Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » ДЕКАБРИСТЫ - УЧАСТНИКИ ВОИН 1805-1814 годов » Павлова Л.Я. Декабристы – участники войн 1805-1814 гг.


Павлова Л.Я. Декабристы – участники войн 1805-1814 гг.

Сообщений 11 страница 20 из 114

11

От Татурина до Вильны

[img2]aHR0cDovL3NoLnVwbG9hZHMucnUveTRnU24uanBn[/img2]

Совершив свой знаменитый фланговый марш-маневр с Рязанской дороги на Калужскую, Кутузов остановился в лагере под Тарутином.

18 октября после 1,5-месячного перерыва русские вой­ска перешли в контрнаступление. Разыгралось Тарутин­ское сражение, в результате которого было нанесено по­ражение корпусу Мюрата.

19 октября стало известно, что Наполеон покинул Москву и двинулся по новой Калужской дороге.

Кутузов преградил путь французам на юг, выйдя с войсками к Малоярославцу. Здесь 23—25 октября состоя­лось жесточайшее сражение. Город восемь раз переходил из рук в руки. 6 ноября Наполеон чуть было не попал в плен к платовским казакам. Победу одержала русская армия. Наполеон был принужден отступить на Можай­скую дорогу через Боровск, Верею и Можайск. Русские войска преследовали и гнали неприятеля. Шли непре­рывные бои под Вязьмой, Дорогобужем и Красным и да­лее до Березины.

Во всех этих сражениях, приведших к изгнанию врага из пределов России, участвовали будущие декабристы.

Нет надобности подробно описывать, где и как каждый из них воевал, так как не было ни одного сражения вплоть до границы, где бы они не отличились,— буквально каж­дый. Остановимся на военной службе в этот наступатель­ный период русской армии некоторых из них.

После сдачи Москвы декабристы, служившие в гвар­дейских полках и героически сражавшиеся под Бороди­ном, отошли со своими частями к Тарутину.

Когда Наполеон в надежде начать мирные перегово­ры с русскими послал в Тарутино к Кутузову генерал- адъютанта Лористона, М. Ф. Орлов и А. Н. Муравьев сопровождали его от аванпостов до ставки главнокоман­дующего. Группа офицеров Семеновского полка, среди которых были и те, кто впоследствии организовал первое революционное общество в России, решила даже в слу­чае согласия правительства на мирные предложения На­полеона продолжать с ним борьбу. Они предполагали об­разовать партизанские отряды и с помощью крестьян преследовать неприятеля, пока он не покинет русской земли. Офицеры из Семеновского и других полков часто собирались по вечерам в палатке их друга А. В. Чичери­на. Там бывали С. П. Трубецкой, И. Д. Якушкин, М. Ф. Орлов, С. И. и М. И. Муравьевы-Апостолы, П. Я. Чаадаев, А. Н. Муравьев, В. И. Гурко и др. Они вели увлекательные споры и беседы на философские и политические темы, разговаривали об искусстве, литера­туре, науке, о войне и мире, о воспитании молодежи. Все они впоследствии оказались членами тайных обществ.

Офицерский состав лейб-гвардии егерского полка под Тарутином 18 октября 1812 г. пополнился новым офице­ром — прапорщиком В. С. Норовым. Он впервые принял участие в военных действиях в ночной вылазке под Та­рутином. Затем последовала битва при Малоярославце, ночная экспедиция при деревне Клементино, битва под Красным и далее преследование неприятеля до Вильны. За боевые дела Норов был награжден орденом Анны 4-й степени .

Много лет спустя, находясь в ссылке в Сибири, он написал книгу «Записки о походах 1812 и 1813 годов от Тарутинского сражения до Кульмского боя». Его родной брат, А. С. Норов, опубликовал ее без указания фамилии автора. В этой книге очевидец и участник военных дейст­вий подробно и очень точно описал и проанализировал дальнейший ход войны, приведший к полному уничтожению французской армии.

Ф. Н. Глинка, прибыв в Тарутино, «пошел к генералу от инфантерии Милорадовичу». «Он узнал меня, при­гласил в службу, и я уже в службе… поручиком и имею честь находиться в авангарде, о котором теперь гремит слава по всей армии».

Глинка сражался под Тарутином и Малоярославцем. Авангард, где он служил, во главе 30 тыс. войск совер­шил фланговый марш от Егорьевска на Вязьму. 7 ноября Глинка был в бою при Дорогобуже.

Как всегда, с огромным уважением и любовью писал Глинка о героизме русских солдат: «Надобно видеть сол­дат наших, без ропота сносящих голод и стужу, с пыл­ким рвением идущих на бой». 15—18 ноября он участво­вал в боях под Красным, где Милорадович разбил 30-ты­сячный корпус Нея. За воинские заслуги в этих боях он был награжден орденом Владимира 4-й степени и золотой шпагой с надписью «За храбрость» .

Об Отечественной войне 1812 г. Ф. Н. Глинка написал много стихов и песен, которые получили широкую извест­ность, были переложены на музыку и пелись в полках. Это были: «Военная песнь», написанная во время прибли­жения неприятеля к Смоленской губернии; «Солдатская песнь, сочиненная во время соединения войск у города Смоленска в июле 1812 года»; «Картина ночи перед по­следним боем под стенами Смоленска и прощальная песнь русского воина»; «Песнь сторожевого воина перед Боро­динскою битвою»; «Добрый воин, что с тобой?»; «Песнь русского воина при виде горящей Москвы»; «Сетований русской девы»; «Прощание» («Покажись, луна златая»); «Авангардная песнь» («Друзья! Враги грозят нам боем»); «Тост в память донского героя»; «Партизан Сеславин»; «Партизан Давыдов»; «Смерть Фигнера».

Песни проникнуты духом патриотизма, гражданствен­ности и свободолюбия; народ явился главной движущей силой Отечественной войны.

С. И. Муравьев-Апостол 18 октября сражался под Тарутином, а 24—25 октября под Малоярославцем. Затем его перевели в летучий армейский отряд генерала А. П. Ожаровского. Отряд действовал южнее главных сил Кутузова, громил тыловые базы противника, вел дальнюю разведку. В сражении под Красным отряд Ожаровского отличился. Сергей Муравьев-Апостол за прояв­ленную доблесть был награжден золотой шпагой с над­писью «За храбрость». При взятии Могилева и при пере­праве через Березину он проявил незаурядную храб­рость. В декабре 1812 г. его произвели в поручики и на­градили орденом Анны 4-й степени.

В отряде С. И. Муравьева-Апостола очень уважали. По свидетельству А. В. Чичерина, он был «всеми лю­бим». Он «совершенно и аккуратно выполняет свои обя­занности, рота его служит образцом всему полку». Чиче­рин называл его «прекрасным молодым человеком» .

0

12

Декабристы в партизанских отрядах

[img2]aHR0cDovL3MzLnVwbG9hZHMucnUvWG9mY2UuanBn[/img2]

Чем больше продвигались французы в глубь России, тем сильнее разгоралась народная война против завоева­телей.

Ф. Н. Глинка вспоминал: «Война народная час от часу является в новом блеске. Кажется, что сгорающие села возжигают огонь мщения в жителях. Тысячи, укрываясь в леса и превратив серп и косу в оборонительные ору­жия, без искусства, одним мужеством отражают злодеев. Даже женщины сражаются! Две молодые крестьянские девки ранены были в руки. Одна бросилась на помощь к деду своему, другая убила древесным суком француза, поранившего ее мать».

После занятия французами Москвы народная война разгоралась все сильнее. Ф. Н. Глинка, внимательно сле­дивший за развитием событий, писал: «…крестьяне не спускают им! (французам.— Л. П.). Большими ватагами разъезжают они с оружием по лесам и дорогам, нападают на обозы и сражаются с толпами мародеров, которых они по-своему называют миродерами» .

Кутузов придавал огромное значение развертыванию народной войны, оказывая серьезную помощь партизан­ским отрядам. Для деморализации и уничтожения про­тивника он избрал путь «малой войны», т. е. войны при по­мощи отрядов войсковых партизан и народных ополчений. Он отдал приказ об организации специальных легких кон­ных отрядов (летучих отрядов), которые должны были действовать совместно с крестьянскими партизанскими отрядами. В них сражались многие декабристы.

С. Г. Волконский вскоре после Бородинской битвы участвовал в выполнении распоряжения главнокомандую­щего, полученного летучим отрядом под командованием Винценгероде. Необходимо было «как можно поспешнее занять Звенигород и затруднять по дороге от этого города к Москве те войска, которые будут направлены по этому тракту от неприятеля». Отряду надлежало не дать возмож­ности французам занять Москву в обход правого фланга русской армии. С боями отступал отряд к русской столи­це, «к святой и милой для каждого русского, и в особен­ности в то время, белокаменной Москве».

[img2]aHR0cDovL3M2LnVwbG9hZHMucnUvRmFZVHguanBn[/img2]

Отдельный летучий отряд, в котором служил С. Г. Вол­конский, получил задание «держать через отряды лету­чие сообщения с главной армией, иметь отряды по трак­ту Ярославскому и Рязанскому и быть… вестником в Пе­тербург о движении неприятеля по Московскому тракту». Французы теснили летучий отряд к Клину. Здесь Вол­конский стал свидетелем попытки Наполеона завязать мирные переговоры с русским правительством. В распо­ряжение отряда попал выбравшийся из Москвы действи­тельный статский советник И. А. Яковлев (отец А. И. Гер­цена) с письмом французского императора к Александ­ру I с предложением о мире. Волконский вспоминал, что предложение Наполеона вызвало возмущение всех офи­церов отряда, не мысливших о мире до тех пор, пока враг находился на русской земле.

Волконский со своим отрядом одним из первых всту­пил в Москву. Он был потрясен видом разрушенного и сожженного города: «Развалины обгорелых домов, пору­ганные соборы и церкви… Вид погоревшей Москвы, поруганье, сделанное французами в храмах божьих и над стеною Кремля, были горькие впечатления и, как само собою разумеется, утверждали в каждом русском, с тем и во мне, горячее желание изгнать врага из отечества».

В Москве Волконский, к этому времени уже подпол­ковник, был назначен командиром партизанского отряда, состоящего из трех сотен казаков. Он получил приказ действовать параллельно главной дороге в направлении к Духовщине. Целью его было «тревожить неприятеля в принятом им отступательном движении, уничтожать пере­правы, мосты и продовольственные средства и запасы, за­бирать пленных, одним словом, причинять ему всевоз­можный вред…».

На Духовщине отряд Волконского соединился с летучим отрядом Платова. Оба отряда дошли до Смоленска и участвовали во взятии города, а затем Волконский снова перешел к самостоятельным действиям.

Вскоре отряд Волконского получил задание «открыть коммуникацию с корпусом графа Витгенштейна, идущим на соединение с армией Чичагова, и этим общим движе­нием препятствовать переправе французов через Берези­ну…» . В формулярном списке Волконского сказано: «…открыл при городе Череге коммуникацию между глав­ной армией и корпусом генерала от кавалерии графа Вит­генштейна, равно был в деле на переправе неприятеля через Березину и в преследовании его от Лепеля через Вилейку до г. Вильны, за сие сражение награжден орде­ном св. Владимира 3-й степени» .

Отдельный партизанский отряд под командованием генерала Дорохова, в котором служил М. Ф. Орлов, вме­сте с крестьянами наносил большой урон неприятелю. Местом действия отряда стала Смоленская дорога — глав­ный путь снабжения французской армии. Особенно серь­езной была операция по взятию г. Вереи. Как наиболее опытному и отважному офицеру, Орлову было поручено командовать авангардом отряда. Ночью 11 октября нача­лась атака. Орлов лично вел авангард и первым ворвал­ся в город. Кутузов был очень доволен проведенной опе­рацией и представил Орлова к награде. В рапорте царю с просьбой о награждении отличившихся при взятии Ве­реи офицеров он писал об Орлове: «Дерзаю в особенности перед вашим императорским величеством представитель­ствовать о всемилостивейшем пожаловании ему ордена св. Победоносца Георгия 4-го класса». Подвиг Орлова по­лучил широкую известность .

В этом же партизанском отряде служил полковник А. Ф. Астафьев. Он также участвовал во взятии Вереи, за что был награжден орденом Владимира 4-й сте­пени .

М. Ф. Орлов непосредственно от Кутузова получил задание чрезвычайной важности. Отступая от Красного к Березине, неприятель неминуемо должен был попасть в окружение армий Чичагова и Витгенштейна. Необходи­мо было установить связь Главной квартиры с Молдавской армией. Орлову поручалось подробно осветить Чи­чагову «расстроенное положение главной неприятельской армии», разъяснить распоряжения главнокомандующего о предстоящих боях за переправу и передать письмо Ку­тузова адмиралу. 22 ноября 1812 г. во главе казачьего отряда Орлов отбыл из Главной квартиры. Незаметно проскользнув сквозь неприятельские войска, его отряд соединился с Молдавской армией. Адмирал Чичагов со своей армией находился на Березине у г. Борисова. В ночь с 27 на 28 ноября 1812 г. Орлов разыскал адмира­ла, выполнив возложенное на него задание.

Орлов находился на самых трудных участках березинского сражения с 27 ноября по 2 декабря. После битвы Кутузов направил Орлова и Волконского (также участ­ника этого сражения) в Петербург с докладом царю. В своем рапорте Александру I Кутузов писал об Орлове: «Быв свидетелем переправы неприятеля через Березину и зная обстоятельно происшествия в армии, я его от­правляю к вашему императорскому величеству…».

Одним из летучих войсковых партизанских отрядов командовал и М. А. Фонвизин. С вверенной ему партией казаков он действовал по Боровской дороге к Москве. Он находился в постоянном контакте с местным населением, которое сообщало ему о местонахождении и действиях неприятеля и помогало в истреблении врага. «Следуя к армии по левому берегу реки Нары, у селения Дятлова встретил партию неприятельских фуражиров, которых прогнал, при сем случае взято в плен два, убито пятнад­цать человек. Жители везде вооружены и при появлении неприятеля сбираются и 23-го числа в селе Каменском прогнали неприятельских фуражиров, убили одного офи­цера и шесть рядовых. В Боровском уезде везде жители вооружены, и при появлении неприятеля соседние селе­ния сбираются в назначенное место, между прочим в селе Каменском видел я до тысячи человек вооруженных кон­ных и пеших» .

0

13

От Березины до границы

[img2]aHR0cDovL3NhLnVwbG9hZHMucnUva1dGdkEuanBn[/img2]

Отступление французов

Армия под командованием П. X. Витгенштейна имела своей задачей прикрывать Петербургское и Рижское на­правления. Она сражалась против французских войск под командованием Сен-Сира, Макдональда и Иорка. В ее составе воевали В. И. Враницкий и В. И. Штейнгель.

В. И. Враницкий, поручик квартирмейстерской части, был прикомандирован к армии с самого начала кампании и прошел с ней весь боевой путь.

В начале октября Витгенштейн перешел в наступле­ние и после упорного боя с французским корпусом Сен-Сира 19 октября овладел Полоцком. Враницкий участво­вал в штурме города. Весь конец октября он находился в боях против войск Виктора и Удино, в результате ко­торых русские войска заняли 1 ноября Чашники. Вра­ницкий сражался под Борисовом 27—28 ноября. За ак­тивное участие во всех этих битвах и за проявленный героизм Враницкий получил благодарность, был награж­ден орденами Владимира 4-й степени, Анны 2-й степени, золотой шпагой с надписью «За храбрость» и произведен в штабс-капитаны.

В. И. Штейнгель до войны был моряком в чине ка­питан-лейтенанта, с начала Отечественной войны он ре­шил сражаться с врагом на суше. «Я явился в ряды за­щитников отечества и поступил штаб-офицером в 4-ю дружину С.-Петербургского ополчения, которой началь­ником был назначен генерал-майор Кушелев». Он участвовал в сражениях при взятии Полоцка, «за которое награжден орденом св. Анны 2-й степени, при местечке Чашниках, за которое награжден орденом Владимира 4-й степени; при реке Березине 28 ноября, за которое вторично награжден тем же орденом св. Владимира 4-й степени» .

Во взаимодействии с армией Витгенштейна сражался и военно-морской флот.

9 июля 1812 г. русская эскадра, состоявшая из греб­ных судов, получила боевое задание — атаковать против­ника в Либаве со стороны моря. Вражеская береговая ба­тарея открыла по эскадре огонь, когда она вошла в гавань. Завязался бой с вражескими судами.

На одном из катеров сражался мичман К. П. Торсон. Катер Торсона был окружен неприятелем. В морском бою Торсон получил тяжелое ранение, но сумел вывести катер из гавани и отбиться от противника. За проявленную храбрость, спасение катера и команды Торсон получил орден Анны 4-й степени на сабле .

3-я западная армия под командованием генерала А. Г. Тормасова вела наступление в направлении на Брест-Литовск. 24 июля русские войска овладели Брест-Литовском, 27-го взяли г. Кобрин, а 12 августа состоялось сраже­ние при Городечном. Армия с боями двигалась в направле­нии Березины, где во второй половине ноября разыгрались сражения. 3-я западная армия участвовала во взятии Виль­ны 11 декабря. В составе отряда генерала Щербатова сражался штабс-капитан Ф. Г. Кальм. Он был награжден орденом Владимира 4-й степени. За сражение на реке Березине — орденом Анны 2-й степени.

Прапорщик по квартирмейстерской части П. И. Фаленберг «при вступлении в город Вильну… вел колонны под сильным ружейным огнем»  и далее находился все время в авангардных боях. За отличие в сражениях был пожалован чином подпоручика.

Майор Владимирского пехотного полка И. В. Хотяинцев за отличие в этих сражениях был удостоен орденов Анны 4-й степени и Владимира 4-й степени с бантом.

Дунайская армия под командованием адмирала П. В. Чичагова после заключения Бухарестского мира получила задание двигаться в пределы России на соеди­нение с 3-й западной армией генерала Тормасова. Она имела против себя австрийские, саксонские и польские войска, входившие в армию Наполеона. С боями армия двигалась на Брест-Литовск и далее к Березине.

В 13-й артиллерийской бригаде армии с сентября 1812   г. служил поручик А. К. Берстель. Он сражался 23 сентября при деревне Павловке, 25 «при местечке Любомле против австрийских, саксонских и польских войск». Далее находился «при преследовании француз­ских войск от города Борисова до реки Неман. Того же года, декабря с 17-го через Пруссию, Царство Польское до реки Вислы к крепости Торно» .

К главнокомандующему адмиралу Чичагову был при­командирован прапорщик А. З. Муравьев. Он участвовал во всех боевых делах. С 22 сентября «при преследовании австрийских и саксонских войск через м. Люблин до Брест-Литовска, 29 при ретираде оных и в сражении при деревне Клепиках на реке Лесной, потом по выступлении из Брест-Литовска следовал с армией на Ковеш и Минск до Борисова» .

Весь ноябрь до 26 декабря он провел в боях с французами в районе Березины. За отличие в сражениях Чи­чагов командировал А. 3. Муравьева с картами в Петер­бург.

Штабс-капитан 32-го егерского полка А. Г. Непенин принимал участие 24 июля 1812 г. в занятии Брест-Ли­товска, 27 июля «при овладении городом Кобрин и за отличие получил высочайшее благоволение». 12 августа сражался под Городечно и за отличие был награжден орденом Анны 4-й степени. 28 октября за участие в битве на реке Березине у деревни Стахово был награжден ор­деном Анны 2-й степени.

В 37-м егерском полку служил подпрапорщик К. А. Охотников. После заключения Бухарестского мира полк из Молдавии был двинут в пределы России. Охот­ников участвовал в сражении против австрийских войск при селении Кошарах, 12 октября при местечке Белое, где был ранен .

Капитан Мингрельского пехотного полка, входившего в состав 4-го корпуса, В. К. Тизенгаузен с 22 сентября участвовал в делах при преследовании неприятельской армии «от реки Стыря до Брест-Литовска». С 17 октяб­ря сражался за рекой Буг в Варшавском герцогстве при местечке Белое. В середине ноября он находился в боях при городе Волковиске и 18 при местечке Свисловиче», ]В том же Мингрельском полку сражался Я. Н. Толстой.

К началу декабря 1812 г. русская армия и народ изгнали наполеоновские полчища из пределов России. 22 де­кабря, прибыв в Вильну, Кутузов докладывал: «Война окончилась за полным истреблением неприятеля» .

Вскоре после изгнания неприятеля из России М. Ф. Ор­лов получил задание чрезвычайной важности. Необходимо было довести до сведения порабощенных народов Евро­пы, еще стонавших под игом Наполеона, истинные при­чины поражения французов в России. Орлов ознакомился с интересным документом французского командования. Это был один из издававшихся в Главной квартире фран­цузской армии официальных бюллетеней под номером 29 о действиях французской армии в России. Он предна­значался для распространения во Франции и оккупированной Европе. Все предыдущие выпуски искажали действительность, умалчивая о бедственном положении французской армии. Бюллетень № 29 несколько приот­крывал завесу над истиной.

После Березинской переправы скрывать действительное положение вещей стало уже невозможно. По прика­зу Наполеона гибель французской армии в России «объ­яснялась» обстоятельствами сверхъестественными, совер­шенно не зависящими от французского императора. Един­ственной причиной бедствия якобы были внезапно на­ступившие страшные холода, погубившие всю конницу и заставившие французскую армию повернуть вспять.

По приказу Кутузова Орлов написал работу, получив­шую название «Размышления русского военного о 29-м бюллетене», напечатанную без имени автора в виде ли­стовки на французском языке типографией при Главной квартире. «Размышления» были первым откликом в России на 29-й бюллетень французской армии. Орлов первый разоблачил и высмеял лживую версию Наполеона о гибели его армии в России из-за неблагоприятных кли­матических условий. Он показал истинные причины фран­цузских поражений, которые начались задолго до наступ­ления холодов, в сражениях с героической русской арми­ей и партизанами под Бородином, Малоярославцем и Красным. «Размышления» написаны с большой полеми­ческой страстностью, тонкой иронией, беспощадным сар­казмом. Автор не стремился унизить военные достоинства врага, но он убедительно показал, что французская ар­мия погибла не от мороза, а разбилась, столкнувшись с достойным противником — отважным и дисциплинирован­ным, оказавшимся сильнее ее и в военном отношении, об­ладавшим несокрушимым духом. Листовка распространя­лась во вражеской армии и в Европе. «Размышления…» являются одним из самых ярких памятников русской по­литической литературы времен Отечественной войны 1812 г. Вспоминая позднее грозный 1812 г., Орлов с гор­достью писал, что единственной его целью было бороться с врагом, ни минуты не сомневаясь в победе.

Легенда о морозах, якобы погубивших французскую армию, не соответствовала действительности. От холода должны были одинаково страдать и русские солдаты.

М. И. Муравьев-Апостол писал: «У нас полушубков не было, но ни одного солдата я не видел замерзшим или замерзающим. На ночь рота расстилала часть шинелей на снегу и ложилась на них, тесно прилегая друг к другу; другая часть шинелей служила ей общим покры­валом. Мы, подпрапорщики, ложились между солдатами, проводили ночь спокойно, не чувствуя холода, и поутру вставали с общего ложа бодрыми и веселыми» .

Точно такой же точки зрения придерживался В. С. Но­ров. Он совершенно справедливо считал, что французская армия погибла в России не от пресловутых морозов, а по­терпев военное поражение от более сильного морально и в военном отношении противника. Не сумев победить русских под Бородином, а затем под Тарутином и Малоя­рославцем, французы были принуждены силою русского оружия отступать по разоренным ими же самими дорогам. Затем французская армия «претерпела сильные пораже­ния при Вязьме и Красном… холод же до прибытия в Борисов был умеренный, что доказывают Днепр и Бере­зина, которые 17 ноября еще не замерли… Следователь­но, если до прибытия в Борисов холод вреден был фран­цузам и их лошадям, то потому, что те и другие изну­рены были голодом, а голод был естественным следствием неутомимых набегов наших партизан, пресечения линии продовольствия и взятия Минска, плод великих соображе­нии фельдмаршала» Кутузова. И далее Норов писал: «Напрасно думают, что французский солдат не может вы­держать сильного холода… он легко переносит труды во­инские и суровость климата… Доказательством сему пер­вые революционные походы: тогда видели французов под начальством Пишегрю, побеждавших неприятеля на льдах Северной Голландии в 18 градусов мороза; но тогда они были победители… В России, во вторую эпоху похода, они были почти везде побежденными. Окруженные, тес­нимые со всех сторон неутомимыми легкими войсками, должны были проходить пустыню, где ничего не находи­ли, кроме пепла» .

Отечественная война 1812 г., вызвавшая огромный подъем русского национального самосознания, имела гро­мадное значение для всей общественной жизни России; она стала одним из поворотных моментов и в политической жизни будущих декабристов.

0

14

Глава III

Декабристы – участники войны за независимость Германии 1813 год

[img2]aHR0cDovL3NmLnVwbG9hZHMucnUvakpFa3IuanBn[/img2]

Отечественная война 1812 г. закончилась полным разгро­мом наполеоновских войск. Русская армия вышла к западным границам. Однако Россия продолжала борьбу с Наполеоном, так как, несмотря на уничтожение армии нашествия, Наполеон обладал еще большими территориями, людскими резервами и ресурсами покоренных им го­сударств Западной Европы. Он мог подготовить новую агрессию. Необходимо было разбить его за пределами России и окончательно сокрушить вооруженные силы Франции, не дать ей возможности развязывать новые аг­рессивные войны.

Радостная весть о поражении и гибели грозной напо­леоновской армии в России пронеслась по Западной Ев­ропе. Порабощенные народы поднимались на борьбу за свою национальную независимость. «Уничтожение огром­ной наполеоновской армии при отступлении из Москвы,— указывал Ф. Энгельс,— послужило сигналом к всеобщему восстанию против французского владычества на Запа­де» . Борьба прусского народа за освобождение от ино­земного угнетения, за уничтожение феодальных пережит­ков была прогрессивной национальной борьбой.

Но европейские абсолютистские правительства имели совсем иные цели, воюя против Наполеона: они боролись за восстановление старого, феодально-крепостнического угнетения. Поэтому борьба европейских правительств и борьба европейских народов против Наполеона, объединен­ные внешне, были глубоко различны по существу. Александр I и его союзники боялись подъема народных масс, стремившихся одновременно освободиться от иноземного ига и от феодальной зависимости. Они стремились использовать национально-освободительную борьбу народов Европы для осуществления своих корыстных и захватнических целей. Их задачей была реставрация старого по­рядка, восстановление господства в Европе феодальных династий, укрепление феодально-крепостнической систе­мы. По определению декабриста В. К. Кюхельбекера, в Европе началась «война народов и царей».

13 января 1813 г. русский авангард перешел через Не­ман и вступил в пределы Пруссии. В начале 1813 г. вся русская армия перешла рубежи России, продолжая наступление. Народ Пруссии встречал русских как изба­вителей, принесших ему свободу и независимость. 28 фев­раля 1813 г. прусское правительство заключило союз с Россией. Началась война за освобождение Германии от наполеоновского ига.

Русская армия пополнилась новым составом солдат и офицеров. Среди молодых офицеров, пришедших в армию в 1813 г., было много будущих декабристов. Они воспри­нимали заграничные походы 1813—1814 гг. как освободи­тельный акт от тирании Наполеона.

Проследим, в каких частях, когда и где воевали наши герои, вместе с русской армией совершавшие освобожде­ние Европы от ига Наполеона. Остановимся на участии декабристов в самых крупных из сражений.

План наступления предусматривал выход русской ар­мии к Одеру. По замыслу Кутузова операциям Главной армии предшествовали партизанские действия подвижных «летучих» отрядов, состоявших из конницы, егерей и конной артиллерии. Они совершали глубокие рейды по тылам врага, настигали и уничтожали отдельные группы войск противника. Командиром одного из таких отрядов Кутузов назначил М. Ф. Орлова.

М. Ф. Орлов явился в авангард к генералу Милорадовичу со следующим приказом от 1 марта 1813 г., подпи­санным Кутузовым: «…полагаю я необходимым умножить число партизанов и для того, командировав… флигель- адъютанта гвардии ротмистра Орлова, коего достоинства и предприимчивость мне известны, прошу благоволить дать ему отряд из легких войск… для действия на Оде­ре» . Отряд должен был перейти на левый берег Одера и беспокоить противника, срывая его снабжение и ком­муникации. Из-под Калиша, где он был сформирован, отряд переправился на левый берег Одера и действовал в Саксонии в районе г. Бауцена. Рядом с ним действова­ли подобные отряды Дениса Давыдова и Пренделя.

Ближайшей целью русского командования в марте 1813    г. стало занятие Дрездена — столицы Саксонии. Борьбу за овладение этим важным французским опорным пунктом вели партизанские отряды. Непосредственно ря­дом с Орловым действовал Денис Давыдов. В ночь с 26 на 27 марта на глазах неприятеля Орлов со своим отря­дом стремительно переправился через Эльбу при Дебельсдорфе ниже Мейсена и таким образом поставил под удар французские войска, находившиеся в Дрездене. Этот не­ожиданный маневр заставил французов поспешно отсту­пить. В этой трудной операции Орлов не потерял ни од­ного человека ни убитыми, ни ранеными. Подвиг Орлова был отмечен Кутузовым. За «отличие в борьбе с против­ником» Орлова «25 марта 1813 г. произвели в полковни­ки» . Переправившись через Эльбу, Орлов со своим отря­дом продолжал преследовать отступавшего неприятеля, хотя французы были «впятеро сильнее нашего отряда».

0

15

Сражение у Люцена и Баудена

[img2]aHR0cDovL3M4LnVwbG9hZHMucnUvOTB3QlAuanBn[/img2]

Сражение у Люцена

Первые генеральные встречи между союзными русско-прусскими войсками и вновь сформированной армией На­полеона произошли в Саксонии.

2 мая у Люцена и 20—-21 мая 1813 г. у Бауцена со­стоялись два больших сражения, хотя и окончившиеся от­ступлением союзников, по стоившие огромных потерь французской армии.

Не станем вдаваться в описание военных действий в этот промежуток времени. Перечислим некоторые из них. Почти всем декабристам суждено было принять уча­стие в этих сражениях.

Многие из них получили высокие награды. Те, кто служил в лейб-гвардии Семеновском полку, «в сражении при Люцене… находились 4 часа под жестокими картеч­ными выстрелами, мужеством и храбростью подавали пример подчиненным и сохраняли порядок в своих ба­тальонах», при Бауцене «прикрывали отступление армии с мужеством» .

Прапорщик лейб-гвардии егерского полка В. С. Норов за проявленное мужество в Люценском сражении был на­гражден орденом Владимира 4-й степени с бантом.

Особенно отличился в Люценском сражении штабс-капитан лейб-гвардии гренадерского полка А. М. Була­тов. Главнокомандующий русской армией генерал Вит­генштейн в приказе писал: «В справедливом уважении к отличной храбрости Вашей, оказанной в сражении при Люцене 20-го апреля сего года, где Вы находились в стрелках, мужеством и храбростью своею подавали при­мер подчиненным и поражали на каждом шагу неприя­теля, где и ранены в правую руку пулею навылет… на­граждаетесь орденом …Владимира четвертой степени с бантом» . Штабс-капитан Костромского пехотного полка Ф. Г. Кальм за отличие в Бауценском сражении награж­ден золотым оружием. Штаб-ротмистр лейб-гвардии гу­сарского полка В. Л. Давыдов за мужество в этих бит­вах был награжден орденом Анны 2-й степени. Штабс-капитан лейб-гвардии Финляндского полка М. Ф. Митьков был награжден орденом Анны 2-й степени.

Поручик С. И. Муравьев-Апостол в апреле 1813 г. получил назначение в батальон великой княгини Екате­рины Павловны. В его составе он сражался «при городе Люцене, за что награжден орденом св. Владимира 4-й Степени с бантом». Он проявил мужество в сражении при Бауцене «и за отличие в сем деле произведен в штабс-капитаны» .

Адъютант генерала Милорадовича поручик Апшеронского полка Ф. Н. Глинка все время находился в аван­гарде армии и был в самых опасных местах во время Бауценского сражения .

Причисленные к штабу армии, в этих битвах участ­вовали подпоручик А. 3. Муравьев, награжденный за Бауценское сражение орденом Анны 4-й степени, и по­ручик А. Н. Муравьев .

Полковник С. Г. Волконский освободительный поход русской армии 1813 г. проделал с корпусом генерала Винценгероде, исполняя должность дежурного по корпу­су. Еще в феврале, когда в предместьях Калиша шли упорные бои, Волконский за участие в них был награж­ден орденом Георгия 4-й степени.

Во время отступления союзной армии от Люцена он находился в арьергардных делах, прикрывая переправу русских войск на Эльбе .

М. Ф. Орлов непосредственного участия в Люценском сражении не принимал. Он со своим отрядом стоял на высотах близ деревни Вебау. После сражения он нахо­дился в арьергарде, командуя правым крылом арьергард­ного корпуса .

Готовясь к сражению у Баудена, командование реши­ло создать специальные летучие корпуса для действия в тылу неприятеля. 11 мая Орлов получил приказ перей­ти под командование генерала Эммануэля, назначенного командиром 210-го летучего корпуса. Летучему отряду Орлова по инструкции поручалось наблюдать «все… посты по Эльбе, дабы удостовериться, в каких местах и силах неприятель переправляется» . Отряд Орлова принимал участие во множестве дел, действуя от Дрездена до Богемской границы. К 20 мая он был у Бауцена и уча­ствовал в сражении.

После этого сражения обе стороны решили заключить перемирие. Наполеон согласился на это, так как преды­дущие победы достались ему слишком большой кровью. И французы, и русские нуждались в перерыве военных действий, чтобы привести свои войска в порядок и дож­даться подкреплений.

4 июня 1813 г. было заключено Плесвицкое переми­рие. Русскими уполномоченными были генерал-адъютант Шувалов и флигель-адъютант полковник М. Ф. Орлов.

Во время перемирия Орлов был назначен состоять при генерале Моро, который приехал из Америки для борьбы с Наполеоном.

Штабс-капитан В. И. Враницкий во время перемирия получил секретное задание от командования и для выпол­нения его был послан в Богемию. Чех по национально­сти, он мог легко заниматься военной разведкой во фран­цузских войсках на территории Богемии .

Во время перемирия к России и Пруссии присоедини­лись Австрия и Швеция. Для военных действий против Наполеона союзники создали три армии: Богемскую (Главную) под командованием австрийского фельдмар­шала Шварценберга, Силезскую под командованием прус­ского генерала Блюхера и Северную под командованием шведского наследного принца Карла-Юхана. Основой этих армий были русские войска. Кроме этих сил, выд­винутых в первую линию, в тылу, между Вислой и Не­маном, действовала так называемая Польская армия под командованием русского генерала Беннигсена. В ночь с 10 на 11 августа 1813 г. перемирие было прервано. Возобновились военные действия. Декабрист В. С. Норов в своих «Записках о походах 1812 и 1813 годов» писал, что после перемирия «первые ружейные выстрелы сде­ланы были егерями 2-го корпуса 31 июля, в 7 часу утра» .

0

16

Сражение у Дрездена . Кульмский бой

[img2]aHR0cDovL3M0LnVwbG9hZHMucnUvOTBEVHYuanBn[/img2]

Сражение у Дрездена

27 августа разыгралось сражение у Дрездена. Главная (Богемская) армия союзников сошлась на поле битвы с французами. Нерешительность и медлительность нового главнокомандующего союзной армии австрийского генерала Шварценберга привели к отступлению союзной ар­мии, несмотря на героизм русских полков.

Под Дрезденом в составе 2-й гвардейской дивизии в лейб-гвардии Литовском полку сражались штабс-капитан Ф. Г. Кальм и прапорщик Н. И. Лорер; в лейб-гвардии гренадерском полку подпоручик В. М. Бакунин, штабс-капитан А. М. Булатов, прапорщик М. М. Спиридов; в лейб-гвардии Финляндском полку штабс-капитан М. Ф. Митьков.

П. И. Пестель после ранения при Бородине вернулся в строй только в августе 1813 г. Еще в январе его про­извели в прапорщики и назначили адъютантом к генералу Витгенштейну, после Плесвицкого перемирия возглавив­шего 1-ю колонну Главной (Богемской) армии.

С 22 августа Пестель участвовал в деле при Пирне, а с 24 по 27 августа в сражении у Дрездена. «За от­личную храбрость в сих делах награжден чином пору­чика» .

Полковник М. Ф. Орлов состоял при генерале Моро. Во время сражения при Дрездене генерал получил смер­тельное ранение ядром. Через пять дней он умер. Орлов находился при нем до самой смерти. Затем он присоеди­нился к отступающей армии и получил назначение в отряд генерала Тилемана, где он командовал казачьей бригадой.

Остановимся на истории знаменитого Кульмского боя. Речь идет не об одном дне сражения, а о необычайно тяжелом и героическом отступлении 1-й гвардейской ди­визии и остатков 2-го корпуса, имевших своей целью прикрыть отходившую, из-под Дрездена Главную армию, наперерез которой Наполеон бросил корпус под коман­дованием Вандама.

Лучшее описание этого знаменитого отступления гвар­дейского отряда от Пирны до Кульма по тяжелой горной дороге среди теснин и узких ущелий и самого Кульмского боя принадлежит перу В. С. Норова. В составе лейб-гвардии егерского полка он участвовал во всех героиче­ских делах этого тяжелого отступления. Главная армия после неудачного для нее сражения под Дрезденом от­ходила по горной дороге по направлению к Теплицу.

Еще до сражения у Дрездена у г. Кенигштейн был поставлен 2-й пехотный корпус для наблюдения за бере­гами Эльбы. Корпус в предыдущих боях был сильно ослаблен и состоял всего из 1800 человек.

26 августа 30-тысячный корпус Вандама форсировал Эльбу у Кенигштейна, намереваясь зайти в тыл Глав­ной союзной армии. Малочисленные и слабые войска

2-го корпуса заняли позицию у местечка Китевиц и му­жественно удерживали неприятеля; наконец, к вечеру они принуждены были отступить к г. Пирне. Отряд ге­нерала Гельфрейха, входивший в состав этих войск, был отрезан неприятелем. Тогда 1-я гвардейская дивизия под начальством генерал-лейтенанта Ермолова получила при­каз идти на помощь 2-му корпусу. В состав дивизии входили лейб-гвардии Преображенский, Семеновский, Из­майловский и егерский пехотные полки, два батальона пешей и один конной гвардейской артиллерии (24 ору­дия) , несколько батальонов лейб-гвардии гусарского и кирасирского полков и Татарский уланский полк.

28 августа к отряду присоединился гвардейский Морской экипаж. Командование над этими частями принял генерал Остерман-Толстой. «Весь сей сводный корпус не составлял более… 9000 человек». Он сдерживал 30-ты­сячный корпус Вандама.

27 августа после упорного, почти целый день продол­жавшегося боя Остерман принужден был уступить Пирну французам и отступить к деревне Цехиста, где занял позицию.

Между тем ничего не было известно об отрезанном врагом отряде Гельфрейха. На его поиски отправились два батальона егерей (в числе которых был В. С. Норов) и шесть орудий конной артиллерии под командованием подполковника Бистрома. «Вскоре, подойдя к краю глу­бокого лесистого оврага, мы открыли на другой стороне отряд Гельфрейха, со всех сторон теснимый неприяте­лем»,— вспоминал Норов. Подполковник Бистром немед­ленно открыл огонь, и егеря бросились на подкрепление. Неприятель отступил. В отряд Гельфрейха входил ба­тальон великой княгини Екатерины Павловны, в котором сражался С. И. Муравьев-Апостол. Пока егеря выруча­ли отряд Гельфрейха, у Цехисты продолжался бой. «Ночь прекратила огонь; наш корпус стоял в прежней пози­ции»,— писал Норов. Из перехваченных у пленного фран­цузского офицера депеш стал окончательно ясен замысел Наполеона. Он намеревался силами корпуса Вандама пе­ререзать путь Главной (Богемской) армии и ударить ей во фланг. Командование гвардейского отряда решило преградить путь Вандаму для того, чтобы дать возмож­ность армии успеть спуститься с гор.

28 августа утром гвардейский отряд двинулся из Це­хисты на Гисгюбель. На расстоянии 13 верст между Цехистой и Гисгюбелем отряд должен был двигаться по шоссе, обстреливаемому французской артиллерией с горы Кольберг. 3-й батальон Семеновского полка выдвинули в авангард, чтобы расчищать путь.

Гвардейские егеря, в составе которых был подпору­чик Норов, и стрелки, выделенные из 3-го батальона Семеновского полка, под командованием полковника П. С. Пущина и прапорщика П. Я. Чаадаева во главе с Ермоловым атаковали гору Кольберг. Атаку начали егеря. В самый критический момент боя, когда францу­зы теснили егерей из деревни Кольберг и готовы были сбросить их с гор на растянувшиеся по шоссе русские ко­лонны, на выручку подоспели стрелки 3-го батальона семеновцев. «С громким «Ура!» повел их Пущин на высоты; почти без выстрела бросился к деревне и шты­ками выбил французов», открыв отряду путь в Цехистское ущелье.

За это дело полковник Пущин и прапорщик Чаадаев, отличившиеся особой храбростью, были награждены: пер­вый золотой шпагой с надписью «За храбрость», второй — орденом Анны 3-й степени. Окончив блистательно дело у Кольберга, стрелки 3-го батальона присоединились к хвосту колонны. Весь дальнейший путь был беспрерыв­ным сражением с наступавшими и перерезавшими доро­гу французскими частями.

3-й батальон семеновцев, с боем шедший в авангарде, сменил Преображенский полк. У крутой высоты Дюренберг колонна была обстреляна французской артиллерией. Французская пехота преградила путь. Разгорелся бои. «Здесь-то Преображенский полк покрыл себя бессмерт­ною славою… Он атаковал неприятеля холодным оружи­ем и истинно суворовским ударом опрокинул и загнал его в лес». Участниками этого боя были прапорщик П. А. Катенин, штабс-капитан С. П. Шипов, подпрапор­щик И. П. Шипов.

«Таким образом дорога была для нас открыта. Движе­ние продолжалось. Семеновский полк (1 и 2 батальоны) сменил Преображенский и двинулся в голове колонны».

У Геллендорфа — снова бой. «Семеновский полк… при содействии артиллерии успел принудить неприятеля от­ступить в лес и очистить дорогу». Так с жестокими боя­ми к вечеру 28 августа отряд достиг селения Петерсвальд и пределов Богемии.

Командование отряда твердо решило не дать Вандаму перерезать дорогу Союзной армии в Теплице. «17 авгу­ста на рассвете… туман и дым биваков устилали горы и пасмурное небо освещено было бледным заревом потухаю­щих огней». Гвардейский отряд выступил из Петерсвальда к Ноллендорфу по Теплицкой дороге. Здесь, у Ноллендорфа, арьергард был атакован с фланга французской кавалерией. Лейб-гвардии гусарский и кирасирский полки отбили французскую конницу и отбросили их за Петер­свальд. В этом бою участвовал поручик В. Л. Давыдов, Более двух часов длился бой у Ноллендорфа. Остерман приказал отступить еще немного и занять позицию за мызой Кульм, имея в виду удерживать там неприятеля до тех пор, пока колонны союзной армии, до которых оставалось 10 верст, не выберутся из гор. Больше от­ступать было нельзя.

«В восемь часов солнце разогнало туман и осветило поле битвы. Войско одушевлено было наилучшим духом.. Граф Остерман и Ермолов объехали ряды и объявили, что решено было не отступать более ни шагу, что здесь надо было победить или умереть. Им отвечали воскли­цаниями «Ура!» по всей линии. Измайловский полк кричал, что давно ожидал сего дня, и просился первым идти в огонь. Никто не хотел оставаться назади; раненные возвращались в ряды; музыканты, тамбурмажоры, писари требовали ружей и патронов и шли в застрель­щики».

Разгорелся жесточайший бой. «Французы смешива­лись с русскими… встречались на полянах и не раз схо­дились в штыки. Если взвод подавался назад, офицеры бросались вперед, увлекая за собой людей, и с горстью стрелков, иногда одни бросались на неприятеля».

Противник опрокинул нашу пехоту и бросился к орудиям. «Тщетно стреляли по ним картечью, ничего не могло их остановить. Казалось, что в сию минуту все должно было решиться». Тогда генерал Ермолов прика­зал 2-му батальону семеновцев выручить орудия. «Ни­когда,— вспоминал Н. Н. Муравьев,— не видел я ничего подобного тому, как батальон этот пошел на неприятеля. Небольшая колонна эта хладнокровно двинулась ско­рым шагом и в ногу. На лице каждого выражалось же­лание скорее столкнуться с французами. Они отбили орудия, перекололи французов, но лишились всех своих офицеров, кроме одного — прапорщика Якушкина, который остался батальонным командиром». Под адъютантом генерала Ермолова капитаном М. А. Фонвизиным было убито пять лошадей .

«Полки Измайловский, егерский и Семеновский уже много претерпели; многие полковники, большая часть офицеров были ранены или убиты».

Около 4 часов «вся наша пехота, сомкнутая в колон­ны Ермоловым, двинулась вперед, чтобы одновременным нападением положить конец утомительной битве. Настала решительная минута! Увидели другое Маренго». Перед­ние французские батальоны были смяты. Артиллерия в упор била по отступавшим. Гвардейские драгуны и Из­майловский полк бросились им во фланг и «довершили их поражение… Гвардейские егеря обошли их с тылу… Можно сказать, без увеличения, что все, что спаслось от штыка, легло под пикою и палашом».

«Изумленный кровавым сим поражением, неприятель не помышлял более о нападении и продолжал бой одною артиллериею с кульмского кургана».

«Вечером прибыл корпус Раевского и сменил гвардию в   позиции, столь славно ею удержанной» . В Кульмском бою, вспоминал М. А. Фонвизин, «гвардейские полки не только устояли, но двинулись вперед с наступлением ночи, разложили огни и торжествовали победу: полковые музыки их играли вечернюю зорю в нескольких сотнях шагов от неприятеля, приведенного в расстройство и уны­ние неудачными нападениями, так героически отбитыми; во всю ночь на французских бивуаках не было даже раз­ложено огней» . Ночью подошли корпуса союзной ар­мии, пришедшие усиленным маршем на гром артиллерии, не умолкавшей уже двое суток в Рудных горах.

Во всех этих боях участвовали декабристы. Они бес­страшно воевали, многие из них получили ранения. Пере­числим их имена. В лейб-гвардии Преображенском полку сражались прапорщик П. А. Катенин, штабс-капитан С. П. Шипов, подпрапорщик И. П. Шипов .

В Семеновском полку воевали поручик В. И. Гурко, ка­питан С. Г. Краснокутский (награжден орденом Анны 2-й степени). Прапорщик М. И. Муравьев-Апостол был тяжело ранен в этом бою, награжден орденом Анны 4-й степени и орденом прусского Железного креста. Пол­ковник П. С. Пущин за отличие в этом бою получил в награду золотую шпагу с надписью «За храбрость» и орден прусского Железного креста, подпоручик С. П. Тру­бецкой был награжден орденом Владимира 4-й степени, прапорщик П. Я. Чаадаев награжден орденом Анны 3-й степени, подпоручик И. Д. Щербатов и прапорщик И. Д. Якушкин награждены орденами Анны 4-й степени.

В Измайловском полку сражались штабс-капитан А. П. Полторацкий, прапорщик П. Н. Семенов, юнкер А. В. Капнист, поручик А. Ф. Бригген. Последний был ранен в голову «и за отличную храбрость» награжден орденом Владимира 4-й степени с бантом и орденом прусского Железного креста .

В егерском полку сражались штабс-капитан Ф. А. Би­стром и подпоручик В. С. Норов (он был тяжело ранен и награжден орденом Анны 2-й степени) .

При штабе отряда находились: поручик А. Н. Му­равьев, подпоручик А. 3. Муравьев, капитан М. А. Фон­визин (адъютант Ермолова) .

В лейб-гвардии гусарском полку воевали ротмистр Ф. В. Акинфиев и штаб-ротмистр В. Л. Давыдов. За отличие в сражении Давыдов награжден Королевским прусским орденом «За достоинство» .

30 августа бой под Кульмом возобновился, но теперь уже с перевесом в пользу союзников. Войска Вандама были неожиданно для них атакованы с тыла и окружены подошедшим подкреплением. Французы пытались про­биться, но большая часть пехоты, артиллерия и обозы не сумели прорваться. Вандам был захвачен в плен егерями 4-го полка и передан казакам, которые доставили его к Александру I.

В уничтожении французского корпуса 18 августа уча­ствовала 2-я гвардейская дивизия, в состав которой вхо­дил лейб-гвардии Литовский полк. В его составе сража­лись под Кульмом штабс-капитан Ф. Г. Кальм и прапор­щик Н. И. Лорер.

В лейб-гвардии гренадерском полку — подпоручик В. М. Бакунин, штабс-капитан А» М. Булатов, прапорщик М. М. Спиридов.

В лейб-гвардии Финляндском полку — штабс-капитан М. Ф. Митьков.

Кавалергардский полк прибыл к Кульму еще 29 авгу­ста. Но главные его действия против французов развер­нулись 30 августа.

Ротмистр М. С. Лунин, «командуя… эскадроном и дей­ствуя с отличною храбростью, способствовал к победе». За отличие в этом сражении он был награжден орденом Владимира 4-й степени с бантом .

Боевой подвиг русских войск под Кульмом стал ши­роко известен в России.

Впоследствии А. С. Пушкин писал:

Сыны Бородина, о кульмские герои,
Я видел, как на брань летели ваши строи,
Душой торжественной за братьями летел…

В равной степени это относится и к будущим декаб­ристам — героическим участникам этого боя.

0

17

Декабристы в Северной армии

[img2]aHR0cDovL3NkLnVwbG9hZHMucnUvRVE5dTcuanBn[/img2]

Сражение при Кацбахе

Русский корпус под командованием генерала Винценгероде, входивший в Северную армию, из-под Берлина дви­гался к Эльбе с целью «сторожить всякое покушение не­приятеля за Эльбу» . Но вдруг получено было предпи­сание как можно быстрее вернуться назад под Берлин. Причиной этого было наступление французов на Берлин, прикрываемый Северной армией. Наполеон, находясь у Дрездена, решил бить союзников по частям, обращаясь то против одной, то против другой их армии. На Северную армию он бросил корпус под командованием Удино, кото­рый теснил прусские войска.

Русский корпус, получив приказ, повернул назад. Но его передовые отряды, «выдвинутые быстро вперед, под­вергались большой опасности», так как ранее «им было дано приказание сильно выдвинуться вперед и тревожить неприятеля». На обязанности полковника С. Г. Волкон­ского лежало довести до сведения этих авангардных от­рядов вновь поступившее распоряжение. Волконский вспоминал, как «надо было сообразить, где эти отдельные отряды можно застать и как им без опасности перехвата соединиться» с корпусом «к предстоящему генеральному сражению». Волконский проделал огромную работу.

«Редакция ордеров, выбор гонцов смелых и распоря­дительных при могущих быть встречах сильно заботили меня,— вспоминал он,— к тому же еще боязнь, что при­пишут моей небрежности всякую неудачу, и постоянные занятия, не дающие мне ни времени, ни порыва ко сну, совершенно истощили меня, так что на третий день, когда мы шли уже к назначенной позиции при Грос-Берене, сидя верхом я крепко спал, а два казака держали меня под локтями, и при всякой остановке шествия колонны меня сонного снимали с лошади, и я, как сноп, лежал спящий на земле» .

Все труды Волконского были вознаграждены. Аван­гардные отряды вовремя соединились с корпусом без встречи с неприятелем. 23 августа состоялось сражение при Грос-Берене, в 5—6 км от Берлина, французы были разбиты и отброшены за Эльбу.

Другой французский корпус под начальством Нея от Витенберга снова предпринял попытку наступать на Бер­лин, но 6 сентября состоялось сражение под Доневицем, когда французы были наголову разбиты. Прикомандиро­ванный к корпусу полковник кавалергардского полка П. П. Лопухин также участвовал в этих сражениях .

Волконский вспоминал, что на следующий день после сражения было получено известие об одержанной победе под Кульмом. Почти в то же время Силезская армия Блюхера одержала победу при Кацбахе 26 августа. «Мож­но сказать,— писал Волконский,— что эти почти совре­менные сражения дали союзной армии тот перевес, кото­рый впоследствии ознаменовался под Лейпцигом». Волконский, по-прежнему находясь в авангарде Северной армии, преследовал с ним французов до крепости Торгау. За отличие в сражении за Торгау 6—7 сентября он полу­чил звание генерал-майора и был награжден командую­щим Северной армией, шведским крон-принцем Карлом-Юханом, Королевским шведским орденом военного меча для ношения в петлице.

0

18

Декабристы в Силезской армии

Силезской армией командовал прусский генерал Блюхер. В ее состав входили два русских корпуса — под командо­ванием генерала Ф. В. Сакена и генерала А. Ф. Ланжерона. 26 августа на реке Кацбах разыгралось большое сра­жение, окончившееся победой союзных сил. Французский корпус Макдональда был разбит наголову. В составе кор­пуса генерала Ланжерона в этом сражении участвовал штабс-капитан 32-го егерского полка А. Г. Непенин. До этого он отличился в битве при Бауцене, за что был на­гражден золотой шпагой с надписью «За храбрость». Во время сражения на реке Кацбах он был ранен. «За отли­чие произведен в майоры» .

В этом же сражении принимали участие поручик 37-го егерского полка К. А. Охотников, подполковник Ви­тебского пехотного полка И. Н. Хотяинцев , подпоручик по квартирмейстерской части П. И. Фаленберг. Корпус Ланжерона неотступно преследовал французов. 29 авгу­ста в бою на реке Бобер была уничтожена французская дивизия Пюто. За проявленный героизм Фаленберга на­градили орденом Анны 4-й степени .

В составе корпуса генерала Сакена в Александрий­ском гусарском полку в сражении на реке Кацбах прини­мал участие подпоручик А. Л. Кологривов

0

19

Лейпцигское сражение

[img2]aHR0cDovL3MwLnVwbG9hZHMucnUvM08wa1UuanBn[/img2]
Лейпцигское сражение

Между тем антинаполеоновская коалиция все более ук­реплялась. Ее армии — Богемская, Силезская и Север­ная — отбрасывали Наполеона в район между Дрезденом и Лейпцигом.

Впереди линии союзных войск совершали свою боевую работу летучие корпуса.

18 сентября отряд под командованием полковника М. Ф. Орлова подошел к Мерзебургу. Прорвав укрепления, отряд ворвался в город. В плен было захвачено 2,2 тыс. французов и освобождено из плена 2 тыс. солдат армии союзников. За сражение при Мерзебурге М. Ф. Орлова на­градили орденом Анны 2-й степени с алмазным украше­нием.

В дальнейшем он принял самое активное участие в сражении против французских войск под командованием генералов Лефевра-Денуэтта и Маргарона, посланных Наполеоном специально для уничтожения партизанских отрядов союзников. Особенно упорные бои происходили у г. Цейц, куда партизаны загнали французов.

Штабс-капитан по квартирмейстерской части А. Н. Му­равьев 23 сентября 1813 г. получил назначение в корпус легких войск («летучий отряд») под командованием гене­рала Платова, который со своими казаками забирался в тылы Наполеона, производил там опустошения, уничтожая небольшие отряды французов. А. Н. Муравьев в со­ставе отряда сражался 28 сентября у г. Альтенбурга, ког­да был разбит неприятельский корпус, который платовцы гнали до города Цейц. 4 октября он участвовал в деле при Кемнице, 14 октября — у селения Мекленбург.

16—19 октября 1813 г. произошло генеральное Лейп­цигское сражение, вошедшее в историю под названием «Битва народов» и положившее конец господству Напо­леона в Европе. Первый удар 16 октября приняла Богем­ская армия, подошедшая к Лейпцигу с юга, в которую входили русские войска под командованием Барклая-де-Толли. К северу от Лейпцига против Наполеона сража­лась Силезская армия, в которую входили русские корпу­са Сакена и Ланжерона. 18 октября к Лейпцигу подошла Северная армия и армия Беннигсена.

Все три соединившиеся армии начали сжимать свое огненное кольцо. 18 и 19 октября шли упорнейшие бои, окончившиеся полным поражением французов.

19 октября штурмом был взят Лейпциг.

В Лейпцигском сражении приняли участие почти все декабристы, совершавшие освободительный поход. Отсут­ствовали только те, кто оставался при осаде крепостей.

М. А. Фонвизин вспоминал, как «на равнине Лейп­цигской кипел жестокий бой между союзными армиями и французами и были минуты, в которые Наполеон, поль­зуясь выгодами своего центрального положения, мог на­деяться одержать победу, но в самом пылу сражения сак­сонцы и вестфальцы изменили ему и обратили оружие против Франции. Октября 6-го эта битва окончилась ре­шительным поражением Наполеона. Разбитая его армия в беспорядке отступила от Лейпцига, лишившись большей части своей артиллерии и множества пленных» .

Многие декабристы, входившие в состав Богемской армии, отличились в этом сражении, были ранены, полу­чили ордена и повышения в чине. Полковник лейб-гвар­дии Семеновского полка П. С. Пущин за отличие в бою был назначен командиром батальона . Поручик этого же полка С. П. Трубецкой получил ранение в ногу.

Штабс-капитан лейб-гвардии Финляндского полка М. Ф. Митьков за героизм и мужество «награжден алмаз­ным знаком ордена св. Анны 2-й степени» .

Подпоручик А. 3. Муравьев был произведен в пору­чики .

Подпоручик лейб-гвардии гренадерского полка В. М. Ба­кунин за отличие был произведен в поручики. Штаб- ротмистр лейб-гвардии гусарского полка В. Л. Давыдов в жесточайшей схватке с французскими кирасирами был дважды ранен пиками в ноги и захвачен в плен. 27 октяб­ря его «отбили из плена» .

Отряд Платова, в составе которого находился поручик А.     Н. Муравьев, сражался на левом крыле Богемской армии в первой линии войск. Муравьев за отличие в бит­ве получил орден Владимира 4-й степени, Королевский прусский орден военного достоинства и знак Железного креста.

В 3-м гренадерском корпусе под командованием Н. Н. Раевского в Лейпцигском сражении принял участие штабс-капитан батальона великой княгини Екатерины Павловны С. И. Муравьев-Апостол. За отличие он был произведен в капитаны .

Майор И. С. Повало-Швейковский, командир Москов­ского гренадерского полка того же корпуса, в Лейпциг­ском сражении проявил необыкновенное мужество, за что был награжден золотой шпагой с надписью «За храб­рость» и произведен в подполковники .

В корпусе под командованием генерала Милорадовича его адъютант поручик Ф. Н. Глинка был награжден бриллиантовым перстнем от прусского короля и прусским орденом «За военные заслуги» .

В корпусе под командованием генерала Витгенштейна его адъютант поручик П. И. Пестель сражался под Лейп­цигом и далее «в авангардных делах при преследовании неприятеля». 22 октября он отличился при Бутольштате, за что был награжден орденом Владимира 4-й степени и австрийским орденом Леопольда 3-й степени.

В рядах подошедшей к полю битвы Северной армии участвовал в сражении в составе корпуса Винценгероде в драгунской дивизии генерал-майор С. Г. Волконский. Он был свидетелем перехода на сторону союзников сак­сонских Войск. Его послали «отвести все переходящие войска вне выстрела за нашу позицию». 19 октября Волконский сражался в самом Лейпциге в районе Гримниц-Тора. За отвагу в бою он был награжден орденом Анны 1-й степени и австрийским орденом Леопольда. По роду своих служебных обязанностей (дежурного по корпусу) Волконский лично был известен командующему Северной армией крон-принцу шведскому Карлу-Юхану. После Лейпцигского сражения Волконский пришел с каким-то до­несением к крон-принцу, у которого в это время находил­ся Александр I. «Взошед в комнату, по сделанному госу­дарем знаку глазами, я передал данное мне поручение крон-принцу… Тут Бернадот (Карл-Юхан.— Л. П.) лестно обо мне отозвался,— вспоминал Волконский,—но Белый Царь не любивший баловать нас, русских, ответил ему, что я только исполнял свои обязанности» .

В Лейпцигской битве полковник М. Ф. Орлов находил­ся на участке около деревни Клейн-Гохер. С казачьим полком он кинулся на французов, смял их фланг и тыл и спас таким образом от неминуемой гибели два батальона австрийцев. 18 октября в составе отряда Тилемана Орлов действовал во фланг неприятелю. За спасение австрий­ских батальонов в Лейпцигском сражении Орлову был пожалован титул австрийского барона. Вскоре после Лейп­цигской битвы партизанский отряд Орлова снова устре­мился в тылы противника. Он действовал на территории между Эрфуртом и Готой . 29 октября Орлов атаковал французов у г. Гейльсхаузен. Он отбил у них два орудия и взял в плен 800 человек. За успешные действия во главе партизанского отряда Орлов был награжден прус­ским правительством орденом Большого орла 1-й степе­ни . При выходе русских войск к Рейну Орлов сражался у Ганау. В. В. Орлов-Денисов рапортовал Барклаю-де-Толли: «Флигель-адъютанту полковнику Орлову приказа­но было переправиться через узкий мост на Кинцинге и ударить на шоссе… Полковник Орлов выполнил сие поручение с великим успехом, пробил неприятельскую колон­ну, на шоссе идущую, взял пушку с двумя ящиками и ворвался в самую дер. Ротенберген, в которой несколько часов перед сим Наполеон находился. Неприятель, одна­ко, после первого страху обратил на полковника Орлова сильные пехотные и кавалерийские колонны, надеясь от­резать его от узкого моста через р. Кинцинг»., но Орлов «без всякой потери возвратился на левый берег Кин­цинг» .

До конца 1813 г. М. Ф. Орлов оставался командиром летучего партизанского отряда и совершал рейды в тылы противника.

После поражения при Лейпциге армия Наполеона, не­отступно преследуемая войсками коалиции, отступала к границам Франции. Война 1813 г. завершилась освобож­дением всей немецкой земли.

В этой войне с французскими захватчиками сража­лись не только войска, но и народы Европы. Однако «ядро и главную опору, становой хребет коалиционной армии» составляли русские войска .

0

20

Осада крепостей

[img2]aHR0cDovL3MwLnVwbG9hZHMucnUvSEZUdzYuanBn[/img2]

крепость Магдебург

В то время, когда русская армия после изгнания Наполео­на из России продолжала свое наступление и вышла к Эльбе, в ее тылу продолжалась осада и ликвидация силь­но укрепленных французами крепостей.

В марте — апреле 1813 г. в блокаде Магдебурга на Эльбе участвовал штабс-капитан В. И. Враницкий. 5 ап­реля 1813 г. он сражался под крепостью, за что был «по­жалован от прусского короля орденом Военного достоин­ства», и далее 17 и 18 апреля он принимал участие в бом­бардировке крепости Виттенберг на левом берегу Эльбы .

В осаде Торно участвовал поручик 13-й артиллерий­ской бригады А. К. Берстель. За участие в осаде получил чин штабс-капитана .

Прапорщик по квартирмейстерской части А. З. Му­равьев с февраля 1813 г. состоял траншей-адъютантом. За отличие был произведен в подпоручики .

Штабс-капитан 32-го егерского полка А. Г. Непенин, адъютант командира 18-й пехотной дивизии 6-го корпуса, сражался у Торно, затем участвовал в «прогнании неприя­теля с левого берега Вислы» и «в обложении, осаде и сдаче крепости Гурже». За проявленную храбрость на­гражден орденом Владимира 4-й степени с бантом .

При осаде Торно с 28 февраля по 17 апреля 1813 г. находились подпоручик по квартирмейстерской части П. И. Фаленберг и майор Витебского пехотного полка И. Н. Хотяинцев.

В августе — декабре 1813 г. войска коалиции продви­гались к Рейну. В их тылу продолжалась осада немецких крепостей, занятых французскими войсками. В этих дейст­виях также принимали участие многие декабристы.

Капитан-лейтенант В. И. Штейнгель был командиро­ван из Петербургского ополчения в Новгородское, осаж­давшее Данциг. «За разделение опасности с начальни­ком в бывшем сражении при занятии предместья Лангфура 2 сентября представлен был… к прусскому ордену «За заслуги». После падения Данцига он вернулся в Петербургское ополчение, в котором в составе 5-й дру­жины служил до окончания войны.

Результатом этой службы было сочинение «Записки касательно состава и самого похода Петербургского опол­чения против врагов Отечества в 1812 г. и 1813 годах». Оно было написано в высоком патриотическом духе и на­печатано в двух томах в Петербурге в 1814—1815 гг.

П. И. Фаленберг с 31 декабря 1813 г. по 1 февраля 1814     г. «находился при блокаде крепости Кассель, что против Майнца», и далее преследовал неприятеля до пре­делов Франции .

В блокаде Дрездена в начале октября 1813 г. в соста­ве «Польской армии» под командованием генерала Беннигсена участвовали прапорщик по квартирмейстерской части И. Г. Бурцов, подпоручик по квартирмейстерской части Павел Колошин, прапорщик по квартирмейстерской части Н. И. Комаров, а также прапорщик Никита Мура­вьев, ранее принявший участие в Лейпцигском сражении, за которое был награжден орденом Анны 4-й степени.

Корнет А. А. Крюков, служивший в Нижегородском ополчении в конном полку, участвовал в блокаде Дрез­дена с 13 октября 1813 г. вплоть до «занятия сего города 10 ноября, сдавшегося с многими гарнизонами на капиту­ляцию» . В декабре 1813 г. Н. И. Комаров, Павел Колошин и Никита Муравьев были откомандированы в корпус генерала Дохтурова, осаждавший крепость Магдебург Комаров за участие в блокаде был произведен в подпоручики.

После Лейпцигского сражения «Польская армия» по­лучила задание двинуться к северу в сторону моря. Целью ее похода было овладение Гамбургом, захваченным фран­цузами.

В осаде Гамбурга участвовали все вышеперечислен­ные декабристы, а также Петр Колошин  — подпоручик по квартирмейстерской части, поручик П. П. Каверин — адъютант генерала Беннигсена; в Мингрельском полку сражались капитан В. К. Тизенгаузен и прапорщик Я. Н. Толстой

0


Вы здесь » Декабристы » ДЕКАБРИСТЫ - УЧАСТНИКИ ВОИН 1805-1814 годов » Павлова Л.Я. Декабристы – участники войн 1805-1814 гг.