Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » Мусин-Пушкин Епафродит Степанович.


Мусин-Пушкин Епафродит Степанович.

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

ЕПАФРОДИТ СТЕПАНОВИЧ МУСИН-ПУШКИН

(20.4.1791 — 14.7.1831).

Лейтенант Гвардейского экипажа.

Отец — отставной прапорщик л.-гв. Преображенского полка Степан Аггеевич Мусин-Пушкин; за ним 20 душ в Весьегонском уезде Тверской губернии.
Воспитывался в Морском кадетском корпусе, куда поступил 12.5.1804, гардемарин — 3.3.1808, на корабле «Благодать» участвовал в сражении со шведсхим флотом — 21.6.1808, мичман — 5.12.1810, переведен в Гвардейский экипаж — 27.6.1813, лейтенант — 21.1.1816, в 1819 на фрегате «Гектор» плавал из Кронттадта через Копенгаген в Гавр и английские порты Гровзенд и Гримзбау, в 1820 командовал галетом «Церера», в 1821, 1823 и 1825 — бригом «Пожарский», в 1824 на фрегате «Проворный» совершил плавание до Гибралтара.

Член масонской ложи «Российский орел» в Петербурге (1822).

Следствием установлено, что членом тайных обществ декабристов не был.
Участник восстания на Сенатской площади.

Арестован 15.12.1825 вел. кн. Михаилом Павловичем в казармах Гвардейского экипажа и 16.12 помещен на главную гауптвахту, 3.1.1826 переведен в Петропавловскую крепость в один из казематов куртины между бастионами Екатерины I и Трубецкого.

Осужден по XI разряду и по конфирмации 10.7.1826 приговорен к лишению чинов с написанием в солдаты, с выслугою, без лишения дворянства.

Отправлен в Звенигородский гарнизонный полк — 28.7.1826, по указу 22.8.1826 определен на Кавказ.

Брат — Степан (ум. до 1826), отставной капитан-лейтенант, женат на дочери матроса Екатерине Тимофеевне Горюновой;
сестра — Ольга, замужем за помещиком Весьегонского уезда штабс-капитаном Яковом Ивановичем Масловым.

ВД, XV, 41-50; ГАРФ, ф. 109, 1 эксп., 1826 г., д. 61, ч. 129.

0

2

Алфави́т Боровко́ва

МУСИН-ПУШКИН Епафродит Степанов.

Лейтенант Гвардейского экипажа.

Членом тайного общества не был и о существовании оного не знал.

13-го декабря по вечеру слышал, что гвардейские полки по неуверенности в отречении присягать не будут; на другой день поутру внушал роте своей соблюдать верность клятвы, данной цесаревичу; но сам ни командующему бригадою по сему предмету не возражал, ни возмутительных действий, как в казармах, так и на площади не оказывал, кроме того, что был в числе не допускавших митрополита к баталиону. По возвращении с площади, когда присягали нижние чины, то он, будучи в нетрезвом виде, говорил им, чтобы не становились на колени, если другие будут это делать.

По приговору Верховного уголовного суда осужден к лишению чинов и написанию в рядовые до выслуги, с определением в дальние гарнизоны, без лишения дворянства.

Высочайшим же указом 22-го августа повелено перевесть [его] в полевые полки Кавказского корпуса, дабы мог заслужить вину свою.

0

3

Декабрист в Звериноголовской крепости

Восемь декабристов были разжалованы и отправлены в дальние и «дальнейшие»   гарнизоны Урала Оренбургской губернии, по крепостям Оренбургской пограничной линии и дальше – в Сибирь. Декабристу Мусину-Пушкину Епафродиту Степановичу судьбою было определено служить в Звериноголовской крепости.

Е.С. Мусин-Пушкин родился 20 апреля1791 г. Его корни уходили к древнейшему русскому боярскому роду. Эти бояре вели свое происхождение от Рокши, которого считали своим родоначальником Шереметевы, Романовы, Пущины, Пушкины (в том числе великий поэт) ...

Одна ветвь Мусиных-Пушкиных шла вверх по придворно-административной линии, расширяя свои владения, пользовалась всяческими почестями и графским титулом. Другая ветвь осталась в рядах мелкопоместного служилого дворянства. Эти Мусины-Пушкины постепенно переходили на положение разночинцев. К этой ветви относился и наш герой.

Юный Епафродит Мусин-Пушкин обучался и воспитывался в Морском кадетском корпусе, куда поступил 12 мая1804 г. Предметы, которым он отдавал предпочтение и более усердно ими занимался, были математика, артиллерия и фортификация. А в официальных документах по службе сказано «По-российски читать, писать умеет, французский  язык  и  все науки, относящиеся к морской службе, знает».

3 марта1808 г. Епафродит был произведен в гардемарины (фр., дословно – морская гвардия). Как  раз в это время, а точнее 9 февраля1808 г., начались военные действия в русско-шведской войне. И 21 июня1808 г. Мусин-Пушкин на флагманском корабле «Благодать» под командою капитан-командора Быченского был в сражении со шведским неприятельским флотом. Ему тогда было всего-то 17 лет. И то сражение для него было настоящим боевым крещением. В том же1808 г., поздней осенью, он совершил плавание на том же корабле «Благодать» до Гангута. В1809 г. гардемарин Мусин-Пушкин совершил пеший поход вместе с российскими войсками в Або, а оттуда переправились на Аландские острова, занятые еще в марте корпусом под командованием П.И. Багратиона, потом - в Свеаборг и обратно в Петербург на канонерских лодках под командованием капитан-лейтенанта Кононовича.

5 декабря1810 г. Мусин-Пушкин произведен в мичманы, а 21 января1816 г. – в лейтенанты. В гвардейском экипаже начал служить с 27 июня1813 г.

Моряк Мусин-Пушкин много плавал. Так, в 1816-17-18 г.г. в компании на галере «Паллада». В1819 г. с 6 июня плавал на фрегате «Гектор» под командованием капитан-лейтенанта Титова от Кронштадта до Копенгагена, оттуда – к французскому приморскому городу Гавр-де-Грассу, а потом обратно через английские порты Гровзенд и Гримзбау. Совершал плавания лейтенант Мусин-Пушкин в качестве и командира. Так, в1820 г. командовал галерой «Церера», в 1821, 1823, и 1825 гг. – бригом «Пожарский».

События 14 декабря1825 г. изменили жизнь моряка Мусина-Пушкина. И вот как это было. Подготовка Гвардейского экипажа к восстанию велась давно и многими декабристами. Накануне 14 декабря она шла более активно. С этой целью в казармы моряков приезжали видные деятели тайного общества. В ответах следствию сам Мусин-Пушкин писал: «Возвратясь домой в 10 часу (вечера – В.Б.), в офицерском коридоре встретился с господином Якубовичем и Бестужевым 2-м (Александром – В.Б.), которые зашли ко мне на короткое время. Разговор шел относительно моих картин, кои они рассматривали; и вскоре ушли в комнату к лейтенанту Арбузову, который и меня просил зайти к нему, где они разговаривали, что известно им, что завтра будут присягать государю императору Николаю Павловичу и что несправедливо, будто его императорское высочество цесаревич и великий князь Константин Павлович изволил отречься от всероссийского престола и будто бы завтра полки гвардии на Петровской площади будут просить объяснение по сему предмету... Спрашивали меня, буду ли я присягать, на что я отвечал: «Не зная ничего относительно сего предмета, я не могу ничего сказать; а завтра, когда начальство объяснит, что для меня должно быть известно, я буду исполнять, что мне будет приказано. После чего ушел домой».

Плохо спалось лейтенанту Мусину-Пушкину перед восстанием. Ночью он заходил в квартиру капитан-лейтенанта Лялина и просил его совета «как поступить при сем случае, но, получив в ответ, что утро вечера мудренее, удалился».

О том,  как действовал Мусин-Пушкин 14 декабря, хорошо показал капитан-лейтенант Лермантов во время следствия внутри Гвардейского экипажа: «14 декабря рано поутру, когда же получено было приказание командира экипажа, чтоб приготовили амуницию и были бы все при своих местах, лейтенант Мусин-Пушкин, поставив во фронт бывшую тогда в его командовании 2-ю роту, объявил им, что «сегодня имеет быть присяга другому царю, а наш прежний государь Константин Павлович жив, хотите – давайте присягу, хотите – нет, помните, что вы целовали крест и Евангелие. Присяга есть великое дело, за присягу стоять надобно»; словом, внушал им, чтоб соблюдали верность прежде данной присяге государю цесаревичу; потом распустил роту... Из этого ясно, что в день восстания рано утром командир роты Е.С. Мусин-Пушкин настраивал матросов на то, чтоб они не присягали Николаю Павловичу.

Вот по этим причинам в день восстания обстановка в Гвардейском экипаже оказалась сложной. Экипаж бурлил. Почти невероятно звучит показание Бодиско 1-го о том, что когда бригадный командир С.П. Шипов «хотел прочесть манифест, скомандовал было «на караул», но люди не сделали того и потому манифеста не читали». Это же самое в своих показаниях подтверждает Н.А. Бестужев: «Единогласно все офицеры, кроме штаб-офицеров, и все рядовые отказались». Таким образом, моряки начали открытый мятеж. В условиях начавшегося бунта Шипов разоружил лейтенанта Ф.Г. Вишневского. Остальные морские офицеры демонстративно вручили свое оружие генералу. Они были арестованы.

Узнав от брата Петра о том, что Московский полк вышел на площадь, Николай Бестужев велел декабристам Беляевым спешно освободить арестованных командиров. Несмотря на препятствие со стороны бригадного командира Шипова, братья Беляевы выполнили распоряжение Николая Бестужева.

В это время с Сенатской площади донеслись выстрелы. То Московцы отражали атаки конной гвардии. И тут по команде Н.А. Бестужева: «За мной! ... Выручать своих!» - Гвардейский экипаж «двинулся как одна душа» на Сенатскую площадь со знаменем впереди. Криками «Ура!» их встретил Московский полк. Лейтенант Мусин-Пушкин был во главе своей роты. Из материалов следствия видно, что матросов на площади встретил Оболенский, начальник штаба восстания. Лейтенант Е. Мусин-Пушкин и лейтенанты М.Кюхельбекер, А.Арбузов, увидев Оболенского, закричали «Ура!» и «представители батальону как старшего начальника над оным», факты ярко говорят и о солидарности восставших частей, и о знании цели офицерами.

В это самое время, после атаки конной гвардии, Николай I против восставших предпринял новую атаку. Он бросил против них свой надежный резерв – митрополита Серафима. Н.А.Некрасов в поэме «Русские женщины» так писал об этом:

Явился сам митрополит

С хоругвями, крестом,

«Покайтесь, братия! - гласит, -

Падите пред царем!».

Но восставшие не дрогнули перед митрополитом, не пали перед царем. Е.С. Мусин-Пушкин, М.К. Кюхельбекер и другие не допускали митрополита к солдатам. «Советую вам дальше не ходить, а идти с богом домой...» крикнул Михаил Кюхельбекер (родной брат поэта В.К. Кюхельбекера).

После разгрома восстания матросы Гвардейского экипажа пришли в свои казармы. В тот же вечер их собрали к присяге. Настроение командира 2-ой роты было подавлено. С расстройства он выпил спиртного, но свою линию на то, чтоб присягать новому царю, продолжал проводить. А вот что об том сказал капитан-лейтенант Лермантов в своих свидетельских показаниях: «Когда же нижние чины с площади возвратились и, будучи предварительно приготовлены к присяге, были собраны в учебной каморе, то Мусин-Пушкин, явясь перед ротой в несовершенно трезвом виде, говорил роте своей, чтоб они на колени не становились, если бы сие другие стали делать...» Далее Лермантов добавил, что «следует присовокупить, что лейтенант Мусин-Пушкин замечен возражавшим и не допускавшим до баталиона увещевавшего митрополита».

15 декабря лейтенант Мусин-Пушкин был арестован лично великим князем Михаилом Павловичем в казармах Гвардейского экипажа, а 16 декабря – помещен на главную гауптвахту. 3 января1826 г. его перевели в Петропавловскую крепость, в один из казематов куртины, между бастионом Екатерины 1 и Трубецкого. На следствии отрицал все. По некоторым данным Е.С. Мусин-Пушкин не был членом тайного общества. Академик М.В. Нечкина считала, что Епафродит Степанович был связан с обществом внутри Гвардейского экипажа. В книге «Движение декабристов» (именной указатель к документам фондов и коллекций РГВИА), изд. М., 1975 на с.471 Е.С. Мусин-Пушкин назван членом Северного общества. Надо отметить и то, что с1822 г. он принадлежал к масонской ложе «Российский Орел» в Петербурге в то время, когда масонство в1822 г. было запрещено правительством.

Обвинялся Мусин-Пушкин в том, что «... лично действовал в мятеже». После вынесения приговора Верховным уголовным судом моряков-декабристов отвезли в Кронштадт и в то же утро, 13 июля, исполнили над ними приговор разжалования на флагманском корабле адмирала Кроуна. Мундиры и эполеты были сорваны и брошены в воду.

Для прохождения дальнейшей службы разжалованный декабрист Мусин-Пушкин был определен в Звериноголовский гарнизон и туда отправлен 28 июля1826 г. Лихо неслась фельдъегерская тройка по Руси, увозя за седой Урал троих разжалованных в солдаты. Вот и Троицк. Здесь, в гарнизонном батальоне, предписано служить декабристу Ф.Г.Вишневскому (родному брату жены генерала В.А. Глинки). Фельдъегерская тройка летела дальше параллельно реке Уй туда, куда река несла свои воды к степному Тоболу. И вот она остановилась перед полосатым шлагбаумом, который перекрыл дорогу к Оренбургским воротам Звериноголовской крепости.

После проверки документов тройка с приехавшими проследовала внутрь крепости. Сюда доставлен декабрист Е.С. Мусин-Пушкин. Этот факт подтверждается документом из центрального государственного военно-исторического архива (РГВИА – г.Москва). В фонде 36, оп.4., св.25, д.430 «Показания возвратившихся фельдъегерей» на листе 8 читаем: «Фельдъегерь Гредякин, препровождавший трех человек, разжалованных в солдаты и именно: в Звериноголовский гарнизонный батальон Мусина-Пушкина, в Троицкий гарнизонный батальон Вишневского и в Петровский гарнизонный батальон Лаппу, показал, что все оныя разжалованные вели себя хорошо, были покойны, примечательных разговоров между ними никаких не происходило и ничего особенного не случилось; в места расположения батальонов доставлены благополучно». Даты нет. По некоторым расчетам выходит, что доставлен Мусин-Пушкин в Звериноголовскую крепость около середины августа1826 г.

По прибытии в крепость фельдъегерь Гредякин передал Мусина-Пушкина коменданту Звериноголовской крепости майору Кадамцову Александру Прокопьевичу и командиру гарнизонного батальона майору Волкову. Трудно судить о том, как был принят декабрист Мусин-Пушкин в Звериноголовской крепости. То, что в крепости знали о событии в Петербурге 14 декабря, подтверждается документально, предписанием коменданту Звериноголовской крепости Оренбургским военным губернатором генералом Эссеном об отыскании одного декабриста. Документ датировался 25-м января1826 г. Одно можно сказать, что, как и во всей России, в крепости это событие, видимо, не было воспринято однозначно. Хочется думать, что комендант крепости майор А.П. Кадамцов и командир батальона С.А. Волков с сочувствием отнеслись к декабристу... Ведь первый был всего на четыре года старше, а второй – на столько же моложе Мусина-Пушкина.

Надо полагать, что служба декабриста в Звериноголовской крепости началась с того, что ему придали вид солдата, рядового воина. Каптенармус помог подогнать обмундирование и амуницию.  После 18 лет службы моряком, а если считать вместе с учебой в Морском кадетском корпусе, через 22 года он стал солдатом от инфантерии, как в старину называли пехоту.

В октябре1978 г. я посетил с.Звериноголовское с надеждой найти хоть какие-то следы той старой крепости, которая стояла на правом берегу Тобола и в которой отбывал наказание декабрист Мусин-Пушкин. От той крепости, которую видел он, видимо, ничего не осталось. Вот в центре села стоят кирпичные дома старой постройки и некоторые домики деревянной конструкции. Их можно отнести к старожилам. А каменная церковь! Она красавицей стоит в центре села и, может быть, помнит еще декабриста? Согласно документов Курганского госархива эта Крестовоздвиженская церковь была построена в1826 г., когда декабрист приехал в Звериноголовскую крепость. Отсюда ясно, что он видел ее новенькой и истинно красавицей. Возможно, и заходил к священнику Игумнову Кузьме Петровичу. Ведь Мусин-Пушкин был верующим и на следствии отвечал, что он исповедания греческого и ежегодно бывает на исповеди и у святых тайн... (для краеведов: в приход этой церкви тогда входили д.Верхне-Алабугская, отряд Озерный, отряд Алабугский).

https://img-fotki.yandex.ru/get/205820/199368979.56/0_1fe89a_b705624a_XL.jpg 

Крестовоздвиженская церковь в селе Звериноголовском Курганской области.

Прошло не столь уж много времени пребывания в Звериноголовской крепости, как стало известно о том, что Мусина-Пушкина переводят служить в другое место. И все получилось так. Когда декабрист был доставлен в крепость, царь Николай I почти в это же время прибыл в Москву, где состоялась его коронация. Вот в это самое время император решил судьбу Мусина-Пушкина и других декабристов по-иному. В Москве вышел царский Указ от 22 августа1826 г. Этим указом начальнику Главного штаба И.И.Дибичу предписывалось: «… написанных рядовыми без лишения дворянства Петра Бестужева, Веденяпина 2-го, Вишневского, Мусина-Пушкина, Окулова, Фока, Лаппу перевести в полки Кавказского корпуса, дабы могли заслужить вину свою ... Император Николай».

Практически перевод Мусина-Пушкина и других декабристов на Кавказ решался долго. Шла переписка военного начальства, из которой видно, что 18 октября1826 г. этот вопрос был не решен.

Пока нет точной даты отправки Мусина-Пушкина из Звериноголовской крепости. Известно, что было предписано отправить Мусина-Пушкина, П. Бестужева, Веденяпина, Вишневского в г.Тифлис к господину Ермолову на почтовых с жандармами, а где их нет, то с благонадежными унтер-офицерами. В списках декабристов, прибывших на Кавказ, под порядковым номером «9» значится Мусин-Пушкин. Этот список (дело) начат 13 декабря1826 г. Выходит, что в декабре1826 г. он был уже на Кавказе. Умер Мусин-Пушкин 14 июля1831 г. в укреплении Гагра.

Автор – В. Бездомов, краевед, г.Курган.

Текст из краеведческого сборника «Станица на Тоболе» (2002 год).

0


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » Мусин-Пушкин Епафродит Степанович.