Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » ЖЗЛ » Барановская М.Ю. Декабрист Николай Бестужев.


Барановская М.Ю. Декабрист Николай Бестужев.

Сообщений 41 страница 50 из 56

41

Кроме древнейших ирригационных сооружений вблизи Селенгинска, Н. Бестужев нашел предметы древней культуры - нож, кинжал, три копья и стрелы*.

* (А. А. Лушников. Воспоминания о декабристах. Архив Кяхтинского краеведческого музея им. академика В. А. Обручева.)

Бродя с ружьем по берегам Селенги, Н. Бестужев находил на скалах писаницы. Постепенно у него начали скапливаться материалы по истории освоения Прибайкалья бурятами. Н. Бестужев собирал и записывал изустные предания. Он считал наиболее важными историческими документами записи родословных и преданий первых в крае поселенцев - бурят. Собранные материалы он хотел использовать для истории заселения Прибайкалья бурятами. Со свойственной ему энергией и настойчивостью он ушел в эту увлекательную работу с головой.

По свидетельству А. А. Лушникова, Н. Бестужевым была написана статья "О наскальных изображениях вблизи Селенгинска". Статья эта до 1901 года (до смерти А. М. Лушникова) хранилась в семье Лушниковых вместе с другой работой Н. Бестужева - "О заселении бурятами Прибайкалья"*.

* (А. А. Лушников. Воспоминания о декабристах. Архив Кяхтин-ского краеведческого музея им. академика В. А. Обручева.)

Но бывали дни и месяцы (особенно во время усилившейся реакции после поражения революции 1848 года в Западной Европе), когда Н. Бестужев, этот сильный духом человек, оставлял все свои занятия. Он не находил себе места. Мысль о том, что он не может с большой пользой приложить силы своего ума, весь свой запас познаний, не давала ему покоя. Он был обречен на бездействие, и это безмерно тяготило его. Самые лучшие годы жизни он провел, лишенный возможности полностью развернуть свои дарования. Порой на него находила тяжелая апатия. В один из таких моментов он написал скорбные слова (в письме к Батенькову):

"Здесь нет ничего, что бы можно (было) подстрекнуть к большой деятельности, нет никаких происшествий, которые могли бы служить станциями для определения полета времени, теряемого бесплодно, и оттого произошла та апатия, с какою мы смотрим на потерю времени, не имеющего для нас цены. Одни материальные заботы о поддержании жизненного процесса еще занимают нас, но и это занятие, всякое, с ноги на ногу, ступою бродячею"*.

* (Письмо Н. А. Бестужева к Г. С. Батенькову. ОРЛБ, шифр Елаг. XVI. (Подчеркнуто Н. Бестужевым.))

Сетуя в письме к М. Ф. Рейнике на свой образ жизни на поселении - "дни идут похожие один на другой", - Н. Бестужев писал: "Вот вам моя жизнь, или лучше сказать, прозябание"*. Но эти настроения проходили, и снова Н. Бестужева охватывала жажда деятельности. Кроме статьи "О новоизобретенном в Сибири экипаже", в "Трудах Вольно-экономического общества" была напечатана и вторая статья - "Бурятское хозяйство", которая является ценнейшим дополнением к "Гусиному озеру".

* (ИРЛИ (ПД). Архив Бестужевых, фонд 604, № 5598, лл. 66-83-об.)

В статье о "Бурятском хозяйстве" Н. Бестужев с любовью описывает трудолюбие и сметливость бурят: "Бурят и плотник, и кузнец, - пишет автор, - и столяр... и пахарь, и косец...

Чрезвычайно просто и остроумно плавят они дрова по быстрым нашим рекам, усеянным островами, отмелями, каменными грядами. Они делают из четырех нетолстых бревен раму и опускают ее на воду; в эту раму бросают дрова как попало и накидывают таким образом сажень до 15. Верхние дрова погружают нижние, а эти, в свою очередь, по удельному своему весу, приподнимаются, и, таким образом, на воде составляется куча, выпуклая сверху и снизу, содержанная с боков рамою, а снизу - переплетенная положением дров и собственным стремлением кверху. К этой раме приделывают две петли и, таким образом, переходят пространство верст в 50 и более, между всех опасностей горной реки"*.

* (О бурятском хозяйстве. "Сибирский житель" (Н. А. Бестужев). Труды Вольно-Экономического общества, т. I (1853, № 2), отд. 111, смесь 99-102, с чертежами.)

В этой же статье Н. Бестужев упоминает о своем пастухе, буряте Ирдынее, - "фактотуме всех... хозяйственных желаний и поделок" Елены Александровны, у которого, по словам А. А. Лушникова - "были золотые руки". Ирдыней, так же как и Анай Унганов, стали родными людьми в доме Бестужевых. Ирдыней чинил всякие хозяйственные вещи, делал разные стулья и деревянную посуду"*.

* (А. А. Лушников. Воспоминания о декабристах. Архив Кяхтинского краеведческого музея им. академика В. А. Обручева.)

Московским обществом испытателей природы при Московском университете в 1853 году был основан журнал "Вестник естественных наук". Редактор журнала - профессор Московского университета К. Ф. Рулье, предвосхитивший в России учение Дарвина, поместил в первом номере журнала статью Н. Бестужева "Гусиное озеро".

Статья вышла без имени автора, однако редакция сообщала: "Статья, предлагаемая нами... составлена автором, проживающим около 30 лет в Забайкалье"*.

* ("Вестник естественных наук", изданный Московским обществом испытателей природы (Москва), 1854, № 1-30, ст. общ. 1-480.)

Статью доставил в редакцию знакомый Н. А. Бестужева - видный чиновник министерства народного просвещения, И. П. Корнилов, который писал Г. С. Батенькову: "Он (Н. Бестужев. - М. Б.) прислал мне недавно превосходную монографию о Гусином Озере... Попечитель Университета Ген(ерал) Адъ(ютант) Вл(адимир) Ив(анович) Назимов, принял статью Н(иколая) А(лександровича) Б(естужева) с величайшею признательностью и она будет напечатана в Вестнике Общества Испытателей Природы. Статья о Гусином Озере будет подписана Забайкальский житель. Он (Н. Бестужев. - М. Б.) получит по 45 р(ублей) с(еребром) за печатный лист, что составит вероятно более 200 р(ублей) с(еребром)"*.

* (Письмо И. П. Корнилова Г. С. Батенькову от 30 октября 1853 г. ОРЛБ, шифр Елаг. XVI.)

Несомненно, выход статьи порадовал Н. Бестужева. В одном из своих писем этого периода (27 июля 1854 года) к Батенькову Н. Бестужев писал: "Люби меня попрежнему, как и я тебя. Мы становимся стариками, издержка на это чувствование стало быть будет недолгая"*.

* (ОРЛБ, шифр Елаг. XVI.)

Но, несмотря на такие мысли, он еще не испытывал недостатка сил; любовь к труду и к жизни не ослабевала, наоборот, возникало много новых планов и надежд. Крымская война, однако, отвлекла его на время от своих замыслов.

Нужно знать образ мыслей и характер Н. Бестужева, чтобы понять всю глубину тяжелых переживаний, испытанных им в последние два года его жизни. Он горячо любил свою родину, свой народ и возлагал на них большие надежды. Как он страдал в годы войны, бессильный помочь защитникам отечества, вынужденным своею кровью расплачиваться за ошибки Николая I.

В Крымскую войну 1853-1855 годов Россия дорого поплатилась за реакционную внутреннюю и близорукую внешнюю политику, которую в течение 30 лет проводил бездарный правитель Николай I.

"Царизм потерпел жалкое крушение, он скомпрометировал Россию перед всем миром и вместе с тем самого себя - перед Россией. Наступило небывалое отрезвление"*.

* (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. XVI, ч. II, стр. 29.)

Нескоро доходили до Селенгинска вести о военных действиях на Крымском полуострове. Н. Бестужев с волнением следил за действиями русского флота в Крыму.

Рейнике, по просьбе Н. Бестужева, сообщал братьям о героических подвигах русских моряков, о Синопском сражении*. Н. Бестужев радовался высокому флотоводческому мастерству П. С. Нахимова, его синодской победе, вписавшей новую славную страницу в историю русского флота. Н. Бестужев гордился русскими моряками и говорил Лушниковым: "Я тоже когда-то носил морской мундир"**.

* (ИРЛИ (ПД). Архив Бестужевых, фонд 604. д. 16(5585), л. 133.)

** (А. А. Лушников. Воспоминания о декабристах. Кяхтинский краеведческий музей им. академика В. А. Обручева.)

В 1854 году Н. Бестужев особенно интересовался обороной Камчатки и действиями русских войск против напавших на полуостров с моря англичан и французов.

https://img-fotki.yandex.ru/get/53211/199368979.c/0_1a8aa1_fb70cb00_XXXL.jpg

Н. А. Бестужев.
Рисунок Л. Питча 1870-х годов с автопортрета Н. Бестужева 1840-х годов.
Местонахождение подлинника и рисунка Л. Питча неизвестны.
Фотография из книги 'Декабристы' М. Зензинова, М., 1906.

До нас дошел ценнейший документ - фрагменты задуманной Н. Бестужевым статьи о Крымской войне. К сожалению, эта статья осталась незаконченной; видимо, внезапная болезнь и смерть автора помешали дописать ее. Дошедшие до нас отрывки представляют огромный интерес. Они написаны рукой настоящего патриота; в то же время эти отрывки являются почти единственным авторитетным свидетельством огромного патриотического чувства народов, населявших окраины Сибири в годы Крымской войны. Н. Бестужев писал: "Народ, не зная положения, не понимал причин, возбудивших нынешнюю войну, почувствовал и угадал сердцем, что это война за честь, за благо... состояние России. Газеты с жадностью читались наперерыв, только время, отделяющее нас от источника новостей, заставляло грустить и думать, что, может быть участь многих дел и многих сражений, известных в России, здесь еще гадательны. Простой народ не читал газет, но просил вестей, и воодушевление его так велико, что при первом известии о рекрутском наборе рядовые являлись сами... Граждане бедные, будучи не в силах пожертвовать многим, собрали 211 р(ублей) для раненых Селенгинского полка. Офицеры и солдаты артиллерийской роты, здесь стоявшей, вздыхали, что они осуждены на бездействие, и хотели идти хоть на устье Амура, чтобы там встретить англичанина, готового везде нападать на беззащитные берега и искать легкой добычи также и на водах Тихого океана"*.

* (ИРЛИ (ПД). Архив Бестужевых. Фонд 604, д. 17, л. 171.)

Говоря далее об отношении сибирских "инородцев" к разразившейся войне, Н. Бестужев отмечает: "Казаки и буряты не отстают в чувствованиях от русских солдат. Буряты, осведомляясь постоянно о войне, как говорят сами, готовы по первому воззванию двинуться всем народом против врагов России"*.

* (Там же.)

В суровые годы войны, желая принести посильную помощь горячо любимой родине и внести свою лепту в дело обороны страны, Н. Бестужев трудился не покладая рук. Он старался прежде всего закончить работу над своими хронометрами, ибо они имели первостепенное значение для кораблевождения. Он думал не только о нуждах родного флота, в котором с честью прослужил много лет; его не оставляли мысли о том, как облегчить тяжелый труд солдата на войне, как увеличить боеспособность русского оружия. В 1854 году Н. Бестужев изобрел ружейный замок.

Думы о судьбе России не покидали Н. Бестужева со дня поражения декабристов. Николай I, напуганный революционным восстанием, пытался чудовищным террором остановить кризис и распад крепостнического режима. Он с невероятной жестокостью преследовал представителей демократических течений и общественной мысли и бесчеловечно расправлялся с передовыми деятелями русской культуры и со всеми, кто шел по следам декабристов.

В февральские дни 1854 года до Селенгинска дошли тревожные слухи: в январе английские и французские корабли, грубо нарушив морские границы России, вошли в Черное море. В октябре Д. Д. Старцев, возвратившись из Иркутска, привез тяжелое известие: в сентябре интервенты высадили в Крыму свои войска и осадили Севастополь. Вскоре пришла и весть о том, что в сентябре же русские моряки-герои затопили у входа в Севастопольскую бухту пять парусных кораблей и два фрегата и тем самым преградили путь вражескому флоту. Н. Бестужев прекрасно понимал вероломную политику Англии и Австрии в этой войне по отношению к России и с негодованием писал Батенькову: "Англия, которая завладела своей заносчивой политикой целым полусветом, не может равнодушно смотреть на Россию"*. "Не знаю, как у тебя, - писал Н. Бестужев тому же Батенькову: - а у меня сердце ноет.

* (ОРЛБ, шифр Елаг. XVI/I.)

Когда читаешь газеты и известия о тех страшных препятствиях, которые восстают со всех сторон на нашу родину. Негодная Австрия, неблагодарная, коварная, сунула палку своей лицемерной политики в колеса восточного вопроса. Не знаю также, как выйдет из этой страшной борьбы Россия, но если она ввойдет* победительно: то всего более желал бы я страшной затрещины Альбиону и Австрии"**.

* (Так в подлиннике.)

** (ОРЛБ, шифр Елаг. XVI/I.)

Весьма примечательно, что это письмо было написано Н. Бестужевым Батенькову в июле 1854 года, еще до вторжения англичан и французов в Крым.

В течение нескольких лет Н. Бестужев рвался в Иркутск, чтобы повидаться с друзьями, навестить Баснина (в библиотеке которого можно было найти книги по любым вопросам), побеседовать с близкими ему людьми на волнующие темы. Н. Бестужев с тоской писал Трубецкому: "Душа моя так и просится в Иркутск, чтобы набеседоваться до сыта и о старом, и о новом - но увы! дух бодр, но плоть немощна, а еще немощнее карман... - Да с первой возможностью я постараюсь посмотреть на своих старых друзей..."*.

* (ЦГИА, ОЛФ. Фонд 1143, оп. № 1, ед. хр. 49. л. 8.)

Отсутствие средств долго не давало Н. Бестужеву возможности съездить в Иркутск и встретиться с друзьями.

Осенью 1854 года Н. Бестужев был вызван в Кяхту. В связи с освящением собора ему было поручено реставрировать старые иконы. Как всегда, он остановился у Лушниковых. Градоначальником города был Н. Р. Ребиндер, женатый на дочери Трубецкого, Александре Сергеевне. С детских лет она была любимицей Н. Бестужева. Несколько дней Н. Бестужев провел в обществе Лушниковых и Ребиндеров и "хорошо провел время", как он писал Трубецкому.

От Ребиндеров Н. Бестужев узнал о том, что Якушкин, страдавший ревматизмом, получил право выезда на Тункинские минеральные воды для лечения и по пути заедет к Бестужевым в Селенгинск.

Н. Бестужев вернулся из Кяхты, чтобы встретить Якушкина, одного из выдающихся деятелей декабристского движения, сыгравшего огромную роль в развитии народного образования в Западной Сибири* (он создал в Ялуторовске ланкастерские школы взаимного обучения).

* (О школах взаимного обучения И. Д. Якушкина пишет академик Н. М. Дружинин: "Ялуторовский опыт Якушкина не был изолированным единичным явлением. С одной стороны, он подхватывал оборванную нить Союза благоденствия и его революционных преемников; с другой стороны, он связывался единством внутренней цели с сибирскими опытами других декабристов... В общем, границы и методы начального обучения сохраняли прежние и принципиальные основания и прежнее социально-педагогическое направление. Каждая сибирская школа, основанная декабристами, могла иметь собственные неповторимые особенности... Но эти разнообразные и внешне разрозненные попытки объединяла одна руководящая и вдохновляющая идея: заложить необходимые культурные основания для предстоящего государственного преобразования России.

Ланкастерская школа Якушкина раскрывает эти мотивы в наиболее конкретной и развернутой форме: идеология дворянского революционного начала XIX в. со свойственными ему колебаниями и противоречиями проникает собою историю этого интересного социально-педагогического эпизода". (Н. М. Дружинин. Декабрист И. Д. Якушкин и его ланкастерская школа.) Ученые записки Моск. городского педагогического института, т. II, вып. 1, 1941.)

Н. Бестужев всегда относился к Якушкину с чувством глубокого уважения и любви. Особенно они сблизились в Чите и Петровском заводе. Однако встреча в Селенгинске не состоялась. Трубецкой известил Н. Бестужева о новом приступе болезни Якушкина, которому было разрешено пройти курс лечения в Иркутске.

Якушкин и Трубецкой приглашали Н. Бестужева в столицу Восточной Сибири.

"Если Иван Дмитриевич (т. е. Якушкин. - М. Б.) еще не уехал, - писал Трубецкому Н. Бестужев, - то передайте ему мой искренний привет и сожаленье о его нездоровье.

При всем моем желании видеть его, я должен ограничиться одним желанием, потому что средства наши также весьма ограничились"*.

* (ЦГИА, ОЛФ. Фонд 1143, оп. № 1, ед. хр. 49, л. 16.)

А в это время на Крымском полуострове началась длительная героическая борьба за Севастополь, который был важнейшей военно-морской базой России на Черном море. Оборона Севастополя явилась главным событием Крымской войны. С этого времени и до последних дней Н. Бестужева не оставляла тревога за Севастополь.

Медленно доходили до Селенгинска вести о военных действиях в Крыму. Братья Бестужевы с нетерпением ждали вестей от Рейнике "...мыслью часто, очень часто бываю я в дебрях Селенгинска, в гостях у друзей мною уважаемых с детства"*, - писал братьям Бестужевым Рейнике. В своем неизданном дневнике 25 декабря 1854 года Рейнике записал: "Сегодня, как будто подарок на елку, получил я два письма от Н. А. Бестужева из Селенгинска. Это порадовало меня... День за письмами к Николаю Александровичу Бестужеву"**.

* (ИРЛИ (ПД). Архив Бестужевых. Фонд 604, л. 4.)

** (Там же, л. 22.)

В 1854 году Рейнике находился в Николаеве. Н. Бестужев просил присылать ему точные описания героических подвигов русских моряков"*, а также приложить к письму "карты окрестностей Севастополя и его рейда"**.

* (ИРЛИ (ПД). Архив Бестужевых. Фонд 604, д. № 16(5585), л. 133 и 123-об.)

** (Там же.)

Превращенный Нахимовым и его боевыми соратниками и военными инженерами в мощную сухопутную крепость, Севастополь героически противостоял бесчисленным бомбардировкам и штурмам англо-французских войск.

Русские солдаты и матросы проявили невиданный героизм и высокое военное мастерство. Они стойко отражали натиск численно превосходящих сил врага, ломая его планы вторжения в глубь России.

С первого дня обороны Севастополя братья Бестужевы мысленно были вместе с его защитниками. Еще кадетом М. Бестужев был дружен с будущим адмиралом П. С. Нахимовым, то есть в то время, когда их братья Николай и Платон были корпусными офицерами. Организатор героической обороны Севастополя, один из ближайших учеников и сподвижников адмирала М. П. Лазарева, друг и соратник П. С. Нахимова, адмирал В. А. Корнилов был товарищем М. Бестужева по Морскому корпусу. "Корнилов, - писал Рейнике Н. Бестужеву, - вспоминает с удовольствием, как за 30 лет перед сим поручен он был Михаилу Александровичу и как тот заботился о нем - тогда юном мичмане, за это шлет он спасибо"*.

* (ИРЛИ (ПД). Архив Бестужевых. Фонд 604. Из письма М. Ф. Рейнике Н. А. Бестужеву, д. 16(5585), л. 124-об.)

Героическая защита Севастополя, образование народных ополчений против врагов отчизны воодушевляли Н. Бестужева. Он писал: "И здесь в Сибири, в отдалении каких-нибудь 6500 верст от сердца России... то же негодование противу народных врагов воодушевляло нас"*.

* (Там же, д. 17(5585-5586), л. 171.)

Д. Д. Старцев, часто бывая по своим делам в Иркутске, привозил свежие вести о боях в Севастополе.

"Добрый старый друг наш Михаил Францевич, - писал М. Бестужев Рейнике, - сколько драгоценного, святого заключал для нас Севастополь в стенах своих, для нас, не имеющих ничего, кроме прошедшего, и потому сколько мы ценили ваши письма, заключающие в себе множество интересных подробностей о Севастополе.

К сожалению, брат не мог дождаться последнего из них, и посылок, его сопровождавших"*.

* ("Адмирал Нахимов". Документы и материалы для истории Русского флота. Военмориздат, 1945, стр. 197-198 (из письма М. А. Бестужева к М. Ф. Рейнике от 1 января 1856 г.).)

В переписке декабристов этих лет часто упоминается имя Я. Д. Казимирского, который был начальником корпуса жандармов в Омске и Иркутске. Он оказал декабристам, а позднее и петрашевцам, много услуг.

По тем сведениям, которыми мы располагаем, Казимирский был гуманным, незаурядным человеком, что и сблизило его с декабристами.

Насколько Казимирский стоял выше окружающей среды, говорят строки его письма, обращенные к И. И. Пущину: "Если б вы могли знать, какая гадость Омск. Какие люди и какие взятки... стыд и срам"*, - писал старому декабристу жандармский генерал.

* (Письмо Я. Д. Казимирского И. И. Пущину от 18 июля 1855 г., Екатеринбург. ОРЛБ, шифр М/7588, лл. 30-31.)

Казимирский был человеком большого благородства и высокой культуры; И. И. Пущина он называл "братом", "другом" и "добрейшим в мире стариком, у которого до сих пор сердце юноши"*.

* (Из письма Я. Д. Казимирского И. И. Пущину. ОРЛБ, шифр М/7586, л. 205.)

Казимирский горячо любил свою родину. Когда до Омска дошли тревожные вести о последних днях обороны Севастополя, Казимирский с болью писал И. И. Пущину (17 сентября 1855 года): "Сегодня почта еще не пришла, а что-то пишет? ...Черное море, флот и часть Крыма и чудная крепость - все потеряно, - и, опасаясь мысли о вторжении врагов в глубь страны, он прибавляет: "Истребив Севастополь, они (т. е. враги. - М. Б.) пойдут на Одессу. Нет мыслей, бросаю перо..."*.

* (ОРЛБ, шифр М/7586, л. 116.)

По-видимому, в один из приездов Казимирского в Иркутск Трубецкой и другие декабристы сообщили ему о большом желании Н. Бестужева побывать в Иркутске и повидаться г друзьями. В конце января 1855 года Н. Бестужев получил вызов в Иркутский жандармский округ, чем он был немало озадачен. Каково же было его удивление и радость, когда он встретился там с Казимирским.

Последний писал о своей встрече с Н. Бестужевым И. И. Пущину: "...я вытребовал его (т. е. Н. Бестужева. - М. Б.) из Селенгинска, и было забавное событие, ибо он не знал, зачем и почему его требуют в Иркутск? ...Обрадовался.. Ник(олай) Бестужев постарел, разумеется в моих глазах: я не видал (его) с 39 года. Но бодрый и живой старичок, почти такой же, как был.

Можете чувствовать, как я обрадовался, увидя его"*.

* (Из письма Я. Д. Казимирского к И. И. Пущину. ОРЛБ, шифр М/7586, л. 232.)

Юшневская писала И. И. Пущину (6 марта 1855 г.): "Николай) Алек(сандрович) Бестужев гостит в Иркутске - на минуту забежал ко мне, идучи мимо - и с того времени я его не видела. Его видел Як(ов) Дм(итриевич)... Слышу от других, что Ник(олай) Алек(сандрович) собирается ко мне - до сих пор не показался еще"*.

* (ОРЛБ, шифр М/7586 , л. 128.)

В последний свой приезд в Иркутск Н. Бестужев остановился у иркутского доктора И. С. Персина - домашнего врача Трубецких. Н. Бестужев писал Батенькову: "Вот я живу здесь уже другую неделю у Персина, который тебе очень кланяется. Проводя всякий день у Як(ова) Дмитр(иевича) (Казимирского.- М. Б.), куда стекалось множество публики, чтобы воспользоваться последними минутами пребывания почтенного генерала j'ai été tout á fait dépaysé* в такой степени, что голова у меня закружилась, и я по два раза принимался писать к тебе, но не мог найти ни одной мысли, чтоб выжать ее из головы на бумагу; да и теперь не думаю, чтобы при всем моем старании мог тебе сказать что-нибудь дельное"**.

* (Я совершенно как в чужом месте (или на чужой стороне) (франц.). Подчеркнуто Н. А. Бестужевым.)

** (Письмо Н. А. Бестужева к Г. С. Батенькову (от 1 марта 1855 г., Иркутск) ОРЛБ, шифр. Елаг XVI/II.)

Н. Бестужев с радушием был принят в Иркутске у Волконских, Трубецких и у Поджио. У Трубецких произошла долгожданная встреча с Якушкиным.

В это время из Баргузина приехал М. К. Кюхельбекер*.

* (И. Д. Якушкин писал П. Н. Свистунову в Тобольск 21 февраля 1855 г. "...теперь в Иркутске гостят Кюхельбекер и Ник(олай) Бестужев. И тот и другой вам очень кланяются". Летописи "Декабристы". Книга III, под редакцией Н. П. Чулкова. М., изд. Гос. Литературного музея, 1938, стр. 460.)

Друзья ежевечерне собирались вместе, о чем Казимирский писал И. И. Пущину 2 февраля 1855 года: "Мы всякий день все собираемся вместе: сегодня вечер назначен у Трубецкого.

В этот кружок попадают чаще других моряк князь Оболенский и бригадный ком(андир) Аничков и прения о Крыме доходят до того, что из рук вон. Самые, упорные и infatigable-ные* политики суть: И. Д. Якушкин, Оболенский, Мурав(ьев) (генерал-губернатор.- М. Б.), Поджио; до такой степени, что я стал упрашивать помилования... до 2-х часов ночи готовы толковать все об одном Крыме"...**.

* (Неутомимые (франц.).)

** (ОРЛБ, шифр М/7586 лл. 100-101.)

Мысли старых декабристов и лучших людей того времени были в Крыму - у стен героического Севастополя, где решалась судьба николаевской России.

"Наши декабристы страстно любили Россию"*, - говорит Герцен.

* (А. И. Герцен. Собрание сочинений под редакцией М. К. Лемке. 1923, т. 21, стр. 207.)

"Декабристы были душою преданы России"*, - писал в глубокой старости М. И. Муравьев-Апостол своей воспитаннице А. П. Сазонович.

* (Из письма М. И. Муравьева-Апостола к А. Н. Сазонович от 29 декабря 1876 г. ГИМ, ОПИ. В 8/5. 68560/1335, № 14, л. 21.)

Декабристы горячо и беззаветно любили свою родину, задавленную социальным гнетом. И в заключении и на поселении они оставались такими же, какими были в декабрьские дни 1825 года,- борцами за освобождение своего народа от крепостнического гнета.

Все лучшие годы жизни они отдали России и ни разу не пожалели об этом в тюрьмах и глухих углах Сибири.

"Люблю Россию,- писал Н. Бестужев А. А. Свиязевой,- мои несчастья не отучили желать добра ей"*.

* (Из письма Н. Бестужева к А. А. Свиязевой (1843 г.) ИРЛИ (ПД) Архив Бестужевых. Фонд 604, д. 4 (5583), л. 136.)

В своих незаконченных "Воспоминаниях об отце" - Никите Муравьеве, Софья Никитична Муравьева, в замужестве Бибикова, говорит: "Помню я, как однажды какой-то заезжий офицер из России (все проезжие вменяли себе в обязанность побывать у отца и его товарищей, так они умели поставить себя) коснулся тогдашних злоупотреблений Правительства и потом, нагнувшись к уху отца, прибавил вполголоса: "Я должен вам сознаться, что не люблю России!"

Отец в сильном негодовании отодвинулся от него и громко отвечал:

"Зачем вы это говорите мне? Если б я не любил России - я бы не был здесь"*.

* (ЦГИА, ОЛФ. Фонд 1153 (Муравьевых), д. 167, оп. № 1, л. 14.)

М. И. Муравьев-Апостол писал той же А. П. Сазонович "М(ихаилу) А (лександровичу) Фонвизину было разрешено возвратиться в Россию в 1854 году. М(ихаил) Александрович заехал в Ялуторовск, чтоб проститься с об(р)азцовой колонией, так наименована Ялуторовская колония нашими товарищами (т. е. декабристами.- М. Б.). Когда настал час расставания М(ихаил) Александрович) нас всех дружно обнял, Ивану Дмитриевичу (т. е. Якушкину.- М. Б.) поклони(лся) в ноги за то (что) он принял его в наш Тайный Союз. После долголетней ссылки, особенно отягченной, поступок М(ихаила) А(лександровича) - человек он был положительный, дает понятие о Тайном Союзе"*.

* (Письмо М. И. Муравьева-Апостола к А. П. Сазонович от 25 марта 1878 г. ГИМ, ОПИ. В 3/5 68560/1335 , ед. хр. А516 № 41, л. 58.)

Н. Бестужев и его товарищи-декабристы считали главной задачей передовых сил России уничтожение крепостного права и всех его порождений, как противоречащих естественному праву и человеческой природе. Они принесли много пользы России, но могли принести еще больше. Об этом они не переставали говорить и думать в течение всей своей жизни в Сибири; с грустью замечал Н. Бестужев в своем письме от 4 июля 1851 года к И. П. Корнилову: "Четверть века вся наша деятельность заключалась в одном размышлении"*.

* (Н. А. Бестужев. Статьи и письма, пит. соч., стр. 81.)

Особенно острыми и тяжелыми были их переживания в дни Крымской войны, когда, по выражению одной анонимной рукописи, весь "авангард Европы очутился в Крыму"*.

* (А. Шебунин. Н. И. Тургенев. М., ГИЗ, стр. 122.)

Под грохот севастопольских пушек декабристы и их друзья толковали в далекой Сибири о том, что существующий строй подгнил и что необходимы коренные изменения во всех частях управления России.

Декабристы восторгались героизмом воинов русской армии и флота, героически противостоявших напору сильных и хорошо оснащенных армий союзников, которые не смогли не признать могучей духовной силы защитников Севастополя.

Политику душителя всех народов России Николая I декабристы считали бессмысленной и подлой. Гнилость царского режима и всех порядков крепостнической России наиболее ярко обнаружилась в годы Крымской войны.

Н. Бестужев писал из Иркутска Батенькову: "Я живу у Ивана Сергеевича Персина припеваючи до того, что даже не стало голосу.

Ехать домой сбираюсь в конце марта; уехал бы раньше, но делаю хозяину моему портреты с детей и тоже обещал Волконскому для внука, да еще с одной знакомой девицы..."*.

* (ОРЛБ, шифр Елаг. XVI/II.)

Н. Бестужев, встречаясь у Волконских и Трубецких с генерал-губернатором Восточной Сибири Н. Н. Муравьевым, сообщил ему о своем изобретении ружейного замка.

"Здешнее начальство, - писал Н. Бестужев Батенькову 11 марта 1855 года, - очень ко всем нам благосклонно. Я рассказал Ген(ерал) Губ(ернатору), что имею ружейный замок моей выдумки, столь мало сложной, что стоимость его работы и ценность будет втрое менее ныне употребляемого; он захотел его видеть, и я должен был заказать такой здешнему оружейнику, который, хотя худо понял мой рисунок и худо выполнил его на деле, но все-таки дал идею об удобстве и простоте замка.

Вследствие этого, вчера мой замок, приделанный к обрезку ствола, поехал в Питер к великому кн(язю) Константину Николаевичу с описанием представления тех выгод, которые могут быть получены при нынешних военных обстоятельствах и требовании беспрестанного ремонта орудий. Я не хотел подписывать и не подписал объяснения замка, но Г(енерал) Губернатор) в письме своем к вел(икому) князю сказал, что это выдумка бывшего моряка такого-то..."*.

* (ОРЛБ, шифр Елаг. XVI/II.)

Н. Бестужев прожил в Иркутске почти два месяца и уже собирался вернуться в Селенгинск, но, как он сам говорит: "Большое мое знакомство в здешнем городе удерживает меня дольше, нежели предполагал сначала; все это вывело меня из колеи моей тихой, почти деревенской жизни; встаю, ложусь, обедаю, иду и хожу совсем не так, как привык я - и право, голова идет кругом - весело, но и к веселью у меня оказалась отвычка"*.

* (Письмо Н. А. Бестужева Г. С. Батенькову. ОРЛБ, шифр Елаг. XVI/II.)

По-видимому, еще в Иркутске Н. Бестужев узнал о смерти Николая I.

Повидавшись с друзьями и знакомыми, Н. Бестужев поспешил в свой тихий Селенгинск.

Вместе с ним переезжала Байкал жена селенгинского городничего Н. В. Киренского с детьми. Стояли сильные морозы с ветрами, а она не имела теплой одежды. Н. Бестужев уделил ей часть своей теплой одежды и дорогой простудился. В этом поступке, как и всегда во всем, проявилась доброта его натуры. Он приехал в Селенгинск совершенно больным.

"По его (т. е. Н. Бестужева. - М. Б.) возвращении в Селенгинск, - говорит М. Бестужев, - ...в то время, когда он уже носил в груди зародыш смерти, печальный и молчаливый, он несколько раз мне повторял, когда речь падала на критическое положение России: что выльется из нашего нового царя (Александра II. - M. Б.) -богу одному известно; но, говорят, он добр и, следовательно, не захочет идти по следам своего батюшки. Он не захочет окончательно погубить Россию, продолжая войну, как это сделал его отец из личного самолюбия, воображая себя молотом европейской политики, кующим цепи по своему произволу"*.

* (Воспоминания Бестужевых, цит. соч., стр. 289.)

Старый декабрист умирал в то время, когда в Крыму решалась судьба Севастополя.

"Успехи и неудачи севастопольской осады его интересовали в высшей степени. В продолжение семнадцати долгих ночей его предсмертных страданий, я сам, - говорит в своих "Воспоминаниях" М. Бестужев, - истомленный усталостью, едва понимая, что он мне говорил, почти в бреду, должен был употреблять все свои силы, чтоб успокоить его касательно бедной погибающей России. В промежутки страшной борьбы его железной крепкой натуры со смертью, он меня спрашивал: "Скажи, нет ли чего утешительного?"*. Умирал Н. Бестужев от воспаления легких, или, как тогда говорили, от горячки.

* (Там же, стр. 322.)

Все друзья и знакомые в Иркутске были страшно встревожены болезнью Н. Бестужева. Якушкин писал Батенькову: "Вчера мы получили печальное известие о Ник(олае) Алек(сандровиче) Бестужеве. Из Селенгинска пишут, что он безнадежно болен..."*.

* (Из письма И. Д. Якушкина к Г. С. Батенькову от 9 апреля 1855 г. ОРЛБ. Фонд Бат. 13/38, л. 4.)

М. Бестужев писал Завалишину: "Это письмо я к тебе пишу ночью у постели страждущего брата Николая, который уже третью неделю не встает с ложа болезни, и были минуты, где мы отчаивались в его жизни. Да и теперь не могу сказать ничего положительного потому, что слабость так велика, что малейшее ожесточение болезни пересилит оставшиеся силы и подломит его".

И здесь же, рядом с умирающим братом, который до последней минуты жизни не переставал думать о Севастополе, М. Бестужев, успокоенный вестью о том, что героический Севастополь не сдается врагу, писал с восхищением: "Каковы наши черноморцы. Право, можно гордиться, что мы с тобою некогда носили мундир с якорями... Ну, я должен проститься с тобою. Больной охает и зовет меня"*.

* (ГИМ, ОПИ. Фонд 250 (бумаги Д. И. Завалишина), ед. хр. 1, л. 51, место хр. Б 61.)

М. Бестужев сообщал М. И. Семевскому: "Покойный брат мой был олицетворенная терпеливая усидчивая деятельность. До последней минуты он не оставлял намерения написать мемуары, все собирался, откладывал и умер. Едва ли не последние его слова были, когда, сжимая горячую свою голову, он говорил: и все, что тут ... надо будет похоронить"*.

* (Курсив М. А. Бестужева. Воспоминания Бестужевых, цит. соч., стр. 446.)

М. И. Семевский со слов Е. А. Бестужевой так описывал смерть Н. Бестужева:

"До последней минуты Николай Александрович был в полной памяти и рассудке.

Благодарю... благодарю от всего сердца... за заботы... за любовь... прощайте... милые мои сестры... Елена... Маша... Оля... Прощай, добрый друг мой Мишель... - и в слабом шопоте: что... наш Севастополь? - скончался"*.

* (ИРЛИ (ПД). Архив Бестужевых, фонд 604, № 5569.)

Последние мысли и слова умирающего были о любимой родине, о героическом Севастополе, с именем которого на устах Н. Бестужев ушел из жизни.

"Сильно опечалила нас обоих кончина Николая Александровича, - писала А. С. Ребиндер И. И. Пущину,- эта потеря чувствительна для всех, кто его знал, а бедным сестрам должно быть невыносимо тяжело"*.

* (Письмо А. С. Ребиндер (рожд. Трубецкой) И. И. Пущину от 9 августа 1855 г. ОРЛБ, шифр М/7586 , л. 80.)

М. К. Юшневская писала И. И. Пущину: "Мне грустно взять перо в руки, редкий листок мой доходит до вас, в котором не было бы чего-нибудь печального, выждала я время, чтобы не первой мне сказать вам о кончине доброго нашего Н. А. Бестужева. Погостил он у нас, как будто бы нарочно - приехал проститься с нами... дорогой простудился - сделалось воспаление в груди, потом воспаление в мозгу и 14 мая скончался..."*.

* (Подчеркнуто М. К. Юшневской. Из письма М. К. Юшневской И. И. Пущину от 9 июня 1855 г. ОРЛБ, шифр М/758 л. 320-321.)

0

42

XIV

"Не грустно умереть в Сибири, но жаль, что из наших общих опальных лиц, гостей - не одна могила. Мыслю об этом не по гордости, тщеславию личному: врозь мы, как и все люди,- пылинки; но грудою кости наши были бы памятником дела великого при удаче для родины и достойного тризны поколений".

Декабрист С. Г. Волконский.

"Я уверен, что добрая молва о нас сохранится надолго по всей Сибири, что многие скажут сердечное спасибо за ту пользу, которую пребывание наше им доставило".

Декабрист Н. В. Басаргин.

Мы тщательно, проследили жизненный путь Н. Бестужева. В нашей работе мы опирались на исторические документы, а в отдельных случаях предпочли указать на полное отсутствие материалов по тому или иному вопросу.

Мы не знаем философских воззрений Н. Бестужева. Анализ всего того, что было им написано, - его исторических, экономических, этнографических работ, литературных произведений, - изучение его эпистолярного наследия не позволили нам вывести заключение о философских воззрениях селенгинского изгнанника.

В Сибири Н. Бестужев написал работу "Система мира". Она могла бы многое сказать нам о взглядах Н. Бестужева, но, к сожалению, обнаружить ее до сих пор не удалось.

В одном из своих писем к Батенькову Н. Бестужев говорит: "Движение есть жизнь вселенной"*.

* (ОРЛБ, шифр Елаг. XVI/II. (Из письма Н. Бестужева к Г. С. Батенькову, 1854 г.).)

Рассматривая его гносеологические взгляды, мы видим, как проявляется в них материалистическая тенденция его мировоззрения. В освещении социальных проблем Н. Бестужев остается целиком на идеалистических позициях, хотя и делает попытки объяснить ход развития общества условиями материальной жизни.

Как истинный просветитель, Н. Бестужев видел главный двигатель исторического процесса в развитии просвещения в России, в успехах различных наук, законодательства.

Н. Бестужев ушел из жизни, безгранично веря в поступательный ход развития общества, в огромные силы прогресса: "Все движется вперед и, следовательно, что есть - подлежит переменам"*, - считал Н. Бестужев.

* (Воспоминания Бестужевых, цит. соч. М. Бестужев. Воспоминания о Н. Бестужеве, стр. 257.)

Экономические воззрения Н. Бестужева претерпели существенную эволюцию в течение его жизни.

В 40-х годах он окончательно убедился в наступлении кризиса помещичьего хозяйства. Н. Бестужев правильно определил причину этого кризиса. Он требовал уничтожения крепостного права.

Изучение документов, относящихся к его богато одаренной личности, большой яркой жизни и благородной деятельности в разнообразных направлениях, убеждает нас в том, что Н. Бестужев стоял на уровне передовых идей своего времени.

Н. Бестужев умел ценить новые достижения науки и культуры. Вся его жизнь и деятельность были подчинены высокой идее патриотизма.

Последние 15 лет своей жизни Н. Бестужев прожил среди бурятского народа. В то время, подобно всем малым национальностям, населявшим царскую Россию, буряты были на положении отсталого и угнетенного народа.

Н. Бестужев полюбил бурятский народ и предсказал ему большую будущность. В этом он не ошибся.

В 1936 году на приеме делегации трудящихся Бурят-Монгольской АССР Вячеслав Михайлович Молотов отметил, что "Бурят-Монгольская республика, несмотря на всю свою отсталость в прошлом, по своей настойчивости в создании новой, социалистической жизни, по работе колхозов и развитию культурных, начинаний относится к передовым советским республикам".

"Мы должны сказать, - говорил товарищ Молотов, - что и к этой республике, самой отдаленной от Москвы, было неизменно заботливое отношение советской власти, нашей ленинской партии"*.

* (Газ. "Известия" от 4 июля 1948 г.)

Возрожденный Великой Октябрьской социалистической революцией бурят-монгольский народ с помощью великого русского народа 31 год строит новую жизнь.

Новое поколение бурят не знает ужасов прошлого. Не знает оно царских чиновников, шаманов, голода, нищеты, душных юрт, мрака, невежества, бесприютных стойбищ кочевников.

Теперь бурят-монгольский народ идет вместе со всеми братскими народами великого Советского Союза по пути строительства коммунизма.

Город Улан-Удэ - бывш. Верхне-Удинск, где бывал Н. Бестужев, в наши дни стал центром республики.

Город Селенгинск, где жили братья Бестужевы и Константин Торсон, ныне превратился в Ново-Селенгинск - центр Селенгинского аймака.

Неузнаваемо изменился Ново-Селенгинск. Улица им. Бестужевых и дом, некогда принадлежавший Старцевым, на котором в 125-летнюю годовщину восстания декабристов, в декабре 1950 года, была установлена в память Н. Бестужева мемориальная доска, напоминают о декабристах. Живущие в Ново-Селенгинске учителя средней школы, врачи и медицинские работники городских больниц, работники аймачной библиотеки, работники дома культуры, рабочие заводов, племенных молочно-товарных ферм и других организаций, создающие новую жизнь, являются внуками и правнуками тех бурят-крестьян, которые в 40-х годах минувшего столетия назвали друга своего народа, первого своего краеведа и этнографа, Николая Александровича Бестужева, "Красным солнцем".

Внуки и правнуки друзей Н. Бестужева помнят и чтят его память. В доме Старцевых предполагается устроить музей в память селенгинских декабристов. В городе будет установлен памятник Н. Бестужеву.

Могилы Н. Бестужева и К. Торсона в Ново-Селенгинске бережно охраняются отделом охраны памятников при отделе культуры Совета Министров Бурят-Монгольской автономной республики.

Н. Бестужев принадлежал к тем декабристам, которые и в ссылке, несмотря на тяжкие испытания, выпавшие на их долю, остались верны своим идеалам.

Тринадцать лет каторжных работ, шестнадцать лет на поселении в глухом углу Забайкалья не сломили этого человека, не примирили его с самодержавием.

В статье "О национальной гордости великороссов" В. И. Ленин писал: "Чуждо ли нам, великорусским, сознательным пролетариям, чувство национальной гордости? Конечно, нет! Мы любим свой язык и свою родину, мы больше всего работаем над тем, чтобы ее трудящиеся массы (т. е. 9/10 ее населения) поднять до сознательной жизни демократов и социалистов. Нам больнее всего видеть и чувствовать, каким насилиям, гнету и издевательствам подвергают нашу прекрасную родину царские палачи, дворяне и капиталисты. Мы гордимся тем, что эти насилия вызывали отпор из нашей среды, из среды великоруссов, что эта среда выдвинула Радищева, декабристов, революционеров-разночинцев 70-х годов, что великорусский рабочий класс создал в 1905 году могучую революционную партию масс, что великорусский мужик начал в то же время становиться демократом, начал свергать попа и помещика"*.

* (В. И. Ленин. Соч., т. 21, стр. 85.)

В этой статье В. И. Ленин призывал гордиться Россией Радищева, декабристов, революционеров-разночинцев.

Н. Бестужев был замечательным сыном своей родины. Он справедливо считал, что великий и бесконечно талантливый русский народ способен создать могучее свободное государство. Еще из Петровской тюрьмы рукой М. К. Юшневской он писал своим родным о русском народе и с гордостью подчеркивал такие его качества, как природный ум, трудолюбие, смелость, находчивость, доброту, широкий размах, способность в самые трудные годы, при самых тяжелых испытаниях проявлять героизм и стойкость духа*.

* (Письма М. и Н. Бестужевых к родным из Петровского завода. "Бунт декабристов", стр. 361-370.)

Никогда не будет забыта просветительская деятельность Н. Бестужева в Сибири. Обучение бурят грамоте Н. Бестужев начал еще в Петровском заводе, в школе при каземате. "Благодетельствуя всякому,- по словам петровского старожила М. С. Добрынина,- говорит Прыжов,- всякому желая добра, всякого стараясь снабдить знаниями, и кроме того, щедро расплачиваясь за всякую малейшую услугу,- декабристы сделали еще одно почтенное дело - завели у себя в каземате школу и нисколько для чиновных, но для бедных, нищих заводских мальчиков, где учились и дети бурят"*.

* (ЦГЛА. Фонд № 1227, л. 130.)

О том, какой вклад внесли декабристы в дело изучения Сибири и сколько они для нее сделали, в том числе и Н. Бестужев, говорит тот же Прыжов: "Декабристы, несмотря на самые несчастные условия жизни, часто совсем ужасные, гнусные, сделали для Сибири столько добра, сколько она сама не сделала бы в целые сто лет и больше... Они исследовали Сибирь в антропологическом, естественном, экономическом, социальном и этнографическом положении, словом, сделали несравненно больше, чем все, сделанное за это время для людей из другой русской области. Люди эти были истинными благодетелями Сибири и в нравственно-социальном и в материальном отношении"*.

* (ЦГЛА. Фонд № 1227, л. 130.)

Имя Н. Бестужева вписано золотыми буквами в летопись русской общественной мысли и революционного движения.

В 1940 году в дни декады Бурят-Монгольской АССР в Москве в музее Восточных культур на выставке художников республики были представлены работы молодого художника А. А. Окладникова: "Декабристы в Селенгинске". Центральное место на полотне отведено Н. Бестужеву. Художник А. А. Окладников говорил, что образ Н. Бестужева вдохновил его на труд. Все, что он сделал для бурятского народа в мрачные годы царизма, приобрело огромное общественное значение.

Колхозник Шагжи Багмаев из улуса Занага Закаменского района, старейший чеканщик колхоза им. Коминтерна, чьи работы были представлены на выставке, с помощью переводчика рассказывал нам, как из поколения в поколение в их улусе передаются рассказы о друге и просветителе их народа - Николае Александровиче Бестужеве.

В дни Великой Отечественной войны в Москве в залах Исторического музея, в разделе "Отечественная война 1812 года", лейтенант - бурят Галсан Дармаев, грудь которого была украшена орденами и медалями, говорил о том, что дружба его прадеда с Н. Бестужевым навсегда останется памятной для их потомков.

Сержант М. П. Соколов, беседуя о героическом прошлом русского народа, вспомнил и о декабристах, говоря, что он сам: "...с Гусиного озера, которое когда-то описал декабрист Н. А. Бестужев", которого у них все помнят. Он обучил грамоте его прадеда и деда, и воспоминания о нем живут в их семье и будут жить всегда у потомства. Они будут всегда бережно хранить две книги, подаренные его прадеду селенгинским изгнанником.

Н. Бестужев был одним из первых революционеров-гуманистов, боровшихся против расистского, человеконенавистнического отношения к малым народам. То, что сделал Н. Бестужев для бурятского народа, является ценным вкладом в дело развития культуры всего человечества.

Благородное имя Н. Бестужева никогда не будет забыто в истории великого, свободолюбивого русского народа.

0

43

Иконография Н. А. Бестужева

1. В форме 19-го флотского экипажа. В мундире с высоким воротником, черный шейный платок. Волосы зачесаны небрежно, баки. Конец 10-х гг. XIX ст. Автопортрет. ИРЛИ (Пушкинский дом) АН СССР. Ленинград.

2. Лейтенант 8-го флотского экипажа (поясн., почти прямолично), в мундире со знаками отличий. Баки. Начало 20-х гг. XIX ст. Автопортрет. Местонахождение неизвестно.

3. То же. Акварель. Копия неизвестного художника. Военно-морской музей. Ленинград.

4. То же. В мундире 8-го гвардейского экипажа и шляпе, с саблей в руке, с лейтенантом А. П. Арбузовым на Сенатской площади 14 декабря 1825 года. Акварель.

Эскизное изображение Г. С. Габаева. 1950 г. (Графический анализ военной стороны восстания декабристов). Гос. Исторический музей.

5. То же. На допросе в Зимнем дворце. Н. Бестужев перед Николаем I. Николай I в рост. Здесь же В. В. Левашев. Бумага, тушь, перо.

Художник Д. Н. Кардовский - монограмма "ДК". 1920 г. Гос. Исторический музей.
Чита (1828-1830 гг.)

6. Вид Читы. Слева на переднем плане: на сваленных бревнах сидит (спиной) Н. П. Репин и рисует. Рядом, справа, конвойный; слева - Николай Бестужев (в рост, 1/2 вправо), в шляпе; с ним Михаил Бестужев, в фуражке, указывает рукой вдаль. Акварель 1828-1829 гг. Художник - декабрист Н. П. Репин. ИРЛИ (Пушкинский дом) АН СССР. Ленинград

7. Могила неизвестного бурята близ Читы. Слева, у деревянного надгробия, Н. А. Бестужев (в рост, 1/2 влево), в шляпе, правой рукой указывает стоящему перед ним военному вдаль. У надгробия папка его рисунков. Акварель. 1828-1829 гг. Автопортрет. ИРЛИ (Пушкинский дом). АН СССР

8. То же. Копия. Акварель. 1828-1830 гг. Художник-декабрист И. В. Киреев. Музей Революции. Ленинград.

9. Чита: вид сада при комендантской квартире. Слева рисует Н. А. Бестужев (автопортрет) (1/2 влево), в белой рубашке, темный галстук. Над ним устроен полотняный навес. Деревянные строения, вдали церковь, деревья, горы. Акварель. 1828-1830 гг. Под рисунком карандашом рукой М. А. Бестужева: "Дьячковский каземат. Николай Бестужев. Дом и сад коменданта Лепарского". Чернилами рукой неизвестного: "Вид сада при комендантской квартире в с. Чите". Чернилами рукой А. Е. Розена: "Рисовал Николай Бестужев": ИРЛИ (Пушкинский дом) АН СССР. Ленинград.

10. Декабристы в Чите (слева направо): П. И. Борисов копает землю для фундамента тюрьмы декабристов. Никита Муравьев стоит, опираясь на лопату. А. И. Якубович сидит на скамье и читает книгу. А. И. Одоевский за скамьей. Д. И. Завалишин в большой шляпе. М. С. Лунин - спиной. И. Д. Якушкин и Н. Бестужев в котловане (для фундамента). С. П. Трубецкой с лопатой. С. Г. Волконский, А. М. Муравьев, Е. П. Оболенский. А. Е. Розен сидит на земле и читает книгу. М. К. Кюхельбекер копает землю. Художник А. В. Моравов. Этюд. Акварель. Москва, 1910 г. Государственный Исторический музей.

11. То же. Холст. Масло. 1910 г. Государственный Исторический музей.
Петровский завод (1830-1839 гг.)

12. Автопортрет. Акварель. 1835 г. Принадлежал матери, Прасковье Михайловне, сестрам Елене, Марии и Ольге Бестужевым. Местонахождение неизвестно.

13. Автокопия. Акварель. 1835 г. Принадлежала А. А. Бестужеву. После его гибели в 1837 г. хранился у Н. В. Савицкого. Местонахождение неизвестно. "Ты говоришь, что желал бы иметь наши портреты: - это дело возможное, нынешнею же зимою они к тебе пошлются" (из письма Н. и М. Бестужевых к брату Александру Бестужеву-Марлинскому от 25 октября 1835 г. Петровский завод). ИРЛИ (Пушкинский дом) АН СССР (архив Бестужевых, ф. 604 д. (5578).

14. Автопортрет. Акварель. 1837 г. Принадлежал И. И. Свиязеву. Местонахождение неизвестно.

15. Автопортрет. Акварель. 1837 г. Принадлежал А. А. Никольскому (у его внуков). Ленинград.

16. В своей камере № 39 Петровского каземата (в рост, 1/2 влево), сидит в черной шапочке у стола и пишет портрет сидящего перед ним (1/2 вправо) И. В. Киреева. У окна перед столиком М. А. Бестужев (3/4 влево) насыпает в трубку табак. На стенах портреты, часы и др. Акварель. Начало 30-х гг. XIX ст. Тула. Художественный Музей.

17. В камере № 23 Петровского каземата, у Н. А. Панова (в рост, 1/2 вправо), у печи, с письмом в руках, в куртке, лицо гладко выбрито. У круглого стола Н. А. Панов с трубкой. На стенах портреты. Акварель.. 1837 г. Принадлежала С. Г. и М. Н. Волконским. Отдел рукописей Всесоюзной публичной библиотеки им. В. И. Ленина. Москва.

18. Автопортрет (поясн., 3/4 влево). У стола, в белой рубашке с отложным воротником. Пестрый галстук большим узлом. Темный жилет. Волосы зачесаны кверху. Баки. Пишет портрет своего брата Михаила. В правой руке двойная кисть, в левой портрет М. А. Бестужева - в берете. Акварель. 1837 г. Собрание И. С. Зильберштейна. Москва. Из письма Н. А. Бестужева к А. А. Бестужеву-Марлинскому: "5 февраля 1837 г. Петровский завод. Ты побраниваешь меня за то, что я до сих пор не выполняю своего обещания и не высылаю тебе наших портретов. ...Однако же, следующее письмо доставит тебе портреты непременно. И это письмо так долго медлило потому, что мы не знали, где ты: в Гаграх ли, в Керчи ли, в походе ли. Мишелев портрет начат давно, приступаю к его окончанию и прежде месяца ты получишь оба" (архив Бестужевых, ф. 604). ИРЛИ (Пушкинский дом) АН СССР. Сохранилось в двух видах: черновик писан рукой Н. А. Бестужева, чистовое письмо - М. К. Юшневской. Вышеуказанный текст - черновой оригинал Н. А. Бестужева. Из письма Н. А. Бестужева к брату Павлу о своем автопортрете и портрете М. А. Бестужева (1837 г.): "...по портретам нашим ты можешь справедливо заключить, что мы оба потолстели; я постарел так, как в порядке вещей 46-летнему человеку должно; но Мишель, напротив, теперь похорошел против прежнего". (По черновику оригиналу Н. А. Бестужева, то же, ф. 604, там же).

19. Автокопия. Акварель. 1837 г. Принадлежала А. А. Бестужеву-Марлинскому; после его гибели находилась у Н. В. Савицкого. Местонахождение неизвестно.

20. То же, автокопия. Акварель. 1837 г. Принадлежала матери, Прасковье Михайловне, и сестрам Елене, Марии и Ольге Бестужевым. Местонахождение неизвестно. "Ты пишешь о наших портретах, будто любуешься ими: мы бы хотели знать мнение какого-нибудь тебе знакомого художника насчет живописи. Двенадцатилетнее упражнение вместе с началом, еще положенным в Академии (художеств. - М. Б.), вероятно, прибавили что-нибудь к прежнему. Что здесь, кроме натуры, не было ничего порядочного, по части живописи, над чем бы можно было поучиться. Кроме трех или четырех портретов Соколова, из петербургских живописцев мы не знаем ни одного. - Что же касается до моск(овских), то ни одного не видели порядочного... Если ты знаком с Григоровичем* и Федором Петровичем (Соколовым. - М. Б.), то поклонись им обоим от нас и скажи, что радуемся от души их назначению на места, которые они занимают, и действиям нынешних Академий Художеств. Кроме того, что приятно каждому русскому видеть успехи в своем отечестве, - ты знаешь у нас есть особенная привязанность к Академии: тут мы росли, тут учились, тут жили такое долгое время" (из письма к брату Павлу Бестужеву от 25 апреля 1838 г.). ИРЛИ (Пушкинский дом) АН СССР (архив Бестужевых, ф. 604, д. 5578, л. 96).

* (Григорович Василий Иванович, знакомый Н. Бестужева, в 1838 г. был назначен конференц-секретарем Академии Художеств.)

21. Камера № 39 Н. А. Бестужева в Петровском каземате (в рост, 1/2 влево). Сидит у столика перед окном и рисует. В халате. Деревянная кровать, ширмы, на них фуражка, одежда. Под кроватью сундучок. Акварель. 30-е гг. XIX ст. Местонахождение неизвестно.

22. Автокопия. Карандаш. 30-е гг. XIX ст. Не закончен. Предназначался для брата А. А. Бестужева-Марлинского. Из собрания П. И. Щукина. Государственный Исторический музей. Москва.

23. Вид камеры № 39 Н. А. Бестужева в Петровском каземате. Акварель 30-х гг. XIX ст. В 60-х гг. XIX ст. М. А. Бестужевым (из Селенгинска) был отослан М. И. Семевскому в Петербург. Местонахождение неизвестно.

24. То же. Автокопия. Акварель. 30-е гг. XIX ст. Принадлежал матери, Прасковье Михайловне, и сестрам Елене, Марии и Ольге Бестужевым, Местонахождение неизвестно.

25. Автокопия с автопортрета. 1837 г. (Собрание И. С. Зильберштейна. Москва). Картон. Масло. 40-е гг. XIX ст. Селенгинск. ИРЛИ (Пушкинский дом) АН СССР. Ленинград.

26. То же. Картон. Масло. 1843 г. Принадлежал художнику А. А. Лушникову. Москва. (У его потомков.)

27. То же. Копия с автопортрета. (Собрание И. С. Зильберштейна. Москва). Акварель Э. П. Сиговой. 1950 г. Государственный Исторический музей. Москва. (Экспозиция).

28. Автопортрет (поясн., почти прямолично). Сюртук, застегнутый наглухо, темный жилет. Белый отложной воротник, темный галстук бантом. Волосы зачесаны кверху. Лицо гладко выбрито. Акварель. Селенгинск. Конец 40-х гг. XIX ст. Местонахождение неизвестно.

29. То же. Автокопия. Конец 40-х гг. XIX ст. Селенгинск. Принадлежала А. Д. Старцеву. Местонахождение неизвестно.

30. То же. Автокопия. Селенгинск. Конец 40-х гг. XIX ст. Принадлежала М. М. Лушникову. Местонахождение неизвестно.

31. То же. Автокопия. Селенгинск. Конец 40-х гг. XIX ст. Принадлежала А. А. Никольскому. Местонахождение неизвестно.

32. То же. Автокопия. Карандаш. Принадлежала И. И. Горбачевскому. Местонахождение неизвестно.

33. Тоже. Копия. Карандаш. Рукой И. И. Пущина: "Ник. Ал. Бестужев. Конец 50-х гг. XIX ст.". Музей Революции. Ленинград.

34. То же. Копия. Карандаш, белила. Художник Людвиг Питч, 80-е гг. XIX ст. Местонахождение неизвестно.

35. Н. А. Бестужев в Селенгинске. Сидит у стола с часами в руках, перед ним буряты. В перспективе через открытую дверь одна из его сестер. Этюд. Акварель. Художник А. А. Окладников. 1940 г. Улан-Удэ. Бурят-Монгольская АССР.

36. То же. Холст. Масло. 1940 г. Художник А. А. Окладников. 1940 г. Улан-Удэ. Бурят-Монгольская АССР.

0

44

Селенгинск (1839-1855 гг.)

1. Селенгинск. Дома братьев Н. А. и М. А. Бестужевых. Справа деревянный дом с мезонином (в котором жил Н. А. Бестужев). Слева два одноэтажных деревянных дома. Все три дома обнесены забором. В левом углу двора беседка с флюгером. Рисовал М. А. Бестужев. Бумага, карандаш. 60-е гг. XIX ст. ИРЛИ (Пушкинский дом) АН СССР. Отдел рукописей (архив Бестужевых, ф. 604, № 30(5571), л. 89). Ленинград.

2. Селенгинск. Памятник на могиле Н. А. Бестужева. Колонна черного гранита, на карнизном валике и кубическом карнизном постаменте, на кирпичном стилобате. Увенчан медным шаром с крестом. Надпись на постаменте: "Николай Александрович Бестужев. Родился апреля 13 1791. Скончался мая 15 1855". Выше надписи - изображение всевидящего ока в лучах. Ниже надписи - якорь с цепями и приспущенными знаменами. Слева на листе - наброски трех намогильных памятников с надписями под ними: "Н. А. Бестужев, К. П. Торсон, Шарлотта Карловна Торсон (мать его)". Бумага, карандаш. Рисовал М. А. Бестужев. Селенгинск. 60-е гг. XIX ст. (архив Бестужевых, № 30(5571), л. 90).

3. Дом Н. и М. Бестужевых в Селенгинске. Фото. 1910 г.

4. Дом Н. и М. Бестужевых в Селенгинске (снятый и поставленный отдельно мезонин, где жил и умер Н. А. Бестужев). Фото. 1910 г. Кяхта. Бурят-Монгольской АССР. Краеведческий музей им. академика В. А. Обручева.

5. Изображение белой оштукатуренной глухой ограды с чугунной решетчатой дверью в виде ромбов, с памятниками на могилах Н. А. Бестужева, Ш. К. Торсон и К. П. Торсон и М. Н. Бестужевой (рожд. Селивановой). Селенгинск. 1910 г. Фото. Кяхта. Бурят-Монгольской АССР. Краеведческий музей им. академика В. А. Обручева.

6. Внутри ограды - памятники на могилах Н. А. Бестужева. К. П. Торсон, Ш. К. Торсон и М. Н. Бестужевой (рожд. Селивановой) (архив Бестужевых, № 30 (5571), л. 90).

0

45


Портреты декабристов работы Н. А. Бестужева

I. Читинский период (1828-1830 гг.)

1. Аврамов Иван Борисович (1801-1840). Погрудно, 3/4 влево. Расстегнутый сюртук, черный жилет, белая рубашка с отложным воротником. Лицо гладко выбрито. Акварель. 1828 г. Автограф И. Б. Аврамова "Ив. Аврамов". Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

2. То же. Автокопия. Акварель. 1828 г. Местонахождение неизвестно.

3. То же. Автокопия. Карандаш. Конец 30-х гг. XIX ст. Из собрания И. И. Горбачевского. Местонахождение неизвестно.

4. То же. Из собрания И. И. Пущина. Его рукой: "Ив. Бор. Аврамов". 40-е гг. XIX ст. Государственный Исторический музей. Москва.

5. Бестужев-Марлинский Александр Александрович (1797-1837). Погрудно, 3/4 вправо. В белой рубашке с отложным воротником, темный шейный платок, галстук бантом. Светлые кожаные помочи. Волосы зачесаны на косой пробор, усы. (Сделан по памяти, по просьбе А. А. Бестужева-Марлинского). В 1869 г. был подарен М. А. Бестужевым М. И. Семевскому.

6. То же. Автокопия. Акварель. 1828 г. Государственный Исторический музей. Москва.

7. То же. Автокопия. Карандаш. 30-е гг. XIX ст. Из собрания И. И. Горбачевского. Местонахождение неизвестно.

8. То же. Погрудно, 3/4 вправо. Темный сюртук, коричневый в светлую полоску жилет, белая рубашка с отложным воротником. Темный клетчатый шейный платок, концы которого связаны бантом. Волосы у висков, усы. На голове синяя фуражка с большим козырьком. Акварель. 1829- 1830 гг. ИРЛИ (Пушкинский дом) АН СССР. Ленинград.

9. Бригген Александр Федорович (1792-1859). Погрудно, 3/4 влево. В куртке, темный шейный платок, лицо гладко выбрито. Акварель 1828 г. Автограф А. Ф. Брштена "Александр Бригген". Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

10. То же. Автокопия. Акварель 1828 г. Местонахождение неизвестно.

11. То же. Автокопия. Карандаш. Конец 30-х гг. XIX ст. Из собрания И. И. Горбачевского. Местонахождение неизвестно.

12. То же. Из собрания И. И. Пущина, его рукой: "Алекс. (Ив.) Федорович Бригген". 40-е гг. XIX ст. Государственный Исторический музей. Москва.

13. Волконский Сергей Григорьевич (1788-1865). Поясн. 3/4 влево. В расстегнутой шубе с меховым воротником и отворотами. Темный шейный платок; концы связаны узлом; темный шарф закрывает грудь. У пояса часть палки. Волосы зачесаны кверху, усы, баки и бородка-эспаньолка. Акварель. 1828-1830 гг. Местонахождение неизвестно.

14. Автокопия. Акварель. Местонахождение неизвестно.

15. Автокопия. Карандаш. Из собраний И. И. Пущина. Его рукой: "Сер. Гр. Волконский". Государственный Исторический музей. Москва.

16. Выгодовский Павел Фомич (1802-1855). Погрудно, почти прямолично; коричневый фрак, белая рубашка с отложным воротником, лицо гладко выбрито. Акварель. 1828 г. Автограф П. Ф. Выгодовского. "Павел Выгодовский". Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

17. То же. Автокопия. Акварель. 1828 г. Местонахождение неизвестно.

18. То же. Из собрания И. И. Пущина. Его рукой: "Выгодовский". 40-е гг. XIX ст. Государственный Исторический музей. Москва.

19. Ентальцев Андрей Васильевич (1788-1845). Акварель. 1828 г. Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

20. То же. Автокопия. Акварель. 1828 г. После смерти жены А. В. Ентальцева, Александры Васильевны, принадлежала М. И. Муравьеву-Апостолу. Местонахождение неизвестно.

21. То же. Автокопия. Карандаш. Из собрания И. И. Горбачевского. Конец 30-х гг. XIX ст. Местонахождение неизвестно.

22. То же. Из собрания И. И. Пущина. Его рукой: "Анд. Вас. Ентальцев". 40-е гг. XIX ст. Государственный Исторический музей. Москва.

23. Загорецкий Николай Александрович (1796-1885). Погрудно, 3/4 вправо. В темном халате, белая рубашка с отложным воротником, светлые помочи. Небрежно зачесанные волосы, усы. Акварель. 1828 г. Автограф Н. А. Загорецкого: "Николай Загорецкий". Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

24. Тоже. Автокопия. Акварель. 1828 г. Местонахождение неизвестно.

25. Тоже. Автокопия. Карандаш. Конец 30-х гг. XIX ст. Из собрания И. И. Горбачевского. Местонахождение неизвестно.

26. То же. Из собрания И. И. Пущина. Его рукой: "Загорецкий". 40-е гг. XIX ст. Государственный Исторический музей. Москва.

27. Кривцов Сергей Иванович (1802-1864). Погрудно, 3/4 влево. В белой рубашке с большим отложным воротником, светлые помочи. Курчавые волосы, большие усы с закрученными концами. Акварель. 1828 г. Автограф С. И. Кривцова: "Сергей Кривцов". Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

28. Тоже. Автокопия. Акварель. 1828 г. Местонахождение неизвестно.

29. То же. Автокопия. Акварель. 1828 г. Написан по просьбе А. Г. Муравьевой для матери С. И. Кривцова - В. И. Кривцовой. Портрет был отослан В. И. Кривцовой в село Тимофеевское Волховского уезда Орловской губернии. Собрание внучки декабриста М. Ф. Орлова - Е. Н. Котляревской. Москва.

30. То же. Автокопия. Карандаш. Конец 30-х гг. XIX ст. (Из собрания И. И. Горбачевского). Местонахождение неизвестно.

31. То же. Из собрания И. И. Пущина. Его рукой: "Кривцов". 40-е гг. XIX ст. Государственный Исторический музей. Москва.

32. Лисовский Николай Федорович (1799-1844). Погрудно, 3/4 влево. Акварель. 1828 г. Автограф Н. Ф. Лисовского: "Николай Лисовский". Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

33. То же. Автокопия. Акварель. 1828 г. Местонахождение неизвестно.

34. То же. Автокопия. Карандаш. Конец 30-х гг. XIX ст. Из собрания И. И. Горбачевского. Местонахождение неизвестно.

35. Лихарев Владимир Николаевич (1800-1840). Погрудно, 3/4 влево. Темный жилет, белая рубашка с отложным воротником, лицо гладко выбрито. Акварель. 1828 г. Автограф В. Н. Лихарева. "Вл. Лихарев". Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

36. То же. Автокопия. Акварель. 1828 г. Местонахождение неизвестно.

37. То же. Автокопия. Карандаш. Конец 30-х гг. XIX ст. Из собрания И. И. Горбачевского. Местонахождение неизвестно.

38. То же. Из собрания И. И. Пущина. Его рукой: "Лихарев". 40-е гг. XIX ст. Государственный Исторический музей. Москва.

39. Люблинский Юлиан Казимирович (1798-1873). Погрудно, 3/4 влево. В сюртуке, темный жилет, белый воротник, черный шейный платок. Лицо гладко выбрито. Акварель. 1828 г. Автограф Ю. К. Люблинского: "Л. У." Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

40. То же. Автокопия. Акварель. 1828 г. Местонахождение неизвестно.

41. То же. Автокопия. Карандаш. Конец 30-х гг. XIX ст. Из собрания И. И. Горбачевского. Местонахождение неизвестно.

42. Тизенгаузен Василий Карлович (1781-1857). Погрудно, 3/4 вправо. В халате, черный шейный платок, лицо гладко выбрито. Акварель. 1828 г. Автограф В. К. Тизенгаузен: "Василий Тизенгаузен". Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

43. Тоже. Автокопия. Акварель. 1828 г. Местонахождение неизвестно.

44. То же. Автокопия. Карандаш. Конец 30-х гг. XIX- ст. Из собрания И. И. Горбачевского. Местонахождение неизвестно.

45. Черкасов Алексей Иванович (1799-1855). Погрудно, 3/4 влево. Акварель. 1828 г. Автограф А. И. Черкасова: "С нами бог! Алексей Черкасов". Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

46. То же. Автокопия. Акварель. 1828 г. Местонахождение неизвестно.

47. То же. Автокопия. Карандаш. Конец 30-х гг. XIX ст. Из собрания И. И. Горбачевского. Местонахождение неизвестно.

48. То же. Из собрания И. И. Пущина. Его рукой: "Алекс. Иван. Черкасов". 40-е гг. XIX ст. Государственный Исторический музей. Москва.

0

46


II. Петровский завод (1830-1839 гг.)

1. Аврамов Павел Васильевич (1791-1836). Погрудно, 3/4 вправо. Акварель. 1833 г. Автограф П. В. Аврамова: "П. В. Аврамов. Ген. 1833". Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

2. То же. Автокопия. Акварель. 1833 г. Местонахождение неизвестно.

3. То же. Автокопия. Карандаш. Конец 30-х гг. XIX ст. Из собрания И. И. Горбачевского. Местонахождение неизвестно.

4. То же. Из собрания И. И. Пущина. Его рукой (карандаш): "Пав. Вас. Аврамов". Государственный Исторический музей. Москва.

5. Анненков Иван Александрович (1802-1878). Погрудно, 3/4 вправо; в белой рубашке, на плечо наброшен халат; вьющиеся волосы, усы; в очках. Автограф И. А. Анненкова: "И. Анненков". Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

6. То же. Автокопия. Акварель. 1832 г. Местонахождение неизвестно.

7. То же. Автокопия. Карандаш. Конец 30-х гг. XIX ст. Из собрания И. И. Горбачевского. Местонахождение неизвестно.

8. То же. Из собрания И. И. Пущина. Его рукой: "Ив. Алекс. Анен-ков". 40-е гг. XIX ст. Государственный Исторический музей. Москва.

9. Арбузов Антон Петрович. Погрудно, 3/4 влево. В шубе с меховым воротником, в шапке. Лицо гладко выбрито. Акварель. 1831 (?). Местонахождение неизвестно.

10. Тоже. Автокопия. Акварель. 1831. (?). Местонахождение неизвестно.

11. То же. Фотография конца 50-х - начала 60-х гг. сына декабриста И. Д. Якушкина. (Снимок Е. И. Якушкина). Архив И. Е. Забелина. Государственный Исторический музей.

В письме от 27 сентября 1862 г. к Д. И. Завалишину, которое не дошло по адресу и было перехвачено III отделением, И. И. Горбачевский цитировал строки из письма к нему вдовы И. И. Пущина - Натальи Дмитриевны: "...у меня здесь в Марьине есть ваш портрет; знаете ли, что всех наших или, почти всех, в Петербурге и Москве продают портреты? - фотографическими карточками преимущественно с коллекции Н. А. Бестужева, какими были во время оны* это дань юного поколения и благомыслящих союзников наших как называл мой Jean (т. е. Иван - И. И. Пущин. - М. Б.) всех любящих нас и умеющих ценить наше изгнание"**. Распространение фотографий декабристов в продаже - своего рода идейная перекличка между декабристами и революционерами 60-х гг., своеобразное понимание роли и значения декабризма у революционеров-шестидесятников.

* (Кем подчеркнуто - неизвестно.)

** (ЦГИА, ф. 48 Декабристов. Опись 4, ед. хр. 37, л. 4. Письмо И. И. Горбачевского к Д. И. Завалишину от 27 сентября 1862 г.)

12. Барятинский Александр Петрович (1798-1844). Погрудно, 3/4 вправо. В берете и халате; усы. Акварель. 1839 г. (Собрание И. С. Зильберштейна. Москва).

13. То же. Автокопия. Акварель. 1839 г. Местонахождение неизвестно.

14. То же. Автокопия. Карандаш. Конец 30-х гг. XIX ст. (Из собрания И. И. Горбачевского). Музей Революции. Ленинград.

15. То же. Из собраний И. И. Пущина. Его рукой: "Алекс. Петров. Барятинский". Государственный Исторический музей.

16. Басаргин Николай Васильевич (1799-1861). Поясн., 3/4 вправо. В темной куртке и белом жилете с высоким воротником; усы. Акварель. 1835 г. Автограф Н. В. Басаргина: "Н. Басаргин". (Собрание И. С. Зильберштейна. Москва).

17. То же. Автокопия. Акварель. 1835 г. Музей Революции. Ленинград.

18. Тоже. Автокопия. Карандаш. Конец 30-х гг. XIX ст. (Из собрания И. И. Горбачевского). Местонахождение неизвестно.

То же. Из собраний И. И. Пущина. Его рукой: "Ник. Вас. Басаргин". 40-е гг. XIX ст. Государственный Исторический музей. Москва.

19. Беляев Александр Петрович (1803-1887). Погрудно, 3/4 влево. В казакине, белый шейный платок; усы и баки. Акварель. 1832 г. Автограф А. П. Беляева: "На память Николаю Александровичу Бестужеву. Александр Беляев"*. Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

* ("...сделан мой портрет Николаем Бестужевым, снимавшим со всех нас портреты". - Воспоминания А. П. Беляева, цит. соч., стр. 221.)

20. Тоже. Автокопия. Акварель. 1832 г. Местонахождение неизвестно. Будучи на поселении в Минусинске, братья А. и П. Беляевы в письмах к Е. П. Оболенскому в Петровский завод просили передать Н. А. Бестужеву: "Николая Александровича поблагодарите вперед за обещание исполнить нашу просьбу, относительно портретов: сестра очень просит прислать их". В другом письме: "Попросите еще Ник(олая) Алек(сандровича) о портретах, я уверен, что он не откажет этого сделать, зная, какое удовольствие он этим доставит нашим сестрам". И, наконец: "Поблагодарите очень Николая Александровича за присылку портретов, которые получили без всякого письма. Он сам имеет сестер и потому может судить об удовольствии сестер наших". (Письмо П. П. Беляева к Е. П. Оболенскому. Минусинск. 1835 г. Июль 9-го дня. Письмо А. П. Беляева 1836 года, Апреля 21 дня. Письмо А. П. Беляева. Три письма братьев А. и П. Беляевых к Е. П. Оболенскому) - отдел письменных источников Государственного Исторического музея.

Шифр А. 343 Г. 84/5, л. 31 А. 343 Г. 84/5, л. 37.

21. То же. Автокопия (вторая). Акварель. 1836 г. Принадлежал внучатой племяннице братьев А. и П. Беляевых - Е. М. Иевлевой (ум. в Москве в 1943 г.). Государственный литературный музей. Москва.

22. То же. Автокопия. Карандаш. Конец 30-х гг. XIX ст. Из собрания И. И. Горбачевского. Местонахождение неизвестно.

23. То же. Из собрания И. И. Пущина. Его рукой: "Алекс. Петр. Беляев". 40-е гг. XIX ст. Государственный Исторический музей.

24. Беляев Петр Петрович (18?-1864). Погрудно, 3/4 вправо. В сюртучке и жилете с высоким воротником, темный шейный платок; усы. Акварель. 1832 г. Автограф П. П. Беляева: "На память Николаю Александровичу Бестужеву Петр Беляев". Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

25. То же. Автокопия. Акварель. 1832 г. Местонахождение неизвестно.

26. То же. Автокопия. Акварель. 1835 г.

По просьбе братьев А. и П. Беляевых был выполнен Н. А. Бестужевым для их сестер. Государственный литературный музей. Москва. См. выше: "Беляева А. П."

27. То же. Автокопия. Карандаш. Конец 30-х гг. XIX ст. Из собрания И. И. Горбачевского. Местонахождение неизвестно.

28. То же. Из собрания И. И. Пущина. 40-е гг. XIX ст. Государственный Исторический музей. Москва.

29. Бестужев-Марлинский Александр Александрович (1797-1837). Поясн., 3/4 влево. В бурке. С портрета, рисованного на Кавказе в начале 30-х гг. XIX ст., гравированного на стали и приложенного к I т. "Сто русских литераторов". СПБ. 1839 г. Акварель (1839?). Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

30. Бестужев Михаил Александрович (1800-1871). Поясн., почти прямолично. В белой рубашке с отложным воротником и темном жилете; усы. Акварель. 1835 г. Музей Революции. Ленинград.

31. То же. Автокопия. 1835 г. В том же году зимой была отослана на Кавказ А. А. Бестужеву-Марлинскому. Местонахождение неизвестно.

32. То же. Автокопия. Акварель. 183 (?). Местонахождение неизвестно.

33. То же. Автокопия. Поясн., 3/4 вправо. В берете. Сидит у стола, положив на него левую руку. Акварель. 1837 г. Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

34. То же. Автокопия. Акварель. 1837 г. Принадлежал А. А. Бестужеву-Марлинскому.

"Ты побраниваешь меня за то, что я до сих пор не выполняю своего обещания и не высылаю тебе никаких портретов... Однако же, следующее письмо доставит тебе портреты непременно... Мишеля (т. е. М. А. Бестужева. - М. Б.) портрет начат давно, приступаю к его окончанию и прежде месяца ты получишь оба!"

(Н. А. Бестужев - А. А. Бестужеву-Марлинскому. 5 февраля 1837 г. Петровский завод. Подлинник - Архив Бестужевых, ф. 604. ИРЛИ (Пушкинский дом), Ленинград. "Бунт декабристов". 1825-1925 гг. Л., 1926, стр. 365). Местонахождение неизвестно.

35. То же. Автокопия. Акварель. 1837 г. Принадлежал матери, Прасковье Михайловне, и сестрам Елене, Марии и Ольге Бестужевым. Местонахождение неизвестно.

36. То же. На автопортрете брата Н. А. Бестужева, рисующего М. А. Бестужева (в берете). Акварель. 1837 г. Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

37. Тоже. Автокопия. Акварель. 1837 г. Принадлежал А. А. Бестужеву-Марлинскому. Местонахождение неизвестно.

38-39. То же. Автокопия. Акварель. 1837 г. Принадлежал матери Прасковье Михайловне, сестрам Елене, Марии и Ольге Бестужевым. Местонахождение неизвестно.

В своей камере № 40 Петровского каземата (со стороны двери в коридор), слева, на переднем плане, в самодельных креслах, сидит М. Бестужев (1/2 вправо), положив ногу на ногу на стул. В белой рубашке с пестрыми помочами, читает книгу; в руке трубка.

На стенах портреты родных, у двери справа шкаф, слева стенные часы (работы Н. Бестужева), под ними умывальник. У дивана самодельный коврик. В правом углу, у кресла, табурет; на нем заготовленный планшет для рисования, рулоны бумаги.

На окне, над дверью (в коридор) полуспущенная занавеска. В открытую дверь видно окно, выходящее на тюремный двор; цветы в банках.

Акварель. 30-е гг. XIX ст. Принадлежала матери, Прасковье Михайловне, сестрам Елене, Марии и Ольге; в 60-х гг. - М. И. Семевскому. Местонахождение неизвестно.

Автокопия. Акварель. 30-е гг. XIX ст. Местонахождение неизвестно.

Репродукция с фотографии 60-х гг. с надписью источника, издателя "Исторического вестника" С. Н. Шубинского: "Комната братьев Бестужевых в Петровском заводе". Рисовал Николай Бестужев. (На кресле Михаил Бестужев). Публичная библиотека им. М. Е. Салтыкова-Щедрина. Ленинград. Найдена и указана нам И. С. Зильберштейном.

40. В камере № 39 Петровского каземата у брата Н. А. Бестужева. В рост, 3/4 вправо. У столика перед окном насыпает в трубку табак. Н. А. Бестужев (1/2 влево). В черной шапочке сидит у стола и снимает портрет с Н. В. Киреева (1/2 вправо, в рост) - сидит. На стене портреты, часы и др. Акварель. Начало 30-х гг. XIX ст. Тула. Художественный музей.

41. Бечаснов (Бечасный) Владимир Александрович (1802-1859). Погрудно, 3/4 вправо. В сюртуке и жилете. Темный воротник, темный шейный платок, густые волосы, баки. Акварель. 1833 г. Автограф В. А. Бечаснова (Бечасного): "Генв. 9. 1833 год. В. Бечаснов". (Собрание И. С. Зильберштейна. Москва)

42. То же. Автокопия. Акварель. 1833 г. Местонахождение неизвестно.

43. То же. Автокопия. Карандаш. 1833 г. Из собрания И. И. Горбачевского. Местонахождение неизвестно.

44. То же. Из собрания И. И. Пущина. Его рукой: "Вл. Ал. Бечас ный". Государственный Исторический музей. Москва.

45. В своей камере, в рост, сидит у стола (спиной), читает книгу перед зажженной свечой. В камере незатейливая обстановка: стол, стул, дощатая кровать. Акварель. Начало 30-х гг. XIX ст. Отдел рукописей Государственной библиотеки СССР им. В. И. Ленина.

46. Быстрицкий Андрей Андреевич (1799-1872). Погрудно, 3/4 вправо. В сюртуке и темном жилете с высоким воротником, темный шейный платок; усы и баки. Акварель. 1837 г. Автограф А. А. Быстрицкого: "А. Быстрицкий". Собрание И. Зильберштейна. Москва.

47. То же. Автокопия. Акварель. 1837 г. Местонахождение неизвестно.

48. То же. Автокопия. Карандаш. Конец 30-х гг. XIX ст. Собрание И. И. Горбачевского. Местонахождение неизвестно.

49. То же. Собрание И. И. Пущина. Государственный Исторический музей. Москва.

50. Борисов Петр Иванович (1800-1854). Погрудно, 3/4 вправо. В сюртуке и темном жилете с высоким воротником, темный шейный платок; усы. Акварель. 1839 г. Автограф П. И. Борисова: "Петр Борисов". Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

51. То же. Автокопия. Акварель. Государственный Исторический музей. Москва.

52. Вадковский Федор Федорович (1800-1844). Поясн., 3/4 влево. В темной блузе и белой рубашке с белым отложным воротником; усы и баки. Сидит, сложив руки и положив их на спинку стула. Акварель. 1837 г. Автограф Ф. Ф. Вадковского: "Ф. Ф. Вадковский", 1837 г. Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

53. То же. Автокопия. Акварель. 1837 г. Принадлежала С. Г. Волконскому. Институт литературы Академии наук СССР (Пушкинский дом). Ленинград.

54. То же. Автокопия. Карандаш. Конец 30-х гг. XIX ст. Государственная библиотека СССР им. В. И. Ленина. Отдел рукописей. Москва.

55. Вегелин Александр Иванович (? -1860). Погрудно, 3/4 влево. В сюртуке и темном расстегнутом жилете, темный шейный платок, связанный узлом, концы идут по манишке. Вьющиеся волосы и усы. Акварель. 1839 г. Автограф А. И. Вегелина: "Алек. Всгелин". Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

56. То же. Автокопия. Акварель. 1839 г. Местонахождение неизвестно.

57. То же. Автокопия. Карандаш. 30-е гг. XIX ст. Из собрания И. И. Горбачевского. Местонахождение неизвестно.

58. То же. Собрание И. И. Пущина. Его рукой: "Алекс. Иван. Вегелин". 40-е гг. XIX ст. Государственный Исторический музей. Москва.

59. Волконский Сергей Григорьевич (1788-1865). Поясн., 3/4 влево. В расстегнутой шубке с меховым воротником; усы и баки. Акварель. Начало 30-х гг. XIX ст. Местонахождение неизвестно.

60. То же. Поясн., 3/4 вправо. Помета вязью по-французски "NB " и дата "1837". Автограф С. Г. Волконского: "Сергей Волконский". Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

61. То же. Автокопия. Акварель. 1837 г. ИРЛИ (Пушкинский дом) АН СССР. Ленинград.

62. То же. Автокопия. Карандаш. 30-е гг. XIX ст. Из собрания И. И. Горбачевского. Местонахождение неизвестно.

63. То же. Поясн., 3/4 влево. В расстегнутой шубке с мехом; усы и баки. С акварельного портрета 30-х гг. XIX ст. (см. № 57), местонахождение которого неизвестно. Автокопия. Карандаш. 40-е гг. XIX ст. Из собрания И. И. Пущина. Его рукой: "Сер. Гр. Волконский". Государственный Исторический музей. Москва.

64. То же. В камере № 54 (до прорубки окна). В рост, 3/4 влево. У книжных полок, рука на клавесине, у которого сидит М. Н. Волконская (рожд. Раевская), перебирая правой рукой клавиши. На стенах: у дивана портрет Н. Н. Раевского в генеральском мундире, над клавесином ряд овальных и других портретов. Акварель. 30-е гг. XIX ст. Государственный Исторический музей. Москва.

65. Глебов Михаил Николаевич (? - 1851). Погрудно, 3/4 вправо. В темной куртке, темный шейный платок. Акварель. 1832 г. Автограф М. Н. Глебова: "Михайло Глебов". Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

66. То же. Автокопия. Акварель. 1832 г. Местонахождение неизвестно.

67. То же. Автокопия. Карандаш. 30-е гг. XIX ст. (Из собрания И. И. Горбачевского). Местонахождение неизвестно.

68. То же. 40-е гг. XIX ст. Из собраний И. И. Пущина. Его рукой: "Мих. Ник. Глебов". Государственный Исторический музей. Москва.

69. Горбачевский Иван Иванович (1800-1869). Поясн., 3/4 влево. В темном сюртуке и жилете, черный шейный платок. Пышные волосы, зачесанные кверху, большие усы и баки. Акварель. 1837 г. Автограф И. И. Горбачевского: "Иван Горбачевский. 1837 г. Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

70. То же. Автокопия. Акварель. 1837 г. Музей Революции. Ленинград.

71. То же. Автокопня. Карандаш. Конец 30-х гг. XIX ст. Из собрания, И. И. Горбачевского. Местонахождение неизвестно.

72. Громницкий Петр Федорович (1798-1861). Погрудно, 3/4 влево. В темной куртке, темный шейный платок, лицо гладко выбрито. Акварель. 1835 г. Автограф П. Ф. Громницкого: "Петр Громницкий". Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

73. То же. Автокопия. Акварель. 1835 г. Местонахождение неизвестно.

74. То же. Автокопия. Карандаш. Из собрания И. И. Горбачевского. 30-е гг. XIX ст. Местонахождение неизвестно.

75. То же. Из собраний И. И. Пущина. Его рукой: "Петр Фед. Громницкий". 40-е гг. XIX ст. Государственный Исторический музей. Москва.

76. Давыдов Василий Львович (1792-1855). Погрудно, 3/4 влево. В халате. Усы и маленькая эспаньолка. Темный шейный платок, концы связаны галстуком - узлом. В бараньей шапке. Автограф. В. Л. Давыдова: "В. Л. Давыдов. 1833". Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

77. То же. Автокопия. Акварель. 1833 г. Погибла во время пожара в 900-х гг. у потомков В. Л. Давыдова.

78. То же. Автокопия. Карандаш. 30-е гг. XIX ст. Из собрания И. И. Горбачевского. Местонахождение неизвестно.

79. То же. Из собрания И. И. Пущина. Его рукой: "Вас. Льв. Давыдов". 40-е гг. XIX ст. Государственный Исторический музей. Москва.

80. Завалишин Дмитрий Иринархович (1804-1892). Погрудно, 3/4 вправо. В белой рубашке; едва заметные усы. Акварель. 183(?). Местонахождение неизвестно.

81. То же. Погрудно, 3/4 вправо. В сюртуке, открытый темный жилет, белая манишка; усы и большая борода. Автограф Д. И. Завалишина: "Дмитрий Завалишин". Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

82. То же. Автокопия. Акварель. 1839 г. Местонахождение неизвестно.

83. То же. Автокопия. Карандаш. Из собрания И. И. Горбачевского. Местонахождение неизвестно

84. Иванов Илья Иванович (1800-1838). Погрудно, 3/4 вправо. В расстегнутом казакине и темном жилете с высоким воротником. Темный шейный платок. Большие усы, баки. Акварель. 1833 г. Автограф И. И. Иванова: "Илья Иванов. 1833 года". Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

85. То же. Автокопия. Акварель. 1833 г. Местонахождение неизвестно.

86. То же. Автокопия. Карандаш. Из собраний И. И. Горбачевского. Местонахождение неизвестно.

87. То же. Из собраний И. И. Пущина. Его рукой: "Илья Иван. Иванов". 40-е гг. XIX ст. Государственный Исторический музей. Москва.

88. Ивашев Василий Петрович (1794-1840). Поясн., почти прямолично. Во фраке с бархатным воротником, белый наглухо застегнутый двубортный жилет и воротник. Светлый галстук узлом. Волосы зачесаны кверху. Лицо гладко выбрито. Акварель. 1834 г. Помета вязью по-французски: "NB". Рукой Н. А. Бестужева: "1834 15 Juin ". Автограф В. П. Ивашева: "В. Ивашев". Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

89. То же. Автркопия, Акварель. Местонахождение неизвестно.

90. То же. Автокопия. Карандаш. Из собрания И. И. Горбачевского 30-е гг. XIX ст. Конец 30-х гг. XIX ст. Местонахождение неизвестно.

91. Игельстром Константин Густавович (1799-1851). Погрудно, 3/4 вправо. В сюртуке и темном жилете, темный шейный платок; усы и баки. Акварель. 1832 г. Автограф К. Г. Игельстрома: "К. Игельстром". Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

92. То же. Автокопия. Акварель. 1839 г. Местонахождение неизвестно.

93. То же. Автокопия. Карандаш. Из собрания И. И. Горбачевского. Конец 30-х гг. XIX ст. Местонахождение неизвестно.

94. То же. Из собрания И. И. Пущина. Его рукой: "Конс. Евс. Игельстром". 40-е гг. XIX ст. Государственный Исторический музей. Москва.

95. Киреев Иван Васильевич (1803-1866). Погрудно, 3/4 влево. В сюртучке с бархатным воротником, темный жилет, белая рубашка, темный шейный воротник; усы и баки. Акварель. 1835 г. Автограф И. В. Киреева: "И. Киреев". Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

96. То же. Автокопия. Акварель 1835 г. Тула. Художественный Музей.

97. То же. Автокопия. Карандаш. Конец 30-х гг. XIX ст. Из собрания И. И. Горбачевского. Местонахождение неизвестно.

98. То же. Из собрания И. И. Пущина. Его рукой: "Ив. Вас. Киреев". Государственный Исторический музей. Москва.

99. В камере № 39 Петровского каземата - у Н. А. Бестужева. В рост, 1/2 вправо. Сидит у стола и позирует Н. А. Бестужеву, который сидит у стола (1/2 влево) в черной шапочке и пишет портрет. У столика у окна М. А. Бестужев (3/4 влево), насыпает в трубку табак. На стенах портреты, часы и др. Начало 30-х гг. XIX ст. Тула. Художественный музей.

100. Крюков Александр Александрович (1794-1867). Поясн., 3/4 влево. В казакине, светлый жилет, темный шейный платок. Волосы зачесаны на косой пробор, баки. Акварель. 1835 г. Автограф А. А. Крюкова: "Александр Крюков". Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

101. То же. Автокопия. Акварель. 1835 г. Местонахождение неизвестно.

102. То же. Автокопия. Карандаш. Из собрания И. И. Горбачевского. 30-е гг. XIX ст. Местонахождение неизвестно.

103. То же. Из собраний И. И. Пущина. Его рукой: "Ал. Ал. Крюков". Государственный Исторический музей. Москва.

104. Крюков Николай Александрович (1800-1854). Поясн., 3/4 вправо. В расстегнутом сюртуке; темный жилет с высоким воротником, белый воротник, темный шейный платок; усы и баки, очки. Акварель. 183(?). Автограф Н. А. Крюкова: "Ник. Крюков". Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

105. То же. Автокопия. Акварель. 183(?). Погиб во время сильного пожара в Минусинске в 70-х гг. XIX ст. Принадлежала сыну Н. А. Крюкова - Сойелату (Сойелатому) Тимофею Николаевичу.

106. То же. Автокопия. Карандаш. 30-е гг. XIX ст. Из собраний И. И. Горбачевского. Местонахождение неизвестно.

107. То же. Из собраний И. И. Пущина. Его рукой: "Ник. Алекс. Крюков". 40-е гг. XIX ст. Государственный Исторический музей. Москва.

108. Кюхельбекер Михаил Карлович (1797-1859). Поясн., 3/4 вправо. В темном халате и белой рубашке с отложным воротником. Волосы у висков; усы. Акварель. 1835 г. Автограф М. К. Кюхельбекера: "Михаила Кюхельбекер". Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

109. То же. Автокопия. Местонахождение неизвестно.

110. То же. Автокопия. Карандаш. Из собрания И.И.Горбачевского. Конец 30-х гг. XIX ст. Местонахождение неизвестно.

111. Лорер Николай Иванович (1795-1873). Поясн., 3/4 влево. В темной куртке, с высоким воротником, темный шейный платок; усы и баки. Акварель. 1832 г. Автограф Н. И. Лорера: "Николай Лорер"*. Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

*"В свободное время он (Н. Бестужев. - М. Б.) - снял все наши портреты". Записки декабриста Н. И. Лорера. Цит. соч., стр. 148.

112. Тоже. Автокопия. Акварель. 1832. Местонахождение неизвестно.

113. То же. Автокопия. Карандаш. Из собрания И. И. Горбачевского. Конец 30-х гг. XIX ст. Местонахождение неизвестно.

114. Лунин Михаил Сергеевич (1787-1845). Поясн., почти прямолично. В расстегнутом сюртуке, темный жилет, белая рубашка с отложным воротником; усы. Акварель. 1837 г. Автограф М. С. Лунина: "М.. Лунин". Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

115. То же. Автокопия. Акварель 1837 г. Местонахождение неизвестно.

116. То же. Автокопия. Карандаш. Из собрания И. И. Горбачевского. Конец 30-х гг. XIX ст. Местонахождение неизвестно.

117. То же. Погрудно, 3/4 влево. В белой рубашке; усы. (Считался автопортретом М. С. Лунина; определен И. С. Зильберштейном как портрет работы Н. А. Бестужева). Акварель. 30-е гг. XIX ст. ИРЛИ (Пушкинский дом) АН СССР.

118. Митьков Михаил Фотиевич (1791-1849). Ниже пояса, почти прямолично. В расстегнутом сюртуке, темный жилет, белая рубашка с отложным воротником. Лицо гладко выбрито. Сидит, рука на спинке стула. Акварель. 183(?). Помета вязью по-французски: "NB". Автограф М. Ф. Митькова: "М. Митьков". Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

119. То же. Автокопия. Акварель. 183 (?). Местонахождение неизвестно.

120. Тоже. Автокопия. Карандаш. Из собрания И. И. Горбачевского. Конец 30-х гг. XIX ст. Местонахождение неизвестно.

121. То же. Автокопия. Карандаш. 40-е гг. XIX ст. Из собрания И. И. Пущина. Государственный исторический музей.

122. То же. Поясн., 3/4 вправо. В жилете, из-под которого видны рукава белой рубашки. Акварель. Монограмма (французская): "NB". 1839 г. На обороте надпись чернилами: "Портрет Михаила Фотиевича Митькова, снятый в 1839 г. в Красноярске, рис. Н. Бестужева. Из собрания М. И. Семевского". ИРЛИ (Пушкинский дом) АН СССР. Ленинград.

Ошибочно упоминание о том, что портрет был снят Н. А. Бестужевым в 1839 г. в Красноярске. Осужденный по второму разряду, М. Ф. Митьков в 1835 г. выбыл из Петровского завода на поселение в селение Олхинское Иркутского округа; оставленный временно по болезни для лечения в Иркутске, он в 1836 г. был поселен в Красноярске. Каким образом в 1839 г. при выходе на поселение в Посольское (временно), а затем в Селенгинск (Забайкалье) Н. А. Бестужев мог в Красноярске писать портрет М. Ф. Митькова? Надпись позднейшая и ошибочная.

Этот портрет принадлежал Н. А. Бестужеву и несомненно был им снят в 1835 г. при отъезде на поселение М. Ф. Митькова. Автокопия - акварель 1835 г. - принадлежала М. Ф. Митькову; после его смерти в 1849 г. поступила в Красноярске к Давыдовым и погибла во время пожара в 900-х гг. у потомков В. Л. Давыдова.

123. То же. Автокопия. Акварель. 1839 г. (?). Местонахождение неизвестно.

124. Мозалевский Александр Евтихиевич (1803-1851). Погрудно, 3/4 влево. В казакине, темный шейный платок. Волосы зачесаны на косой пробор; усы. Акварель. Автограф А. Е. Мозалевского: "А. Мозалевский 1837". Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

125. То же. Автокопия. 1837 г. Местонахождение неизвестно.

126. То же. Автокопия. Карандаш. Из собрания И. И. Горбачевского. Конец 30-х гг. XIX ст. Местонахождение неизвестно.

127. Мозган Павел Дмитриевич (1801-1843). Погрудно, 3/4 влево. В сюртуке, темный жилет с высоким воротником, белый воротник, темный шейный платок; усы. Акварель. 1832 г. Автограф П. Д. Мозгана: "Павел Мозган". Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

128. То же. Автокопия. Акварель. 1832 г. Местонахождение неизвестно.

129. То же. Автокопия. Карандаш. Из собрания И. И. Горбачевского. Конец 30-х гг. XIX ст. Местонахождение неизвестно.

130. Муравьев Александр Михайлович (1802-1853). Поясн., 3/4 влево. В куртке, темный шейный платок; усы. Акварель. 1835 г. Автограф А. М. Муравьева: "Александр Муравьев". Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

131. То же. Автокопия. Акварель. 1835 г. Местонахождение неизвестно.

132. Автокопия. Карандаш. Из собрания И. И. Горбачевского. Конец 30-х гг. XIX ст. Местонахождение неизвестно.

133. То же. Из собрания И. И. Пущина. Его рукой: "Алекс. Мих. Муравьев". 40-е гг. XIX ст. Государственный Исторический музей. Москва.

134. Муравьев Артамон Захарович (1794-1846). Поясн., 3/4 влево. В темном жилете с высоким воротником, из-под которого видны рукава белой рубашки. Белый воротник, темный шейный платок. Густые волосы зачесаны на косой пробор; усы и баки. Акварель. 1838 г. Автограф А. 3. Муравьева: "Артамон Муравьев". Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

135. То же. Автокопия. Акварель. 1838. Местонахождение неизвестно.

136. То же. Погрудно, 3/4 влево. В темном жилете и белой рубашке; усы и баки. Акварель. 1839 г. Местонахождение неизвестно. (Альбом Пушкинской выставки. 1799-1899). Исполнен и издан художественной фототипией К. А. Фишер (М., 1899).

137. Муравьев Никита Михайлович (1796-1843). Поясн., 3/4 вправо. В темной куртке, белая рубашка. Волосы зачесаны кверху; баки. Акварель. 1831 г. (?). Принадлежала С. Г. Чернышевой-Кругликовой. (Вклеен в крышку бювара с письмами Н. М. Муравьева к С. Г. Чернышевой-Кругликовой из Урика). (Центральный государственный исторический архив, фонд Муравьевых Е. Ф. и Н. М., 1159, ед. 1-304. Москва).

138. То же. Овал. Поясн., 3/4 вправо. В темной куртке, темный шейный платок. Баки. Акварель. 1832 г. (?). Государственный Исторический музей. Москва.

139. То же. Поясн., 3/4 вправо. Акварель. 1836 г. Автограф Н. М. Муравьева: "Никита Муравьев". Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

140. То же. Автокопия. Акварель. Местонахождение неизвестно.

141. То же. Автокопия. Карандаш. Из собрания И. И. Горбачевского. Конец 30-х гг. XIX ст. Местонахождение неизвестно.

142. То же. Из собрания И. И. Пущина. Его рукой: "Ник. Мих. Муравьев". Государственный Исторический музей. Москва.

143. Вид Петровского завода с птичьего полета. На переднем плане рисует Н. А. Бестужев, рядом Н. М. Муравьев держит за руку дочь Софью - Ноно в большой шляпе. Акварель. Конец 30-х гг. XIX ст. Местонахождение неизвестно. Фотография 70-х гг. XIX ст. Государственный Исторический музей. Москва

144. Муханов Петр Александрович (1799-1854). Погрудно, почти прямолично. Светлый жилет, белая рубашка, темный шейный платок, концы связаны бантом; большие усы. Акварель. 1832 г. Автограф П. А. Муханова: "Петр Муханов". Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

145. То же. Автокопия. Акварель. 1832 г. Местонахождение неизвестно.

146. То же. Автокопия. Карандаш. Из собраний И. И. Горбачевского. Конец 30-х гг. XIX ст. Местонахождение неизвестно.

147. То же. Из собраний И. И. Пущина. Его рукой: "Петр Ал. Муханов". 40-е гг. XIX ст. Местонахождение неизвестно.

148. Нарышкин Михаил Михайлович (1798-1863). Поясн., 3/4 вправо. Сюртук, темный двубортный жилет, белый воротник, темный шейный платок; концы его связаны бантом; лицо гладко выбрито. Автограф М. М. Нарышкина - "М. Нарышкин" на почтовой бумаге вырезан и наклеен на портрет. Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

149. Автокопия. Акварель. 1831 г. (?). Местонахождение неизвестно.

150. Автокопия. Карандаш. Конец 30-х гг. XIX ст. (Из собрания И. И. Горбачевского). Местонахождение неизвестно.

151. То же. Из собрания И. И. Пущина. Его рукой: "Мих. Мих. Нарышкин". Государственный Историяеский музей. Москва.

152. То же. Почти поколенно, 3/4 вправо. Рука на спинке стула. Во фраке, белый жилет, воротник, манжеты и шейный платок, концы которого связаны бантом. Волосы зачесаны на косой пробор, лицо гладко выбрито. Акварель. 1835 г. Монограмма (французская): " NB ". Государственный литературный музей. Москва.

153. То же. Автокопия. Акварель. 1835 г. Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

154. Одоевский Александр Иванович (1802-1839). Ниже пояса, 3/4 влево. В шубе с меховым воротником и отворотами. Белая рубашка. Волосы зачесаны на косой пробор; усы. Акварель. 1831 г. Принадлежал А. Е. Розену. Музей в г. Изюме, УССР.

155. То же. Погрудно, 3/4 вправо. В сюртуке, белая рубашка; усы. Акварель. 1832 г. Автограф А. И. Одоевского: "Александр Одоевский". Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

156. То же. Автокопия. Акварель. 1832 г. Местонахождение неизвестно.

157. То же. Автокопия. Карандаш. Конец 30-х гг. XIX ст. Из собрания И. И. Горбачевского. Местонахождение неизвестно.

158. То же. Из собраний И. И. Пущина. Его рукой: "Алекс. Ив. Одоевский". 40-е гг. XIX ст. Государственный Исторический музей. Москва.

159. Панов Николай Алексеевич (1803-1850). Сидит у столика в каземате, в белой рубашке с галстуком; усы, баки и бородка-эспаньолка. Решетчатое окно. Акварель. 30-е гг. XIX ст. Подпись: "НБ". Отдел рукописей Государственной библиотеки СССР им. В. И. Ленина.

160. То же. Поясн., 3/4 влево. Сложив руки на груди. В сюртуке, темный жилет, белая рубашка, темный шейный платок. Густые волосы зачесаны на косой пробор; усы, эспаньолка и баки. Акварель 183(?). Автограф Н. А. Панова: "Н. Панов". Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

161. То же. Автокопия. Акварель. 183(?). Местонахождение неизвестно.

162. То же. Автокопия. Карандаш. 30-е гг. XIX ст. (Из собрания И. И. Горбачевского). Местонахождение неизвестно.

163. То же. Из собраний И. И. Пущина. Его рукой: "Ник. Ал. Панов". 40-е гг. XIX ст. Государственный Исторический музей.

164. То же. В своей камере № 14 Петровского каземата. В рост, прямолично. У круглого стола, с трубкой. В тулупчике, обшитом мехом; усы, баки. У печи (3/4 вправо). Н. А. Бестужев с письмом в руках. В куртке. Лицо гладко выбрито. На стенах портреты. Акварель. 183(?). Подпись: "НБ". Принадлежала С. Г. и М. Н. Волконским. Отдел, рукописей Государственной библиотеки СССР им. В. И. Ленина. Москва

165. То же. Поколенно, прямолично. Сидит, правая рука на спинке стула. В белой рубашке, помочи; усы и баки. Акварель. 1839 г. Местонахождение неизвестно. Репродуцировано - литография Скино. 50-е гг. XIX ст. Государственный Исторический музей. Москва.

166. Повало-Швейковский Иван Семенович (1790-1845). Погрудно, 3/4 влево. В сюртуке, темный жилет с высоким воротником, белый воротник, темный шейный платок; баки. Акварель. 1839 г. С правой стороны надпись: "Н. Б.". Автограф И. С. Повало-Швейковского: "Иван Швейковский. 1839 г.". Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

167. То же. Автокопия. Акварель. 1839 г. Местонахождение неизвестно.

168. То же. Автокопия. Карандаш. Конец 30-х гг. XIX ст. Из собрания И. И. Горбачевского. Местонахождение неизвестно.

169. Поджио Александр Викторович (1793-1873). Поясн., 3/4 вправо.

В темно-голубом халате с меховым воротником. Белая рубашка с большим отложным воротником, желтые подтяжки, светлый галстук узлом. Длинные волосы, усы с закрученными концами, эспаньолка. 1830-1833 гг. Государственный Исторический музей. Москва.

170. То же. Автокопия. (Не закончен). Акварель. 1830-1833 г. ИРЛИ (Пушкинский дом) АН СССР. Ленинград.

171. То же. Поясн.,3/4 вправо. В расстегнутых темной куртке и жилете с высоким воротником. Белая рубашка, темный шейный платок. Длинные волосы. Большие усы и густая борода. Акварель. 1837 г. Автограф.

A. В. Поджио: "Александр Поджио "1837". Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

172. То же. Автокопия. Акварель. 1837 г. Местонахождение неизвестно.

173. То же. Автокопия. Карандаш. Из собраний И. И. Пущина. Его рукой: "Ал. Вик. Поджио". 40-е гг. XIX ст. Государственный Исторический музей.

174. То же. В своей камере № 62. В рост, 1/2 влево. В сюртуке, у окна в лунную ночь. Акварель. 30-е гг. XIX ст. Из собраний С. М. Волконского. Отдел рукописей Государственной библиотеки СССР им. B. И. Ленина. Москва.

175. Пущин Иван Иванович (1798-1859). Акварель. 1837. Местонахождение неизвестно.

В сентябре 1835 г. (рукой М. К. Юшневской) Н. Бестужев писал брату Павлу из Петровского завода: "Анне Ивановне Пущиной скажи, что ныне осенью пришлю ей портрет Ив(ана) Ив(ановича), который тебе кланяется" (архив Бестужевых, ф. 604). ИРЛИ (Пушкинский дом) АН СССР.

25 октября того же года Н. Бестужев писал брату Павлу: "Прошу тебя, милый Поль, когда увидишь Анну Ивановну Пущину, засвидетельствуй ей мое уважение; скажи, что я готовлю ей портрет Ивана Ивановича (Пущина - М. Б.), по мнению общему очень схожий, но который верно ей не понравится, потому что представляет его гораздо старее нежели каков он в ее воображении. Я сделал его два портрета" (там же).

В 1835 г. Н. А. Бестужев рукой М. К. Юшневской писал брату Павлу, посылая ему в Петербург портрет И. И. Пущина, очевидно для брата последнего - Николая Ивановича: "Предъявитель его гораздо старее, нежели каков он в воображении. Я делал два его портрета... Увы мы все и Jeannot (Иван. - М. Б.) вместе с нами увядаем и даже заметнее нам самим" (там же). ИРЛИ (Пушкинский дом) АН СССР. Ленинград.

О двух портретах, упоминаемых Н. А. Бестужевым, см. выше. По мнению соузников, портрет И. И. Пущина работы Н. А. Бестужева 1835 г. был очень "схожий", о чем в том же письме писала М. К. Юшневская.

176. То же. Почти прямолично, поясн. Сложив руки на груди. В сюртуке; усы. Акварель. 1835 г. Местонахождение неизвестно.

Его репродукция: "Записки И. И. Пущина о Пушкине". СПБ, тип. "Сириус". 1907. Вкладной лист (портрет И. И. Пущина с акварели Н. А. Бестужева 1835 г.) исполнен в фототипии Голике и Вильборга.

177. То же. Поясн. почти прямолично. В расстегнутой темной куртке, наглухо застегнутый темный жилет, белый воротник. Густые волосы, зачесаны на косой пробор; усы. Акварель. 1837 г. Автограф И. И. Пущина: "И. Пущин, 1837". Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

178. То же. Автокопия. Акварель. 1837 г. Местонахождение неизвестно.

179. То же. Автокопия. Карандаш. Конец 30-х гг. XIX ст. Из собрания И. И. Горбачевского. Местонахождение неизвестно.

Акварель. 183(?). Принадлежал сестре, Анне Ивановне Пущиной. Письмо А. И. Пущиной (сестры) к И. И. Пущину от 6 октября 1843 г.: "...теперь будет ожидать твоего (портрета), будет ли сходство с тем, который у меня на столе работы Бестужева", (отдел рукописей Государственной библиотеки СССР им. В. И. Ленина. Москва (письма к И. И. Пущину). Шифр М/7582 , л. 246.

180. То же. Из собраний И. И. Пущина. 40-е гг. XIX. Музей Революции СССР.

181. Репин Николай Петрович (1796-1831). Поясн., 3/4 влево. В сюртуке, темный жилет, белый воротник, темный шейный платок, концы завязаны узлом; усы. Акварель. 1831 г. Автограф Н. П. Репина: "Николай Репин". Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

182. То же. Автокопия. Акварель. 1831 г. Местонахождение неизвестно.

183. То же. Автокопия. Карандаш. 30-е гг. XIX ст. Из собрания И. И. Горбачевского. Местонахождение неизвестно.

184. То же. Из собрания И. И. Пущина. Его рукой: "Ник. Петр. Репин". 40-е гг. XIX ст. Государственный Исторический музей. Москва.

185. Розен Андрей Евгеньевич (1800-1884). Поясн., 3/4 вправо. В расстегнутой куртке, темный жилет, белый воротник, темный шейный платок; баки. Акварель. 1832 г. Автограф А. Е. Розена: "Воспоминание - есть единственный рай, из которого ни в коем случае нет изгнания. Андрей Розен"*. Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

* ("Живописью занимались... Н. А. Бестужев акварелью; он со всех нас снял портреты" (А. Е. Розен. Записки декабриста, цит. соч., стр. 157).)

186. То же. Автокопия. Акварель. 1832 г. Местонахождение неизвестно.

187. То же. Автокопия. Карандаш. Конец 30-х гг. XIX ст. Из собрания И. И. Горбачевского. Местонахождение неизвестно.

188. В своей камере № 11 Петровского каземата (до прорубки окна). А. Е. Розен (в рост, 1/2 впр.). В сюртуке, у столика; вместе с женой. Анной Васильевной Розен (рожд. Малиновской), в лиловом платье и белом чепце, сидит и пишет. Акварель. 1831 г. Рукой А. В. Розен: "рисовал Бестужев. Нашему ангельскому другу Энни" (сыну Евгению - М. Б.). На стене, слева, портреты. Государственный Исторический музей. Москва.

189. Рукевич Михаил Иванович (? - 1841). Руководитель Общества "Военных друзей", основанного им. Погрудно, 3/4 влево. В куртке, белый воротник, лицо гладко выбрито. Акварель. 1832 г. Местонахождение неизвестно.

190. То же. Автокопия. Акварель. 1832 г. У потомков его дочери Н. А. Никифораки. Москва.

191. То же. Автокопия. Карандаш. Конец 30-х гг. XIX ст. Из собрания И. И. Горбачевского. Местонахождение неизвестно.

192. То же. Из собрания И. И. Пущина. Его рукой: "Рукевич". 40-е гг. XIX ст. Государственный Исторический музей. Москва.

193. Рылеев Кондратий Федорович (1795-1826). Погрудно, 1/2 вправо. Сделан по памяти. Карандаш. 30-е гг. XIX ст. Альбом Н. В. Гербеля. Публичная библиотека им. М. Е. Салтыкова-Щедрина. Ленинград.

194. Свистунов Петр Николаевич (1802-1889). Поясн., 3/4 влево. В белой рубашке с отложным воротником, черный шарф. Волнистые волосы, усы и баки. Акварель. 1835 г. Помета вязью по-французски- "NB" Автограф П. Н. Свистунова: "П. Свистунов". Собрание И. С. Зильберштейна. Москва

195. То же. Автокопия. Акварель. 1835 г. Местонахождение неизвестно.

196. То же. Автокопия. Карандаш. 30-е гг. XIX ст. Из собрания И. И. Горбачевского. Конец 30-х гг. XIX ст. Местонахождение неизвестно.

197. То же. Из собрания И. И. Пущина. Его рукой: "Петр. Ник. Свистунов". 40-е гг. XIX ст. Государственный Исторический музей. Москва.

198. Соловьев Вениамин Николаевич (1798-1871). Поясн., 3/4 влево. В куртке, темный шейный платок; усы и баки. Акварель. 1839 г. Автограф В. Н. Соловьева: "Вениамин Соловьев". Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

199. То же. Автокопия. Акварель. 1839 г. Местонахождение неизвестно.

200. То же. Автокопия. Карандаш. 30-е гг. XIX ст. Из собрания И. И. Горбачевского. Конец 30-х гг. XIX ст. Местонахождение неизвестно.

201. Сутгоф Александр Николаевич (1801-1872). Поясн., 3/4 влево. В сюртуке, застегнутом наглухо; темный жилет, темный шейный платок. Большие усы. Акварель. 1839 г. Автограф А. Н. Сутгофа: "А. Сутгоф". Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

202. То же. Автокопия. Акварель. 1839 г. Местонахождение неизвестно.

203. То же. Автокопия. Карандаш. 30-е гг. XIX ст. Из собрания И. И. Горбачёвского. Местонахождение неизвестно.

204. Трубецкой Сергей Петрович (1790-1860). Поясн., почти прямолично. В сюртуке, темный жилет, белый воротник, пестрый шейный платок. Вьющиеся волосы, баки. Акварель. 183 (?) г. Помета вязью по-французски: "NB". Государственный Исторический музей. Москва. 205. То же. Поясн., почти прямолично. В сюртуке и двубортном жилете, белый воротник, темный шейный платок, баки. Акварель. 1839 г. Автограф С. П. Трубецкого: "С. Трубецкой". Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

206. То же. Автокопия. Акварель. 1839 г. Местонахождение неизвестно.

207. То же. Автокопия. Карандаш. Конец 30-х гг. XIX ст. Из собрания И. И. Горбачевского. Местонахождение неизвестно.

208. То же. Поясн., 3/4 влево. Во фраке, цветной жилет и шейный платок, баки. Конец 30-х гг. XIX ст. Помета вязью " NB ". Местонахождение неизвестно.

209. Тютчев Алексей Иванович (1800-1856). Поясн., 3/4 влево. В расстегнутом сюртуке, темный шейный платок; усы. Акварель. 1835 г. Автограф А. И. Тютчева: "А. Тютчев". Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

210. То же. Автокопия. Акварель. 1835 г. Местонахождение неизвестно.

211. То же. Автокопия. Карандаш. Конец 30-х гг. XIX ст. Из собрания И. И. Горбачевского. Местонахождение неизвестно.

212. То же. Из собрания И. И. Пущина. Его рукой: "Алекс. Иван. Тютчев". 40-е гг. XIX ст. Государственный Исторический музей. Москва.

213. Фаленберг Петр Иванович (1791-1873). Поясн., 3/4 вправо. В халате. Белая рубашка с белым отложным воротником, темный галстук узлом. В руке письмо. Лицо гладко выбрито. Акварель. 1832 г. Автограф. П. И. Фаленберга на почтовой бумаге вырезан и наклеен на портрет: "NB" Falenberg . Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

214. То же. Автокопия. Акварель. 1832 г. Музей Революции. Ленинград.

215. То же. Автокопия. Карандаш. 30-е гг. XIX ст. Из собрания И. И. Горбачевского. Местонахождение неизвестно.

216. Фонвизин Михаил Александрович (1788-1854). Поясн., почти прямолично. В белой рубашке с большим отложным воротником, пестрый галстук большим узлом; усы и баки. Акварель. 1832 г. Автограф М А. Фонвизина: "М. Фонвизин". Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

217. То же. Автокопия. Акварель. 1832 г. Местонахождение неизвестно.

218. То же. Автокопия. Карандаш. Конец 30-х гг. XIX ст. Из собрания И. И. Горбачевского. Местонахождение неизвестно.

219. То же. Из собрания И. И. Пущина. Его рукой: "Мих. Алекс. Фонвизин". 40-е гг. XIX ст. Государственный Исторический музей. Москва.

220. Фролов Александр Филиппович (1804-1885). Поясн., 3/4 вправо. В белой рубашке с отложным воротником, расстегнутый темный жилет; усы и баки. Акварель. 1835 г. Автограф А. Ф. Фролова: "А. Фролов". Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

221. То же. Автокопия. Акварель. 1835г. Местонахождение неизвестно.

222. То же. Автокопия. Карандаш. 30-е гг. XIX ст. Из собрания И. И. Горбачевского. Местонахождение неизвестно.

223. То же. Из собраний И. И. Пущина. Его рукой: "Алек. Фил. Фролов". 40-е гг. XIX ст. Государственный Исторический музей. Москва.

224. Шимков Иван Федорович (1802-1836). Поясн., 3/4 влево. В расстегнутой тужурке, темный жилет, темный шейный платок; усы и баки. Акварель. 1833 г. Автограф И. Ф. Шимкова: "Ив. Шимков". Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

225. То же. Автокопия. Акварель. 1833 г. Местонахождение неизвестно.

226. То же. Автокопия. Карандаш. 30-е гг. XIX ст. Из собрания И. И. Горбачевского. Местонахождение неизвестно.

227. То же. Из собрания И. И. Пущина. Его рукой: "Ив. Фед. Шимков". 40-е гг. XIX ст. Государственный Исторический музей. Москва.

228. Щепин-Ростовский Дмитрий Александрович (1798-1859). Поясн., 3/4 вправо. В белой рубашке с отложным воротником; усы и баки. Акварель. 1839 г. Автограф Д. А. Щепина-Ростовского: "Д. Щепин-Ростовский. 1839 г.". Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

229. То же. Автокопия. Акварель. 1839 г. Местонахождение неизвестно.

230. То же. Автокопия. Карандаш. Конец 30-х гг. XIX ст. Из собрания И. И. Горбачевского. Местонахождение неизвестно

231. Юшневский Алексей Петрович (1786-1844). Поясн., почти прямолично. Расстегнутый сюртук, светлый жилет, белый воротник, темный шейный платок. Волосы зачесаны небрежно, баки. Акварель. 1839 г. Автограф А. П. Юшневского: "Алексей Юшневский". Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

232. То же. Автокопия. Акварель. 1839 г. Местонахождение неизвестно.

233. То же. Автокопия. Карандаш. Конец 30-х гг. XIX ст. Из собрания И. И. Горбачевского. Местонахождение неизвестно.

234. Якубович Александр Иванович (1792-1845). Поясн., 3/4 влево. В белой расстегнутой рубашке, желтые помочи. Черные волосы, усы. Акварель. 1831 г. Автограф А. И. Якубович: "А. Якубович. 1831 года - 12-ое отделение". Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

235. То же. Автокопия. Акварель. 1831 г. Местонахождение неизвестно.

236. То же. Автокопия. Карандаш. 30-е гг. XIX ст. Из собрания И. И. Горбачевского. Местонахождение неизвестно.

237. То же. Из собрания И. И. Пущина. Его рукой: "Алекс. Ив. Якубович". Государственный Исторический музей. Москва

238. То же. Погрудно, 3/4 вправо. В сюртуке с пышными рукавами, черный шейный платок. Акварель. 1839 г. Подпись Н. А. Бестужева: "Н. Б. 1839 г.". Местонахождение неизвестно. ("Альбом Пушкинской выставки 1799-1899". Исполнен и издан художественной фототипией К. А. Фишер. М., 1899)

239. Якушкин Иван Дмитриевич (1796-1857). Поясн.; почти прямолично. В темной блузе; по ней идет шнур от часов; усы. Акварель. 1835 г.1. Местонахождение неизвестно.

Названный портрет дошел до нас в виде фотографии 60-х гг. XIX ст. с акварели 1835 г. (архив И. Д., Е. И. и В. Е. Якушкиных). Государственный Исторический музей. Москва.

0

47

III. Члены Оренбургского тайного общества

240. Дружинин Хрисанф Михайлович (? - после 1862 г.).

До нас не дошло его портрета, но несомненно он был написан Н. А. Бестужевым, так же как и его товарищи по Оренбургскому тайному обществу В. П. Колесников и Д. П. Таптиков.

1 Николай Бестужев, в молодости учившийся в Академии художеств, был наш портретист и нарисовал наших дам и почти всех своих товарищей. Записки И. Д. Якушкина, цит. соч., стр. 109.

241. Колесников Василий Павлович (ок. 1803 - после 1874 г). Погрудно, 3/4 вправо. В куртке с высоким воротником, черный шейный платок. Густые волосы зачесаны кверху; усы. Акварель (183(?) г. Автограф В. П. Колесникова: "В. Колесников". Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

242. Тоже. Автокопия. Акварель. 183(?) г. Местонахождение неизвестно.

243. То же. Автокопия. Карандаш. 40-е гг. XIX ст. Из собрания И. И. Пущина. Его рукой: "Колесников". Государственный Исторический музей. Москва.

244. Таптиков Дмитрий Петрович (ок. 1799 - после 1862 г.). Погрудно, прямолично. В куртке, черный шейный платок, лицо гладко выбрито. Акварель. 183(?) г. Автограф Д. П. Таптикова: "Дмитрий Таптиков". Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

245. То же. Автокопия. Акварель. 183(?) г. Музей Революции. Ленинград.

246. Тоже. Автокопия. Карандаш. 40-е гг. XIX ст. Из собрания И. И. Пущина. Его рукой: "Д. Таптиков". Государственный Исторический музей. Москва.

0

48

IV. Жены декабристов

"Декабристки" - жены декабристов, последовавшие за мужьями в Сибирь и разделившие с ними годы каторги и поселений.

1. Анненкова Прасковья Егоровна (рожд. Pauline Gueuble 1800-1876). Ниже пояса, почти прямолично. В светлом открытом платье с пышными рукавами. На плечах черная кружевная шаль. Высокая прическа - бант из волос, бант из светлой полосатой ленты, высокий гребень, Локоны у висков и ушей. На шее крест. Акварель. 1836 г. Автограф П. Е. Анненковой по-французски: "M-me Annenkoff". Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

2. То же. Автокопия. Акварель. 1836 г. Подпись Н. А. Бестужева по-французски: "N. Bestougeff " ИРЛИ (Пушкинский дом) АН СССР Ленинград.

3. То же. Поясн. почти прямолично. В темном платье с большим меховым боа и белым кружевным воротником. Волосы пышно зачесаны на прямой пробор и собраны бантом на голове, высокий гребень.

Акварель. 40-е гг. XIX ст. Монограмма по-французски: "NB". (Попорчен невежественной рукой реставратора). Государственный литературный музей. Москва.

4. Волконская Мария Николаевна (1805-1863), дочь героя Отечественной войны 1812 г. и Бородинского сражения - Н. Н. Раевского. Воспета Н. А. Некрасовым в его поэме "Русские женщины". Поясн., 3/4 влево. Сидит за столом, покрытым красной скатертью, опершись левой рукой на стол, на котором ее шаль. Черное платье с кружевным двойным воротником. Высокая прическа, локоны у лба и ушей. В комнате на стене портрет отца; из окна виден частокол Читинского острога и будка с часовым.

Акварель 1828 г. Чита. Местонахождение неизвестно. (Цветная фототипия - "Записки княгини Марии Николаевны Волконской". С предисловием и приложениями издателя, князя С. М. Волконского. СПБ, 1904).

5. То же. Вариант. За окном нет будки с часовым и на стене нет портрета отца. Акварель. Чита. Конец 20-х гг. XIX ст. ИРЛИ (Пушкинский дом) Академии наук СССР. Ленинград.

6. То же. В камере мужа - № 54 (до прорубки окна). (3/4 влево). Сидит у клавесина, перебирая правой рукой клавиши. В темном платье и высокой прическе. У книжных полок, опершись на клавесин, С. Г. Волконский. На стенах: у дивана портрет Н. Н. Раевского в генеральском мундире, над клавесином ряд овальных и других портретов. Акварель. 30-е гг. XIX ст. Государственный Исторический музей. Москва.

7. То же. Поясн., прямолично. В темном платье с пышными рукавами, белая косынка с кружевами и длинными концами. На шее пестрый шарф, концы, расшитые цветами, с кистями, спускаются по косынке. Высокая прическа, локоны у ушей. Акварель, 1835 г. Помета вязью по-французски: " NB ". Петровский завод. Государственный Исторический музей. Москва.

8. Давыдова Александра Ивановна (рожд. Потапова) (18(?) - 1895). Ниже пояса, 3/4 влево. В пестром платье с пышными рукавами вверху. Белый двойной кружевной воротник. Голова в буклях и локонах. Акварель. Конец 30-х гг. XIX ст. Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

9. То же. Автокопия. Акварель. 30-х гг. XIX ст. Погибла во время пожара в 900-х гг. у потомков Давыдовых.

10. Ентальцева Александра Васильевна (в первом замужестве Лисовская) (? -1859). У нас нет никаких сведений о существовании ее портретов. Несомненно, Н. А. Бестужев ее писал, но какими-либо документальными данными по этому вопросу мы не располагаем.

11. Ивашева Камилла Петровна (рожд. Ле-Дантю. 1808-1839). Ниже пояса, прямолично. В светлом платье. Локоны до плеч. Миниатюра на кости. 1831 г. Подпись: "Бестужев". Собрание правнучки В. П. и К. П. Ивашевых. - Е. К. Решко. Москва.

В этом портрете родные Ивашевых и Ле-Дантю находили большое сходство и просили благодарить художника. Портрет был "удручающе грустен". О. К. Буланова - "Роман декабриста". Декабрист В. П. Ивашев и его семья. (Из семейного архива). М., изд-во О-ва политкаторжан. 1925).

12. То же. Поясн., почти прямолично. В светлом открытом платье с пышными рукавами. На шее лиловый шарф, связан бантом, и концы его идут по платью. Высокая прическа, локоны до плеч. Акварель, 1831 г. Автограф К. П. Ивашевой: "M-me Yvacheff". Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

13. Тоже. Автокопия. Акварель. 1831 г. Подпись по-французски: "N. Bestugeff". (Лицо попорчено). Собрание Е. К. Решко. Москва.

14. То же. До колен, почти прямолично. В лиловом открытом платье. Белый воздушный шарф покрывает голову, часть спины, шею и одним концом спускается на руку, которая лежит на колене, правая рука на покрывале. Локоны у ушей. Акварель. 1834 г. Подпись: "Н. Бестужев". Собрание Е. К. Решко. Москва.

15. Муравьева Александра Григорьевна (рожд. гр. Чернышева) (18(?) - 1832). Овал. Погрудно, 3/4 вправо. В светлом платье. Высокая прическа, локоны. Голова и вся покрыта черным воздушным покрывалом. Акварель - копия с портрета П. Ф. Соколова 1826 г. Принадлежал И. Д. Якушкину. Местонахождение неизвестно.

16. Тоже. Поясн., 3/4 влево. В темном платье с белой косынкой. Темная бархатная шубка с меховым большим воротником, отворотами и манжетами. Высокая прическа и гребень покрыты черной сеткой. Локоны у ушей. Акварель. 1832 г. Дар Государственному Историческому музею (Москва) внуков А. Г. и Н. М. Муравьевых-Бибиковых.

18. Нарышкина Елизавета Петровна (1801-1867), дочь героя Отечественной войны 1812 г. и Бородинского сражения - П. П. Коновницына. Поясн., 3/4 вправо. В темном тяжелом шелковом платье, сидит в креслах, положив руку на ручку кресла. Высокая прическа, высокий гребень покрыты черной сеткой. Акварель. 1835 г. Монограмма по-французски: "NB" Государственный литературный музей. Москва.

19. Розен Анна Васильевна (1799-1881). Ниже пояса, 3/4 вправо. В светлом платье и темной мантилье. Акварель. Начало 30-х гг. XIX ст. Государственный Исторический музей. Москва.

20. Вместе с А. Е. Розен, в его камере № 11 Петровского каземата (до прорубки окна). В рост. Сидит и пишет, в лиловом платье и белом чепце. Акварель. 1831 г. Рукой А. В. Розена: "Рисовал Бестужев. Нашему ангельскому другу Энни" (сыну Евгению. - М. Б.). На стене, слева, портреты. Государственный Исторический музей. Москва.

21. Трубецкая Екатерина Ивановна (рожд. гр. Лаваль), (18(?)-1854). Воспета Н. А. Некрасовым в его поэме "Русские женщины". Овал 3/4 вправо, в открытом клетчатом платье. Локоны у ушей. Акварель. Начало 30-х гг. XIX в. Местонахождение неизвестно. Возможно, что портрет Е. И. Трубецкой не раз был написан и скопирован Н. А. Бестужевым. В письме к И. И. Пущину из Иркутска в Ялуторовск от 16 января 1855 г. И. Д. Якушкин говорит: "Прошу вас достать из шкафа, что в сенях, портреты Катерины Ивановны и Серг(ея) Петр(овича). Саша очень желает их видеть и, может быть, увезет их с собой" (Письма декабристов к И. И. Пущину. Отдел рукописей Государственной библиотеки СССР им. В. И. Ленина. Переплет № 7586, л. 48-49, 1855 г.). Саша - Александра Сергеевна, дочь С. П. и Е. И. Трубецких, жена кяхтинского градоначальника Николая Романовича Ребиндера. Не кисти ли Н. А. Бестужева упоминаемые И. Д. Якушкиным портреты Е. И. и С. П. Трубецких? Н. А. Бестужев был в большой дружбе с Е. И. и С. П. Трубецкими, а также с И. Д. Якушкиным. По свидетельству декабристов-мемуаристов, Н. А. Бестужев написал портреты почти всех декабристов, их жен и их жилища, которые по их просьбам он копировал, и последние отсылали их в Европейскую Россию своим родным и близким. Для И. Д. Якушкина Н. А. Бестужев мог скопировать и портреты Е. И. и С. П. Трубецких.

22. Фонвизина Наталья Дмитриевна (рожд. Апухтина, во втором за мужестве Пущина, 1805-1869). Акварель 30-х гг. XIX ст. Местонахождение неизвестно.

М. А. Фонвизин - Н. А. Бестужеву: "Жена моя чувствует себя хорошо и есть ли Вам угодно милостивый государь Николай Александрович пожаловать к нам сегодня откушать и после обеда заняться портретом вы нам доставите искреннее удовольствие. Преданный вам Фонвизин. 30 июнь" (до 1836 г. - Петровский завод) (архив Бестужевых, ф. 604. (5506), л. 78). ИРЛИ (Пушкинский дом) АН СССР. Ленинград.

В 1835 г. М. А. Фонвизин, будучи на поселении в Енисейске, писал И. Д. Якушкину: "Николаю Александровичу Бестужеву присовокупи к тому, что я от всего сердца благодарю его за постоянную снисходительность его и доброту и за одолжение, которое он сделал нам, скопировав портрет жены (Натальи Дмитриевны. - М. Б.) для Марии Павловны (матери Н. Д. Фонвизиной - Н. П. Апухтиной. - М. Б.), которая ему чрезвычайно обрадовалась, "...чрезвычайно обрадовалась получением на прошедшей почте от Екат(ерины) Ив(ановны)* прелюбезнейшей, твой срисованный с того, что у нее портрет - и я нахожу его очень сходным - славно нарисованным, но задумчивым - причину чего мне писала Кат(ерина) Ив(ановна), что ты писавшись тогда была близка к выезду из Петровска - и точно нельзя оставить и сердечный залог,** и много милых и любезных людей***. Портрет... очень сходен, а это главное, сколько я обязана, не знаю как выразить за снисхождение и любезной Екатерине Ив(ановне) и почтенному Н(иколаю) А(лександровичу) Бестужеву за их внимание и снисхождение - на будущей почте буду опять к ней писать и благодарить их обоих - по получении портрета все домашние приезжали смотреть его и все мы поплакали глядя на него" (из письма М. П. Апухтиной к дочери Н. Д. Фонвизиной от 29 января 1835 г. "из Подмосковной Отрада".

* Отдел рукописей Государственной библиотеки СССР им. В. И. Ленина. Шифр ФВ № № п.1/43.

Из писем М. А. Фонвизина и Н. П. Апухтина и Н. П. Апухтиной мы узнаем еще о двух акварельных портретах Н. Д. Фонвизиной: первый принадлежал Е. И. Трубецкой; с него снял копию Н. Бестужев по просьбе Н. П. Апухтиной. Местонахождение этих двух акварелей нам не известно.

**"Сердечный залог" - дети, родившиеся в Петровском заводе и там умершие.

*** Т. е. соузников и их жен.

23. Юшневская Мария Казимировна (рожд. Круликовская), в первом замужестве Анастасьева. Поясн., почти прямолично. В темном шелковом платье с белым кружевным воротником. Темные волосы. Белый кружевной чепец с длинными светлыми лентами, через левое плечо перекинута тёмно-красная шаль. Миниатюра на кости. 30-е гг. XIX ст. Монограмма: "НБ". ИРЛИ (Пушкинский дом) АН СССР. Ленинград.

24. То же. Поколенно. Сидит в креслах, положив руку на ручку кресла. Акварель. 30-е гг. XIX ст. Местонахождение подлинника неизвестно.

Фототипия из собрания С. Панчулидзева. Государственный Исторический музей. Москва.

25. То же. Ниже пояса, почти прямолично. В темном платье. Белый воротник, волосы гладко зачесаны на прямой пробор. Белый плоеный чепец. Акварель. 1839 г. Местонахождение неизвестно.

То же. Автокопия. Акварель. 1839 г. Не закончен. Собрание И. С. Зильберштейна. Москва.

0

49

Работы Н. А. Бестужева

Чита (1828-1830)

I. Портреты

1. Бестужев Александр Федосеевич (1761-1810). (Сделан по памяти). Миниатюра на кости. 1828-1830 г. Местонахождение неизвестно.

2. Бестужева Елена Александровна (1792-1874). (Сделан по памяти). Миниатюра на кости. Чита 1828-1830 гг.

3. Бестужева Прасковья Михайловна (17(?)-1846). (Сделан по памяти). Миниатюра на кости. Чита. 1828-1830 гг.

4. Раевский Николай Николаевич (1771-1829). Герой Отечественной войны 1812 г. Погрудный, 3/4 вправо. Темные волосы, баки. В мундире с красным воротником, без эполет. Сидит в креслах. Копия с портрета П. Ф. Соколова 1826 г. Акварель. Подпись "Н. Б. ". Чита. 1828 г. ИРЛИ (Пушкинский дом). Ленинград.

5. Степовая Любовь Ивановна (1783-1858). Поясн., 3/4 вправо. В темном платье с белым воротником и белом чепце с голубыми лентами. На руках красная шаль. Миниатюра на кости. Чита 1827. Подпись: "N. Bestougeff. На обороте надпись: "Рисовал Николай Бестужев в Сибире". ИРЛИ (Пушкинский дом). Ленинград.

II. Виды местности и тюрьмы

1. Вид Читинского острога. Акварель. 1828-1830 гг. Принадлежал С. Р. Лепарскому, позднее В. В. Тимощук и в 20-х гг. XX ст. - И. И. Ясинскому (М. Белинскому). Ленинград. Местонахождение неизвестно.

2. Коридор Читинского острога. Акварель. 1828-1830 гг. Чита. Из собраний П. И. Щукина. Государственный Исторический музей. Москва.

3. Во дворе Читинского острога. Ряд набросков. Акварель и карандаш, Чита. 1828-1830 гг. Из собраний П. И. Щукина. Государственный Исторический музей. Москва.

4. Пали (изгородь) в Читинском остроге. Акварель и карандаш, Чита. 1828-1830 гг. Из собраний П. И. Щукина. Государственный Исторический музей. Москва.

5. Пали (изгородь) в Читинском остроге. Вариант. Акварель и карандаш. Чита. 1828-1830 гг. Из собраний П. И. Щукина. Государственный Исторический музей. Москва.

6. Пали (изгородь) в Читинском остроге. Вариант. Акварель и карандаш. Чита. 1828-1830 гг. Из собраний С. Г. и М. Н. Волконских. Государственная библиотека СССР им. В. И. Ленина. Москва.

7. Читинская тюрьма и парники С. Г. Волконского. Сепия. Чита. 1828 г. Из собраний С. Г. и М. Н. Волконских. Государственная Библиотека СССР им. В. И. Ленина. Москва.

8. Читинская тюрьма и парники С. Г. Волконского. Сепия. Чита 1828 г. Под рисунком надпись: "Дьячковский или второй Читинский острог". ИРЛИ (Пушкинский дом). Ленинград.

9. Читинская тюрьма и парники С. Г. Волконского. Сепия. Чита. 1828 г. Военно-морской музей. Ленинград. (Дар музею дочери Д. И. Завалишина. - З. Д. Завалишиной-Еропкиной).

10. Виды тюремного двора в Чите. Акварель. Чита. 1828-1830 гг. Из собраний П. И. Щукина. Государственный Исторический музей. Москва.

11. Декабристы на работе в Чите (засыпают овраг "Чертова могила"). Слева проезжают за покупками жены декабристов. Акварель. Чита. 1828 г. Местонахождение неизвестно.

12. То же. Акварель. Автокопия. Местонахождение неизвестно.

13. Чита. Художники-декабристы возвращаются в тюрьму после зарисовок в окрестностях Читы. Буряты. Тюремные здания на фоне гор. Акварель. 1828-1830 гг. Государственный Исторический музей. Москва.

14. Речка Чита - место купания декабристов. "Речка Чита, где мы купались" - чернилами. Надпись карандашом рукой декабриста А. Е. Розена: "Снял В. И. Фаленберг, рисовал Николай Бестужев". ИРЛИ (Пушкинский дом). Ленинград.

15. Чита. Берег реки Ингоды. Акварель. Под изображением рукой М. А. Бестужева: "Берег Ингоды в Чите". Чита. 1828-1830 гг. ИРЛИ (Пушкинский дом). Ленинград.

16. Сад при комендантской квартире в Чите. Акварель. Чита. 1828 г. Рукой М. А. Бестужева: "Вид комендантского сада в Чите". ИРЛИ (Пушкинский дом). Ленинград.

17. Улица в Чите. Дома жен декабристов и коменданта С. Р. Лепарского. Сепия. Чита. 1828-1830 гг. Из собраний П. И. Щукина. Государственный Исторический музей. Москва.

18. Улица в Чите. Акварель. Чита. 1828-1830 гг. Из собраний П. И. Щукина. Государственный Исторический музей. Москва.

19. Вид местности в Чите. Акварель и карандаш. Чита. 1828-1830 гг. Из собраний П. И. Щукина. Государственный Исторический музей. Москва.

20-25. Пять разных видов Читы. Акварель. 1828-1830 гг. В 900-х гг. хранились в частном собрании жителя Читы В. И. Устимовича. В настоящее время местонахождение неизвестно.

26. Окрестность Читы. Вид долины против деревни Китовой. Акварель. Виньетка на ситуационном плане. Принадлежала декабристу П. И. Фаленбергу. "Помню... экскурсию... за реку Ингоду для обрисовки ситуации. Помните ли, Николай Александрович? Как мы расположились у ключа, в прелестной долине против д(еревни) Китовой ...мы занялись рисованьем... Вы набросили вид этой долины и нашего лагеря на том же ситуационном плане, в виде виньетки; эта виньетка хранится у меня для памяти" (из письма П. И. Фаленберга к Н. и М. Бестужевым от 25 августа 1849 г., с. Шуша). (Архив Бестужевых, ф. 604, № 15/5584, лл. 83-150 об.). ИРЛИ (Пушкинский дом) АН СССР.

Местонахождение ситуационного плана Читы с виньеткой, рисованной Н. Бестужевым, неизвестно.

0

50

Петровский завод (1830-1839)

1. Портреты и др.

2. Виды местности и каземата

I. Портреты и др.

1. Арсеньев Александр Ильич. Горный инженер, начальник Петровского завода, друг М. и Н. Бестужевых и К. П. Торсона. Акварель. Конец 30-х гг. XIX ст. Местонахождение неизвестно.

2. Де-Бальмен Глафира Николаевна (рожд. Свистунова), сестра декабриста П. Н. Свистунова, жена А. А. де-Бальмен - русского комиссара при Наполеоне на острове св. Елены. Акварель. Копия с портрета 20-х гг.- 30 гг. XIX ст. Местонахождение неизвестно.

3. То же. Автокопия. Акварель. 30-х гг. XIX ст. Собрание И. С. Зиль-берштейна. Москва.

4. Безносиков Яков Иванович. Адъютант генерал-губернатора В. Я. Руперта. Акварель. Чертовкина деревня. 1839 г. В устье реки Селенги. Местонахождение неизвестно.

5. Казимирский Яков Дмитриевич. Плац-майор в Петровском заводе. С 1852 г. начальник жандармских округов в Иркутске и Омске, генерал-майор. Поясн., 3/4 вправо. В мундире. Поверх мундира шинель. В белой фуражке с голубым околышем. Акварель. Конец 30-х гг. XIX ст. Местонахождение неизвестно.

6. То же. Автокопия. Акварель. 40-е гг. XIX ст. ИРЛИ (Пушкинский дом) АН СССР. Ленинград.

6а. Лепарский Иосиф Романович (?-1876). Плац-майор Петровского завода, племянник С. Р. Лепарского. Акварель. 30-е гг. XIX ст. Поясн., 3/4 влево. Сидит, в мундире с эполетами. Черный шейный платок. Волосы зачесаны на косой пробор; усы и баки. Правая рука на спинке стула. Справа монограмма "НБ".

7. Лепарский Станислав Романович (1754-1837). Генерал-лейтенант, участник Отечественной войны 1812 г. Комендант Нерчинских рудников и Петровского завода. Акварель. 30-е гг. XIX ст. Погрудно, 3/4 вправо. В мундире со знаками отличий. Принадлежал С. Р. Лепарскому, подарен ему Н. А. Бестужевым. Темные волосы, усы. Акварель. 30-е гг. XIX ст. Местонахождение неизвестно.

8. То же. Автокопия. Акварель. 30-е гг. XIX ст. Государственный Исторический музей. Москва.

9. То же. Автокопия. Карандаш. 40-е гг. XIX ст. ОРЛБ.

10. То же. Автокопия. Карандаш. 40-е гг. XIX ст. Рукой И. И. Пущина: - "Лепарский". Из собраний И. И. Пущина. Государственный Исторический музей.

11. Неизвестный. Овал. Ниже пояса, 3/4 вправо. Сидит на стуле с высокой спинкой. Во фраке с высоким бархатным воротником. Пестрый жилет с высоким воротником, белый воротник, пестрый галстук бантом. Вьющиеся волосы взбиты и зачесаны кверху, концы зачесаны на лоб и виски, небольшие баки. Играет на гитаре. Акварель. Копия с портрета начала 10-х гг.- 30-х гг. XIX ст. Чита. Краеведческий музей.

12. Ребиндер Григорий Максимович. Полковник, комендант тюрьмы декабристов в Петровском заводе. Акварель. Конец 30-х гг. XIX ст. Местонахождение неизвестно.

13. То же. Автокопия. Акварель. Конец 30-х гг. XIX ст. В 60-х гг. XIX ст. была отослана М. А. Бестужевым М. И. Семевскому. Местонахождение неизвестно.

14. Камера № 40 - М. А. Бестужева в каземате Петровского завода (со стороны двери). М. А. Бестужев сидит в креслах, с трубкой в руке, читает книгу, положив ноги на стул. На стенах портреты родных. Диван, столик с книгами и др. Акварель. 30-е гг. XIX ст. Принадлежала А. А. Бестужеву-Марлинскому. После его гибели А. Н. Креницын (1801-1865 гг.), друг А. А. Бестужева-Марлинского, переслал акварель, как и портреты Н. и М. Бестужевых (1837 г.), П. А. Бестужеву. Местонахождение неизвестно.

15. Тоже. Акварель. Автокопия. 30-е гг. XIX ст. Принадлежала матери, Прасковье Михайловне, и сестрам Елене, Марии и Ольге Бестужевым. Местонахождение неизвестно.

0


Вы здесь » Декабристы » ЖЗЛ » Барановская М.Ю. Декабрист Николай Бестужев.