Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Голицыны

Сообщений 21 страница 23 из 23

21

Из воспоминаний правнука князя В.М. Голицына

https://img-fotki.yandex.ru/get/765674/199368979.73/0_207c92_aba246ec_L.jpg

Отец князь Александр Владимирович Голицын, который родился в Сергиевском-Голицыне под Ливнами, работал актером Томского городского театра под сценической фамилией Алвегов (Александр Владимирович Голицын). Расстрелян в гор. Томске 11 июля 1938 года. Мать Дарья Яковлевна, учительница младших классов, умерла в Москве в 1993 году.           

https://img-fotki.yandex.ru/get/769660/199368979.73/0_207c93_86379009_L.png

Дедушка кн. Владимир Владимирович Голицын, младший сын Московского городского головы князя Владимира Михайловича Голицына, был женат на крестьянке из деревни Луги Апушкины Татьяне Семёновне Говоровой. Венчание было 25 марта (7 апреля) 1907 года в Сергиевской церкви, построенной дедом Михаилом Фёдоровичем Голицыным. Вот воспоминание Владимира Михайловича: “Дальше поехали на Ливны, от Ливен до дома 8 вёрст, имение называлось Сергиевским или Голицынским. Управляющий Маевский несколько прижимал крестьян. Михаил Фёдорович выговаривал ему и, уезжая, оставил письмо об этом. В Сергиевском в 50-х годах Михаил Фёдорович начал построение великолепного храма, которое было окончено несколько позднее,  так как Маевский остановил постройку, чтобы перестроить мельницу. На кирпичах для храма была номограмма из двух букв “КГ” – князь Голицын”.Шумной свадьбы не было, но было церковное венчание, и их венчальные свечи хранятся у меня. А их обручальные кольца являются нашими с супругой обручальными кольцами. Если  взглянуть на внутреннюю поверхность кольца супруги, то можно прочесть “ВЛАДИМИРЪ  1907”. На моем кольце надпись после раскатки исчезла, так как мой палец оказался чуть больше дедова, а там было написано “ТАТЬЯНА  1907”.

https://img-fotki.yandex.ru/get/245409/199368979.73/0_207c94_1f209b06_L.png

Наше Ливенское имение составляло более 4000 десятин, а в конце XIX века было куплено у Лидии Владимировне Буколовой ещё небольшое имение, чуть более 200 десятин – это Луги Апушкины, которые почти сразу были переданы моему деду, где он и жил, куда привёл свою жену, где родились мой отец и тётушки Елена и Ольга. Дедушка до революции (до июля 1918 года) жил с семьёй в Лугах (летом) и занимался общественной работой – был вицепредводителем дворянства Ливенского уезда, работал в Земской управе, а с 1912 по 1918 год был её председателем.  В 1976 году я вместе со своей тётушкой Еленой Владимировной ездил в Ливны, то, находясь в деревне Луги, расположенной рядом с бывшим поместьем, мы были встречены буквально всей деревней, хотя прибыли мы туда явочным порядком никому не сообщая. Заходя в дома, куда приглашали почти за руку местные жители и старались угостить всем, что было, я, к своему удивлению и радости, увидел неожиданно, даже сначала не поверив этому, в некоторых домах на стенах среди семейных фотографий фотографии своего деда князя Владимира Владимировича и бабушки княгини Татьяны Семёновны. Ведь в своё время это было очень рискованно, но видно очень добрая память осталась о своих господах, чтобы сохранять их фотографии с риском для себя и своих близких.

https://img-fotki.yandex.ru/get/479032/199368979.73/0_207c95_be7265f9_L.png

Это поместный дом в Лугах, сожженный в июле 1918 года. В доме было семь комнат и Владимир Владимирович пристроил ещё две комнаты, когда стали подрастать дети и появились гувернантки. В Ливны я приезжаю не часто но всегда с большой охотой. Встречают нас всегда очень радушно. Валентина Филипповна Коняшина является троюродной сестрой моего отца, а её отец Филипп Кузьмич является двоюродным братом моей бабушки княжны Татьяны Семёновны. Сыновья Валентины Филипповны Коняшиной являются моими четвероюродными братьями – это Николай Александрович, Владимир Александрович и Сергей Александрович. Так что корни в Ливенской земле у меня глубокие.

В.А. Голицын

0

22

https://img-fotki.yandex.ru/get/759574/199368979.73/0_207c8d_84db2da2_XXXL.jpg

К.А. Коровин. Портрет кн. Софьи Николаевны Голицыной. 1886. ГТГ.

0

23

http://forumfiles.ru/files/0019/93/b0/37714.jpg

В.А. Серов. Портрет кн. Владимира Михайловича Голицына. 1906. ГИМ.

Московский губернатор и городской голова князь В.М. Голицын

Г. Болдина

Потомок древнего, знатного рода князь Владимир Михайлович Голицын (1847—1932) родился в Париже, закончил свои дни в подмосковном Дмитрове, но вся жизнь его была тесно связана с Москвой. Он получил аттестат 4-й московской гимназии и учился в Императорском Московском университете. В Москве, в церкви Воскресения в Барашах, совершилось его бракосочетание с Софьей Николаевной Деляновой. Здесь же родились почти все их дети.
В Первопрестольной началась и служебная деятельность князя. В.М. Голицын является также автором интереснейших воспоминаний о Москве и уникального «Дневника», который князь вел изо дня в день в течение шестидесяти семи лет.
В 1869 году, окончив университет со степенью кандидата, В.М. Голицын поступил канцелярским служителем в Московскую городскую распорядительную думу, получив чин коллежского секретаря. После упразднения распорядительной думы Голицын служил в Московской дворцовой конторе, состоял почетным попечителем Московской градской больницы и попечителем Лефортовского госпиталя для больных и раненых воинов. 27 апреля 1883 года он получил должность московского вице-губернатора. В тот год в Москве произошли два знаменательных события — освящение долгожданного храма во имя Христа Спасителя и коронация императора Александра III, за участие в которых Голицын получил темно-бронзовую и золотую медали на Александровской ленте.
Спустя четыре года Владимир Михайлович был назначен исполняющим должность московского губернатора. Губернатор осуществлял руководство через губернское правление, уездных исправников и полицмейстеров уездных городов. Надзор его распространялся на все административные учреждения губернии и их должностных лиц, а также на органы земского, городского и сословного управления. Ему было предоставлено право обнародования законов и издания обязательных постановлений и циркуляров по губернии.
Так, например, в марте 1888 года к князю Голицыну обратился председатель Российского общества покровительства животных с просьбой отдать распоряжение о запрещении с 1 марта по 29 июня охоты на птиц и их ловли. Принятие законов против истребления птиц в Германии и Франции привело к увеличению ловли птиц в России и их массовой отправке за границу. Общество покровительства животных просило принять меры для защиты птиц. Спустя несколько дней губернатор издал циркуляр о запрещении охоты. В том же году В.М. Голицын при осмотре губернии обратил внимание на медленность и неудовлетворительность ремонта земских шоссе, в связи с чем он приказал уездным исправникам сообщать ему о всех подобных случаях. Циркуляр от 2 октября 1891 года предписывал тем же исправникам донести о существующих на базарах ценах на домашний скот и лошадей и ежемесячно сообщать о них.
Действия князя на посту губернатора удостоились высокой оценки. В мае 1889 года Бронницкая городская дума представила ходатайство о присвоении В.М. Голицыну звания почетного гражданина города Бронницы. В речи местного городского головы была дана следующая характеристика деятельности Голицына: «...со вступления в должность московского губернатора [он] посвятил себя трудам и заботам о пользах и нуждах города Бронницы, и его мудрые советы принесли уже несомненную пользу»... С аналогичными ходатайствами обратились Павлово-Посадская, Серпуховская и, позднее, Подольская городские думы. Однако по существовавшему в те времена порядку такие просьбы могли направляться на Высочайшее утверждение только после оставления губернатором должности, поэтому В.М. Голицын сам отказался от этих почетных званий. Его заслуги были высоко оценены и правительством. За почти девять лет пребывания в должностях вице-губернатора и губернатора В.М. Голицын был награжден орденами Святой Анны 2-й степени и Святого Владимира 3-й степени, получил придворное звание камергера и неоднократно — Высочайшее благоволение.
Однако с уходом в отставку престарелого князя В.А. Долгорукова и назначением великого князя Сергея Александровича на должность генерал-губернатора Москвы положение В.М. Голицына осложнилось. Отношения с великим князем не сложились, и совершенно неожиданно для самого Владимира Михайловича в декабре 1891 года он был назначен губернатором в Полтаву. В воспоминаниях Софьи Николаевны Голицыной так рассказывается об этом эпизоде: «Это известие меня ошеломило, не хотелось верить, что могли, не спросясь, его назначить в отдаленную губернию. Пошли всякие толки, чьих рук это дело. Говорили — министра Дурново, а иные утверждали, что самого Сергея Александровича».
Вполне естественно, что уже в феврале следующего года, на основании прошения «по расстроенному здоровью», князь был уволен от должности с причислением к Министерству внутренних дел и оставлением в придворном звании.
В течение периода, предшествовавшего избранию В.М. Голицына на пост московского городского головы, он стал пожизненным почетным попечителем Сергиево-Елизаветинского приюта для добровольно следующих в Сибирь се¬мейств ссыльных, почетным мировым судьей города Москвы, товарищем почетного председателя комитета по устройству Музея прикладных знаний.
В январе 1897 года в столице должны были состояться очередные выборы городского головы, но все 28 кандидатов, выдвинутых на этот пост, в том числе — князь Голицын, отказались баллотироваться, и выборы не состоялись. На апрель были назначены повторные выборы. На этот раз в списке участников остались лишь две кандидатуры: В.М. Голицына и С.Т. Морозова. Последний, впрочем, сразу же отказался, и Голицын остался единственным кандидатом. Он и был избран закрытым тайным голосованием ста одним голосом против четырех.
Накануне избирательного периода гласные Думы приняли решение о назначении годового содержания городскому голове в размере двенадцати тысяч рублей и выделении на расходы по должности дополнительно еще восемнадцати тысяч рублей. Вступив в должность, В.М. Голицын отказался от дополнительных денег, согласившись получать лишь оклад.
Деятельность князя В.М. Голицына в качестве городского головы второго города империи была отмечена целым рядом полезных мероприятий. В 1898 году в Москве побывал император, присутствовавший на церемонии открытия памятника Александру II в Кремле и на закладке Убежища для неимущих в память священного коронования. В ознаменование этих событий Владимир Михайлович предложил воздвигнуть здание для мужского и женского начального училищ на шестьсот человек в память императора Александра II, «вверившего заботы о начальном образовании городскому общественному управлению», и соорудить при убежище храм в честь иконы Пресвятой Богородицы «Одигитрия». 30 августа 1900 года здание начального училища на Миусской площади было освящено. В том же году состоялось открытие глазной больницы имени Алексеевых, через год было открыто Убежище для неизлечимо больных в память священного коронования, сооружено здание для новой городской детской больницы имени В.Е. Морозова.
При Голицыне город выкупил сеть дорог у Первого общества железно-конных дорог, и городские конно-железные дороги были переведены на электрическую тягу. Началось сооружение трамвайных линий, была построена первая очередь Москворецкого водопровода, открыты мясная и скотопромышленная биржи.
Представление о сложной и многотрудной деятельности городского головы дает переписка князя. Здесь и письма городских голов с просьбой сообщить, как решаются те или иные вопросы городского хозяйства, и приглашения присутствовать на заседаниях судебной палаты, юбилейных торжествах, полковых праздниках, и приветствия В.М. Голицына разным лицам и организациям по случаю юбилеев, и даже прошения об оказании содействия, помощи в приеме на службу в управу. Так, в 1901 году министр народного просвещения П.И. Ванновский просил князя оказать содействие Андрею Павловичу Нащокину, сыну Павла Воиновича Нащокина, друга Пушкина, находившемуся в стесненном материальном положении. Ходатайствуя о предоставлении какой-либо должности Нащокину, Ванновский писал, что хотя он и не окончил курса наук в среднем учебном заведении, «но тем не менее очень образованный, вполне грамотный и во всех отношениях прекрасный человек».
Сохранились и поступавшие на имя городского головы жалобы по самым разным вопросам. Например, в 1903 году штабс-капитан Окшевский направил жалобу на беспорядок в Старо-Екатерининской больнице. Голицын поручил рассмотреть поступившую жалобу главному контролеру А.П. Зякину и врачу Е.М. Иванову. Обследовав больницу, те предложили ряд конкретных мер: 1) дежурному врачебному персоналу вечером обходить все палаты и «спрашивать лично больных о состоянии здоровья, а не ограничиваться опросом сестер милосердия и служащих при палатах»; 2) усилить надзор за больничной прислугой; 3) подвергать дезинфекции матрасы и подушки из-под каждого больного и больным выдавать «вымытые халаты»; 4) отпускать продукты для больных в присутствии врача; 5) предоставить палатному врачу право увольнения прислуги, замеченной «в нерадении и грубом обращении с больными».
Деятельность В.М. Голицына протекала в период всеобщего политического брожения, усугубившегося неудачами Русско-японской войны. Политизированной оказалась и городская Дума. Бывший противник всякой оппозиции правительству князь Голицын сам возглавил оппозицию в Думе. 21 сентября 1904 года она направила вновь назначенному министру внутренних дел князю П.Д. Святополк-Мирскому телеграмму, в которой высказала пожелания об условиях «для достижения народного благосовершенствования внутреннего строя России». 30 ноября на заседании под председательством городского головы Московская дума обратилась к правительству с заявлением, в котором предлагалось отменить действие исключительных законов, ввести свободу совести, слова, собраний, печати, установить контроль общественных сил над деятельностью администрации. Это был прямой вызов правительству. Он возбудил протест со стороны московского губернатора Г.И. Кристи и бурю восторга среди общественности. Со всех концов страны на имя Голицына стали поступать приветственные письма, телеграммы, адреса, в которых князь назывался «светлым поборником лучших начал самоуправления», «светлым борцом чести и правды», «стойким и чутким общественным деятелем». 21 декабря на последнем заседании данного состава Московской городской думы гласные преподнесли князю благодарственный адрес. В январе следующего года он в третий раз был избран московским город¬ским головой. Новый состав городской Думы продолжал преж¬нюю политику. Ряд приговоров Думы 1905 года также носил политический характер. Министр внутренних дел А.Г. Булыгин, сменивший либерального П.Д. Святополк-Мирского, в письме к московскому градоначальнику писал: «Хотя московский городской голова князь Голицын и не понес наказания за допущение к обсуждению в городской Думе во¬проса общегосударственного значения... это не означает еще, что его прошлая деятельность, как председателя Думы, одобряется». Булыгин предписал градоначальнику вызвать Голицына, поставить ему на вид и предупредить о возможности привлечения к ответственности по ст. 1085 Устава уголовного судопроизводства.
После январских выборов Владимир Михайлович не¬долго оставался во главе городского самоуправления. Уже 20 октября 1905 года, в разгар революционных событий в Москве, В.М. Голицын заявил о сложении с себя обязанностей московского городского головы, и 18 ноября Высочайшим приказом по гражданскому ведомству он был уволен.
15 ноября в городскую Думу поступило заявление ста десяти гласных о необходимости присвоения князю В.М. Голицыну звания почетного гражданина города Москвы. Среди подписавших его были братья Бахрушины, С.Л. Толстой, А.П. Бурышкин, П.П. Рябушинский, Л.Л. Катуар. Отмечая «выдающиеся общественно-государственные» заслуги князя перед населением Москвы и всей России, гласные указывали, что имя В.М. Голицына «светлыми буквами вписано будет в летописи города Москвы с высоким званием его Почетного Гражданина». Московская городская Дума единогласно поддержала это заявление. Получив ходатайство Думы, московский градоначальник генерал-майор А.А. Рейнбот в своем представлении на имя генерал-губернатора Ф.В. Дубасова, несмотря на имеющиеся претензии к деятельности князя во главе городского самоуправления, счел необходимым поддержать это предложение. Рейнбот подчеркивал, что отказ в присвоении почетного звания произвел бы неблагоприятное впечатление, замечая при этом, что в начале своей службы по городскому ведомству князь Голицын в значительной степени содействовал развитию благотворительной деятельности в столице.
В 1909 году шестьдесят семь гласных Думы предложили поставить в зале своих заседаний именные кресла для почетных граждан Москвы — Алексея Александровича Бахрушина и князя Владимира Михайловича Голицына, а также направлять им все повестки и доклады. Московское особое по городским делам присутствие в заседании под председательством градоначальника генерал-майора А.А. Адрианова отменило постановление Думы, так как, согласно законодательству, на закрытых заседаниях Думы не могли присутствовать лица, не являющиеся гласными. Москов¬ский городской голова Н.И. Гучков попросил внести в журнал заседания свое особое мнение. Он указал, что аналогичные случаи уже были в практике городской Думы: князь А.А. Щербатов и Б.Н. Чичерин и после оставления должности городского головы иногда присутствовали на заседаниях. Письмо с сообщением о решении Думы Гучков направил князю Голицыну, и 19 января следующего, 1910 года Владимир Михайлович прибыл на очередное заседание. Гласные, встав с мест, приветствовали его.
После оставления должности городского головы В.М. Голицын был попечителем картинной галереи П.М. Третьякова, председателем Попечительского совета городского народного университета им. Шанявского, избирался председателем Международного конгресса антропологов. До 1919 года он оставался председательствующим в комитете по управлению Политехническим музеем.
В 1918 году В.М.Голицын вместе с семьей сына Михаила переехал в город Богородицк Тульской губернии, где находилось имение Бобринских и где жила дочь князя — графиня В.В. Бобринская. В конце того же года, в период наступления войск А.И. Деникина, В.М. Голицын, его сын и два зятя были арестованы. Арестованных перевезли в Москву, однако вскоре освободили по распоряжению самого Каменева — тогдашнего председателя Моссовета, который высоко ценил заслуги Голицына перед москвичами. В 1922 году вся семья Голицыных вернулась в Москву и поселилась в Еропкинском переулке. На лето князь и его жена выезжали в Сергиев Посад, где жила семья другой их дочери — Е.В. Трубецкой. В 1925 году не стало Софьи Николаевны. Утрату Владимир Михайлович переживал очень тяжело. В 1929 году Голицыны (одиннадцать человек) были выселены из столицы как «лишенцы». На сборы отводилось три дня. Бывший московский городской голова вынужден был оставить Москву и поселиться в подмосковном Сергиеве, неподалеку от Трубецких. Однако спустя два года дом, в котором В.М. Голицын снимал комнату, был конфискован у его хозяина, и князь переехал в город Дмитров, где после выселения оказалась вся многочисленная семья его старшего сына Михаила. Там он продолжал вести свой дневник и наряду с сыном работал в качестве переводчика. В этом городе в феврале 1932 года В.М. Голицын и скончался. И был похоронен на кладбище около Казанского храма в селе Подлипичье. Могила В.М. Голицына не сохранилась, а место, где находилось кладбище, в настоящее время частично застроено.

0