Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » ДЕКАБРИСТЫ - УЧАСТНИКИ ВОИН 1805-1814 годов » Отечественная война 1812 года. Декабристы - Владимирцы


Отечественная война 1812 года. Декабристы - Владимирцы

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Отечественная война 1812 года и Владимирская губерния.
Декабристы - Владимирцы

Летом 1812 г. на Россию обрушилось несчастье. Полчища Наполеона вторглись в ее пределы. Началась Отечественная война. В начале сентября была оставлена Москва. Владимирская губерния стала ближайшим тылом сражающейся русской армии. Она выполняла роль базы, где собирались и обучались рекруты, набранные в разных губерниях, и формировались полки армейского резерва. Рекрутские наборы следовали один за другим. За первое десятилетие XIX в. было проведено 10 наборов. Два набора прошли в 1811 и первой половине 1812 гг. После Бородинского сражения создание обученного резерва приобрел особую остроту. Был объявлен очередной рекрутский набор: по 2 рекрута с каждой сотни податного населения. Рекруты должны были сосредоточиться в 13 пунктах, и том числе 40 тыс. во Владимирской губернии.

По грубым подсчетам, около 80 тысяч Владимирцев находились в действующей армии, участвовали в сражениях у Смоленска, под Красным, у Бородино, Малоярославца, в заграничных походах. Более половины из них погибли в боях, умерли от ран и болезней. Во Владимире, уездных городах, ряде сельских поселений были развернуты госпитали. Некоторые помещики открывали по своей воле и на свои средства госпитали в своих поместьях. И Бородинской битве участвовал командир сводной гренадерской дивизии, генерал-майор граф Михаил Семенович Воронцов, владелец села Андреевское. Его дивизия покрыла себя неувядаемой славой, защищая знаменитые Багратионовы флеши. Большая часть гренадеров пала на поле брани, а сам командир, раненный в ногу, был вынесен с поля боя и доставлен в свой дом в Москву; а оттуда в имение Андреевское. После излечения М. С. Воронцов снова в походе. В 1815 г. был назначен командиром русского оккупационного корпуса во Франции. Выдающийся дар полководца М. С. Воронцова сочетался с незаурядными способностями государственного деятеля. Эти способности ярко проявились на посту новороссийского генерал-губернатора, а затем наместника на Кавказе. За большие заслуги перед Отечеством М. С. Воронцов был возведен в княжеское Российской империи достоинство.

Имя еще одного героя Бородинского сражения связано с нашим краем. На Бородинском поле был тяжело ранен выдающийся полководец, генерал от инфантерии князь Петр Иванович Багратион. С поля боя с большой предосторожностью в карете его доставили в с. Симу Юрьев-Польского уезда, в имение родственника князя Б. А. Голицына. Здесь 12 сентября 1812 г. Багратион скончался и был похоронен. А в 1839 г. прах его по инициативе Дениса Давыдова (тоже знаменитого героя Отечественной войны) перенесли на Бородинское поле. На месте первоначального погребения П. И. Багратион и установлен памятник.

После Бородина во Владимирскую губернию хлынул поток беженцев. Все дороги были буквально забиты каретами, тарантасами, телегами и пешим людом. Во Владимир эвакуировались московские учреждения: банки, архив Министерства иностранных дел, Оружейная и Грановитая палаты. Во Владимире оказались военный губернатор и главнокомандующий в Москве, генерал от инфантерии граф Ф. В. Растопчин со своей канцелярией и штатом московской полиции, московский гражданский губернатор Н. В. Обресков, главноначальствующий мае терской Оружейной палаты и экспедицией Кремлевского строения (комендант Кремля) сенатор П. С. Валуев, почт директор А. Я. Булгаков. Во Владимире же и других городах и поместьях губернии нашли приют многие семьи московских дворян. Среди них: семьи будущего историка М. П. Погодина, также будущего драматурга, поэта и дипломата А. С. Грибоедова, семья позднее воспетой А. С. Пушкиным красавицы А. П. Керн. На короткое время во Владимире появился бывший военный министр и командующий 1-й Западной армией генерал от инфантерии М. Б. Барклай де Толли. Общественное мнение сурово и безоговорочно осудило его (впрочем, совершенно несправедливо) за отступление и неудачи русской армии в первый месяц войны. И теперь генерал искал способа оправдать себя в глазах общественности и самого императора. Здесь, во Владимире, он написал «Объяснение генерала от инфантерии Барклая де Толли о действиях Первой и Второй Западных армий в продолжающейся кампании 1812 года» и отправил его Александру I. Во Владимире стало тесно от московских чиновников и дворни. Невероятно подскочили цены на квартиры, экипажи, товары первой необходимости, лошадей, фураж.

Но владимирцев больше волновали не взбунтовавшиеся цены, а война и все, связанное с ней: рекрутские наборы, разорительные воинские постои, растущие налоги и поборы, а с конца июля 1812 г. - набор в ополчение. Создавая ополчение, власти надеялись получить дополнительный резерв для армии. Формирование ополчения определялось царскими манифестами от 6 и 18 июля 1812 г. Дня ополченских наборов отводились 16 губерний центральной России. Их объединили в три ополченских округа. Владимирская губерния была отнесена к первому округу, наряду с губерниями Московской, Тверской, Калужской, Смоленской, Тульской, Рязанской и Ярославской. В ополчение предписывалось принимать только помещичьих крестьян, а другие разряды податных людей оставлять для рекрутских наборов.

В конце августа 1812 г. Владимирское ополчение двинулось в поход. В начале сентября оно сосредоточилось и Покровском уезде. В течение полутора месяцев ополченцы прикрывали западную границу своей губернии, от Богородска до Дмитрова. Не имея ни огнестрельного оружия (ополченцы были вооружены только пиками), ни конницы, ополчение избегало столкновений с крупными силами противника. Для разъездов М. И. Кутузов по просьбе Б. А. Голицына велел придать ополчению драгунскую команду московской полиции, оказавшуюся во Владимире после занятия Москвы французами. После того, как французы заняли Богородск, стоявший на полпути от Москвы до границы Владимирской губернии, опасность возросла. М.И. Кутузов распорядился прислать и помощь ополчению отряд Павлоградского гусарского полка, казачий отряд 7-го Денисова полка и несколько позднее 5-й Уральский казачий полк. Гусары и казаки перекрыли обе дороги, идущие от Москвы на восток: Владимирскую (на Покров) и Стромынскую (на Киржач и Юрьев-Польской). Ополченцы же держали посты на переправах через речки Дубну и Киржач, вылавливали появлявшихся тут французских фуражиров, сопровождали транспорты с армейским продовольствием, ловили беглых русских солдат и конвоировали пленных французов. Ополчение за все время стояния в Покровском уезде не имело ни одного сколько-нибудь значительного столкновения с противником. Тем не менее оно сыграло свою роль, высвободив часть сил регулярной армии для осуществления знаменитого тарутинского маневра. После оставления французами Москвы Владимирское ополчение вслед за войсками генерал-майора Иловайского вступило в белокаменную столицу и оставалось там осень и полови ну зимы 1812-1813 гг., освободив опять-таки регулярные части для преследования противника. Это было самое тяжелое время для ополченцев. Разоренная и сожженная Москва едва могла разместить один ополченческий пол к, остальные пять полков пришлось ставить на квартиры в подмосковных сёлах.

В начале января 1813 г. по предписанию Главного штаба действующих армий Владимирское ополчение вы ступило в новый поход. Три полка дислоцировались в Тульской, Орловской и Смоленской губерниях, два в Минске. На некоторое время один полк оставался в Москве. Осенью 1813 г. все полки перевели в Белорус сию и на Украину. Таким образом, за 10 месяцев 1813 г. ополченцы проделали два изнурительных похода, пройдя пешком по зимним и осенним дорогам свыше тысячи верст. И на этом многоверстном пути оставили сотни могил.

Сколько ратников вернулось домой, точных данных нет. По нашей оценке, ополчение, не приняв участия ни в одном сражении, потеряло умершими от болезней не менее трети своего состава. Около двух тысяч ратников оставались в госпиталях. По мере выздоровления они возвращались на родину в одиночку или небольшими партиями вплоть до 1815 г.

История Владимирского ополчения полна драматизма. По способу комплектования, сословно-классовой структуре и назначению оно являлось таким же феодальным институтом, что и регулярное, рекрутское войско. Поэтому его нельзя именовать народным в принятом значении этого термина. Более точным, адекватным определением является то, которое дали ему современники: земское ополчение или земское войско. Оно выполнило отведенную ему роль и внесло вклад в общее дело победы и Отечественной войне, но вклад этот по своим скромным размерам несоизмерим с громадными людскими потерями, причины которых коренились не столько в военных обстоятельствах, сколько в изжившем себя крепостническом строе.

0

2

Декабристы.

В первый год XIX столетия в России произошли два не связанных между собой и разных по общественному звучанию события: последний в отечественной истории дворцовый переворот, закончившийся насильственной смертью императора Павла, и смерть в монастырском заточении 70-летней подольской помещицы Дарьи Николаевны Салтыковой, известной больше по прозвищу «Салтычиха». Кончили земные дни два деспота (один деспот на троне, другой - в поместье), олицетворявшие целую эпоху. Наступило, по словам поэта, «дней Александровых прекрасное начало». Передовые люди с именем нового императора связывали надежды на глубокие преобразования страны: введение демократических свобод, конституционного строя, отмену крепостного рабства. Александр I, казалось, на первых порах оправдывал эти надежды. Приблизил к себе выдающегося реформатора Михаила Михайловича Сперанского. Выходец из скромной семьи приходского священника с. Черкутина Владимирской губернии, М. М. Сперанский по поручению царя приступил к разработке реформы государственного строя России и в короткий срок представил план преобразований «Введение к уложению государственных законов». Речь шла о превращении России из самодержавной деспотии в конституционную монархию, правовое государство. В перспективе, по замыслам Сперанского, должно быть покончено и с крепостным строем.

Но преобразовательная деятельность М. М. Сперанского вызвала недовольство сановной бюрократии, которая третировала его как выскочку, поповича, обвиняла в государственной измене. Стоявшие у трона силы не хо тели реформ, грозивших им утратой привилегий и власти. Александр I внял их голосу. Реформатор был принесен в жертву консерваторам, отстранен от государственной службы и в марте 1812 г. по велению царя сослан в Нижний Новгород, а затем - в Пермь. Через четыре года ссылка кончилась, Сперанский снова поступил на государственную службу, однако к реформам конституционного преобразования России больше не возвращался.

Утратив надежды на верховную власть, «лучшие люди из дворян» берут инициативу в свои руки. В России возникло освободительное движение. Его цель - ликвидация абсолютистского режима и крепостничества. Ядро движения составили офицеры - участники Отечественной войны 1812 г. и заграничных походов русской армии. Они создали подпольную организацию для совершения революционного переворота. Восстание 14 декабря 1825 г., давшее имя первому поколению революционеров декабристы, закончилось поражением. Самодержавию удалось подавить восстание, но остановить освободительное движение оно уже не могло.

Ряд участников декабристского движения был связан с владимирским краем: одни родились здесь, семьи других имели имения и входили в местную дворянскую корпорацию. Из владимирских дворян вышел Николай Васильевич Басаргин. Род Басаргиных известен в крае с XVII столетия.

Н. В. Басаргин родился в 1799 (или 1800) году в с. Липна.
Дом Басаргиных сохранился до наших дней. У Николая Васильевича было два брата. Отец мало занимался воспитанием детей. По словам сына, он был «человек чрезвычайно добрый, но с устарелыми помещичьими понятиями и считал образование скорее роскошью, чем необходимостью». Воспитанием детей занималась мать. После ее смерти дети были предоставлены самим себе. До 17 лет, - вспоминал Н. В. Басаргин, - я бил баклуши в деревне у отца». Образование получил в Московском учебном заведении для колонновожатых, откуда был выпущен прапорщиком и оставлен при школе «для преподавания математических лекций». В 1820 г. откомандирован в Тульчин, во вторую армию. Перед поездкой на юг II. В. Басаргин месяц провел у отца в деревне. За отличие по службе в 1821 г. он произведен в подпоручики и назначен адъютантом начальника Главного штаба второй армии П. Д. Киселева, а год спустя старшим адъютантом Г на иного штаба. Кажется, самой судьбой ему предназначено было быть декабристом. В школе колонновожатых царил дух вольномыслия. Из нее вышло 23 декабриста, в их числе четверо из Владимирской губернии. Во второй армии, где проходила служба молодого офицера, сложилась одна из крупнейших декабристских организации Южное общество. В 1819 г. Н. В. Басаргин вступил в Союз благоденствия, а после его роспуска стал членом Южного общества, вошел в его руководящий центр - Директорию, возглавляемую П. И. Пестелем.

Н. В. Басаргин был арестован в декабре 1825 г., доставлен в Петербург и водворен в Петропавловскую крепость. Его приговорили к каторжным работам на 20 лет. (Позднее срок сократили до 10 лет.) Каторгу отбывал па Петровском заводе. После каторги Н. В. Басаргин 20 лет находился в Сибири на поселении и только по амнистии в 1856 г. возвратился в Европейскую Россию. Вначале по селился у своего родственника в Смоленской губернии, а в 1858 г. купил имение Вареево в Покровском уезде. Умер в 1861 г. в Москве, за две недели до отмены крепостного права. Н. В. Басаргин многое сделал для того, чтобы поведать потомкам правду о своей эпохе и о том великом и трагическом движении, участником которого он был. Его перу принадлежат замечательные мемуары и публицистические произведения: «Записки», «Воспоминания», рассказы, статьи, неоднократно издававшиеся в печати.

Из владимирских дворян вышел декабрист Михаил Матвеевич Спиридов. Его дед Григорий Андреевич Спиридов - адмирал, герой знаменитого Чесменского сражения. За участие в этой победоносной битве получил большую вотчину в будущей Владимирской губернии.

Родился Михаил Матвеевич в 1796 г. Воспитание получил в семье. Его домашним образованием руководила мать. М. М. Спиридов хорошо владел французским и немецким языками, знал историю и географию. В службу вступил урядником во второй полк Владимирского ополчения, которым командовал родной дядя Г. Г. Спиридов, первый комендант освобожденной Москвы. В 1813 г. перешел в регулярную армию и проделал с ней заграничные походы. Учавствовал в сражениях у Люцена (орден св. Анны 1 Степени), Дрездена, Кульма, Лейпцига, во взятии Парижа (орден св. Владимира 4-й степени). Закончил войну прапорщиком и в 1813 г. вернулся в Россию. Тогда ему было 17 пег. Оставаясь на военной службе, он быстро продвигался и чипах и летом 1825 г. был произведен в майоры.

М. М. Спиридов принадлежал к новому поколению русских офицеров, воспитанных на идеях французских просветителей, с обостренным чувством патриотизма, проникнутым горячим желанием видеть свою родину свободной и процветающей. Пензенский полк, в котором служил Спиридов, находился на Украине. Офицеры жили в крестьянских хатах и имели возможность наблюдать Жизнь крепостных крестьян. Спиридова поразила крайняя бедность крестьян, несмотря на их неустанный земледельческий труд. В 1825 г. М. М. Спиридов вступил в Общество соединенных славян, имевшее целью создать союз Свободных славянских народов. Славянский союз и Южное общество действовали параллельно и независимо друг от друга. В сближении и объединении их большую роль как раз и сыграл Спиридов, избранный славянами в качестве посредника. Он неоднократно встречался с С. Муравьевым-Апостолом и другими руководителями южан, обсуждал тактические вопросы движения. Осужден по самомужестокому разряду - в каторжную работу вечно (позднее срок каторги сокращен до 15 лет). Наказание отпивал в крепостях Кексгольма, Шлиссельбурга, а затем в Читинском остроге и на Петровском заводе. Умер на поселении в 1854 г., не дожив двух лет до амнистии.

На крутом берегу Колокши, среди полей и перелесков живописно раскинулось большое село Варварино, а на его окраине - бывшая усадьба помещиков Митьковых. Здесь 29 ноября 1791 г. родился будущий декабрист Михаил Фотиевич Митьков. Когда-то барский дом окружали великолепный липовый парк, спускавшийся террасами к реке, и большой фруктовый сад. От самого дома к реке пел красивый спуск, обсаженный кустарниками и деревьями, который заканчивался на берегу как раз против искусственного островка. Возможно, с этого островка позднее И. Е. Репин написал картину «Вид села Варварино».

Отец - майор, надворный советник Фотий Михайлович ; мать - Александра Максимовна, урожденная Демидова. За отцом в Пензенской и Владимирской губернии к числилось 1420 крепостных душ. М. Ф. Митьков воспитывался в кадетском корпусе, откуда выпущен прапорщиком в лейб-гвардии Измайловский полк. Участвовал в антинаполеоновских войнах. В 1807 г. за сражение под Фридландом награжден орденом св. Анны 4-й степени. В Отечественную войну вступил поручиком. Участник Бородинской битвы (награжден золотой шпагой за храбрость), сражений у Тарутино, Малоярославца, Красного (награжден орденом св. Владимира 4-й степени с бантом) и заграничных походов (бои у Люцена, Бауцена, награжден орденом св. Анны 2-й степени, у Дрездена, Кульма, Лейпцига - награжден алмазными знаками ордена св. Анны 2-й степени, взятие Парижа). Войну закончил штабс-капитаном. После войны дослужился до полковника.

После войны передовая молодежь увлекалась масонством. Оно привлекало идеями равенства и нравственного совершенствования. Не избежал этой моды и молодой офицер Митьков. В течение пяти лет (вплоть до закрытия лож) он состоял в ложе «Соединенных друзей». В 1821 г. вступил в Северное общество декабристов и деятельно участвовал в подготовке восстания в Москве. Осужден Верховным уголовным судом по II разряду. Приговорен в каторжную работу на 20 лет, позднее срок сократили до 10 лет. Содержался в Свеаборгской, Свартгольмской и Кексгольмской крепостях более полутора лет, а затем отправлен в Сибирь. Отбывал наказание в Читинском остроге и Петровском заводе. Умер на поселении в 1849 г. в Красноярске. Дом и вещи Митькова в Сибири были про даны комитетом, в который вошли декабристы И. И. Пущин, В. Л. Давыдов и М. М. Спиридов, а вырученные деньги розданы ссыльным декабристам.

В Александровском уезде, недалеко от Сергиева Поен да лежало большое село Успено-Мухановское - родовое имение шталмейстера (придворный чин 3-го класса) А. И. Муханова, отца декабриста Петра Александровичи Муханова (1798-1854). Детство и отрочество будущего декабриста прошли в Москве, но П. А. Муханов часто навещал родовое имение во Владимирской губернии, к которому был очень привязан.

П. А. Муханов учился в Московском университете, в затем в Московской школе колонновожатых. В 1825 г. - штабс-капитан лейб-гвардии Измайловского полка. Будучи в отпуске, в этом году П. А. Муханов в последний раз посетил Мухановское.

Петр Александрович был человеком разносторонне одаренным. Его интересы никогда не замыкались узкими границами армейского быта. В 1822 г. вместе с П. Н. Араповым он написал либретто к опере Алябьева «Лунная ночь, или домовые», его статьи печатались в журналах «Сын отечества», «Северный архив», «Московский телеграф», а в альманахе М. П. Погодина «Урания» помещен его очерк из московской жизни «Светлая неделя в Москве». Муханов был близок с К. Ф. Рылеевым, который посвятил ему свою думу «Ермак».

П.А. Муханов состоял в «Союзе благоденствия», знал о существовании Южного и Северного обществ, но, видимо, ни в одно из них не вступал, участвовал в совещаниях декабристов в Москве после восстания на Сенатской площади. Тем не менее был арестован и осужден по IV разряду, приговорен к каторге на 12 лет (срок сокращен до 8 лет). Отбывал наказание в Свеаборге, Выборгской крепости, а затем Читинском остроге и Петровском заводе. Умер на поселении в Иркутске.

С Владимирским краем так или иначе связаны многие известные и малоизвестные декабристы, что дало основание академику М. В. Нечкиной говорить о владимирском гнезде»декабристов. С. Николаевское Юрьев-Польского уезда принадлежало И. С. Одоевскому - отцу члена Северного общества, участника восстания на Сенатской площади, поэта-декабриста, автора знаменитого ответа на стихотворное послание А. С. Пушкина к декабристам в Сибирь Александра Ивановича Одоевского. Декабрист неоднократно бывал в имении отца до своего ареста, писал в Николаевское письма из Сибири.

Другой член Северного общества, активный участник восстания 14 декабря 1825 г. в Петербурге поручик лейб-гвардии Гренадерского полка, осужденный по 1 разряду,

Николай Алексеевич Панов имел с братом имения в Пензенской, Калужской и Владимирской губерниях. Правда, точно установить, где находилось владимирское поместье Пановых, краеведам не удалось, предполагают только, что оно размещалось где-то в Александровском уезде.

Член ранних декабристских организаций Союза спасения, Союза благоденствия и Московской управы Северного общества, Павел Иванович Колошин, служивший советником Московского губернского правления, в 1824 г. женился на А. Г. Салтыковой, владелице села Смольном Покровского уезда, и, таким образом, стал помещиком Владимирской губернии. Активной роли в декабристском движении не играл. Поэтому после семимесячного содержания в Петропавловской крепости был выпущен на волю с отставкой от службы, с запрещением въезда в обе столицы и установлением секретного надзора. Жил в своем имении Смольново, пока не разрешили жить в Москве (1831 г.) и Петербурге (1844 г.). Последние 20 лет жизни был слеп. Умер в 1854 г. в Москве. В 30-х годах семья Колошиных близко сошлась с семьей Толстых. На конец 30-х годов падает детская любовь будущего великого писателя и дочери декабриста Софьи (им было в то время по К) 11 лет), описанная Л. Н. Толстым в повести «Детство».

Прочные семейные узы связывали Владимирский край и виднейшего руководителя декабристского движения Павла Ивановича Пестеля. Его сестра Софья Ивановна владела селом Васильевским в Меленковском уезде, а брату Борису Ивановичу принадлежала часть села Станки Вязниковского уезда. Второй брат Александр Иванович, благодаря браку с Гудович, стал владельцем сел Новоселки, Вача и ряда других деревень в Муромском уезде. Павел Иванович посещал вотчины своих родственников. Его приезды обрастали легендами. По одной из них, На вел Иванович и брат его Борис Иванович сожгли вотчинные книги, в которых были записаны недоимки оброчных крестьян с. Станки. Станковские крестьяне долго помнили о событиях 1825 г. и трактовали их по-своему: «...нашего барина Павла Ивановича Пестеля вместе с Myравьевым-Апостолом и другими повесил Николай I за то, что они хотели освободить крестьян». Еще в конце 80-х годов XIX в. крестьяне называли свою сельскую общину Пестелевой. Потомки Пестелей были внесены в книгу дворянских родов Владимирской губернии.

Из владимирских дворян вышли: член декабристского Военного общества, участник Отечественной войны и заграничных походов генерал-майор Ф. В. Акинфов (позднее суздальский уездный и владимирский губернский (1833-1836 гг.) предводитель дворянства, сенатор, член Комиссии о построении храма Христа Спасителя в Москве); член Союза благоденствия Р. В. Любимов, арестованный по делу декабристов в январе 1826 г. в Юрьеве-Поль-ком и после трехмесячного заключения в крепости отправленный к месту службы без каких-либо последствий. Двадцать четвертого мая 1829 г. в тюрьме суздальского Спасо-Евфимиева монастыря скончался «секретный узник» князь Федор Петрович Шаховской. В 1816-1821 гг. 111аховской был членом Союза спасения и Союза благоденствия, участвовал в Московском заговоре 1817 г., но затем отошел от декабристского движения и мирно жил в имении жены в Ардатовском уезде Нижегородской губернии. Верховный уголовный суд, однако, осудил его по VIII разряду. Шаховской был лишен дворянства, чинов и приговорен к бессрочной ссылке в Сибирь. Допросы, каземат Петропавловской крепости, тяжелая сибирская дорога, ссылка подорвали его здоровье. Наступило полное психическое расстройство. Царь отказал жене князя в просьбе взять его в свое имение, а повелел перевести в Суздальский монастырь, куда декабрист и был доставлен 6 марта 1829 г. Шаховского привезли в Суздаль больным не только душевно, но и физически. У него были отморожены нос, ухо, пальцы левой ноги и пальцы рук. В монастыре его заточили в одиночную камеру, лишили всяких связей с миром. Даже его слуге запретили выходить из тюрьмы. Круглые сутки его камера находилась под бдительным надзором унтер-офицера и двух солдат. Ф. П. Шаховской понял, что из ссыльного он превращен без всякого суда в арестанта с двойной охраной. Пытался протестовать: объявил голодовку. Через 18 дней, не прекратив голодовки, Шаховской умер. Похоронен на монастырском арестантском кладбище. Это единственная могила декабриста на Владимирской земле.

Расправившись с декабристами, царизм был озабочен тем, чтобы память о них исчезла из общественного сознания. О декабристах и их деле запрещалось упоминать в печати. Переписка родных с каторжанами и ссыльными подвергалась двойной цензуре. На письмах в Сибирь и из Сибири воспрещалось писать фамилии и имена декабристов, теперь каждый из них официально именовался: «государственный преступник». Но вытравить из общественной памяти события 1825 г. было невозможно. В столицах и ряде провинциальных городов возникали тайные кружки молодежи, пытавшейся продолжить дело декабристов.

Летом 1827 г. во Владимире было раскрыто тайное общество во главе с Петром Асининым. Асинин - дворянин из Вязниковского уезда, 20 лет, бывший гимназист служил канцеляристом в губернском правлении. Общество имело цель: ни много ни мало, организовать убийство царя и совершить государственный переворот. В нем состояло 15 членов из канцелярских служителей. Среди них оказался провокатор, который и выдал организацию. При обыске у Асинина нашли бумаги, которые судьи определили как «мерзкие» и «похабные» и постановили их сжечь. Среди бумаг были дневник Асинина, «Клятвенное обещание» и «Правила». «Клятвенное обещание» являлось присягой, которую принимали заговорщики при приеме в тайное общество. Текст «Клятвы» был, как установило следствие, скопирован с «присяги польского тайного общества». «Правила» же, очевидно, служили программой общества, которая состояла из 18 пунктов, один из которых гласил: «... стараться всемерно к искоренению императорской фамилии и свойственников ее ». (Полные тексты документов до нас не дошли: как сказано выше, они были сожжены по решению суда.)

Разумеется, кружок Асинина серьезной угрозы для самодержавия не представлял. Тем не менее суд решил: «лиша Петра Асинина чинов и дворянского достоинства сослать в Сибирь в работу». Остальных, проходивших по делу, отпустили без всякого наказания.

Дело о тайном обществе еще не было закончено, когда во Владимире появилась прокламация в стихах «Ода Свобода...». «Ода» написана от руки. В ней неизвестный автор грозит беспощадной местью царю-тирану и выражает уверенность, что «придет златое время, свободы солнце И нам взойдет. И озарит объятых тьмою». Под одой стояла подпись: «Северное 3-е тайное общество мстителей». Открыть сочинителя «пасквиля» не удалось. Высочайшим повелением (о деле было доложено Николаю I) следствие было прекращено. Оба события - создание тайного общества и распространение крамольной оды - свидетельствовали о наивном подражании наших героев декабристам. Они даже лексику заимствовали у декабристов. Но не этот юношеский дилетантизм заслуживает внимания. События эти говорили о нарастании кризисных явлений в общественном сознании даже в провинции. Зрел глубокий общенациональный политический кризис, выход из которого страна могла найти только на пути коренных преобразований.

0


Вы здесь » Декабристы » ДЕКАБРИСТЫ - УЧАСТНИКИ ВОИН 1805-1814 годов » Отечественная война 1812 года. Декабристы - Владимирцы