Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » А.С.Грибоедов » Комментарии к воспоминаниям


Комментарии к воспоминаниям

Сообщений 31 страница 32 из 32

31

И. С. МАЛЬЦЕВ

Мальцев Иван Сергеевич (1807-1880) - первый секретарь российской миссии в Персии. Выбран Грибоедовым по совету С. А. Соболевского, который сам отказался принять этот пост (PC, 1891, февраль, с. 254). При разгроме миссии Мальцев спрятался в частном доме и избежал общей участи. После возвращения из Персии написал несколько донесений, адресованных гр. Нессельроде, появившихся в печати в разное время и сведенных воедино в кн.: "А. С. Грибоедов. Его жизнь и гибель в мемуарах современников". Л., 1929; здесь же см. сведения о первых публикациях донесений - с. 329-330. Следует, однако, иметь в виду, что описание самого разгрома составлено им со слов персидских чиновников, а изложение причин катастрофы дано в основном в духе официальной версии, принятой русским правительством. 9 мая 1829 г. Мальцев, "во внимание к примерному усердию и благоразумию, оказанным во время возмущения в Тегеране", был награжден орденом Владимира 4-й степени ("Архив Раевских", т. 1. СПб., 1908, с. 439). В дальнейшем Мальцев - крупный чиновник министерства иностранных дел и фабрикант (см.: С. В. Шостакович. О секретаре грибоедовской миссии И. С. Мальцеве. - "Труды Иркутского гос. университета", т. XXV. Серия историко-экономическая, вып. I. Иркутск, 1958, с. 137147).

ИЗ ДОНЕСЕНИЙ

По тексту книги: "А. С. Грибоедов. Его жизнь и гибель в мемуарах современников". Л., 1929, с. 185-198.

1 "Цифири" - код для расшифровки секретной переписки.

2 Туркманчайским договором был установлен специальный церемониал приема шахом русских послов, ставивший их в привилегированное положение по отношению к другим дипломатам в Персии (см. коммент. 8 на с. 416 наст. изд.).

3 Мирза-Якуб (Якуб Маркарян) - армянин из Эривани, в 1804 г. был взят в плен персами, оскоплен; служил вторым евнухом (казначеем) шахского гарема. По условиям Туркманчайского договора он, как уроженец земель, отошедших к России, имел право возвратиться на родину.

4 Манучар-хан, уроженец Тифлиса, был взят в плен персами в 1804 г. Как главный евнух играл важную роль при шахском дворе. В феврале 1828 г. был личным представителем шаха на переговорах в Туркманчае, а впоследствии занимался выплатой контрибуции (РВ, 1890, июль, с. 164-168).

5 Во II статье "Особого акта, заключенного в Туркманчае 10 февраля 1828 г." по этому вопросу утверждено: "Если одна из двух сторон, не будучи снабжена документами письменными и засвидетельствованными, как выше сказано, и долженствующими иметь силу во всяком судебном месте, начнет иск на другую и не представит других доказательств, кроме свидетелей, таковой иск не должен быть допущен, разве ответчик сам признает оный законным" (Т. Юзефович. Договоры России с Востоком, политические и торговые. СПб., 1869, с. 223-224).

6 Ненависть, разжигаемая Аллаяр-ханом к Рустам-беку, будет понятна, если вспомнить, что именно Рустам-бек взял его в плен в Тавризе во время русско-персидской войны [РА, 1891, Ќ 10, с. 188-189).

7 "Направление князя Меликова к Грибоедову было всего лишь новой попыткой шаха запугать русского министра, чтобы под угрозой разгрома миссии добиться выдачи Мирзы-Якуба" (Шостакович, с. 232).

8 Вместе с Грибоедовым погибли второй секретарь миссии К. Ф. Аделунг, врач Мальмберг, переводчик штабс-капитан Шахназаров (Мирза-Нарриман), переводчик при Мальцеве П. Калатозов (Калатозишвили), переводчик Соломон Медиков, чиновник "для рассылок и разных поручений" Соломон Кобулов (Кобулашвили), заведующий прислугой Рустам-бек, казначей Дадаш-бек (Василий Дадатев), курьеры Исаак Саркисов, Хачатур Шахназаров, Симеон Шахнулов, слуги Грибоедова Александр Грибов и Семен Захаров и др.

9 Ссылка Мальцева на незнание персидского или татарского языков неосновательна, так как у него был собственный переводчик (П. Калатозов).

10 Шахназаров хорошо зарекомендовал себя как во время русско-персидской войны, так и в ходе переговоров в Туркманчае; в отношении от 8 сентября 1828 г. к Паскевичу Грибоедов дал своему первому переводчику прекрасную аттестацию" (А. С. Грибоедов. Полн. собрание сочинений, т. I. СПб., 1889, с. 276-277). Утверждение Мальцева, будто Шахназаров был подкуплен Мирзой-Якубом, является официальной персидской версией, возлагавшей вину за трагические события в Тегеране на самих сотрудников миссии.

11 Мальцев сводит причину тегеранской трагедии к борьбе шаха за возвращение Мирзы-Якуба, что дает упрощенное представление о ее причинах.

12 В конце 1829 - начале 1830 г. Мальцев все же был направлен в Персию генеральным консулом в Тавризе на время отпуска Амбургера (PC, 1872, август, с. 207).

0

32


РЕЛЯЦИЯ ПРОИСШЕСТВИЙ, ПРЕДВАРЯВШИХ И СОПРОВОЖДАВШИХ УБИЕНИЕ ЧЛЕНОВ
                 ПОСЛЕДНЕГО РОССИЙСКОГО ПОСОЛЬСТВА В ПЕРСИИ

По тексту книги: "А. С. Грибоедов. Его жизнь и гибель в мемуарах современников". Л., 1929, с. 151-184.

Впервые на русском языке "Реляция" была опубликована в переводе из французского журнала "Nouvelles annales des voyages et des sciences geographiques" (1830, t. 48, p. 337-367) E. Серчевским в неполном виде в книге "Грибоедов и его сочинения" (СПб., 1858). Полный перевод статьи из того же источника опубликован в кн.: "А. С. Грибоедов. Его жизнь и гибель в мемуарах современников" (Л., 1929). "Реляция", - утверждает С. В. Шостакович, - представляет собою документ англо-иранского происхождения.
Это почти дословный, с очень небольшими купюрами, перевод на французский язык статьи из английского журнала "Blackwood's Edinburgh Magazine", опубликованной под названием "Narrative of the Proceedings of the Russian Mission from its Departure from Tabreez on 14-th Jummade until its Destruction on Wednesday the 6-th of Shabban".
"Реляция" опубликована анонимно, как рассказ "персиянина", якобы сопровождавшего русского посланника в пути по Ирану до Тегерана и бывшего при русской миссии в столице шаха в январе 1829 г., в частности в день гибели посольства.
Внимательное изучение "Реляции" показывает, что у лиц, ее опубликовавших, несомненно, был в распоряжении иранский материал о разгроме миссии. Отдельные детали "Реляции" настолько характерны, что трудно представить, что они взяты не из рассказа очевидца нападения на русскую миссию. Но весь рассказ настолько европеизирован, так далек по своей манере от рассказов иранских историков и сообщений иранских вельмож, что совершенно несомненно: материалы очевидца или очевидцев подверглись основательной "правке", в результате чего был создан тенденциозный и нередко противоречивый рассказ о событиях в Тегеране, искажающий и фальсифицирующий подлинную картину гибели русской миссии" (Шостакович, с. 212).
Материал был передан в журнал Дж. Уиллоком (английским офицером, братом дипломата Генри Уиллока) по рекомендации Джона Макниля.
Не подлежит сомнению, что если даже первоначальный источник статьи - персидский, окончательный текст отредактирован Уиллоком и Макнилем.

1 Мехмандарем (чиновник, прикомандированный персидским правительством для обслуживания почетных лиц) при посольстве Грибоедова был Назар Али-хан.

2 Ферраш-баши - начальник феррашей (стражников, прислуги).

3 Это первый (пока еще косвенный) выпад против Дадага-бека и Рустам-бека, на протяжении всей "Реляции" охарактеризованных исключительно в отрицательных тонах. Нельзя забывать, однако, что последний из них в свое время пленил Аллаяр-хана (см. с. 413 наст. изд.), роль которого в раздувании русофобских настроений в Персии чрезвычайно велика; Паскевич даже предполагал в письме Нессельроде от 23 февраля 1829 г., что

"начало самого возмущения, коего Грибоедов сделался жертвою, произошло от Аллаярхана, который был главною пружиною предшествовавшей войны и признается всегда явным неприятелем Аббас-Мирзы и сильнейшею опорою враждующих к нему братьев" (АКАК, т. VII, с. 673).

4 Особенностью "Реляции" является внешне сочувственное отношение к Грибоедову, слитое, однако, с постоянно акцентируемой мыслью о неподготовленности его к возложенной миссии, о незнании местных обычаев и т. п., что обличает пристрастность автора "Реляции", исподволь подготавливающего мнение читателей о "собственной вине" русского полномочного министра в тегеранской катастрофе и навязывающего тем самым официальную персидскую (и английскую) версию обстоятельств дела, охотно принятую, как известно, впоследствии и царским правительством.

5 Характерное противопоставление поведения английской и русской прислуги свидетельствует о проанглийских пристрастиях автора "Реляции".

6 Фураганы - очевидно, шахская кавалерия из провинции Фераган.

7 Все эти подробности едва ли могли быть известны столь незначительному лицу, как секретарь мехмандаря, который будто бы является автором "Реляции".

8 "...При заключении Туркманчайского трактата стороны разработали специальный церемониал приема русских дипломатических представителей шахским двором и подписали о том отдельный протокол. Согласно этому протоколу, русский посланник и его свита являлись во дворец в сапогах и калошах; прибыв во дворец, они снимали калоши и в тронный зал ступали в чистых сапогах. Русскому посланнику было также предоставлено право во время аудиенции сидеть в присутствии шаха" (Шостакович, с. 215).

9 О Мирзе-Якубе см. на с. 413 наст. изд., а также: Попова, с. 164-167. Здесь, в частности, излагается версия романа Д. Л. Мордовцова "Железом и кровью", по которой "заговорщики, воспользовавшись несчастной судьбой Мирзы-Якуба, спровоцировали его уход под защиту русского посла, чтобы поставить Грибоедова в безвыходное положение и покончить с ним". Возможно, Мордовцеву была известна книга английского дипломата Дж.-Э. Александера "Путешествие из Индии в Англию", изданная в Лондоне в 1827 г., которая дает основание считать, что Мирза-Якуб был связан с английскими резидентами в Персии (см. с. 98, 125 указанной книги).

10 Грибоедов действовал и в этом, и в других подобных случаях в соответствии с инструкцией министерства иностранных дел, в которой отмечалось: "Если... невинный будет тесним и угрожаем казнию... то в таком случае вооружитесь всею торжественностию помянутого акта для чести русского имени и в защиту угнетаемого просителя" (ПССГ, т. III, с. 274).

11 Опять в "Реляции" противопоставляются российская и английская политика в Персии.

12 Это явно пристрастное суждение автора "Реляции" противоречит многочисленным свидетельствам о мужестве русской миссии во время побоища, в том числе и сведениям, сообщаемым далее.

13 "Одна очень важная деталь этого эпизода... - отмечает Шостакович, - заставляет особенно задуматься. Дело в том, что Уотсон в своей "Истории Персии" подчеркивает, что нападавшие на дворы британской миссии не причинили ни малейшего ущерба чему-либо из британского имущества. Это же обстоятельство, -

"разъяренная толпа не нанесла ни малейшего ущерба чему-либо, являвшемуся британской собственностью", - отмечает и Джон Макниль... Мыслимо ли вообще представить, чтобы сами обезумевшие фанатики во время резни русских четко отличали бы "дружественное" - британское от "враждебного" - русского, если бы не было среди них подстрекателей и вожаков, надлежащим образом наставленных организаторами разгрома русской миссии" (Шостакович, с. 235-236).


© 2000-2017 NIV

Источник: http://griboedov.lit-info.ru/griboedov/ … ntarii.htm

0


Вы здесь » Декабристы » А.С.Грибоедов » Комментарии к воспоминаниям