Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » ДУБЕЛЬТ 1-й Леонтий Васильевич.


ДУБЕЛЬТ 1-й Леонтий Васильевич.

Сообщений 21 страница 30 из 40

21

К докладу господину военному министру

1. Комиссия прошений передала графу Орлову безименный донос из Вильны (но на конверты написано от дворянина Георгия Липинского), что в Вильне составился мятежнический заговор, что вступающие в это общество члены должны сложить присягу, и что сам доноситель вступил в это общество и присягнул, единственно для того, чтобы узнать заговорщиков и их замыслы, для донесения о том правительству.

Доноситель заключает тем, что откроет себя г<енерал>-л<ейтенанту> Мирковичу, когда он возвратится из С<анкт>-П<етер>бурга в Вильну.

____

2. Студент Толстов рассказывает во всеуслышание, что в Москве было возмущение, и что оно совершилось по влиянию из внутренних губерний*.

____

3. За двумя братьями, графами Браницкими, учрежден секретный надзор. Они живут в гостинице Клея, у них ежедневно бывает большое общество поляков и дни проводят они очень шумно. Два раза в неделю дают они большие обеды, к которым являются желающие поляки, без приглашения. Во время этих шумных обедов угощением распоряжается князь Мацелин Любомирский, и на одном из обедов пили за здоровье Папы, как первого виновника настоящих происшествий в Италии. Душой разговоров по сие время замечаются: князь Любомирский и граф Фредро.

____

4. По одному доносу, что крестьяне Государственных имуществ в Казанской губернии страдают от чиновников, граф Киселев послал туда доверенныелица, с полковником к<орпуса> ж<андармов> Брянчаниновым, для исследования о степени справедливости доноса. Обнаружено, что донос во многом справедлив, что с крестьян берут незаконные поборы, а старшие чиновники удерживают часть жалования у младших, заставляя их росписываться в получении полного жалования.

____

5. В С<анкт>-П<етер>бурге есть много аферистов, которые разоряют молодых неопытных людей. Генерал-губернатор намерен некоторых из этих аферистов выслать из столицы и хочет начать с известного Посникова**.

31 марта 1849

***

Для сведения

В марте месяце дворянин Георгий, обещавший открыть свою фамилию впоследствии, представил через Комиссию прошений всеподданейшее письмо о том, что молодые люди в Вильне составляют мятежнические шайки, и приложил копию присяжного листа, по коему они клянутся сохранять свое злоумышление в тайне.

Письмо это тогда же препровождено было, для надлежащего распоряжения, к Виленскому военному губернатору. Ныне генерал-майор граф Буксгевден37 доставил копию с рапорта своего г<осподину> наместнику Царства Польского, в коем объяснено, что означенный доноситель сам явился к нему, графу Буксгевдену, объявив, что он есть дворянин Георгий Ляхович. Граф Буксгевден, представив Ляховича к генерал-лейтенанту Мирковичу, присовокупил, что поступок Ляховича заслуживает поощрения, и что доноситель сей, судя по недостаточному состоянию его, был бы доволен денежным вознаграждением.

____

По другому донесению, что через Поневеорский уезд проехали по тракту к Динабургу до 20 неизвестных лиц, в том числе безрукий дворянин Ковенской губернии Долубовский, находящийся в Витебской губернии майор Корпуса Жандармов Тобизин отправлялся в Динабург и разные места по границе Витебской, Ковенской и Виленской губерний. Ныне Тобизин доносит, что по самым тщательным розыскам нигде не открыто никаких подозрительных людей.

Капитан Корпуса Жандармов Намврин донес, что Ставропольский губернии в станице Прочноокопской, 4 апреля, местные линейные казаки, воспрещая нижним чинам Ставропольского Егерского полка курить на улице табак, произвели с ними драку, в которой три казака ранены штыками, а приехавшему туда командиру 3-й бригады Кавказского Линейного Казачьего войска, майору Мещеринову, нанесен удар в грудь прикладом, и что исследование по этому происшествию возложено на генерал-майора Мердера.

Об этом доложено Военному министру.
С<анкт>-П<етер>бург
3 мая 1849

***

Вчера, 2 мая, в следственной комиссии не было ничего особеннопримечательного и допросили только: Кашкина38, Тимковского39, Десбута40 и Достаевского41. Оказалось, что Достаевский не причастен к обществу Петрашевского, и, по ошибке агента, арестован вместо его брата42. Комиссия сделала распоряжение его освободить, а брата его арестовать.

Бумаг особенной важности нет, и в городе все благополучно.

Сего дня я представлялся князю А. И. Чернышеву. Его Сиятельство приказал мне во всех важных случаях испрашивать его разрешения, — что и будет свято исполнено.

Дай Бог, чтобы Ваше Сиятельство благополучно доехали до Варшавы, а там и далее, да сохранит вас Господь*.

Л. Дубельт

Для сведения

Генерал-адъютант Бибиков сообщил следующие сведения, частным образом полученные из Галиции:

Русины с нетерпением ожидают прибытия Русских войск в Галицию; все показывает, что они, с приходом Русских, намерены обратиться к Православию. Один униатский священник в Бржежане, проповедуя в церкви, между прочим сказал: «Скоро исполнится 300 лет, как мы, Русины, находясь под игом Поляков, неволею должны были отлучиться от Православия и принять унию, и с того времени мы впали в самое жалкое и несчастное положение. Русские, наши однокровные братья, сделались нам чуждыми, а Бог за наше отступничество наказует нас. Дабы возвратить первобытное счастие, которым пользовались наши предки и ныне пользуются наши братья Русские, нам остается только всем присоединиться обратно к Православию; тогда Бог и нас благословит».

____

Подполковник Корпуса Жандармов Щербачев донес, что три студента

Дерптского университета, из польских уроженцев, Годиский, Боневич и Супка, катаясь 23 апреля в лодке по реке Эмбаху, быстротой воды были опрокинуты и все утонули.

____

Секретная комиссия имела 3 и 4 чисел мая заседание в крепости.

Допрошены: отставной лейтенант Тимковский, 9-го класса Кайданов43, чиновник Министерства иностранных дел Десбут 2-й, художник Берестов, студент Ханыков44, привезенный из Москвы Плещеев45, отставной флотский офицер Кузьмин46 2-й и сын коллежского советника Деев47. Все они, более или менее, подтвердили о бывших собраниях у Петрашевского, о суждениях о социализме, о Прудене и о Фуррье. Обнаружено, что речь о Семье сочинил и говорил студент Ханыков.

Комиссия обнаружила, что по ошибке агента арестован губернский секретарь Достоевский вместо брата его. Присудили: Достоевского освободить, а брата его арестовать, на что и получено разрешение Государя Наследника Цесаревича, и то и другое исполнено.
С<анкт>-П<етер>бург
5 мая 1849

***

Для сведения

В вчерашнем заседании, 5 мая, были допрошены: учитель Мадерский48, литератор Дуров49, кол<лежский> секр<етарь> Щелоков50, и поруч<ик> лейб-гвардии Моск<овского> п<олка> Момбели51, и того сей день допрошено 27 человек. Из показаний этих господ очевидно, что устроенного общества еще не было, но что намерения Петрашевского были чрезвычайно враждебны. В бумагах его открывается такой преступный образ мыслей, что даже страшно подумать, и комиссия употребляет всевозможное старание обнаружить истину во всей ее наготе.

Князь Гагарин52 начал действовать строго, как должно, но с большей кротостью и в нем проявляется очевидная доброта сердца — так например вчера, когда Момбели просил позволения писать к своей матери, чтоб успокоить старушку, князь Гагарин первый подал голос, чтоб испросить для Момбели это дозволение.
С<анкт>-П<етер>бург
6 мая 1849

***

Для сведения

Вчера, 6 мая, в секретной следственной комиссии были допрошены: отставной прапорщик Достаевский 2-й, отставной инженер поручик Достаевский 1-й, генерал<ьного> штаба шт<абс>кап<итан> Кузмин53 и учитель Белецкий54.

Ответы Достоевского 2-го и Белецкого, не заключают в себе ничего положительного и оба просили дозволения представить письменно свои показания.

Достоевский 1-й сначала отклонял всякую мысль о преступности собраний у Петрашевского, но впоследствии показал, что в собраниях рассуждали о литературе, на которую Петрашевский имеет какой-то безобразный взгляд; что рассуждали о фурьеризме, что были жаркие споры за и против, и что те, которые были против системы Фурье всегда оставались победителями*.

Кузьмин сначала также хотел уверить, что в собраниях Петрашевского не было ничего преступного, но впоследствии показал, что бывал на тех вечерах более для того, чтобы доказывать всю ложность идей Петрашевского и его последователей.

Всякое заседание более и более доказывает, что у Петрашевского был род клубов, какие ныне разгоняют и во Франции.

____

Государыня Императрица изволит сего дня переезжать в Царское Село, а Государь Наследник отъезжает в Новгород, для осмотра войск.

____

Около Зимнего дворца три вечера шатался какой-то неизвестный и все смотрел в окна покоев Ее Величества. Я его выследил и задержал. Оказалось, что это отставной прапорщик Сомов, несколько поврежденный в рассудке. По приказанию князя А. И. Чернышева я передал его обер-полицмейстеру — его освидетельствуют и отправят или в больницу все скорбящих, или в деревню к его матери.

____

Ораниенбаумский плац-майор л<ейб>-г<вардии> Павловского п<олка> полк<овник> Любанский, скоропостижно умер.

____

Во Дворце Ее Императорского Высочества, великой княгини Марии Николаевны55, у фрейлин графини Толстой и Воейковой, похищено 8 серебряных ложек и 8 таких же вилок.

____

В городе, благодаря Бога, все тихо и благополучно.
С<анкт>-П<етер>бург
7-го мая 1849

***

Для сведения

Статс-секретарь Ханыков56 доставил выписку из журнала Комитета Министров, по делу отст<авного> г<енерал>-л<ейтенанта> Ершова.

Комитет находя, что взведенные Ершовым обвинения на Калужского губернатора Смирнова не имеют никакого основания, полагал: сделать Ершову строгое внушение. Но Государь Император изволил на журнале собственноручно написать: «Решение это считаю противным букве закона, за клевету закон ясно определяет возмездие, их обоих (т. е. г<енерал>-л<ейтенанта> Ершова и его сына полковника Ершова) следует предать суду».

Ханыков присовокупляет, что о предании суду Ершовых распоряжение сделано*.
С<анкт>-П<етер>бург
8 мая 1849

***

Для сведения

Ваше Сиятельство приказали мне написать к Романусу57, чтобы он постарался об оказании возможного снисхождения крестьянину графини Ольги Александровны Акинфьеву, который был предан суду за преступную связь с своей невесткой. Романус отвечает, что по закону Акинфьев и его невестка должны быть лишены всех прав состояния, наказаны плетьми, сосланы в Сибирь для заключения там в тюрьму на пять лет и потом отданы в монастырь на всю жизнь; но их приговорили: невестку Акинфьева наказать розгами 60-ю ударами, потом обоих содержать в тюрьме три года, а за сим, после церковного покаяния, возвратить в отчину помещицы.

____

5-го мая, в 11 часов вечера, шли по Невскому проспекту л<ейб>-г<вардии> Гусарского полка ротмистр Сназин, поручик Ивин и прикомандированный к образцовому Кавалерийскому полку Демидов. Из них поручик Ивин, быв в нетрезвом виде, схватил встретившуюся с ним даму и начал с ней вертеться, но дама на это не изъявила никакого неудовольствия. Потом встретили они зубного врача Вагенгейма с женой и тот же Ивин поднял ей юбку. Графские стражи отвели их к обер-полицеймейстеру, но на другой день Вагенгейм, видя искреннее раскаяние Ивина, просил ему прощения и военный генерал-губернатор не давая этому делу гласности, передал виновного полковому командиру.

____

В городе и в доме вашего Сиятельства, благодаря Бога, все благополучно*.

____

Больных в городе — 2086. Умерло вчера — 28.
С<анкт>-П<етер>бург
9 мая 1850

***

Для сведения

В заседании 7-го мая были допрошены: тит<улярный> сов<етник> Головинский58, чиновник Европеус59, учитель Толь60 и студент Филипов61.

Головинский показал, что говорил у Петрашевского о средствах к уничтожению крепостного состояния, но говорил это потому, что само правительство выражало желание к освобождению крестьян, следовательно хотел способствовать правительству в исполнении его намерений. При этом Головинский согласился, что о таких вопросах ни говорить, ни судить не должно было в частном доме, и упомянул, что дурно делал что бывал у Петрашевского.

Головинский по уму и неуместному вмешательству в дела оказывается, как все члены полагают, человеком вредным.

____

Европеус сознался, что у него был обед в честь Фурье, и что говорили речи о его учении. Он высказал себя закоренелым фурьеристом.

Толь. Сначала показал, что бывал у Петрашевского только для того, что встречал там образованных людей. Потом сознался, что там говорили речи о Фурье и что сам произнес речь о религии, доказывая, что религия подавляет нравственность, — но приписывает эти мысли не себе, а другим немецким писателям!

____

Филипов показал, что бывал у Петрашевского будто бы только для того, чтобы слушать разговоры и спорить с Толем о религии.

____

Полтавский вице-губернатор донес, что тамошнего Петровского кадетского корпуса подполк<овник> Кун 23-го апреля, переезжая верхом через ручей, впадающий в р. Ворсклу, утонул.

____

Полк<овник> Боассель донес, что начальник Бердянской инвалидной команды, подпор<учик> Цац, во время учения ударил в лицо рядового Маковкина, который за то ударил его штыком в бок, однако не ранил и от дальнейшего покушения удержан другими солдатами.

____

Полк<овник> Кох донес, что в Юрбурге, 26 апреля, поруч<ик> пехотного принца Прусского полка Реут намеревался наказать за кражу рядового Владимирова. Владимиров бросясь на него, разорвал его одежду. Предан суду.

____

Харьковский гражд<анский> губернатор донес, что в г. Белополье, 19 апреля, сгорело 20 домов и 88 лавок.

____

Полк<овник> Ливенцев донес, что Черниг<овский> губ<ернии>в с<еле> Комаровке, 18 апреля, подозжен постоялый двор, от чего сгорело 43 дома. Следствие производится.

____

Подп<олковник> Прасолов донес, что Белостокского уезда, в Ганьондском предместии, 24 апреля, сгорело 23 дома, при чем погибло 14 человек. Следствие производится.

Г<енерал>-л<ейтенант> Перфильев донес, что в Москве, 28 апреля, отставной титул<ярный> советник Строкин отрезал себе бритвой детородный уд.

____

В городе, благодаря Бога, все тихо и благополучно.
С<анкт>-П<етер>бург
9 мая 1849

***

Для сведения

В следственную комиссию 9-го мая был приглашен дейст<вительный> советник Липранди62, с которым совещались, каким образом изловить все нити общества Петрашевского, ежели они куда-либо протянуты.

Допрашивали Ястржебского63. Вице-инспектор классов технологического института. Он показал, что читал речи о политической экономии, о Фурье и о Прудоне, — уверял, что никогда речи его не клонились ко вреду правительства, но впоследствии начал быть откровеннее и сознался, что иногда восставал против чиномании, что выражал желание о восстановлении Польши, что говорил о своем совете извощику не платить оброку, наконец сказал откровенно, что общество Петрашевского, по его мнению, желало для России конституционного правления. В заключение сказал, что он щирый фурьерист.

____

Кашкина (вторично). Увещевали говорить правду. Но тщетно.

____

Вчера, 9 мая, Ее Императорское Высочество, в<еликая> к<нягиня> Елена Павловна64, села в карету, чтоб ехать прогуливаться. В это время подошел к карете молодой человек и изъявил желание объявить Ее Высочеству о весьма важном деле. Великая княгиня была так милостива, что вышла из кареты и потребовала неизвестного в покои Его Высочества в<еликого> к<нязя> Михаила Павловича. В смущении, он ничего сказать не мог Ее Высочеству, — тогда Она изволила приказать, чтобы он изложил дело на бумаге, и, передав о произошедшем управляющему гофмейстерской частью, г<енералу>-м<айору> Криденеру, повелела потребить меня к себе. Ее Высочеству угодно было, чтобы неизвестный был отпущен домой, и чтобы за ним только надзирали и выведали, по какой причине он утруждал Ее Высочество, но в последствии, когда я доложил Ее Высочеству, что это должен быть или человек неблагонамеренный, или сумасшедший, и что его должно непременно, по крайней мере до объяснения дела, лишить свободы, она изволила согласиться и я увез его с собой и арестовал в 3-ем отделении.

Здесь по первым вопросам оказалось, что он, как показывал и в Михайловском дворце, есть бывший студент, неокончивший курс и выпущенный с чином 14 класса, Григорьев, — он воспитанник коллежского советника Пащенки, и очевидно не обладает полным рассудком, ибо все, что он отрывками написал у великой княгини и в 3-м отделении, заключает в себе только то, что он был очень счастливый человек, но что теперь хозяин его квартиры, Кениг, которому он не имеет возможности заплатить за квартиру, злобно поклялся погубить его.

Спрошенный Кениг показал, что Григорьев, квартировавший у него год тому назад, действительно должен ему около 150 руб<лей> серебром и не плотит, в чем и сам Григорьев сознается, и что он, Кениг, подал на него жалобу частному приставу.

Я посылал за кол<лежским> сов<етником> Пащенкою, чтобы узнать все подробности о Григорьеве, но Пащенко уехал в Колпино и только завтра оттуда возвратится, следовательно до его возвращения, я не могу более сказать ничего положительного о Григорьеве.

____

В городе, благодаря Бога, все благополучно, обоз и конвой Государя Императора, выступил сего дня, в 9 часов утра, в поход.
С<анкт>-П<етер>бург
10 мая 1849

***

Для сведения

Коллежскому секретарю Рахманову, высланному за мужеложество в имение его, в 1847 году Высочайше дозволено было приезжать в Москву, а потом и остаться в Москве до окончания бракоразводного дела с супругой его, урожденной Фридерикс.

Бракоразводное дело уже кончено и Рахманов присужден к церковному покаянию. Ныне, по доходящим сведениям, он продолжает предаваться своей страсти, и граф Закревский спрашивает: не следует ли выслать Рахманова в его имение, над которым уже учреждена опека?

По приказанию г<осподина> военного министра, графу Закревскому ответствовано, что Рахманов непременно должен быть выслан в его имение*.

____

В вчерашнем заседании, 10 мая, были допрошены:

Болосоглу65, надворный советник. Начал ответы свои и кончил их решительным запирательством и уверением, что он самый усердный и преданный человек правительству. После долгих убеждений, однако же, начал сознаваться, что иногда в гневе говорил и жаловался против начальства, что у Петрашевского читали речь о религии и о Прудоне; но вообще утверждает, что политической цели у них не было.

____

Деев (вторично). Спрашивали, что знает о студенте Борче66, на которого получен безимянный донос? Деев отвечал, что Борчь никогда не бывал у Петрашевского; однако комиссия заключила осмотреть бумаги Борча.

____

Данилевский67. Студент. Показал, что точно был знаком с Катеневым68, большим преступником, что в маскераде Катенев точно намерен был разбросать записки, с известием, что будтобы бунт, и что во время оного убит Государь, но он, Данилевский, удержал его от этого намерения. Наконец показал, что ему рассказывали как Катенев богохульствует.
С<анкт>-П<етер>бург
11 мая 1849

***

Для сведения

Государь Наследник изволил требовать меня к себе и повелел внимательно и строго заняться делом двух задержанных в Ямбурге поляков, Волловича и Нарейковича, дабы непременно обнаружить истину. Я в особенности и внимательно займусь этим делом, тем более, что не даю веры первым показаниям, ни того, ни другого*.

____

В 13-м заседании секретной, следственной комиссии, вчера, 11-го мая, допрашивали: Толстова. Студент. Желали, чтобы он сам изложил вину свою, но Толстов решительно отрицался и ему дано 24 часа на размышление.

____

Утина69. Студент. При величайших убеждениях, сказал только то, что Толстов часто сетовал на правительство.

____

Читана найденная у Акшарумова70 речь: плачь за род человеческий и желание перемены, которую скоро предвидит. Доказывает, что цель религии есть своба**. Описывает безобразие нашей столицы, разврат ее жителей и несчастие народа. В этой речи Акшарумов говорит о цели, для которой они дают обед в честь Фурье и о их обязанности: ресторировать*** образ Божий угнетенного человека и разрушить все для составления будущего счастья бедствующих людей.
С<анкт>-П<етер>бург
12 мая 1849

***

Для сведения

12-го мая открыт в бумагах Болосооглу и читан проект устава об учреждении обществом любителей просвещения складочного магазина для продажи книг, о особой при оном библиотекой для чтения. В библиотеку сию должны быть приобретаемы все возможные запрещенные книги, и проект устава написан в самом либеральном духе и доказывает преступную политическую цель.

____

Допрашивали:

Васильева71. Мещанин. Показал, что Григорьев72, мещанин, точно говорил с Толстовым и Катеневым, как убить министров и Царя, что у Григорьева была какая-то преступного содержания тетрадь, которую он сжег.

____

Толстова (вторично), как и прежде, совершенно во всем запирается. При виде его упорства призван был уличитель, агент Наумов, — он долго уличал его, но без успеха.

____

Катенев. Почетный гражданин. Откровенно сознался, что много виноват против правительства, говорил против оного, виноват и против религии, отвергал Бога и все таинства веры, что в такие преступные мысли ввел его мещанин Григорьев. Указывал, как Григорьев учил его быть против существующего порядка, как разрушал в нем веру и все добрые чувства, как говорил о необходимости народного правления. Но тут же Катенев сказал, что все это были только разговоры, и что ни к каким действиям не приступали.

____

14-го класса Григорьев, утруждавший Е<е> И<мператорское> В<ысочество> великую княгиню Елену Павловну, по показанию коллежского советника Пащенка, есть действительно воспитанник покойного его дяди. Этот молодой человек всегда был нрава скромного, но чрезвычайно ленив и всегда вел жизнь праздную.

По свидетельству Берса, его рассудок расстроен, почему и препровожден он к генерал-губернатору, для законного освидетельствования, и, ежели он действительно окажется умалишенным, для доставления ему пользования в больнице всех скорбящих*.
С<анкт>-П<етер>бург
13 мая 1849

***

Для сведения

Вчера, 13 мая, в следственной комиссии, допрашивали: Григорьева. Мещанин. Рассказывал, что двое Ханыковых и Катенев, бывая у него, говорили против правительства и распускали республиканские мысли. Сознался, что Толстов уговаривал его принадлежать ихным**, потому, что ораторский голос его будет им нужен для площади, что разговоры их были все о республике и о трибунах, что Толстов даже просил его написать понятие о республике, но что он, Григорьев, всегда стращал их, что донесет об них вашему сиятельству. Далее Григорьев объявил, что Толстов точно сказывал ему о бунте в Москве и все обвинения, которые взводит на него агент, приписывает Толстову. Потом сказал, что Катенев, в нетрезвом виде, изъявлял готовность убить Государя и что Толстов и трезвый всегда питает преступные мысли и чувства.

____

Акшарумов (вторично). Сознался в желании применить к России систему Фурье и обдумывал средства понудить правительство к принятию этой системы. Уличенный фактами*** в своих преступных действиях, он решил все изложить на бумаге.

____

Министр внутренних дел обнаружил в типографии Министерства уделов большой камень, на котором налитографирована и отпечатана в числе 400 экземплярах дурная молитва раскольников.

Следствие производится.

____

Князь Марцелий Любомирский73, известный нам по своим дурным поступкам, 7-го мая уехал в Кронштадт и оттуда не возвращался. Полагают, что он под чужим именем уехал на пароходе за границу*.

«Государь очень беспокоен, что до сих пор не имеет сведений точно о деле Волловича».

«Государь Император Высочайше повелел уведомить министра юстиции, чтобы на счет князя Марцелия Любомирского приняты были те же меры, как поступлено с господином Браницким и вместе с сим высочайше повелено уведомить генерал-адъютанта Бибикова, что на все его Любомирского имение наложено было запрещение и с имением <нрзб.>, которое ему от отца досталось, поступить по закону. 18 мая 1849. Варшава. Граф Орлов».

Квартира его опечатана.

____

В городе, благодаря Бога, все тихо и благополучно.
С<анкт>-П<етер>бург
14 мая 1849

***

Для сведения

14-го мая в следственной комиссии читан проект речи Кашкина, в которой богохульствует, и рассуждает об улучшении положения людей.

Потом читаны два ответа, в которых он показывает, как он и его товарищи думали о распространении фурьеризма. Кашкина допрашивали в третий раз. Он старался дать невинные обороты своей богохульной речи и выказывает себя весьма неискренним.

____

Спешнев74 (вторично). Ему доказали его близкие сношения с фурьеристами, желающими применить к России эту систему, и присутствие его при речах Ханыкова и Акшарумова, и приказали: изложить на бумаге все, что он об них знает.

____

Читали показание Болосооглу, в котором он все это общество описывает зборищем мирных друзей, рассуждавших хотя свободно, но не имевших никакой преступной цели.

____

В следствие определения комиссии, и разрешения Государя Наследника Цесаревича:

1. Полк<овники> Васильев75 и Брянчанинов опечатали все бумаги и книги у бывшего воспитанника лицея Эсакова76 и чиновника Азиатского Департамента Ващенко77; — бумаги и книги препровождены к генерал-адъютанту Набокову78*.

____

2. Полк<овник> Станкевич79 опечатал и доставил в 3-е отделение все бумаги и книги у служащего в общей градской думе, бывшего студента Барча, который и сам был привезен в 3-е отделение**.

По внимательном рассмотрении бумаг и книг Барча оказалось, что оные относятся до наук, наиболее до правоведения и истории, и не заключают в себе ничего преступного; показания же Барча и дознание доказывают, что он не был знаком с Петрашевским и никогда не посещал его, а если и был знаком с содержащимся ныне в крепости дворянином Деевым, то знакомство это ограничивалось только тем, что Барч занимал иногда у Деева по несколько рублей денег.

Как повеление Государя Наследника Цесаревича заключалось в том, дабы Барч если по распросам и бумагам ничего не окажется, что могли бы обвинить его в преступных умыслах, был немедленно освобожден, то Барч и отпущен из 3-го отделения с возвращением ему бумаг и книг его.

Об этом сообщено генерал-лейтенанту Набокову и донесено господину военному министру.

____

Г<осподин> военный министр, получив Высочайшую резолюцию на счет дела Волловича и Нарейковича, и прочитав ту, которую Его Величество изволил начертать на нашей докладной записке, и сам обратил, и мне приказал обратить наистрожайшее внимание на все обстоятельства этого дела, что и будет неукоснительно исполнено. Карпинский, у которого квартировал Воллович, уже арестован. Допросы Волловичу и Нарейковичу поручено делать г<енерал>-л<ейтенанту> Полозову и т<айному> с<оветнику> Сагтынскому80, и я сам беспрерывно буду наблюдать, чтобы чистая истина была обнаружена и чтобы ничего не было скрыто, ежели тут кроется что-нибудь политическое. По мере трудов Полозова и Сагтынского, я буду сообщать вашему сиятельству все, и с возможной подробностью.

Вообще князь Александр Иванович чрезвычайно деятельно и строго наблюдает за всем, что только заслуживает наималейшего внимания, — то же делаем и мы все, — могу сказать по совести, что день и ночь стоим на страже и, с помощью Господа Бога, надеемся, что по крайней мере здесь, у нас, все сохранится в тишине и порядке.

____

Гвардейские полки выступают в отличном порядке. Народ толпами провожает их с громкими изъявлениями искреннего желания им счастья и полного успеха.

В городе, благодаря Бога, все тихо и благополучно.
С<анкт>-П<етер>бург
16 мая 1849

***

Для сведения

16-го мая Акшарумов предложил следственной комиссии открыть истину. Он был приглашен и прочел свое показание, в котором ясно описывает, что у Петрашевского, ежели не было устроенного общества, то намерение его и его посетителей было враждебно правительству. Наконец, искренно раскаиваясь и сознаваясь в своем заблуждении, просит пощады и помилования у Государя Императора*.

____

Допрошен Петрашевский. Титулованный советник. В начале потребовал, чтобы ему дали 1-й и 15-й томы законов, но когда ему объявили, что он призван не для требований, а для ответов, он начал говорить: что никогда не желал перемены, а только строгого исполнения законов, которые у нас хороши, но дурно исполняются. Тут ему была прочтена его же собственная речь, в которой он называет себя одним из старейших пропагателей** социализма, тогда он сказал, что отвечать не может, ибо не помнит что и когда писал! Ему представлено изложить все свои действия и оправдания на бумаге.

____

Читано найденное у Десбута сочинение Акшарумова, в котором говорит, что для блага народов, государства, с их законами и правительствами, должны погибнуть; что для общего счастья единственное средство есть система Фурье, но что этому счастью препятствует наше правительство. Говорит, что переворот должен быть совершен посредством убеждений и спрашивает, какое правление приличнее для России? Однако же он оставляет Царя, но ограниченного, и предоставляет ему десять голосов! Советует крепостным людям не повиноваться господам, для того, что все должно зависеть от народа и что чрез него то должно действовать.
С<анкт>-П<етер>бург
17 мая 1849

____

0

22

Для сведения

Резолюция вашего сиятельства, которую вы, по Высочайшему повелению, изволили положить, на письма М. Н. Муравьева, я ему объявил. Он очень рад и благодарен.

____

А. Ф. Львову81 я также объявил ваше удовольствие за его к вам письмо, и ваше извинение, что по недостатку времени, сами к нему не пишите.

____

По требованию генерал-адъютанта Анненкова82, с разрешения г<осподина> военного министра, я еду завтра с ним и с инженером Г. Л. Сорокиным, в Шлиссельбург, дабы осмотреть местность, для помещения команды и составления инструкции. Завтра же мы возвратимся.
С<анкт>-П<етер>бург
18-го мая 1849

Для сведения

17-го мая читаны в комиссии письма Плещеева к Дурову и Достаевскому, негодного содержания, в которых уверяет, что Царскую фамилию принимали в Москве не радушно. Письма Плещеева вообще ясно доказывают его неблагонамеренность. Из этих писем составлены ему будут различные вопросы. Между тем он был призван к вторичному допросу, для объяснения смысла его писем и, как кажется, в нем пробудились хорошие чувства, но ему сделалось дурно и он испросил дозволение изложить все на бумаге.

____

Читано показание и оправдание Кузьмина, в котором излагает что все системы социалистов есть сущий бред. Он был призван и ему приказано дополнить свои показания, но его объяснения не привели ни к какому результату. Комиссия приказала ему припомнить все обстоятельства и описать их на бумаге.

____

Призван был в комиссию Деев, для объяснения о тех лицах, которые жили у Петрашевского, и о тех, которые бывали у него, ноне замечены агентом. Но, к общему удивлению, Деев отозвался совершенным неведением.

____

В помощь канцелярии комиссии я дал нашего обер-аудитора.

____

Из дошедших до Государя Императора копий с двух писем, которые Ваше Сиятельство прислали ко мне, сделалось известно следующее:

1. В Москве находится оставивший университет молодой человек Беликов, который живет там праздно, приобрел название вольнодумца и развращает молодых людей.

2. Находящийся в Москве Медард, не желающий быть на казенном содержании, просит жительствующего в Вильне Гоштофта употребить старание избавить его от этого содержания, и упоминает, что Гоштофта, как он слышал, куда-то увезли ночью.

Г<осподин> военный министр по первому письму сообщил графу Закревскому, чтобы Беликов, если означенное сведение о нем подтвердится, был арестован, а по второму письму, о Медарде и Гоштофте, потребованы сведения от графа Закревского и г<енерал> л<ейтенанта> Мирковича.

____

Следственная комиссия нашла необходимым по делу Петрашевского арестовать лицеиста Эсакова и чиновника Азиатского департамента Ващенку. Г<осподин> военный министр объявил в этом Высочайшее повеление и распоряжение сделано.

____

Княгиня Барятинская получила известие о смертельной болезни ее матери. Ей дозволено поехать на короткое время в Берлин.

В городе, благодаря Бога, все благополучно.
С<анкт>-П<етер>бург
18 мая 1849

***

Для сведения

18-го мая, спрашивали Акшарумова, чтоб объяснил участие служащего в Ревеле титулованного советника Тимковского. Акшарумов показал, что Тимковский предлагал социализм и говорил об этом речь, но предложение было отвергнуто.

Комиссия положила Тимковского арестовать.

Государь Наследник Цесаревич повелел исполнить предположение комиссии.

Я командировал в Ревель подпоковника Назимова83.

____

Пало подозрение в участии на брата Акшарумова (неарестованного), но арестованный Акшарумов уверял, что его брат ни в чем не виноват.

Комиссия положила строго этот предмет обследовать. Далее Акшарумов показал, что по предложению Петрашевского делали подписку на покупку запрещенных книг, каковая покупка поручена была книгопродавцу Лури. На это также обращено особенное внимание*.

Десбут I (вторично). Прочтено его показание, доказывающее, что все их сходбища были совершенно невинны! Его уличали в выписке запрещенных книг, в чем он отпирался, и ему приказал объяснить противоречие его показаний с найденными у него бумагами.

____

Спрашивали объяснение у Антонели84 на счет тех лиц, которые помещены в 3-ем списке, то есть о лицах подозреваемых, дабы определить: нет ли между ними таких, которых из лиц, только подозреваемых, должно перенести в число лиц действительно участвовавших.

____

Г<енерал>-а<дъютант> Бибиков спрашивает, можно ли жандармского подпоручика Ширмера взять в помощники инспектора студентов университета Св. Владимира, с отчислением по кавалерии? — Я отвечал: можно**.

____

Л<ейб>-г<вардии> жандармский полу-эскадрон выступает в следующем порядке: капитан Гриневич и прапорщик Берх, ун<тер>-офиц<еров> 8, рядовых 45, — 20-го мая, со штабом г<осподина> главнокомандующего. — Шт<абс>-кап<итан> Манжет, ун<тер>-оф<ицеров> 2, рядовых 21, — 23-го мая, со штабом гвардейской пехоты, — и поручик Полубинский ун<тер>-оф<ицеров> 1, рядовых 12, — 2-го мая со штабом гвардейской кавалерии.

____

Вчера, 19-го мая, я ездил, с генерал-адъютантом Анненковым, в Шлиссельбург, где мы осмотрели местность для безошибочного составления инструкции и караульного расчета.

____

В городе, благодаря Бога, все тихо и благополучно.
С<анкт>-П<етер>бург
20 мая 1849

***

Для сведения

Между бумагами Спешнева найдены в высшей степени преступного содержания: 1. Проект подписки для вступления в Русское тайное общество, с изъявлением готовности участвовать в бунте вооруженной рукой. 2. Возмутительного содержания сочинение, под заглавием: «Солдатская беседа». 3. Речь о религии, в которой опровергается существование Бога. И другие, хотя менее, но все таки преступные.

Вышеупомянутая подписка, в виде присяги, и солдатская беседа, такие, за которые, по моему мнению, должно бы Спешнева повесить.

Его призвали в комиссию и читали его оправдание, в котором он говорит, что подписка была им в юношеском возрасте и без всякого применения к действию, кем же писана беседа, — не знает! и что в последствии даже забыл о существовании тех бумаг, и уверяет, что никому их не показывал. Потом сказал, что он и ныне человек, в своих убеждениях не совсем укоренившийся, — был социалистом, но события во Франции его образумили. Наконец показал, что готов присягнуть, что общества никакого нет и не было и что найденные у него бумаги суть бред молодого воображения.

Ему предоставили дополнительно свои показания и положено: заковать его в железа, на что и испрашивается разрешение.

____

Были спрошены: Ващенко, служащий в Министерстве иностранных дел. Он показал, что его руководил во всем Десбут I и что это их сблизило.

В 1848 году показал он ему, начал читать некоторые отрывки из Фурье и дал ему прочесть Луи-Блана. Потом, прочтя всего Фурье, он, по приглашению Десбута, сделался участником в выписывании из-за границы книг.

Был на обеде у Европеуса, где был поставлен портрет Фурье и говорены речи Ханыковым и Акшарумовым; но уверяет, что не слыхал в них ничего преступного, — однако же показал, что рассуждали о том, чтобы распространять систему Фурье по России.

Ему предоставлено изложить свои показания на бумаге.

____

Эсаков. Воспитывался в Ришельевском лицее. Показал, что посещал иногда Петрашевского, но в 1846 году, и проводил у него время только в разговорах о науках. Впоследствии же Петрашевский посещал его и часто склонял разговор к фурьеризму.

Ему поручено изложить все ему известное на бумаге.

____

Полозов и Сагтынский не представили вчера записки о том, что оказывается по делу Волловича и Нарейковича г<осподин> военный министр приказал, чтобы они один раз в неделю делали подробное описание о их действиях и открытиях. Между тем Воллович показал, что некоторые из шляхты и другие лица низшего сословия Ковенской губернии намереваются вооруженной рукой напасть на почтовые дилижансы, при проезде их из Ковно в С<анкт>-П<етер>бург, дабы ограбить и воспользоваться пересылочными деньгами, и что они имеют возможность получать сведения из казначейства и почтовой конторы, когда отправляются значительные суммы. Для исполнения такового предприятия весьма удобны три степени: Тужаны, Яново и Погелажи, находящиеся между Ковно и Вилькамиром, ибо проходят через леса, в коих удобно скрываться.

Г<осподин> военный министр приказал для предосторожности уведомить об этом г<енерал>-л<ейтенанта> Мирковича и тайного советника Прянишникова — что и исполнено.

____

В городе, благодаря Бога, все благополучно.
С<анкт>-П<етер>бург
21 мая 1849

***

Для сведения

21-го мая был приглашен в комиссию д<ействиельный> с<татский> с<оветник> Липранди, для совещания. Он объяснил многие предметы, казавшиеся темными в донесениях агентов, и, в особенности, был распрашиваем на счет лиц подозреваемых, которые помещены в списке № 3.

Ему поручено также способствовать, под рукою, к обнаружению тех, которые не были встречаемы агентом у Петрашевского, но часто посещали его.

____

Читано письменное показание Болосооглу, которое само собой уже оказывается преступным. В оном он все порочит и, называя Россию государством страждущим, явно выказывает желание народного правления.

____

Читаны обнаруженные бумаги у Филипова, доказывающие его великую безнравственность.

____

Читано показание Ващенко, в котором подтверждает свое изустное показание, как Десбут вовлекал его в фурьеризм и как Ханыков, Кашкин, Десбут, Акшарумов, Петрашевский и другие были на обеде у Европеуса, где положено перевести Фурье и стараться распространять его систему, преимущественно между женщинами, и где читаны были преступные речи, содержание коих однако же, он, Ващенко, не помнит, по излишеству, с которым он на том обеде употреблял вино.

____

К великому утешению сказать должно, что публика вообще чрезвычайно восстановлена против арестованных и изъявляет разительное желание, чтобы виновные были строго наказаны*.
С<анкт>-П<етер>бург
22 мая 1849

***

Для сведения

Начальник Шлиссельбургской инвалидной команды поручик Калпаев донес местному городничему, что он, встретив отставного коллежского регистратора Трушталевского с двумя неизвестными людьми, слышал, что они дерзко рассуждали о Государе Императоре, о правительстве, о возмущении и установлении республиканского правления. Калпаев, ссылаясь на циркулярное предписание по корпусу внутренней стражи, которым будто бы предписано офицерам того корпуса брать под стражу всякого звания подозрительных людей, просил арестовать Трушталевского.

С<анкт>-П<етер>бургский гражданский губернатор посылал в Шлиссельбург своего чиновника Федорова, и в то же время производилась переписка по военному ведомству. Донесения об означенном происшествии получены разноречивые.

Из бумаг, доставленных С<анкт>-П<етер>бургским военным генерал-губернатором, видно, что поручик Калпаев сделал упомянутое донесение в нетрезвом виде и через несколько часов сам просил Шлиссельбургского городничего возвратить ему рапорт, объясняя, что он, Калпаев, быв в нетрезвом виде, сам не помнит что делал; а потом просил у Трушталевского прощения. Трушталевский же показал, что он никогда и ни с кем не имел преступных разговоров. В таком виде объясняет дело Шлиссельбургский городничий и чиновник гражданского губернатора Федоров.

При переписке по военному ведомству оказалось, что циркулярное секретное предписание, разосланное в апреле батальонным командирам, состояло в том, дабы они усугубили наблюдение собственно за служащими в их ведомстве порочными нижними чинами, а поручик Калпаев сослался на этот циркуляр, прося об арестовании Трушталевского, по недоразумению; что Шлиссельбургский городничий и чиновник гражданского губернатора Федоров настоятельно просили Калпаева не доносить об этом происшествии начальству и в опровержение своего первого рапорта подать другой, написанный вчерне в городническом правлении; что рапорты Калпаева к командиру С<анкт>-П<етер>бургского гарнизонного батальона, посланные по почте, доставлены сюда из Шлиссельбурга через три дня, а между тем возвратившийся в столицу чиновник Федоров обращался к батальонному командиру, от имени гражданского губернатора, с просьбой прекратить это дело, незаслуживающее будто бы никакого внимания.

По распоряжению г<осподина> военного министра в Шлиссельбург посланы: адъютант дежурного генерала гвардии капитан Огарев85 и полковник корпуса жандармов Станкевич, для общего подробного исследования всех обстоятельств этого дела*.

____

Рядовой Полтавского гарнизонного батальона Бобков, содержась под арестом за несправедливую жалобу и грубости против своего начальника, объявил, что имеет открыть важную тайну. После нескольких убеждений он объяснил Полтавскому гражданскому губернатору, что ему, по случаю скоропостижной смерти какого-то неизвестного человека, досталась карта России с означением на ней злоумышленников против Государя Императора и отечества; о том же, каким образом он получил эту карту и где она ныне хранится, Бобков обещает донести до сведения только по доведении об этом до сведения вашего сиятельства.

По приказанию г<осподина> военного министра сообщено Полтавскому гражданскому губернатору об объявлении рядовому Бобкову, что он сюда вытребован не будет, и чтобы тайну свою изложил в письменном донесении, надписав оное в собственные руки на имя вашего сиятельства, или даже на Высочайшее имя Государя Императора.

____

В городе, благодаря Бога, все тихо и благополучно.
С<анкт>-П<етер>бург
23 мая 1849

***

Для сведения

Получено Высочайшее повеление, чтобы елико возможно поспешить движением следственного дела.

Комиссия собирается ежедневно и вести дело поспешнее представляются следующие затруднения:

I. По огромному количеству бумаг, опечатанных у арестованных лиц, еще не все бумаги доставлены кн<язем> Голицыным86 в комиссию.

2. Из словесных показаний делаются теперь письменные вопросы.

3. По мере присылки бумаг от кн<язя> Голицына, самое дело изменяется, и доказательством тому служит новое открытие по преступлению Спешнева, оказывающегося далеко преступнее бывшего прежде в виду преступления Петрашевского.

4. Требуются разные лица из губерний и прежде их прибытия кончить дела не возможно.

К тому же комиссия поставляет первой своей обязанностью обнаружить истину и не находит возможным преходить поверхностно чрез представляющиеся ей обстоятельства и судить об оных без глубокого внимания*.

____

О том, чтоб при опечатании бумаг были непременно арестуемы и те лица, которым бумаги принадлежат, распоряжение уже сделано.

____

Спрошен был вновь арестованный Барановский87, назначенный прокурором в Олонецкую губернию. Он показал, что три года тому назад бывал у Петрашевского каждую пятницу; что там бывали те же лица, которые уже комиссии известны, но что в то время эти собрания не заключали в себе никакого преступного направления.

Ему предоставлено все изложить на бумаге.

____

Министр внутренних дел, согласно полученному им из-за границы письму, уведомил, что жительствующий в Мемеле доктор Шредер88 участвовал в бывшем польском мятеже, питает ненависть к России, и стараясь, как отчаянный демократ, распространять нынешние пагубные идеи, передает оные письменно и лично в Россию, куда не редко и сам приезжает по званию врача; что при этом он перевозил тайным образом не только письма, но и злоумышленных поляков. Граф Перовский присовокупил, что об этом извещены им генерал-губернаторы кн<язь> Суворов и Миркович, для предупреждения упомянутых действий Шредера, и, если можно, поимки его самого.

Сообщив об этом графу Буксгевдену, я просил его сделать немедленное распоряжение, дабы и со стороны корпуса жандармов приняты были деятельные меры к исполнению означенного предположения графа Перовского.

____

Генерал-адъютант граф Закревский доставил показание содержащегося в Московском тюремном замке за переделку билетов сохранной казны арестанта Юрьева, который доносит, что в Варшавской губернии жительствует помещик Вишневский, участвовавший в бывшем польском мятеже, и ныне вместе с помещиком Калишского уезда Крыжаковским, замышляют возбудить новый мятеж.

Показание Юрьева отправлено мной к начальнику главного штаба действующей армии князю Горчакову89, для доклада господину наместнику Царства Польского.

В городе, благодаря Бога, все тихо и благополучно.
С<анкт>-П<етер>бург
24 мая 1849

***

Для сведения

Читано показание Спешнева, в котором сознается, что прежде разделял революционные мысли и был социалистом, но ныне изменился и даже находит, что либеральные мысли суть вещь ничтожная и бесполезная, и, рассуждая о социализме, говорит, что по его мнению всей землей в России должен владеть Государь! Уверяет честью, что писанной им присяги никто не читал и повторяет, что даже забыл о ее существовании.

У него после проекта присяги нашли приготовленную речь, в которой, обращаясь к собравшимся, говорит: «Господа! Наш парламент, наша мирская сходка, — его призвали к допросу и он старается доказать и уверить, что речь эта была приготовлена для чтения у Петрашевского, но читана не была и решительно не имеет никакой связи с проектом присяги; но между прочим говорит, что 4 года тому назад он мечтал о бунте, а ныне мечтает только о пропаганде, и наконец высказал, что теперь видит, как его мнения и речи могли иметь пагубные последствия.

____

Привезен из Ревеля Тимковский. Его предварительно допрашивали и он показал: что бывал у Петрашевского, но не знал, чтобы у него общество было преступное, и рассуждали о социализме только как о науке. Сношение он имел более с Спешневым, с которым распространяли мысли о социализме, но с самыми хорошими намерениями, то есть стараясь разлить общее богатство и довольство. В Ревеле старался он у г<оспожи> Масловой (супруги исправ<ляющего> долж<ность> статс-секретаря в Госуд<арственном> Совете), образовать общество социалистов, то же делал и в доме генерала Баранова, но там и тут намерения его, до сего времени, ограничивались одними только разговорами. Теперь он будет писать свои показания.

Достойно удивления, как все эти господа дают себе вид совершенной невинности и предполагают, что никто не видит, как все их усилия клонились к изменению существующего порядка!*.

____

Две дамы, о которых упоминают агенты, суть: Оглоблева90 и Жадовская. У первой из них опечатаны бумаги и она была призвана в 3-е отделение. В бумагах ее не найдено ничего преступного, а сама она показала, что Толстов при ней имел разговор о революции, о мнимом возмущении в Москве и часто бранил правительство. Все это комиссия приняла к соображению при будущих допросах Толстова. О второй, т. е. о Жадовской по сие время не обнаружено ничего, что могло бы дать повод к ее арестованию, и комиссия поручила Липранди дать об ней хотя несколько положительные указания, но ныне от него еще не доставлены.
С<анкт>-П<етер>бург
25 мая 1849

***

Для сведения

Управляющий министерством иностранных дел доставил два показания, сделанные в Лондоне французом д’Арсисом. В первом д’Арсис предуведомлял, что польские выходцы намерены отправить из Руана в Ригу возмутительные прокламации, которые написаны химическими чернилами и которыми будут обернуты бутылки с шампанским; а во втором — что такие же прокламации, написанные на шелковой бумаге, находятся на корабле «Мария», отправившемся 12 мая из Руана в С<анкт>-П<етер>бург, и что ими прикрыты вышитые манишки батистовых рубашек.

О первом донесении д’Арсиса самим военным министром, а о втором, по приказанию его сиятельства, мной предупрежден министр финансов, для надлежащего распоряжения.

____

В следствие полученной копии с письма от находящегося за границей Якова Злодровского, к прапорщику Эриванского карабинер<ного> полка Ивану Злодровскому, из которых первый сообщая о происшествиях в Австрии, присовокупил, что «в России начался нормальный год для определения к частным должностям, и что следует усердно заняться делом и пользоваться временем», — по приказанию г<осподина> военного министра сообщено начальнику штаба отдельного Кавказского корпуса, чтобы учредил за прапорщиком Злодровским секретное наблюдение, и, собрав сведения, уведомил бы, как об обоих Злодровских так и по содержанию упомянутого письма.

____

В заседании комиссии 25 мая читаны бумаги Ламанского91, в которых виден чрезвычайно свободомыслящий дух.

____

Читаны бумаги Монбели*, об образовании Государств, с преступными заключениями на счет России. Тетрадь о нравственном состоянии России и о возможности возмутить Малороссию, Дон и Польшу и другие, в высшей степени преступного содержания.

Монбели допрашивали. Он сознался в своей виновности и кается. Сверх того объявил, что у Петрашевского Тимковский предлагал ему составлять кружки общества, которые были бы подчинены центральному комитету, — а намерения состояли в распространении социализма.

____

Допрашиваем был Беклемишев92, привезенный из Ревеля. Показал, что был один раз у Петрашевского, где рассуждали об участи крестьян и средствах к их освобождению, наименовал тех лиц, которые о том же рассуждали и которые уже нам известны. Далее показал, что Тимковский и он рассуждали в Ревеле о социализме, но по крайней мере он, Беклемишев, не распространял оного, и ежели Тимковский говорил, что там уже образовались кружки обществ, то это хвастовство и сущая ложь.

Ему приказано все изложить на бумаге.
С<анкт>-П<етер>бург
26 мая 1849

***

Для сведения

25 заседание — 26 мая

Читано бесконечное, местами бессмысленное, местами любопытное оправдание Петрашевского, в котором, в начале, он объявляет о всей незаконности нашей комиссии, впоследствии отрицает всякую мысль на бунт, но не только сознается, даже хвастает тем, что он пропагатор социализма, который, желая блага народного, всегда был разнообразен, как природа, благ, как Бог, уверен, что мысли и мнения его справедливы, и отступится от своего учения только тогда, ежели ктолибо докажет, что он ошибается*.

Призвание его в комиссию он называет примером небывалым в судопроизводстве всех веков, а тем более странным, чудовищным для 19-го века, что в этой случайности заключается много, очень много... и что ежели разберут хорошенько, то увидят, что это не случайность, а необходимость, и что в этом увидят все — и прошедшее России и иго Татарское и нелепую боярщину, непонявшую Иоанна Грозного, и труд, но отнюдь не оконченный, Петра, мысль благую неуразуметую Екатерины, и желание несбывшееся Александра благословенного и намерения, явно обнаруженные, Николая Благого и справедливого, а может быть и Великого.

Хотя все сии рассуждения не совсем удобопонятны, но вообще показания его заслуживают, чтобы Ваше Сиятельство и даже Государь Император прочел их.

Петрашевский в своем каземате отколол кусок штукатурки и отломанным от вентилятора кусочком жести написал на оной советы другим заключенным: требовать очных ставок и свидетелей не бояться. Во время прогулки отломок штукатурки он бросил под дерево, но страж это заметил, донесли коменданту, и таким образом его намерение не осуществилось**.

Петрашевский был призван к допросу, и, после продолжительных рассуждений, результат допросов и ответов состоит в том, что Петрашевский был распространителем социализма, но не знает и не подозревал о проекте присяги Спешнева и никак не соглашается, чтобы распространение толка Фурье было бы дело преступное.
С<анкт>-П<етер>бург
27 мая 1849

***

Приступив сегодня к работе, я увидел, что Сагтынский и Попов93 ничего не упустили и усердно исполнили долг свой, о чем обязываюсь донести вашему сиятельству.

Г<осподин> военный министр был так милостив, что требовал, чтобы я еще два дня поберегся, но чувствуя себя довольно хорошо, не вижу в том особенной надобности. Сего дня имел я счастье благодарить Государя Наследника Цесаревича за милостивое участие, которое Он изволил принять в моей болезни*.

Графиня Ольга Александровна94 уехала в Стрельну, граф Николай Алексеевич95 завтра уезжает в Варшаву.

В городе все благополучно.

Храни вас Господь.

Л. Дубельт
С<анкт>-П<етер>бург
31 мая 1849

***

Г<осподин> военный министр приказал мне отправить к вашему сиятельству прилагаемое отношение гр<афа> Закревского и доложить, что после сего ответа он не считает себя в праве давать дальнейшее движение дела Прозорова и Голикова, но полагает, что взыскание с того и другого несколько слабо, ибо чем лица сии старее и опытнее, тем более должны понимать всю важность преступления, которое совершил один и о котором молчал другой, — и потому ныне дело сие может быть решено только Высочайшей властью.
С<анкт>-П<етер>бург
31 мая 1849

***

Для сведения

В записке от 28-го мая, представленной вашему сиятельству, объяснено, что генерал-майор у графу Буксгевдену того же числа послан запрос: почему он не доносил о показании ученика Минской гимназии Вейшторта на счет распространения им в Минске мятежного духа, по поручению Виленского гимназиста Янковского?

Ныне прислана от графа Буксгевдена записка, в которой он излагает те же сведения по упомянутому предмету, кои заключались в полученном вашим сиятельством в Варшаве донесении генерал-лейтенанта Мирковича.

____

Жене арестованного в Ревеле и доставленного в С<анкт>-П<етер>бургскую крепость титулярного советника Тимковского, по совершенно недостаточному ее состоянию, послано от 3-го отделения 25 руб<лей> серебром.
С<анкт>-П<етер>бург
31 мая 1849

***

Для сведения

На вопрос вашего сиятельства, в прилагаемой записке выраженный, имею честь ответствовать, что Еврейский комитет не разрешал, а только предположил разрешить по 10-му пункту, что без Высочайшей воли сделано быть не может, и о чем отправлен к Его Императорскому Величеству журнал, — следовательно от Его Величества зависеть будет, удостоить предположение комитета, или отвергнуть оное*.

____
С<анкт>-П<етер>бург
31 мая 1849

***

Вчера, 20 мая, был у графа Киселева Еврейский комитет.

О каких делах рассуждали и чем решили, при сем представляется записка**.

21 мая 1849

Реестр делам и бумагам, назначенным к докладу
по Комитету об устройстве Евреев 20-го мая 1849 года

№№
Содержание дел
Положение комитета

1
По отношению г<осподина> министра внутренних дел, с проектом о разборе евреев для отделения полезных от неимеющих собственности и производительного труда
Теперь не время и опасно приступать к сильным мерам, а потому и отложено до 1850-го года

2
По отношению г<осподина> министра внутренних дел, об устройстве цехов в местах постоянной оседлости евреев
Положено устроить цехи, что будет даже способствовать к облегчению исполнения первой статьи

3
По отношению г<осподина> министра внутренних дел, о предоставлении права торговли Рижским евреям и о стеснительном положении еврейских ремесленников в Курляндии
1-е представлено в Сенат. 2-е принято к соображению

4
О назначении денежного пособия на путевое продовольствие евреев-переселенцев
По 7-ми копеек на душу в сутки и по 5 руб<лей> серебром на каждое семейство, для составления ссудного капитала

5
По представлению г<осподина> министра внутренних дел, с проектом учреждения еврейских инспекторов
Представление М. В. Д. утверждено

6
По представлению г<осподина> министра внутренних дел, о мерах к учреждению надзора за управлением синагог и молитвенных школ
Положено представить в Государственный Совет

7
По представлению г<осподина> министра внутренних дел, об установлении для евреев молитвы за Государя и Императорскую фамилию
Одобрена весьма хорошая молитва

8
По представлению г<осподина> министра народного просвещения, о бесполезности приуготовления чиновников, знающих еврейский язык
Признано бесполезным и потому оставить

9
По представлению г<осподина> министра внутренних дел, об ограничении приезда евреев приказчиков в столицы и внутренние губернии
Ограничено двумя разами в год

10
По просьбе Шкловских евреев, о дозволении содержать заезжие домы вне селений и брать в аренду оброчные статьи в губерниях Витебской и Могилевской
Первое отказано, второе положено разрешить

11
О сложении с евреев, принимающих христианство, недоимок
Положено сложить

***

Для сведения

2-го июля, следственная комиссия разбирала степень участия к делу Петрашевского чиновника 9 класса Кайданова и коллежского секретаря Серебрякова96, и, найдя их мало виновными, в следствие Высочайшего повеления — «выпускать мало виновных» — определила: представить об освобождении из крепости Кайданова и Серебрякова.

____

В городе все тихо и, кроме холеры, все благополучно.

3 июня 1849

***

Вчерашнего числа последняя часть гвардии выступила в поход. Выступление полков большей частью сопровождались неприятностями! Его Высочество, великий князь Михаил Павлович, вместо того, чтобы прощаться с полками и напутствовать их благословением и искренним желанием счастья и успеха, как то беспрерывно делали Государыня Императрица и Государь наследник Цесаревич, которые не раз вырывали слезы умиления и благоговейной признательности у родных, друзей и любопытных, присутствовавших, при выступлении полков, — изволил смотреть на их выступление с совершенно противной точки зрения и видел только фронт с его неизбежными в такой большой массе неисправностями, которые в существе своем хотя были не значительны, но имели такие неблагоприятные последствия, что многие генералы были подвергнуты словесным взысканиям, доходившим до обиды, а штаб и обер-офицеры аресту. Все сии действия, в своей совокупности, произвели самое печальное впечатление на публику и больно слышать о тех отзывах, которые носятся на счет Его Высочества.

11-ть лет я чувствую последствия моих откровенных донесений к покойному графу Бенкендорфу97 о Его Высочестве и это должно бы служить мне уроком, преходить молчанием о действиях Его Высочества, но верность моя Государю и неограниченная преданность к вашему сиятельству всегда были и будут выше моих личных соотношений, и потому я не смел не сделать вам этого, хотя крайне неприятного донесения*.

Дубельт
С<анкт>-П<етер>бург
4 июня 1849

***

Для сведения

Генерал-адъютант граф Закревский уведомил, что выпущенный из Московского университета, со степенью кандидата, уроженец Западных губерний Александр Зенович, не желая вступить в службу, потому будто бы, что имеет исключительную страсть к наукам и намерен при первой возможности отправиться за границу, живет в Москве довольно богато и, чуждаясь общества русских, собирал в своем доме Поляков, рассуждал с ними о политике и, при всяком удобном случае, провозглашал свою ненависть к русским.

Г<осподин> военный министр докладывал о сем Государю Наследнику Цесаревичу и Его Императорское Высочество, согласно мнению графа Закревского, повелеть изволил: выслать Зеновича в одну из отдаленных губерний, под строжайший надзор полиции.

Об исполнении сего сообщено министру внутренних дел и Московскому военному генерал-губернатору.

____

Он же, граф Закревский, известил, что до него доходили сведения о вольнодумстве служащего в ведомстве Московского опекунского совета, сенатского регистратора Степанова; что сначала учреждено было над этим чиновником наблюдение, а потом он арестован, со всеми бумагами: ибо в следствие наблюдения донесено, что Степанов один раз в разговоре о политических делах Европы, уверял своих знакомых, что если у нас вспыхнет революция, то он первый поднимет красное знамя, и присовокуплял, что наступило время, когда русские поняли, что такое республика. При обыске же в бумагах Степанова найден рисунок построения баррикад, разные карикатуры и статьи в сатирическом роде.

По рассмотрении бумаг Степанова, доставленных из Москвы, оказалось, что рисунок баррикад не изображает действительного построения баррикад, но имеет весь характер насмешки над баррикадами, как объясняет сам Степанов, так, что тут не видно никакой злоумышленной цели; равным образом другие карикатуры и статьи относятся не до правительства, а до слабостей и недостатков чиновников и разных лиц; сверх того найден отрывок статьи, в которой Степанов, рассуждая о поклонении иконам, дозволил себе некоторые мысли, несовершенно согласные с православием.

Г<осподин> военный министр, не находя в настоящем деле особенной политической важности, тем не менее полагал, что Степанова по нынешним обстоятельствам следует выслать в одну из отдаленных губерний, под строжайший надзор местного начальства.

Государь Наследник Цесаревич изволил утвердить означенное мнение генерал-адъютанта князя Чернышева, и об исполнении этого сообщено как министру внутренних дел, так и графу Закревскому.

____

В следствие сделанного, по Высочайшему повелению, запроса: точно ли дознано, что коллежский секретарь Рахманов продолжает предаваться мужеложеству, и если это несомненно, то выслать его в один из отдаленных монастырей. Московский военный генерал-губернатор уведомил, что хотя юридических фактов нет, но имеются положительные сведения, что Рахманов не оставляет гнусного порока, а потому он, граф Закревский, полагал, в пример другим, заключить Рахманова в монастырь.

Государь Наследник Цесаревич, по докладу военного министра, повелеть изволил исполнить означенное мнение, и об этом сообщено, для надлежащего распоряжения, генерал-адъютантам графу Закревскому и графу Протасову98.

____

На отношении наместника Царства Польского, о Высочайшем повелении вызвать в Россию всех магнатов уроженцев Западных губерний, остающихся почти постоянно за границей, и с теми, которые на срок не явятся, поступить как с выходцами, а над теми, которые возвратятся, учредить строгий надзор, — Ваше Сиятельство изволили написать: «предварительно представить мне список упомянутым магнатам, сколько лет они находятся в чужих краях, под каким предлогом и какие сроки им назначены».

Как материалов для составления такового списка в 3-ем отделении не имеется, то я вошел с министром внутренних дел и управляющим Министерством иностранных дел о поспешнейшем доставлении ко мне сведений по упомянутому предмету. Об этом доложено мной и князю А. Чернышеву.

____

Генерал-лейтенант Перфильев донес, что в Смоленске находится состоящий при округе внутренней стражи ксендз Кропп, который, будучи фанатически предан католицизму, дозволяет себе гласно рассуждать, что поляки угнетены и преследуются русским правительством; разъезжая же по округу, для исполнения треб, он легко может нижним чинам из поляков передавать мысли свои, противные нашему правительству.
С<анкт>-П<етер>бург
4 июня 1849

***

Для сведения

По указанию Спешнева представилось новое лицо, Черносвитов99, отставной офицер. Причастность Черносвистова описана в прилагаемой записке.

____

Читали показание Филипова. Он откровенно сознался, что хотел завести у себя типографию, для печатания книг, кои не пропускаются цензурой. Даже заказал для сего чугунные доски и деревянный станок, но все это осталось без употребления, ибо не все вещи были изготовлены, потому, что намерение его родилось в нем только за две недели до его арестования.

Его призвали и он объяснил, что печатать запрещенные письмена желал он для того, чтобы увеличить число недовольных правительством*.

____

Читали показание Спешнева, которым указывает, как Момбели предлагал устроить не тайное общество, а гласное, члены коего, поддерживая друг друга, развивали бы нынешние понятия. Учредителями такого общества предполагали быть: Спешнев, Петрашевский, Львов100, Десбут и Момбели.

Предположительно из показания Спешнева развить вопросы четырем его товарищам.
С<анкт>-П<етер>бург
6 июня 1840

***

Для сведения

Помещик Спешнев, в секретной следственной комиссии, между прочим показал, что жительствующий постоянно в Иркутске и в ноябре 1848 года приезжавший в С<анкт>-П<етер>бург, отставной офицер Черносвистов, при разговоре с ним, Спешневым, о плане восстания в России, излагал этот план в таком виде: сначала надобно, чтобы возмущение вспыхнуло в Восточной Сибири; пошлют корпус войск, но едва он перейдет Урал, как восстанет Урал и посланный корпус весь останется в Сибири; с 400 т<ысячами> заводских людей можно кинуться на низовые губернии и на земли Донских казаков; на потушение этого потребуются все войска, и если к тому произойдет восстание в С<анкт>-П<етер>бурге и Москве, то все будет кончено.

Секретная следственная комиссия, по важности сих обвинений, признавала необходимым командировать благонадежного чиновника, поручив ему: если Черносвистов находится в Москве или Ярославле, куда, по некоторым предположениям, он должен был отправиться нынешней весной для получения наследства, то арестовать и вместе со всеми бумагами, доставить его немедленно в С<анкт>-П<етер>бургскую крепость, если же Черносвистов уже уехал в Иркутск, то сделать распоряжение, чтобы он немедленно был там арестован и бумаги его опечатаны; а как восстание предполагалось произвести в Восточной Сибири и на Урале, то принять меры к исследованию сего на месте, дабы через высылку сюда Черносвистова не остановить на неопределенное время окончание настоящего дела в следственной комиссии.

Военный министр, извещая, что таковое мнение Высочайше утверждено, изволил предписать мне сделать распоряжение на счет открытия, арестования и доставления в крепость, со всеми бумагами, офицера Черносвистова и содержания его под следствием в Сибири.

В исполнение сего сделаны следующие распоряжения:

1. Капитану корпуса жандармов Шевелеву предписано немедленно отправиться по следам Черносвистова, арестовать и доставить его, со всеми бумагами, в С<анкт>-П<етер>бург, если упомянутый обвиняемый еще не находится в Иркутске.

2. Шевелеву вручены пакеты с отношениями к Московскому военному генерал-губернатору и Ярославскому военному губернатору101 о назначении местного чиновника для бытности при арестовании Черносвистова; на случай же, если офицер сей находится далее на пути к Иркутску, Шевелеву дано особо открытое предписание для предъявления главному начальнику того места, где будет настигнут Черносвистов.

3. Шевелеву вручен еще пакет на имя генерал-губернатора Восточной Сибири с тем, чтобы он, Шевелев, если Черносвистов находится уже в Иркутске, вручил означенный пакет генерал-лейтенанту Муравьеву или заступающему его место и по арестовании Черносвистова оставался бы там до окончания следствия. Муравьеву же предложено, чтоб приказал произвести, при участии капитана Шевелева, наистрожайшее следствие над Черносвистовым, по вышеизложенным обвинениям, и деятельнейшее дознание, не успел ли офицер сей распространить вредных мыслей своих в Восточной Сибири.

4. На тот случай, если Черносвистова еще нет в Иркутске, и Шевелев, арестовав его на пути, доставит в С<анкт>-П<етер>бург, отправлено к генерал-лейтенанту Муравьеву по почте другое отношение с извещением о ходе дела, и чтобы он приказал произвести дознание о том, не распространены ли были прежде Черносвистовым в Восточной Сибири, особенно между заводскими людьми, мысли о восстании, и принял бы деятельнейшие меры осторожности.

5. Не зависимо от сего посланы отношения к генерал-губернатору Западной Сибири102 и Оренбургскому военному губернатору103, чтобы и они приказали произвести в Западной Сибири и на Урале такое же дознание и приняли бы такие же меры, как предписано генерал-лейтенанту Муравьеву.
С<анкт>-П<етер>бург
6-го июня 1849

***

Для сведения

7-го июня Момбели в следственной комиссии много сознал преступного, но как и другие, не оказывает полного чистосердечия, ибо по сие время не объясняет, какое он, с Львовым, Петрашевским, Спешневым и Десбутом хотели составить общество. По этому предмету его снова допрашивали. Он еще показал, что они собирались, как люди, которые умнее других, которые более образованы и так сказать с передовыми понятиями, старались распространять свои понятия для блага человечества; то есть он дает понять, что они стремились к ниспровержению существующего порядка, но не хочет выговорить этого слова.

____

По тому же предмету, то есть по составлению общества Спешневым, Петрашевским, Десбутом, Момбели и Львовым, — был допрошен Львов. Он показал решительно то же, что и Момбели, но добавил, что общество хотели они составить из 9-ти, или 11-ти человек, которые в свою очередь набирали бы себе соучастников и старались людей с передовыми понятиями выводить на значительные места для того, чтобы новые идеи легче были распространяемы, и что потом о составлении такового общества пошли на голоса, — но решено общества не составлять.

____

Читано третье показание Петрашевского, в котором доказывает, что арестование его незаконно, что за оное он должен получить денежное вознаграждение и в котором говорит, что может быть вина его состоит в том, что идеи его, как острый клин входит в мягкое тело, входили в души благородные, и что ежели наложат на него оковы, то он назовет их дорогим ожерельем, которое выработала ему мудрость запада!
С<анкт>-П<етер>бург
8-го июня 1849

***

Для сведения

В следственной комиссии читано окончательное показание Момбели, после которого предложены ему уже письменные вопросы:

Предлагал ли он учредить общество? — Момбели отвечал, что: «Желал составить товарищество, вместе с Спешневым и Петрашевским».

Кого он еще приглашал в общество? — отвечал: «Львова».

Принимал ли на себя Спешнев обязанность приглашать кого-либо в общество? —отвечал что: «Это ему неизвестно».

Тот же вопрос сделан на счет Петрашевского, — отвечал, что: «Петрашевский» пригласил Десбута».

В чем состоял его разговор с Спешневым, уходя от Петрашевского, и говорил ли ему Спешнев, что он на все решится, — отвечал, что: «Слов этих не слыхал, но что Спешнев рассказывал ему, как он был в Швейцарии волонтером у Оксенштирна, при взятии Люцерна».

Было ли у Спешнева заседание о составлении комитета и кто в состав оного предназначен? — отвечал: «Было, и в состав комитета предназначены: Петрашевский, Спешнев, Десбут, Львов и он, Момбели. Цель собрания их состояла в том, чтоб изменить существующий порядок вещей».

Общество их не состоялось? — отвечал: «Оттого, что кроме Львова никто не согласился с его мнением».

Предлагал ли составить для общества капитал? — «Предлагал».

Читал ли Петрашевский свое мнение о составе общества? — отвечал: «Читал».

Представил ли Львов предложение о форме общества? — отвечал: «Предлагал, чтобы общество их состояло из 11-ти человек и чтобы все решалось по большинству голосов».

Предлагал ли Спешнев три пути для восстания: иезуетизм, фурьеризм и социализм? — отвечал: «Предлагал».

Момбели находит планы Спешнева и Петрашевского бессмысленными. Ему сделан вопрос: в чем состоят эти планы? — отвечал: «Что план Петрашевского состоял в осуществлении фурьеризма, а Спешнева в социализме и устройство чисто политического общества».
С<анкт>-П<етер>бург
9-го июня 1849

***

Для сведения

9-го июня, в следственной комиссии читано показание Десбута, в котором пишет, что Петрашевский приглашал его к Спешневу для слушания различных предложений, и что эти предложения состояли в том, чтобы ругать все меры правительства и превозносить нынешних писателей. Далее он во многом подтвердил вчерашние показания Момбели.

____

Читано новое показание Филипова, который говорит с полным убеждением, что собственно у Петрашевского не было еще составлено политического общества.

____

Был призван к допросу Петрашевский. Его спрашивали:

Предлагал ли Спешнев и Момбели составить из просвещенных людей товарищество? — отвечал: «Да, говорили».

Момбели предложив товарищество, спрашивал ли его совета? — отвечал: «Спрашивал и как я фурьерист, то находил всякую ассоциацию полезной».

Кто и кого выбирали для товарищества? — отвечал: «Момбели выбрал Львова, а он, Петрашевский, Десбута.

Было ли предположено ругать все меры правительства и превозносить литераторов? — отвечал: «Подтверждаю».

На собрании у Спешнева, было ли рассуждаемо о составе комитета, который мог бы двинуть общество вперед на других началах? — отвечал: «Желающие составить товарищество рассуждали об этом. Избрать в товарищество намеревались людей с передовыми мнениями, для того, чтобы общество (гражданское) двинуть вперед на других началах».

Десбут советовал ли ему отстать от таких предположений? — «Советовал».

Предполагали ли составить кассу для товарищества? — «Предполагали».

Говорил ли Спешнев, что переворот должен совершится? — «Говорил».

Какой еще был у него, Петрашевского, разговор с Спешневым? — отвечал что Спешнев предлагал бунт».

В другом собрании у Спешнева, что он, Петрашевский, читал? — отвечал: «Что читал о необходимости философского учения».

В том же собрании, было ли предложено: смерть изменнику? — отвечал: «Правда».

Там же, предлагал ли Львов формы товарищества? — отвечал: «Правда».

Спешнев читал ли план тайного общества, и что есть три пути для достижения их цели? — отвечал: «Подтверждаю, но мер к исполнению никаких не было принято».

Когда общество рушилось, предлагал ли он возобновить оное? — «Предлагал».

____

Петрашевский вообще показания свои сделал с большой откровенностью, нежели комиссия предполагала.
С<анкт>-П<етер>бург
10-го июня 1849

***

Для сведения

10-го июня. Читали в следственной комиссии выписку о речах и действиях каждого арестованного лица, рассуждали о составлении письменных, юридических вопросов, и приступили к составлению оных.

____

Арестован и призван в комиссию бывший студент Латкин104, который привез в первый раз Черносвистова к Петрашевскому и находился на нескольких вечерах у сего последнего. Ему приказано изложить все известные ему обстоятельства на бумаге.
С<анкт>-П<етер>бург
11-го июня 1849

***

Для сведения

Ваше Сиятельство на одной из записок моих, против статьи о том, что к книгопродавцу Лури должны быть привезены запрещенные книги для Петрашевского, написать изволили: «Доложи князю Александру Ивановичу, что Государь Император находит, что этот Лури известен давно уже в дурных делах, и что непременно надобно его арестовать, если есть улики»*.

В исполнение этого учреждено было деятельнейшее секретное наблюдение, и как только доставлены были из-за границы к Лури означенные книги, вчерашнего числа, 10-го июня, внезапно произведен у него осмотр Станкевичем и Липранди, которые и нашли три ящика с запрещенными книгами.

Как таким образом к уличению Лури представились несомненные доказательства, то я и отнесся к генерал-губернатору об арестовании Лури и доставлении его в 3-е отделение.

Об этом доложено г<осподину> военному министру**.
С<анкт>-П<етер>бург
11-го июня 1849

***

Для сведения

В августе 1848 г. французский подданный, купец Дюга, тайно перешел границу и прибыл в Либаву.

Дюга тогда был задержан, и хотя по исследовании оказалось, что он, женатый на Либавской уроженке, прибыл только для свидания с женой и не имел никакой вредной цели; но как подобные действия иностранцев, при настоящих обстоятельствах, могут быть весьма опасны, то Дюга немедленно был выслан за границу***.

В начале июня князь Суворов извещал, что Дюга снова прибыл в Либаву на норвежском корабле, с грузом сельдей, имея паспорт, засвидетельствованный нашим консульством в Бергене. Хотя при этом князь Суворов ходатайствовал о дозволении Дюга остаться в Либаве до окончания промышленных дел его, но на это, по приказанию г<осподина> военного министра, было ответственно, что Дюга не должен был осмеливаться вновь прибыть в наши пределы без разрешения высшего правительства, и по этому просьба его о дозволении остаться в Либаве, ни под каким видом не должна быть исполнена, тем более это было бы послаблением ему и подало бы другим иностранцам повод к самовольным приездам в Россию.

Ныне управляющий Министерством Иностранных Дел уведомляет, что Генеральный консул наш в Христиании входил с представлением в Министерство, испрашивая дозволения засвидетельствовать паспорт для Дюга, но вицеконсул наш в Бергене, Милленпфорт, не дождавшись ответа, засвидетельствовал упомянутый паспорт, и что за это вице-консул Милленпфорт устранен от должности, а Генеральному Консулу в Норвегии предписано иметь строгое наблюдение, дабы подведомственные ему консулы отнюдь не свидетельствовали иностранцам паспортов без предварительного разрешения нашего Министерства.
С<анкт>-П<етер>бург
12 июня 1849

***

11 июня. В следственной комиссии читали ответы Львова. Из этих ответов более и более видно, как преступна была цель собраний Петрашевского.

____

Читали показание вновь арестованного бывшего студента Латкина, из которого видно, что собрания Петрашевского имели какую-то странность, и потому он в самом начале оставил их. Все, что против Латкина указывало, это то, что он познакомил Черносвистова с Петрашевским, и комиссия, находя его к делу не причастным, положила: освободить его.

____

Был призван Ястржембский и ответствовал на письменные вопросы:

У Петрашевского Толь доказывал, что религия не только не нужна, но даже вредна. Правда ли? — отвечал: «Толь говорил, что религия происходит от страха, но говорил ли он что она вредна, того положительно сказать не может».

Он, Ястржебский, что Богословие есть бредни и наука вышедшея из монашеских клабуков, — отвечал: «Я говорил, что Богословие не составляет науку, но есть занятие особого рода людей».

Говорил, что русское государство имеет целию подчинить всех воле одного, — отвечал: «Я говорил, что государства вообще цели не имеют, но собственно о Российском государстве ничего не говорил, сказывал, что со временем все будет общее, то есть подчинится системе Фурье».

Смеялся над чиноманией, и когда хотел сказать «дурак» — говорил: «Действительный статский советник», — отвечал: «Против чиномании восставал».

У Петрашевского говорил, что за свободу Польши готов отдать свою кровь, но для счастья человечества отрубил бы ей голову, — отвечал: «Поляки своими восстаниями в Европе мешают распространиться системе Фурье, — будучи поляк в душе, я для счастья человечества пожертвовал бы и Польшей».

Доказывал, что принципом зла народ находит Государя, — отвечал: «Не говорил, а утверждал, что черный народ не имеет понятия о Высочайшей власти и только знает, что Бог высоко, Царь далеко».

Говорил, что нет в России народной любви к Государю, — отвечал: «Не говорил».

У Петрашевского читали речь о необходимости перемены судопроизводства, и что при публичном судопроизводстве все недостатки правительства обнаружатся, — отвечал: «Читали».

Сделан вопрос, с которых пор проявилось в нем либеральное направление? — отвечал: «Либералом не был, но придерживаюсь системы Фурье».

В заключение сказал: «Я много болтал — и не был бы в крепости, если бы не болтал».
С<анкт>-П<етер>бург
12-го июня 1849

***

С 11-го на 12-е июня у М. В. Столыпиной не было гостей, — она сама уезжала со двора и возвратилась домой в 3 часа пополуночи*.

Кокошкин уведомляет меня, что дочь его выходит замуж за Бахметьева, молодой человек, служащий в Министерстве Юстиции**.

На счет вверенного ему края он говорит: «Край наш, после столь продолжительных бедствий, начинает оживляться. Скорбеть прекращается; падеж прекратился; подножный корм восстановляет рабочую силу; хлеб и все прочее с каждым днем дешевеют; посевы подают надежду на хороший урожай, и ежели так продолжится, то скоро все бедствия изгладятся из памяти, после тех щедрых милостей, которые оказал нам наш Царь, и которых не сочтешь».

Чиновник цензурной экспедиции кол<лежский> советник Урель105 очень заболел. У него образовались один чирей в горле, другой на шее, которые его давят. Берс употребляет все средства для его спасения, а я просил о том же Арендта, но и Арендт нездоров; теперь я послал за доктором Нардстремом и Буяльским, и просил их, чтобы они, вместе с Берсом, помогали Урелю.

Здесь теперь разнеслись слухи, что Е<го> И<мператорское> В<ысочество> Великий Князь Константин Николаевич106 и Ваше Сиятельство взяты в плен, но в самом начале никто этому не верил.

Слава Богу, что Ваше Сиятельство благополучно возвратились в Варшаву. Князя Чернышева я поздравил от вашего имени и он очень благодарит вас.

Сохрани вас Господь, дай Бог чтобы вы скорее возвратились.

Л. Дубельт

Князя Воронцова на днях ждут в П<етер>бург.
С<анкт>-П<етер>бург
13-го июня 1849

0

23

***

Для сведения

Всякая возможная помощь дана Урелю, но тщетно — он скончался.

Коллежский советник Урель был один из лучших чиновников; он был человек образованный, честный, благородный, скромный, до крайности трудолюбивый и самый верный слуга Государя.

Он служил 30 лет, в 3-м отделении 16 лет.

После него осталась жена и 10-ти летняя дочь, без наималейшего состояния, так, что и похоронить его нечем!

Похороны я принял на себя и как для этого, так и для первоначального существования вдовы и дочери выдал 300 руб<лей> серебром*.

____

Гр<аф> Буксгевден представил записку полковника Войцеха107 следующего содержания:

В м<естечке> Горы-Горки, Могилевской губернии 10-й уже год существует земледельческое училище, подведомственное Министерству Государственных имуществ. В недавнем времени училище это названо институтом и оному присвоены права университетов. Ныне находится там до 60-ти студентов и еще приготовляются 50 молодых людей, большей частью дворян Западных губерний, из которых одни воспитывались в гимназиях, а другие даже слушали курсы наук в С<анкт>-П<етер>бургском и Московском университетах.

Как скопление такого числа молодых людей в местечке удаленном от городов и больших дорог, без особенного наблюдения за ними, может повести их к мыслям и действиям, противным нашему правительству и общему спокойствию, то полк<овник> Войцех полагал необходимым по несколько раз в год навещать Горы-Горцкий институт для узнания нравственности не только учащихся, но и наставников.

По приказанию г<осподина> военного министра сообщено полк<овнику> Войцеху, чтобы он ныне же отправился в Горы-Горки для собрания сведений об образе мыслей и поведении наставников и воспитанников; чтобы и потом ездил туда по временам, и всякий раз, по возвращении, доносил бы о своих наблюдениях**.

Когда имена учителей узнаны будут, то взять справку по нашим делам и вообще все что об этом узнано будет, мне донести».

____

Адъютант вашего сиятельства, князь Лобанов-Ростовский, господином военным министром уволен на три недели в Смоленскую губернию.

____

В городе, благодаря Бога, все тихо и благополучно.
С<анкт>-П<етер>бург
14 июня 1849

***

Для сведения

Следственная комиссия 14-го июня давала письменные допросы Дурову.

О речи Толя против религии, отвечал, что Толь говорил речь, утверждал, что религия происходит от сознания человека в его ничтожестве, — но более ничего не помнит.

О речи Ястржембского, о том, что Богословие есть бредни, вышедшие из монашеских клабуков, — отвечал: «Не помню».

О речи Ястржембского, о введении у нас системы Фурье, — отвечал: «Ястржембский говорил что общество должно когда-нибудь составить одно целое».

О брани Ястржембского против чиномании, — отвечал: «Правда».

В собрании у Петрашевского, во время разговора о восстановлении подчиненных против властей, Дуров советовал показывать зло в самом его начале, т. е. в законе и Государе, — отвечал: «Не против начальства, а против неисполнителей законов должно восставать».

Говоря о цензуре, Петрашевский говорил о ее вреде, — отвечал: «Был разговор и Петрашевский сказал, что цензура мешает развитию мыслей».

При разговоре об освобождении крестьян, говорили, что должно освободить этих угнетенных страдальцев, — отвечал: «Говорил Головинский, и вообще предлагали выпустить несколько миллионов кредитных билетов для удовлетворения помещиков за земли».

Петрашевский говорил, что в нашем запутанном судопроизводстве справедливость не может быть достигнута, и что для достижения справедливости необходимо публичное судопроизводство, — отвечал: «Головинский говорил, что если бы наши законы исполнялись свято, то наше судопроизводство было бы хорошо, но Петрашевский утверждал, что судопроизводство публичное, «Juri», еще лучше».

Головинский говорил, что надо утвердить диктатуру, — отвечал: «Напротив, он говорил, что перемена не может произойти вдруг, но что и диктатура вредна».

Петрашевский говорил, каким образом, через литературу, распространять свои идеи в публике. Дуров указывал, как действовать чтобы из множества идей, ускользали хотя некоторые от бдительности цензуры. Отверг этот вопрос.

Что и каком духе читал Тимковский? — отвечал: «Читал о социализме; в речах его было что-то возмутительное и советовал изучить систему социализма и применить ее к России».

Были суждения о системе Фурье. В каком духе были эти суждения? — отвечал: «Судили, что можно систему Фурье осуществить в России».

____

Допрашивали еще Деева и Михайлова. Уже час ночи и допросы отложены до следующего заседания.

____

Читали письменный ответ Спешнева, которым доказывает и доказал, что проект присяги он никогда и никому не читал и не показывал.

____

Читали дополнение показаний Момбели, который доказывает, что тайного общества они не составили, но были намерены составить.

____

В мае месяце, поручик л<ейб>-г<вардии> Уланского Е<го> И<мператорского> В<ысочества> Михаила Павловича полка, Обольянинов, объявил слышанное им от крестьянина его Сергия, что один солдат, из польских уроженцев, служащий при Московском шоссе, рассказывал, будто-бы великий князь Цесаревич Константин Павлович108 жив, что им собрано в Польше войско и что Ему следует ныне вступить на престол.

Об этом г<осподин> военный министр сообщил гр<афу> Клейнмихелю109, который ныне уведомляет, что солдат, виновный в упомянутом рассказе, как обнаружено секретным разысканием, есть рядовой путей сообщения Курулюк, что рядовой этот рассказывал об означенном со слов унтер-офицера Францишка; что Курулюк во всем сознался, а Францишк упомянутого рассказа не подтвердил, но при очных ставках видна была правдоподобность показания Курулюка.

Государь Наследниц Цесаревич по докладу графа Клейнмихеля повелеть изволил: унтер-офицера Францишка разжаловать в рядовые, и как его, так и Курулюка переместить в военно-рабочие роты разных округов путей сообщения.

Распоряжение сделано.

____

Письмо от княгини Варшавской, вручено дочери ее, княгине Волконской.

____

В городе, благодаря Бога, все тихо и благополучно.
С<анкт>-П<етер>бург
15-го июня 1849

***

Для сведения

15-го июня в следственной комиссии продолжались допросы Дурову.

В собрании у Плещеева Головинский предлагал, чтобы члены их общества старались занимать места в низких губернских инстанциях? — отвечал: «Действительно об этом был разговор».

Бывал ли он на собраниях Спешнева, Кашкина, Кузьмина и Данилевского и небыло ли подобных собраний у других лиц? — отвечал: «Только был у Спешнева один раз и то на обеде, на котором Григорьев читал свою статью «Солдатская беседа», которую он, Дуров, советовал уничтожить».

Как часто бывали у него литературные вечера и по каким дням?, — отвечал: «Раз в неделю, но дней не было назначено».

Какая была их цель? — отвечал: «Прежде чисто литературная, но с четвертого вечера эти собрания начали принимать характер либеральный, от чего Достаевский начал нас удерживать».

Какое предложение сделал у вас на вечерах Филипов, для занятий общества и каким образом вечера ваши приняли характер политический? — отвечал: «Филипов предлагал разрабатывать предметы статистические и исторические, и, мало по малу, эти занятия приняли характер политический; но в последствии наше общество разошлось. Политическое направление нашему обществу дал Филипов, Момбели и Григорьев».

С которого времени вы начали иметь либеральный образ мыслей и с какого повода? — отвечал: «Со времени событий на западе и от чтения книг и журналов».

____

Еще делали допросы: Серебрякову, Григорьеву, Ломанскому и Ольдекопу110.
С<анкт>-П<етер>бург
16-го июня 1849

***

Для сведения

16-го июня в следственной комиссии читали показание Григорьева. Он показал: что речи Ястржембского были в духе социальном; что Головинский, для освобождения крестьян, советовал восстание, что он же советовал диктатуру; что вообще учители стараются пояснять воспитанникам учение социализма; что у Дурова собрания прежде были литературные, но впоследствии приняли характер политический, — и сознался, что «Солдатская беседа» писана им, Григорьевым.

____

Делали допросы Пальму111.

Говорил ли Толь речь, о том, что религия вредна? — отвечал: «Не знаю».

Говорил ли Ястржембский, что Богословие есть бредни? — отвечал: «Над духовенством смеялся».

Говорил ли Ястржембский, что наше Государство имеет цель подчинить достоинство всех выгоде одного? — отвечал: «Не слыхал».

Говорил ли Ястржембский, что должно стараться не составлять отдельных обществ, а соединить в одно весь род человеческий? — отвечал: «Говорил».

Восставал ли Ястржембский против чинов? — отвечал: «Восставал».

Говорил ли Петрашевский о необходимости перемены судопроизводства, и что тогда то обнаружатся все недостатки правительства? — отвечал: «Говорил».

Говорил ли Петрашевский, что восстания не должно предпринимать без уверенности в успехе? — отвечал: «Не слыхал, но Головинский утверждал, что для освобождения крестьян все средства позволительны».

Что и в каком духе читал Тимковский? — отвечал: «Что читал о системе Фурье и утверждал, что одна половина России будет фурьеристы, другая коммунисты».

____

Допрашивали еще Момбели и Кропотова112. Уже час ночи и допросы прекратили.
С<анкт>-П<етер>бург
17-го июня 1849

***

Для сведения

17-го июня продолжали допросы Пальму:

Чем занимались по вечерам у Дурова? — отвечал: «Первое время вечера Дурова были чисто литературные, но потом приняли характер политический».

Какое предложение делал Филипов? — отвечал: «Предлагал разрабатывать политические статьи и выпускать их в публику».

С которого времени и по какому случаю проявилось в нем либеральное и социальное направление? — отвечал: «Понятиям о социализме обязан я Петрашевскому, но либералом никогда не был».

Читали ответы Достаевского и Плещеева. Последний утвердил преступность собраний Петрашевского.

____

Найденный невинным, отставной капитанлейтенант Кузьмин освобожден.
С<анкт>-П<етер>бург
18-го июня 1849

***

Для сведения

Чиновник почтампта, коллежский асессор Ремезов, застрелился.

Почтампт обнаружил, что растратил 22 тыс<ячи> руб<лей> серебром пересылочных денег, и желая, не давать этой растрате гласности, просил меня предложить золотопромышленнику Малевинскому, игравшему с Ремезовым в карты, внести упомянутую суммы. Не желая вмешиваться в это дело, я однако же пригласил Малевинского побывать у Прянишникова*.
С<анкт>-П<етер>бург
18-го июня 1849

Для сведения

Генерал-губернатор Восточной Сибири Муравьев уведомил, что он уволил поселенного близ Иркутска государственного преступника Сергея Волконского113, по совершенно расстроенному его здоровью, за Байкал, для пользования минеральными водами, на том основании, что Волконскому в 1841 году Высочайше дозволено было отправиться на упомянутые воды, но он в то время, по обстоятельствам, этим не воспользовался.

____

В январе сего года, содержавшийся в Алексеевском равелине канцелярист Карпов, с Высочайшего разрешения, помещен для пользования в больницу Всех Скорбящих. Ныне доставлен отзыв старшего врача означенной больницы, что Карпов не обнаруживает никаких действий умственных сил и впал в совершенное безумие.

Справка

Карпов в 1832 году, содержась в С<анкт>-П<етер>бургской тюрьме, порицал в дерзких выражениях Государя Императора и говорил о составившемся заговоре, а при допросе показал, что он еще со времени воспитания в училище старался составить и распространять тайное общество, под названием: «Общество Русских рыцарей». За это он тогда же был заключен в Алексеевский равелин.
С<анкт>-П<етер>бург
18 июня 1849

***

Для сведения

20-го июня в следственной комиссии читали показание Достаевского I-го, что вечера Петрашевского были скорее сборище приятелей, нежели устроенное политическое общество, где больше болтали и старались выказать себя либералами, нежели были в самом деле; что большая часть показаний против Петрашевского справедливы; что Головинский точно говорил о необходимости бунта для освобождения крестьян; что у Дурова было сделано предложение печатать в своей секретной типографии статьи противные цензуре, но это предложение отвергнуто.

____

Читали ответы Мадерского, которыми показывает, как Петрашевский старался искоренить в нем религию; а далее показывает свои собственные преступления, что раз, вместо 5-й недели, говел на 6-й; что раз не успел снять перед Государем шляпы; и что он всегда желал, ежели будет революция, то чтобы в этой революции был замешан великий князь Михаил Павлович.

____

Допрашивали Кузьмина и Филипова: о цензуре, о судопроизводстве, об освобождении крестьян, о диктатуре, о том, что делалось у Дурова? Первый неискренен и изворотлив, второй отвечает чистосердечно.

____

Читали ответы Достаевского 2-го, который ни в чем невиновен и постановили — испросить ему освобождение.
С<анкт>-П<етер>бург
21-го июня 1849

***

Для сведения

21-го июня в следственной комиссии читали показание Болосооглу, из которого видно, что в России ему все кажется худо, и что она находится в отчаянном положении. Из тех же показаний видно, что он решительный фурьерист.

____

Допрашивали Толя и Головинского.
С<анкт>-П<етер>бург
22 июня 1849

***

Для сведения

22-го июня в следственной комиссии продолжали допрашивать Толя и Филипова.

Составили вопросы по показанию Болосооглу и предложили ему оные.

Составили юридические вопросы Спешневу.

____

Сего дня кадетские корпуса отправлены на пароходах в П<етер>гоф, в лагерь.

____

Государыня Императрица 25-го июня никого не изволит принимать.

____

В городе, благодаря Бога, все тихо и благополучно*.
С<анкт>-П<етер>бург
23 июня 1849

***

Для сведения

23-го июня в следственной комиссии читали ответы Болосооглу. Себя во всем оправдывает, а обвиняет бывших своих начальников: князя Меншикова114, графа Нессельроде и Сенявина115, графа Уварова и Красовского116.

Болосооглу говорит: что князь Меншиков изгнал из флота тысячи лучших офицеров; что граф Нессельроде и Сенявин 30 лет не обращают внимания на восток, и что в их министерстве все места продажные; а граф Уваров и Красовский, в течении всей своей жизни, ничего не сделали полезного.

____

Продолжали ему же, Болосооглу, допросы.

____

Составили допросы Тимковскому.

____

Читали показание Беклемишева, и оного составили вопросы.

____

Делали допросы: Европеусу, Кашкину и Ващенке.

____

Митрополит Иона117 скончался.

____

В городе все тихо и благополучно.
С<анкт>-П<етер>бург
24 июня 1849

***

Для сведения

24-го июня в следственной комиссии допрашивали окончательно Ващенку, Спешнева, Ханыкова, Акшарумова, Десбута 1 и Десбута 2-го.

____

Делали допросы Беклемишеву.

____

Составили вопросы Барановскому.

____

Читали ответы: Кашкина, Десбута I, Ващенки и Толя.

____

Привезен кол<лежский> секр<етарь> Данилевский. Арестован за распространение системы Фурье. Его начали допрашивать.

____

Освобожден Достаевский 2-й.
С<анкт>-П<етер>бург
25-го июня 1849

***

Для сведения

25-го июня в следственной комиссии составили и делали вопросы Тимковскому, который сознал себя решительным фурьеристом и старался распространять его учение.

____

Читали бесконечные показания и рассуждения Петрашевского, из которых приступили к составлению ему вопросов.
С<анкт>-П<етер>бург
26-го июня 1849

***

Для сведения

28 июня в следственной комиссии допрашивали Петрашевского.

Я ничего не видел ужаснее этого человека, и чтобы об нем понятие, вот чувства его: между его бумагами найдено его рассуждение о фурьеризме и об искоренении предрассудков. Он говорит между прочим: «По словам известного демагога Христа, несколько неудачно кончившего свою карьеру!»

В одном письме он пишет: «В нашем смрадном отечестве, в котором нет возможности не только думать, но даже и дышать свободно, почеловечески!»

«Пожар Москвы в 1812 году есть более признак грубого невежества варварства, нежели истинного патриотизма!*».

____

На возвращенном всеподданнейшем рапорте ген<ерал>ад<ъютанта> Набокова о том, что бывший воспитанник лицея Данилевский привезен к<орпуса> ж<андармов> полковником Назимовым и заключен в крепость, Ваше Сиятельство изволили написать: «Государь не помнит, за что он арестован, и я также не помню даже, что мне о сем писали, или нет».

На сие имею честь донести, что 25 мая я доносил вашему сиятельству о том, что Данилевского следственная комиссия решила отыскать и привезти в крепость; а 24 июня я донес вам, что он привезен.

Причина арестования коллежского секретаря Данилевского состоит в том, что по показанию других арестованных лиц он распространял систему Фурье.

____

Отставной над<ворный> сов<етник> Чижов, который оказывался прикосновенным к Украйно-Славянскому делу118 и над которым учреждено секретное со стороны корпуса жандармов наблюдение, выехал из Москвы в С<анкт>-П<етер>бург. Получив об этом уведомление от г<енерал>-л<ейтенанта> Перфильева, я учредил здесь за ним надзор.

____

Кроме усиливающейся несколько холеры, в городе, благодаря Бога, все благополучно.
С<анкт>-П<етер>бург
29 июня 1849

***

Для сведения

30-го июня Петрашевский сам просил, чтобы его пригласили в комиссию, где по убеждению ген<ерал>ад<ъютанта> Ростовцева119, действительного тайного советника князя Гагарина и генерал-адъютанта Набокова сознал себя во всем виновным и со слезами раскаивается.

____

Делали разбор менее виновным, которых должно освободить. Они суть: Мадерский, Деев, Берестов, Кропотов, Михайлов, Ламанский, Щелков и Тимковский I.

1-го июля 1849

***

Следственной комиссии представились к исследованию 4 главные предмета:

1. Преступные намерения Петрашевского и лиц, посещавших его в назначенные приемные дни.

Этот предмет вполне обнаружен: преступные намерения ясно доказываются отчасти собственными сознаниями виновных, отчасти захваченными у них бумагами. Сам Петрашевский сознался, что он фурьерист и желал стать в главе разумного движения, по его мнению, в России необходимого.

По делу, и без сознания Петрашевского, есть довольно доказательств для улики его в злонамеренных разговорах и намерениях, клонившихся к разрушению настоящего нашего быта и того спокойствия, которым наслаждается Россия.

2. Подозрение, о существовании в С<анкт>-П<етер>бурге тайного общества, возбужденное найденным в бумагах Спешнева собственноручным обязательством самого преступного содержания.

Подозрение сие не подтвердилось. Спешнев не отрекается, что обязательство выступить на бунт по требованию распорядительного комитета написано собственной его рукой, но утверждает, что написал оное тогда, когда занимался исследованиями о тайных обществах, и бумаги сей, составлявшей один лишь проект, никому решительно не показывал. Из числа же прочих обвиняемых ни у одного не найдено таких бумаг, которые могли бы иметь связь с упомянутым проектом, и все нравственные убеждения доказывают, что Спешнев, во всех своих показаниях чистосердечный и откровенный, говорит правду.

3. Вводимое из речей мещанина Григорьева (он же Шапошников) намерение к построению баррикад и побуждению к бунту, в составленном им кругу.

Это обстоятельство еще не исследовано.

4. Возникающее из разных показаний подозрение о распространении злых умыслов и внутри Государства.

Подозрение это возбуждено показанием Спешнева о вредных и опасных намерениях отставного офицера Черносвитова, замышлявшего составить тайное общество в Сибири. Петрашевский, хотя и не сознал прямого своего участия в помянутых злоумышлениях, однако касательно существования оных подтвердил показание Спешнева.

Черносвитов находится в Сибири. Туда отправлен к<орпуса> ж<андармов> капитан Шевелев, чтоб арестовать его, а генерал-губернатору предписано произвести исследование.

В этом состоят главные черты дела, и если сего, к сожалению, достаточно для признания что были замыслы на ниспровержение нашего государственного устройства, то нельзя однако же не заметить, с радостным для русского сердца чувством, что на попрание святых обетов присяги дерзнула до ныне только горсть людей ничтожных, молодых, не имеющих никакого значения в обществе, что горсть эта, сколько строгим исследованием дознано, немногочисленна, и что ни собственно в среде ее, ни в показаниях участников не является ни одного лица, стяжавшего себе хотя некоторую известность.

Вообще намерения всех арестованных лиц, исключая кружка Григорьева (он же Шапошников), состояли в следующем:

Многие молодые люди, как то: Петрашевский, Спешнев, Болосооглу, Толь, Тимковский, Головинский, Десбут 1, Десбут 2, Дуров, Кашкин, Европеус, Кузьмин, Львов, Момбели, Пальм, Плещеев, из которых большая часть получила европейское образование в высших гражданских заведениях, обратили свою незрелую любознательность на изучение новых политических систем — коммунистов и социалистов; сначала они учились сами собой; потом, для пояснения своего учения и для размена своих идей, стали они между собой собираться; наконец, увлеченные этими идеями, они зачали развивать их в других.

Из всех систем социальных сходбища эти увлеклись преимущественно социальной системой Фурье.

В религиозном подражании Фурье вышеупомянутые лица начали разбирать все вопросы русского общежития, осуждать все уставы и меры правительства и желать усовершенствования, одни России, другие всему человечеству.

Основанию подобных собраний дал пример титулярный советник Буташевич-Петрашевский и цель его была: распространять всеми средствами не одни идеи социальные, но и вообще идеи либеральные; развращать умы социальными книгами, разговорами и речами, действовать на молодое поколение посредством развращаемых им или уже развращенных учителей; не производить самому восстания, но пользоваться косвенно всеми беспорядками и ожидать терпеливо, чтобы злые семена, зараняемые в молодое поколение, созрели.

Либеральное его гнездо посещал кто хочет; Петрашевский приглашал на свои вечера знакомого и незнакомого; в собраниях его рассуждалось о всех вопросах общежития и кто, посещая их, хотя и не делался социалистом, то уже получал на многое новые взгляды и новые убеждения, и оставлял собрание уже потрясенным более или менее в прежних своих верованиях и, следовательно, зараженный уже, более или менее, его пропагандой.

Петрашевский простыми своими собраниями полагал достигать, и действительно достигал, цели либеральных своих усилий вернее и безнаказаннее, чем достигал бы их посредством тайного общества, средства более опасного, при котором легче бы пробуждалась совесть завлеченного и которое скорее повело бы к открытию злоумышлений.

Вчера, 30 июня, Петрашевский сам просил, чтобы его пригласили в комиссию и здесь, по убеждению Ростовцева, князя Гагарина и Набокова, он признал себя во всем виновным и со слезами раскаивается.

На этой, почти окончательной, точке стоит теперь следственное дело и остается только разделить внимательно виновных на категории и разъяснить злые замыслы кружка Григорьева.

1-го июля 1849

***

Для сведения

5-го июля Петрашевский просил дозволения придти в следственную комиссию и начал показывать, что ему известна ужасная тайна, состоящая в том, что отставной офицер Черносвитов, (за которым послан капитан Шевелев), предлагал ему, Петрашевскому, совершить цареубийство; что будтобы Черносвитов в сношении с 3-м отделением*; что это злодейство можно совершить чрез посредство Его Величества Конвоя и что на то же злодейство предлагали готовность свою Антонелли и Наумов (два агента). Далее Петрашевский начал показывать, что генерал-адъютант барон Ливен говорил надворному советнику Чирикову120, а сей последний ему, Петрашевскому, что в октябре сего года будет общее возмущение. Услышав такое ужасное показание, комиссия объявила Петрашевскому, чтобы он все известные ему подробности изложил на бумаге. Когда это было объявлено Петрашевскому, он начал хохотать, прыгать и кричать: «Большие чины, маленькие чины», — одним словом, показывать, что будтобы сошел с ума! Мы успокоили его и он принялся писать свое показание.

____

По Высочайшему повелению освобождено 10 человек**. Надо было их видеть: одни плакали, другие бросались нас целовать, третие крестились и благословляли Государя***.

6 июля 1849

***

Для сведения

7-го июля в следственной комиссии разбирали степень прикосновенности студента Данилевского к обществу, собиравшемуся у мещанина Григорьева (он же Шапошников). Признали его совершенно невинным и положили испросить ему освобождение.

____

Тоже делали о студенте Утине и ставили его на очную с Наумовым. Признали его мало виновным и в следствие Высочайшего повеления предположено испросить ему освобождение, заменив в наказание 2-х месячное содержание в крепости.

____

Тоже делали об учителе Белецком. Признали его мало виновным и в следствие Высочайшего повеления предположено испросить ему освобождение, заменив в наказание 2-х месячное содержание в крепости и с тем, чтобы он не был учителем.

____

Государь Император изволил разрешить, чтоб в Шлиссельбургскую крепость допускали посторонних людей только для богомолья. О чем распоряжение сделано.

8-го июля 1849

***

Для сведения

По определению секретной следственной комиссии арестован со всеми бумагами, оказавшийся прикосновенным к делу Буташевича-Петрашевского, вольнопрактикующий архитектор Тверской121, который и заключен в С<анкт>-П<етер>бургскую крепость.
С<анкт>-П<етер>бург
13-го июля 1849

***

Для сведения

14-го июля призван в следственную комиссию архитектор Тверской, который сделал показание на счет злоумышлений мещанина Григория Шапошникова, был допрашиваем в подтверждение своих показаний — и все подтвердил.

____

Допрашивали студента Толстова.

____

Окончили допросы Катенева.

____

Допрашивали мещанина Шапошникова и его уличали архитектор Тверской и агент Василий Шапошников.

____

Читали ответы и оправдания чиновника, служащего в вольном экономическом обществе Данилевского, из которых видно, что до 1848 года он чрезвычайно старался распространить систему Фурье, даже держал чтения у Петрашевского и других, но впоследствии сам увидел всю нелепость этой системы и прекратил всякое об оной суждение.

____

Был арестован плотничий сын Каменский, на которого Катенев показал, что имел преступные разговоры. Но по рассмотрении дела и по указанию агента Наумова донос Катенева не подтвердился и Каменский освобожден.

____

Допрашивали студента Толстова, который наконец сознался во всех своих преступлениях словах и действиях, о которых доносил агент Наумов.
С<анкт>-П<етер>бург
16-го июля 1849

***

Для сведения

16-го июля в следственной комиссии читали дополнительное показание Толстова после его сознания.

Здесь он в начале извиняется, что оскорбил членов комиссии дурным об них мнением и, в особенности, меня оскорбил тем, что рассказывал агенту Наумову, будто бы я получаю от Краевского122 ежегодно по 30 т<ысяч> руб<лей> за потворство издавать его журнал. Потом излагает, какую ненависть питал к Государю; что считал и называл его мрачным тираном; что приписывал Ему все нехорошее в России; что был убежден в обветшалости монархического правления и что перемене препятствует Государь, который не хочет пожертвовать благу народному потому, что собственное Свое счастье предпочитает счастью народа.

____

Освобожден арестованный комиссией архитектор Тверской, который уличал и во многом уличил мещанина Григория Шапошникова.

____

Посетили Петрашевского, и, найдя его более в спокойном духе, предложили ему несколько дополнительных, письменных вопросов.

____

Посетили и успокаивали Катенева, который начинает несколько мешаться в рассудке.
С<анкт>-П<етер>бург
17 июля 1849

***

До получения еще приказания вашего Сиятельства, я докладывал во всей подробности дело по доносу Стениша г<осподину> военному министру. Его Сиятельство, желая ближе ознакомиться с содержанием полученных по делу сему бумаг, потребовал оное к себе, и ныне возвратил ко мне при прилагаемой у сего записке*.

О сделанных до сего времени для поверки доноса Стениша распоряжениях и собранных справках имею честь представить записку, которую я докладывал и г<осподину> военному министру.

Вторая половина записка князя Чернышева состоит в том, что граф Перовский получил от своего чиновника Григорьева, (который послан в Ригу с полковником Станкевичем для обнаружения запрещенных книг) донесение, что князь Суворов послал предписание Лифляндскому губернатору о допущении их опечатать книжные лавки — и тем мог предупредить книгопродавцев и дать им возможность принять предосторожности. Но оказалось, что Станкевич в Ригу, а Васильев в Дерпт приехали до получения предписания от князя Суворова, следовательно, предписание то не могло произвести вреда.

От Васильева есть уже донесение, что в Дерпте он обнаружил много запрещенных книг.

____

Его Высочество, герцог Лейхтенбергский123 вчера, в 9 ч<асов> вечера, отправился за границу.

____

В городе, благодаря Бога, все тихо и благополучно.
С<анкт>-П<етер>бург
18 июля 1849

***

Для сведения

19-го июля в следственную комиссию Петрашевский прислал род своего духовного завещания, в котором говорит, чтобы все его имение отдать его сестре, с тем, чтобы 3-ю часть оного она раздала главным консидеранам* для устройства фаланстьера.

____

Читаны еще ответы Момбели, в которых описывает, каким образом он от чтения сделался либералом.
С<анкт>-П<етер>бург
20 июля 1849

***

Для сведения

Бывший учитель 1-го кадетского корпуса Петр Белецкий, содержавшийся в продолжении двух с половиной месяцев в С<анкт>-П<етер>бургской крепости, после освобождения своего, встретив на улице чиновника 14-го класса Антонелли, укорял его за донос и оскорбил обидными выражениями.

Хотя Белецкий по делу Буташевича-Петрашевского не обвинен, но за то, что один раз хвастал перед своими гостями, будто преподает детям историю либерально, тогда как последнее при исследовании не подтвердилось; а что вообще он был хвастлив перед своими товарищами, Белецкий, по Высочайшему повелению, освобожден из под ареста, с тем, чтобы отнюдь не был употребляем на службу ни по военным, ни по гражданским учебным заведениям.

По докладу об этом г<осподину> военному министру Его Сиятельство принимая во внимание, с одной стороны, что Белецкий не восчувствовал сделанного ему взыскания и не смягчил строптивого своего характера, а с другой, что нанесенное им оскорбление относится до самого полезного агента, которого правительство должно защищать, признал необходимым окончить это дело административно и уже сделал распоряжение к высылке Белецкого в Вологду, под строжайший надзор полиции**.

Об этом г<осподин> генерал-адъютант князь Чернышев изволил представить всеподданнейший доклад Государю Императору.
С<анкт>-П<етер>бург
20 июля 1849 г.

***

Для сведения

Вновь будет арестовано по делу Петрашевского много таких лиц, которых фамилии в тех или других случаях наименовали арестанты. Комиссия 20 июля рассматривала список тех лиц для определения, кто именно должен быть призван в комиссию.

____

21-го июля допрашивали мещанина Вострова, который показывает о преступных речах и действиях Григория Шапошникова.

____

Мещанин Катенев сочинил в каземате стихи, в которых называет нас ослами.
С<анкт>-П<етер>бург
22 июля 1849

***

Для сведения

22-го июля привезен в крепость отставной подпоручик Черносвитов, за которым ездил в Сибирь капитан Шевелев.

23-го июля его предварительно допрашивали и, не найдя в нем довольной откровенности и чистосердечия, приказали ему изложить на бумаге о своих сношениях с Петрашевским и Спешневым и о тех разговорах, которые между ими происходили.

Шевелев арестовал Черносвитова на станции Камышинской в Омском округе, возвращающегося в Ирбит с золотых приисков.

Шевелев представил о нем те сведения, которые собирал секретно при своей поездке. Они состоят в следующем:

1. Черносвитов проезжал из С<анкт>-П<етер>бурга в Сибирь, по направлению к Красноярску и ехал безостановочно. Проезжая Екатеринбург, в окружности которого находится большая часть заводов, он останавливался только в Екатеринбурге и только на один час времени, чтоб напиться чаю, и в сторону никуда не заезжал.

2. На границе Пермской губернии с Сибирью, где Черносвитов был исправником с 1838 по 1842 год, об нем общие отзывы, что он был отлично распорядительный исправник, которого все уважали. В то время в некоторых селениях Шадринского уезда было возмущение и Черносвитов, при их усмирении, действовал с особенным благоразумием.

3. Что проезжая по Сибири почти до Томска, Шевелев постоянно видел всюду порядок, тишину и спокойствие, а в жителях Сибирских полную, беспредельную преданность к Государю Императору.

Таковые наблюдения тем более утешительны, что доказывает, что Черносвитов не распространял, или по крайней мере не успел распространить своих вредных умствований*.

____

Делали еще письменные вопросы Головинскому. Он так бессовестно упорен, что возбудил даже изумление комиссии до такой степени, что нечистосердечие и упорство его определили записать в журнал.
С<анкт>-П<етер>бург
24 июля 1849

***

Для сведения

Заболел холерой наш обераудитор Михайлов и вчера был уже без всякой надежды. Сей час я был у него, Берс помог ему, и теперь ему лучше.

____

Резолюция вашего Сиятельства на записке моей о болезни Попова и о назначении Гедерштерна124 или Грибковского125 временно управлять 1-ю экспедицию я читал все трем. Попову чрезвычайно признателен за милостивый об нем отзыв; Гедерштерн также усердно благодарит за оказываемое ему внимание и просит доложить вам, что ему никогда не приходила мысль о неприятности быть временным начальником 1-й экспедиции, и что под начальством вашим он всегда готов служить безусловно и принимать охотно всякое назначение, ибо видит и чувствует, как ваше Сиятельство и без того внимательны и деликатны с вашими подчиненными. Зная и прежде сего таковое усердие и благородные чувства Гедерштерна, я полагал преимущественно ему вручить временное управление 1-й экспедицией, потому, что Грибовский при подобных же чувствах имеет довольно занятий по своей части, — но обстоятельство совершенно постороннее обязывает меня усилить труд Грибовского, а Гедерштерна отклонить от трудов по 1-й экспедиции, — обстоятельство это состоит в деле по доносу Стениша. Донос сей, хотя по сие время ничем не подтверждается, и хотя я все более и более убеждаюсь в неосновательности оного, — но он так важен и так многосложен, что требует непременно особенного, опытного и верного чиновника, который, не отвлекаясь другими занятиями, обрабатывал бы оный и переводил огромное число немецких бумаг. То и другое я с самого начала поручил Гедерштерну, под личным моим наблюдением и направлением, следовательно, отрывать его от этого дела было бы вредно и даже незаменимо, ибо никто из нас не знает так хорошо немецкого языка, как Гедерштерн.

По сим уважениям, которое разделяет со мной и Гедерштерн, я решился испрашивать соизволения вашего сиятельства, поручить 1-ю экспедицию Грибовскому, который, по своему усердию и благонамеренности, охотно принимает на себя этот усиленный труд и отчетливо исполнит поручаемое ему дело*.
С<анкт>-П<етер>бург
24 июля 1849

***

Для сведения

Содержащийся в крепости купеческий сын Борис Утин показал, что слухи о том, будтобы бунт начался из внутренних губерний, дошли к нему от англичанки девицы Марии Бернс126, которая в свою очередь слышала об этом в бытность у какого-то знатного лица, где говорил о сем приезжавший неизвестный человек.

Секретная следственная комиссия, Высочайше учрежденная под председательством генерал-адъютанта Набокова, для разъяснения означенного случая определила немедленно арестовать девицу Бернс и допросить ее в 3-ем Отделении Собственной Его Императорского Величества канцелярии.

Арестование Бернс возложено мной на подполковника корпуса жандармов Брянчанинова.
С<анкт>-П<етер>бург
24 июля 1849

***

Для сведения

26-го июля в следственной комиссии объявлена студенту Толстову Высочайшая милость о его прощении и определении на Кавказ унтер-офицером. Он пал на колени и в благодарных слезах излилась его признательность к милосердию Государя.

____

Читали первое показание Черносвитова, в котором описывает, что считая себя прежде обиженным, он часто бранил своих начальников, а иногда и правительство.

____

27-го июля читали последнее показание Толстова после объявления ему Высочайшего милосердия. Он говорит, что не имея ни отца, ни матери, был он всегда несчастлив, и в голове его родилась мысль о перемене образа правления в России; для чего и намерен был вовлекать кого только мог в свой образ мыслей и возбуждать во всех неудовольствие к правительству. Так подстрекал он Григория Шапошникова, Утина, Катенева и других.

Комиссия передала Толстова в 3-е Отделение, а г<осподин> военный министр объявил мне Высочайшее повеление, отправить его на Кавказ в Дагестанский пехотный полк, что и будет исполнено.

____

Пригласили в комиссию Спешнева и приготовили его для улики Черносвитова. За сим приведен был Черносвитов и ему предложены письменные вопросы. Во многом приносит он сознание и винит себя в том, что имел неосторожность войти в сношение с Петрашевским и Спешневым, которых считал людьми совершенно ничтожными; но неоткровенность и неискренность его очевидны. Впрочем тоже было и со всеми, которых допрашивали и которые под конец или явными уликами, или убеждениями комиссии были приведены к совершенному сознанию.
С<анкт>-П<етер>бург
28-го июля 1849

***

Для сведения

28-го июля читали письменные ответы Черносвитова. В них он подтверждает правильность показаний Спешнева и Петрашевского, но дает совершенно иной тон всем разговорам его с этими господами. Они показывали, что их разговоры клонились прямо к бунту, а он утверждает, что это были только рассуждения, но такие, которые и он сам находит преступными.

Черносвитов винит себя в этих разговорах, но с твердостью уверяет, что злых намерений у него не было и доказывает справедливость своего показания тем, что имея золотые прииски, он потерял бы все от всякой в государстве перемены.

Я нахожу ответы Черносвитова неискренними, но по сие время нельзя еще делать об них правильности заключения.

____

Один из освобожденных из крепости, Мадерский, сошел с ума.

____

29-го июля рассматривали список лицам, в чрезвычайно малый степени, или даже вовсе к делу Петрашевского неприкосновенных, для определения положительного мнения, кто из них может быть не предан суду.
С<анкт>-П<етер>бург
30 июля 1849

***

Для сведения

По распоряжении секретной следственной комиссии С<анкт>-П<етер>бургской крепости сего числа сделано распоряжение об арестовании чинами корпуса жандармов и полиции:
Арестован*.
1. Служащего в канцелярии флота генерал-интенданта Чиновника Кашевского127.

Арестован.
2. Столоначальника Министерства Внутренних Дел Колошина128.

Уехал в деревню, В Псковскую губернию
3. Служащего в том же Министерстве, сына сенатора Николая Мордвинова129.

Валериана Ламанскогонет, а арестован Евгений Ламанский130
4. Сына директора кредитной канцелярии Министерства финансов Валериана Ламанского (брата освобожденного).

Уехал в деревню, В Тверскую губернию.
5. Студента С<анкт>-П<етер>бургского университета Павла Европеуса131.

Уехал на Валаамский монастырь.
6. Отставного губернского секретаря Толбина132.

Арестован.
7. Маклера Семенова133.

Кроме их назначено завтра арестовать:

Будет арестован 2-го августа
8. Секретаря С<анкт>-П<етер>бургской духовной консистории коллежского асессора Шрамченки134, бумаги уже рассмотрены прежде.

9.Находящегося в Кронштадте капитанлейтенанта Войта135, за которым командирован отсюда подполковник корпуса жандармов Брянчанинов.

С<анкт>-П<етер>бург
1 августа 1849

***

Для сведения

Генерал-адъютант Набоков сообщил о двух, объявленных ему князем, Чернышевым Высочайших повелениях:

1. Чтобы из числа подвергаемых допросам в следственной комиссии новых лиц, тех, которые будут виновны только в посещении собраний Петрашевского и подобных им, без участия в зловредном их направлении, — освобождать, с отобранием от них установленных подписок и учреждением за ними надзора; более же виновных оставлять под арестом и сведения о них передавать в тот суд, который над злоумышленниками учрежден будет.

и 2. Чтобы тех, которые причислены комиссией к 4-му разряду и находятся уже, за прежние политические преступления в отдаленных губерниях, считать подлежащими действиям комиссии и раскрывать: какие они имели связи и каким образом производили сношения свои с участниками этого преступного дела?
С<анкт>-П<етер>бург
1-го августа 1849

***

К сведению

По поручению секретной следственной комиссии С<анкт>-П<етер>бургской крепости сего числа сделано распоряжение об арестовании чинами корпуса жандармов и полиции:
1.Секретаря Вольного экономического общества Романа Штрандмана136.

2. Состоящего в комиссариатском ведомстве капитана Дмитрия Минаева137.

3. Служащего в заемном банке титулярного советника Авдеева138.

4. Чиновника того же банка Витковского139.

5. Учителя 12-го класса Дмитриева140.

6. Учителя Никольского училища Морозова141.

7. Служащего в Статистическом отделении Министерства Внутренних Дел коллежского асессора Семейникова142.

и 8. Служащего в том же Министерстве губернского секретаря Толстого143.

Все арестованы.
С<анкт>-П<етер>бург
3 августа 1849

***

Для сведения

2-го августа, в следственной комиссии допрашивали вновь арестованных: чиновника М<инистерства> В<нутренних> Д<ел> Калошина, кол<лежского> ас<ессора> Шрамченко, чиновника морского ведомства Кашевского и библиотекаря Румянцевского музеума Майкова, тит<улярного> сов<етника> Ламанского, губ<ерского> секр<етаря> Толбина и мещанина Семенова.

Все они признаны комиссией неприкосновенными к делу Петрашевского, а Семенова к делу мещанина Григория Шапошникова и освобождены.

____

Читали просьбу Петрашевского, чтобы ему давали пищу солдатскую, потому что у него болит живот и что вода, которую пьет не хороша (ему дают невскую воду). Далее просит, чтобы сестра его в случае его смерти 12-ю часть его имения отдала консидерану* и 500 рублей команде Алексеевского равелина.
С<анкт>-П<етер>бург
3-го августа 1849

Для сведения

По поручению секретной следственной комиссии С<анкт>-П<етер>бургской крепости, сделано распоряжение к арестованию, 4-го августа, чинами корпуса жандармов и полиции:

1. Учителя Николаевского училища Черешкова144.

2. Служащего в Министерстве Иностранных Дел Владимира Энгельсона145.

3. Гувернера Императорского Александровского лицея чиновника 7-го класса Владимира Кузнецова146.

4. Занимающегося у литографа Беггрова147 писанием портретов Петра Мальта148.

и 5. Учителя 2-го кадетского корпуса Владимира Геслера149.

Все арестованы.
С<анкт>-П<етер>бург
4 августа 1849

***

Для сведения

3-го августа, в следственной комиссии допрашивали вновь арестованных: коллежского асессора Семенникова, капитанлейтенанта Войта, чиновника заемного банка Витковского, учителя Морозова, штабскапитана, находящегося при провиантском департаменте, Минаева, и губернского секретаря Толстого.

Одни из них признаны мало виновными, другие совершенно непричастными к делу Петрашевского, и потому все освобождены.

____

4-го августа, допрашивали вновь арестованных: секретаря Вольного Экономического общества Штрантмана, учителя Дмитриева, тит<улярного> сов<етника> Авдеева, учителя Черешкова, чиновника Министерства Иностранных Дел Энгельсона отставного кол<лежского> секр<етаря> Мальта, надворного советника Кузнецова и учителя Геслера.

Все они признаны комиссией совершенно неприкосновенными к делу Петрашевского и освобождены.
С<анкт>-П<етер>бург
5 августа 1849

***

Для сведения

По поручению секретной следственной комиссии С<анкт>-П<етер>бургской крепости сделано распоряжение к арестованию, 5-го августа, чинами корпуса жандармов и полиции:
Арестован*.
1. Чиновника Департамента железных дорог коллежского Асессора Марциновского150.

Арестован
2. Квартирующего вместе с Марциновским Понятовского151.
Уехал в Павловск, куда за ним послано.
3. Занимающегося ходатайством по разным делам Антона Нагурного152.

Уехал в Новгород, но на днях возвращается
4. Учителя 9-го класса Петра Егорова153.

Арестован
5. Служащего в С<анкт>-П<етер>бургском главном архиве Министерстве иностранных дел, титулярного Советника Войцеховского154.

Арестованы
6. Владимира Кашкарова 1-го155.

7. Сергия Кашкарова 2-го.

С<анкт>-П<етер>бург
5 августа 1849

***

Для сведения

По случаю арестования в Омском округе прикосновенного к делу Петрашевского отставного подпоручика Черносвитова и заключения его в С<анкт>-П<етер>бургскую крепость, г<осподин> военный министр относился к генерал-губернатору Западной Сибири о строжайшем розыскании, не распространял ли Черносвитов вредных сношений по этому краю, и особенно по горным селениям.

Князь Горчаков донес, что по сношению его с главным начальником Алтайских горных заводов оказалось, что Черносвитов вовсе не был на этих заводах и не имел ни с кем из тамошних жителей ни переписки, ни знакомства; и что по местным обстоятельствам и состоянию умов нет никакого повода опасаться нарушения спокойствия и общественного порядка, ни в Алтайских заводах, ни вообще в Западной Сибири.

Получив извещение об этом князя Чернышева, я сообщил, об оном генерал-адъютанту Набокову.
С<анкт>-П<етер>бург
5 августа 1849

По поручению секретной следственной комиссии С<анкт>-П<етер>бургской крепости сделано распоряжение к арестованию, 6-го августа, чинами корпуса жандармов и полиции:

Арестован*.
1. Воспитанника Императорской Медикохирургической Академии Курочкина156.

Арестован
2. Коллежского секретаря Апполона Сидорова157.
Арестован
3. Книгопродавца Геверта158.

Арестован
4. Служащего в Департаменте полиции исполнительной Петрова159.

Уехал в Москву и Курск.
5. Служащего в Департаменте внутренних сношений Министерства иностранных дел чиновника 12-го класса Алексея Бурнашева160.

Арестован
6. Служащего секретарем при директоре Департамента общих дел, Министерства внутренних дел, коллежского асессора Ратынского161.

Арестован
7. Служащего в Министерстве иностранных дел, чиновника Романовича162.

Арестован
8. Служащего в здешней Гражданской палате чиновника Литвинова163.

Уехал в Финляндию по службе.
9. Цензора и переводчика Министерства иностранных дел Михельна164.

Уехал в Москву
10. Федора Дершау165.

Еще не отыскан.
и 11. Секретаря здешней Дворянской опеки Григоровского.

С<анкт>-П<етер>бург
6 августа 1849

***

Третьего дня получено здесь телеграфическое известие о том, что венгерская армия между Грос-Вардейном и Арадом без условия положила оружие перед нашей.

Вчера получено известие, что Гарги167 отрекся от диктаторства.

Нельзя описать общего восторга, когда это известие разнеслось по городу. Я сам был свидетелем, что многие плакали от радости и со слезами благодарили Бога за это счастливое для нас событие.

Вчера и сего дня были повсеместные, благодарственные молебствия — и из крепости было сделано по 101-му пешечному выстрелу.

Что скажут теперь французские и, в особенности, немецкие журналисты? В их статьях венгерцы и поляки были до сего времени всюду победителями, а мы побежденными! — любопытно будет видеть, как они теперь будут доказывать, что не венгерская армия перед нашей, а наша перед венгерской положила оружие.

Государыня Императрица 9-го августа изволит ехать в Ревель, где, как говорят, останется до 14-го числа.

Теперь есть надежда, что мы скоро увидим Ваше Сиятельство. Дай Бог. Храни вас Господь*.

Дубельт
С<анкт>-П<етер>бург
7-го августа 1849

***

Для сведения

5-го августа следственная комиссия допрашивала вновь арестованных: коллежского асессора Марциновского, титулярного советника Понятовского, коллежского асессора Войцеховского, 14-го класса Кашкарова и воспитанника 1-й гимназии Кошкарова.

Сверх того пригласила в крепость статского советника Рачинского.

Все сии лица оказались совершенно неприкосновенными к делу Петрашевского и потому освобождены.

____

Петрашевский жаловался, что ему дают дурной хлеб, — хлеб освидетельствовали и жалоба его оказалась ложной. Потом он объявил, что его хотят отравить, — это приписано его беспокойному и ябидническому характеру.

____

Остальное время заседания употреблено на выводы о виновности преступников.

____

6-го августа были допрошены вновь арестованные: коллежский асессор Ратынский, чиновники Министерства внутренних дел Петров и Сидоров, студент Медикохирургической академии Курочкин, чиновник Министерства иностранных дел Романович, чиновник С<анкт>-П<етер>бургской Гражданской палаты Литвинов и книгопродавец Геварт.

Все они признаны к делу Петрашевского неприкосновенными, и потому освобождены.

____

Петрашевский подал в комиссию прошение, чтобы объявление его о том, что его хотят отравить, считать неосновательным, как действие его расстроенного рассудка.
С<анкт>-П<етер>бург
7 августа 1849

Для сведения

В июне месяце по случаю показания содержащегося в С<анкт>-П<етер>бургской крепости, по делу Петрашевского, помещика Спешнева, что приезжавший из Сибири в С<анкт>-П<етер>бург отставной подпоручик Черносвитов сообщил ему план восстания России, г<осподин> военный министр предписал Оренбургскому военному губернатору сделать наистрожайшее дознание, не распространены ли Черносвитовым на Урале, особенно между заводскими людьми, какие-либо вредные мысли, и принять дальнейшие меры осторожности.

Генерал от инфантерии Обручев донес, что назад тому года два или три, служил в городах Ирбите и Камышлове, Пермской губернии, земским исправником отставной раненый офицер Черносвитов и, по близости означенных городов с некоторыми горными заводами бывал в последних, но чтобы разглашал там и вообще гделибо на Уральских горах вредные толки, об этом никогда не было получаемо донесение, и что со стороны местного начальства продолжаются дальнейшие по этому предмету секретные розыскания.

Об этом сообщено мной г<осподину> генерал-адъютанту Набокову.
С<анкт>-П<етер>бург
7 августа 1849

***

Для сведения

8-го августа в следственной комиссии допрашивали вновь арестованных: учителя Ларинской гимназии Егорова и университетского кандидата Нагурного. Оба оказались по делу Петрашевского совершенно невинным, — и потому освобождены.

____

Разбирали степень прикосновенности разных лиц к делу Петрашевского и определяли эту степень над каждым*.
С<анкт>-П<етер>бург
9-го августа 1849

***

Для сведения

Оренбургский военный губернатор представил следующее:

1. По значительному съезду на Сергиевские серные минеральные воды посетителей нужен расторопный полицмейстер, а нынешний, подполковник Бедерев, преклонных лет и болезнен от ран, и потому генерал Обручев, полагает: заменить его другим, с наименованием военным полицмейстером и с возложением на него наблюдения и за военным госпиталем, в котором во время курса лечения бывает до 500 больных воинских чинов.

2. Присутствие на этих водах губернского жандармского штабофицера необходимо, потому что главное местное начальство не всегда имеет возможность там бывать.

3. Для предварительного сведения о всех приезжающих на Сергиевские воды лицах, состоящих под наблюдением, следовательно бы местным начальствам сообщать Оренбургскому о таковых для благовременного принятия мер осторожности.

и 4. Для сокращения времени в переписке между Оренбургом, Уфой и Сергиевском необходимо изменить направление почты из Сергиевска, вместо г. Бугуруслана, как ныне происходит, на г. Бугульму, от чего сведения будут получаемы оттуда не чрез 10-ть, но только чрез три дня.

По поручению военного министра по первому пункту сообщено мной генералу Обручеву, дабы сделал надлежащее представление о полицмейстере и уведомлен об этом министр внутренних дел; по второму предложено начальнику 7-го округа генерал-майор у Львову, командировать на будущее время в Сергиевск Оренбургского губернского штаб-офицера, а по двум последним пунктам сообщено, для распоряжений, графу Перовскому и директору почтового Департамента Прянишникову168.
С<анкт>-П<етер>бург
9-го августа 1849

***

Для сведения

10-го августа в следственной комиссии допрашивали вновь арестованного секретаря С<анкт>-П<етер>бургской дворянской опеки Григоровского, который найден совершенно непричастным к делу Петрашевского, — и потому освобожден.

____

Было продолжительное рассуждение о показаниях Черносвитова, который весьма неоткровенен, — и все показания на него Спешнева не утверждает и не отрицает, — и потому комиссия признает его чрезвычайно виновным.

____

Комиссия определила арестовать книгопродавца Лейброка и титулярного советника Зотова. К их арестованию сделано распоряжение.
С<анкт>-П<етер>бург
10-го августа 1849

***

Для сведения

По поручению секретной следственной комиссии С<анкт>-П<етер>бургской крепости сделано мной распоряжение об арестовании и доставлении в 3 Отделение для допросов по делу Петрашевского:

1. Содержательницы публичного дома Блюм.

2. Жительствующей в С<анкт>-П<етер>бургской части Веревкиной.

3. Легкового извощика Федота и

4. брата его Михайла.

Между тем составляющие из дел 3-го Отделения справки:

1. О коллежском секретаре Бердяеве, который в 1845-м г. был арестован за преступные сочинения и сослан в Симбирск, но, по расстройству рассудка, переведен к родственникам в Харьков, под надзор начальства.

2. О чиновнике Ромашове, заключенном в 1846-м году в Шлиссельбургскую крепость за сочинение республиканской конституции и стихотворений возмутительного содержания.

и 3. О титулярном советнике Солтыкове, который за распространение своих вредных мыслей в 1848-м г. выслан на службу в Вятку.

Справки эти вместе с допросами помянутых четырех лиц будут представлены в комиссию.
С<анкт>-П<етер>бург
11 августа 1849

***

Для сведения

Вчерашнего числа на минеральных водах содержателем гостиницы Излером был дан праздник в честь победоносных российских войск. Публики было до 5 т<ысяч> человек. В числе посетителей находились г<осподи>н военный министр, военный генерал-губернатор и другие знатные особы. В илюминованном саду, кроме оркестра Гунгля, играла военная музыка и пели военные песенники.

Декорация в саду, представлявшая замок Св. Ангела, украшена была ружьями и различными флагами и тут горел траспаран с вензелем Его Императорского Величества. Перед заключением праздника представлена была в зал фантасмогория, многократно повторявшаяся: 1. Известная картина Кригера169, изображающая Государя Императора, Государя Наследника Цесаревича, в<еликого> к<нязя> Михаила Павловича и свиту Его Величества, и 2. Портретное изображение Государыни Императрицы. Эти два видения приняты были с восторгом и продолжительным восклицанием «Ура!». При сем музыка играла: «Боже Царя Храни!».

Публика, в знак благодарности, вызвала Излера.

____

Вот пример для коммерческой истории: барон Стиглиц170 рассказывал Сагтынскому, что в 1828 году в Москве существовал торговый дом Гильдебранта, и, обанкрутившись, уплатил своим кредиторам только по 20 за рубль. Ныне Гильдебрант, восстановив свои дела за границей, приехал в Россию и для очищения своей совести выплатил всем кредиторам недоплоченные в то время 80 копеек на рубль, — всего 400 т<ысяч> руб<лей> серебром, — в том числе и Стиглиц получил неожиданно 60 т<ысяч> руб<лей> серебром.

____

Государыня Императрица, с великой княгиней Ольгой Николаевной1 и великими князьями, вчерашнего числа изволил уехать в Ревель.

____

Ваше Сиятельство совершенно справедливо рассуждаете, что медицинская помощь, которую подавал лекарь Одынец командиру Трокской жандармской команды штабскапитану Мальгину, есть дело обыкновенное, и потому я писал к гр<афу> Буксгевдену, чтобы он ограничился изустною Одынцу благодарностью.
С<анкт>-П<етер>бург
11-го августа 1849

0

24

***

Для сведения

По поручению секретной следственной комиссии С<анкт>-П<етер>бургской крепости сделано мной распоряжение к арестованию сего числа, 12-го августа, и доставлению в 3-е Отделение Собственной Его Величества Канцелярии со всеми бумагами:

1. Купца Василия Пронина.

2. Фридрихсгамского купца Василия Чернова.

и 3. Аукциониста Анемподиста Острогина.

Все арестованы.
С<анкт>-П<етер>бург
12-го августа 1849

***

Для сведения

11-го августа в следственной комиссии допрашивали книгопродавца Лури, которого комиссия положила передать административному взысканию.

____

Титулярного советника Зотова, который найден совершенно к обществу Петрашевского неприкосновенным, — и потому из крепости освобожден.

____

Чрез продолжительные распросы Спешнева объясняли степень неправды показаний Черносвитова.
С<анкт>-П<етер>бург
12-го августа 1849

***

Для сведения

12-го августа в следственной комиссии допрашивали вновь арестованных купцов: Чернова, Пронина и Острогина, по делу мещанина Григория Шапошникова.

Все трое, как неприкосновенные к делу, освобождены; но у Острогина и Пронина найдены раскольнические бумаги, которые и переданы министру внутренних дел.

____

Читали новые показания Спешнева, подтверждающие справедливость прежних, которыми указывал, что Черносвитов имел намерение возбудить общее восстание. Затем были призваны в комиссию Черносвитов и Спешнев. Им дали очную ставку, на которой Спешнев честно, чистосердечно сознаваясь в своих преступлениях, твердо и с некоторым благородством доказывал Черносвитову справедливость своих на него показаний, при чем Черносвитов, напротив, то отзывался недостатком памяти, то восклицал, что то, или это мог говорить — и вообще приведен был в очевидное смущение, но никак не сознавался в преступных своих намерениях.
С<анкт>-П<етер>бург
13-го августа 1849

***

Для сведения

16-го августа в следственной комиссии допрашивали вновь арестованных: студента Европеуса и коллежских асессоров Владимира Стасова172 и Александра Стасова173.

Их них Европеус признан мало виновным, а оба Стасовы совершенно невинными, — и потому освобождены.

____

Вторично давали очную ставку Черносвитову и Спешневу. Оба остались при своих показаниях, которые и подписали.

____

Составляли записку для Государя Императора, в которой кратко изложены все обстоятельства дела.
С<анкт>-П<етер>бург
17-го августа 1849

***

Для сведения

17-го августа в следственной комиссии давали очную ставку купцу Острогину с мещанином Семеновым.

Семенов показывает, что Григорий Шапошников говорил, что он, Шапошников, будет министром коммерции, а Острогин утверждает, что Шапошников этого не говорил

По делу видно, что Семенов показывает истину, а Острогин говорит неправду, — но оба остались при своих показаниях.

____

Разбирали список тех лиц, которые наименованы были арестантами, дабы определить: кому из них еще должно делать допросы.

____

Служивший в почтампте статский советник Трефурт сидел с своей женой в спальне своей квартиры в 3-м этаже. Госпожа Трефурт вышла в другую комнату, а он, отворив окно, стал на оное. 6-ти летний сын его побежал сказать об этом матери, которая возвратилась в спальню, но мужа на окне уже не нашла. Он бросился на мостовую и через несколько часов умер.
С<анкт>-П<етер>бург
19-го августа 1849

***

Для сведения

20-го августа в следственной комиссии разбирали список лиц, о которых при разных случаях упоминали арестанты, и назначали кого еще должно арестовать.

____

Читали и исправляли приготовляемую всеподданнейшую записку о существе всего дела.
С<анкт>-П<етер>бург
21-го августа 1849

***

Вчерашнего числа князь А. И. Чернышев получил приказание Государя Императора исправить ошибку, вкравшуюся в Манифест, который нам еще не известен, и в котором, вместо 2-х, назначен 4-х месячный срок. Его Сиятельство был этим встревожен, и, диктовав записку о немедленном собрании справок, внезапно почувствовал совершенное онемение правой руки и языка, так, что рука, в течении 5-ти минут была лишена всякого движения, а язык, в течении 10-ти минут, способности произносить слова; но при этом случае вся умственная его способность оставалась во всей своей силе. Мандт скоро явился и помог князю. Все это слова самого князя Александра Ивановича, которого я сию минуту видел и который теперь, благодаря Бога, совершенно здоров. Сохрани его Господь — это человек удивительный по его прозорливости, неусыпности в трудах и по высоким, благородным чувствам, и должно правду сказать, что не многих можно сравнять с Его Сиятельством.

У нас, слава Богу, тишина совершенная. Вчера на песках сгорело три деревянных дома, в которых помещались питейные заведения; впрочем в городе все благополучно, но видна повсюду всеобщая печаль по случаю болезни великого князя Михаила Павловича и той скорби, которой поражен Государь Император.

Храни вас Господь, мой благодетель*.
С<анкт>-П<етер>бург
23 августа 1849

***

Для сведения

Секретная следственная комиссия С<анкт>-П<етер>бургской крепости, усматривая из обстоятельств дела о Петрашевском, что проживающий в г. Ростове, Ярославской губернии, Владимир Кайданов обнаружил наклонность к социальным идеям, определила учредить за образом мыслей его секретное наблюдение.

По поручению комиссии я сообщил об этом, для распоряжений, министру внутренних дел и писал к генерал-лейтенанту Перфильеву об учреждении наблюдения за Кайдановым и со стороны корпуса жандармов.
С<анкт>-П<етер>бург
23 августа 1849

***

Для сведения

По поручению секретной следственной комиссии С<анкт>-П<етер>бургской крепости сего 26-го числа августа сделано мной распоряжение к арестованию и доставлению в 3-е Отделение Собственной Его Величества Канцелярии:
Арестован**.
1. Учителя Технологического института Витта174.

Не оказался в городе.
2. Частного учителя французского языка Флена.

Арестован
3. Кантониста Министерства Иностранных Дел Степанова175.

Уехал в Московскую губернию.
4. Служащего в Министерства Внутренних Дел Мордвинова.

Кроме того, приглашен и Арестован.
5. Бау-адъютант Зимнего Дворца подпоручик Стасов176.

С<анкт>-П<етер>бург
25 августа 1849

***

Для сведения

23-го августа в следственной комиссии составляли всеподданнейший доклад по всем обстоятельствам дела.

____

24-го августа, продолжали те же занятия.

____

Рассматривали доставленные от Липранди объяснения, которые впрочем обследованы комиссией — и еще в большей обширности, нежели он показывает.

____

Петрашевский просил позволения придти в комиссию, — его призвали, — он стал на колени и начал просить помилования Государя и нашего за него предстательства. Потом изъявил желание переговорить особенно с одним из членов комиссии и избрал для того Ростовцева.

Ростовцеву он выразил раскаяние и просил прощения всей комиссии за те оскорбления, которые нанес ей и умолял, чтобы доведено было до сведения Государя Императора, что всякую кару он примет от Его Величества, как особенную милость.
С<анкт>-П<етер>бург
25 августа 1849

***

Для сведения

25-го августа продолжали чтение составленного всеподданнейшего доклада о всех обстоятельствах дела.

____

26-го августа допрашивали вновь арестованных: титулярного советника Витта, бауадъютанта Стасова и канцелярского служителя Степанова, которые оказались неприкосновенными к делу Петрашевского и потому освобождены.

____

Продолжали чтение составляемого всеподданнейшего донесения о всех обстоятельствах дела.
С<анкт>-П<етер>бург
27-го августа 1849

***

Для сведения

27-го августа в следственной комиссии разбирали список лиц, при разных случаях арестантами поименованных, и назначили, кого из них еще должно арестовать.

____

При самом начале дела комиссия словесно просила Липранди дать ей по некоторым предметам объяснение, для облегчения предстоявшего ей труда.

Ныне доставил он не объяснение, а рассуждения и предположения свои, которые, по убеждению комиссии, выказывают все дело более в черном виде, нежели оно действительно есть. Например: он говорит, что общество Петрашевского имеет чрезвычайно далекие корни, что это сеть, покрывшая всю Россию, и, в доказательство справедливости своего мнения, указывает на беспрерывные смуты и обнаруживающиеся заговоры в западных губерниях. Поэтому комиссия рассуждала, какие предположения Липранди основательны и какие приувеличены.
С<анкт>-П<етер>бург
28 августа 1849

***

Для сведения

29-го августа в следственной комиссии допрашивали вновь арестованных: учителя 2-й гимназии Милюкова, коллежских секретарей Акшарумова 1-го и Акшарумова 2-го и английского подданного Шмита.

Из них Милюков и Акшарумов 1-й признаны мало виновными, а Акшарумов 2-й и Шмит совершенно к делу неприкосновенными.

Все они освобождены, но первые двое с тем, чтобы были под надзором полиции; а о Милюкове сверх того сообщено Министерству народного просвещения, что он не должен оставаться учителем.

____

Петрашевский представил письмо к своей матери, в котором пишет, что он нездоров и что для его излечения необходимо впустить в его жилы козлиную кровь и зашить его в козлиную шкуру. Письмо это предложили Петрашевскому изорвать, что он и исполнил.
С<анкт>-П<етер>бург
30-го августа 1849

***

Для сведения

Вчера, 30 августа, в Ѕ 1-го часа пополудни, образцовый кавалерийский полк, приняв из Зимнего Дворца венгерские знамена и штандарты, шествовал с ними: по Невскому проспекту, чрез Караванную на Симоновский мост, по Фонтанке до Сергиевской; потом, чрез Сергиевскую, по Литейной до Невского проспекта; оттуда по Садовой и Вознесенской на Петровскую площадь, на Васильевский остров и обратно в Зимний Дворец. Дворцовая площадь и все улицы были наполнены народом. При появлении трофеев «Ура» не умолкало и всюду был виден искренний восторг.

____

29-го августа Государыня Императрица изволила переехать из Петергофа в Царское Село.

____

Хотя Ваше Сиятельство и уполномочили меня, письмо о князе А. И. Чернышеве с отметкой на оном Государя Императора показать Его Светлости, но я этого не сделал по двум причинам. Первое потому, что опасаюсь, чтобы Его Светлость не принял за лесть мое высокое об нем мнение, второе, чтобы не встревожить его рассуждением, что повторение онемения членов, сопряжено с большой опасностью.

____

В городе, благодаря Бога, все тихо и благополучно.
С<анкт>-П<етер>бург
30 августа 1849

***

Для сведения

Сего дня, 2 сентября, Государь Император, Государыня Императрица и Государь Наследник Цесаревич в 11 часов утра прибыли в Казанский собор, изволили служить панихиду и в половине 3-го часа пополудни отправились обратно в Царское Село.

____

Говорят, что Высочайший двор снова переедет в Петергоф и что некоторое время все всеподданнейшие доклады будут представляться Государю Наследнику Цесаревичу*.

____

Театры по сие время не закрыты**, но приказано, чтобы сегодняшний спектакль, назначенный в пользу инвалидов, был дан не и в их пользу, а просто для Дирекции.

____

В Царском Селе жил какой-то престарелый фабрикант (я не мог узнать его имени) и, сделав духовное завещание, в котором распределил большую сумму некоторым лицам кому 50, кому 60 тысяч рублей серебром, — просил князя Петра Михайловича Волконского177 быть его душеприказчиком и назначенные суммы, уложенные в особенных пакетах и хранящиеся в железном сундуке, раздать по принадлежности. Фабрикант умер, сундук, по распоряжению князя Петра Михайловича, перенесен в дворцовое правление, но когда его открыли, то нашли в нем одно духовное завещание, а денег ни копейки!

Князь П. М. Волконский просит графа Перовского, чтобы он позволил Липранди приехать в Царское Село для производства следствия.

2 сентября 1849

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Нессельроде Карл Васильевич (1780—1862), граф, канцлер, министр иностранных дел.

2Незабитовский Александр Иванович (? — 1849), помещик Минской губернии, арестован в 1847 г. за хранение и печатание запрещенной литературы, осужден военным судом на 20 лет каторжных работ, в виду болезни помещен в Виленский военный госпиталь, умер в 1849 г. в госпитале. (ГАРФ. Ф. 109. 1 экспедиция, 1847 г. Д. 25).

3 Миркович Федор Яковлевич (1790 — ?), генерал-лейтенант, виленский генерал-губернатор.

4 Вронченко Федор Павлович (1780—1852), граф, министр финансов (1844—1852).

5 Гринфельд Богуслав Францевич (1796 — ?), в службе с 1815 г. в лейб-гвардии Кирасирском Ее Величества полку, с 1833 г. в Штабе Отдельного Корпуса Жандармов, с 1844 г. — Кавказский военный полицмейстер.

6 Чернышев Александр Иванович (1786—1857), светлейший князь, генерал от кавалерии, сенатор, член Следственной комиссии по делу декабристов, военный министр (1832—1852), председатель Государственного Совета и Комитета министров (1848—1856).

7 Киселев Павел Дмитриевич (1788—1872), граф (с 1839), участник русско-турецкой войны 1828—1829 гг., во время войны начальник штаба 2-й армии, управлял Дунайскими княжествами, посол в Париже в 1856—1862 гг.

8 Паскевич Иван Федорович (1782—1856), граф Эриванский, светлейший князь Варшавский, генерал-фельдмаршал, в 1827—1830 гг. наместник на Кавказе, наместник Царства Польского (1832—1856).

9 Бибиков Дмитрий Гаврилович (1792—1870), генерал-адъютант, министр внутренних дел (1852—1855). После Отечественной войны 1812 г. перешел на гражданскую службу, последовательно вице-губернатор владимирский, саратовский, московский, с 1837 г. киевский военный губернатор и генерал-губернатор подольский и волынский.

10 Маньковский (Гольцель) Карл (1807 — ?), окончил Лембергскую гимназию, служил в полку Чарторижского, в 1838 г. поручик Львовской милиции, в 1843 г. прусский консульский агент в Валахии. В 1848 г. вступил в Польскую демократическую партию Чарторижского, арестован в Молдавии, содержался в Динабургской крепости, затем в Варшавской цитадели (ГАРФ. Ф. 109. 1 экспедиция, 1848 г. Д. 584).

11 Гильдебрант Александр Михайлович (1802 — ?), подпрапорщик в 4 морском полку, адъютант командира 2 бригады 1-й пехотной дивизии, в 1834—1838 гг. адъютант 5 округа Корпуса жандармов, в 1839 г. назначен по особым по ручениям к киевскому военному и волынскому генерал-губернатору, в 1844 г. переведен в Штаб Отдельного Корпуса жандармов штаб-офицером в Лифляндскую губернию.

12 Черкесов Николай Петрович (1793 — ?), ге нерал от кавалерии, участник Отечественной войны 1812 г. и заграничных походов 1814—1815 гг., адъютант при Рижском военном губернаторе, затем при командире Отдельного Оренбургского корпуса, с 1838 г. в Штабе Отдельного Корпуса жандармов, с сентября 1845 г. начальник 6-го округа Корпуса жандармов, с 1852 г. начальник 5-го округа.

13 Львов Петр Федорович (1796 — ?), в 1817 г. окончил институт корпуса инженеров путей сообщения, в 1820 г. назначен директором Финляндской, затем Царскосельской дорог, в 1832 г. полицмейстер в Кронштадте, в 1840 г. начальник 7-го округа Корпуса жандармов.

14 Будянский Иван Иванович, действительный статский советник, председатель Симбирского губернского правления.

15 Журавский Яков Антонович, участник польского восстания 1830 г., осужден рядовым в 8-й линейный симбирский батальон (ГАРФ. Ф. 109. 1 экспедиция, 1830 г. Д. 448. Ч. 313).

16 Орпишевский Игнатий, участник польского восстания 1830 г., сослан на поселение в Енисейскую губернию (ГАРФ. Ф. 109. 1 экспедиция, 1830 г. Д. 448. Ч. 256).

17 Муравьев Николай Николаевич (Амурский) (1809—1811), граф, генерал от инфантерии (1858). Участник русско-турецкой войны 1828—1829 гг. и похода в Польшу в 1831 г. В 1847—1861 гг. Енисейский губернатор, генерал-губернатор Восточной Сибири.

18 Каверин Алексей Павлович (1810 — ?), окончил Царскосельский лицей, в 1826 г. зачислен в л.-гв. Гренадерский полк, в 1839 г. в отдельном корпусе внутренней стражи, в 1842 г. в корпусе лесничих, зачислен в Штаб Отдельного Корпуса жандармов в 1846 г. штабс-капитаном в Енисейскую губернию.

19 Перфильев Степан Васильевич (1796—1878), генерал от кавалерии, участник войны 1812 г., в 1827 г. поступил в корпус жандармов, определен членом комиссии по принятию в Москве предохранительных мер против холеры, 1831—1836 гг. — рязанский гражданский губернатор, с 1836 г. во 2-м округе Корпуса жандармов, 1849—1867 гг. — председатель частных собраний Московского попечительского совета общественного призрения, председатель Московского опекунского совета и попечитель Московского коммерческого училища.

20 Чижов Федор Васильевич (1811—1877), профессор Московского университета, примкнул к кружку Хомякова, Аксакова и Самарина. При аресте членов Кирилло-Мефодиевского общества обнаружили у одного из членов (Гулака) переписку с Чижовым. В 1846 г. задержан и препровожден в Петербургскую крепость. После следствия было воспрещено жить в столицах (до 1855 г.). Уехал в Киев. С 1858 г. редактировал журнал «Вестник промышленности», организовал акционерное общество по строительству Московско-Ярославской железной дороги, один из руководителей Московского купеческого банка, организовал товарищество Архангельско-Мурманского пароходства.

21 Друцкий-Соколинский Михаил Васильевич (1804 — ?), князь, смоленский губернский предводитель дворянства (1848—1856).

22 Брянчанинов Александр Петрович (1798 — ?), в службе с 1817 г. в Московском жандрамском дивизионе, в 1831 г. вологодский губернский прокурор, с 1847 г. на службе в Штабе Отдельного Корпуса жандармов.

23 Лидерс Александр Николаевич (1790—1874), генерал от инфантерии, участник наполеоновских, русско-турецкой (1806—1812), Отечественной 1812 г. войн и заграничных походов. В 1834 г. начальник над войском Северного и Нагорного Дагестана, в 1848 г. командовал войсками в Дунайском княжестве. В 1861—1862 гг. исполнял обязанности наместника Царства Польского.

24 Толстов Алексей Дмитриевич, студент; за распространение слухов о бунте в Москве подвергнут секретному наблюдению с апреля 1848 г. Был знаком с Ханыковым и Петрашевским, арестован, отправлен унтер-офицером в Отдельный Кавказский корпус.

25 Уваров Сергей Семенович (1786—1855), пре зидент Российской Академии наук (1815—1855), с 1832 г. товарищ министра, в 1833—1849 гг. министр народного просвещения.

26 Браницкие: Ксаверий (1815—1879), представитель радикального крыла польской эмиграции в Париже, во время Крымской войны пытался организовать польский легион для борьбы с Россией; Александр (? — 1884); Константин-Григорий (1824—1884).

27 Шульгин Дмитрий Иванович (1785—1854), генерал от инфантерии, с 1848 г. военный губернатор Петербурга, член Государственного Совета.

28 Закревский Арсений Андреевич (1786—1865), министр внутренних дел (1828—1831), финляндский Генерал-губернатор (1823—1831), московский Генерал-губернатор (1848—1859).

29 Перовский Лев Алексеевич (1792—1856), вице-президент Департамента уделов (1828—1840), министр внутренних дел (1841—1852), министр уделов и управляющий императорским кабинетом (1852—1856 гг.).

30 Михаил Павлович (1798—1849), вел. кн., брат Николая I, командир Отдельного Гвардейского корпуса, Главный начальник Пажеского, всех сухопутных кадетских корпусов и Дворянского полка, генерал-инспектор по инженерной части.

31 Кашевский Павел Адамович (1813 — ?), студент Медико-хирургической академии, в 1831 г. арестован как член общества Сунгу рова, в 1833 г. приговорен военным судом в военную службу рядовым.

32 Суворов Александр Аркадьевич (1804—1882), граф Рымникский, светлейший князь Италийский, генерал-инспектор пехоты, с 1848 г. Генерал-губернатор Прибалтийских губерний и военный губернатор Риги..

33 Кокошин Сергей Александрович (1785—1861), генерал-адъютант, петербургский по лицмейстер, сенатор.

34 Потоцкий Михаил Станиславович (1799—1878), граф, камергер, польский магнат, владелец имения в Тульчине, которое в 1845 г. было взято в опеку «с удалением владельца на безвыездное жительство в великороссийские губернии», в 1845 г. жил в Пензе, умер в Париже.

35 Радищев Афанасий Александрович (1797 — ?), с 1827 г. в Корпусе жандармов, в 1829 г. переведен в жандармский полуэскадрон, в 1835 г. назначен полицмейстером Петербурга, в 1838 г. председатель Петербургской управы благочиния, в 1839 г. состоял от Корпуса жандармов при Киевском военном губернаторе.

36 Кох Александр Иванович, генерал-лейтенант, российский комиссар по пограничным делам с Пруссией.

37 Буксгевден Петр Федорович (1790—1863), на русской службе с 1805 г., участник наполеоновских войн и Отечественной войны 1812 г., в 1829 г. оставил военную службу, чиновник министерства внутренних дел, в 1840 г. определен в Корпус жандармов, с 1842 г. начальник 4-го округа Корпуса жандармов.

38 Кашкин Николай Сергеевич (1829—1914), чиновник Азиатского департамента Министерства иностранных дел, в октябре 1848 г. собирал у себя на квартире кружок «фурьеристов». Арестован в 1849 г., приговорен к четырем годам каторги, по конфирмации — рядовым в Кавказский линейный батальон. Указом 1857 г. возвращено дворянство, жил в Калуге, надзор снят в 1860 г., член Калужского окружного суда (1870—1908).

39 Тимковские Алексей Иванович (1817 — ?), юнкер флота, посещал Петрашевского с 1848 г., арестован, освобожден под секретный надзор. Константин Иванович (1814—1881), юнкер флота, чиновник Министерства иностранных дел, посещал Петрашевского в 1848 г., арестован, приговорен к ссылке, по конфирмации — 6 лет арестантских работ. Отправлен в Свартгольм, переведен в Бобруйск. Надзор снят в 1859 г.

40 Десбуты: Константин Матвеевич (1810 — ?), чиновник Азиатского департамента Министерства иностранных дел, посещал кружки «фурьеристов». Арестован, приговорен к расстрелу, по конфирмации — 4 года арестантских работ, затем рядовым в рабочую роту. Отправлен на Алнадские острова. Надзор снят в 1861 г. Служил старшим ревизором Новгородского питейно-акцизного управления. Ипполит Матвеевич (1824—1890), чиновник Азиатского департамента Министерства иностранных дел, посещал Петрашевского, арестован, по конфирмации сослан на 2 года в военно-арестантские роты Инженерного ведомства в Килийскую крепость, затем зачислен рядовым, участвовал в обороне Севастополя, за что был произведен в прапорщики. Надзор снят в 1862 г., служил секретарем Общества русского пароходства и торговли в Одессе.

41 Достоевский Михаил Михайлович (1820—1864), литератор, переводчик, обозреватель в «Отечественных записках», с 1847 г. посещал кружки «фурьеристов». Арестован, освобожден, получил негласное пособие от императора в 200 рублей.

42 Достоевский Федор Михайлович (1821—1882), писатель, посещал кружки «фурьеристов». Арестован, приговорен к расстрелу, по конфирмации — 4 года каторги и рядовым. Отправлен в Тобольск, отбыл каторгу в Омском остроге, зачислен рядовым 7-го линейного батальона Отдельного Сибирского корпуса в Семипалатинске. Надзор снят в 1859 г.

43 Кайдановы: Владимир Иванович (? — 1896), выпускник Александровского лицея, чиновник Министерства государственных имуществ с назначением в Ростове Ярославской губернии. Знакомый Петрашевского. Подвергнут секретному надзору. Николай Иванович (1821—1894), переводчик в департаменте внутренней торговли Министерства иностранных дел, посещал Петрашевского с зимы 1846 г., привлекался к следствию, освобожден под секретный надзор.

44 Ханыков Александр Владимирович (1825—1853), студент Петербургского университета, уволен в 1847 г. за неблагонадежное поведение. Посещал Петрашевского и Кашкина. Арестован. Приговорен к 4 годам каторги, по конфирмации — рядовым в Оренбургские батальоны. Отправлен в Орскую крепость. Умер от холеры.

45 Плещеев Алексей Николаевич (1825—1893), поэт, литератор, посещал кружки «фурьеристов». Зимой 1848/1848 гг. устроил у себя три вечера. Арестован, приговорен к 4 годам каторги, по конфирмации — рядовым в Оренбургские линейные батальоны. С 1859 г. служил в Оренбургской пограничной комиссии.

46 Кузьмин Алексей Алексеевич (1812 — ?), окончил Морской корпус, отставной лейтенант 15-го экипажа. Посещал Петрашевского с 1849 г. Привлекался к следствию.

47 Деев Платон Алексеевич (1824 — ?), квартирант Петрашевского, арестован, выпущен под секретный надзор.

48 Мадерский Александр Тимофеевич (1825 — ?), вольнослушатель Петербургского университета, квартирант Петрашевского, привлекался к следствию, освобожден под секретный надзор.

49 Дуров Сергей Федорович (1816—1869), в 1833—1846 гг. служащий Государственного коммерческого банка, в 1846 г. перешел в канцелярию Морского министерства переводчиком, посещал Петрашевского с 1847 г., в марте 1849 г. устроил собственный кружок, арестован, приговорен к расстрелу, по конфирмации — 4 года каторги и рядовым. Отправлен в Тобольск, затем в Омский острог; в 1855 г. обращен в гражданскую службу канцеляристом в областном управлении сибирских киргизов в Омске, надзор снят в 1863 г.

50 Щелков Алексей Дмитриевич (1825 — ?), служил в канцелярии петербургского генерал-губернатора, посещал Петрашевского, Дурова. Арестован, отдан под секретный надзор.

51 Момбели Николай Александрович (1823—1902), в 1846—1847 гг. устраивал литературные собрания офицеров, посещал кружки «фурьеристов». Момбели принадлежит проект «Братства взаимной помощи». Арестован, приговорен к расстрелу, по конфирмации — 15 лет каторги. Отправлен в Тобольск, затем в Александровский сереброплавильный завод под Нерчинском. В 1856 г. вышел на поселение, отправлен рядовым на Кавказ.

52 Гагарин Павел Павлович (1789—1872), председатель Комитета министров, председательствующий в Государственном Совете, член следственной комиссии по делу Петрашевского, член Главного комитета по крестьянскому делу, с 1862 г. председатель департамента законов Государственного Совета, председатель Верховного уголовного суда по рассмотрению покушения 1866 г.

53 Кузьмин Павел Алексеевич (1819—1885), штабс-капитан Генерального Штаба, посещал Петрашевского. Арестован, отдан под секретный надзор.

54 Белецкий Петр Иванович (1819 — ?), учитель истории 2-го кадетского корпуса, привлекался к следствию, выпущен под секретный надзор с запрещением преподавать. Выслан в Вологду, разрешено служить с 1859 г.

55 Мария Николаевна (1819—1876), вел. кн., дочь Николая I, в замужестве герцогиня Лейхтенбергская.

56 Ханыков Василий Яковлевич (1793—1850), Статс-секретарь, член Государственного Совета, с 1833 г. камергер Высочайшего двора, в 1841 г. управляющий делами Комитета министров.

57 Романус Иван Васильевич (1803—1861), генерал-лейтенант, костромской губернатор, с 1841 г. в Штабе Отдельного Корпуса жандармов, с 1851 г. вологодский губернатор, затем военный губернатор в Ковно.

58 Головинский Василий Андреевич (1829 — ?), чиновник Сената, посещал кружки Дурова и Плещеева. Арестован, приговорен к расстрелу, по конфирмации отправлен рядовым в Оренбургский линейный батальон, в 1851 г. переведен в Кавказский корпус, в 1859 г. по ступил на гражданскую службу в Симбирске, надзор снят в 1874 г.

59 Европеус Александр Иванович (1826—1885), выпускник Александровского лицея, посещал кружок Кашкина. Арестован, приговорен к расстрелу, по конфирмации — рядовым в Кавказский линейный батальон. Вышел в отставку в 1857 г., жил в Тверской губернии.

60 Толь Феликс Густавович (1823—1867), учитель словесности в Главном инженерном училище, арестован, сослан на каторжную работу в Томскую губернию. По возвращению из ссылки сотрудничал в журналах “Русское Слово”, “Современник”.

61 Филиппов Павел Николаевич (1825—1855), студент Петербургского университета, посещал Петрашевского и Дурова, приобрел принадлежности для тайной типографии. Арестован, приговорен к расстрелу, по конфирмации — 4 года военно-арестантских работ и рядовым на Кавказ. Отправлен в Измаил, в 1855 г. переведен в военно-рабочую роту, по слан в действующую армию, умер от раны при штурме Карса.

62 Липранди Иван Петрович (1790—1880), участник Отечественной войны 1812 г. участвовал в заграничных походах 1813—1815 гг., состоял чиновником по особым поручениям при М. С. Воронцове, впоследствии служил по особым поручениям при министре внутренних дел, в министерстве уделов, автор военно-исторических, публицистических и библиографических работ.

63 Ястржембский Иван Фердинанд Львович (1814—1880?), преподаватель политэкономии и помощник инспектора классов в Технологическом институте, посещал Петрашевского, арестован, приговорен к 6 годам каторги, в 1856 г. вышел на поселение, надзор снят в 1872 г.

64 Елена Павловна (урожд. Фредерика Шарлотта Мария, принцесса Вюртембергская) (1806—1873), вел. кн., жена вел. кн. Михаила Павловича; одна из основательниц Русского музыкального общества и Крестовоздвиженской общины сестер милосердия.

65 Баласогло Александр Пантелеймонович (1813 — ?), служил в архиве Азиатского департамента Министерства иностранных дел, посещал кружок Петрашевского с 1845 г., арестован, отправлен в Петрозаводск с отдачей под секретный надзор.

66 Барч Николай Абрамович, вольнослушатель Петербургского университета, служащий городской Думы Петербурга, привлекался к допросу.

67 Данилевский Григорий Петрович (1829—1890), студент Петербургского университета, литератор, арестован, выпущен под секретный надзор.

Данилевский Николай Яковлевич (1822—1885), выпусник Петребургского университета, посещал Петрашевского с 1844 г., арестован, выслан в Вятку под секретный надзор, в 1850 г. зачислен в канцелярию вологодского губернатора.

68 Катенев Ваислий Петрович (1830—1856), вольнослушатель Петербургского университета, сотрудник “Литературной Газеты”, “Ведомостей СПб. Полиции”. Арестован, отправлен в больницу, где и умер.

69 Утин Борис Исакович (1832—1872), привлекался к следствию за знакомство с Толстовым и Катеневым. Впоследствии профессор Петербургского университета по кафедре истории законодательств, член окружного суда и судебной палаты.

70 Ахшарумовы: Николай Дмитриевич (1819—1893), выпускник Петребургского университета, посещал кружок Кашкина. Подвергнут секретному надзору; Владимир Дмитриевич, чиновник канцелярии военного министерства, привлекался к дознанию; Дмитрий Дмитриевич (1823—1910), служащий Азиатского департамента Министерства иностранных дел, арестован, приговорен к расстрелу, по конфирмации — 4 года арестантских работ, затем рядовым на Кавказ. Надзор снят в 1857 г., в 1862 г. окончил Медико-Хирургическую академию, работал губернским врачебным инспектором в Полтаве.

71 Васильев (Востров) Василий Васильевич (1819—1849), приказчик табачной лавки Шапошникова. Арестован вместе с агентами Шапошниковым и Н. Ф. Наумовым, купцом из Галича; содержался при 3-м Отделении. Помещен в приют для умалишенных, по суду освобожден, умер в больнице.

72 Григорьев Николай Петрович (1822—1886), в военной службе с 1844 г. в л.-гв. Конно-Гренадерском полку, посещал Петрашевского и Дурова. Арестован, приговорен к расстрелу, по конфирмации — 15 лет каторги, отправлен в Тобольск, в 1856 г. аыпущен на поселение, в 1857 г. “под надзор семейства” в Нижний Новгород.

73 Любомирский Марцелий (1810—1866), князь.

74 Спешнев Николай Александрович (1821—1882), в 1842—1846 гг. был за границей, приезжал в Россию, посещал Петрашевского, Кашкина, Плещеева и Дурова. Арестован, приговорен к расстрелу, по конфирмации — 10 лет каторги. Отправлен в Тобольск, затем в Александровский завод, в 1856 г. выпущен на поселение, вступил в службу в Забайкальское военное управление, редактор “Иркутских губернских ведомостей”.

75 Васильев Александр Дмитриевич (1801 — ?), в 1821 г. прапорщик Гренадерского полка, в 1833 г. переведен в Штаб отдельного Корпуса жандармов состоять при шефе жандармов, в 1837 г. адъютант штаб-офицера корпуса в Тифлисе, в 1840 гг. — в Томской, Енисейской губернии.

76 Есаков Евгений Семенович (1824 — ?), чиновник Азиатского департамента Министерства иностранных дел; посещал Петрашевского и Кашкина, арестован, отдан под секретный надзор.

77 Ващенко Эраст Герасимович (1825 — ?), с 1842 г. чиновник Азиатского департамента Министерства иностранных дел; посещал Кашкина. Арестован, освобожден под секретный надзор.

78 Набоков Иван Александрович (1787—1852), генерал от инфантерии, председатель следственной комиссии по делу петрашевцев, комендант Петропавловской крепости, член Государственного Совета.

79 Станкевич, полковник, состоял при князе А. Ф. Орлове по особым поручениям.

80 Сагтынский Адам Александрович, тайный советник, чиновник особых поручений при 3-м отделении Собственной Его Императорского Величества канцелярии, почетный член Демидовского дома трудящихся.

81 Львов Алексей Федорович (1790—1870), окончил Институт путей сообщения, служил в военных поселениях А. А. Аракчеева, секретарь А. Х. Бенкендорфа, директор придворной певческой капеллы.

82 Анненков Николай Николаевич (1800—1865), генерал-адъютант, член Государственного Совета. В 1849 г. член Верховного суда над петрашевцами, 1854—1855 г.. новороссийский и бессарабский генерал-губернатор, 1854—1862 гг. государственный контролер.

83 Назимов Петр Иванович, генерал-адъютант, командующий войсками Виленского военного округа, чиновник министерства финансов.

84 Антонелли Петр Дмитриевич (1825 — ?), служащий министерства иностранных дел, министерства внутренних дел, с декабря 1848 г. секретный агент И. П. Липранди, с 1853 г. в Ковенском губернском правлении.

85 Огарев Григорий Михайлович (1897 — ?), в 1813 г. юнкер Павлоградского гусарского полка, с 1838 г. в Корпусе жандармов штаб-офицер в Иркутской губернии.

86 Голицын Александр Федорович (1795—1864), князь, статс-секретарь, член Государственного Совета, камергер, в 1849 г. председатель комиссии по разбору бумаг по делу Петрашевского.

87 Барановский Александр Николаевич (1824 — ?), выпусник училища правоведения, в марте 1849 г. назначен прокурором в Олонецкую губернию, посещал Петрашевского с 1845 г., арестован, выпущен под секретный надзор.

88 Шредер Яков, участник Польского восстания в 1831 г., сослан на жительство в Тобольск.

89 Горчаков Михаил Дмитриевич (1793—1861), князь, генерал-адъютант, в 1831 г. исполнял должность начальника штаба 1-го пехотного корпуса, начальник артиллерии действующей армии, впоследствии наместник Царства Польского.

90 Оглоблева Любовь Федоровна, воспитанница Смольного института, привлекалась к допросу.

91 Ламанский Порфирий Иванович (1824—1875), чиновник палаты государственных имуществ и департамента внешней торговли Министерства иностранных дел, посещал Петрашевского и Дурова с 1847 г. Аресован, вы пущен под секретный надзор.

92 Беклемишев Александр Петрович (1824—1877), чиновник Министерства внутренних дел, посещал Петрашевского, арестован, выпущен под секретный надзор. В 1851 г. назначен курляндским вице-губернатором, в 1858—1868 гг. могилевский губернатор.

93 Попов Михаил Максимович (1800—1871), чиновник особых поручений в III-м Отделении.

94 Орлова (урожд. Жеребцова) Ольга Александровна, жена А. Ф. Орлова.

95 Орлов Николай Алексеевич (1827—1885), сын А. Ф. Орлова, генерал от кавалерии, генерал-адъютант. В 1859—1861 гг. посланник в Бельгии, 1861—1870 гг. — в Австрии, 1870—1871 гг. — в Великобритании, 1884 г. — в Германии.

96 Серебряков Николай Алексеевич (1819 — ?), чиновник департамента податей и сборов, квартирант Петрашевского, посещал его в 1844—1845 гг., арестован, выпущен под секретный надзор.

97 Бенкендорф Александр Христофорович (1783—1844), участник Отечественной войны 1812 г. и заграничных походов, 1819—1821 гг. начальник штаба Гвардейского корпуса, член Следственной комиссии по делу декабристов, шеф жандармов и Главный начальник III-го Отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии (1826—1844).

98 Протасов Николай Александрович (1799—1855), граф, генерал-адъютант, затем обер-прокурор Святейшего Синода.

99 Черносвитов Рафаил Александрович (1810 — ?), сибирский золопромышленник, посещал Петрашевского в 1848 г., арестован, сослан в Кексгольмскую крепость, в 1854 г. переведен в Вологду, надзор снят в 1856 г.

100 Львов Федор Николаевич (1823—1885), репетитор химии в Павловском кадетском корпусе, посещал Петрашевского, Момбелли и Дурова. Арестован, приговорен к расстрелу, по конфирмации — 12 лет каторги, отправлен в Тобольск, затем в Александровский завод. В 1856 г. выпущен на поселение, определен канцеляристом в Главное управление Восточной Сибири, с 1870 г. секретарь Русского Технического общества.

101 Бутурлин Алексей Петрович (1802—1883), генерал-лейтенант, сенатор, ярославский военный и гражданский губернатор (1846—1861).

102 Горчаков Петр Дмитриевич (1785—1868), генерал от инфантерии, член Государственного Совета. В 1820 г. управляющий Имеретией, затем исправлял должность Кавказского областного начальника, генерал-губернатор Западной Сибири и командир Отдельного Сибирского корпуса (1836—1851).

103 Обручев Владимир Афанасьевич (1793—1866), генерал от инфантерии, председатель генерала-удиториата Военного министерства, генерал-губернатор Оренбургского края и командир Отдельного Оренбургского корпуса (1842—1859).

104 Латкин Петр Николаевич, кандидат Петербургского университета, посещал Петрашевского в 1845 г., привлекался к следствию.

105 Урель Александр Андреевич (1803—1849), в 1827 г. переводчик в канцелярии финляндского генерал-губернатора, в 1833 г. определен адъютантом при штаб-офицере Корпуса жандармов в Финляндии, в 1838 г. секретарь начальника 2-го округа Корпуса жандармов, в 1842 г. перемещен в III Отделение Собственной Его Императорского Величества канцелярии.

106 Константин Николаевич (1827—1892), вел. кн., сын Николая I, генерал-адмирал, наместник Царства Польского (1862—1863).

107 Войцех Андрей Федорович (1800 — ?), в службе с 1815 г. в Брестском пехотном полку, участник русско-турецкой войны 1828—1829 гг., с 1839 г. в Штабе Отдельного корпуса жандармов штаб-офицер в Могилевской губернии.

108 Константин Павлович (1779—1831), вел. кн., сын Павла I, отказался от престола в пользу брата Николая, был женат на вел. кн. Анне Федоровне, урожд. принцессе Саксен-Кобургской, брак был расторгнут в 1820 г., затем на Иоанне Антоновне, княгине Лович, урожд. Грудзинской.

109 Клейнмихель Петр Андреевич (1793—1869), с 1842 г. министр путей сообщения. Под его руководством построен «Дом трудолюбия», Патриотический институт, новое здание Эрмитажа, Николаевский мост, отстроен после пожара Зимний дворец.

110 Ольдекоп Карл Карлович (1810 — ?), чиновник особых поручений в Государственном заемном банке, посещал Петрашевского с 1846 г., привлекался к следствию. Впоследствии советник губернского суда в Иркутске, прокурор в Казани.

111Пальме Александр Иванович (1823—1885), поручик л.-гв. Егерского полка, литератор, Посещал Петрашевского с 1847 г. и Дурова. Арестован, приговорен к расстрелу, по конфирмации переведен в армию в Литовский егерский полк. Впоследствии управляющий Кишиневским, затем Полтавским отделениями Государственного банка.

112 Кропотов Дмитрий Андреевич (1818 — ?), дежурный офицер 1-го кадетского корпуса, посещал Петрашевского с 1848 г., привлекался к следствию, выпущен под секретный надзор.

113 Волконский Сергей Григорьевич (1788—1865), участник Отечественной войны 1812 г. и заграничных походов 1813—1815 гг., декабрист, член Союза благоденствия и Южного общества. Арестован 5 января 1826 г., осужден в каторжную работу на 20 лет.

114 Меншиков Александр Сергеевич (1787—1869), светлейший князь, адмирал, генерал-адъютант. В 1853 г. чрезвычайный посол в Константинополе, главнокомандующий в Крым скую войну.

115 Сенявин Лев Григорьевич (1805—1861), управляющий Азиатского департамента Министерства иностранных дел (1822—1848), член Сибирского комитета, с 1856 г. член Государственного Совета.

116 Красовский Александр Иванович (1780—1857), тайный советник, с 1832 г. председатель Главного цензурного комитета.

117 Митрополит Иона (Иван Семенович Василевский) (1763—1849), с 1821 г. архиепископ Астраханский, затем экзарх Грузии и член Святейшего Синода, с 1828 г. митрополит.

118 Украино-Славянское дело (Кирилло-Мефодиевское братство) — тайное общество, основанное в Киеве в 1846 г., ставившее целью объединение славян на федеративных на чалах. Россия делилась на 14 областей, во главе коих должен был стоять общий сейм, с государственным языком великорусским. Устав общества был написан Н. И. Костомаровым. В 1847 г. члены общества были арестованы и приговорены к заключению в крепости и ссылке.

119 Ростовцев Яков Иванович (1803 — ?), генерал-адъютант, начальник Главного штаба по военно-учебным заведениям, в 1857 г. член Главного комитета по крестьянскому делу.

120 Чириков Михаил Николаевич (1803 — ?), чиновник особых поручений при Государственном коммерческом банке, квартирант Петрашевского, арестован, подвергнут секретному надзору.

121 Тверской Александр Михайлович (1820 — ?), чертежник в Комитете для строений и гидравлических работ Петербурга, арестован, освобожден под секретный надзор.

122 Краевский Андрей Александрович (1810—1889), издатель и журналист. В 1839—1867 гг. издавал журнал «Отечественные записки», впоследствии газету «Голос» (1863—1884).

123 Лейхтенбрегский Максимилиан Евгеньевич (1817—1852), герцог, президент Академии художеств.

124 Гедерштерн Александр Карлович (1804 — ?), тайный советник, чиновник III Отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии (1826—1863), секретарь А. Ф. Орлова.

125 Грибовский Иван Степанович (1800—1881), служил по гофмейстерской части при вел. кн. Константине Павловиче, затем в Петергофском дворцовом правлении, 1837—1871 гг. чиновник III Отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии (служил до 1871 г.).

126 Бернс Мария (Варн Мария), английская подданная, привлекалась к допросу.

127 Кашевский Николай Адамович (1820 — ?), служил в канцелярии московского гражданского губернатора, затем чиновник Морского министерства, посещал Петрашевского и Дурова. Подвергнут секретному надзору.

128 Колошин Николай Николаевич, чиновник Министерства внутренних дел, привлекался к допросу.

129 Мордвинов Николай Александрович (1827 — ?), чиновник Министерства внутренних дел, посещал кружок Дурова и Спешнева, привлекался к допросу, подвергнут секретному надзору.

130 Ломанский Евгений Иванович (1824—1902), чиновник I Отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, с 1847 г. столоначальник инспекторского департамента гражданского ведомства. Посещал Петрашевского и Дурова. Привлекался к допросу, подвергнут секретному надзору. Впоследствии управляющий Государственным банком.

131 Европеус Павел Иванович (1829—1872), студент Петербургского университета, привлекался к допросу, подвергнут секретному надзору.

132 Толбин Василий Васильевич (1823 — ?), служил в Московском опекунском совете, литератор, переводчик исторических книг, бывал у Петрашевского в 1847—1848 гг., привлекался к следствию, подвергнут секретному надзору.

133 Семенов Николай Петрович (1823—1904), титулярный советник, юрист, товарищ председателя Ярославской гражданской палаты, автор работ о крестьянской реформе.

134 Шрамченко Александр Васильевич, секретарь Петербургской духовной консистории, привлекался к дознанию.

135 Войт Владимир Карлович, капитан-лейтенант флота, привлекался к допросу.

136 Штрандман Роман Романович, литератор, секретарь Вольно-Экономического общества, привлекался к дознанию.

137 Минаев Дмитрий Иванович (1808—1878), штабс-капитан, смотритель Измайловского провиантского магазина, литератор, художник, привлекался к следствию.

138 Авдеев Павел Гаврилович, чиновник Государственного заемного банка, привлекался к следствию.

139 Витковский Карл Яковлевич, чиновник Государственного заемного банка, привлекался к допросу.

140 Дмитриев Александр Дмитриевич, учитель математики Петербургского Никольского уездного училища, привлекался к допросу.

141 Морозов Владимир Яковлевич, учитель Петербургского Никольского уездного училища, привлекался к следствию.

142 Семенников Петр Иванович, чиновник МВД, привлекался к следствию.

143 Толстой Николай Васильевич, отставной юнкер, сотрудник «Санкт-Петербургских ведомостей», привлекался к следствию, освобожден.

144 Черешков (Сережков) Федор Михайлович, учитель истории и географии Петербургского Никольского уездного училища.

145 Энгельсон Владимир Аристович (1821—1856), отставной чиновник МИД, впоследствии политический эмигрант, сотрудник «Полярной звезды» Герцена. Привлекался к следствию.

146 Кузнецов Владимир Иванович, воспитатель и учитель латинского языка, привлекался к допросу.

147 Бегров Карл Петрович (1799—1875), художник-литограф, один из исполнителей известной серии литографии «Виды Санкт Петербурга и окрестностей», владелец мастерской литографии в 1825—1830 гг.

148 Мальте Петр Александрович, чиновник Министерства юстиции, привлекался к следствию.

149 Геслер Владимир Антонович, учитель 2-го кадетского корпуса, привлекался к допросу.

150 Марциновский Евстафий Антонович, чиновник Департамента железных дорог, привлекался к следствию.

151 Понятовский Игнатий Савельевич, чинов ник Департамента сельского хозяйства Министерства государственных имуществ, привлекался к следствию.

152 Нагурный Андрей (Антон Гаспарович), студент Петербургского университета, привлекался к следствию.

153 Егоров Петр Андреевич, учитель математики в Мариинской гимназии, привлекался к допросу.

154 Войцеховский Виктор Осипович, чиновник МИД, привлекался к допросу.

155 Кошкаревы: Владимир Сергеевич, Сергей Сергеевич, привлекались к допросу.

156 Курочкин Николай Степанович (1830—1884), студент Медико-хирургической академии, литератор, переводчик. Привлекался к следствию.

157 Сидоров Аполлон Андреевич (1821 — ?), чиновник статистического отделения МВД, литератор, посещал Петрашевского в 1848 г. Привлекался к следствию, подвергнут секретному надзору.

158 Геверт Александр Францевич, книгопродавец, привлекался к допросу.

159 Петров Федор Васильевич, канцелярист в департаменте полиции, привлекался к следствию.

160 Бурнашев Алексей Федорович, окончил Александровский лицей в 1842 г., чиновник МВД.

Бурнашев Владимир Петрович (1809—1888), литератор, издал «Опыт терминологического словаря сельского хозяйства, фабричности, промыслов и быта народного» СПб. 1843.

161 Ратынский Николай Антонович, секретарь директора департамента общих дел Министерства внутренних дел, привлекался к следствию

162 Романович (Любич) Василий Игнатьевич, столоначальник в департаменте внутренних сношений МИД, литератор, переводчик, привлекался к следствию.

163 Литвинов Михаил Петрович, канцелярист Петербургской гражданской судебной палаты, привлекался к следствию.

164 Михелин, цензор и переводчик МИД.

165 Дершау Федор Карлович, журналист, издатель «Финского Вестника» и «Северного Обозрения».

166 Григоровский Иван Алексеевич, чиновник контрольной экспедиции Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, привлекался к допросу.

167 Гергей Артур (1818 — ?), один из главных предводителей венгерской инсурекционной армии 1848—1849 гг. Вначале военных действий командовал подвижной национальной гвардией, затем венгерско-дунайской армией, вскоре стал главнокомандующим. Сложил орудие перед русским корпусом генерала Редигера. По ходатайству цесаревича Александра Николаевича австрийский император помиловал Гергея, он поселился в Клагенфурте.

168 Прянишников Федор Иванович (1793—1867), действительный тайный советник, член Государственного Совета, с 1824 г. служил по почтовому ведомству, с 1841 г. директор почтового департамента, с 1857 г. главнокомандующий над почтовым департаментом.

169 Крюгер Франц (1797—1857), немецкий живописец, профессор Берлинской Академии художеств, прусский придворный художник. Работал при русском дворе (1836, 1845, 1847, 1850—1851 гг.).

170 Штиглиц Александр Людвигович (1814—1884), барон, в 1846—1860 гг. председатель Петербургского биржевого комитета, в 1860 г. первый управляющий Государственного банка.

171 Ольга Николаевна (1822—1892), вел. кн., дочь Николая I, в 1846 г. вышла замуж за принца Вюртембергского, впоследствии короля Карла I.

172 Стасов Владимир Васильевич (1824—1906), искусствовед, критик, окончил училище правоведения, секретарь департамента герольдии Сената, привлекался к допросу

173 Стасов Александр (1819—1904), выпускник Александровского лицея, до 1849 г. чиновник Департамента мануфактур и внутренней торговли Министерства финансов, привлекался к допросу.

174 Витт Николай Иванович, преподаватель химии в Технологическом институте, привлекался к допросу.

175 Степанов Петр Иванович, канцелярист МИД, привлекался к следствию.

176 Стасов Николай Васильевич, бау-адъютант Зимнего дворца, привлекался к допросу.

177 Волконский Петр Михайлович (1778—1852), светлейший князь, министр императорского двора, генерал-фельдмаршал, генерал-адъютант Александра I.

Публикация М. В. СИДОРОВОЙ и Е. И. ЩЕРБАКОВОЙ

0

25

Леонтий Васильевич Дубельт (Дуббельт) родился в 1792 (1793) г. в семье дворянина Василия Ивановича Дубельта. История рода Дубельтов не опирается на вполне достоверные документы. Современники поговаривали, что отец Дубельта происходил из государственных крестьян и получил потомственное дворянство как дослужившийся до высокого офицерского чина. Семейное предание гласит, что молодой гусарский офицер, странствуя по заграницам и находясь в Испании, обольстил и «похитил принцессу царствовавшего королевского дома Медина-Челли и увез ее оттуда в Италию, где с нею повенчался»*.

Под руководством матери Леонтий получил домашнее образование и в 1801 г. поступил в Горный корпус. 16 февраля 1807 г. юного Дубельта произвели в офицеры и зачислили в Псковский пехотный полк. В сражениях Отечественной войны 1812 г. он хорошо проявил себя, был адъютантом знаменитых боевых генералов Н. Н. Раевского и Д. С. Дохтурова, под Бородином его ранило в ногу. Для офицера без связей Дубельт сделал необычную карьеру: в 1817 г. — произведен в подполковники, в 1822 г. — в полковники и назначен командиром Старооскольского пехотного полка.

В «Алфавите членам бывших злоумышленных тайных обществ и лицам, прикосновенным к делу, произведенному высочайше учрежденною 17-го декабря 1825-го года Следственною Комиссией», составленном по распоряжению Императора Николая I правителем комиссии А. Д. Боровковым, о Дубельте имеется следующая запись: «В сведении, полученном в декабре от главнокомандующего 1-ю армиею, а ему представленном от генерала Ертеля в марте 1824 года, Дубельт был показан в числе членов масонской ложи, существовавшей в Киеве. После того отставной майор Унишевский в доносе своем показал, что еще в 1816 году заметил Дубельта принадлежащим к тайным сходбищам в Киеве и за сие открытие претерпевал от него разные гонения, по нахождению его, Дубельта, дежурным штаб-офицером 4 пехотного корпуса. Как Унишевский, обещавший открыть и уличить всех сообщников Дубельта, будучи призван по Высочайшему повелению в Комиссию, отозвался, что он, кроме уже показанного им, ничего более присовокупить не может, то Комиссия оставила сие без внимания»**.

Возможно, Леонтий Васильевич и совершил какие-нибудь противоправительственные поступки, но Следственной Комиссии их обнаружить не удалось.

После запрещения правительством масонских лож в 1822 г. командир Старооскольского пехотного полка полковник Дубельт письменно свидетельствовал, что состоял членом лож Эмануэль (Гамбург), Астрея (Санкт-Петербург), Соединенных славян (Киев) и Золотого кольца (Белосток)***. Впрочем, в эти ложи помимо декабристов входили Цесаревич Константин Павлович и будущие начальники Леонтия Васильевича А. Х. Бенкендорф и А. Ф. Орлов. У молодого Дубельта была шумная репутация, его считали «одним из первых крикунов-либералов в Южной армии»****, начальство на него косилось. В 1828 г. Дубельта вынудили подать рапорт об отставке «по домашним обстоятельствам». Ему удалось «сохранить мундир» и получить пенсию.

Еще в 1818 г. Дубельт женился на Анне Николаевне Перской, родной племяннице адмирала Н. С. Мордвинова. У них родились два сына — Николай (1819—1874) и Михаил (1822—1900). Младший сын был женат на Н. А. Пушкиной, дочери поэта. Поселившись в имении Рыскино Тверской губернии, Дубельт затосковал, жизнь стала для него невыносимой, денег на содержание семьи не хватало, сельским хозяйством он не умел и не хотел заниматься, помещичье существование его угнетало. Он привык к походам, лагерям и казармам, обществу офицеров. Сыновья росли, их требовалось учить, росли расходы. В последних числах 1829 г. Дубельт, оставив семью в деревне, отправился в столицу искать места для продолжения службы.

Н. С. Мордвинов помочь ему ничем не мог. После того как во время допросов декабристов обнаружилось, что бунтовщики в случае победы прочили старого адмирала во «Временное правительство», а затем он единственный выступил в Верховном уголовном суде за помилование декабристов, покровительство Мордвинова не могло помочь возобновлению карьеры. Для поступления в гвардию или хотя бы в армию с перерывом в службе и репутацией вольнодумца требовался весьма влиятельный ходатай. Днем, покинув свою каморку, Дубельт слонялся по городу в поисках старых друзей, вечерами посещал старика-адмирала, а по возвращении домой писал жене длинные письма-отчеты. Время шло, кончались скудные денежные запасы. «Чтобы меньше было у меня расходу, — писал он Анне Николаевне, — я решился не пить чаю и выдержал целую неделю; но мочи нет! по утрам так тошнит, что я выпил по крайней мере пять ведер воды; наконец, опасаясь занемочь водяною болезнию, я купил сегодня чаю и сахару, и теперь то напишу тебе строчку, то глотну чаю, и мне так хорошо!»*

Придворный музыкант А. Ф. Львов вызвался переговорить с главноуправляющим III отделением Собственной Его Императорского Величества канцелярии, шефом жандармов, генерал-адъютантом, графом А. Х. Бенкендорфом о зачислении бывшего «крикуна-либерала» в Корпус жандармов. Леонтий Васильевич написал жене о своем намерении и 8 января 1830 г. получил от нее письмо с сомнениями в правильности такого решения. На другой день в Тверскую губернию полетело длинное послание с обстоятельным объяснением движущих Дубельтом мотивов:

«Ежели я, вступая в Корпус жандармов, сделаюсь доносчиком, наушником, тогда доброе мое имя, конечно, будет запятнано. Но ежели, напротив, я, не мешаясь в дела, относящиеся до внутренней полиции, буду опорой бедных, защитой несчастных; ежели я, действуя открыто, буду заставлять отдавать справедливость угнетенным, буду наблюдать, чтобы в местах судебных давали тяжебным делам прямое и справедливое направление, — тогда чем назовешь ты меня? Не буду ли я тогда достоин уважения, не будет ли место мое самым отличным, самым благородным? Так, мой друг, вот цель, с которою я вступаю в Корпус жандармов; от этой цели никто не совратит меня, и я, согласясь вступить в Корпус жандармов, просил Львова, чтобы он предупредил Бенкендорфа не делать обо мне представление, ежели обязанности неблагородные будут лежать на мне, что я не согласен вступить во вверенный ему Корпус, ежели мне будут давать поручения, о которых доброму и честному человеку и подумать страшно. Предупредив таким образом будущего моего начальника, не могу ли я действовать открыто? Не должен ли я предполагать основательно, что сам Бенкендорф как человек добродетельный и благородный не будет давать мне поручения, которые несвойственны человеку честному?»*

Император Николай I после подавления восстания декабристов приступил к реорганизации существовавших и созданию новых органов политической полиции. Основная идея проводимых им мероприятий заключалась в возрождении утраченной при Императоре Александре I централизованной системы политического сыска. Первые шаги были предприняты в отношении жандармских подразделений.

В странах Западной Европы жандармерия создавалась как военная полиция для наблюдения за войсками на марше, их расквартирования на постой и оказания помощи при погребении погибших во время сражений. Главной же задачей жандармерии являлась борьба с мародерством.

Первый жандармский полк в России появился в 1792 г. Его сформировал в составе гатчинских подразделений Наследник престола Великий Князь Павел Петрович. Пять лет спустя Император Павел I включил гатчинских жандармов в лейб-гвардии Конный полк. Император Александр I в 1815 г. переименовал Борисоглебский драгунский полк в жандармский, а затем рассредоточил его состав небольшими группами по армейским частям, где они выполняли обязанности военной полиции, в том числе и осведомительские. Меры, предпринятые Императором Александром I по образованию военной полиции, объясняются тем, что к Императору поступали тревожные сообщения о проявлениях вольнодумства среди офицеров и нижних чинов после возвращения армии из стран Западной Европы. Кроме жандармских подразделений полицейские функции выполнял Корпус внутренней стражи, образованный в 1810 г. В его составе 1 февраля 1817 г. была организована конная городская полиция — жандармы внутренней стражи — для поддержания порядка в столичных, губернских и припортовых городах. После волнений в Семеновском полку на жандармов как на военную полицию Император Александр I указом от 4 января 1821 г. возложил надзор за настроениями в войсках, а начальник Штаба гвардейского корпуса Бенкендорф «принял на себя смотреть».

К 1826 г. насчитывалось пятьдесят девять жандармских частей общей численностью более четырех тысяч человек. Такая раздробленность подразделений военной полиции привела Императора Николая I к мысли о скорейшем объединении жандармов под единое начало. Поэтому 25 июня 1826 г. Император подписал указ о назначении генерал-адъютанта, графа Бенкендорфа шефом жандармов — командиром всех жандармских частей Империи. В конце апреля 1827 г. появился указ об организации Корпуса жандармов с правами армии, а Бенкендорф превратился в его командира. Корпус состоял из двадцати шести отделений, расположенных в пяти территориальных округах Империи, и двух дивизионов — Петербургского и Московского, а также многочисленных губернских жандармских команд**.

Дубельт был принят в Корпус жандармов в начале 1830 г., он получил назначение в Тверь, поближе к имению. Но перед самым отъездом к месту службы Леонтию Васильевичу предложили временно подменить заболевшего дежурного штаб-офицера Корпуса жандармов. Деловые качества новичка произвели нужное впечатление, и Бенкендорф пожелал оставить его при себе.

Уже в 1835 г. Дубельт получил должность начальника Штаба Корпуса жандармов и чин генерал-майора. На него легла вся нагрузка по реорганизации Корпуса жандармов. Окончательное завершение мер по объединению всех жандармских подразделений под эгидой Корпуса жандармов произошло в 1842 г. Стараниями Императора, его личного друга Бенкендорфа и Дубельта жандармерия в России превратилась в стойкую и жизнеспособную систему.

Под руководством начальника Штаба Корпуса жандармов Дубельта в 1836 г. было разработано Положение, в котором он подробно изложил обязанности, возлагавшиеся на жандармов. Им предписывалось наблюдение за исполнением законов, преследование разбойников, рассеяние «запрещенных скопищ», усмирение бунтов, преследование тайных обществ, конвоирование арестованных, производство обысков и дознаний, приведение в исполнение приговоров и прочее.

В 1836 г. по Корпусу жандармов числились двенадцать генералов, сто семь штаб-офицеров, 246 обер-офицеров, 4314 нижних чинов и 485 нестроевых. Территория России была разбита уже на восемь округов. Летом 1826 г. генерал-адъютант Бенкендорф представил Императору «Проект об устройстве высшей полиции», в котором писал: «Для того чтобы полиция была хороша и обнимала все пункты Империи, необходимо, чтобы она подчинялась системе строгой централизации, чтобы ее боялись и уважали и чтобы уважение это было внушено нравственными качествами ее главного начальника. Он должен бы носить звание министра полиции и инспектора Корпуса жандармов в столице и в провинции. Одно это звание дало бы ему возможность пользоваться мнениями частных людей, которые пожелали бы предупредить правительство о каком-нибудь заговоре или сообщить ему какие-нибудь интересные новости. Злодеи, интриганы и люди недалекие, раскаявшись в своих ошибках или стараясь искупить свою вину доносом, будут по крайней мере знать, куда им обращаться»*.

Император предпочел не возрождать непопулярное Министерство полиции, расформированное в 1819 г., и для создания авторитета новому учреждению политического сыска именным Высочайшим Указом от 3 июля 1826 г. сосредоточил все его службы в III отделении Собственной Его Императорского Величества канцелярии**. Начальником (главноуправляющим) нового учреждения Император Николай I назначил шефа жандармов Бенкендорфа. Первым же пунктом царского указа III отделению предлагалось руководство высшей полицией.

В 1839 г. Дубельт, оставаясь начальником Штаба Корпуса жандармов, получил должность управляющего III отделением. В это же время Бенкендорф был командиром Корпуса жандармов и начальником III отделения. Такое совмещение должностей бесспорно содействовало согласованности в работе двух этих органов, составлявших единый механизм.

В 1844 г. Бенкендорфа сменил граф Алексей Федорович Орлов. В этом же году Дубельт стал генерал-лейтенантом, в 1856 г. — генералом от инфантерии. К концу служебной карьеры он превратился в весьма влиятельного и вполне обеспеченного человека. Его годовой доход превосходил сто тысяч рублей: жалованье — тридцать тысяч, оброк с тысячи двухсот крестьян — двадцать тысяч, акции золотых приисков, дачи под Петербургом, сдаваемые в наем, и другие поступления — более пятидесяти тысяч.

Леонтий Васильевич покинул службу в 1856 г.

После 1828 г. Анна Николаевна Дубельт почти безвыездно жила в своем тверском имении, вела хозяйство, посылала мужу и сыновьям продукты, давала советы в письмах и в феврале 1853 г. тихо скончалась. По содержанию писем можно сделать вывод о том, что Дубельты были очень привязаны друг к другу.

На протяжении многих лет Дубельт вел поденные записи двух видов — заметки и дневники. Заметки писались в 1830—1862 гг. и содержат изложение мыслей автора и некоторых событий, свидетелем которых он был. Многие записи могут быть без труда датированы.

В 1913 г. заметки по авторской рукописи были впервые опубликованы в журнале «Голос Минувшего» (подготовка текста и примечания известного издателя Л. Ф. Пантелеева, предисловие С. П. Мельгунова)*. В конце заметок напечатаны две датированные дневниковые записи — от 6 августа 1856 г. и января 1862 г. Вероятно, к автографу заметок эта часть дневника была присоединена случайно после смерти Дубельта, возможно, публикаторы имели в своем распоряжении только этот отрывок из дневника.

Местонахождение оригинала заметок неизвестно.

В 1929 г. в издательстве «Красная газета» была подготовлена к печати книга «Дубельт Л. В. Заметки и дневник (1840—1862)», редакция, введение и примечания П. А. Садикова (1891—1942), предисловие С. Арского. Один экземпляр ее верстки был переплетен и хранился в библиотеке известного революционера и ученого М. А. Сергеева, одного из руководителей издательства «Красная газета» и редактора альманаха «Минувшие дни». После смерти Сергеева в 1965 г. верстка книги Дубельта попала к художнику Я. В. Вербовскому, а в 1968 г. была приобретена Всесоюзным музеем А. С. Пушкина.

Настоящая публикация выполнена по упомянутому корректурному экземпляру, сверенному с авторской рукописью. При подготовке текста сохранены особенности стиля автора, подчеркнутые слова выделяются курсивом.

Подготовка текста дневника и его перевод с французского и немецкого языков, выполненные Садиковым, а также написанные им и Пантелеевым примечания облегчили публикацию этого материала. Перевод подвергся несущественным изменениям.

М. В. БОКАРИУС, Ф. М. ЛУРЬЕ

0

26

ДНЕВНИК

1851

ОКТЯБРЬ 21. Префект Парижской полиции Карлье73 вышел в отставку. — Жаль.

ОКТЯБРЬ 22. Получено известие из Парижа, что там скоропостижно скончался 13/25 октября отставной генерал-майор Алексей Михайлович Жеребцов74.

19-го октября скончалась в Санкт-Петербурге вдова действительного советника Максима Яковлевича Фон Фока75.

ОКТЯБРЬ 24. Вместо Карлье префектом парижской полиции сделан г-н Мопа76.

ОКТЯБРЬ 25. A Paris plusieurs tentatives ont été faites pour former un nouveau ministère, et en premier lieu, est apparu spontanément Emile de Girardin, ce type de désordre et de confusion, ce mélange extravagant d’audace et de vanité, de présomption et de perfidie, qui, comme les Harpies, gâte tout ce qu’il touche; Le Président l’a promtement évincé de ses prétentions, en lui disant qu’il ne comprenait pas ses théories.

Louis Napoléon a dit «qu’ayant éssayé de tous les partis qui représented l’ordre, il s’est persuadé qu’on ne le comprenait pas, que maintenant, de guerre-lasse, il voulait mettre à l’épreuve les démocrates purs».

Lors de l’entretient que M. Carlier a eu avec lui pour le détourner du projet de retablir le suffrage universel, il a eu beau lui représenter tous les dangers qui en découleraient; mettant en avant sa longue expérience, la connaissance qu’il avait de la disposition des esprits, et les renseignement qu’il recevait de tous les côtés, — il n’a trouvé en lui qu’un entêtement inébranlable qu’il prend pour de la fermeté. Il répondait à tout propos par ces paroles, prononcées jadis par lui dans un discours public: «La France ne périra pas dans mes mains!» — «Mais, lui répliqua le Préfet de police, vous pourriez bien périr par ses mains!» — Dès lors, la disgrâce de M. Carlier a été arrêtée; et cependant, le Président est le premier à convenir qu’il serait difficile et même impossible de le remplacer; c’est, d’ailleur, l’avis de presque tout le monde.

Перевод с французского:

В Париже сделано было несколько попыток образовать новое министерство, и на первое место предложил себя сам Эмиль де Жирардэн77, этот образец беспорядка и смуты, эта необычайная смесь отваги и тщеславия, высокомерия и вероломства, как гарпии портящий все, к чему прикоснется. Президент78 быстро отклонил его притязания, заявив, что не понимает его теорий.

Луи Наполеон сказал, что, «перепробовав все партии, которые являются сторонницами порядка, он убедился, что его не понимают, и что теперь, утомившись, он желал бы подвергнуть испытанию чистых демократов».

143

Г-н Карлье, беседуя с ним, старался отклонить его от проекта восстановления всеобщей подачи голосов, но он напрасно указывал ему на все опасности, которые из этого проистекут; подчеркивал свою большую опытность, знание настроения умов, приводил сведения, получаемые им со всех сторон: он встретил только непоколебимое упрямство, им (Луи Наполеоном. — Прим. ред.) принимаемое за твердость. Луи Наполеон отвечал на все следующими словами, произнесенными им некогда, во время публичной речи: «Франция не погибнет в моих руках!» «Но, — возразил ему префект полиции, — Вы сами можете легко погибнуть от ее рук!» С тех пор опала г-на Карлье была решена. И однако президент первый соглашается, что будет трудно, даже невозможно его заменить; впрочем, таково мнение почти всех.

26. Les dernières nouvelles sont: que Louis Napoléon persévère dans ses projets; à toutes les remontrances des hommes sages, il oppose une obstination immuable, et lorsqu’on lui prouve d’une manière irréfragable que ses plans vont avorter et amener sa ruine, il répond: «Je m’en moque (il se sert même d’un terme militaire, plus énergique — tant pis pour la France!» — on dirait que, réduit au désespoir, il joue son va-tout.

Перевод с французского:

Последние новости заключаются в том, что Луи Наполеон настаивает на своих предположениях; всем возражениям благоразумных людей он противопоставляет неизменное упорство, а когда ему доказывают неопровержимым образом, что его планы не будут иметь успеха и доведут его до падения, он отвечает: «Мне смешно (он даже употребляет военное, более энергичное выражение) — тем хуже для Франции!» Похоже, что, доведенный до отчаяния, он рискует всем.

Только этого недоставало: известные Головин и Герцен называют себя головою и сердцем России! Эти два мерзавца начали издавать в Нице журнал79. В введении № 1-го они выражаются так: «Голова и сердце России Головин и Герцен, избегая преследований их правительства, прибыли в Ницу».

Было ли бы что на свете глупее России, если бы у нея была голова Головина, и было ли бы что на свете подлее России, если бы у нея было сердце Герцена?

ОКТЯБРЬ 27. Опера «Пророк», хотя была переделана под заглавием «Giovanni di Leide», запрещена, по содержанию в высшей степени возмутительного духа; но при Дворе интригуют, чтобы эта опера была представлена.

Карлота Гризи80 и балетмейстер Мазилье не нравятся публике, и во время их представлений театр бывает почти пуст. Она и он сказали, что ежели дела так будут итти, то они нарушат контракт.

ОКТЯБРЬ 28. По известиям, полученным лично от моего агента из Карлсбада, в Австрии готовится к 1852 году большая перемена, в особенности в Богемии.

Замечателен в Карлсбаде книгопродавец Бобрович — от него можно получать много для нас полезных сведений.

Когда в Праге был получен манифест об уничтожении конституции81, все начали с трепетом ожидать окончательного решения дел в Франкфуртском сейме, и положено: ежели Австрия вступит в Германский союз со всеми славянами, то приступить к общей борьбе для уничтожения немецкого элемента, и когда предприятие славян увенчается успехом, то просить русского Царя об осуществлении давнишней мысли, чтоб русский Царь принял на себя название Славянского Императора.

Центральный революционный комитет в Лондоне посылал эмиссаров в Германию, и положено, чтобы там действовать так, как будут действовать во Франции. Во Франции же намерены начать смуты в апреле или мае 1852-го года и приглашают немцев начать то же в марте того года. Народы, то есть чернь, в Европе нам не преданы, чиновники же, напротив, преданы.

144

После Ольмуцкого смотра82 войско австрийское потеряло совершенно уважение к своему Императору, в особенности, когда увидели возле него Нашего Царя. Вообще дела там очень шатки, и ежели будет какое-нибудь возстание, то первыми жертвами будут Шварценберх и Грюн83.

Когда Метерних84 возвратился в Вену, то весь гарнизон был поставлен под ружье из предосторожности, чтобы не сделалось возмущение.

Князь Виндишгрец85 такой ультра-аристократ, что по его мнению человек начинается с барона!

Раскольничий митрополит, имевший свою резиденцию в Белокрынице, несмотря на требование нашего правительства, до сего времени проживает в Крагенфурте, близ Вены, и без наималейшего за ним полицейского надзора, а монастырь в Белокрынице распечатан и раскольники из оного ездят беспрепятственно к митрополиту, и даже он сам тайно приезжал в Белокрыницу86.

ОКТЯБРЬ 29. Государь Император пожаловал обер-гофмейстеру барону Льву Карловичу Боде87 36 т. рублей на уплату долгов.

ОКТЯБРЬ 30. Получено из-за границы известие, что Принц Александр Гессенский 14/26 октября в Бреславле обвенчался с графинею Гауке (Morganatisch Vermählt)*.

ОКТЯБРЬ 31. Получено известие с Кавказа, что сын командира лейб-гвардии Горскаго полуэскадрона полковника Анзорова88, воспитывавшийся в 1-м кадетском корпусе, бежал к Шамилю89.

Полковник Анзоров огорчен до такой степени, что хочет убить своего сына, и когда был успокоиван, то сказал, чтобы его по крайней мере отпустили на Кавказ, что он непременно отыщет своего сына и предаст его в руки правительства.

НОЯБРЬ 1. В 11 ч. утра отправлен первый поезд в Москву по железной дороге. 5 вагонов, 200 пассажиров90.

НОЯБРЬ 2. Слышны были жалобы на Московской железной дороге, что пассажиров заставляют снимать шляпы и что желающих ехать 1-го ноября в Москву было до тысячи человек, а приняли в вагоны только двести.

Генерал-адъютант Илья Гаврилович Бибиков91 не согласился принять под свое начальство действительного статского советника Бологовского, желавшего служить в Вильне губернатором. Впоследствии Бологовской умер, а вдова его и дочь написали к Бибикову и супруге его такие неприличные письма, каких нельзя ожидать от порядочных женщин.

НОЯБРЬ 3. Маркиза Виргиния Боцелла, побочная дочь одного из князей Эстергази, — в тесной связи с Анатолием Николаевичем Демидовым.

2-го ноября генерал-майор Принц Александр Гессенский уволен от службы.

НОЯБРЬ 4. Лев Кирилович Нарышкин92, быв начальником экспедиции о заготовлении государственных бумаг, безпрерывно имел неудовольствия с графом Вронченко93 и при этих неудовольствиях напоминал, что он принадлежит к семейству Государя, что он царской крови!

Вместо Нарышкина назначен Действительный статский советник Ремизов94. Узнав об этом, все чиновники той экспедиции отслужили молебен.

145

НОЯБРЬ 5. 31-го октября было напечатано в Северной пчеле письмо члена Государственного совета барона Модеста Андреевича Корфа95 к редакторам той газеты с изъявлением неудовольствия, как-де они смели напечатать в пчеле похвалу ему, барону Корфу, и извлечь эту похвалу из статьи, помещенной в иностранных журналах, о цветущем положении публичной библиотеки! — Оказалось, что барон Корф сам лично и своеручно отдал особый отпечаток из немецкого журнала О себе, с желанием, чтобы он был напечатан, Н-ю И-чу Гречу96 в английском клубе при 25-ти свидетелях, — а после приехал к Гречу и требовал, чтобы Греч напечатал его письмо, сиречь — чтобы прежде похвалить себя, а потом отречься от похвал. Когда князь Волконский97 побранил его за то, что напечатал о себе похвалу, — оказалось еще и то, что он же напечатал письмо о себе в немецкой газете, ибо кроме его никто не мог знать таких подробностей о библиотеке.

Dixi*.

НОЯБРЬ 6. Барону Стиглицу98 Государь Император пожаловал Св. Владимира 3-й степени.

НОЯБРЬ 8. Известно, что принцу Александру Дармштадтскому объявлено, что через год он может приехать в Россию, но Его супруга никогда.

НОЯБРЬ 9. Граф Бобринский рассказывал, что он сам слышал в Москве сильный между народом ропот, когда отошел первый поезд по железной дороге без молебствия: «И ямщик, сев на телегу, снимет шапку да перекрестится!» — говорили в народе.

НОЯБРЬ 10. Получено известие о кончине короля Ганноверского99.

НОЯБРЬ 11. Католический Епископ Головинский100 посвящен в Митрополиты.

НОЯБРЬ 12. Карлотта Гризи, узнав, что отставной офицер Абаза рассказывает о тесной своей с нею связи, хотела написать к нему самое дерзкое письмо и воспретить ему вход в ее дом. Но ей советовали этого не делать, а только приказать своему швейцару не принимать его, — она исполнила этот совет, а между тем г-н Абаза точно рассказывает, что пользуется ее милостями, что в первый раз имел ее 4-го или 5-го ноября.

НОЯБРЬ 13. И. О. Сухозанет101 в английском клубе выиграл у А. И. Сабурова102 60 т. руб. серебром.

НОЯБРЬ 14. В 1850 году отставной генерал-лейтенант Ершов подал Государю просьбу, что действительный статский советник Смирнов неправильно укрепил его, Ершова, имение за собой. Пошел суд, и уголовная палата присудила Ершова за клевету, выдержать в тюрьме полгода.

НОЯБРЬ 15. Праздные люди всегда что-нибудь выдумывают на счет князя Меншикова103. Так начали рассказывать, будто бы граф Клейнмихель вызвал князя Меншикова на дуэль. «Не годится в наши лета стреляться, — отвечал князь Меншиков, — а лучше бросим жребий, кому проехать по железной дороге!»

НОЯБРЬ 16. Бахерахт104 уведомил, что в Россию едет перчаточник Журдан с преступными поручениями от заграничных злоумышленников. Журдан был на границе арестован и доставлен в Санкт-Петербург. Он оказался совершенно невинным и освобожден.

146

НОЯБРЬ 17. Бахерахт уведомил, что в Магдебурге проживает купец Конт, что он человек вредный и в товарах своих пересылает в Россию разные преступные прокламации. По строгим справкам обнаружилось, что Конт строгий легитимист, ни в какие политические дела не вмешивается и скромно занимается только своею торговлею.

Частые предупреждения Бахерахта о злоумышленниках и беспрерывное обнаружение, что донесения его оказываются неосновательными, доказывает, что он легко принимает впечатления на счет злоумышленников и что заметившие его слабость люди неблагонамеренные пользуются этой слабостию и делают ему доносы, конечно, из видов корыстолюбия — просто обманывают его и берут с него деньги.

НОЯБРЬ 18. Получено предупреждение, будто бы певец Итальянской оперы Формез ужасный революционист, что он в Германии и Швейцарии везде был первый на барикадах и что есть даже гравюры, его изображение со знаменем на барикадах.

Просили Рохова105 узнать, до какой степени справедливы эти известия.

НОЯБРЬ 20. Немецкое танцовальное общество переведено из дома Косиковского в дом Якунчиковой и сего числа давало первый обед в своем новом помещении.

НОЯБРЬ 21. Курляндский дворянин барон Остен-Сакен, прожив 5 лет за границей, возвратился в Россию без паспорта и на границе объявил, что он адъютант

147

принца Мекленбург-Стрелицкого. Его привезли к допросу в 3 отделение, где оказалось, что он это сделал из шалости. Повелено определить его юнкером в Уланский, принца Виртенбергского, полк.

По словам графа Клейнмихеля, на построение Московской железной дороги выдано ему от правительства 66 800 000 рублей серебром. Дорога эта будет приносить ежегодного дохода 7 200 000 рублей серебром, из коих граф Клейнмихель будет удерживать 3 200 000 рублей серебром на текущие расходы и на составление запасного капитала, а 4 000 000 рублей серебром будет отсылать ежегодно в государственный сундук.

НОЯБРЬ 22. Обнаружено, что Итальянской оперы певец Форнест* действительно находился на баррикадах в Вене. Приказано иметь за ним строгий надзор, а по окончании контракта выслать за границу и в Россию не впускать.

НОЯБРЬ 23. Утром на Неве лед остановился.

24-го. Государь Император и вся Царская фамилия переехала из Царского Села в С.-Петербург.

В Киеве, Житомире и Каменце-Подольском разнеслись слухи, будто бы Государь Император повелел католическую литургию перевести на славянский язык. Новое доказательство, какая кроется в том крае неблагонамеренность!

НОЯБРЬ 25. Смоленские дворяне изъявили желание отправить в Москву депутацию для принесения в Успенском соборном храме торжественного благодарения за дарованные России Государем Императором Николаем Павловичем благодеяния.

Прежде сего доходили сведения, что Смоленское дворянство имело намерение испросить Высочайшее соизволение на принятие Его Величеством имени Великого как наиболее соответственного великим делам Его и славе возвеличенного Им русского народа.

На докладе о желании из Смоленска послать депутацию в Москву Его Величество написал: «Молиться, буде хотят, могут везде, и может каждый про себя, а не в виде общем».

26. Его Императорское Высочество Великий Князь Николай Николаевич106 в 12 часов дня в Зимнем дворце в присутствии Государя Императора и всей Царской фамилии, чужестранных министров, членов Государственного Совета, сенаторов и других знатных особ произнес присягу как в верности царствующему Государю и Отечеству, так равно в соблюдении права наследства и фамильного распорядка. Потом из церкви было шествие в Георгиевский зал, где перед троном, под штандартом лейб-гвардии Уланского полка, Его Высочество присягнул на верность службы Государю и Отечеству.

Было 301 пушечных выстрелов.

Рышкин, Пузанов и Задорожный, три человека чрезвычайно недобросовестные, предложили графу Адлерберху купить Глушковскую фабрику графа Потемкина107 с тем, что они найдут людей, которые эту фабрику сейчас у него перекупят с выгодою для него. То есть эти три господина хотели просто обмануть честного Адлерберха.

26. Получено телеграфическое известие, что президент Французской республики арестовал Шангорнье, Ламорисьера и Шара, первого за то, что он легитимист, второго за то, что он либерал, третьего за то, что он на челе монтаньяров108.

148

НОЯБРЬ 27. Помещик Вилькомирского уезда Ляхницкий, живя в несогласии с соседним помещиком графом Коссаковским, приказал поймать на своем поле крестьянскую лошадь графа Коссаковского и своими руками отрезал ей ноздри, половину языка и между ребрами кусок мяса, от чего та лошадь вскоре сдохла.

Генерал-губернатор Бибиков109 приказал Ляхницкому заплатить крестьянину за лошадь тройную цену, а его, Ляхницкого, за такой зверский поступок посадить в тюрьму.

Господи Боже мой! Есть ли между зверями такие звери, каких мы встречаем между людьми?!

Между тем этот Ляхновский* обращает на себя особенное внимание вообще необузданною дерзостию.

Получено известие, что Людовик Наполеон при арестовании Шангорнье, Ламорисьера и Шара сам провозгласил себя президентом республики на 10 лет и при этом случае сказал, что он или будет президент, или что в Елисейский дворец войдут не иначе как через его труп.

Посмотрим, что будет.

Париж объявлен в осадном положении.

НОЯБРЬ 28. Получено известие из Парижа, что движение народа делается опасным, на улицах поют la Marseillaise** и кричат: «A bas le Dictateur! — Mort au tyran!»***

Лудовик Наполеон сказал: «Je sais que je joue gros jeu, mais j’irai jusqu’au bout!»**** Его приверженцы надеются, что он возьмет верх, но опасаются изменнической пули.

В предместий Сго Антония начали строить барикады; некоторые из них были атакованы войском и взяты; при этом случае один из предводителей монтаньяров, Боден110, убит.

29. Лудовик Наполеон переменил несколько генералов в армии и заменил их людьми, ему преданными, между коими наиболее отличается генерал Рено, который открыто говорит о возстановлении империи.

НОЯБРЬ 30. Ceux qui voient Louis Napoléon en public, ne peuvent se faire une idée de son état mental dans toute sa réalité: son aspect froid et placide en apparence, recouvre un véritable volcan en ébullition. Dans ses réceptions solennelles, il compose sa contenance et affiche l’indifférence d’un homme qui est sûr de son fait. Mais rentré dans son fort intérieur, et en présence de personnes qui jouissent de sa parfaite confience et de son intimité, son aspect change, sa face devient livide, ses yeux hagards et son irritation éclate en paroles véhémentes; et comme il a la prétention d’imiter son oncle, même dans des défauts et dans ses faiblesses, il lui arrive de donner une représentation d’attaques de nerfs, simulant ainsi les scènes d’épilepsie à laquelle l’Empereur Napoléon était sujet; et alors les imprécations coulent à plein bord; tout ce qui lui tombe sous la main est brisé, mais sa fureur est intelligente, elle menage les objets de prix et ne s’exerce que sur ceux qui ont peu de valeur et beaucoup de solidité; c’est presque toujours les encriers, les sonnettes et les presse-papiers qui en sont les victimes.

149

Перевод с французского:

Тем, кто видит Луи Наполеона публично, трудно представить об его духовном облике всей правды: его взгляд, холодный и спокойный по внешности, прикрывает настоящий кипящий вулкан. На своих торжественных приемах он принимает осанку сообразно обстоятельствам и старается выказать равнодушие человека, который уверен в своем успехе. Но по удалении в свои интимные покои и в присутствии людей, пользующихся его полным доверием и близких, его внешность меняется: лицо становится мертвенно-бледным, глаза свирепы и раздражение прорывается в запальчивых словах; а так как он имеет претензию быть похожим на своего дядю даже в его недостатках и слабостях, то он следует ему в представлении нервных припадков, симулируя сцены эпилепсии, которою страдал император Наполеон. — И тогда проклятия льются через край, все, что ему попадается под руку, — разбито; но ярость его разумна — она щадит ценные вещи и испытывают ее лишь те, которые недорого стоят и очень прочны: почти всегда только чернильницы, колокольчики и пресс-папье становятся жертвой!

ДЕКАБРЬ 1. On dit que le général Changarnier a eu une entrevue avec Ledru-Rollin. Changarnier, qui selon les feuilles anglaises, exprima son aversion pour l’Angleterre, ajouta que depuis plusieurs années l’envahissement de ce pays avait été le rêve de sa vie; qu’il avait envoyé des agents pour lever les plans, étudier les ports et receuillir de renseignements détaillés sur la topographie et les moyens de défense du pays, et que, d’après ces données, il lui a paru que la prise et la destruction de la capitale anglaise était possible; qu’il désirait vivement tenter cette entreprise, et venait demander à Ledru-Rollin les moyens de la mettre en exécution. Celui-ci lui répondit que ces sortes d’affaires n’étaient pas dans ses attributions. Mais Changarnier répliqua qu’il pouvait réunir 12 000 hommes, appartenant à des régiments qu’il avait commandé en Afrique; il demandait seulement de lui procurer les moyens de transports. Le Général voulut lui prouver qu’avec ces troupes il s’emparerait de Wolwich, brûlerait les vaisseaux dans les docks, fondrait sur Londres stupéfié, ruinerait cette ville ou s’en rendrait maître. — «En cas de non réussite, ajouta-t-il, je vous autorise, vous et vos collègues à me désavouer» et lui donna sa parole d’honneur de soldat que, s’il était pris, pendu ou fusillé, il mourrait sans accuser personne. Ledru-Rollin lui fit observer que ce n’était pas le moment, que la république avait besoin de l’appui de l’Angleterre. «Nul doute, s’est-il écrié, que la France ne prenne un jour sa revanche de la victoire de Waterloo; mais qu’aujourd’hui, la paix avec la Grande-Bretagne était une nécéssité flagrante, que tel était le voeu du peuple français. — Au surplus, «il croyait que la France devait combattre un ennemi et venger son honneur à visage découvert, à armes courtoises, et non par un acte de piraterie et qu’il était indigne de la France d’attaquer en traître la vie et les proprietés des citoyens paisibles.» — Cette dernière phrase est évidement de fabrique anglaise et fait trop d’honneur à la prétendue loyauté chevaleresque de M. Ledru, qui à cette même époque travaillait traîtreusement à l’envahissement de la Belgique.

Перевод с французского:

Говорят, что генерал Шангарнье имел свидание с Ледрю-Ролленом111. Шангарнье, согласно известий английских листков, высказал свое отвращение к Англии, прибавив, что в течение многих лет завоевание этой страны было целью его жизни, что у него были приглашены агенты для снятия планов, изучения портов и собирания сведений о топографии и способах защиты страны. По этим данным ему ясно, что захват и разрушение английской столицы возможны, каковое предприятие он страстно желал бы испробовать. Он и явился к Ледрю-Роллену просить о средствах привести это в исполнение. Последний отвечал, что подобного сорта дела вне его компетенции. Но Шангарнье возразил, что он мог бы собрать 12 000 человек, принадлежащих к полкам, которыми он командовал в Африке, он просил только предоставить ему транспортные средства. Генерал хотел доказать ему, что с этими войсками он завладеет Вульвичем, сожжет корабли в доках, ворвется в пораженный ужасом Лондон, разрушит этот город или сделается

150

его хозяином. «В случае неудачи, — прибавил он, — я дозволяю вам и вашим товарищам отречься от меня» и дал ему честное слово солдата в том, что, если будет взят в плен, повешен или расстрелян, умрет, не обвиняя никого. Ледрю-Роллен заметил ему, что теперь не время, что республика имеет нужду в помощи со стороны Англии. «Нет никакого сомнения, — воскликнул Ледрю-Роллен, — Франция когда-нибудь возьмет реванш за победу при Ватерлоо, но теперь мир с Великобританией был бы жгучей необходимостью, он — желание французского народа!» Кроме того, «он полагает, что Франция должна сразиться с врагом и отомстить за свою честь с открытым лицом, как на рыцарском поединке, а не по образцу пиратов; было бы недостойно Франции предательски посягнуть на жизнь и собственность мирных граждан». Последняя фраза очевидно английской фабрикации и делает слишком много чести мнимому рыцарскому прямодушию г-на Ледрю, работавшего предательски в это самое время над планом захвата Бельгии.

ДЕКАБРЬ 10. Известия из Парижа.

Le Président ne cesse de répéter que c’est l’étoile de son oncle qui le guide.

La troupe n’a plus d’autre cri que: „Vive L’Empereur!“

Thiers, quoique captif, tenait des propos assez libres sur le compte du Président, comme: „tout n’est pas fini encore, rira bien qui rira le dernier!“ etc. — Le Président a envoyé le général Rebillot dire à Madame Thiers de prévenir son mari que s’il osait proférer la moindre parole de blâme contre sa personne et ses actes, qu’il le ferait fusiller sur le champ.

M. Carlier prête un loyal concours au préfet de police M. Maupas.

C’est bien.

Un grand nombre d’innocents ont été victimes de leur curiosité ou d’un fatal hazard qui les avait porté sur les lieux des combats. On cite dans le nombre un Russe Paninsky de Kief. — Un autre Russe Stolynin a été arrêté au moment où il déjeunait au restaurant de la maison dorée, lorsqu’elle fut investie; mais il a été rendu à la liberté après quelques heures de captivité.

Перевод с французского:

Президент не перестает повторять, что звезда его дяди ведет его. У войска нет другого клича, как «Да здравствует император!»

Тьер112, хотя и под арестом, произносил достаточно вольные слова в адрес Президента, как-то: — «Не все еще кончено! Хорошо смеется тот, кто смеется последний!» и т. п. — Президент послал генерала Ребилло сказать госпоже Тьер, чтобы она предупредила своего мужа, что, если тот осмелится произнести хоть малейшее слово порицания против его личности и его действий, он его расстреляет на месте.

Г-н Карлье лояльно оказывает помощь префекту полиции г-ну Мопа. Это хорошо.

Большое количество невинных стало жертвой своего любопытства или рокового безрассудства, которые привели их на места сражений. В том числе помещают и одного русского — Панинского из Киева. Другой русский, Столыпин, был задержан за завтраком в ресторане золотого дома во время его блокады, но после нескольких часов плена он был выпущен на свободу.

ДЕКАБРЬ 11. Все эти дни слышен был ропот на счет распоряжения об уменьшении числа чиновников и что от этого многие пойдут по миру. Рассуждают, что прежде должно бы уменьшить и уничтожить безполезные формы при переписке и что тогда число чиновников мало-помалу само собою уменьшилось бы.

Известия из Парижа от 26 ноября (8 декабря).

Personne ne doute ici que le but du Président est de proclamer L’Empire. Les affidés de L’Elysée ne s’en cachent-ils nullement; — ils disent ouvertement que le salut de la France dépend de l’Empire. Le commerce et la grande majorité de la bourgeoisie semblent très satisfaits de cette révolution, car on commençait déjà à se fatiguer de ce bavardage qui entravait la marche du gouvernement et paralysait le commerce.

151

Перевод с французского:

Никто не сомневается здесь, что цель президента — провозглашение империи. Секретные агенты Елисейского дворца113 не скрываются нисколько — они открыто говорят, что спасение Франции зависит от империи. Торговые круги и огромное большинство буржуазии, кажется, очень удовлетворены этим переворотом, так как начали уже уставать от всей этой болтовни, мешающей ходу управления и парализующей коммерцию.

От 28 ноября / 10 декабря.

L’ordre le plus parfait règne à Paris; mais les troubles qui dans ce moment-ci embrassent les provinces sont atroces! les hommes paisibles sont dans l’épouvante; les massacres continuent avec une intensité effrayante: c’est une véritable jacquerie dans toute sa hideuse reproduction. A Béziers le peuple massacrait sans distinction d’opinions pourvu qu’on appartienne à la classe aisée. On a vu des drapeaux qui portaient des inscriptions telles que celles-ci «Mort aux riches! — Partage des biens!» etc. — Quoiqu’il en soit, tant que l’ordre et la sécurité règneront dans Paris, le péril n’est pas aussi flagrant et peut être conjuré, non sans une grande éffusion de sang, mais sans danger réel pour le Gouvernement.

La police a porté à la connaissance du Président que plusieurs russes tenaient des propos inconvenants contre sa personne et ses actes; Louis-Napoléon a été fort irrité, et a ordonné d’expulser de France ceux qui se permettraient des paroles de blâme contre lui. Et c’est très bien!

Перевод с французского:

Превосходнейший порядок царит в Париже, но волнения, охватившие в настоящий момент провинцию, ужасны! Мирные люди в страхе, избиения продолжаются с поразительной интенсивностью: это настоящая жакерия, во всем ее отвратительном воспроизведении. В Безье народ убивал всех без различения убеждений, только по принадлежности к зажиточному классу. Видны были знамена, на которых имелись надписи, например, такие: «Смерть богатым!», «Раздел имуществ!» и т. п. Хотя пока порядок и беззаботность и царят в Париже, но опасность все так же жгуча и может быть отвращена с большим кровопролитием — но без реальной опасности для правительства.

Полиция довела до сведения президента, что многие русские произносят против него самого и его действий непристойные речи. — Луи Наполеон был сильно рассержен и приказал изгнать из Франции тех, кто позволит себе выражать ему порицания. И это очень хорошо!

12. Министр императорского двора князь Волконский подал Государю Императору счет, что Его Величество в течение года проиграл в карты 1300 рублей. «Нет, такая игра разорительна, — сказал Государь, — лучше по вечерам ездить в театр!»

13. Правительство заметило, что обращающиеся в народе кредитные билеты без большого затруднения могут быть переводимы на камень и потом гравированы, а потому изобретено новое средство покрывать билеты таким лаком, который не допустит их перевода на камень. Экспедиция заготовления государственных бумаг уже изготовила таких билетов на 7 миллионов рублей, которые будут выпущены в обращение с нового 1852 года, а прежние билеты мало-помалу уничтожены.

В Риге обнаружен литограф Матшков, который изготовил 600 десятирублевых фальшивых кредитных билетов и более ста успел уже пустить в оборот. Он и сам в этом сознался.

В Саратове к единоверческой часовне привезен был неизвестно кем колокол. Саратовский Епископ Афанасий114 приказал колокол тот освятить и повесить на колокольне, но губернатор нашел нужным произвести следствие, не кроется ли тут воровство, и, узнав, что колокол был вылит на заводе Гудкова,

152

спросил его: кем был колокол заказан? Гудков отказался отвечать, назвав колокол секретным. Губернатор115 приказал Гудкова за ослушание арестовать. Тогда епископ Афанасий написал к губернатору, что ежели сейчас не освободит Гудкова, то по уставу святых отец и власти, данной ему от Бога, отлучит его от церкви и предаст анафеме! Каков Афанасий?! Да это он возвращает нас в 15-е столетие!

ДЕКАБРЬ 14. Большая часть французского духовенства объявила себя в пользу Лудовика Наполеона.

Все революционные эмблемы сняты полициею с трактирных вывесок.

ДЕКАБРЬ 16. Генерал-адъютант Засс116, уволенный по собственному желанию от командования Кавалерийской Дивизиею в корпусе Генерал-адъютанта барона Остен-Сакена117, при разводе во всеуслышание бранит Сакена и уверяет, что ни один честный человек с ним служить не может. При этом случае рассказывал он два поступка Сакена, унижающие честь войск и выводящие оное из терпения: 1) Сакен был недоволен церемониальным маршем и приказал еще раз идти мимо его тихим шагом, сам он стоял задом к войскам и так заставил всех салютовать. 2) Весь корпус был в строю; в одном эскадроне шеренги не были выравнены; Сакен поехал домой и приказал дать себе знать, когда будет выравнено! Разумеется, что выравняли в одну минуту; но весь корпус ожидал два часа его вторичного приезда!

ДЕКАБРЬ 17. Получено телеграфическое известие, что Пальмерстон118 оставил министерство.

Слава Богу.

ДЕКАБРЬ 18. Во Франции обращает теперь на себя внимание вопрос о свободе тиснения. Кажется, что возвратятся просто к цензуре. Может быть, не столь строгой, какая нынешняя, но с некоторою свободою в суждениях.

Пора. — Дай Бог.

ДЕКАБРЬ 19. Сегодня я ценсоровал пресмешную пьесу: «Les droits de l’homme!»* Roger говорит: D’ailleur tous les gouvernements ont reconnu la République**. Duroc отвечает: Je ne l’ai pas reconnue, moi! Roger. Mais vous n’êtes pas un gouvernement, vous! Duroc. Si, Monsieur! je gouverne ma maison. Chaque ménage est un gouvernement constitutionnel en petit. Le mari у représente le roi, le contrat la charte, et la femme у joue le rôle de la révolution en permanence***.

ДЕКАБРЬ 20. В военном министерстве тревожатся, что пропустили 50-летие службы князя Воронцова119 и не доложили об оном Государю Императору.

ДЕКАБРЬ 21. Из штаба 4-й пехотной дивизии в Ломже 4 декабря бежал унтер-офицер Ладожского Егерского полка Андерсон сын Андрезин. Он явился в Новогеоргиевскую комиссариатскую комиссию под именем подпоручика Олонецкого пехотного полка Рывоцкого и получил по apr двум подложным доверенностям жалование для чинов упомянутого штаба 15 тысяч рублей серебром.

Мерзавец этот, кажется, скрылся за границу, потому что поехал на Ковно.

153

ДЕКАБРЬ 22. Слышны повсюду неудовольствия и даже вопль бедных чиновников, которых для сокращения государственных расходов предположено увольнять от службы.

Его Императорское Высочество Великий Князь Николай Николаевич изъявил желание, чтобы для Него не строили особенного дворца, но чтобы дозволено было Ему жить всегда в Зимнем дворце.

ДЕКАБРЬ 27. Еще пишут из Парижа: On frémit d’horreur au récit de ce qui s’est passé dans les Departements: les massacres impitoyables, sans distinction d’opinions, d’âge, ni de sexe; le pillage, la destruction, le viol, ont jeté la terreur dans l’esprit de tous ceux qui ne professaient pas le socialisme, et ont fait répudier ces funestes doctrines à un grand nombre de personnes, qui les avaient d’abord épousées, mais qui n’en avaient pas calculé les terribles conséquences. Bien que la presse rougisse des abominables excès qui ont ensanglantés le sol français, et que, d’un commun accord, elle a jeté le voile sur ces dégoûtantes turpitudes, il est impossible maintenant de révoquer en doute, d’après les révélations de témoins oculaires que des bandes de forcenés ont envahi des couvents de femmes et des pensions de demoiselles et ont exercé sur les pieuses et innocentes créatures qui les peuplaient leur infâme et sauvage brutalité; on a trouvé dans un couvent des lambeaux de membres de femmes, qui présumablement, ont été mises en pièces par ses féroces brigands, en résistant à leur violence.

A Forcalquier (Dep. des Basses-Alpes), les brigands ont violé sur la place

154

publique, sept femmes des plus notables habitants de cette ville. Quelques misérables, après avoir assouvi leur hideuse passion, massacraient les malheureuses victimes de leur férocité. On est saisi d’épouvante quand on songe que si Louis Napoléon n’avait pas tranché le noeud Gordien par une résolution énergique, ce que serait devenue la France en 1852! car, si aujourd’hui, lorsque rien n’était préparé il s’est commis des actes d’une telle atrocityé que serait-ce devenu à une époque pour laquelle on se préparait? Le mot d’ordre des sociétés secrètes avaient été donné, le mai prochain, et un système de carnage et de spoliation s’organisait dans l’ombre. Dans une lettre que Louis Blanc vient de publier, il déclare que tout n’est pas fini; il exhorte les bourgeois de donner la main au peuple pour recommencer une révolution, et prédit qu’elle sera triomphante.

Перевод с французского:

Содрогаются в ужасе при рассказе о том, что произошло в департаментах: безжалостные убийства, не разбирая убеждений, возраста и пола, грабеж, разрушение, изнасилования терроризировали умы всех, кто не исповедует социализм, и заставили большое количество людей, ранее связанных с этой гибельной доктриной, но не оценивших ужасающих последствий, теперь отвергнуть ее. Хотя пресса стыдится мерзких эксцессов, обагряющих кровью французскую землю, хотя, в общем согласии, она набросила вуаль на эти внушающие отвращение гнусности, невозможно, однако, в настоящее время сомневаться, после откровенных рассказов свидетелей-очевидцев, что банды бешеных нахлынули в женские монастыри и пансионы для девиц и изощрялись в своих гнусностях и диком скотстве над населявшими их благочестивыми и невинными созданиями. В одном монастыре нашли части тел женщин, которые, вероятно, были разорваны в клочки этими жестокими разбойниками при сопротивлении их насилию. В Форкалье (департамент Нижних Альп) разбойники изнасиловали на общественной площади семь женщин из наиболее почтенных семейств этого города. Несколько презренных, утолив свою гнусную страсть, убили несчастные жертвы своего злодеяния. Ужас охватывает при мысли, чем бы стала Франция в 1852 г., если бы Луи Наполеон не разрубил энергичным решением гордиев узел. Так как если теперь, когда ничего не было подготовлено заранее, совершаются акты подобной жестокости, то что случилось бы в то время, к которому бы приготовились? Лозунг выступления тайных обществ был дан на ближайший месяц, и система резни и грабежа организовывалась потихоньку. В письме, которое Луи Блан только что опубликовал, он объявляет, что не все покончено, убеждает буржуа подать руку народу, чтобы вновь начать революцию, и предсказывает, что последняя восторжествует.

28. Известия из Парижа.

Le Président travaille sans relâche à la rédaction d’une constitution; Il est certain qu’elle sera modulée sur celle de l’an 8; la reduction de toute autorité de l’assemblée...

Перевод с французского:

Президент работает без роздыха над редактированием конституции. Известно, что она будет смоделирована с конституции 8-го года — полное умаление власти законодательного собрания...

1852

ГЕНВАРЬ 10. ...ему ни одного вопроса, не потребовал от него оправдания и генерал-аудиториат представил о нем доклад, не заключающий в себе истины.

Князь Чернышев приказал действительному статскому советнику Суковкину120 рассмотреть и объяснение и жалобу Поливанова121.

Суковкин представил доклад князю Чернышеву и, оправдывая Поливанова, в заключение сказал: «Справедливость, польза службы и собственная

155

честь вашей светлости требует, чтобы об этом деле было передоложено Государю Императору».

Генерал-майор барон Вревский122 написал: «Согласен с мнением Суковкина!»

Дело еще не получило дальнейшего движения.

ГЕНВАРЬ 11. Получено известие, будто бы один злодей, переодевшись в жандармский мундир, сделал выстрел в президента Французской республики.

ГЕНВАРЬ 12. Генерал-аудиториат представил Государю Императору военно-судное дело об одном офицере и, во уважение 27-летней его безпорочной службы, ходатайствовал о смягчении приговора. Рассматривая дело, Его Величество заметил, что офицеру этому всего 36 лет от роду. За эту непростительную ошибку генерал-аудитор тайный советник Наинский123 арестован на три дня.

ГЕНВАРЬ 13. По случаю арестования тайного советника Наинского распространилось общее о нем сожаление, и, признавая его виновным, рассуждают, что его высокое звание должно было оградить его от подобного наказания.

ГЕНВАРЬ 14. Княгиня Юсупова124 купила за 500 тысяч рублей ассигнациями бриллиант «Северная Звезда», принадлежавший некогда князю Потемкину-Таврическому125 и от него перешедший в семейство Юсуповых. Бриллиант этот потом принадлежал Рибопьеру126 и был продан в Англии.

Получено известие, что Император Австрийский уничтожил конституцию 4 марта 1849 года.

Умно сделал.

Президент Французской республики изгнал из Франции 151 представителя народного, которые более других шумели в палате депутатов. Приказано принять меры не впускать их в Россию.

ГЕНВАРЬ 15. Получено известие, что президент Французской республики уничтожил Национальную гвардию.

Хорошо сделал.

Получено известие, что во Франции снова восстановлены дворянские титулы. Может быть, мало-помалу укротят этих разбойников.

ГЕНВАРЬ 16. Герцог Лейхтенбергский 21-го декабря 1851 года прибыл в Александрию на пароходе, предоставленном в его распоряжение королем обеих Сицилий127.

ГЕНВАРЬ 17. Новое французское уложение заключает в себе: 1-е, ответственный Глава государства, назначенный на 10 лет, 2-е, Министры, зависящие от исполнительной власти. 3-е, Государственный совет. 4, Законодательная палата.

ГЕНВАРЬ 18. Президент Французской республики переехал из Елисейского дворца в Тюильри128.

ГЕНВАРЬ 19. Надворный советник Григорий Мироненко129 подал митрополиту Никанору130 объяснение, что Богородица была дева, а между тем в некоторых молитвах и в посланиях апостола Петра именуют ее «Жено», — и потому просит, чтобы это наименование Богородицы было уничтожено и священные книги перепечатаны. Митрополит имел с Мироненкою прение и доказывал, что слово Жено» не означает замужней женщины, но выражает только пол. — Мироненко этим не удовольствовался и подал жалобу на митрополита в Сенат.

ГЕНВАРЬ 20. Все иностранные изгнанники, живущие во Франции, получили приказание выехать из ее пределов в самом непродолжительном времени.

Хорошо сделано — этих канальев должно бы согнать с лица земли.che

0

27

156

ГЕНВАРЬ 21. Президент приказал конфисковать все имущество Орлеанской фамилии131. Это произвело в публике неприятное впечатление.

Получено известие из Парижа о следующих переменах, — назначены Персиньи министром внутренних дел, Мопа министром полиции, Абатуччи министром юстиции, Бино министром финансов132.

ГЕНВАРЬ 22. Пиетри назначен префектом полиции в Париже, вместо Мопа.

Носятся слухи, что Великобританское правительство намерено укрепить Лондон. — Ежели это правда, то я уверен, что это укрепление будут делать против самих себя, сиречь против внутренних врагов. Вот до чего довела Англию политика гадкого Пальмерстона.

Государь Император в манеже Инженерного замка делал смотр гренадерской резервной № 1 батарее.

Прибыл в Санкт-Петербург персидский посол Магомет Гусейн. Его встретил на станции железной дороги один из полицеймейстеров и в придворном экипаже отвез в гостиницу Клея.

23. 18-го генваря был бал у генерал-адъютанта Ланского133. Великие Князья Николай и Михаил Николаевичи134 оставались там до 4-х часов утра. — На другой день Государь Император сделал за это замечание генерал-адъютанту Философову135 и приказал, чтобы Их Высочества не оставались на балах долее полуночи. 21 числа был бал у генерал-адъютанта Игнатьева136, на котором Их Высочества также присутствовали. В 12 часов ночи они хотели уехать, но Государь прислал сказать Им, что могут оставаться до ¾ 1-го часа, и потом дозволил Им остаться там до 2-х часов пополуночи. Их Высочества были очень этим довольны.

Их Высочества рассказывают, что каждый из них влюблен в трех барынь: в девицу, в замужнюю и в танцовщицу.

Николай Николаевич — в княжну Трубецкую, в княгиню Барятинскую и в Амосову. Михаил Николаевич — в фрейлину Пиллар, в графиню Адлерберх и Радину137.

Государь Император изволил быть в маскераде, в Дворянском собрании.

Лейб-гвардии Преображенского полка прапорщик Безобразов138 в маскераде поссорился за маску с отставным штабс-капитаном Степановым, при чем Безобразов обнажил саблю и ранил Степанова в голову. Безобразов предан суду, и повелено суд кончить в 24 часа.

ГЕНВАРЬ 24. Получено известие, что герцог Лейхтенбергский прибыл в Каир. В первых числах генваря Его Высочество осматривал пирамиды.

ГЕНВАРЬ 25. Государь Император изволил быть в маскерадах: в Большом театре — 1-го, 6-го и 20-го, в Дворянском собрании — 2-го, 16-го и 23-го генваря.

ГЕНВАРЬ 26. Подтверждено запрещение лотерей.

ГЕНВАРЬ 28. Были похороны генерала от инфантерии Гурко139, на которых изволили присутствовать Государь Император и Наследник Цесаревич.

ГЕНВАРЬ 29. Лейб-гвардии Измайловского полка прапорщик Перекрестов140 влюбился в одну барышню и просил ея руки. Отец отказал. Тогда барышня бежала с Перекрестовым в Гатчину, с намерением там обвенчаться, но, не найдя священника, который бы решился на их обвенчание, они возвратились, и Перекрестов сам объявил Государю Наследнику Цесаревичу о своем поступке. Перекрестов арестован на 8 дней.

157

Лейб-гвардии Гусарского полка полковник Никитин, лейб-гвардии гарнизонного баталиона капитан Юрьев, Государственного Контроля коллежский ассессор Лопацкий, титулярный советник Парчевский, дворянин Стройновский, статский советник Дубецкий и коллежский советник Посников были по Высочайшему повелению арестованы и преданы военному суду за недобросовестные их поступки с Князем Марцелием Любомирским141, у которого они хотели приобрести покупкою имение его отца и жены.

ГЕНВАРЬ 30. По случаю поступка прапорщика лейб-гвардии Преображенского полка Безобразова в маскераде предложено начальнику штаба гвардейского корпуса генерал-адъютанту Витовтову142 иметь в маскерадах скрытого агента, который наблюдал бы за поведением офицеров, которые иногда позволяют себе некоторые шалости.

Персидский посол Магомет Гусейн представлялся Государю Императору. Он и его свита были привезены в Зимний Дворец в трех золотых каретах.

ГЕНВАРЬ 31. Государь Император изволил смотреть в манеже Инженерного замка сводную гренадерскую резервную № 2-го батарею.

ФЕВРАЛЬ 1. Статский советник Вонлярлярский жаловался Государю Императору, что граф Клейнмихель не платит ему денег за работы за шоссе и пришоссейные здания. Граф Клейнмихель представил Его Величеству свои оправдания и доказательства, что Вонлярлярский совершенно удовлетворен и что просьба его не основательна. Его Величество не убедился доводами графа Клейнмихеля, и этим недоверием он так огорчен, что занемог и утверждает, что не хочет и не может служить долее.

ФЕВРАЛЬ 2. В Мадрите, во время шествия королевы Изабеллы 2-й143 к литургии, монах Мерино нанес ей удар кинжалом. Рука убийцы была удержана графом Пино Гермозо, но и он и Она легко ранены.

ФЕВРАЛЬ 3. Государь Император и Наследник Цесаревич изволили быть в маскераде Большого театра.

ФЕВРАЛЬ 4. Государь Император изволил смотреть в манеже Инженерного замка нижних чинов и рекрут, поступивших на укомплектование гвардии.

Был маскерад в пользу инвалидов, с лотереею; Государь Император, Наследник и Наследница присутствовали на оном. Особ было 3600.

ФЕВРАЛЬ 5. Жена надворного советника Назанского в 9 часов вечера ушла со двора и пропала.

При дворе, в Эрмитаже, был спектакль: «Дон Пасквали и Катарина».

Получено с Кавказа известие, что наказный атаман линейных казаков144 генерал-майор Крюковской убит.

ФЕВРАЛЬ 6. У графа Кушелева-Безбородки145 был бал-маскерад. Этот костюмированный бал посетили: Государь Наследник Цесаревич и Великие Князья Михаил и Николай Николаевичи.

ФЕВРАЛЬ 7. В Высочайшем присутствии был парад войскам гвардейского корпуса.

Президент Французской республики запретил носить бороды и усы, предоставя это только людям военным.

В Елисейском саду один часовой сделал выстрел в президента и за это немедленно расстрелян.

И дельно.

158

Во Франции сделано новое положение для жандармов. Оно совершенно сходно с нашим, исключая того, что французским жандармам дана и власть исполнительная — они могут сами собою арестовывать каждого.

Государь Император изволил быть в маскераде Большого театра.

ФЕВРАЛЬ 8. Гвардии офицер Кавелин побил в театре капельдинера. Он просил у него прощения, и потому поступок этот оставлен без преследования.

Канцелярский чиновник Иван Бердяев написал к актрисе Мила146, что он во время обеда у Доминика слышал разговор двух армян, намеревающихся во время спектакля бросить ей на сцену неприличную штуку. Со стороны полиции и 3-го отделения приняты меры предосторожности.

ФЕВРАЛЬ 9. Государь Император изволил смотреть 329 человек, выбранных из 6-го пехотного корпуса в гвардейскую артиллерию.

ФЕВРАЛЬ 10. У Государя Наследника Цесаревича был бал, целый день, — так называемый: «Folle journée»*.

Из Вильны коллежский регистратор Вальмус просил графа Орлова дать ему 300 рублей серебром на 10 лет без процентов, под собственное ручательство пресвятыя Богородицы. — Он не советует собирать справки о его поведении, а бросить эту сумму на произвол Всевышнего, которому лучше известны и его поведение, и его нужды.

ФЕВРАЛЬ 13. Генерал-адъютант Геруа147 скончался.

Известный певец Тамбурин148 получил от Государя Императора золотую медаль, украшенную бриллиантами, на андреевской ленте, для ношения на шее.

Генерал-адъютант князь Горчаков149 был опрокинут в санях и сломал себе ребро.

ФЕВРАЛЬ 14. Князь Варшавский150 не любит приезжать в Петербург и приезжает всегда неохотно — он должен был приехать к Пасхе, а между тем находящийся в Петербурге генерал-адъютант князь Горчаков сломал себе ребро. Один из генералов, служащих в Царстве Польском, сказал: «Судьба так во всем покровительствует князю Паскевичу, что ему в угоду ломает у людей ребра».

ФЕВРАЛЬ 15. Были похороны генерал-адъютанта Геруа в присутствии Государя Императора.

Скончалась супруга генерал-адъютанта графа Ржевуцкого151 родительница графини Орловой.

ФЕВРАЛЬ 17. Великая княгиня Мария Николаевна разрешилась в 6 часов вечера от бремени. Бог дал Ей сына Георгия152.

В 10 ½ часов вечера Великие Князья Николай и Михаил Николаевичи отправились за границу. Их сопровождают: Философов, князь Трубецкой, князь Гагарин и граф Шувалов.

ФЕВРАЛЬ 18. Статс-секретарь Туркуль153 получил донесение из Варшавы, что там одна женщина родила ребенка с птичьею головою и рыбьим хвостом.

Его Императорскому Высочеству Князю Георгию Максимилиановичу повелено состоять в полках лейб-гвардии Преображенском и Уланском Наследника цесаревича и лейб-гвардии в Коннопионерном дивизионе.

17-го скончался инспектор баталионов военных кантонистов генерал-лейтенант Зейдлер154.

159

ФЕВРАЛЬ 19. Маршрут Великих Князей Николая и Михаила Николаевичей изменен. Им приказано было ехать через Варшаву в Вену, но получено известие, что императора австрийского нет в Вене, а потому повелено им ехать из Варшавы прежде в Берлин, а потом в Вену.

Граф Киселев в таком раздражительном состоянии, что ему не смеют докладывать о делах. По случаю больших неисправностей и похищений по лесной части он очень недоволен товарищем своим Гамалеем155.

ФЕВРАЛЬ 20. Получено известие, что Великий Князь Константин Николаевич156, ехав по железной дороге из Венеции, был подвержен опасности. — Крестьянин оставил на рельсах воз сена, с которым столкнулась машина, и вагоны чуть было не соскочили с рельсов.

ФЕВРАЛЬ 21. Тайный советник Седлер уволен от службы, и по закону дана ему пенсия 500 рублей серебром в год. Государь Император изволил написать на докладе: «Он 50 лет тому назад служил со мною в одном полку, давать ему от меня по 2000 рублей в год».

Граф Клейнмихель чрезвычайно огорчен: на него подал Государю Императору прошение статский советник Лярский, будто бы ему не платят денег за произведенные работы на шоссе. Его Величество изволит давать веру жалобам Лярского, но не совсем оправданиям или объяснениям графа Клейнмихеля.

160

Это так его расстроило, что он даже объявляет, что хочет оставить службу.

ФЕВРАЛЬ 22. Здесь составилась компания, желавшая взять на откуп зажигательные спички; в члены этой компании был приглашен и вступил статский советник Лярский. Когда он узнал все предположения компании для своих действий, то он отдельно подал просьбу о предоставлении ему этого откупа. Компания сочла это как бы изменою, исключила Лярского из числа своих членов.

ФЕВРАЛЬ 23. Из Парижа пишут, что к графине Воронцовой-Дашковой157, вместо Алексея Столыпина158, поступил сын князя Метерниха.

ФЕВРАЛЬ 24. Генерал-адъютанту Набокову159 сделался удар и отнялась вся правая сторона.

ФЕВРАЛЬ 25. Действительный статский советник Заика160 в большой тревоге рассказывает, что граф Клейнмихель не будет в состоянии дать отчета в огромных суммах, им по его управлению израсходованных, что эти суммы от заимствования одной для других совершенно посторонних предметов так перепутаны, что едва ли будет возможно их распутать и привести в ясность.

ФЕВРАЛЬ 26. Профессор Герман161 делал штуки в Зимнем дворце в присутствии царской фамилии.

ФЕВРАЛЬ 27. Государь Император изволил уехать в Кронштадт.

ФЕВРАЛЬ 28. Государь Император изволил смотреть сухопутные госпитали и остался очень недоволен беспорядком и нечистотою в оных; но в Кронштадте нашел госпиталь в таком отличном положении, что пожаловал главному доктору 4-го Владимира, а смотрителю 2-ю Анну. Князю же Долгорукову повелел ехать в Кронштадт и взять пример, как можно содержать госпитали.

ФЕВРАЛЬ 29. Получено известие, что в Витебске вдруг 700 раскольников приняли православие.

Слава Богу.

На генерал-губернатора князя Голицына162 вопиют. Он окружил себя сералем, и женщины у него делают что угодно.

Такие же неблагоприятные известия и из Вильно. Там смеются и не уважают Бибикова, а он всех бранит и даже о Государе говорит без должного уважения. Графа Адлерберха называет почтальоном, графа Протасова163 попом. Учебная часть представляет совершенный хаос и удалилась от Русского начала. Бедный Государь, так много желает добра и так мало Ему к тому способствуют!

МАРТ 1. Голландский подданный Костер и любский уроженец Скрейбер ночью напали в 1-й линии на трех женщин и ранили ножом защищавшего их полицейского унтер-офицера Красильникова. Государь повелел Костера и Скрейбера судить военным судом.

МАРТ 2. Свет пошел навыворот! У нас есть тысячи просьб от барынь и девиц, что их соблазнили, что их изнасильничали. Теперь получена просьба от мещанина Тарасова, что дочь коллежского советника Баранова его соблазнила и, родив от него дочь, не отдает ее ему. Вот мерзавец!

МАРТ 3. Действительный статский советник барон Корф164 имеет претензию на Департамент железной дороги. Пять лет лежит дело на столе графа Клейнмихеля, и он не решает оного. Корф подал ему просьбу, он изорвал ее.

161

МАРТ 4. Государь Император повелел министру внутренних дел165 взять у графа Клейнмихеля 400 тысяч рублей серебром и удовлетворить рабочих людей, которые работали на Смоленском шоссе у подрядчика статского советника Лярского. По этому случаю граф Перовский учредил особый комитет.

МАРТ 5. Слышны беспрерывные жалобы на начальство Московской железной дороги. На пути пассажиров не принимают, дурно кормят, вагоны протекают, — наконец заговорили, что движение по дороге будет остановлено на два месяца для исправления поврежденных частей дороги. Все это в совокупности побудило Государя Императора послать доверенное лицо узнать о степени справедливости жалоб. Но чтобы отклонить мысль, что Государь Император не имеет доверенности или преследует его, назначен для сего самый близкий графу Клейнмихелю человек, его племянник генерал-адъютант Огарев166.

МАРТ 6. Носятся слухи, что 5 мая Франция будет провозглашена Империею.

МАРТ 7. Французы При всех обстоятельствах и во всех случаях смеются сами над собою. Теперь они говорят: «Le président désire l’Empire, et la France en rit (Henri)»167.

МАРТ 8. В городе опять большая смертность — умирает от 50 до 70 человек в сутки.

7 марта нового стиля Великие Князья Николай и Михаил Николаевичи прибыли в Дрезден и пробыли там 4 дня.

МАРТ 9. Вчера Государь Наследник Цесаревич был у графа Клейнмихеля, который больной, встревоженный и все еще недовольный делом Лярского, много оправдывался и долго плакал.

Стараниями любителя русской старины графом А. С. Уваровым168, обнаружено, что прах князя Дмитрия Михайловича Пожарского169 покоится в Суздале в усыпательнице, носящей имя князей Пожарских. Епископ Иустин170, тайный советник Арсеньев171, вице-губернатор Владимирской губернии Муравьев172, академик Погодин173 и статский советник граф Толстой174, разрыв в Спасо-Ефимьевом монастыре усыпательницу Князей Пожарских, обрели в ней прах Князя Дмитрия Михайловича Пожарского.

Честь и слава и царствие небесное доброму, великому русскому человеку.

МАРТ 10. Получено известие из Парижа, что на всякого рода капиталы уменьшена плата на 1/2 процента.

Дворянского полка кадет Верстовской вошел в алтарь, облачился в ризы и начал служить обедню. Священник, увидя это, выгнал его из алтаря.

Государь Император и Наследник Цесаревич присутствовали при выносе тела кавалерственной дамы графини Моден175.

На одной из дочерей графини Моден женат генерал-майор Данези. Брак этот совершен вопреки желанию графини. Говорят, будто бы старая графиня при бракосочетании сказала: «Dieu de Miséricorde: Bénissez ma fille et Danezi, mon gendre (damné-sy)»*.

МАРТ 11. Предметы, заключающиеся в просьбе статского советника Вонлярлярского к графу Клейнмихелю:

1. Что по семи его претензиям он точно удовлетворен — получил 225 тысяч

162

рублей серебром. 2. Остается расчет по постройке почтовых домов. Разница в счетах невелика, то и оставляет эту претензию.

3. За песок по смете следовало ему получить 672 870 рублей серебром. — Он понизил цены на 90 383 рубля серебром, т. е. на 45%. — Так поставлял он песок в течение 1849 года, но вдруг получил приказание, чтобы шоссе было готово в 1850 году и потому должен был добывать песок с передачею от 6 до 8 рублей за сажень. Когда вся поставка песку была сделана, приказано платить ему только по 5 рублей за сажень.

4. Претензия за уширение мостов. По контракту устройство их было назначено на 5 рядах свай, а потребовали, чтобы было на 7 рядах. Законтрактована была ширина мостов 3 сажени, а заставили строить в 6 сажен. За уширение мостов просит вместо 437 рублей за погонную сажень по 582 рубля.

5. Расчистка дорожной полосы стоила по смете 5 688 293 рубля серебром — ему дали 3 042 275 рублей.

6. Отсрочили постройку, и от того на вырубленных местах выросли кусты, которые снова должно было расчищать. Эту работу произвел он бесплатно на протяжении 500 верст.

7. Наконец, доказывает, что всю работу кончил.

МАРТ 12. Канцелярист в уголовном надворном суде Корюханов отрезал себе ножницами язык.

МАРТ 13. Государь Император в чувстве строгой справедливости сам лично изволил

163

заняться разбором жалобы статского советника Лярского на неудовлетворение его за работы по постройке шоссе.

Его Величество составил у себя комитет. Присутствовали граф Орлов, граф Киселев, граф Панин, князь А. Ф. Голицын, товарищ главноуправляющего путями сообщения генерал-майор Герстфельд176 и проситель Лярский. Государь изволил говорить, что контракт есть Его вексель, который должен быть свято и с процентами выплачен; потом, составив собственноручную на шести страницах выписку из всего контракта и дела, доказал, что Лярский должен быть удовлетворен. Вследствие чего запрещение с имения Лярского снято, приказано выдать ему 1 миллион 500 тысяч рублей серебром, и все дело отдано князю Голицыну для составления подробного обозрения оного.

Славная страница в истории Государя Императора Николая Павловича. Пусть владыки целого света учатся, как на святой Руси Ея Венценосец соблюдает строгую справедливость.

МАРТ 14. Бросают нехорошую тень на Управление путями сообщения. Рассказывают, что правление оного прежде начала работ требует всегда огромные капиталы из Государственного казначейства, кладет их в Коммерческий банк и процентов нигде в приходе не показывает.

Что постройка шоссе от Орла до Рославля была отдана подрядчику Гуюсу за 6 миллионов 240 тысяч рублей серебром для того, чтобы угодить Гуюсу, ибо он заведывает делами графа Клейнмихеля. Сумма такая огромная, что будто бы сам Гуюс уступил из оной 2 миллиона рублей серебром.

МАРТ 15. Жалобы рабочих людей на Московской железной дороге продолжаются. Видно, что они имеют основание, ибо Департамент железных дорог отпустил 200 тысяч рублей серебром на их удовлетворение.

МАРТ 16. Сегодня было святое Крещение новорожденного Князя Георгия Максимилиановича. Обряд совершен в 11 часов утра, в Зимнем дворце, при съезде всех знатных особ и генералов, штаб- и обер-офицеров гвардии и армии.

МАРТ 17. Граф Клейнмихель так огорчен последствиями дела Лярского, что хочет оставить службу, и жаль, что при этом случае он позволяет себе даже неприличные выражения насчет своего Государя благодетеля!

Число больных в городе увеличивается до невероятности. Обыкновенно занемогает в сутки около 70-ти человек, а 16-го и 17-го марта заболело: в первый день 627, во второй 618 человек.

МАРТ 18. Господи! Какая всеобщая обнаруживается ненависть к графу Клейнмихелю! И стар, и млад, и мужчины, и женщины, все радуются огорчению, которому он подвергся по делу Лярского. Кровопийцей называют его и не верят счастию, что свойства его обнаруживаются.

Французский консул Фамен беспрерывно обнаруживал неудовольствие против нынешнего своего правительства. Он отозван.

МАРТ 19. Из Берлина получено известие, что несколько сот рабочих вышли на кладбище, на котором похоронены убитые возмутители; там гуляли, напились и вернулись в город. Убитые и там похороненные будут перенесены на их приходские кладбища. Так приказал Король. Напрасно — я бы этих гуляк похоронил на том же кладбище. Воля ваша, а король в Пруссии первый революционер!

В Английской клубе был годовой обед. Много пили и заставляли пить французского посланника Кастельбажака177. Тот сказал: «Messieurs! Grâce à

164

Vous, j’ai déjà fait, en 1812, une retraite désastreuse, — permettez-moi, cette fois-ci, de faire une retraite honorable!»*

В инвалидном концерте были Государь Император, Наследник Цесаревич с супругою и принц Мекленбург-Стрелицкий178. Публики было довольно, но не полный театр. — После первого раза «Боже, царя храни» кричали ура, но немного, зато заставили повторить гимн три раза.

МАРТ 20. Австрийский комиссар финансовой стражи Игнатий Гетлер от имени многих тысяч богемцев (так он выразился) пишет письмо Государю Императору, которым благодарит Его Величество за оказанную помощь Австрии.

Громов и Лавров, петербургские купцы, высланы из Москвы графом Закревским179 за карточную игру.

С 17-го на 18 марта в 2-х верстах от Звенигорода отставной коллежский регистратор Бодров напал на почту, застрелил ямщика, выбил из саней почтальона и похитил 30 496 рублей серебром. Его поймали в Москве, нашли при нем 27 981 рубль серебром. Высочайше повелено судить его военным судом.

Уж эти мне отставные коллежские регистраторы!

МАРТ 21. Беспрерывно получаются сведения, что офицеры путей сообщения бессовестно пользуются незаконными доходами при Московской железной дороге. — Вся тайна жалоб крестьян состоит в том, что офицеры не выдают подрядчикам квитанций без того, чтобы не заплатить им за выдачу оных. Требования их иногда так неумеренны, что подрядчики не в состоянии исполнить оных, и потому квитанции выдаются по прошествии многого времени, а между тем рабочий народ остается без удовлетворения. Вопиют на этих офицеров, называют их грабителями, а между тем указывают, как роскошно они живут, какие у них экипажи, лошади, стол, вина.

Графу Клейнмихелю несколько раз об этом докладывали, и он всегда отвечал: «Докажите!»

МАРТ 22. Государь Наследник Цесаревич изволил смотреть в манеже гвардейской берейторской школы верховую езду гг. офицеров, прикомандированных к гвардейским кавалерийским полкам.

Надворный советник Невахович возвратился из-за границы и рассказывает, что в Неаполе он оказал России государственную услугу. В трактире за табельдотом бранили Государя: «Господа! — сказал он. — Всякий из вас будет иметь дело со мною, ежели вы не перестанете бранить Государя». — Перестали и даже пили за Его здоровье!

В Венеции оказал он услугу Великому Князю Константину Николаевичу. Его Высочество шел по улице со своею супругою и курил сигару. Один англичанин хотел об этом написать к Государю, полагая, что неприлично вести под руку свою супругу и курить сигару, и верно Константину Николаевичу досталось бы от Государя. Невахович упросил англичанина не писать об этом. Ай да Невахович!

Господин Лярский рассказывает, что если бы заплатить все долги графа Клейнмихеля, то в Государственном казначействе не достало бы денег. Преувеличено!!

МАРТ 23. Из Ковно прибыл мальпост. Между Гатчиною и Царским Селом он ехал 14 верст 10 часов. — Так дурно шоссе!

165

МАРТ 24. Граф Клейнмихель находится в таком раздражительном положении, что трудящиеся при нем письменною частию не знают, что делать! — Большие с отчетностью доклады рвет по пяти раз, не указывая, как их переделать. Всех бранит, ругает, угрожает побоями, так что все его окружающие находятся в отчаянии.

Тайный советник Шереметев180, у которого похитили на железной дороге 27 тысяч рублей серебром, уведомил, что он сам заметил и другие утверждают, что в вагоне сидел на его месте, притворился спящим и потом шарил около его чемодана отставной поручик Абаза, который на этой же станции, где были похищены деньги, остался. Он, Шереметев, решительно подозревает Абазу, но не смеет удостоверить в истине своего подозрения.

МАРТ 25. Дошло до сведения Государя Императора, что князь Юсупов181, влюбленный в свою двоюродную сестру, дочь Рибопьера, хотел похитить ее и тайно жениться на ней.

Его Величество, желая предупредить несчастие как для Юсупова, так и для девицы Рибопьер, повелел арестовать его и немедленно отправить на службу в Тифлис.

Князю Юсупову намерены были способствовать в похищении девицы Рибопьер князь Гагарин и Воейков.

Государь Император и Государь Наследник Цесаревич были на церковном параде лейб-гвардии Конного полка.

МАРТ 26. В 8 часов утра прибыл в Санкт-Петербург г-н сенатор-фельдмаршал Князь Варшавский, граф Паскевич Эриванский.

МАРТ 27. Государь Император изволил быть на похоронах генерала от артиллерии Гелленшмита182.

Принц Ольденбургский183 пригласил члена Государственного Совета Тенгоборского184 обедать. Камердинер Тенгоборского сказал ошибкою, что он приглашен принцем Мекленбургским. Тенгоборский приехал к принцу Мекленбургскому, который, приняв его и видя, что он в обеденный час не уезжает, предложил ему у него отобедать, а между тем принц Ольденбургский ожидал Тенгоборского до 6-ти часов и вечером послал спросить его, здоров ли он и по какой причине не приехал к нему обедать! Тогда только открылась Тенгоборскому ошибка, в которую он впал неосторожностию своего камердинера.

Через несколько дней приехал к Тенгоборскому ездовой от Государя Наследника Цесаревича с приглашением к обеденному столу. Напуганный предыдущим случаем Тенгоборский спросил у ездового список приглашенным особам и увидел, что не он, а Вьельгорский185 приглашен.

Хорошо, что остерегся.

МАРТ 28. Были похороны генерала от артиллерии Гавриила Александровича Игнатьева186.

МАРТ 29. Несколько французов не хотели присягнуть президенту. Другие при этом случае сказали: «Ne faites pas les difficiles: on ne donne pas le serment, on le prête»*.

МАРТ 30. День Святыя Пасхи. При Дворе был большой выход. Христосовались с Государем Императором. Государыни Императрицы не было.

Насчет отправления в Тифлис князя Юсупова носятся неблагоприятные

166

толки: какое-де дело правительству вмешиваться в семейные дела! Бессовестные, — а если бы правительство допустило князя Юсупова исполнить преступление, тогда сказали бы: чего правительство смотрело, зачем не предупредило преступления!

30-го марта нового стиля Их Императорские Высочества Великие Князья Николай и Михаил Николаевичи прибыли в Мюнхен.

Государь Император пожаловал лейб-гвардии Преображенскому полку вместо красного яйца картину, представляющую событие 14-го декабря 1825 года187.

Рассказывают, что князь П. М. Волконский, сидя за бумагами, задумался и сказал: «Ох, как эти бумаги мне наскучили, пора к войскам!»

За день Святыя Пасхи Государь Император изволил пожаловать 53 полковников в генерал-майоры.

МАРТ 31. On assure que le Président de la république Française a remis au 15 Août le projet de se faire proclamer Empereur.

Il porte sur lui une espèce d’amulette, — on lui demanda ce que cela signifiait? — «C’est, répondit Louis Bonaparte, des reliques de Charlemagne; c’est un talisman qui me guide dans la grande oeuvre que je suis prédestiné à accomplir. La Providence m’a choisi pour régénérer la France, en anéantissant l’esprit révolutionnaire, en la rendant riche, prospère et glorieuse, en la ramenant à la religion et à la morale, et, je suis fâché de le dire, après l’asile hospitalier que j’ai reçu en Angleterre, je suis prédestiné aussi à faire la guerre à la Grande Bretagne. Après avoir rendu le bonheur à la France, il m’a été prédit que je serai assassiné aux Tuileries.»

Перевод с французского:

Уверяют, что президент Французской республики отложил до 15 августа план провозглашения его императором.

Он носит на себе нечто вроде амулета — его спросили, что это значит? «Это, — отвечал Луи Бонапарт, — реликвии Шарлеманя188, это — талисман, который ведет меня к великому делу, которое я предназначен выполнить. Провидение избрало меня, чтобы возродить Францию, уничтожая революционный дух, давая ей богатство, благоденствие и славу и опять возвращая ее к религии и морали; кроме того, я также предназначен (я вынужден сказать это — после гостеприимного убежища, полученного мною в Англии!) воевать с Великобританией. После того как Франции будет дано счастие, я буду убит, предсказано мне, в Тюильри».

30 марта скончался Грузинский Царевич Фарнаваз Ираклиевич189. 3-го апреля назначены похороны. Тело Его предадут земле в Невском монастыре.

АПРЕЛЬ 1. Был приезд дамам в Зимний дворец для принесения поздравления Государыне Императрице.

Обнаружено, что граф Дмитрий Николаевич Шереметев190 имеет преступную связь с сестрою покойной его жены, девицею Варварою Сергеевною Шереметевою191.

Ведя жизнь нетрезвую, она предложила графу Шереметеву учредить школу для девиц дворянского и духовного происхождения, под названием Анненской школы, в память графини. Граф Шереметев учредил эту школу под своим и ее начальством. 11 марта смотрительница той школы Юрьева жаловалась Варваре Сергеевне Шереметевой на леность воспитанниц 4 класса. Шереметева приехала в заведение и сказала, что хочет расправиться с негодяйками. Когда высекли розгами весь 4-й класс, Юрьева сказала ей: «Накажите кстати 3-й, 2-й и 1-й классы». Разгоряченная вином Шереметева пришла в ярость, выхватила розги у няньки и начала собственноручно наказывать. Не достало розог,

167

послали в сад за прутьями акации, секли попеременно, то она, то нянька. Наказано было около ста воспитанниц. Со многими от страха сделался обморок; девушки падали, а Шереметева говорила, что они притворяются. Смотрительница Юрьева не только не удерживала ее, но еще подстрекала. Ненаказанных осталось 40 девиц, которых наказание было отложено до следующего дня.

Школу повелено закрыть, а граф Шереметев предложил всех девиц разместить по разным заведениям для окончания их воспитания на его счет и сверх того предложил вносить сумму на воспитание 20-ти девиц в учебных заведениях, состоящих под покровительством Государыни Императрицы. Это пожертвование принято.

Варваре Сергеевне Шереметевой приказано выехать из дома графа Шереметева и жить при матери с тем, что ежели будет продолжать связь с графом, то ее заключат в монастырь.

Графу Шереметеву предложено переехать из Москвы в Петербург, жить здесь и заниматься воспитанием своего сына.

0

28

АПРЕЛЬ 2. У театральной Дирекции спросил министр императорского двора: почему не освещает театры тот немец, который освещает Дворцы? — Этот вопрос был сделан в том предположении, что освещение театров дорого. — Дирекция

168

отвечала: потому, что во дворцах каждый рожок у ламп освещается за 22 ½ копейки, а в театрах за 9!

АПРЕЛЬ 3. Было в Зимнем дворце заседание комитета под председательством Государя Наследника Цесаревича о сооружении железной дороги от Феодосии до Харькова. В комитете заседали: граф Нессельроде, граф Орлов, граф Гурьев, товарищ министра финансов Брок и предложивший сооружение этой дороги генерал-адъютант Кокошкин192.

Решено: быть дороге, но предположено однако же снестись с министром финансов о денежных средствах.

АПРЕЛЬ 4. Государь Император изволил потребовать от графа Клейнмихеля контракты, которые заключены для сооружения железной дороги в Варшаву.

Граф Клейнмихель этим огорчился и говорит, что он потерял доверенность Его Величества.

Театры понесли дивициту в 1851 году 150 тысяч рублей серебром.

АПРЕЛЬ 6. В 7 часов утра скончался министр финансов граф Вронченко.

АПРЕЛЬ 7. Президент Французской республики прибавил Кастельбажаку 80 тысяч франков в год содержания.

Я бы посоветовал Кастельбажаку попросить президента пожаловать ему эту сумму за год вперед и беречь копейку про черный день.

Вчера Государь Император изволил быть в маскераде в Большом театре.

Государь Император приехал к графу Вронченке в ту самую минуту, когда он скончался. Еще тело не остыло, — Его Величество поклонился его праху и сказал бывшему при том тайному советнику Броку: «Служи мне так же верно, как он служил».

Говорят, что будто бы граф Вронченко, отделив часть своего состояния своему брату, остальное завещал Государю Императору.

АПРЕЛЬ 8. Предполагают, что Министерство финансов будет поручено тайному советнику Броку, и при этом случае говорят, что он ужасно скуп.

Лучше скупой министр финансов, нежели расточитель.

АПРЕЛЬ 9. Похоронили графа Вронченку в Невском монастыре. Государь и Государь Наследник присутствовали.

Князь П. М. Волконский хотел назначить гофмейстера Сабурова помощником Директора театров, но Государь не согласился.

АПРЕЛЬ 10. 10-го апреля нового стиля герцог Лейхтенбергский прибыл в Триест.

Получено известие, что родитель Великой Княгини Елены Павловны193 скончался. При дворе наложен траур на 12 дней.

Отставной поручик Неверов в Александринском театре наговорил дерзостей статской советнице Сокольской, оскорбляющих честь ее. Он арестован.

Унтер-шихмейстер Болдарев застрелился. Полиция приказала тело его анатомировать, чтобы узнать о причине смерти!!!

Анатолий Николаевич Демидов хочет сделать майорат в пользу своего племянника194.

В разных магазинах обнаружена продажа развратных предметов. Магазин Кёне опечатан. Кёне и иностранец Вольф, делавшие эти предметы, будут высланы за границу.

В Демидовском доме трудящихся получено при безымянной записке 1500 рублей серебром с просьбою кормить сорок дней бедных за упокой души раба Божия Феодора. — Оказалось, что это от графа Вронченки.

169

Фельдмаршал князь П. М. Волконский пришел к Государю и сказал: «Вы уезжаете за границу и, вероятно, меня уже не застанете в живых, я пришел с вами проститься и просить, чтобы меня похоронили в церкви лейб-гвардии Семеновского полка».

Князь П. М. Волконский сказал доктору Буяльскому: «Уж эта болезнь мне надоела. Когда же это кончится?» — Буяльский равнодушно ответил: «И мне надоело, тем более что ежели еще и 20 лет будете жить, то никогда не выздоровеете».

АПРЕЛЬ 13. Государь Император был в маскераде в Большом театре.

В Гааге, по обыкновению, во время заутрени в день Святой Пасхи русские прикладываются к кресту, потом делают поклон Анне Павловне. — Княгиня Вяземская, приложась к кресту, забыла сделать обычный поклон Ея Величеству. Ее Величество прогневалась, приказала просить у себя прощения, что княгиня Вяземская и сделала; но как при этом случае Королева сделала Вяземской замечание в самых крутых выражениях, то княгиня Вяземская уехала из Гааги в Париж, а муж ее ищет теперь другого места195.

12. Мишле, Кине и Мицкевич196 удалены от профессорства в Collège de France.

АПРЕЛЬ 13. В Гостином дворе был пожар, сгорела сапожная лавка от оставленной в оной после молебна свечи.

АПРЕЛЬ 14. В отношении к России я сравниваю французов и немцев вот как: французы наши пиявки — сосет, сосет, да и отвалит, а немцы — клопы: сосет, сосет, да тут же и остается, чтобы опять сосать.

По делу Лярского Государь Император, находя его жалобу правильною, повелел всю сумму уплатить, Совету путей сообщения сделать выговор, а к графу Клейнмихелю Его Величество изволил писать письмо, но неизвестно какого содержания.

После получения этого письма граф Клейнмихель говорил, что непременно уедет или в деревню, или за границу.

Государыня Императрица отслужила напутственный молебен у Всех Скорбящих, а Государь Император в крепости и посетил коменданта Набокова.

АПРЕЛЬ 15. В 10 часов утра Государыня Императрица уехала за границу. Сопровождает Ея Величество генерал-адъютант граф Апраксин197.

Государь Наследник Цесаревич сделал репетицию парада.

Княгиня Ливен пишет из Парижа к графине Бенкендорф198 в Петербург.

«Je profite d’une occasion sûre pour vous donner un renseignement curieux. Le 2 Avril est arrivé ici Mr Chapôt ex député légitimiste de l’Assemblée, venant de Venise où il avait passé 15 jours auprès du Comte de Chambord. Je rapporte que le Grand Duc Constantin est venu chez le prince français, disant qu’il venait sur l’ordre exprès de l’Empereur son père, présenter ses respects au Roi. Il l’a appelé Sire, Votre Majesté. Il a fait tirer le salut Royal en recevant le Comte de Chambord à son bord; il lui a donné un grand diné, où Chapôt l’а entendu lui même lui donner vingt fois au moins le titre de Majesté. Chapôt a raconté cela ici à tout le monde, Molé, Noailles; cela a vite courru; la plus grande joie a éclaté dans le camp légitimiste. Samedi le 3, le gouvernement français reçoit du consul à Venise un rapport, qui parle des honneurs extraordinaires rendus au Comte de Chambord par notre Grand Duc, et de l’effet immense que cela produit à Venise. Grande colère a Elysée, de ce que le consul ne donne pas plus de détails sur un fait aussi important; ordre envoyé aussitôt au consul de tout dire; ici même tous les commérages de voyageurs arrivés de Venise parviennent à l’Elysée, et le 4 Vous aurez vu le discours du Président à la magistrature! C’est

170

une réponse à la Majesté de Venise, — un défi à l’Europe! — Vous voyez la gravité; dès le 2 j’ai informé Kisseleff de tout ce que j’ai appris.

Je ne touche pas du tout ce sujet dans ma correspondance avec St Petersbourg, mais j’ai voulu que Vous en soyez informé afin de le faire parvenir chez nous, si Vous у voyez de la nécessité. — Le Grand Duc avait-il l’ordre, ou a-t-il fait de sa tête, — car enfin le récit n’est pas menti.

C’est en tout cas une fâcheuse histoire.

Перевод с французского:

«Пользуюсь удобным случаем сообщить вам интересное известие. 2 апреля приехал сюда г-н Шапо, ех-депутат-легитимист Законодательного собрания, прибывший из Венеции, где он провел 15 дней у графа де Шамбора. Он докладывает, что Великий Князь Константин явился к этому французскому принцу, говоря, что он прибыл по особому приказанию своего отца-императора выразить почтение королю. Он называл его: Государь, Ваше Величество. Он приказал дать королевский салют, принимая графа де Шамбора на борту своего корабля; он задал ему большой обед, на котором Шапо сам слыхал, как он раз двадцать лично называл его Величеством. Шапо рассказал это здесь всему свету, Моле, Ноайлю199. Это быстро разнеслось; величайшая радость охватила легитимистский лагерь. В субботу, 3-го, французское правительство получило от консула в Венеции рапорт, в котором говорится о необычайных почестях, возданных графу де Шамбору нашим Великим Князем, и о сильном впечатлении, произведенном этим в Венеции. Великий гнев в Елисейском дворце, что консул не дал больше подробностей о таком важном факте; приказание, посланное тотчас консулу, доложить обо всем; здесь даже все сплетни путешественников, приезжающих из Венеции, доходят до Елисейского дворца, и 4-го президент говорит речь магистратуре! Это — ответ на «Величество» в Венеции: вызов Европе! Вы понимаете всю важность такого известия. 2-го я информировала Киселева200 обо всем что узнала. Я совершенно не затрагиваю этого сюжета в моей переписке с Санкт-Петербургом, но хотела бы, чтобы вы были поставлены в известность, прежде чем начать действовать у нас, если Вы в том увидите необходимость. — Имел ли Великий Князь приказание или измыслил сам, — потому что рассказ не выдуман же, наконец! Во всяком случае, это досадная история».

16. Государь Император изволил делать парад всему гвардейскому корпусу.

Во время этого парада лейб-гвардии уланского полка поручик Лавров201 упал с лошади и переломил себе ногу.

АПРЕЛЬ 17. В Кронштадте во время выборов в городские главы в Думе произошел шум и драка, так что жена сторожа принуждена была вытирать окровавленный пол присутственной камеры.

В 81/4 часов вечера Государь Император в сопровождении генерал-адъютанта графа Орлова выехал в Варшаву.

Его Величество предпринял путешествие в Варшаву, оттуда в Вену и Прагу, где будет 1-го мая, потом в Дрезден, в Веймар и Берлин. Здесь Его Величество пробудет 8 дней и потом возвратится в Варшаву, где пробудет 12 дней, и возвратится в Петербург 4-го или 5-го июня.

АПРЕЛЬ 18. Дела по 3-му отделению собственной Его Величества Канцелярии повелено докладывать Государю Наследнику Цесаревичу. Его Высочество приказал быть у него с докладами по вторникам и пятницам.

АПРЕЛЬ 19. Прибыл и 17-го числа представлялся Государю вновь аккредитованный чрезвычайный посланник Императора Австрийского генерал-лейтенант граф Менсдорф-Пули202.

АПРЕЛЬ 20. В марте Князь Юсупов был отправлен в Тифлис. По этому делу Княгиня Зинаида Ивановна Юсупова была встревожена следующим случаем: обер-камергер Рибопьер начал выражать ей свое неудовольствие за то, что взаимная

171

привязанность ее сына и его дочери дошла до сведения Государя, и сказал княгине, что их дети могли бы обвенчаться, а если бы этот брак не был бы признан законным, то потомки князя Николая Борисовича Юсупова могли бы носить фамилию Рибопьеров, которые так же знатны, как и фамилия Юсуповых. Тут Александр Иванович Рибопьер начал требовать, чтобы княгиня Юсупова сказала, кто тот молодой человек, который обнаружил эту тайну, и когда княгиня ему в этом отказала, то он грозил ей кулаками, кричал, что он член Государственного совета, что он в голубой ленте, что ежедневно бывает с Государем и с Государынею и что наделает ей много вреда. Княгиня Юсупова не назвала предателя и полагает, что такое домогательство Рибопьера имело ту цель, что молодой Юсупов вызвал бы на поединок предателя, был бы, может быть, им убит, и тогда из его огромного имения досталось бы 11 тысяч душ князьям Голицыным, 11 тысяч душ Потемкину, а 22 тысячи душ Рибопьеру.

Прекрасный расчет, ежели подозрение княгини Юсуповой основательно.

АПРЕЛЬ 21. Скончался генерал-адъютант Набоков, и комендантом Санкт-Петербургской крепости назначен генерал от инфантерии Мандерштерн203.

АПРЕЛЬ 22. Был доклад у Государя Наследника Цесаревича.

АПРЕЛЬ 23. По случаю тезоименитства Государыни Императрицы был съезд во дворце.

АПРЕЛЬ 24. Государь Наследник Цесаревич изволил быть на похоронах генералов: Набокова и Лутковского204.

АПРЕЛЬ 25. Получено известие, что Государь Император с Государынею Императрицею и великою Княжною Мариею Максимилиановною благополучно прибыли в Варшаву 20-го апреля в 8 часов вечера.

АПРЕЛЬ 26. Генерал-майор Шамшев205 получил от графа Вьельгорского фальшивое отношение, будто бы дочь его назначена фрейлиною к Великой Княгине Марии Николаевне с правом носить вензель Государыни Императрицы. Вручитель пакета потребовал от Шамшева за такое радостное известие 500 рублей серебром. — У Шамшева всех денег было только 53 — он их и отдал обманщику.

Обнаружено, что Шамшева обманывал уволенный из купеческого звания Панченко, который в разное время забрал у Шамшева до 6 тысяч рублей серебром, уверив его, что эти деньги будут ему возвращены из мнимых наследственных сумм, о которых он предъявлял фальшивые документы.

Панченко арестован и предан суду.

К арестованному литератору Тургеневу допускались посетители. Повелено не допускать их.

Тургенев арестован за то, что написал статью о смерти Гоголя. Ему в Петербурге запретили эту статью печатать, а он, скрыв это запрещение, напечатал оную в Москве206.

Был доклад у Наследника Цесаревича.

АПРЕЛЬ 27. Их Императорские Высочества Великие Князья Николай и Михаил Николаевичи 23 апреля нового стиля изволили прибыть в Венецию. Там же и Герцог Максимилиан Лейхтенбергский.

Получено известие, что за границей Василий Андреевич Жуковский скончался.

АПРЕЛЬ 28. В 10 часов утра лед на реке Неве прошел до взморья.

АПРЕЛЬ 29. Был доклад у Государя Наследника Цесаревича.

172

МАЙ 1. На гулянье в Екатерингофе было публики до 25 тысяч человек, экипажей до 2 тысяч. Погода была довольно теплая, но пасмурная.

МАЙ 2. Их Императорские Высочества Великие Князья Николай и Михаил Николаевичи 28-го апреля прибыли в Болонь. Его Императорское Высочество Герцог Лейхтенбергский 22 апреля прибыл из Венеции в Мюнхен.

МАЙ 4. У графини Бенкендорф был бал, на котором был Государь Наследник Цесаревич.

МАЙ 5. Государь Император 29-го апреля вечером выехал из Вены в Прагу, где пробудет только три часа.

МАЙ 6. У Государя Наследника Цесаревича был доклад.

Его Императорское Высочество Государь Наследник Цесаревич изволил делать на Марсовом поле смотр командам, прикомандированным от гвардейских полков к артиллерии. Перед окончанием этого смотра Его Высочество сделал тревогу лейб-гвардии Павловскому полку, который вместе с упомянутыми командами проходил церемониальным маршем.

МАЙ 7. Тришатный207 скончался. Государь Наследник Цесаревич говорил мне, что его нечем похоронить и что Его Высочество повелел предать его земле на Его счет.

Великие Князья Николай и Михаил Николаевичи 2 мая прибыли в Рим и посетили Папу.

10 мая нового стиля был в Париже парад войскам на Марсовом поле по случаю раздачи Орлов208.

Государь Наследник Цесаревич изволил переехать в Царское Село.

МАЙ 9. Был доклад у Государя Наследника Цесаревича в Царском Селе.

Получено известие из Тифлиса, что Хаджи Мурат209 бежал, но на другой день его поймали и убили. Голова его доставлена в Тифлис.

МАЙ 12. Государь император выехал из Веймара 4/16 мая и прибыл в Потсдам того же числа в 8 часов вечера.

МАЙ 13. Государь Император повелел тайному советнику Сагтынскому210 находиться при Государыне Императрице на Рейне во время пребывания Ея Величества в Шлангенбадене.

14 мая старого стиля прибыли в Потсдам Великий Князь Константин Николаевич и Великая Княгиня Александра Иосифовна211.

У Государя Наследника Цесаревича был доклад.

12 числа пришли из-за границы первые три парохода: «Эмперор» и «Виктория» из Гулла и «Николай» из Любека.

В Берлине во время парада прусских войск в присутствии нашего Государя один из самых рьяных революционеров, стоя в толпе зрителей, сказал: «Ну, перед таким монархом поневоле снимешь шляпу!»

МАЙ 14. На пароходе «Николай» приехала супруга фельдмаршала князя Петра Михайловича Волконского212 и остановилась в Зимнем дворце.

На том же пароходе возвратился из-за границы сын канцлера графа Нессельроде, чтобы взять от графа Борха213 своего малолетнего сына и опять ехать с ним за границу.

В Александринском театре отставной подпоручик Бушуев в нетрезвом виде наговорил дерзости чиновнику Бутурлину, за что и был выведен из театра. А все — отставные подпоручики!

173

МАЙ 16. Был доклад у Государя Наследника Цесаревича.

МАЙ 20. Был доклад у Государя Наследника Цесаревича в Царском Селе.

15 мая Государь Император возвратился в Варшаву. В одной миле от Ченстохова было происшествие, которое, если бы не милость Божия, могло бы иметь самые несчастные последствия. Поезд соскочил с рельсов, и был опрокинут вагон с поклажею; потрясение было страшное; вагон, в котором находился Государь Император, также сошел с рельсов. Государь Император был, как и всегда в такие минуты, спокоен, хладнокровен и когда вышел из вагона, то первое Его попечение было, нет ли раненых, и тогда только совершенно успокоился, когда узнал, что, кроме писаря Его походной канцелярии, который переломил ключицу и который через 6 недель будет совершенно здоров, все остались невредимы. — Истинная милость Божия.

Государю не угодно, чтобы это происшествие было представлено в увеличенном виде и дало повод к пустым и нелепым выдумкам.

Линейные казаки, которые находились в вагоне, который следовал за опрокинутым, выскакивая один через другого, не помня о себе, в один голос кричали: где Государь? и в одну минуту выстроили фронт перед царским вагоном. Слава Богу.

МАЙ 22. Был доклад у Цесаревича в Царском Селе.

МАЙ 24 Великая Княгиня Мария Николаевна уехала в Москву.

23-го мая нового стиля прибыл в Берлин Великий Князь Константин Николаевич.

10-го мая нового стиля прибыли в Неаполь Великие Князья Николай и Михаил Николаевичи. Великие Князья Николай и Михаил Николаевичи прибыли 20 мая нового стиля в Модену.

25. Получено известие, что Государь Император из Сансуси214 18 мая нового стиля поехал в Берлин. Пишут:

«Il était agréablement surpris par l’illumination brillante de toute la rue «Unter den Linden». La foule cria houra! et manifesta hautement sa joie que l’Empereur ne justifait la crainte qu’Il ne mettrait pas le pied dans la ville. Le 19, très matin l’Empereur quitta tout seul le palais, se proména la large des «Linden» jusqu’au monument de Frédéric le Grand, le contempla et retourna au palais seul comme Il en était sorti.»

Перевод с французского:

«Он был приятно удивлен блестящей иллюминацией всей улицы Unter den Linden. Толпа кричала «ура» и в этот момент во всеуслышание возвещала свою радость, что Император не позволил исполниться опасению, что он не вступит в город. 19-го, рано утром, Император, покинув совершенно один дворец, прогуливался вдоль «Лип» до памятника Фридриха Великого, созерцал последний и вернулся во дворец один, как и вышел оттуда».

Храни Его Господь.

27. Был доклад у Государя Наследника Цесаревича в Царском Селе.

Великая Княгиня Мария Николаевна возвратилась из Москвы. Она изволила ездить в Сергиевскую пустынь.

МАЙ 28. Опять начинают бесноваться. В Бремене открыто тайное демократическое общество под названием «Totgebund»*. Около 50 человек членов оного арестованы полициею, но общего числа всех членов еще определить нельзя.

174

Они большею частью принадлежат к ремесленному классу, от роду от 18 до 25 лет и отличаются решительностию характера. Однако же между ними нет лица замечательного по умственным способностям. При вступлении в союз члены обязывались клятвою предпочитать смерть измене, а цель их была умерщвление всех аристократов и владетельных особ для содействия великому делу революции. — Найдены статуты общества и обнаружено приготовление особого рода трехгранных кинжалов и панцырей для ношения под одеждою. При заседаниях общества каждый раз ставили на стол череп между двумя кинжалами.

Вот этих бы господ — сквозь строй!

МАЙ 29. Государыня Императрица215 2-го июня нового стиля изволила прибыть в Франкфурт и в то же время отправилась в Висбаден.

МАЙ 30. Был доклад у Государя Наследника Цесаревича.

ИЮНЬ 1. Государыня Императрица 30 мая нового стиля изволила выехать из Потсдама в Веймар.

ИЮНЬ 3. В час пополуночи в Елагинском дворце от стоявшей на крыше жаровни с углем для паяния крыши загорелись стропила. Пожарная команда Петербургской части тотчас прекратила пожар.

ИЮНЬ 4. Получено известие, что город Бьернеборг216 почти весь сгорел. 10 мая с 3-х часов пополудни до 3-х часов следующего утра пламя истребило 500 домов,

175

церковь, ратушу, школу, хлебный магазин. Неповрежденных домов осталось 20. Убытку от пожара полагают до миллиона рублей серебром.

Государыня Императрица пребывает в Шлангенбадене под именем графини Знаменской.

Великие Князья Николай и Михаил Николаевичи прибыли 5 июня нового стиля в Шлангенбаден.

7-го июня нового стиля Герцог Лейхтенбергский проехал через Франкфурт также в Шлангенбаден.

Был последний доклад у Государя Наследника Цесаревича в Царском Селе.

Государь Император изволил прибыть из путешествия в Царское Село.

ИЮНЬ 6. Государь Император крестил у графа Бобринского217, поскользнулся и упал, ушиб себе бок.

Его Величество ушиб себе стремем ногу и должен был два дня не ходить.

ИЮНЬ 7. Герцог Лейхтенбергский возвратился из заграничного путешествия.

ИЮНЬ 12. По приглашению Государя Императора прибыли из Штетина командир 6-го прусского кирасирского полка, полковник граф Шлипенбах и того же полка подпоручики Раух 1-й и Раух 2-й, прусский генерал-лейтенант фон Притвиц, майор Подевильс и ротмистр Коломб, австрийский генерал-лейтенант граф Эдуард Клам-Галлас, подполковник барон Эдельсгейм и капитан граф Альфонс Вимпфен.

ИЮНЬ 16. 16, 17 и 18 июня Государь Император изволил делать маневр с гвардейским корпусом.

15-го июня, в 2 1/2 часа пополудни, возвратились в Петергоф Их Высочества Великие Князья Константин, Николай и Михаил Николаевичи. Государь Император встретил их на пристани, посадил их в свою коляску, Константина Николаевича и Николая Константиновича подле себя, а Николай и Михаил Николаевичи стали на подножки. При этом Его Величество, обратясь к Наследнику Цесаревичу, сказал: «Quel joli tableau!»*

ИЮНЬ 18. 21 апреля / 3 мая указом повелено, чтобы все дворяне западных губерний по достижении 18-летнего возраста поступали в военную или гражданскую службу. 10-го июня вышло постановление, как поступать при приеме их на службу.

Государыня Цесаревна с Великими Князьями изволила уехать в Гапсаль. Государь Наследник Цесаревич сопровождает Ея Высочество и возвратится 23-го июня.

17, 18 и 19-го были маневры гвардейского корпуса. Государь Император не очень был доволен и много бранил генералов Берха218 и Штрандмана219.

ИЮНЬ 23. Государь Император делал в Петербурге смотр полкам 16-й пехотной дивизии.

В 6 часов пополудни кадеты всех корпусов в присутствии Государя Императора выступили в лагерь в Петергоф.

ИЮНЬ 24. На Петербургской стороне перестраивали дом Гаврилова и нашли под полом нижнего этажа скелет.

Объявлено, что 25-го июня Государь Император в Петергофе никого принимать не будет.

176

ИЮНЬ 25. В 9 часов утра после ранней обедни Государь Император уехал в Штетин в сопровождении графа Орлова и графа Адлерберха.

ИЮНЬ 26. Я представлялся в Петергофе Государю Наследнику Цесаревичу, ибо дела повелено докладывать Ему.

ИЮНЬ 27. Его Высочество уехал в Княжий двор осматривать Гренадерский корпус; возвратится в Красное Село 30 июня.

ИЮЛЬ 1. В Красном Селе был бал и фейерверк. На Елагином острове гуляние и фейерверк. Была Великая Княгиня Елена Павловна, публики до 60 тысяч человек, экипажей до 5 тысяч, 6 хоров военной музыки, 5 хоров песенников.

ИЮЛЬ 2. В Красном Селе был доклад Наследнику.

Получено известие, что Государь Император с Великими Князьями Николаем и Михаилом Николаевичами благополучно прибыли в Штетин 28 июня и того же числа в Берлин. Король прусский220 встретил Его Величество в Штетине. Государыня Императрица прибыла в Сансуси 24-го июня.

ИЮЛЬ 5. Был доклад у Государя Наследника Цесаревича в Петергофе.

Государь Император, Государыня Императрица, Великие Князья Николай и Михаил Николаевичи и с ними Принц прусский Фридрих Вильгельм221 прибыли из-за границы благополучно в Петергоф в 8 часов вечера.

ИЮЛЬ 6. Статс-секретарь князь Голицын ездил в Курляндию в свое имение и, к сожалению, заметил в Остзее между молодыми людьми нехороший образ мыслей; он заметил, так сказать, возрождение юной Курляндии, юной Лифляндии, юной Эстляндии! «Оттенок большой, — говорит князь Голицын, — между людьми пожилыми и молодежью тех провинций», и что много тому способствует сам князь Суворов222, окруживший себя молодыми людьми, зараженными идеями Западной Европы. Губернатор Бреверн223 говорил князю Голицыну, что молодежь до того восторжествовала, что старым людям нет возможности оставаться в службе.

Купеческий сын Блохин в религиозном заблуждении разбранил святейший синод самыми дерзкими и неприличными словами. Совращал его рыбинский мещанин Маслеников. Дело об них кончено, и решение чрезвычайно милостиво и снисходительно: Блохина повелено, не подвергая действию законов уголовных, предать церковной эпитимии и поместить без назначения срока в Тихвинский монастырь с поручением настоятелю укреплять его в раскаянии и в познании истины, а Масленикова возвратить на место жительства с поручением полиции иметь строгое наблюдение, чтобы он не распространял своих раскольничьих заблуждений.

Графы Браницкие224 в 1850 году заложили Ольшанскую волость за 286 тысяч рублей. Ныне намерены заложить в Опекунский совет 1812 душ Черкасского уезда за 145 тысяч рублей. Покойный отец, действительный тайный советник граф Браницкий, оставил в Коммерческом банке 670 тысяч рублей ассигнациями, и по духовному завещанию проценты с этого капитала назначались жене его графине Розе Браницкой, а самый капитал сыновьям ее, в том числе и Ксаверию, изгнаннику. Все они потребовали было выдачу им этого капитала, но им в том отказано. В конце 1851 года графиня Роза Браницкая и сыновья ее, графы Александр, Владислав и Константин Браницкие, и дочь ее, графиня Екатерина Потоцкая, получили из Одесской Коммерческой конторы 250 тысяч рублей серебром. Эта сумма принадлежала к общему капиталу, составляющему всего с процентами 935 739 рублей серебром капиталу, который оставался в Одесской Банковой конторе после покойного графа Браницкого и по духовному

177

завещанию предоставлен был четырем его сыновьям. Но в 1848 году весь капитал был выдан поверенному графов Браницких Пржесмыскому и в тот же день внесен Пржесмыским обратно в ту же контору, но уже на имя графини Розы Браницкой и сыновей ее, Александра, Владислава и Константина, и графини Екатерины Потоцкой, Ксаверий же Браницкий из сего капитала был исключен. Очевидно, что та сумма, которая приходилась на часть Ксаверия, скрыта и, так сказать, похищена у казны, ибо следовала поступить в казну в числе конфискованного имения.

В контракте 1852 года графы Браницкие отдали часть своих имений на содержание других лиц и получили задатки.

В их имении обнаружены преступные стихотворения, предосудительные бумаги, запрещенные книги, порох и дробь, перевезенные в Белую Церковь из конфискованного у Ксаверия Браницкого имения. Графы Браницкие находятся все за границей, а изгнанник Ксаверий Браницкий купил близ Парижа значительное имение Монтрезор. Они, несмотря на желание Государя Императора, доселе уклоняются от службы, и только граф Владислав Браницкий служит по выборам уездным предводителем дворянства. Вся их жизнь проходит в праздности, тунеядстве и в поездках за границу.

Все это семейство чрезвычайно враждует нашему правительству, и все по внушению графини Розы Браницкой; это женщина самая неблагонамеренная, и мне кажется, что против этого семейства должно принять меры более строгие и менее снисходительные, нежели до сего времени были применяемы.

Государь Император, отъезжая в Штетин, изъявил желание, чтобы на одном из островов Петергофа построена была руина и чтобы эта руина была готова к его возвращению. Уехал Государь 25 июня, возвратился 5 июля. Генерал-лейтенант Лихордов225 исполнил волю Государя. Руина, как посредством волшебного железа, готова; на гранитном фундаменте, 6 аршин в землю, красуются мраморные колонны в аршин диаметра, в 5 сажен вышины. Это похоже на «повеле и бысть!». Но чего не сделает русский царь и в русском царстве!

В 5 часов утра Государь прислал ко мне фельдъегеря с приказанием, чтобы я сейчас приехал к нему в Петергоф.

ИЮЛЬ 7. Я представлялся Государю Императору и, выйдя от него, не знал: видел ли я Царя или олицетворенную милость!

Высочайше повелено, чтобы ту сумму из капиталов 935 тысяч рублей серебром и 670 тысяч рублей ассигнациями, которая следовала на часть преступника Ксаверия Браницкого, которую графиня Роза Браницкая и сыновья ее, графы Александр, Владислав и Константин, скрыли от правительства, взыскать с братьев графов Браницких.

По моему мнению, этот поступок матери и сыновей бесчестен, — да от этой семьи честного и ожидать нельзя.

ИЮЛЬ 8. Государь приказал иметь за испанкою Лопес строгий надзор, ибо заграничные злодеи присылают к нам различных шпионов и всякое средство к исполнению их преступных замыслов считают позволительным.

Раскольники в Риге, у которых приказано было отобрать их метрические книги, не выдавали оных и возмутились. Государь приказал: «Действовать против них строго по смыслу закона, а с упорными поступить без всякого послабления, не допуская до бесчинства и буйства».

10. Сверх находящихся здесь австрийских и прусских генералов, штаб- и обер- офицеров еще ожидается прусский генерал Врангель с многочисленною свитою. На случай, если бы в придворной конюшне не достало верховых лошадей для

178

этих иностранцев, товарищ военного министра князь Долгоруков спрашивает, можно ли отделить для упомянутых лиц из жандармского дивизиона некоторое число выезженных лошадей. — Назначено 12 лошадей.

ИЮЛЬ 11. Лейб-гвардии Преображенского полка капитан Назимов226 обедал в Петергофском ваксхале; за жареного цыпленка потребовали от него 75 копеек; ему это показалось дорого, он потребовал буфетчика, вместо которого пришел официант. Назимов ударил официанта, официант ударил Назимова, завязалась драка, и официант сорвал у Назимова эполеты.

В Петергофе скончался генерал-адъютант Гербель227.

В Шпалерной улице был пожар, сгорел дом купца Барковского; из 2-го этажа того дома из окна выскочила мещанка Васильева и сломала себе ногу, а в квартире оставила спящего грудного ребенка, который сгорел.

Высочайшим приказом 25-го июня Великий Князь Константин Николаевич назначен Товарищем Начальника Главного морского штаба.

ИЮЛЬ 15. В Петергоф прибыл Саксонский принц Альберт228. При нем майор Шимаф и ротмистр фон Пильцах.

В Петергоф прибыл виртембергский принц Август229.

ИЮЛЬ 16-го. 16, 17, 18 и 19-го чисел Государь Император изволит делать в Красном Селе различные учения.

ИЮЛЬ 17-го. 15-го июля издан Высочайший манифест о наборе рекрут с западной полосы России, по 7 человек с тысячи.

ИЮЛЬ 20. Государь Император был очень доволен ученьями в Красном Селе, но во время оных конной артиллерии поручик Сержпутовский столкнулся с прусским генералом Роот фон Штренкенштейн, и при этом столкновении генерал переломил себе ребра, а поручик так себе ушиб голову, что находится в опасном положении.

ИЮЛЬ 21-го. Имел в Петергофе доклад у Государя Императора. Его Величество был очень доволен, что я распорядился отправить по железной дороге конвойных Его казаков, шедших с Кавказа через Москву и долженствовавших из Москвы до Санкт-Петербурга итти по шоссе.

ИЮЛЬ 22. Великий Князь Константин Николаевич поехал морем в Штетин навстречу своей супруге.

ИЮЛЬ 23. В Красном Селе было корпусное учение в присутствии Государя Императора.

Привезено тело тайного советника Жуковского на пароходе «Владимире» для предания земле в Невском монастыре, и на том же пароходе приехали к Государю Императору прусские: генерал от кавалерии фон Врангель, капитан фон Врангель, полковник Фогель фон Фалькенштейн, ротмистр граф Бранденбург и майор фон Францески.

Прусская подданная Росман жаловалась Государю Императору, что граф Бобринский, Павел230, соблазнил дочь ее. Дело кончено миролюбиво, дядя графа Павла Бобринского, граф Алексей Алексеевич Бобринский231, дал госпоже Росман 1000 рублей серебром, а она подписку, что более претензий не имеет.

Принц Прусский и Саксонский поехали в Москву в сопровождении генерал-адъютанта Ливена, генерал-майора Бетанкура232 и флигель-адъютанта графа Орлова. Туда же поехали их свита и австрийские генералы: Гесс, Гауслаб, граф Лейнинген и Станкович.

179

Государь Наследник Цесаревич на пароходе «Грозящий» изволил отправиться в Гапсаль.

ИЮЛЬ 24. Получено известие, что князь Воронцов увольнил князя Юсупова в Одессу.

Мне кажется, что князь Воронцов не должен был и не имел права этого делать.

ИЮЛЬ 27. Принцы Прусский и Саксонский и их свиты возвратились в Москву.

ИЮЛЬ 28. Государь Наследник Цесаревич с супругою и детьми233 возвратился на пароходе «Грозящий» из Гапсаля в Петергоф.

ИЮЛЬ 29. Государь Наследник Цесаревич присутствовал в Невской лавре при похоронах тайного советника Василия Андреевича Жуковского.

ИЮЛЬ 29. Великий Князь Константин Николаевич с супругою возвратился из-за границы в Петергоф.

ИЮЛЬ 30. Государь Император начал маневры, которые продолжатся до 8 августа.

29-го июля возвратился из-за границы находившийся при Государыне Императрице в Шлангенбаден тайный советник Сагтынский.

Получено известие, что весь город Ваза сгорел234. Государь Император послал туда флигель-адъютанта барона Фредерикса235 и вспомоществование.

ИЮЛЬ 31. Известия, как управляет Астраханской губерниею губернатор Басаргин236: человек он тихий и честный, знающий хорошо морское дело, но на суше ноль! Сидит всегда взаперти в своей комнате, никого не знает и никого не принимает, встает в три часа утра, обедает один в 3/4 12-го, ложится спать в 9. Губернию и все дела оной предал в руки правителя своей канцелярии надворного советника Везелева237, человека в высшей степени корыстолюбивого и нетрезвого.

Жаль губернии!

АВГУСТ 2. В Петергофском вакхсале в должности гофмейстера князю Дмитрию Петровичу Волконскому238 сделался нервический удар; однако жизнь его вне опасности.

Жена священника Брестского пехотного полка Терлецкого 17 июля была требована в Севастопольскую полицию и не явилась под предлогом болезни. Полицеймейстер полковник Козлов239 приказал насильно ее вести в полицию; тогда муж ее, священник Терлецкий, нанес полковнику Козлову три удара по лицу.

АВГУСТ 3. Французское посольство праздновало именины покойного Императора Наполеона. В Малтийской католической церкви был молебен и обедня, а у посланника Кастельбажака обед.

АВГУСТ 4. Рассказывают, будто бы вдова покойного действительного статского советника Вилье240 сказала генерал-адъютанту Ростовцеву, что дядя ее мужа, действительный тайный советник Вилье241, сделав духовное завещание, обидел детей своего родного племянника, которые суть ближайшие и единственные его наследники, и что он не оставляет им ничего из своего огромного состояния, простирающегося до семи миллионов рублей серебром.

Ростовцев доложил об этом Государю Наследнику Цесаревичу, и Его Высочество, желая помочь г-же Вилье и ее детям, соизволил поехать к старику Вилье

180

и просить в пользу его племянницы. Вилье отвечал, что действительно он ничего не оставляет вдове своего племянника, но это потому, что у нее 2000 душ и огромный капитал, следовательно, ни она, ни ее дети не нуждаются. А как он все свое состояние нажил в России от щедрот двух Государей, то и желает их дары оставить в пользу России, и зная, что при всем желании Государя Императора и Наследника Цесаревича улучшивать и увеличивать учебные заведения они уже не имеют к тому средств, то все свое имение и оставляет на сооружение еще новых учебных заведений.

В деревне Чернове была дуэль между ротмистрами лейб-гвардии Уланского полка Гербелем и Поливановым. Поливанов ранен пулею в бок. Секундант у них был один, того же полка поручик Чевкин. Они преданы военному суду242.

АВГУСТ 6. Генерал-адъютант Плаутин243 пишет к графу Орлову, что жена его скончалась в Ниссе и что он привез тело ее в Тауроген для предания земле в имении Огинского. Он просит позволения оставаться несколько дней в том имении для молитвы на могиле. Письмо Плаутина я представлял Государю Императору, и Его Величество на оном собственноручно написать изволил: «Искренно и душевно оплакиваю смерть покойной, которую душевно любил и уважал как добрейшую женщину; предоставить г. Плаутину совершенную свободу прожить, где и сколько того пожелает, изъясня, сколько искренно я делю и соболезную его справедливой горести. Никто более меня не может ценить, какую жестокую он понес потерю. Да подкрепит его Господь».

Как такие милостивые выражения Государя Императора должны неминуемо много утешить Плаутина, то я об них сообщил ему с нарочным курьером.

Граф Закревский уехал 3 августа с Высочайшего соизволения на 28 дней в Нижегородскую и Пензенскую губернии. Должность свою он поручил: по части военной — коменданту, по части гражданской — губернатору, за исключением переписки с сенатом и министрами.

АВГУСТ 10. Французский посланник Кастельбажак откланивался Государю Императору, он едет во Францию на 2 ½ месяца.

АВГУСТ 12-го. Был в Красном Селе парад гвардии в присутствии Государя Императора.

Принц Прусский отправился обратно за границу.

АВГУСТ 13. Генерал-адъютант граф Орлов на пароходе «Прусский Орел» возвратился из-за границы.

АВГУСТ 15. Государь Наследник Цесаревич с супругою и принцем Альбертом Саксонским изволил отправиться за границу.

АВГУСТ 16. Во время отсутствия Государя Наследника Цесаревича повелено командовать гвардейским и гренадерским корпусами генерал-адъютанту графу Ридигеру244.

АВГУСТ 17. Сын генерал-лейтенанта Балабина245, человека почтенного, служащий в министерстве народного просвещения камер-юнкер коллежский советник Балабин246 в мае 1852 года отправился за границу под предлогом излечения болезни. Там принял он католическое исповедание и поступил в орден иезуитов.

Высочайше повелено поступить с ним по всей строгости законов.

Dans се moment le véritable ennemi du répos de l’Allemagne, celui qui d’un instant à 1’autre peut tout remettre en question, c’est le système politique suivi par la Prusse; c’est de ce système politique qu’il у a tant à craindre pour la tranquillité

181

de l’Allemagne, et si la Prusse persiste dans son système actuel, elle sera plus dangereuse pour l’Allemagne que la France, même dans le cas d’un nouveau boulversement dans ce dernier pays.

Une observation d’une autre nature cause la plus vive satisfaction, c’est le changement qui s’est opéré dans l’opinion publique relativement à la Russie, et surtout à l’égard de la Personne de L’Empereur. Toutes les classes sont unanimes dans l’aveu, que с’est sa sagesse et sa fermeté qui ont sauvé l’Europe, et en première ligne l’Allemagne du plus grand malheur dont elle ait jamais été menacée; et on ne parle de Lui qu’avec admiration et reconnaissance.

Перевод с французского:

В настоящий момент истинный враг возрождения Германии, то, что в одну минуту может все поставить под вопрос — это система политики, практикуемая Пруссией; именно ее система заставляет очень бояться за спокойствие Германии. И если Пруссия будет настаивать на своей настоящей политике, она будет более опасна для Германии, чем Франция, даже при условии новых потрясений в этой последней стране.

Наблюдение другого порядка доставляет живейшее удовлетворение — это изменение, происшедшее в общественном мнении по отношению к России и, в особенности, во внимании к личности Императора. Все классы единодушны в признании, что его мудрость и твердость спасли Европу — и в первую очередь Германию — от величайшего бедствия, которое ей некогда угрожало. О нем говорят не иначе, как с удивлением и признательностью.

Французский консул в Москве просил графа Закревского о дозволении праздновать именины Императора Наполеона и украсить в тот день католическую церковь трехцветными флагами. Граф Закревский отклонил это желание, но выразился при этом довольно резко и приказал окружить церковь жандармами и никого в оную не впускать! Консул вошел по этому предмету с жалобой к своему правительству.

18. On nous écrit de Berlin: «Le jeune prince Frédéric Guilleaume, fils du prince de Prusse, parait dans ses lettres de Petersbourg enthousiasmé de tout ce qu’il a vu et étudié pendant son séjour en Russie. Les impressions de ce voyage ne peuvent pas manquer d’avoir une influence salutaire sur ce jeune prince, qui parait etre doue du caractère et des vertus de son grand père, le feu roi Fr. Guilleaume III. C’est tout dire et Lui assure un avenir heureux. — D’abord, Il est bon soldat chef consciencieux d’une campagne du 1r régiment de la garde et administrates zélé, sans vouloir réformer et briller par trop d’activité. Le prince Frédéric Guilleaume aime à s’instruire et avant son départ pour la Russie il avait fait venir le conseiller aulique Schneider, pour étudier avec lui l’organisation et les institutions de l’armée russe. — Maintenant cette lacune importante dans les connaissances du Prince sera remplie, et comme tous nos princes, Il reviendra de la Russie un ami et un admirateur sincère. Ses lettres prouvent au moins, que ce changement heureux s’est déjà opéré.»

Перевод с французского:

Нам пишут из Берлина: «Молодой принц Фридрих Вильгельм, сын кронпринца, высказывает в своих письмах из Петербурга восхищение от того, что он видел и чему научился во время своего пребывания в России. Впечатления от этого путешествия не могут не оказать благотворного влияния на этого молодого принца, который наделен характером и добродетелями своего деда, покойного короля Фридриха Вильгельма III. Это говорят все и предсказывают ему счастливое будущее. Сверх того он хороший солдат, добросовестный командир роты 1-го полка гвардии и усердный администратор — без желания переделывать и блистать слишком большой расторопностью. Принц Фридрих Вильгельм любит знание и перед отъездом своим в Россию пошел к надворному советнику Шнейдеру247, чтобы изучить с ним организацию и

182

установления русской армии. — Теперь этот важный пробел в познаниях принца будет заполнен, и, как все наши принцы, он вернется из России другом и искренним поклонником ее. Его письма доказывают, по крайней мере, что эта счастливая перемена уже произошла».

По случаю отсутствия на некоторое время генерал-адъютанта князя Меншикова Морское министерство поручено Его Императорскому Высочеству Великому Князю Константину Николаевичу.

19. Пароход «Наследник», капитан Гейтман, встретил 14-го августа у Готланда русский пароход-фрегат «Смелый», шедший из Кронштадта в Штетин с Принцем Прусским и больным генералом Штрекенштейном и требовавший немедленной помощи. Капитан Гейтман поспешил к пароходу «Смелый» и узнал, что машина его до того повреждена, что он не в состоянии итти далее. Волнение было сильное, и пароходу «Наследник» стоило много труда, чтобы завести швартов на пароход «Смелый», взять его на буксир и отвести к Ревелю. Он однако же совершил это благополучно, употребив на то 42 часа. Не доходя до Ревеля, показался пароход «Грозящий», на котором находился Государь Наследник Цесаревич. Его Высочество, узнав о случившемся, изволил немедленно принять Принца Прусского на свой пароход и отправился далее к Штетину. Генерал же Штрекенштейн, которого по случаю сильного волнения не могли снять с парохода в открытом море, должен был итти сперва в Ревель и оттуда уже перевезен в Штетин пароходом «Храбрый».

Государь Император повелел капитану Гейтману дать подарок в 300 рублей серебром, контр-метру 10-ть, двум машинистам по 5-ти, а 18-ти матросам по одному червонцу.

АВГУСТ 20. Лейб-гвардии Уланского полка ротмистры Гербель и Поливанов, за бывшую между ними дуэль, разжалованы в рядовые до отличной выслуги и отправлены в войска Кавказского корпуса, а бывший у них секундант, того же полка корнет Чевкин, переведен в армию тем же чином.

АВГУСТ 26. Все генералы и флигель-адъютанты и все чиновники Военного министерства были собраны в Петергофе в Золотой зале для поздравления князя Чернышева с совершившимся 25-летним управлением его Военным министерством.

Актеры и актрисы обыкновенно не любят играть в последней пьесе представляемого спектакля. Вчера г-жа Мейер должна была играть в пьесе «Le piano de Berthe», которая назначена была к представлению последнею. В креслах граф Апраксин, живущий с г-жею Мейер, сын покойного сенатора графа Александра Ивановича, спросил у режиссера Пейсора, почему он распорядился таким образом, что г-жа Мейер должна играть в последней пьесе? Пейсор вежливо объявил ему причину, но граф Апраксин возразил: «Пора это кончить», — и ударил Пейсора палкой. Графа Апраксина вывели из кресел и отвезли к обер-полицеймейстеру248.

АВГУСТ 27. 26-го августа военный министр князь Чернышев по его желанию увольнен от должности военного министра с оставлением председателем Государственного совета.

Управляющим Военным министерством назначен генерал-адъютант князь Долгоруков.

25 лет князь Чернышев был военным министром, честный и благонамеренный человек, — это 25-летие он провел с истинною славою.

В знак своей признательности Государь Император сделал его сына флигель-адъютантом, а ему подарил министерский дом, в котором он живет,

183

и повелел выдавать ежегодно по 15 тысяч рублей серебром на содержание этого дома, доколе оный будет находиться в фамилии Чернышевых. Генерал-адъютанты Берг и Игнатьев назначены членами Государственного совета. Генерал-адъютант Катенин249 дежурным генералом Главного штаба Его Императорского Величества, а свиты Его Величества генерал-майор граф Баранов250 командиром лейб-гвардии Преображенского полка.

Сегодня в 2 часа пополудни в Петергофе скончался фельдмаршал князь Петр Михайлович Волконский.

Вечером тело покойного фельдмаршала князя Петра Михайловича Волконского на пароходе привезено в Петербург и поставлено в церкви Удельного департамента.

По случаю кончины его при Высочайшем Дворе наложен траур на 8 дней, а для военных чинов на 3 дня.

В день кончины князя Волконского Государь Император посетил его шесть раз. Князь подарил Государю свою шпагу, и при прощании Государь целовал у него руку. — Бог знает, это не Царь, а какое-то диво!

0

29

АВГУСТ 31. Государь Император и вся царская фамилия переехали из Петергофа на Елагин остров.

17-го августа было открытие памятника Императору Петру Великому, воздвигнутого иждивением Владимирского дворянства в селе Веськове, в 4-х

184

верстах от Переславль-Залесского, на берегу Плещеева озера, где хранятся остатки флотилии Петра I-го.

СЕНТЯБРЬ 1. Были похороны фельдмаршала князя Петра Михайловича Волконского. Тело его предано земле в церкви лейб-гвардии Семеновского полка. Государь Император провожал тело покойного, и за гробом следовал лейб-гвардии Семеновский полк, кавалергарды и вся гвардейская артиллерия, а гвардейская пехота была поставлена от Троицкого моста через Марсово поле по Садовой и Гороховой улицам.

30-го августа генерал-адъютант граф Адлерберх назначен Министром Императорского Двора. Все радуются, что этот достойный человек получил такое назначение.

Великие Князья Николай и Михаил Николаевичи изволили отправиться с Елагина острова в вояж.

Рассказывают, что в Министерстве внутренних дел составился Красный департамент. Министра251 окружили: Милютин, Мордвинов, Арапетов, Надеждин и Гвоздев252. Все они, как говорят, люди чрезвычайно либерального образа мыслей, и первых двух называют Лафаетами253.

СЕНТЯБРЬ 2. Государь Император изволил уехать с Елагина острова в вояж: в Гомель, Чугуев, Харьков, Полтаву, Елисаветград, Вознесенск, Николаев. Севастополь и Киев.

Его Величество сопровождают: граф Орлов и граф Адлерберх.

Его Величество, отъезжая, повелел, чтобы в случаях необыкновенных я обращался к князю Чернышеву и уведомлял князя Долгорукова обо всем, что будет касаться до Военного министерства.

Генерал-адъютант Бибиков назначен министром внутренних дел вместо графа Перовского, который назначен министром уделов, а генерал-майор князь Васильчиков254 исправляющим должность Киевского, Подольского и Волынского генерал-губернатора.

СЕНТЯБРЬ 3. Разница между русским и немцем: немец с женою и детьми должен был переправиться через реку. Паром был невелик, и он, отправя на оном свое семейство, остался на берегу ожидать возвращения парома. На середине реки паром начал тонуть, и немец пришел в отчаяние. Он кричал: «Спасите мое семейство! Спасите моих жену и детей!» Между тем жена и дети утонули. Немец не переставал кричать. Тут сказали ему: «Вместо крику лучше бы вы сели в лодку, которая вот перед вами, и вы могли бы спасти утопавших!» «Ах, Боже мой, — отвечал немец, — это мне не пришло в голову!»

На том же пароме переправлялись три русских мужика. Когда один из них начал тонуть, то другой, не умевший плавать, бросился в воду, чтобы спасти своего товарища, и вместе с ним пошел ко дну. Тогда третий мужик, хороший пловец, кинулся в реку и спас обоих. Вытащив их на берег, он спросил второго мужика: «Как же, братец, ты бросился в воду для спасения своего земляка, когда ты не умеешь плавать?» — «Ах, Боже мой, это мне не пришло в голову!» — отвечал он.

СЕНТЯБРЬ 5. По телеграфу получено известие, что в Катежной сломалась коляска Государя Императора, что и сделало остановку путешествию Его Величества.

СЕНТЯБРЬ 7. Государыня Императрица изволила переехать с Елагина острова в Царское Село.

Крепостной человек действительного статского советника Оленина255 Лев Васильев, явясь в полицию, объявил, что он нанес владельцу своему удар

185

по лбу обухом топора с намерением убить его. Полиция нашла Оленина живым, но тяжко раненым с повреждением черепа. Оленин женат на сестре князя Василия Андреевича Долгорукова, он человек, как говорят, крайне раздражительного характера и своим обращением с прислугою вывел оную из терпения.

СЕНТЯБРЬ 8. Католический священник церкви святой Екатерины Юзефович имел переписку с иезуитами в Риме. Это обнаружено, и он выслан в Вологду.

3/15 СЕНТЯБРЯ. Hier matin le Duc de Wellington se leva, selon toute apparence, en bonne santé. Dans la matinée il sorti pour faire sa promenade habituelle près du château, (Walmer-Castle, près de Douvres), mais un peu après son retour, il fut pris d’une attaque convulsive assez violente. On cru, néanmoins, que cette attaque provenait de quelque désordre passager dans l’estomac; et les médecins, le docteur Macarthur, de Walmer, et M. Hulke, chirurgien, de Deal, ayant été immédiatement mandés, prescrivirent un émétique. Il fut administré sans produire l’effet désiré, et après avoir éprouvé une succession rapide de convulsions d’une violence semblable à la première, le Duc expira à trois heures un quart de l’après-midi. Avant sa mort, le Duc parut être en état d’insensibilité, et fut incapable de parler.

Перевод с францзского:

Вчера утром герцог Веллингтон256 поднялся по внешнему виду в добром здравии. В продолжение утра он вышел на обычную прогулку около замка (Walmer Castle близ Дувра), но немного спустя после своего возвращения подвергся довольно сильному судорожному припадку. Полагали, однако, что этот припадок происходит от некоторого расстройства желудка, и медики, доктор Макартур из Вальмера и г. Хюльке, хирург из Диля, немедленно вызванные, прописали рвотное. Оно было дано, не произведя желаемого эффекта, и, испытав непрерывный ряд судорог такой же силы, как и первая, герцог испустил дух в три часа с четвертью пополудни. Перед своей смертью герцог находился в бесчувственном состоянии и был не способен говорить.

9-го. Une conférence du géneral Doubelt avec le Comte Résé, chargé d’affaires de France à St. P. bourg.

Le 9 septembre le général Doubelt réçu du Baron Stiglitz la lettre suivante:

«Le cuisinier Leturque, sujet français, ayant donné lieu à des troubles et des désordres fort graves dans ma maison, qui me laissent craindre le plus grand danger même si je l’éloignais de mon service, j’ose supplier les Hautes autorités de vouloir bien prendre des mesures nécessaires pour mettre ma maison à l’abri de ce danger, en faisant cette déposition sur ma foi la plus sacrée.»

Le général Doubelt ayant décidé le renvoi de Russie du nommé Leturque, sujet français et cuisinier de profession, l’oncle de ce jeune homme le restaurateur Dusseau rémua ciel et terre pour faire revoquer cette décision; il réussit enfin d’interesser dans cette affaire le Comte Résé, qui vint personnelement, avec le Comte Reineval, à la 3me section de la chancellerie de L’Empereur pour en parler au général Doubelt. Lorsque ces Messieurs furent annoncés au général, celui-ci sortit dans le salon qui précède son cabinet, fit un salut courtois aux deux diplomates français et tendit la main au chargé d’affaires; mais le Comte Résé, prenant un air d’importance, retira sa main et dit: «Monsieur le général! Pas avant que nous ayons terminé l’affaire qui m’amène chez Vous.» — Alors le général, sans donner le moindre signe de la mauvaise impression que lui fit ce procédé désobligeant, et presque impertinent, conduisit ces Messieurs avec une politesse froide dans son cabinet. Là, assis tous les trois devant l’âtre ardent de la cheminée, le Comte Résé fit tout un plaidoyer pour obtenir du Général de faire revenir le nommé Leturque de Cronstadt, ou il avait déjà été envoyé pour être embarqué. Le Général Doubelt lui répondit: que cela

186

ne dependait plus de lui, qu’il ne faisait qu’exécuter les ordres du Prince Tschernicheff auxquels il n’avait pas droit de changer la moindre chose. Le Comte Résé eut alors recours aux supplications, en priant le Général d’obtenir du moins le consentement du Prince Tschernicheff, à ce que le jeune homme en question ne fut point renvoyé par les autorités Russes, mais qu’il fut remis à l’ambassade française, engageant sa parole d’honneur de le faire partir sous peu de jours pour la France. Le général lui ayant promis d’employer à cet effet ses bons offices auprès du Prince, et qu’il saisira avec empressement cette occasion pour lui être agréable, le Comte Résé se confondit en remerciments et en éloges sur la politesse et l’obligance des autorités supérieures Russes envers les sujets français et assura qu’il en rendra compte à son gouvernement.

Le Comte Résé, s’étant levé pour s’en aller, tendit la main au Général, mais celui-ci, retirant la sienne, et le saluant froidement, lui dit: «à mon tour Monsieur le Comte!» Le comte Résé un peu confus insista à ce que le Général lui donna la main, celui-ci ayant répété: «à mon tour, Mr le Comte!», le chargé d’affaires prit un ton presque suppliant, et dit: «Sans rancune, Mr le Général, donnons nous la main et séparons nous comme des amis. «Ah, Monsieur le Comte, fit le Général, une fois qu’on s’adresse à moi de cette manière, la voilà!» et lui tendi la main.

Cette conférence, commencée avec peu de morgue, se termina presque amicalement, et le Comte Résé, à peine rentré chez lui, écrivit au général Doubelt une lettre pleine de politesses et de remerciments.

Перевод с французского:

Беседа генерала Дубельта с графом Резе, французским поверенным в делах в Санкт-Петербурге. 9-го сентября генерал Дубельт получил от барона Штиглица следующее письмо: «Повар Летюрк, французский подданный, дал место в моем доме буйству и крупным беспорядкам, которые заставляют меня бояться еще больших осложнений, даже если я удалил бы его с моей службы. Осмеливаюсь покорнейше просить высшие власти, не пожелают ли они принять необходимые меры для защиты моего дома от сказанной опасности, в чем даю свое честное и благородное слово».

Генерал Дубельт имел намерение выслать из России названного Летюрка, французского подданного и повара по профессии. Дядя этого молодого человека, ресторатор Дюссо, употребил все силы, чтобы изменить решение. Он успел, наконец, заинтересовать в этом деле графа Резе, явившегося лично вместе с графом Рейнвалем в III-е отделение собственной Его Величества канцелярии, чтобы переговорить с генералом Дубельтом. Когда об этих господах было доложено генералу, последний вышел в салон, около своего кабинета, сделал вежливое приветствие обоим дипломатам и протянул руку поверенному в делах. Но граф Резе, приняв значительный вид, убрал свою руку и сказал: «Г-н генерал! — не раньше, чем мы покончим с делом, которое привело меня к вам». Тогда генерал, не подавая ни малейшего знака о дурном впечатлении, произведенном на него подобным неучтивым и почти что нахальным поступком, проводил этих господ с холодною вежливостью в свой кабинет.

Там, сидя втроем перед пылающим очагом камина, граф Резе употребил все доводы, чтоб добиться от генерала возвращения названного Летюрка из Кронштадта, куда он был уже отправлен для посадки на корабль. Генерал Дубельт отвечал графу, что это дело более не зависит от него, что он только исполнил приказания князя Чернышева, в которых не имеет права абсолютно ничего изменить. Граф Резе тогда прибег к просьбам, убеждая генерала Дубельта добиться согласия князя Чернышева в том, что подозрительный молодой человек не будет выслан русскими властями, а будет отправлен во французское посольство, и давал свое честное слово заставить его уехать вскоре во Францию.

Генерал обещал ему использовать свои добрые отношения к князю и воспользоваться поводом оказать ему любезность. Граф Резе рассыпался в благодарностях и похвалах вежливости и обязательности русских высших властей по отношению к французским подданным и заверил, что даст об этом отчет своему правительству.

187

Граф Резе, поднявшись уходить, протянул руку генералу, но последний, убрав свою и холодно раскланявшись, сказал: «Моя очередь, господин граф!» Граф Резе, смутившись немного, ожидал, что генерал подаст ему руку, но тот повторил: «Моя очередь, господин граф!» Поверенный в делах принял почти умоляющий тон и сказал: «Забудем прошлое, господин генерал, подадим друг другу руки и расстанемся друзьями!» «А, господин граф, — сказал генерал, — если ко мне обращаются в таком тоне, — вот она!» — и протянул ему руку. Эта беседа, начавшаяся немного спесиво, кончилась почти дружественно, а граф Резе, едва вернувшись к себе, написал генералу Дубельту письмо, полное учтивости и благодарности.

СЕНТЯБРЬ 18-го. С Высочайшего соизволения персидский посланник с своею свитою посетил Екатерининский институт. Магомет-Гусейн провел там время от 10 часов утра до трех часов пополудни, все осматривал в подробности, и во время обеда девиц приготовлен был ему в их же столовой завтрак. Он был очень доволен всем, что видел, и прислал девицам 75 фунтов конфектов.

Получено известие, что генерал-адъютант Илья Гаврилович Бибиков присудил шесть человек грабителей в Гродненской губернии к наказанию шпицрутенами, каждого чрез тысячу человек по шести раз, и чтобы это наказание совершено было без медицинского свидетельства. Весьма естественно, что эти люди умерли под ударами, и Государь Император повелел спросить Бибикова, почему он употребил такую строгость?

Что эти грабители стерты с лица земли, в том нет беды, туда им и дорога, но я всегда говорил и говорю, что наше правительство, в видах человеколюбия уничтожив смертную казнь, поступило неправильно, заменив оную шпицрутенами. Шпицрутены чрез 6 тысяч человек есть та же смертная казнь, но горшая, ибо преступник на виселице или расстрелянный умирает в ту же минуту, без великих страданий, тогда как под ударами шпицрутенов он также лишается жизни, но медленно, иногда через несколько дней и в муках невыразимых. Где же тут человеколюбие? Я сам был свидетелем наказания убийцы покойного князя Гагарина, его били в течение двух часов, куски мяса его летели на воздух от ударов, и потом, превращенный в кусок отвратительного мяса, без наималейшего куска кожи, он жил еще четыре дня и едва на пятый скончался в величайших страданиях. Народ, присутствовавший при наказании, когда привели убийцу на Семеновскую площадь, кричал: «Вот злодей! Он должен быть строго наказан!» Впоследствии принял в нем же участие и с сожалением говорил: «Боже мой! Можно ли мучить так человека!»

Тут явно нравственная цель наказания потеряна, и вместо страха порождается в зрителях только сострадание к преступнику. По моему мнению, военный суд должен карать злодеев смертию, но смертию мгновенною, а не мученическою, и, по моему чувству, истинное человеколюбие состоит в том, чтобы преступника, заслужившего смерть, лишить жизни мгновенно, а не терзать его. Странно, что наше правительство, столь правосудное, столь человеколюбивое, не видит или не хочет видеть этой неоспоримой истины!

СЕНТЯБРЬ 24. Были похороны известного Парота257, действительного статского советника. Тело его предано земле на Смоленском кладбище.

Поганые французы! В Марселе опять открыта адская машина! Новая машина, подобная составленной злодеем Фиески258, но сложнее и ужаснее, найдена и захвачена. Это опять гнусный умысел на жизнь президента. 25 сентября полиция захватила орудие злодейства и одного из преступников. Потом арестованы были в Марселе еще 12 человек и несколько в Тулоне.

Один из служащих при генерал-адъютанте Илье Гавриловиче Бибикове чиновников, приехав из Вильны, рассказывал, что Бибиков, не любя жандармов, недавно сказал: «Эти синие скоты не дают мне спокойно управлять краем!»

188

Бибиков беспрерывно красуется перед зеркалом, ездит на охоту и играет в карты. — Вот его управление!

Слава Богу, что он нас бранит. Его похвала была бы хуже брани.

СЕНТЯБРЬ 25. Вдова князя Петра Михайловича Волконского, княгиня Софья Григорьевна, просила Высочайшего соизволения начертать на памятнике покойного князя: «19-ое марта 1814-го года», в ознаменование того, что князь Петр Михайлович Волконский первый дал мысль Императору Александру 1-му итти прямо на Париж.

На просьбу княгини Волконской воспоследовало Высочайшее соизволение. К просьбе этой побудил сын ее, князь Григорий Петрович Волконский259.

СЕНТЯБРЬ 26. Князь Мещерский260, который был женат на сестре князя Александра Ивановича Чернышева, секретно женился на купчихе Пановой, с которою он был в связи в течение 20-ти лет. Их венчали в деревне в 80-ти верстах от Петербурга.

СЕНТЯБРЬ 28. Графиня Анастасия Ивановна Ностиц261, вдова генерал-адъютанта, выдавая дочь свою за Безобразова, обещала дать в приданое дочери 250 душ в Екатеринославской губернии. После свадьбы Безобразов просил об исполнении этого обещания, но графиня объявила, что даст рядную, ежели Безобразов внесет ей 13 тысяч рублей серебром. — Безобразов имел неосторожность на это согласиться и выдал ей деньги. Получив сию сумму, графиня Ностиц отказала Безобразову в выдаче данной, а когда он просил возвратить ему по крайней мере его 13 тысяч рублей серебром и при том объявил, что отказывается от приданого, то она и в этом ему отказала. Честно!!!

СЕНТЯБРЬ 30. Я всегда полагал, что люди от радости и от горя не умирают; случилось напротив. Отставной генерал-майор Кожин262 сосватал дочь свою за конногвардейского поручика Лошкарева. Эту барышню воспитывала родная ее тетка Новикова и любила ее, как родную дочь. Горевала госпожа Новикова, что племянница ее выходит замуж и что она должна расстаться с нею. В церкви во время венца ей сделалось дурно, она упала в обморок и к утру скончалась!

Есть праздные люди. Я называю их бездельниками, которые от нечего делать и между тем от недостатка ума и хороших чувств разглашают нелепые новости, которым народ верит, и чем более те новости нелепы, тем более им верит. — На днях разнесся слух, что были два брата купца, один очень богат и до невероятности скуп, другой очень беден. Бедный брат умер, и вдова его, не имевшая ни чем, ни в чем его похоронить, пришла к жене богатого брата и просила дать ей хоть рубаху для покойного. Та дала ей рубаху, но муж ее, пришед домой и узнав об этом, рассердился, разбранил жену и пошел в церковь, где уже лежало тело его покойного брата, и начал снимать с него рубаху. Покойник схватил его за руку, и никакая сила не могла оторвать покойника от живого скряги! Так отвезли обоих в Обуховскую больницу. Покойнику отрезали руку, но кисти руки никак отрезать не могут!

Никого нельзя уверить, что это неправда!

ОКТЯБРЬ 4. В доме Таля, в котором живет граф А. Ф. Орлов, был пожар. Работники Английского клуба пришли в подвал того дома разливать вина в бутылки и печатать оные. Приказчик ушел из подвала и запер в оном рабочих. От неосторожности загорелась у них солома, и огонь сообщился ящикам с винами. Выбежать из подвала и объявить о пожаре они не могли, ибо были заперты снаружи, а крик их не был слышен. Но люди графа Орлова, увидя дым, выходивший из окон подвала, выломали двери, и огонь был потушен прежде, нежели успела приехать пожарная команда.

189

ОКТЯБРЬ 8. В Большом театре было представление оперы «Дон Пасквали», в которой первый раз участвовал Лаблаш263. Во время последнего антракта генерал-адъютанту князю Чернышеву сделалось дурно, и его светлость вышел из ложи. В коридоре встретил его бывший его адъютант граф Строганов264 Князь жаловался, что у него кружится голова. Граф Строганов взял его под руку и повел к подъезду, но он итти не мог, склонился головою на плечо Строганова и сел на лестнице; тогда с помощью других отвели его в кассу театра, где, после оказанной ему двумя докторами первоначальной помощи, он приведен в чувство и отвезен в дом свой.

ОКТЯБРЬ 10. Государь Император и Великие Князья Николай и Михаил Николаевичи возвратились из вояжа по России в Царское Село. С ними приехал и граф Орлов.

ОКТЯБРЬ 11. В одной из здешних больниц открылись три случая, доказывающие признаки холеры.

Высочайше повелено в гошпиталях иметь приготовленные отделения для принятия заболевших холерою.

ОКТЯБРЬ 13. Генерал-адъютант Философов назначен попечителем к Великим Князьям Николаю и Михаилу Николаевичам.

ОКТЯБРЬ 15. Пошел лед по Неве, и мосты разведены.

Начальник Царскосельской железной дороги подполковник Таубе265, провожая часто Великих Князей, привык говорить: «Ваше Императорское Высочество!» Сегодня Государь Император ехал из Царского Села и спросил о чем-то Таубе. Таубе отвечал: «Точно так, Ваше Императорское Высочество!» — «Был некогда!» — отвечал Государь.

ОКТЯБРЬ 16. Из Парижа получено сведение, будто бы президент Лудовик Наполеон посредством поляков имеет сношения с Шамилем и что Абдель-Кадера266 он отправил на жительство за Константинополь по дороге к Кавказу из политических видов.

Что Лудовик Наполеон имеет намерение жениться на дочери Чарторижского267, что дочь Иеронима Бонапарта Матильда Демидова беременна от мюлитора, графа Нейверкерн.

ОКТЯБРЬ 17-ГО. Лед на реке Неве остановился.

Известие о прибытии Государя Императора из вояжа в Санкт-Петербург получено в Москве по телеграфу в 21 минуту.

11-го октября минуло 40 лет, как Наполеон оставил Москву. В этот день граф Закревский собрал у себя уцелевших участников войны 1812 года. Их оказалось в Москве: 298 генералов, штаб- и обер-офицеров и 719 унтер-офицеров и рядовых, всего 1017 человек. Граф Закревский угостил их обедом.

Ночью Герцогу Лейхтенбергскому сделалось так дурно, что должны были разбудить Государя Императора, и Его Величество был у Его Высочества.

ОКТЯБРЬ 20. В три часа пополуночи скончался Его Императорское Высочество Герцог Лейхтенбергский. Повелено наложить траур на 3 месяца. Дай Бог ему царство небесное. Был добрый, благонамеренный и с благороднейшими чувствами человек.

ОКТЯБРЬ 21. По железной дороге была отправлена воинская команда в Москву. Людей поместили в вагоне открытом и без скамеек. Государь Император был этим очень недоволен и повелел арестовать генерал-майора Романова на неопределенное время.

190

ОКТЯБРЬ 23. Были похороны Герцога Лейхтенбергского, супруга Великой Княгини Марии Павловны268. Тело его предано земле в Католической церкви Святого Иоанна Иерусалимского, что в Пажеском корпусе. Военные чины были в сюртуках.

ОКТЯБРЬ 24. Для присутствия на похоронах фельдмаршала герцога Веллингтона, имеющих быть в Лондоне 6 ноября, назначен генерал-адъютант князь Горчаков, свиты Его Величества генерал-майор граф Бенкендорф269 и один штаб-офицер армии.

ОКТЯБРЬ 25. Царская фамилия совсем переехала в город из Царского Села.

ОКТЯБРЬ 27. Государь Император за обедом сказал графу Киселеву и генерал-адъютанту Ланскому, что между бумагами князя Волконского Его Величество нашел письмо Великого Князя Константина Николаевича об отречении от российского престола, которое Его Величество давно искал и не мог найти. «Я очень рад, что нашел это письмо, — присовокупил Государь, — а то Жеребцова похитила бы оное!»270

ОКТЯБРЬ 28. Президент Французской республики даровал Абдель-Кадеру свободу. Абдель-Кадер приехал в Париж благодарить Лудовика Наполеона.

ОКТЯБРЬ 29. Покойный князь Волконский по духовному завещанию назначил одну табакерку графу Перовскому и одну графу Кушелеву-Безбородке. Вдова князя, княгиня Софья Григорьевна, оспаривает этот пункт завещания.

После князя Петра Михайловича осталось 60 часов, княгине следует 4-я часть оных. Она взяла только десять часов, но выбрала все лучшие, брегетовые.

Княгиня Софья Григорьевна имеет привычку ежедневно купаться в холодной воде и потом голая ходит несколько времени по комнате. Горничных девушек у нее нет. — Придворный лакей принес в ее комнату кофе и вошел именно в то время, когда она голая прогуливалась. Лакей в испуге остановился у дверей и хотел уже уйти из комнаты. «Ничего, — сказала княгиня, — зажмурься и поставь поднос на стол!»

НОЯБРЬ 3. Князь Урусов271, бывший адъютант графа Орлова, возвратясь из Парижа и рассуждая со своими приятелями, говорит:

«La France est parvenue à un tel degré de civilisation, qu’elle n’a plus besoin d’un gouvernement!»*

Бесподобно!

НОЯБРЬ 5. По достоверным известиям дознано, что Нижегородскому драгунскому полку дают справочные цены: на четверть овса по 37, а на пуд сена по 25 копеек. Покупает же полковой командир овес по 27, а сено по 8 копеек и от этого имеет он ежегодную выгоду до 80 тысяч рублей серебром. — Ужасно и удивительно, как правительство не обратит на это внимания.

НОЯБРЬ 6. Давно уже замечено, что Иван Аркадьевич Нелидов беспрерывно вмешивается в чужие дела и при своих ходатайствах употребляет меры неприличные. На днях Курский губернатор просил об удалении из Курска одного советника губернского правления. Директор департамента отвечал ему: «Помилуйте, да разве вы не знаете, что ему покровительствует Иван Аркадьевич Нелидов!»272

191

НОЯБРЬ 7. Государь Наследник Цесаревич с супругою в 11 часов вечера возвратился из-за границы.

Высочайшим указом 3 ноября Великая Княгиня Мария Николаевна назначена президентом Академии художеств. Все члены академии и артисты в восторге.

Генерал-адъютант Философов назначен попечителем к Великим Князьям Николаю Николаевичу и Михаилу Николаевичу.

НОЯБРЬ 10. 4-го ноября прибыла в Санкт-Петербург Ея Королевское Высочество вдовствующая Герцогиня Мекленбург-Шверинская273, сестра Государыни Императрицы.

НОЯБРЬ 12. Лейб-гвардии Преображенского полка офицер Давыдов274 хотел жениться на девице Масловой. Настал день свадьбы, и он, вместо того, чтобы ехать в церковь, застрелился.

13. A propos du titre de Napoléon III, il court une anecdote qui, quelque dubitative qu’elle paraisse, est donnée néanmoins pour un fait réel, la voici: on disait que le gouvernement, en expédiant ses agents dans les provinces que devait traverser le Président, n’avait pas songé à leur donner des instructions pour faire crier Napoléon III; lorsque le maire de Bourges, en envoyant des circulaires aux communes qu’il administre, pour leur recommander ce qu’il fallait crier, écrivit que les seuls cris qui devaient être proférés seraient: «Vive l’Empereur, vive Napoléon», et fit suivre ce dernier mot par trois signes d’interjection!!!, ce qui parut signifier le nombre III en chiffres romains; de sorte que, si le maire n’avait mis que deux signes d’exclamation, le peuple eut crié: «Vive Napoléon II» et dès lors, toute l’économie du projet eut été renversée.

Перевод с французского:

По поводу титула Наполеона III ходит анекдот, который, несмотря на свою кажущуюся недостоверность, все-таки основан на действительном факте; вот он: утверждали, что правительство, отправляя своих агентов в провинции, через которые должен был проезжать президент, не намеревалось дать им инструкции провозглашать Наполеона III-м. Когда мэр города Буржа, рассылая своим подчиненным общинам циркуляры с предписанием, что именно следует кричать, написал, что единственное приветствие, предпочтительное перед всеми другими, есть крик: «Да здравствует император, да здравствует Наполеон», — он сопроводил это последнее слово тремя восклицательными знаками «!!!». Это показалось означающим число III по римскому счислению. Таким образом, если бы мэр поставил только два восклицательных знака, народ кричал бы «Да здравствует Наполеон II» — и все предполагаемые расчеты оказались бы спутанными.

НОЯБРЬ 14. Наше правительство возымело намерение ко всем военным кораблям и другого рода судам приспособить винтовое движение. Мысль благая, и генерал-адъютант Огарев отправляется во Францию и Англию для приобретения машин и рабочих, нужных для сего дела. Начатием и совершением этого дела очень торопятся.

НОЯБРЬ 15. Наши агенты заметили, что певец Марио275 очень бранит русских и даже с презрением о них отзывается. — Мерзавец, итальянская дрянь, пастух, смеет бранить русских, а, небось, ест хлеб русский! — Впрочем, наша публика сама тому виновата: эта каналья слишком важничает, позволяет себе в операх петь вполголоса и выбрасывать по две, по три арии, — и все-таки ему аплодируют и носят этого итальянского мужика на руках.

НОЯБРЬ 16. Госпожа Буркова276 в Неаполе обратила на себя всеобщее внимание своею красотою, и оттуда пишут к Неаполитанскому посланнику, чтобы узнал

192

и уведомил, кто такая эта графиня Буркова, а она просто чиновница, живущая единственно по милости добрейшего, благороднейшего графа Адлерберха.

Какой-то негодяй, желая испугать госпожу Обрескову277, уверил ее, что из Персии завезена сюда в халате сильнейшая чума и что уже была одна жертва этой заразы. Г-жа Обрескова всех расспрашивает, правда ли это? и по городу утвердилась почти уверенность, что чума точно к нам завезена.

НОЯБРЬ 17. Ротмистр Новицкий278, уезжая из театра, прогневался и дерзко потребовал от подполковника Чудинова, чтобы его экипаж всегда стоял впереди. «А почему ваш экипаж должен стоять впереди?» — «Разве вы меня не знаете, я — адъютант шефа жандармов!» — ответил Новицкий. — «В таком случае, — возразил Чудинов, — вы первый должны знать порядок, служить для других примером и вежливо говорить со старшими!»

Граф Орлов приказал за это объявить Чудинову благодарность.

НОЯБРЬ 21. На Колпинской станции товарный поезд был разделен на две части и ночью, в одиннадцать часов, вторая половина этого поезда на Ушаковской станции наехала на первую. При этом случае убит один кондуктор, ранены 2 человека из прислуги и разбито 4 товарных вагона.

НОЯБРЬ 23. 7-го ноября курский губернатор Казадаев был в Английском клубе, где Иван Аркадьевич Нелидов назвал его лгуном. Причина этому была следующая: курский предводитель дворянства Нелидов был представлен в эту же должность на следующее 3-летие, но Государь, предупрежденный невыгодно о Нелидове, не утвердил его. Иван Аркадьевич Нелидов, уверенный, что Казадаев дурно отнесся о его брате, начал его в том упрекать. Казадаев отвечал, что он никому ни дурно, ни хорошо о его брате не говорил, и вследствие этого Нелидов назвал Казадаева лгуном! Казадаев, обиженный таковою дерзостию, хотел вызвать Нелидова на поединок, но правительство, узнав об этом, предупредило дуэль. Были призваны флигель-адъютант Ахматов и надворный советник Никулин, при которых Нелидов сказал эту дерзость Казадаеву, и подтвердили это; тогда было предложено Нелидову просить прощения у Казадаева, что он и исполнил в доме графа Орлова, при генерал-лейтенанте Дубельте, при Ахматове и Викулине279.

НОЯБРЬ 25. На графа Клейнмихеля слышны беспрерывные жалобы. Теперь жалуется на него подрядчик Иконников. Ему должно получить за работы по железной дороге 3 500 000 рублей серебром, из коих 1 миллион 500 тысяч рублей серебром квитанции уже утверждены и представлены, но он не получает ни копейки. Иконникову не платят за мосты, по которым ездят уже полтора года, под тем странным предлогом, что на те мосты сметы еще не сделаны.

Шесть человек подрядчиков совершенно разорены и умерли в нищете от отчаяния.

Никто не может получить платы, как с уступкой 50-ти копеек с рубля дистанционным офицерам. Недостатку у графа Клейнмихеля 14 миллионов, но он не смеет о том доложить Государю.

НОЯБРЬ 26. Государь Великий Князь Михаил Николаевич принял присягу на верность престолу и службе.

НОЯБРЬ 27. Из Предосторожности от холеры Высочайше повелено учредить наистрожайший карантин между Черным и Азовским морями.

20-го ноября во Франции объявлена империя. Избирательных голосов оказалось 7 824 189, отрицательных — 253 145 и недействительных 63 326 Лудовик Наполеон провозгласил себя: Божиею милостию и волею нации императором Наполеоном 3-м.

193

ДЕКАБРЬ 3. Митрополит, довольный службою священника Правоведения, сказал, что нужно его представить к награде. Начальник школы Правоведения, генерал-майор Языков, полагая, что из одного приличия должно предупредить об этом обер-прокурора Синода графа Протасова, поехал к нему, но он так принял его грубо, что Языков обиделся и жаловался графу Орлову280.

Лудовик Наполеон 20 ноября / 2 декабря ночевал в первый раз в Тюильри. Наружный караул содержится баталионом линейной пехоты, полубаталионом жандармов, занимающих почетные посты, и эскадроном карабинеров. Часовых везде расставлено много, как внутри дворца, так и снаружи.

ДЕКАБРЬ 5. 30 ноября было собрание Географического общества под председательством Великого Князя Константина Николаевича. Его Высочество в первый раз ввел в это общество Великих Князей Николая и Михаила Николаевичей. Надеждин читал свое сочинение о древних русских преданиях, мифах, поговорках и т. п. Восторг был и изъявление оного было до того неуместно, что присутствовавшие дозволили себе громко рукоплескать при Их Императорских Высочествах.

ДЕКАБРЬ 8. Князь Голицын, генерал-губернатор витебский и могилевский, сделал предложение, чтобы и в этих губерниях молодых дворян брали в службу, как в западных. Министр внутренних дел против этой меры, которая только огорчит те губернии — всегда спокойные.

В городе носится слух, что одна чиновница заболела холерою и что муж ее, страстно ее любивший, употребил все меры для ее спасения, но тщетно — чиновница умерла, но после ее кончины она явилась во сне к неутешному мужу и сказала, что если бы вместо тех лекарств, которые ей давали, дали бы ей траву Душица, то она бы выздоровела. Теперь пробуют давать эту траву пораженным холерою, и, как говорят, она производит внезапный и сильный пот и спасает заболевших.

6-го декабря воспоследовал Высочайший Указ, которым повелено детям Великой Княгини Марии Николаевны именоваться Князьями и Княжнами Романовскими и титул Императорского Высочества сохранить им до правнуков Государя Императора Николая Павловича включительно.

ДЕКАБРЬ 12. Из Берлина получено известие, что 12-го декабря туда прибыл Император Австрийский Франц Иосиф281 и пробудет там несколько дней.

При этом случае Король Прусский приготовил свои войска на смотр его Императорскому Величеству, но как в это время многие нижние чины в отпуску, то, дабы не казалось войско мало, то оные были построены в две шеренги.

ДЕКАБРЬ 14. Получено известие из Парижа, что министром Французского императорского двора назначен Ашиль Фульт282.

Корпус жандармов, охраняющих Париж, будет называться «Парижскою стражею», а два баталиона подвижных жандармов будут называться отборными жандармами (Gendarmerie d’élite).

ДЕКАБРЬ 15. Юбилей 100-летия Морскому кадетскому корпусу. Все морские чиновники были приглашены к обеденному столу Государя Императора. Обед был приготовлен на 1000 человек на 18-ти столах. Для угощения приглашенных к обеду лиц к каждому столу был назначен один генерал-адъютант и один флигель-адъютант.

Государь пожаловал Морскому кадетскому корпусу новое знамя, которое и было освящено в здании корпуса.

По ночам неизвестные люди начали давать извозчикам для размена

194

фальшивые рубли. Полиция поймала в этом преступлении пехотного солдата Иванова, крестьянина Иванова, дворового человека Мочалкина и дорогобужского мещанина Кочурина.

ДЕКАБРЬ 16. Тело Герцога Лейхтенбергского похоронено в Католической церкви, что в Пажеском корпусе, а 2-го декабря флигель-адъютант граф Алопеус283 привез в Мюнхен сердце покойного Герцога, которое в ожидании торжественного погребения помещено в дворцовой церкви.

ДЕКАБРЬ 17. По случаю юбилея Морского кадетского корпуса был в том корпусе 16-го числа бал, на котором было 7000 человек гостей. Был там Великий Князь Константин Николаевич с супругою.

Камергер барон Офенберх284 говорит, что в Остзее князем Суворовым все довольны, но что он очень дурно окружен, в особенности же Гернгрос285 — человек неблагонамеренный. Сам же князь излишне пылок, шумит и от того часто делает ошибки, от коих однако же по благородству чувств часто сам возвращается. В Остзее желают только одного, чтобы князь Суворов поставил себя в хорошие отношения с министром внутренних дел Бибиковым, ибо распри с графом Перовским много вредили краю. В распре же князя Суворова с графом Перовским обвиняют князя Суворова, который неосторожно и беспрерывно дозволял себе громогласно бранить, даже неприлично, графа Перовского, что без сомнения доходило до его сведения и не могло внушить ему большой любви к князю Суворову.

ДЕКАБРЬ 19. Сын графа Дмитрия Николаевича Шереметева, восьмилетний мальчик286, очень болен, так что мало надежды к его выздоровлению. Жаль, это единственный наследник огромного имения. Отец его не подходит к его кровати, а сдалека беспрерывно его благословляет и пред образами молится за него Богу. — Странный человек граф Шереметев: Государыня Императрица, узнав о болезни его сына, два раза приезжала к подъезду его дома и с подробностию расспрашивала о здоровьи малютки; отец не выходил к Ея Величеству и давал ответы через прислугу и даже не ездил благодарить Государыню! Он никого не принимает, ни к кому не ездит и проводит время в обществе своих кучеров и лакеев!

ДЕКАБРЬ 20. Скончался член Государственного совета обер-гофмейстер Федор Петрович Опочинин287.

Скончался от холеры директор инспекторского департамента гражданского ведомства тайный советник Ковальков288.

ДЕКАБРЬ 21. 21 декабря нового стиля сердце Герцога Лейхтенбергского похоронено в Мюнхене в церкви дворца Герцога Лейхтенбергского.

ДЕКАБРЬ 22. Камер-юнкер Всеволожский289, наделав много долгов и захватив для залогов чужие деньги, в том числе у вдовы генерал-адъютанта Петра Федоровича Веймарна290 19 тысяч рублей серебром, бежал за границу.

На выносе тела обер-гофмейстера Опочинина изволили быть: Государь Император и все Великие Князья.

ДЕКАБРЬ 25. В Зимнем дворце был большой выход и внутренний парад.

ДЕКАБРЬ 27. 22-го декабря во время похорон обер-гофмейстера Опочинина камер-юнкер Толстой291 подошел к фронту конной гвардии и хотел разговаривать с офицерами. Он за это посажен на 2 часа под арест.

Из Парижа получено известие, что Иероним Бонапарт292 провозглашен наследником престола. Многие этим недовольны, потому что ни он, ни сын его не пользуются общею любовию.

195

В 1851 году дворяне Витебской губернии обязались исправить в своих имениях православные церкви. Ныне за неисполнение этого в Лепельском уезде 67 помещиков отданы под суд.

ДЕКАБРЬ 30. Из Варшавы приехал генерал-фельдмаршал князь Варшавский, граф Паскевич-Эриванский. Три версты не доезжая до города, у него сломался экипаж и его привезли в извозчичьей карете.

ДЕКАБРЬ 31. Император французов назначил Нансийского Епископа первым придворным милостыне-раздавателем, графа Вальяно — обер-гофмаршалом, барона Бевиля — первым дворцовым префектом, герцога Бассано — обер-камергером, графа Боччиоки — первым камергером, маршала Сент-Арно — обер-шталмейстером, Флери — первым шталмейстером, маршала Моньяна — обер-егермейстером, графа Эдгарда Нея — первым егермейстером, герцога Камбасереса — обер-церемониймейстером, а Бюра — придворным казначеем293.

1853

ГЕНВАРЬ 1. Вместо Государственного секретаря Бахтина294, назначенного членом Государственного совета, назначен исправляющим должность Государственного секретаря Бутков295, а вместо Буткова правителем дел Комитета министров — Суковкин.

Супруга Анатолия Николаевича Демидова, принцесса Матильда Иеронимовна приняла титул Императорского Высочества. Лудовик Наполеон предлагал ей получать от французской казны по 300 тысяч франков в год вместо 60 тысяч серебром, которые она получает от своего мужа; но она отказалась, сказав, что вернее получать 60 тысяч рублей козацких, нежели 300 тысяч франков французских.

И умно сделала.

Большого съезда при дворе не было. Были только приглашены генералы и флигель-адъютанты.

ГЕНВАРЬ 4. Государь Наследник Цесаревич и Великие Князья Константин, Николай и Михаил Николаевичи после траура по Герцоге Лейхтенбергском были в первый раз в Большом театре. Дебютировала г-жа Вьярдо296 в «Севильском цирульнике».

1-го генваря было 50-летие дома барона Стиглица. Служащие в его конторе поднесли ему золотую медаль с изображением 1803-го, 1826 и 1853 годов, что значит: год учреждения его банкирского дома, год, в который он возведен в баронское достоинство, и год 50-летия.

Желание публики слышать г-жу Вьярдо так велико, что в первое ее представление все коридоры в театре были полны в том уповании, что кто-нибудь из имеющих кресла умрет или занеможет. И точно, несколько человек почувствовали себя дурно, и нашли в коридоре готовых покупчиков их мест. О, люди!

ГЕНВАРЬ 5. Статский советник Демидов застал у своей жены камер-юнкера князя Кочубея и в порыве ревности вызвал его на дуэль. Дуэль эта предупреждена, и князь Кочубей, объявив, что он волочился за горничною девушкою г-жи Демидовой, отправлен на службу в Смоленск297.

ГЕНВАРЬ 6. При дворе был большой съезд.

ГЕНВАРЬ 8. Из Смоленска получено известие, что дворяне хотели заплатить долги своего губернского предводителя князя Друцкого-Сокольницкого298.

196

Поэтому пошли суждения, одни в пользу князя, другие против него, — кончилось тем, что долгов не заплатили, а между тем явились карикатуры: 1) представлена корова, которую доит князь Друцкой, 2) представлен князь с ящиком на груди, с каким обыкновенно ходят просящие милостыню на церковь.

О, подлый люд! Служи им — и вот их благодарность!

ГЕНВАРЬ 10. Командиру Кавалергардского полка генерал-майору Бреверну по его предкам дано наименование: граф Бревер де ля Гардий299.

ГЕНВАРЬ 14. Аллан, бывший актер императорского французского театра, окончив у нас свое служение и получив пенсию, отправился в Париж. Около Парижа купил он землю и выстроил на оной дом, на котором написал: «Maison Allan», а русскими буквами: «Милости просим».

ГЕНВАРЬ 15. В присутствии Государя Императора назначен, но отменен парад войскам гвардейского корпуса.

ГЕНВАРЬ 17. Полиция обнаружила 309 человек беспаспортных людей, проживающих в Санкт-Петербурге. Их повелено одних отдать в арестантские роты, а других выслать на родину.

ГЕНВАРЬ 19. Государь, в неисчерпаемой своей милости, освободил из Шлиссельбургской крепости графа Михаила Потоцкого300 и повелел жительствовать ему в Пензе под надзором, куда он и отправлен. При этом случае вновь является странность характера этого человека: случай, хотя, по-видимому, неважный, но для характеристики человеческого рода поистине странный. Граф Потоцкий более года был заключен в крепости и во все это время не мог и не имел решительно ни с кем сношений; находясь в таком положении, кто бы не пришел в восторг при получении известия о своем освобождении; граф Потоцкий, напротив, принял эту весть равнодушно, и главная его забота состояла в том, чтобы не забыли приказать послать в Пензу те газеты, которые ему посылались в Шлиссельбург.

ГЕНВАРЬ 20. Около Петергофа трое неизвестных разграбили Мартышкинский питейный дом и, вскрыв доски пола, положили двух сидельцев под пол и заколотили оный. Спустя несколько дней полицейский офицер Голощапов услышал в Полторацком питейном доме в Петербурге разговор двух крестьян о какой-то счастливой добыче. Он арестовал их, и дознано, что они разграбили Мартышкинский питейный дом. Это крестьяне: государственный — Давыд Иванов и графа Шереметева — Иван Андреев. Они сознались и обнаружили своего соучастника, также графа Шереметева крестьянина, Арсения Агеева.

ГЕНВАРЬ 21. Какой-то прохожий солдат объявил, что в соборе Смольного монастыря явился образ Черниговской Божьей матери. Он это видел во сне и указал место хранения образа. Образ точно найден, обновлен, и на него сделали богатую ризу. Число верующих в эту чудотворную икону увеличивается.

ГЕНВАРЬ 22. Граф Потоцкий Михаил во время содержания в крепости был заключен в каземат под № 7-м и всегда гневался на тюремщика, что он не величает его сиятельством. Тюремщик отвечал: «Я вас и знать не хочу, вы для меня № 7!»

ГЕНВАРЬ 26. Из Парижа получено известие, что император Лудовик Наполеон 18 генваря женился на девице Евгении Монтио, графине Теба301.

197

Итальянцы Орбон и Казанова привезли партию обезьян, которые ездят на лошадях, как в цирке. Публике это очень понравилось, и во время представлений всегда много зрителей. Были даны два представления в манеже Аничкинского дворца для царской фамилии.

Государь Император изволил заметить, что много гвардейских нижних чинов посещают ночью питейные дома, и повелел это обнаружить. В одну ночь поймали там 70 человек.

8 декабря в Орловской губернии застрелилась дочь майора Похменева.

22 декабря во Владимирской губернии застрелилась девушка София Иванова, проживавшая несколько месяцев в доме помещика Дубенского под именем мальчика дворянина Васильева.

ГЕНВАРЬ 27. Был бал у французского посланника маркиза Кастельбажака. На бале были Государь Наследник и Великие Князья Николай и Михаил Николаевичи.

ГЕНВАРЬ 30. В торговый дом Симони и Якоби привезли по почте 4 бочонка с серебром в слитках. В тех бочонках оказалось 149 фунтов камня на 3500 рублей серебром.

ГЕНВАРЬ 31. Был парад гвардейскому корпусу в присутствии Государя Императора.

Когда в питейных домах нашли 70 человек гвардейских солдат, то повелено: откупщиков арестовать, из 3-х питейных домов целовальников отдать на один год в арестантские роты, а питейные дома на одни сутки запечатать. Как в правилах сказано, чтобы за допущение в питейные дома солдат откуп платил денежный штраф, то министр финансов докладывал об этом Его Величеству и упросил откупщиков не трогать, а только арестовать управляющего откупом Голенищева, который и высидел на гауптвахте вместо 24 часов четверо суток.

От запечатания питейных домов, по словам министра финансов, откуп понес убытку до 150 тысяч рублей серебром.

ФЕВРАЛЬ 3. Слышны большие жалобы, что на железной дороге делаются беспрерывные кражи с товарных вагонов.

Тоже, что на станциях смотрители часто выдают пассажирам фальшивые билеты.

ФЕВРАЛЬ 4. Скончался тайный советник Политковский302. Он был правителем дел комитета 18 августа 1814 года. Все инвалидные капиталы переходили через его руки, и по его кончине обнаружилось, что он растратил более миллиона рублей серебром. Члены комитета, генерал-адъютанты Ушаков, Колзаков303, Гербель и другие, должны за это ответствовать, и их имение описано.

Бессовестно, безбожно!

Бедный Государь день и ночь хлопочет и старается, чтобы все было исправно, а тут люди в таких чинах обманывают Его доверенность! Кому же верить?

В маскераде в Дворянском собрании испанка Лопес подошла к француженке Люджи. Люджи сказала ей: «Quel vilain masque!»* Лопес за это ударила ее по щеке и обратилась в бегство. Люджи догнала ее и дала ей несколько

198

толчков ногою по заду. Тем сражение и окончилось — вот новое доказательство высокого образования Западной Европы.

ФЕВРАЛЬ 8. Был бал у Государя Наследника Цесаревича. Приглашенных было до 700 человек.

ФЕВРАЛЬ 9. По случаю похищения покойным Политковским огромной суммы из инвалидного капитала назначен военный суд над всеми чинами, прикосновенными к этому похищению, и над членами комитета 18 августа 1814 года, которые слабостию надзора допустили оное. Председателем суда назначен фельдмаршал Князь Варшавский, а членами все генерал-аншефы.

Новым председателем комитета 18 августа 1814 года назначен генерал-адъютант граф фон дер Пален304, а членами генерал-адъютанты: граф Апраксин, Плаутин, Философов и Гринвальд305.

ФЕВРАЛЬ 10. Получено телеграфическое известие, что какой-то итальянец нанес Императору Австрийскому две раны кинжалом в плечо, благодаря Бога неопасные.

10. По делу злодея Политковского лишены генерал-адъютантского звания генералы: Ушаков, Арбузов, Граббе306, Засс и адмирал Колзаков. Все они и генерал Мандерштерн преданы военному суду за бездействие власти, беспечность и допущение важного государственного ущерба, — первые пять арестованные, а Мандерштерн не арестованным.

ФЕВРАЛЬ 11. По случаю рождения Ея Королевского Высочества великой Герцогини Мекленбург-Шверинской, сестры Государыни Императрицы, вся свита Государя Императора приносила поздравление Ея Высочеству. В Эрмитаже было представление итальянской оперы и балет.

ФЕВРАЛЬ 16. Злодей, нанесший ножом рану Императору Австрийскому, есть венгерец из Штульвейсенберха, он служил в гусарах, в последнее время был портным подмастерьем, имя его Ласло Леменьги.

Вместо генерала Мондерштерна Санкт-Петербургская крепость поручена петергофскому коменданту генерал-лейтенанту Карсакову307.

ФЕВРАЛЬ 18. Московский комендант Сталь308 скончался. Комендантом назначен генерал-лейтенант Дебан-Скоротецкий.

ФЕВРАЛЬ 23. Часовых дел мастер Буре сделал предложение отдать часть своего состояния и предложить всем ремесленникам уделить часть избытков своих на пополнение суммы, похищенной Политковским. При этом он рассуждал так: «Ежели у подсудимых отнимут состояние, то они пропадут, а мы, ремесленники, своим ремеслом пополним пожертвованное!» Ему объявили, что таковое действие ранновременно и предупредило бы милость и щедрость Государя.

Честный человек Буре.

ФЕВРАЛЬ 25. Князь Чернышев, идя пешком по Большой Конюшенной, упал и очень расшибся. Его довез домой граф Голенищев-Кутузов.

Мазини, Кошут309 и их клевреты опять начали рассылать эмиссаров с злодейскими намерениями. Приняты меры против всех иностранцев, прибыввающих к нам с английскими паспортами.

ФЕВРАЛЬ 27. На сцене Александринского театра умерла скоропостижно актриса Гусева310.

199

МАРТ 3. 3-го марта было первое заседание генерального военного суда в Георгиевском зале Зимнего Его Императорского Величества дворца.

МАРТ 4. Сенатор Норов311 назначен товарищем министра финансов, и общий голос не одобряет этого назначения как сановника несведующего по части финансовой.

Сенатор Брискорн312 был товарищем генерал-контролера, и у него найдены отчеты Политковского, исправленные рукою его, Брискорна. Он утверждает, что это было сделано с ведома генерал-контролера и бывшего военного министра.

Коллежская асессорша Бауер убита упавшим карнизом того дома, где она жила; дом Мелиховой. Домохозяева бессовестно не исправляют домов своих.

МАРТ 7. В Кронштадте сгорела лесная биржа. Этот пожар причинил 1-му страховому обществу 125 тысяч рублей серебром убытку.

МАРТ 11. Получено из Москвы телеграфическое известие, в 9 минут, что загорелся Московский театр и что пожар так силен, что его не могут потушить. При этом случае сгорело два работника313.

МАРТ 13. Из Америки приехал в Санкт-Петербург португальский подданный Гаррет, по фальшивому кредитиву Лондонского банка обманул здесь купца Вильсона, получил от него 18 тысяч рублей серебром и уехал за границу с мужем Вьярдо. О задержании Гаррета дано знать по телеграфу из Берлина в Париж и Лондон, и он уже находится в руках тамошнего правительства.

Честные люди иностранцы! А между тем европейские правительства им потворствуют. Вот тебе и образованность, вот тебе и свобода!

Скончался знаменитый актер Василий Андреевич Каратыгин314.

МАРТ 14. Английский клуб давал обед князю Варшавскому. Гостей было 450 человек.

МАРТ 15. При похоронах Каратыгина стечение народа было так велико, что не было возможности войти в церковь. Народ не допустил поставить гроб его на дроги, а нес оный на себе.

На сгоревшей в Кронштадте лесной бирже находился лес купца Громова, проданный иностранным купцам за 120 тысяч рублей серебром. Для избавления иностранных купцов от потери Громов выдал им вторично сгоревшее количество леса. Вот русский человек, а не немец!

По случаю благородного поступка Громова английский посланник Сеймур произнес в Английском клубе похвальное слово на счет России вообще.

Слухи носятся, что лесная биржа в Кронштадте сгорела от поджога, сделанного купцом Чаусовым. Это подозрение падает на него оттого, что та биржа вторично загорелась со стороны дома, принадлежащего Чаусову.

МАРТ 16. Когда Государь Император получил известие, что при пожаре московского театра много работников находится в опасности, то Его Величество послал по телеграфу в Москву следующие слова: «Пусть театр горит, спасайте людей».

Вот царь!

Во время пожара московского театра один рабочий, стоя на верхнем карнизе, должен был или сгореть, или броситься с крыши. Крестьянин Марин по веревке влез на крышу и спас погибавшего. Народ в это время снял шапки и молился. Когда Марин совершил свой человеколюбивый подвиг, то ему

200

грошами набросали до 200 рублей серебром денег. Он приехал в Петербург, и Государь приказал представить его к себе.

МАРТ 17. По случаю растраты Политковским огромной суммы из инвалидного капитала граф Орлов подал мысль Ивану Алексеевичу Яковлеву315 сделать денежное пожертвование в пользу того капитала. Граф Орлов полагал, что прилично было бы Яковлеву написать к Государю письмо следующего содержания: «В порывах молодости я проиграл Политковскому довольно значительную сумму и заплатил ему оную. Политковский разгласил, что эта сумма дает ему возможность вести такую роскошную жизнь, какую он вел, и, таким образом, я сделался невинною причиною, что его начальники вдались в обман, который не мог бы иметь места, если бы я никогда с Политковским не имел денежных счетов, а потому прошу Ваше Императорское Величество дозволить мне внести в инвалидный капитал миллион рублей серебром, дабы этим пожертвованием сохранить неприкосновенность того священного капитала, которому незабвенный Император Александр I-й положил такое благочестивое начало, и чтобы я сим действием мог выразить мою признательность нашему правительству и вам, всемилостивейший Государь, за те попечения, при которых возросло состояние моего покойного родителя».

Иван Алексеевич Яковлев внял мысли графа Орлова и пожертвовал миллион рублей серебром. Государь Император, приняв милостиво это пожертвование, пожаловал Яковлева камергером и кавалером ордена святого Владимира 3-й степени и, призвав его к Себе во дворец, лично благодарил его. Яковлев этим благородным поступком увековечил свое имя, а те семейства, которые должны были бы пополнить растраченную сумму, будут молить за него Бога.

Честный, благородный подвиг.

МАРТ 19. Был в Большом театре концерт в пользу инвалидов. Публики было 1500 человек и Его Величество с Великими Князьями.

МАРТ 21. Санкт-Петербургское купечество, узнав, что Чесменская богадельня должна 34 тысячи рублей серебром и не имеет средств выплатить этот долг, собрало между собою и иностранным купечеством 34 тысячи рублей серебром и поднесло их богадельне для уплаты долга. Сверх того Санкт-Петербургское купечество положило вносить ежегодно по 12 тысяч рублей серебром на содержание той богадельни.

Честь и слава нашему купечеству.

МАРТ 23. Из Берлина получено известие, что там арестовано 82 человека, собиравших порох и разное оружие для внезапного восстания.

О, мошенники!

МАРТ 28. Stabat Mater воспрещено исполнять на театрах. Это совершилось по безыменному письму, полученному Митрополитом Филаретом316.

АПРЕЛЬ 5. Во время развода лейб-гвардии Измайловского полка горнист Василий Иванов вышел из фронта и жаловался Государю Императору, что ему не отдали именинных денег. Солдаты потом его заплевали.

1-го апреля графиня Воронцова-Дашкова пригласила к себе на обед некоторых иностранных посланников, которые часто бывают у нее в доме. Когда они съехались, то им сказали, что это первое апреля.

АПРЕЛЬ 8. Из Мюнхена получено известие, что Король, Королева317 и Принцы ранены взрывом при произведении физических экспериментов профессором Либихом.

201

Князь Меншиков318, прибыв в Константинополь, был окружен многочисленною прислугою от Дивана319. Он всю эту прислугу отпустил с приличным награждением, сказав, что будет довольствоваться своею, и тем сделал то, что все его действия покрыты непроницаемою тайною, что правительству турецкому очень не нравится.

АПРЕЛЬ 10. В Берлине обнаружен снова преступный союз, имевший целью произвести германскую социально-демократическую республику. Главные двигатели этого союза суть: доктор Ладендорф, доктор Фалькенталь, учитель Герке, купец Нео, доктор Кальман, купец Леви и токарь Папе. Эти господа избрали начальниками кружков: содержателя библиотеки Мюллера, цирюльника Гаскерля, поручика фон Яригес, слесаря Гертера, сигарочного лавочника Бея, учителя Бурмейстера, Энгеля. Все эти канальи арестованы.

Глупо сделает прусское правительство, ежели их не повесит.

АПРЕЛЬ 11-го. По делу злодея Политковского приговорены и конфирмовано:

Генерала Ушакова исключить из службы и сверх того выдержать под арестом в крепости 6 месяцев.

Адмирала Колзакова уволить от службы.

Генерала Мандерштерна оставить в прежней должности коменданта Санкт-Петербургской крепости и в звании члена Военного совета.

202

Генерала Арбузова назначить по-прежнему инспектором гвардейских запасных и гренадерских резервных и запасных баталионов.

Генерал-лейтенантам Граббе и Зассу объявлен строжайший выговор.

С генерала Ушакова и адмирала Колзакова взыскать то, что с каждого из них причитается по контрольному учету.

0

30

АПРЕЛЬ 13. Получено телеграфическое известие, что в Константинополе турки старого покроя режутся с новыми. Князь Меншиков послал за нашими войсками для подания помощи правительству.

АПРЕЛЬ 14. Обрушился 3-й этаж дома графа Штембок-Фермора в Рождественской части. Это хорошенькие постройки на продажу. О, спекуляторы!

АПРЕЛЬ 16. Отставной прапорщик Бардовский донес, что из полиции бежал арестант Клементьев, которого кто-то уговаривал застрелить Государя во время открытия Благовещенского моста; что у следственного пристава Безсонова хранятся стихи преступного содержания; что в Петербурге есть много вредных людей, что заставляет думать, что кроется заговор против Государя и правительства.

Мне кажется, что самый вредный человек есть господин отставной прапорщик Бардовский.

Были опечатаны бумаги и рассмотрены у Безсонова и Бардовского; так и есть: оказалось, что Бардовский все врал.

Не уймутся эти доносчики, доколе не явят над одним из них публичного примера строгости.

Река Нева вскрылась.

АПРЕЛЬ 19-го. День воскресения Господа Бога спасителя нашего. Во дворце был большой выход, и Государь Император изволил с нами христосоваться. Храни Его Господь.

АПРЕЛЬ 20. Князь Варшавский (Паскевич) уехал в Варшаву.

АПРЕЛЬ 23. Государь Император повелел заплатить долги генерал-майора Павла Константиновича Александрова. Справедливо и великодушно, ибо покойный министр императорского двора князь П. М. Волконский обидел Александрова при оценке Мраморного дворца, завещанного Александрову покойным его отцом, Великим Князем Константином Павловичем.

У супруги Александрова есть горничная Авдотья Романовская, которая много способствует к долгам Александровых320. При уплате долгов ей выплатили 15 тысяч рублей серебром. Откуда она взяла их!?

АПРЕЛЬ 25. Общество посещения бедных подчинено Человеколюбивому обществу и не может перенести этого, по его мнению, унижения. В Человеколюбивом обществе открылась ваканция правителя дел. Президент общества митрополит Никанор и главный двигатель дел, сенатор Дурасов321 желают назначить правителем дел надворного советника Воянского322, давно служащего помощником правителя дел, а Общество для посещения бедных старается дать это место надворному советнику Вагнеру, с тою целию, чтобы подчинить действия Человеколюбивого общества воле Общества посещения бедных. Для сего они интригуют через князя Одоевского323, человека честного и доброго, но слабого, у своего президента, Великого Князя Константина Николаевича, и уже убедили Его Высочество написать к Митрополиту о предложении Вагнера на место правителя канцелярии. Митрополит этим недоволен, и Бог знает, что из этого выйдет.

203

АПРЕЛЬ 26. Получено достоверное известие, что супруга французского посланника Кастельбажака беспрерывно и во множестве выписывает из-за границы контрабандные товары и здесь торгует ими.

АПРЕЛЬ 30. В присутствии Государя Императора был парад войскам гвардейского корпуса. Его Величество был доволен, и погода весьма благоприятная.

МАЙ 1. Государь Император и Государыня Императрица выехали в Гатчину, Цесаревич и Цесаревна — в Царское Село.

В Екатерингофе на гулянье было не более 10 тысяч человек, и то все простого народа.

МАЙ 5-го. Скончался министр народного просвещения князь Ширинский-Шихматов324. Добрый, почтенный был человек.

МАЙ 9. На Благовещенском мосту была закладка часовни.

Между министром императорского двора графом Адлерберхом и директором почтового департамента Прянишниковым325 возникли неудовольствия, вследствие которых Прянишников хочет оставить службу.

МАЙ 11. Получены известия из Парижа:

Une somme de 150 000 fr: ayant été volée dans le cabinet de l’Empereur, il fut constaté que dans la matinée où le vol s’était commis, deux personnes seulement étaient entrées dans le cabinet de Louis Napoléon, à savoir: le Maréchal de St Arnaud et le général Cornémuse; ce dernier, qui réellement était un brave et digne homme, ayant énergiquement protesté de son innocence et accusé implicitement le Ministre de la guerre de ce rapt; ce dernier le fit venir, et après une explication fort animée qui eut lieu dans le cabinet du ministre, la querelle s’envénima, et un duel а̀ l’е́ре́е sans temoins, dans le cabinet-même du maréchal, s’en suivit, dans lequel le général Cornémuse fut (et l’on ajoute traitreusement) tué. On fit courir le bruit qu’il était mort d’un coup d’apoplexie foudroyante.

Voila le peuple civilisé!

Canailles!

Espagne. La Reine Isabelle, ayant mit toute pudeur de côté, fait parade de son incontinence. On contait dernièrement que, s’étant éprise du colonel Alvarez, Elle se déguisa en homme, et alla trouver un soir le colonel dans sa caserne; celui-ci fut stupéfait et effrayé de cette apparition. Enfin, après quelques ébats qui, du côté du colonel n’étaient rien moins qu’ardents, car la Reine et peu attrayante de sa personne; tout à coup Elle fut saisie de convulsions et perdit connaissance, (on sait que cette Princesse est sujette au haut mal). Le colonel la croyant morte, en fut épouvanté, de l’énorme responsabilité qui pèserait sur lui; il ne trouva rien de mieux à faire que de la mettre dans sa voiture et la conduire au palais. Mais arrivé à la grille du château, le factionnaire, fidèle à sa consigne, ne voulut pas les laisser entrer; et appela tout le corps de garde; on peut juger de la scène qui s’en suivie. La Reine toujours évanouie, en habits d’homme, le vêtement en désordre, le colonel perdant la tête, et tout le reste des spectateurs stupéfait de voir leur souveraine dans un pareil état.

On prédit à la Reine Isabelle une chute prochaine, et comme l’Empereur des français ne permettrait jamais que la Duchesse de Montpensier montât sur le rône, il est assez probable qu’on favorisera le parti du Comte de Montémolin qui, après tout, vaut bien une Reine extravagante, quelque peu idiote et complétement dépravée.

204

Перевод с французского:

Из кабинета императора похищена сумма в 150 000 франков. Установлено, что в то утро, когда произошла кража, только два лица входили в кабинет Луи Наполеона, а именно: маршал де Сент-Арно и генерал Корнемюз. Последний, будучи действительно храбрым и достойным человеком, энергично клялся в своей невинности и обвинял намеками в этой краже военного министра. Тот приказал ему явиться; после очень бурного объяснения, имевшего место в кабинете министра, разгорелась ссора и последовала дуэль на шпагах, без свидетелей, в самом кабинете маршала. Во время нее генерал Корнемюз был (уверяют, что предательски) убит. Распущен слух, что он умер от внезапного апоплексического удара.

Вот цивилизованный народ!

Канальи!

Испания. Королева Изабелла, отложив в сторону всякий стыд, явила пример своей невоздержанности. Недавно рассказывали, что, увлеченная страстью к полковнику Альварецу, она переоделась мужчиной и пошла однажды вечером на поиски полковника в его казарму, но тот был удивлен и испуган подобным явлением. Наконец, после нескольких развлечений, которые со стороны полковника были менее всего пламенны, потому что королева малопривлекательная особа, она внезапно была схвачена конвульсиями и потеряла сознание (известно, что принцесса страдает эпилепсией). Полковник, считая ее мертвой, был сильно напуган огромной ответственностью, которая будет тяготеть над ним. Он не нашел ничего лучшего сделать, как поместить ее в свою карету и проводить ее во дворец. Но, по приезде их к ограде замка, часовой, верный приказу, не хотел позволить им войти и позвал всю охрану. Можно представить себе следующую сцену! Королева, все еще в обмороке, в мужской одежде, платье в беспорядке; полковник, потерявший голову, а все остальные — зрители, остолбенелые при виде своей государыни в таком положении!

Предсказывают королеве Изабелле близкое падение, а так как император французов никогда не допустит, чтобы герцогиня де Монпансье взошла на трон, довольно вероятно, что будут покровительствовать партии графа де Монтемолина326. Это, впрочем, послужит на благо королеве — сумасбродной, отчасти ненормальной и совершенно развращенной.

Отставной подполковник Антонов шел ночью по Большой Мещанской и остановился помочиться у будки часового. Часовой требовал, чтобы он этого тут не делал; Антонов ударил часового; часовой арестовал Антонова. Производится следствие.

10-го числа вечером, в Павловском, служащий при графе Клейнмихеле чиновник барон Витенгейм сидел в саду с дамой. Офицер лейб-гвардии гусарского полка Синельников хотел отнять у Витенгейма даму, и когда сей последний стал сопротивляться, то Синельников ударил его хлыстом по шапке, а Витенгейм Синельникова тростью по лицу. Обоих арестовали327.

МАЙ 13. Генерал-губернатор князь Голицын написал к Государю письмо, что он давно уже в городе Петербурге и еще не удостоился счастья представиться. Его Величество отвечал: «Принимаю кого хочу и когда хочу!»

Получено известие из Константинополя, что турки не соглашаются на предложение Князя Меншикова и дело дошло до того, что Его Светлость объявил, что уедет из Константинополя, и уже приказал, чтобы через три дня все было готово к отъезду.

МАЙ 14. Министр внутренних дел недоволен действиями князя Суворова, и более за то, что по своим губерниям дозволяет себе докладывать прямо Государю Императору и объявлять ему, министру, Высочайшие повеления. Получено также из Риги известие, что Князь Суворов позволяет себе публично за обедом бранить русских и все русское. Жаль.

205

Министр Внутренних Дел недоволен санкт-петербургским вице-губернатором Муравьевым328. Дело он ведет, как говорит министр, нечисто, и его беспрерывно видят на публичных гуляниях с публичными женщинами.

МАЙ 15. Застрелился отставной действительный статский советник Николай Иванович Комаров. В его комнате нашли записку его руки, чтобы никого в его смерти не винили, что он сам лишил себя жизни, и пакет с надписью: «Отдать дежурному флигель-адъютанту при его Императорском Величестве».

МАЙ 16. После ревизии театральной дирекции, при которой все найдено в исправности, по мнению и указаниям чиновника Инсарского329 высшее начальство начало делать различные затруднения Директору330 в управлении театрами. Намерения высшего начальства, конечно, благонамеренны, оно желает по возможности уменьшить расходы и прекратить дефициты. Но для этого мало-помалу отымает всю власть у Директора и дает такие повеления, которые неудобо-исполнительны или даже и совсем исполнены быть не могут. Например: чтобы всякий театр имел особые книги для записи в оные продаваемых билетов, а для сего нужно иметь до 900 книг! чтобы каждый билет был за подписью, а для сего нужно подписывать до 800 тысяч билетов или до 2170 в каждый день! Отымают у Директора возможность распоряжаться самыми мелкими ничтожными вещами, и дошло до того, что Директор видит невозможность далее управлять театрами. Скорбь и неудовольствие его дошли до того, что, не имея хороших певцов и певиц для итальянской оперы, не имея первой танцовщицы, ему предложили европейские знаменитости: в Париже — Приора, прекрасную 17-летнюю танцовщицу, в Берлине — Марию Тальони331 и Миллера, в Париже знаменитых Крувелли и Лягранж332 и Фраскини для оперы. Он сказал: «Бог с ними. Пусть выписывают и определяют, кого хотят».

Жаль, что в нем пробудили такое равнодушие.

МАЙ 18. 15 мая Высочайше повелено построить крепость при селении Рокино близ м. Рожища, в Волынской губернии. Крепость ту будут именовать Михаилградом.

МАЙ 19. Переговоры князя Меншикова с Диваном кончились очень неблагоприятно. Английский посланник Страффорт Каннинг, открытый враг России, употребил все средства, чтобы воспрепятствовать князю Меншикову в успешном окончании дела. Князь уже приехал в Одессу, и повелено готовить войска на военную ногу.

Разбойники эти иностранцы!

Великая Княгиня Мария Николаевна с детьми уехала за границу.

МАЙ 21. 14-го мая отправившийся из Кронштадта в Лондон английский пароход «Нептун» разбился о подводный камень близ острова Даго. Пассажиры и груз, в том числе 50 тысяч полуимпериалов, принадлежащие барону Стиглицу, спасены. Пассажиры приняты были самым гостеприимным образом помещиком бароном Унгерн-Штернбергом.

Новый командир лейб-гвардии Семеновского полка, флигель-адъютант полковник барон Бистром333 собрал офицеров и сказал: «Предупреждаю вас, господа, что не буду вам спускать даже малейшей ошибки или неисправности, и взыскания мои будут строги!» Один из полковников отвечал: «Смотрите, наш бывший командир генерал Гильденштубе334 так натянул струны, что ежели будете еще больше натягивать, то лопнут!»

18 мая скончался в Санкт-Петербурге известный своею благонамеренностию и добрыми делами коллежский советник Прокопий Иванович Панамарев335.

206

23. Государь Император и Государыня Императрица переехали из Царского Села в Петергоф.

МАЙ 29. Когда постигло несчастие генерал-лейтенанта Граббе, то генерал-адъютанты граф Пален и Сумароков336 послали ему по 10 тысяч рублей серебром, но он с благодарностию отклонил этот дар.

Назначенный временно командовать 4-м и 5-м пехотными корпусами генерал-адъютант князь Горчаков отправился к своему назначению. Начальником его штаба назначен генерал-майор Бутурлин337.

Сын генерал-майора Албрехта338 на минеральных водах в нетрезвом виде ударил палкою девицу Финклер.

Хорош мальчик!

ИЮНЬ 2. Генерал-адъютант Игнатьев назначен Витебским, Могилевским и Смоленским генерал-губернатором.

ИЮНЬ 3. Из Берлина получено известие, что 31-го мая нового стиля произошел странный случай в спальне Принцессы Фредерики-Вильгельмины Гессенской. Фельдъегерь Гейм пришел во дворец и изъявил желание говорить с Ея Королевским Высочеством. Дежурный камердинер Тиль, заметив расстроенный вид Гейма, растолковал ему, что это невозможно, и удалил его. В это время Принц и Принцесса еще почивали. Гейм нашел другого лакея и, объявив ему, что он должен сейчас говорить с Принцем Гессенским, который почивает с его невестою Альбертиною Спор, внезапно, чрез задние двери вошел в спальню, отдернул у постели занавеску и закричал: «Отдайте мне мою невесту, вы не имеете никакого права лежать в постели с моею Альбертиной!» Принцессе сделался обморок, Принц вскочил, и Гейма арестовали. Он бросился перед Принцем на колени, просил извинения, и оказалось, что он сумасшедший.

ИЮНЬ 5. Получено известие, что Великая Княгиня Мария Николаевна 9-го июня нового стиля прибыла благополучно в Дрезден.

ИЮНЬ 7. В 8 часов вечера прибыла в Петергоф Ея Величество, вдовствующая Королева Нидерландская Анна Павловна.

ИЮНЬ 13. Австрийский подданный Зальцман, имеющий денежную претензию и другие неудовольствия на князя Льва Кочубея339, вздумал сделать на него донос, что будто бы князь Кочубей хотел его застрелить. Для сего пришел он в дом князя, выстрелил из пистолета, положил оный на лестнице, а возле него пулю, побежал в полицию и объявил, что князь Кочубей выстрелил в него!

Ай да немцы!

ИЮНЬ 15. Королева Нидерландская Анна Павловна приехала в Санкт-Петербург.

ИЮНЬ 16. Свите Его Величества повелено прибыть в Царское Село по случаю назначенных 17-го, 18-го и 19-го чисел маневров.

15-го июня обнародован манифест о вероломном нарушении Портою наших преимуществ и прав на счет неприкосновенности православной церкви. После истощения всех убеждений и всех мер миролюбивого удовлетворения справедливых требований нашего Государя повелено войскам нашим двинуться в Придунайские княжества. Его Величество не намерен начинать войны, но занятием Молдавии и Валахии желает иметь в руках своих только залог, который бы во всяком случае ручался в восстановлении наших прав.

ИЮНЬ 20. Титулярная советница Лариса Ивановна Мильтопеус подала просьбу

207

Государю Императору, дабы дать ей привилегию для удержания поваров от нечистоты рук во время приготовления пищи. Сверх того предложила открыть секрет, посредством которого можно будет уничтожить и искоренить неверность и ревность между мужьями и женами и узнавать, точно ли жена верна мужу, а муж жене. Ее приказано было пригласить в 3-е отделение, но она, подав просьбу, сейчас уехала в Пермь340.

ИЮНЬ 22. В присутствии Государя Императора кадеты всех корпусов выступили в лагерь.

Генерал-адъютант граф Ржевуцкий хотел жениться на девице Молодецкой, но потом раздумал и получил от нее свое слово обратно. Засим он посватался на девице Дашковой. Дело было слажено, как вдруг г-жа Молодецкая-мать написала письмо к Государю, в коем не желает брака своей дочери с графом Ржевуцким, но единственно из мщения доводит до Высочайшего сведения легкость характера Ржевуцкого. Последствием этого было, что граф Ржевуцкий подал в отставку. Его все сожалеют.

ИЮНЬ 23. Прибыли в Петергоф Нидерландский Принц Вильгельм Фредерик и его супруга341.

ИЮНЬ 25. Получено известие, что июня* в Очакове взорвало пороховой погреб с 900 пудами пороху. Разрушение ужасное, и многие жители погибли. Полагают, что взрыв был умышленный, ибо часовой, стоявший около погреба, беспрерывно и настоятельно просил, чтобы его сменили.

ИЮНЬ 26. Прибыл в Петергоф Наследный Великий Герцог Гольштейн-Ольденбургский с супругою342.

ИЮЛЬ 1. Было гуляние на Елагином и был фейерверк. Публики было до 60 тысяч человек. В Петергофе необыкновенного празднества не было.

ИЮЛЬ 4. Странный случай: Гродненской губернии в Бельцском уезде крестьянка Олесюкова родила 21 марта девочку, после чего, выздоровев, занималась работами, а 18-го мая вновь родила также девочку.

ИЮЛЬ 5.

Paris, 26 Juin / 6 juillet. Je viens d’apprendre tout à l’heure qu’hier le 5 juillet, l’Empereur des français, dit Badinguot, a couru risque d’être assassiné а l’Оре́ra Comique où il eat allé. On a arrêté dans les corridors où il était attendu une dizaine de personnes armées de poignards et de pistolets. — Toutes ces conspirations finiront, ceperidant, un jour par quelque catastrophe.

Перевод с французского:

Париж, 26 июня /6 июля. Я узнал сейчас, что вчера, 5 июля, Император французов, прозванный «Баденго», рисковал быть убитым в Opéra Comique, куда он отправился. Было задержано в коридорах, где его ожидали, с десяток вооруженных кинжалами и пистолетами лиц. — Все эти заговоры кончатся, однако, когда-нибудь какой-нибудь катастрофой.

ИЮЛЬ 12. Совершены были в разных частях города крестные ходы с молебствием по случаю продолжающейся эпидемической болезни холеры.

В 3-м отделении беспрерывно получались безымянные доносы о существующем будто бы в Сибири тайном обществе. Писавший обнаружен. Это жид Шнеур, купец 1-й гильдии и первой степени каналья.

208

ИЮЛЬ 14. Ночью ехавший из заведения минеральных вод пароход «Рюрик» наехал на ялик, опрокинул его, и сидевшие в нем подполковник Баторский и коллежский асессор Зеланд утонули.

ИЮЛЬ 15. 10-го июня передовой наш отряд, состоящий из 5-й легкой кавалерийской дивизии, 5-й конной артиллерийской бригады и донского казачьего полка № 34 под начальством генерал-адъютанта графа Анрепа-Эльмпта343, переправился у города Леово через Прут и 3-го июля занял Букарест.

ИЮЛЬ 17. Изгнанник Герцен учредил в Лондоне русскую типографию при польском Демократическом товариществе для печатания возмутительных книг и пересылки оных тайным путем в Россию. Первая работа этой типографии «Юрьев день» получена на почте на имя санкт-петербургского предводителя дворянства Потемкина и, конечно, прислана и к другим лицам. Приняты меры, чтобы это злое, вредное воззвание об освобождении крестьян не распространилось.

Жаль, что не хотят этого разбойника Герцена взять в Лондоне без согласия английского правительства, которое так бессмысленно покровительствует возмутителям344.

ИЮЛЬ 19. 19-го, 20, 21, 23, 24 и 25 июля Государь Император делает в Красном Селе учения войскам гвардейского и гренадерского корпусов.

19-го июля генерал-адъютант граф Орлов уехал в Москву, в Тамбовскую, Рязанскую губернии в свое имение, по железной дороге, в экстренном поезде с 2-мя экипажами, 375 рублей серебром.

18-го июля Королева Нидерландская Анна Павловна уехала в Москву по железной дороге в экстренном поезде.

ИЮЛЬ 20. Великая Княгиня Елена Павловна весьма занимается украшением Каменного острова. Там около театра открыт новый трактир. Ее Высочество, желая поддержать это заведение, изволила обедать в оном, пригласив к своему столу 40 персон. После обеда были танцы до 11-ти часов вечера.

ИЮЛЬ 21. Дочь члена Государственного совета графа А. Д. Гурьева курила сигару, кисейное ее платье загорелось и обожгло ей грудь и плечи345.

ИЮЛЬ 22. Приехал поверенный в делах персидского шаха Сартип Махмуд-Хан со свитой.

ИЮЛЬ 23. По случаю предстоящей войны с турками (чего Боже сохрани) многие англичане хотят вступить в турецкую службу и осуществить план Кошута набором людей из инсургентов и из молдаван. Говорят, что в этом деле принимает участие и Каваньяк346.

ИЮЛЬ 24. Многие галицийские помещики стараются через Молдавию пробраться без паспортов в Россию. Для чего они это хотят сделать, знают только их пустые польские головы.

ИЮЛЬ 25. Со стороны Турции (Азиатской) пробираются в наши границы разные воровские партии и производят значительные грабежи, в особенности около Александрополя.

В Туле сделан выстрел в окно квартиры советника казенной палаты Лазарева-Станищева347. Подозревают, что это сделала губернская секретарша Чистякова из ревности, имеющая любовную связь с Лазаревым-Станищевым.

ИЮЛЬ 26. Имел я доклад у Государя Императора.

Наследный великий Герцог Гольстейн-Ольденбургский уехал за границу.

209

Королева Нидерландская Анна Павловна возвратилась из Москвы в Петергоф.

ИЮЛЬ 27. В Нижегородской губернии возмутились крестьяне помещиков Федорова и Киреевой. Волнение усилилось тем, что отставной губернский секретарь Светов приехал к ним под именем графа Орлова, едущего будто бы с тайными поручениями, и обещал им исходатайствовать свободу, а управителю грозил отдать его под суд за арестование зачинщиков. Господина Светова посадили в тюрьму.

Уж эти мне отставные губернские секретари!

ИЮЛЬ 28. В Полтаве отставной полковник Мосолов, имея любовную связь с гувернанткою своих детей, вынужден был удалить ее из своего дома по случаю ее беременности, но продолжал с нею переписку и, узнав, что одно из его писем читала 17-летняя дочь его, наказал ее через своих людей 800-ми ударами розог, после чего приказал завести орган и заставил ее плясать!!!

ИЮЛЬ 29. Государь Император изволил на Марсовом поле делать смотр трем полкам 17-й пехотной дивизии.

ИЮЛЬ 30. Его Величество изволил делать в Красном Селе учение гвардейскому и гренадерскому корпусам.

ИЮЛЬ 31. Имел я доклад в Петергофе у Государя Императора.

АВГУСТ 1. Войска 4-го и 5-го корпусов приняты в Бессарабии радушно. В Молдавии весь народ и старые бояре решительно на нашей стороне, но молодые бояре, большею частию воспитанные в Германии и Франции, беснуются, желают войны и перемены нынешнего порядка вещей. Некрасовцы348 совершенно против нас. Болгары, напротив, сочувствуют русским, но, обманутые в своих прежних надеждах, ведут себя чрезвычайно осторожно.

Генерал-адъютант князь Горчаков, всегда чрезвычайно удалявшийся от общества, скупой на хлебосольство, сделался весьма гостеприимен, и у него ежедневно обедает от 30-ти до 40 человек. Трудолюбивый, как и прежде, но прежде беспокойный и заносчивый, он ныне во всех своих распоряжениях сказывает чрезвычайное спокойствие.

АВГУСТ 2. Содержащийся в Суздальском монастыре раскольник Занегин сорвал с архимандрита Иоакима клобук и бросил на пол! Его предали суду, и повелено после суда перевести его в Соловецкий монастырь349.

Предвижу, что хотя не скоро, но со временем от раскольников будет большая беда.

Я имел в Петергофе доклад у Государя Императора.

АВГУСТ 4. У золотых дел мастера Вальяна похищено на 12 тысяч рублей серебром брильянтов. Подозревают нидерландского подданного Замма, гражданина Риги Гунста и кронштадтского мещанина Григорьева.

АВГУСТ 5. Ея Величество Королева Нидерландская отзывалась, что во время посещения Ею России, Ея любезного отечества, она все время чувствовала истинное наслаждение и счастие находиться между русскими и что она нашла в них такую любовь к царскому Дому и вообще такую благоразумную приверженность к настоящему порядку дел, каких давно в Германии не видно. Она в восторге от России и уезжает с сокрушенным сердцем, но истинным наслаждением от внимания к Ней русских.

210

АВГУСТ 6. В короткое время совершились значительные похищения — похищено брильянтов: у адмирала Рикорда350 на 14 тысяч рублей серебром, у золотых дел мастеров: Вальян на 12 тысяч рублей серебром, у Газе на 7 тысяч рублей серебром и у генерал-лейтенанта Цукато351 серебра на 3500 рублей серебром.

АВГУСТ 8. Граф Орлов прибыл в Москву и пробудет там до 13 августа.

АВГУСТ 9. Имел я доклад у Государя Императора в Петергофе.

АВГУСТ 10. Барон Стиглиц, устраивает на свой счет (почти) железную дорогу от Санкт-Петербурга до Петергофа. Приказано было узнать, с какою целью он это делает, ибо нельзя предполагать, чтобы от этой постройки он мог извлечь выгоду, и не есть ли это опыт для постройки дороги далее по берегу Балтики до Риги? По секретным дознаниям оказалось, что барон Стиглиц в этом предприятии не ищет никакой выгоды, что постройку далее не поведет и что делает это только из желания быть полезным, даже и с собственным ущербом; но при этом есть у него сокровенная мысль, намерение, так сказать, честолюбивое: он надеется, что Петергофская дорога получит наименование его имени, т. е. дорогу будут называть дорогою барона Стиглица, и тем увековечится его имя, которое с его смертию исчезнет, ибо он не имеет прямого наследника.

АВГУСТ 11. Известие о Франции, преимущественно о Париже.

Лудовик Наполеон оказал Франции важную услугу, прекратив представительное правление, слабое и бестолковое, и восстановил власть единодержавную и твердую. Франция спокойна, в ней господствуют повиновение и порядок. От этого возникли вновь промышленность и торговля, пришли в движение капиталы. Парижане по-прежнему беззаботно прогуливаются, смеются, обедают в позолоченном доме у братьев Провансалов, пьют шампанское, хохочут и плачут в театрах. Иностранцы, в особенности англичане, толпами валят в Париж, наполняют и оживляют золотом его гостиницы и поощряют всякую промышленность. Люди, довольствующиеся поверхностью, находят, что Франция пользуется всеми благами и что спокойствие ее обеспечено! Но нынешнее правление ее не прочно. Оно держится только силою и страхом. Ни характер, ни действия Лудовика Наполеона не умели внушить народу доверенности. Он одарен от природы умом, проницательностью и необыкновенною настойчивостью. К тому присоединяется удивительная скрытность: никто не знает ни мыслей, ни намерений его. В 1847 году генерал Ж. спросил у Монтоллона352: «Скажите, что за человек ваш Наполеон?» — «Не могу сказать о нем ни слова, — отвечал Монтоллон, — я провел с ним два года (в Гаме), в одной комнате, и не знаю его». Эта скрытность нередко переходит в притворство, продолжительное и непрерывное. В продолжение трех лет своего президентства играл он перед своими приближенными — министрами, советниками, генералами — роль недогадливого простака, и они уверены были, что могут править им по своему произволу. Вдруг разразился он 2-го декабря 1851 года, и они увидели, на чьей стороне было простодушие и легковерие. Притворство имеет необходимую спутницу лживость, и в этом искусстве Наполеон III едва найдет себе подобного. О нем сказали очень удачно: «Обыкновенно он молчит, но лишь только разинет рот, то солжет». О сердце его говорить нечего: у него нет никакого сердца. Он не знает ни любви, ни дружбы, ни благодарности. Страдания человечества его не трогают. Правосудие ему неизвестно. Любовь его есть удовлетворение только скотской похоти, которая в нем очень сильна. Похождения его неисчислимы; разврат не знает границ. Друзей он не имеет, если исключить одного сеида, Персиньи, человека преданного ему искренно, честного и незлобного, но взбалмошного и полусумасшедшего. Неблагодарность,

211

презрение к правосудию и жестокосердие Лудовика Наполеона гласны. Он отнял имущество у детей Лудовика Филиппа353, который два раза даровал ему жизнь. На замечание об этом он отвечал: «Вольно ему было! зачем он меня не расстрелял!» Люди, жертвовавшие ему жизнью в то время как он был несчастлив, брошены им без внимания и сожаления. «Я их не знаю», — отвечал он тем, кто за них вступается.

Если сам Лудовик Наполеон не внушает любви и уважения, то окружающие его еще менее заслуживают почтения и доверенности. Дядя его, Жером, слывет человеком не злым, но ограниченным и глупым. Сын же его, Жером Наполеон354, в презрении у всех как человек злой и хитрый, как друг и покровитель красных республиканцев. Принцесса Матильда нравственностью своей не возбуждает большого уважения, но ее любят за доброе ее сердце и готовность к добру. Императрица Евгения пользуется уважением, поколику французы кого-либо уважать в состоянии. Она ведет себя весьма благопристойно, ласкова со всеми, доступна, не забывает прежних друзей и делает добро, сколько может. С тех пор, как она родила преждевременно, муж охладел к ней. Она вновь сделалась беременною, и если верить слухам, прежнее несчастие с нею повторилось. Знаменитый акушер Дюбуа утверждает, что она не в состоянии выносить ребенка. В этом случае Лудовик Наполеон непременно разведется с нею. Говорят, что в акте гражданского брака сделано умышленное упущение форм для того, чтобы в случае нужды объявить брак сей недействительным. Упущение состоит в том, что от провозглашения брака (обыск) до совершения его должны по закону пройти десять дней, а этот брак заключен в осьмой день. Лудовик Наполеон не поколеблется пожертвовать Евгениею своим замыслам, если обстоятельства того потребуют, и, конечно, сошлется на пример своего дяди.

О министрах и приближенных к нему лицах можно сказать: «Каков поп, таков и приход». В числе его сановников или доверенных особ нет почти ни одного честного и порядочного человека. Никто из прежних министров Карла X, Лудовика Филиппа, даже самой Республики не хочет служить ему. Чаще всего слышится имя министра иностранных дел Друэна де Люиза355. Это человек самый посредственный и в министерство Гизо356 был выгнан за неспособность. К тому же он величайший скупец и скаред. Получая значительное содержание, он не имеет своего экипажа и ездит на извозчиках. В делах он суетлив, бестолков и сварлив. Мерою честности нынешних министров или, по крайней мере, указанием общего об них мнения может служить рассказ, распространенный в публике и не встречающий сомнения, что однажды из кабинета Лудовика Наполеона украли 150 тысяч франков, а входили к нему четверо: дядя его Жером, маршал Сент-Арно, Друэн де Люиз и еще один министр. Дело это замяли, чтобы не наделать шуму и соблазна.

При этих обстоятельствах в народе господствует мнение, что нынешнее положение дел не может быть продолжительно. Прибегают к суеверным толкам. Говорят, что знаменитое каштановое дерево в Тюильрийском саду не распускалось в нынешнем году 20-го марта, а это случалось всегда перед переменою правления: в 1814, 1830, 1842 (кончина герцога Орлеанского), в 1847 и в 1851 году. Рассказывают, что царствование Наполеона прекратится в 1854 году, а в 1857 году воцарится Генрих V. Сверх того говорят, что Лудовик Наполеон суеверный, как и дядя его Наполеон I-й, боится зловещих птиц. В саду Елисейского дворца истребили с большим трудом вороньи гнезда, а теперь вороны поселились в Тюильрийском саду и карканьем своим тревожат временного хозяина. Достойно замечания, что Лудовик Наполеон со дня на день становится недоверчивее и боязливее. Бывши президентом, он разъезжал по

212

всем частям города без всякого прикрытия и не обращал внимания на толпу. Теперь окружен он всегда многочисленною военною командою. Кроме официального военного прикрытия, Наполеон окружен еще телохранителями из корсиканцев. Их всего человек шестьдесят. Они выбраны из самых отважных и отчаянных земляков Наполеона, и каждый из них был уже действующим лицом в каком-либо убийстве на родине. Они ходят в щегольском партикулярном платье, в руках у них трость с скрытым в ней кинжалом, в карманах пистолеты, за пазухою китовый ус с свинцовым наконечником. Эти господа, пешие и конные, вмешиваются в публику, где бывает Император, и наблюдают за людьми, которые к нему приближаются. Они расхаживают с тростями своими в толпе народа, громко разговаривают, смеются, поглаживают себе усы и озираются. Узнать их можно по уважению, которое оказывает им полиция, грубая в обращении с прочею публикою. — Лудовик Наполеон обыкновенно приезжает и уезжает не тою дорогою, которою его ожидают. В этой осторожности никто его не упрекает, но грустно думать, до какой степени безумия и злодейств нация доведена, революциями, что владыки ее должны на каждом шагу опасаться за жизнь свою!

Партии, раздирающие Францию, еще ни мало не сливаются. Легитимисты держатся в отдалении. Немногие исключения ничего не доказывают. Нечего дивиться, что пустой враль и хвастун Лярош Жаклен357 принял звание сенатора: он человек бесхарактерный и мот. Сословие судебное ненавидит Наполеона и его полицию и всеми средствами старается действовать вопреки им. Орлеанисты358 Моле, Гизо, Салванди359 также не присоединяются к тому, кто лишил имущества их принцев. Сословие ученых и литераторов — отъявленные враги Наполеона. К нему передались некоторые, но, на беду его, люди самые низкие и продажные: Верон, Гранье де Касаньяк360, Капорит и т. п. Учебное сословие оскорблено тем, что он дал духовенству сильное влияние в министерстве просвещения. Наполеон привязал к себе духовенство, но это не принесет ему такой пользы, какой он ожидает. Духовенство французское утратило в народе уважение, а тем и важность свою. Потворствуя всем сильным, какой бы партии или свойства они не были, французские духовные лица выказали непростительное малодушие и унизили себя перед всеми честными и благонамеренными людьми. Прежний Архиепископ благословлял и окроплял Святою водою дерева свободы, насаженные во дворе Большой Оперы, и совершал этот церковный обряд среди оперных крыс (rats), гнусных тварей самого безнравственного поведения361. Нынешний Архиепископ Сибур362 — отъявленный демократ и якобинец. Вообще католическое духовенство в последние времена доказало, что оно предано престолу царскому только на словах и помышляет единственно о собственной корысти и о распространении папской власти. Не так поступали духовные в первую революцию. Они гибли за Короля.

Купеческое и ремесленное сословие желают продолжения нынешнего правления, обеспечивающего коммерцию и промышленность, но в случае напасти защищать его не станут. К тому же легкомысленное и безрасчетное управление финансами угрожает бедою при первом бедствии, каковы неурожай, война и т. п. Не столько опасно затруднение государственных финансов, как намеренное увеличение разных денежных и промышленных предприятий, не имеющих твердого основания, и теперь сказывается пагуба этого размножения акций и других бумаг на бирже. Всякое политическое и самое незначительное известие возвышает и понижает курсы, обогащает немногих, разоряет и губит тысячи людей. Все эти новые компании (кредита поземельного, кредита движимостей и пр.) обогатили вначале своих учредителей, большею частью министров

213

и приверженцев Лудовика Наполеона, искусственным повышением курса, но теперь видимо падают и угрожают своим акционерам совершенным разорением. Лудовик Наполеон видит и чувствует опасность этого положения, но для поправления дел употребляет средства неверные и вредные. Однажды, при сильном понижении курса на все бумаги, он призвал к себе биржевых агентов (agents de change) и объявил им, что, если биржевые курсы в течение 48 часов не поднимутся, он назначит вместо нынешних 60-ти сто пятьдесят агентов. Должно знать, что эти агенты получают доход в несколько миллионов и делят его между собою. Зная, что Лудовик Наполеон непременно сдержит слово, они употребили все средства, пожертвовали важными суммами и успели поднять курс. Геройское средство удалось, но только на этот раз, и в случае повторения можно причинить большую беду.

До какой степени армия привержена к Наполеону, этого сказать нельзя. Известно только, что она ненавидит Сент-Арно, Маньяна и других нынешних генералов, но кончина или низвержение Лудовика Наполеона были бы величайшим бедствием для Франции. Двоюродный брат его никак не может наследовать ему, разве что кинется в объятия старых друзей своих, красных. Нет сомнения, что в случае перемены правления вспыхнут все гнусные и зловредные страсти, тлеющиеся под пеплом. Революция эта превзойдет силою и ужасом перевороты 1830 и 1848 годов. Реакция будет кровопролитная и беспощадная. Грозная партия красных присмирела, но не разошлась и не исчезла: она только ждет случая, чтобы напасть на свою добычу. Месяца за три перед сим хоронили жену или мать Распаля363. Не было никаких приглашений или даже объявлений, но на погребение явились 30 тысяч человек с иммортелями в петлицах и в глубоком молчании проводили гроб до кладбища.

Опасения неурожая и дороговизны хлеба увеличиваются. Холодная весна и сырое лето повредило жатве во многих провинциях Франции. Теперь министры Франции и Англии горько раскаиваются, что начали вредную распрю с Россиею за Турцию.

В Париже имеют о наших турецких делах самые вздорные и ошибочные понятия. Журналы совершенно сбили публику с толку. Замечательно, что в то самое время, как в русских журналах наблюдается в отношении к Франции и ее правительству величайшая скромность, парижские газеты бранят и поносят Государя нашего и Россию самым наглым образом. Французское правительство не может оправдываться свободою тиснения: в газетах и книгах печатают только то, что угодно ему, а все противное немедленно истребляется с наказанием виновного. Таким образом полиция захватила до выхода в свет и истребила брошюрку Жерара «Du partage de la Turquie»* за то, что в ней с похвалою говорят о Государе и его правительстве, и предали автора суду. Но суд не принял обвинения потому, что книжка не была еще опубликована, следовательно, закон тиснения не нарушен.

Провались сквозь землю вся Франция. Живи, матушка Россия.

АВГУСТ 12. Сестра графа Перовского графиня Толстая364 нанимает квартиру в доме генерала Данези. По окончании контракта Данези предложил ей выехать с этой квартиры, но она не согласилась. Тогда Данези без ее ведома наклеил на ее окнах билеты, что квартира отдается в наем. Сын ее, граф Толстой365, приняв это за оскорбление своей матери, письменно потребовал, чтобы Данези испросил у нее прощение, в противном случае потребует от него личного удовлетворения. Данези объявил, что он никогда не имел намерения оскорблять

214

графиню Толстую и в отчаянии, что его поступок принят с этой точки зрения. Этим объяснением граф Толстой остался доволен, и дело кончилось миролюбно.

Из Парижа приехал в французское посольство кабинет-курьер Жиль и привез с собою много контрабанды. Вечером перенесли оную в комнату швейцара, а на другой день передана она в модный магазин на Малой Конюшенной.

О, французики! О, проповедники чести и возвышенных чувств!

На Московской железной дороге от вылетевшей искры из машины загорелись два сарая. Сгорело 1600 сажень дров и десять вагонов для перевозки тяжестей.

АВГУСТ 13-го. Граф Орлов возвратился из деревни.

АВГУСТ 14. Из лагеря в Петергофе выступили в Санкт-Петербург военно-учебные заведения.

АВГУСТ 15. Был в Красном Селе парад гвардейскому и гренадерскому корпусам в присутствии Государя Императора.

АВГУСТ 16. 13-го августа показалась и 14-го числа была видна на северо-западе ниже и влево от Большой Медведицы комета с хвостом.

АВГУСТ 17. Королева Нидерландская Анна Павловна уехала за границу. Государь Император провожал Ее до Гатчины.

АВГУСТ 18. Отставной коллежский регистратор Тутукин, переезжая на ялике через Неву, бросился в воду, но был вытащен. Он хотел утопиться потому, что, имея жену и трех взрослых дочерей, не имел чем их кормить.

АВГУСТ 19.

Liste des fractions qui composent la propagande actuelle révolutionnaire de Londres.

1. Le comité central (allemand) démocratique, sous Kinckel, Ruge et Ronge.

2. Ligue secrête des communistes, sous Marx.

3. Comité d’agitation d’Autriche, sous Tausenau.

4. Comité national hongrois, sous Kossuth.

5. Comité républicain magyar, en opposition à celui de Kossuth, sous Maurice Perezel.

6. Comité national italien sous Mazzini et Saffi.

7. La société de la vraie Démocratie sous Ledru-Rollin.

8. Le comité socialiste (La révolution) sous Louis-Blanc.

9. Le comité central républicain-militaire sous Charras.

10. La fraction de Victor Hugo.

11. La société polonaise littéraire (aristocratique).

12. Comité central polonais, sous Wortcel (rédacteur du Démocrate pol.).

13. Ligue des socialistes polonais, sous L. Sawaszkiewicz.

14. Le comité d’agitation russe, sous Hertzen.

15. Ligue fraternelle Slave, sous Stojoewicz et Hertzen, qui vient de publier un livre „adressé à la noblesse russe“.

Перевод с французского:

Список фракций, которые поддерживают в Лондоне действенную революционную пропаганду:

1. Центральный (немецкий) демократический комитет под руководством Кинкеля, Руге и Ронге366.

2. Тайная коммунистическая лига под руководством Маркса367.

3. Австрийский агитационный комитет под руководством Таузенау368.

4. Национальный венгерский комитет под руководством Кошута.

215

5. Мадьярский республиканский комитет, оппозиционный комитету Кошута, под руководством Морица Перчеля369.

6. Итальянский национальный комитет под руководством Мадзини и Саффи370.

7. Общество истинной демократии под руководством Ледрю-Роллена.

8. Социалистический комитет («Революция»), под руководством Луи Блана.

9. Центральный республиканский военный комитет под руководством Шарра.

10. Фракция Виктора Гюго371.

11. Польское литературное общество (аристократическое).

12. Центральный польский комитет под руководством Ворцеля (редактора «Польского Демократа»)372.

13. Лига польских социалистов под руководством Л. Савашкевича.

14. Русский агитационный комитет под руководством Герцена.

15. Славянская братская лига под руководством Стоевича и Герцена, которые только что опубликовали книгу, «обращенную к русскому дворянству».

Хорошо правительство, не только терпящее, но даже покровительствующее этим разбойникам!

О, подлая Англия!

20. Le Roi de Prusse, ayant quitte le 12 août l’île de Rügen, est arrivé le même jour à Dobleran. En passant par Rostock, la voiture, dans laquelle se trouvaient les quatre officiers bavarois, qui étaient venus à Putbus, (Sa Majesté a été nommé chef du 6me régiment d’Infanterie bavaroise) pour se présenter à leur chef, — et le conseiller Schneider, — fut assaillée par des sifflets et hués de la populace à l’entrée des faubourgs et deux pierres, jetées dans la voiture, frappaient le lieutenant bavarois König, et le conseiller Schneider, l’un à la tête, l’autre à la poitrine. Il est fort probable, que ces pierres étaient destinées à la voiture du Roi, qui suivait dans la distance d’une heure celle des officiers. Le plan de retourner de Dobleran à Berlin par Rostock, a été changé, et Sa Majesté a pris un détour par Wismar, en évitant Rostock.

Rostock est une des villes les plus démocratiques en Allemagne. La fermeté avec laquelle la police Prussienne a dernièrement agi contre un nid de conspirateurs dans cette ville, et arrêté les chefs du parti démocratique, a fait une profonde impression sur la démocratic Meklenbourgeoise, et comme la police de Rostock parait une des plus faibles et naïves, il n’est pas improbable, qu’un outrage à la personne du Roi fut prémédité.

Перевод с французского:

Король Прусский, покинув 12 августа остров Рюген, прибыл в тот же день в Доблеран. Во время проезда через Росток карета, в которой находились четыре баварских офицера, явившиеся в Путбус373 (Его Величество — шеф 6-го баварского пехотного полка), чтобы представиться своему шефу, и советник Шнейдер, подверглась при въезде в предместье нападению черни, которая свистала и гикала; два камня, брошенные в карету, ударили баварского лейтенанта Кёнига и советника Шнейдера, одного в голову, другого в грудь. Весьма вероятно, что эти камни предназначались карете Короля, которая следовала на расстоянии часа от офицерской. План возвращения в Берлин из Доблерана через Росток был изменен, и Его Величество предпринял объезд через Висмар, минуя Росток.

Росток — один из наиболее демократических городов в Германии. Строгость, с которою прусская полиция действовала в недавнее время против гнезда заговорщиков в этом городе, и аресты главарей демократической партии произвели глубокое впечатление на мекленбургскую демократию, а так как ростокская полиция оказалась одной из самых слабых и легковерных, не невероятно, что оскорбление личности Короля было предумышленным.

АВГУСТ 23. В 9 часов утра Государь Наследник Цесаревич изволил уехать по железной дороге в Москву.

216

Того же числа Его Высочество изволил благополучно прибыть в Москву, но часом позже назначенного времени, по той причине, что на Кулицкой станции, в 14 верстах от Твери, резервная машина при накачивании в оную воды сошла с рельсов и тем задержала поезд Его Высочества.

АВГУСТ 24. В правлении Московской железной дороги нет денег, а между тем многим должно платить. По случаю отъезда Государя Императора в Москву 1-го сентября граф Клейнмихель призвал к себе подчиненных и сказал им: «Смотрите, употребите наистрожайшие меры, чтобы во время проезда Его Величества не было жалоб». — «Да что же нам делать?» — отвечали они. На это граф им возразил: «Убью вас, ежели будут жалобы».

0


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » ДУБЕЛЬТ 1-й Леонтий Васильевич.