выходит замуж за видного выборгского сенатора и юриста Карла Йохана фон Валлена.

Эмилия, как и её старшая сестра Аврора, получила хорошее образование. Разница в возрасте между сёстрами составляла два года, и Аврора начала выезжать в свет первой, однако в 1826 году пришла и очередь Эмилии. Светское общество в Гельсингфорсе (ныне Хельсинки) было сравнительно небольшое, и появление в нём красивых сестёр Шернваль фон Валлен Авроры и Эмилии не могло не остаться незамеченным. Ни один бал не проходил без них. У двух юных красавиц было много поклонников. Но отличие от роковой Авроры, Эмилия с выбором мужа определилась сразу — в шестнадцать лет она отдала своё сердце декабристу графу Владимиру Алексеевичу Мусину-Пушкину (1798—1854). О внешности Эмилии сам Владимир писал родным: …Она не очень красива, но её лицо так интересно и живо, что заслоняет признанную красоту её сестры.

Брак

Родители Эмилии не возражали против брака. Но, чтобы жениться офицеру, графу, да ещё ссыльному, было необходимо получить согласие матери, разрешение командира полка, генерал-губернатора и императора. Казалось, преодолеть все эти барьеры не представлялось возможным. Весь 1827 год тянулась эта борьба. Мать Владимира, графиня Е. А. Мусина-Пушкина, никак не могла примириться с тем, что сын женится на шведке. По хлопотам родственников Владимира переводят в более отдалённую крепость, чтобы удалить от Эмилии. Генерал-губернатор А. А. Закревский, имеющий свои счёты с отчимом Эмилии, действует заодно с семьей Мусиных и обещает Владимиру всякие милости и награды, если он откажется от невесты. Однако Владимир был непреклонен, он был согласен провести всю жизнь ссыльным в глуши, но только с Эмилией. Доведённый до отчаяния, Владимир заболел. 19 декабря 1827 года его мать писала: …Ты разрываешь моё сердце… и даёт согласие на этот брак. Начались хлопоты, приготовления, подарки, будущая свекровь посылает Эмилии жемчужное ожерелье, шаль в 3000 рублей и золотой, с мощами, крест. Свадьба состоялась 4 мая 1828 года, никто из Мусиных-Пушкиных на ней не присутствовал.


Успех в свете

Прослужив четыре года в провинции, Владимир Мусин-Пушкин в чине капитана был уволен в отставку. В 1831 году после отставки у графа взяли подписку об обязательстве жить в Москве и не выезжать за границу. Ему разрешалось посещать только свою подмосковную усадьбу Валуево. Однако вскоре графа освободили от надзора. В ноябре 1831 года Эмилия вместе с мужем переезжает в Петербург. Аврора последовала за ними. Они была представлены ко двору. Аврора определена фрейлиной в свиту императрицы и поселилась в Зимнем дворце. Обе сестры начали появляться в свете. Все светила побледнели перед ними. Ценители прекрасного, увидев «финляндских звёзд», как здесь окрестили Эмилию и Аврору, пришли в восторг. А. О. Смирнова писала об Эмилии: В Петербурге произвели фурор её белокурые волосы, её синие глаза и чёрные брови.

Граф В. Соллогуб говорил о Мусиной-Пушкиной в своих воспоминаниях следующее: Многие предпочитали Авроре её сестру. Трудно было решить, кому из обеих сестёр следовало отдать пальму первенства; графиня Пушкина была, быть может, ещё обаятельной своей сестры, но красота Авроры Карловны была пластичнее и строже.

Сёстры, особенно младшая, были основными соперницами по красоте Натальи Николаевны Пушкиной. Поэт поддразнивал жену и спрашивал в письме: Счастливо ли ты воюешь со своей однофамилицей?

А. Я. Булгаков с восторгом отзывался в письмах об Эмилии, 28 декабря 1831 года он писал брату: Ну, брат, что за красавица Пушкина, жена Володина! Я не люблю белокурых, но вчера на неё залюбовался; к тому же одета она была прекрасно, с голубыми перьями на голове, а этот цвет идет к ней очень. Скажи Вяземскому, что она решительно лучше сестры своей.

Два года спустя он также расхваливал её качества: Какая мягкость, какой ум, какая приветливость!

Слегка влюблённый в неё Вяземский писал о ней в дневнике (18 января 1837): Бледная, молчаливая, напоминающая не то букет белых лилий, не то пучок лунных лучей, отражающихся в зеркале прозрачных вод.

Среди обожателей Эмилии Карловны мы находим имена А. С. Пушкина,А. И. Тургенева, князя П. А. Вяземского и позднее — М. Ю. Лермонтова. Последний, видимо, увлёкся белокурой красавицей и «следовал за нею всюду, как тень» (В. Соллогуб), но взаимности не имел. Поэт посвятил ей в 1839 году мадригал:

Графиня Эмилия –
Белее, чем лилия,
Стройнее её талии
На свете не встретится.
И небо Италии
В глазах её светится.
Но сердце Эмилии
Подобно Бастилии.

Семья

Однако в будни обычная жизнь отличается от стихотворной. Все шестеро детей Мусиных-Пушкиных родились до того, как матери исполнилось тридцать лет, из них двое умерли маленькими. Обычные детские болезни оказались серьёзными.

В конце мая 1838 года Эмилия совершила поездку в Германию для встречи с лечащейся там на курорте Авророй и её мужем. Владимир Мусин-Пушкин не получил разрешения на поездку, Эмилию сопровождали мать, сестра Алина Шернваль и брат Эмиль Шернваль. Также были четверо детей Эмилии, их няни и воспитатели. Уже в начале пути пароходу «Николай» пришлось бороться с движущимся льдами, а перед приходом его в Травемюнден вспыхнул пожар. От места случившего до берега было около двухсот локтей. Спасательными лодками доставили на береговую скалу сначала женщин и детей, а потом остальных. Трое-четверо путешественников утонули в темноте на волнах, остальные блуждали по необитаемому берегу, завернутые в простыни и одеяла, поскольку стихия застала их отдыхающими в каютах. На заре следующего дня кто-то из мужчин нашёл деревню и получил помощь для всей компании. Во время кораблекрушения Алина Шернваль познакомилась со своим будущим мужем — испанским послом в Стокгольме Корреа, который поступил геройски, надев свой мундир на полуодетую девушку.

Судьба Эмилии Карловны была незавидной — Владимир пристрастился к азартным играм и однажды проиграл крупную сумму. Экономические трудности семьи росли, затраты намного превышали доходы. Денег не хватало, их поступало на счёт недостаточно даже от больших имений. Долговая ноша Владимира Мусина-Пушкина росла и к 1856 году составила около 700 000 рублей.

Эмилия становится экономной и мечтает прожить весь 1845 год в Борисоглебе. Письмо Авроры сестре Алине проясняет обстоятельства:

Эмилия решила остаться на пять лет в имении и за этот период поправить свои финансовые дела, так как в настоящее время средства не позволяют им оставаться даже на зиму в Петербурге. И вдобавок к этому, Эмилия никогда и ничего не делала без энтузиазма. Она наслаждалась работой, за которую бралась, и говорила, что счастлива, когда может украсить жизнь полезным трудом и добрым делом.

В имении, где длительное время отсутствовал хозяин, было много беспорядка. Эмилия занималась садоводством, подыскивала в окрестности умельцев рукоделия, устраивала их на работу и выделяла им помещение. Через знакомых она узнавала о новых модах, принимала заказы на изготовление вещей. Эмилия старалась облегчить жизнь своих крестьян. Её больницы, школа для крестьян и хорошие условия для обучения молодежи свидетельствовали о её стремлении к улучшению положения крестьян. От крестьян Эмилия получила имя «Борисоглебский ангел». Эмилия умела уменьшить жизненную достоверность своим веселым, очаровательным характером, похожим на искры шампанского.

17 ноября 1846 года 36-летняя Эмилия умерла от тифа. Все знавшие её были безутешны. А. О. Смирнова-Россет писала: Она была очень умна и непритворно добра, как Аврора. В деревне она ухаживала за тифозными больными, сама заразилась и умерла.

После смерти Эмилии Аврора писала: Даже страшно подумать, что наша Эмилия могла умереть в такой молодости, такой любящей и нужной для всей семьи, какой она была… Она управляла всей землей в имении, придумывала и создавала облегчения крестьянам, делилась правдой, защищала бедных и угнетенных…

Позднее В. Соллогуб напишет в своих воспоминаниях: Графиня Мусина-Пушкина умерла молодой — точно старость не посмела коснуться её лучезарной красоты.

Дети

У супругов Мусиных-Пушкиных было пять сыновей и дочь, два сына умерли во младенчестве:
Алексей (1831—1889), мологский уездный предводитель дворянства. Был женат на Екатерине Алексеевне Мусиной-Пушкиной (1845—1923), которая вскоре после свадьбы покинула мужа и вышла в 1873 году замуж за князя Б.А.Куракина, а несчастный Алексей Владимирович сошёл с ума.
Владимир (1832—1865)
Александр (18..— 1854)
Мария (1840—1870), в замужестве за бывшим министром статс-секретарем Финляндии Константином Линдером (1836-1908)

В беллетристике

Эмилия Мусина-Пушкина - главная героиня романа Михаила Казовского "Лермонтов и его женщины: украинка, черкешенка, шведка..." ("Астрель", 2012).

0

16

https://img-fotki.yandex.ru/get/53145/199368979.34/0_1ea33e_a4c7da96_XXXL.jpg

Портрет Карла Йохан фон Валлен  (Carl Johan Walleen, 1781-1867), отчима  Эмилии  Мусиной-Пушкиной.
Неизвестный художник. 1830-1849 гг.

0

17

https://img-fotki.yandex.ru/get/48627/199368979.34/0_1ea33f_d8903d92_XXXL.jpg

Портрет Евы Густавы Шернваль, ур. фон Вилленбранд (1784-1844), матери Э.К. Мусиной-Пушкиной.
Неизвестный художник. 1830-е гг.

Баронесса Ева Густава фон Виллебранд (Eva Gustava von Willebrand, 18.02.1781 или 1784 – Гельсингфорс, 01.12.1844). Дочь последнего шведского губернатора Финляндии генерал-майора барона Эрнста Густава фон Виллебранда.
После смерти первого мужа, в 1816 г. вступила в брак с его преемником на посту выборгского губернатора Карлом Йоханом фон Валленом (Carl Johan Walleen, 1781-1867), с которым была знакома с раннего детства.

0

18

Катри Лехто

"Борисоглебский ангел"

В научной библиотеке Ярославского музея-заповедника хранится книга финской писательницы Катри Лехто. В дарственной надписи - благодарность за помощь в сборе материалов для книги о судьбе Марии Линдер, дочери Владимира и Эмилии Мусиных-Пушкиных, автора известных в России повестей и рассказов. Одна из глав книги, рассказывающая об Эмилии Карловне Мусиной-Пушкиной, урождённой Шернваль, предлагается вниманию читателей...

"...К несчастью, я потеряла свою маму, когда мне не было и шести лет. Черты её лица я кое-как помню, но ничего не знаю о её характере.

У меня не осталось ничего такого, что рассказало бы мне о её сердечных переживаниях или её религиозных мыслях".

Эти слова - из письма Марии Линдер, которое она написала в 1860 году своему будущему ребёнку.

Мама, которую она старалась представить себе в памяти, осталась для неё в туманной мечте. Но мечта не даёт ответа на вопрос, не рассказывает о себе. От мечты невозможно получить поддержки или совета в трудных жизненных вопросах.

Образ Эмилии Мусиной-Пушкиной наверняка оставил след в личности дочери. Впечатления первых лет жизни являются решающими, независимо от того, являются ли они осознанными.

Когда пятнадцатилетняя Эмилия гостила в Петербурге в доме Ребиндеров, последние рассказывали домашним об её очаровании, об её оживлённом и весёлом нраве. Такой описывает Эмилию и Аврора в письме к сестре Алине в 1848 году:

"Любимая Эмилия умела забывать и уменьшать жизненную достоверность своим весёлым очаровательным характером, похожим на искры шампанского. Что касается меня, то после некоторого пребывания озабоченной в весёлом обществе, кажется совсем вероятным, что скоро без всякой вины или совсем по незначительной вине чувствую себя такой печальной, что слёзы выступают на глаза, готовые разлиться ручьём".

Своё восхищение поэт Михаил Лермонтов выразил Эмилии в шутливом стихотворении в 1839 году:

Графиня Эмилия -
Белее, чем лилия,
Стройней её талии
На свете не встретится.

И небо Италии
В глазах её светится,
Но сердце Эмилии
Подобно Бастилии.

Однако в будни обычная жизнь отличалась от стихотворной. Все шестеро детей Мусиных-Пушкиных родились до того, как матери исполнилось тридцать лет, из них двое умерли маленькими. Обычные детские болезни оказались серьёзными. Почти всюду властвовал тиф. С 1830 года России постоянно угрожала ужасная холера.

В письмах мелькали предупреждения о передвижении болезни из одной местности в другую, забота о питании, сведения об ухудшении качества питьевой воды, о карантинах, куда могли попасть в пути.

Так, например, в январе 1831 года Эмилия и Владимир попали в двухнедельный карантин в городе Вышний Волочёк, расположенном на пути между Москвой и Петербургом. Путешествие по местным дорогам от одного имения к другому с детьми было очень трудным. Единственная с твёрдым покрытием дорога в стране построена между Петербургом и Москвой в 1830 году. По всем остальным дорогам можно было проехать только в сухую погоду или зимой на санях. Но и при этих условиях путешествие между городами длилось четверо суток. Не более как только каждая третья станция была исправна и действовала. Как правило, женщины и дети ночевали в больших дорожных кибитках-тарантасах. Тройки не хватало для их перемещения, и обычно в них запрягали по 6-9 лошадей.

Общение между Финляндией и Петербургом летом было хорошее и быстрое. На пароходе можно было плыть прямо из Кронштадта в Хельсинки, или береговым путём через города Выборг, Хамина и Ловииза, или другой дорогой через Таллинн. Зимой приходилось ночевать на станциях береговой дороги. Не удивительно, что в письмах всегда пишется о погоде, о начале и окончании навигации, о полозьях или о колёсах, о "льдах Невы" или о "Ладожских водах", которые весной могли прекратить сообщение даже в центре Петербурга.

У Эмилии была потрясающая и надолго запомнившаяся поездка в конце мая 1838 года, когда большая часть семьи Шернваль отправилась в Германию, в Киссинген, для встречи с лечащейся там на курорте Авророй и её мужем.

Владимир Мусин-Пушкин не получил разрешения на поездку, но были мать Эмилии - Ева Шернваль, сестра Алина Шернваль и старший брат Эмиль Шернваль. Также были четверо детей Эмилии и домашний учитель Карл Бакманн, не говоря о нянях и воспитателях. Уже в начале пути пароходу "Николай" пришлось бороться с движущимися льдами, а перед приходом его в Травемюнден вспыхнул пожар. На этом пароходе также путешествовал генерал Мунк, который рассказывает об этом в своём дневнике.

От места случившегося до берега было около двухсот локтей (мера длины). Спасательными лодками доставили на береговую скалу сначала женщин и детей, а потом остальных. Мунк и Бакманн прибыли последним рейсом. Трое-четверо путешествующих утонули в темноте на волнах, остальные блуждали по необитаемому берегу, как привидения, завёрнутые в простыни и одеяла, поскольку стихия застала их отдыхающими в каютах. На заре следующего дня кто-то из мужчин нашёл деревню и получил помощь для всей компании.

Во время кораблекрушения Алина Шернваль познакомилась со своим будущим мужем - испанским послом в Стокгольме Корреа, который поступил геройски, надев свой мундир на полуодетую девушку.

Путешествия в то время были утомительными, а любимый Владимир совсем помешался на путешествиях. То он неожиданно отправляется в путь, вдруг также неожиданно возвращается обратно, меняет свои планы один за другим. В письмах он с гордостью пишет, например, как однажды доехал без остановок, только меняя лошадей, за двое суток из Москвы в Борисоглеб, разбудил там своих служащих и начал проверку имения.

Как-то Ребиндер в письме к Шернваль в 1839 году пишет о плохом воздействии Петербурга и намекает о какой-то тоске, о чём не может в письме написать, весьма вероятно, что он имел в виду карточную игру в долги, - ведь карточный долг в этом культурном обществе считался "долгом чести", который необходимо было оплачивать раньше других долгов. Легко можно было попасть в лапы ростовщиков.

Смогли ли восхищение и ухаживания Лермонтова быть использованы сплетницами Петербурга против Эмилии? Соллогуб пишет в своих воспоминаниях, что поэт пылко восхищался и везде и повсюду ухаживал за графиней. Но такие ухаживания никак не считались серьёзными намерениями, а совершенно естественным делом, как уважительное отношение поэта к красивой женщине.

У Авроры тоже в разное время были такие ухаживания "дворцовых поэтов", которые приносили в её салон немало нелепых слухов.

Или за всем этим скрывалась политика?

О политических взглядах Владимира Мусина-Пушкина в сохранившейся переписке нет никакого намёка.

Во время военных походов по Кавказу Владимир Мусин-Пушкин упоминает о встречах с находящимися там в ссылке друзьями-декабристами, в том числе с его родственником Епафродитом Мусиным-Пушкиным.

В Петербург и в Москву уже возвратились многие декабристы, осуждённые и высланные за участие в восстании.

В Москве Мусины-Пушкины проводили время и развлекались в компании родственницы Зинаиды Волконской. Салон Волконской посещали также многие бывшие декабристы.

Писатели и поэты были частыми гостями салонов, особенно такие восторженные лирики, как Пушкин и Лермонтов.

И хотя Аврора, как фрейлина императрицы и владелица Демидовского имения, была вне подозрений, однако в глазах многих влиятельных русских она была полуиностранка.

Однажды возникшие подозрения у Николая I не развеялись. Тайные рапорты "чёрных кабинетов" копились целыми стопками, и ни одного из них не выбрасывали и не забывали.

Ребиндеру было о чём беспокоиться: авторитет дворца колебался даже от незначительных причин.

Управление обширным хозяйством требовало много труда от хозяйки. Все дома, имения и владения в городе и в селе содержались ею в порядке. В хозяйстве было много обслуживающего персонала. Всевозможные хозяйственные вопросы, а также возникающие проблемы межчеловеческих взаимоотношений приходилось решать хозяйке, хотя "староста" - управляющий делами - по теории заведовал хозяйством. Учителя ругались между собой, финские служащие и русские, выросшие в рабстве, плохо ладили друг с другом.

Иногда упоминается, что "шведка София" должна быть возвращена обратно в Хельсинки или "маленькая Феодосия" может возвращаться в Борисоглеб.

Экономические трудности росли, и для этого были свои определённые причины. В Английском клубе и в других знатных и влиятельных местах затраты намного превышали доходы. Денег не хватало, их поступало на счета недостаточно даже от больших имений. Банковская система не действовала. Создавались долги. Примером могут служить векселя, хранящиеся в архивах Ярославского музея-заповедника. В период 1847-1854 годов было оформлено одиннадцать счетов на разные суммы, все в тысячах рублей, принадлежащие графу Мусину-Пушкину. А долговая ноша Владимира всё росла и к 1856 году составила 700 000 рублей.

В письмах, где отец Эмилии рассказывает о строительстве в Дальсвике в 1844 году, он мимоходом говорит, что дочь в настоящее время становится экономней и мечтает прожить весь 1845 год в Борисоглебе. Мама - Ева Шернваль - умерла осенью 1844 года, поэтому Эмилии было легче выбраться из Финляндии.

Письмо Авроры сестре Алине проясняет обстоятельства: "Она решила остаться на пять лет в имении и за этот период поправить свои финансовые дела, так как в настоящее время средства не позволяют им оставаться даже на зиму в Петербурге. И вдобавок к этому, Эмилия никогда и ничего не делала без энтузиазма. Она наслаждалась работой, за которую бралась, и говорила, что счастлива, когда может украсить жизнь полезным трудом и добрым делом".

Ясно, что в имении, где длительное время отсутствовал настоящий хозяин, было много беспорядка. В первых шагах по приведению в порядок имения надо было избавиться от недобросовестного управляющего и подыскать на его место честного и хозяйственного человека.

Что ещё могла предпринять Эмилия? Учитывая, что все дочери Стъёрнвалл занимались садоводством, она в первую очередь принялась за приобретение фруктовых и декоративных саженцев и высаживание их.

Второе, что она принялась делать, - подыскивать в окрестности умельцев рукоделия, устраивала их на работу и выделила им помещение.

Таких мастеров рукоделия в округе было немало. Она приобрела ткани и нитки, находила через знакомых новые виды изделий и фасонов и таким образом организовала производство.

Через знакомых и друзей она узнавала о новых модах, принимала заказы на изготовление вещей.

Принимаемые мероприятия вряд ли имели для России большую экономическую и социальную направленность, поскольку касались лишь одного хозяйства. Тысячи крестьян, проживающих поодаль от её имения, об этом ничего не знали и не слышали.

Но смысл и действие указанных мероприятий ясен: что-то надо было предпринимать для исправления экономического положения имения, а также для тех людей, от которых зависело состояние имения. Или учитывалась старинная традиция предков: когда мужчины на войне или ещё где-то в поисках лучшей жизни, женщинам необходимо позаботиться о существовании семьи.

Хотя Эмилия жила и воспитывалась в городской семье, всё же в их роду сохранилось дворянское наследие, например, её дед из местности Ёкио. Такое хозяйство напоминало обычное финское имение, только крупнее по масштабам.

Со времени восстания декабристов сохранилась деловая бумага, по которой Владимир Мусин-Пушкин в то время освобождал крестьян от рабства. Рассказывали также, что и другие декабристы поступали так с крепостными. Позднее об этих случаях нигде больше не упоминается, так как это были только лишь единичные случаи.

Эмилия старалась облегчить жизнь своих крестьян. Её больница, школа для крестьян и хорошие условия для обучения молодёжи свидетельствовали о её стремлении к улучшению положения крестьян. Имя "Борисоглебский ангел", которое она получила от крестьян или от самого Владимира, сильно переживавшего её смерть, говорит о том, что белокурая красавица была как бы видением в глазах русских крестьян.

После смерти Эмилии Аврора пишет: "Даже страшно подумать, что наша Эмилия могла умереть в такой молодости, такой любящей и нужной для всей семьи, какой она была.

И знаешь ли ты, Алина, как она заботилась обо всех окружающих? Она была для всех спасительным ангелом и правой рукой мужа во всех делах. Она управляла всей землёй в имении, придумывала и создавала облегчения крестьянам, делилась правдой, защищала бедных и угнетённых, организовала больницу - и всё это в конце концов побудило к ней любовь, благодарность и уважение".

Если бы Эмилия продолжала жить и оставаться в Борисоглебе, по-другому сложилась бы и жизнь Марии.

Её старшие сёстры никогда не поднимали вопроса о национальности и вероисповедании отца. Финляндия для них всегда только "вторая родина". Вероятно, и Эмилия так же легко относилась к разному вероисповеданию в семье, как и Аврора, которая рассказывала, как она "без всякого интереса наблюдала лютеранскую службу".

Только Мария по-своему представляла всё это и переживала, что и в дальнейшем повлияло на решение ею важнейших жизненных вопросов.

К. Лехто

Перевод А. Ридаля

0

19

https://img-fotki.yandex.ru/get/215803/199368979.34/0_1ea338_27007281_XXXL.png

К.П. Брюллов. Портрет Авроры Карловны  Демидовой, 1838 г.

0

20

https://img-fotki.yandex.ru/get/196722/199368979.36/0_1eab2f_dd347ac9_XXXL.jpg 

Барон Карл Эмиль Кнут Шернвалль (16.11.1806-14.10.1890, Гёльсинфорс (ныне Хельсинки)), брат Э.К. Мусиной-Пушкиной.
Фотография 1870-х гг.

Родился в Финляндии, в городе Бьернборге в семье выборгского губернатора, шведа, состоявшего на русской службе Карла Иоганна Шернвалля и Евы Густавы фон Виллебранд. В 1815 году Карл Шернвалль заболевает и умирает, а его 32-летняя вдова в 1816 году выходит замуж за видного выборгского сенатора и юриста Карла Йохана фон Валлена. Усыновленный своим отчимом Эмилий Карлович к своей фамилии присоединил фамилию Валлена. Брат известных красавиц А. К. Демидовой и Э. К. Мусиной-Пушкиной, спутник А. С. Пушкина, упомянутый в «Путешествии в Арзрум».

В 1823 г., он поступил в университет (находившийся в то время в Або, и затем переведенный в Гельсингфорс), а в 1825 г. поступил в военную службу, в Вильманстрандский полк.

В 1830 году, в качестве офицера Генерального Штаба, он состоял при фельдмаршале графе Паскевиче-Эриванском и затем, через два года, переведен был в лейб-гвардии Павловский полк. В 1836 г. подал в отставку и перешел на гражданскую службу, был назначен чиновником особых поручений при графе Ребиндере, бывшем в то время статс-секретарем Финляндии.

В 1840 г. он получил звание камер-юнкера и назначен чиновником особых поручений при Августейшем попечителе Гельсингфорского университета, Наследнике Цесаревиче Александре Николаевиче. Три года спустя он получил должность секретаря Гельсингфоргского университета, а в 1854 году состоял чиновником особых поручений при финляндском генерал-губернаторе, причем получил чин действительного статского советника и возведен был в баронское достоинство.

В 1855 году получил звание камергера, а в 1857 году назначен был товарищем министра статс-секретаря Финляндии и в этом звании принимал участие в комитете Финляндских дел, в качестве одного из постоянных членов. В 1861 году, произведенный в тайные советники, он, по смерти графа Армфельдта, назначен был статс-секретарем Великого Княжества Финляндского.

В 1881 году вышел в отставку и поселился в Гельсингфорсе, где и умер.
Награды

Российской Империи:
Орден Святого Станислава 1-й степени (1856)
Орден Святой Анны 1-й степени (1859)
Орден Святого Владимира 2-й степени (1864)
Орден Белого орла (1866)
Орден Святого Александра Невского (1870)

Иностранных государств:
Орден Полярной звезды, кавалер большого креста (1875).

0


Вы здесь » Декабристы » РОДСТВЕННОЕ ОКРУЖЕНИЕ ДЕКАБРИСТОВ » Мусина-Пушкина Эмилия Карловна.