Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » ЕРМОЛОВ Алексей Петрович.


ЕРМОЛОВ Алексей Петрович.

Сообщений 61 страница 67 из 67

61

https://pp.userapi.com/c628725/v628725718/2a9fd/6zr-CTYF0Ww.jpg

Поль К. С оригинала П. З. Захарова (Чеченца). Портрет Алексея Петровича Ермолова.
С. - Петербург, 1843 Литография.
Музей - заповедник "Бородинское поле".

Ермолов Алексей Петрович

24 мая 1777 - 11 апреля 1861

Сражения и победы
Выдающийся русский военачальник и государственный деятель, участник многих войн Российской империи. В отличие от многих друзей-современников, генерал Ермолов не был просто солдатом империи. В этой роли ему было тесно. Он был носителем имперского духа и стал для современников фигурой легендарной.

Ермолов Алексей Петрович (24 мая (4 июня) 1777 - 11 (23) апреля 1861) – выдающийся русский военачальник и государственный деятель, участник многих войн Российской империи конца XVIII-первой половины XIX вв. Генерал от инфантерии (1818) и генерал от артиллерии (1837).

    Cмирись, Кавказ, идет Ермолов!
    Эти пушкинские строки из поэмы «Кавказский пленник» широко известны.

Личность замечательного русского генерала вдохновляла великого русского поэта. В непростой российской истории можно найти немало выдающихся деятелей, окруженных ореолом некой загадочности, и поэтому вызывающих любопытство и противоречивые оценки у образованной и читающей публики. Но российский «проконсул» Кавказа генерал Алексей Петрович Ермолов по степени мифологизации, выделяется особо среди этой когорты «загадочных» фигур. Его нельзя отнести к самым образованным людям своего времени. Даже самым благородным назвать сложно. Но его абсолютная уникальность заключалась в том, что он всем своим жизненным путем предсказал будущность империи. И потому феномен Ермолова так важен для понимания исторической судьбы России. В отличие от многих друзей-современников, он не был просто солдатом империи. В этой роли ему было тесно. Он был носителем имперского духа более мощного, чем в общественном сознании своего времени. И именно поэтому, еще до кавказской своей эпопеи, с которой по преимуществу связано его имя в сознании потомков, он стал для современников фигурой легендарной.

До Кавказа

Будущий покоритель Кавказа родился в Москве в скромной дворянской семье 24 мая 1777 г.  Его отец был небогатый помещик Орловской губернии, а мать  - Мария  Денисовна  Давыдова,  родная  тетка известного  партизана и поэта Дениса Васильевича Давыдова. Недостаток средств в семье не позволил будущему генералу получить хорошее образование. Его первым учителем стал их же крепостной дворовый человек,  по  имени  Алексей, который с букварем и с указкой учил грамоте будущего полководца. Затем были обучение в домах родственников и университетский благородный  пансион. В 1787 году, по обычаям того времени, Ермолов был зачислен в лейб-гвардии Преображенский полк.

    Сам же он так впоследствии говорил о своем образовании:

    Бедное  состояние  семьи  моей, не допустило дать  мне нужное образование
    (Хотя Алексей Петрович Ермолов был великолепно начитан). 

«Шарлатаны,  -  говорил он также, - учили взрослых, выдавая себя за жрецов  мистических  таинств;  невежды учили детей, и все достигали цели, то есть  скоро добывали деньги. Между учителями были такие, которые, стоя перед картою  Европы,  говорили:  «Париж,  столица  Франции... ищите, дети мои!» - потому что сам наставник не сумел бы сразу ткнуть пальцем в свой Париж».

По окончании курса юный Ермолов, имея чин сержанта Преображенского полка, приехал в Петербург, однако из-за недостатка средств не в силах был соответствовать уровню жизни других гвардейских  офицеров, державших  огромное число прислуги. В январе 1791 г. Ермолов  в чине капитана отправился в  Молдавию в Нижегородский драгунский полк, слава которого  впоследствии  гремела  на  Кавказе. Командиром  полка  в то время был двадцатилетний Н.Н. Раевский, прославивший свое имя в войне 1812 г. Но  едва  Ермолов стал привыкать к тяготам службы, он  снова был  вызван  в  Петербург – адъютантом к графу Самойлову, протекцией которого он пользовался. Свет приветливо встретил Ермолова, а барышни с улыбкой повторяли самостоятельные суждения 16-летнего адъютанта, подчас весьма смелые. Однако острослов и фрондер был подозрителен начальству. Его независимый, гордый характер раздражали высокопоставленных особ.
Когда  Ермолов стал полковником, один из генералов сказал: «Хоть бы  его  скорее  произвели  в генералы, авось он тогда будет обходительнее и вежливее с нами».

    Что стоит ответ Ермолова на замечание Аракчеева, что лошади его роты дурны:

    К сожалению, ваше сиятельство, участь наша часто зависит от скотов.

От светской жизни Петербурга А.П. Ермолова оторвало восстание  в  Польше. Под руководством Суворова он участвовал во взятии Праги - предместья Варшавы, где проявил незаурядную храбрость.
1 января 1795 г. Екатерина подписала указ, жаловавший ему орден Св. великомученика и победоносца Георгия 4 класса. В  следующем  году  он  был направлен в Италию, где на стороне австрийцев участвовал  в  войне с французами. Едва только он успел вернуться в  Россию,  как  в  1796  г. принял участие в новом, уже  персидском походе, под предводительством графа Валерьяна Зубова. При осаде крепости Дербент в августе 1796 г. он командовал батареей, за что  был удостоен ордена Князя Владимира четвертой степени с бантом. К этому времени ему исполнилось всего 19 лет. Тогда он и предположить не мог, что его судьба надолго будет связана с Кавказом. Пройдет два десятилетия после Персидского похода, и генерал Ермолов, всматриваясь в глубины Азии, поставит своей целью раз и навсегда ликвидировать угрозу, исходящую оттуда. «Проконсул Кавказа» родился, быть может, еще пока не осознавая этого, в 1796 г. на берегах Каспия.

Молодому «острослову» не удалось избежать опалы. Ложный донос отправил его в ссылку в Кострому. Там, кстати, он встретил другого изгнанника, Платова, впоследствии графа и атамана Войска Донского. Новый император Александр I вернул его на службу, о чем ни минуту потом не жалел. Ермолов участвовал в боевых действиях с Францией в 1805 г. и геройски вел себя при Аустерлице. В ходе кампании 1806-1807 гг. Ермолов отличился в битве при Прейсиш-Эйлау в феврале 1807 г. Огонь его конно-артиллерийской роты остановил наступление французов, чем способствовал успешным действиям всей армии. Причем огонь был открыт им без приказа, по собственной инициативе. С 1809 г. командовал резервными войсками в Киевской, Полтавской и Черниговской губерниях. С началом Отечественной войны был назначен начальником Главного штаба 1-й Западной армии. Именно Ермолов придавал особое значение  организации партизанской борьбы с неприятелем.

С начала Бородинского сражения Ермолов находился при штабе Кутузова. В критический момент натиска французов на левый фланг русских войск он был послан с поручением «привести в надлежащее устройство» артиллерию 2-й армии. Обнаружив, что батарея Раевского взята противником Ермолов лично повел в бой батальон уфимцев, а конным ротам велел отвлечь на себя огонь врага. В течение получаса батарея была отбита у французов. Затем некоторое время он руководил ее обороной, пока не был контужен картечью. На совете в Филях генерал Ермолов высказался за новый бой под Москвой, а после начала отступления Наполеона из древней столицы он среди других настаивал на том, чтобы дать сражение под Малоярославцем. Исход этого сражения заставил повернуть французов на разоренную смоленскую дорогу, что предопределило окончательную катастрофу «Великой армии».

Отличился Ермолов и во время заграничных походов 1813-1814 гг., исполняя обязанности начальника артиллерии союзных армий, а затем командуя дивизией и корпусом. В сражении при Бауцене в период отхода союзных войск Ермолову было поручено командовать арьергардом. Его смелые действия обеспечили отход армии без крупных потерь. Проявил храбрость он и при Кульме и при взятии Парижа, где командовал гвардейским корпусом.

На Кавказе

К 1816 г. расположенные на Кавказе войска были сведены в отдельный кавказский корпус. Его главнокомандующим был назначен Ермолов. С прибытием героя Эйлау и Бородина в истории Кавказа началась особая «ермоловская» эпоха. Заметим, что еще задолго до этого единоверные с Россией грузинские государственные образования искали российского подданства, чтобы защитить себя от угрозы физического уничтожения и ассимиляции со стороны Турции и Персии.

    Ермолов А.П.:
    Персия и по заключении с нами мира не переставала пересылать деньги всем вредным для нас людям

Подписав в 1783 г. Георгиевский трактат c Грузией, которая, сохраняя внутреннее самоуправление, переходила под протекторат северного соседа, Российская империя лишила Турцию важнейших рычагов своего влияния на Большом Кавказе. В начале XIX столетия Россия закрепляла свои успехи, достигнутые в результате русско-турецких и русско-персидских войн. В 1801 г. к России присоединяется Восточно-Грузинское царство, в 1804 г. - Имеретия.

    Ермолов А.П.:
    С радостию приняли войска приказание преследовать разбойников, и конечно не будет упущен ни один случай отмщения

В результате двух успешных войн с Ираном (1804-1813) и Турцией (1806-1812) российская империя приобретает Карабахское, Ганджинское, Шекинское, Дербентское, Кубинское ханства, добивается признания за собой прав на Гурию и Мегрелию. Новые территории – новые подданные, а вместе с ними и новые проблемы. Российская военная и гражданская администрации очень скоро узнали, что такое горский менталитет и кавказские социально-экономические отношения.

    Кавказ - это огромная крепость, защищаемая полумиллионным гарнизоном. Надо или штурмовать ее, или овладеть траншеями. Штурм будет стоить дорого. Так поведем же осаду!
    - говорил Ермолов.

Ознакомившись с планом Ермолова, император Александр отдал распоряжение: «Покорять горские народы постепенно, но настоятельно, занимать лишь то, что удержать за собою можно, не распространять иначе, как став твердую ногою и обеспечив занятое пространство от покушений неприязненных».

    Ермолов А.П.:
    Старшины почти всех главнейших деревень чеченских были созваны ко мне, и я объяснил им, что прибытие войск наших не должно устрашать их… что я не пришел наказывать их за злодеяния прошедшего времени, но требую, чтобы впредь оных делаемо не было.

На Кавказе Ермолов сразу же наметил план действий, которого затем неуклонно придерживался. Учитывая фанатизм горских племен, их враждебное отношение к русским,  новый главнокомандующий решил, что установить мирные отношения при существующих условиях совершенно невозможно. Надо было заставить горцев уважать Россию. А сделать это можно было только силой. Ермолов, провозгласив принцип, «ни один набег не должен остаться безнаказанным», составил план действий, включавший в себя оборудование баз и плацдармов, постройку дорог, просек, возведение укреплений и, наконец, колонизацию края казаками, создание таким образом «прослоек» между враждебными России народами.

В 1818 г. началось покорение Чечни и Дагестана. Была построена крепость Грозный,  в 1819 г. в Дагестане появилась крепость Внезапная. Основанием в 1821 г. крепости Бурной был закончен треугольник опорных пунктов. В 1822 г. началось усмирение Кабарды, а в 1832-1824 гг. жестоко подавлена смута в Абхазии. Но дни Ермолова на Кавказе были сочтены. Интриги, которые велись против своенравного генерала в Петербурге, принесли свои плоды. Последний представитель и продолжатель традиций екатерининских орлов после смерти Александра I пришелся не ко двору в России николаевского времени. Летом 1826 г. Николай I послал на Кавказ своего ставленника Паскевича - официально в помощь Ермолову, на самом же деле для его замены. 

После Кавказа

После отставки, состоявшейся в 1827 г., Ермолов жил в Орле и селе Лукьянчиково Орловской губернии, каждый год приезжая в Москву, а в 1830 г. он купил имение Осоргино в 26 км к западу от Москвы. В 1831 г. император Николай I, пожелал вновь видеть Ермолова на государственной службе. С 1831 по 1839 гг. он являлся членом Государственного совета, подолгу живя в Петербурге, а в 1839 г. присутствовал на торжествах по случаю открытия памятника «батарее Раевского» на Бородинском поле. С 1839 г. жил зимой в Москве в доме на Пречистенском бульваре, а 1851 г. переехал в новый дом, купленный им  неподалеку на улице Пречистенка.

В своих московских домах Ермолов собрал богатейшую библиотеку, насчитывавшую более 9 тыс. томов, сам переплетал книги и написал руководство по переплетному делу. Был постоянным посетителем любительских музыкальных спектаклей и спектаклей Малого театра, особенно ценил игру П.М. Садовского. Незаурядный интерес Ермолов проявлял и к живописи, был в числе первых посетителей выставки работ воспитанников Московской художественной школы, в том числе В.Г. Перова, И.М. Прянишникова, А.К. Саврасова. В круг общения Ермолова входили не только его бывшие сослуживцы М.С. Воронцов, Н.Н. Муравьев, А.И. Чернышев, но и великий князь Александр Николаевич, декабристы С.Г. Волконский, М.Ф. Орлов, М.А. Фонвизин, И.Д. Якушкин, писатели и историки П.И. Бартенев, М.Ю. Лермонтов, М.П. Погодин, Л.Н. Толстой. В 1853 г. Ермолов был избран почетным членом Московского университета «в уважение отличных заслуг на пользу Отечества». В 1855 г. к столетию университета передал в его библиотеку за символическую плату свыше 8 тыс. книг (собрание Ермолова составляет отдельный фонд Научной библиотеки МГУ). В том же году был начальником Московского ополчения. Ермолов пользовался огромной популярностью и уважением у москвичей.

Прощание с умершим Ермоловым в 1861 г. продолжалось в течение двух дней. Гроб с его телом от церкви Спаса на Божедомке до Серпуховской заставы сопровождала процессия жителей Москвы и военных, в том числе гренадеров Несвижского полка. Похоронен в Орле. Именем Ермолова названа улица в районе Бородинской панорамы, его имя выбито на опорном крыльце «барабана» здания этого музея, на памятной доске одного из обелисков Бородинского моста через Москву-реку. Оно трижды увековечено также на мемориальных досках Георгиевского зала Большого Кремлевского дворца.

Прекрасный писатель  Н.С. Лесков так написал об Алексее Петровиче в специально посвященном ему биографическом очерке: «Славу  его  протрубили  не  пристрастные  газеты,  не  реляции, которые пишутся  в  главных  квартирах  и  возвещают  то,  что желательно оповестить главной  квартире,  -  славу  его  пронесли  во всю Русь на своих костылях и деревяшках  герои-калеки,  ходившие с Алексеем Петровичем и в огонь и в воду и  после  за мирным плетением лычных лаптей повещавшие «черному народу», как «с Ермоловым было и умирать красно».

Закончил же свой очерк Лесков следующими, актуально звучащими и сегодня, строками: «Алексей  Петрович  Ермолов поистине характернейший представитель весьма замечательного  и  не  скудно  распространенного  у нас типа умных, сильных, даровитых  и ревностных, но по некоторым чертам «неудобных» русских людей, и разъяснение его  личности в связи со всеми касательствами к нему среды, в отпор  коей  он  принимал  ту  или  другую  позицию, должно составить вполне глубокую и благодарную задачу и для  историка-биографа  и для критика. Тому-то, кто сумеет судить о Ермолове правильно и беспристрастно, предстоит завидная  доля  сказать  многое, очень многое «старым людям на послушание, а молодым на поучение».

Литература

Погодин М.П. Алексей Петрович Ермолов. Материалы для биографии. Москва: Катков, 1863
Сочинения: Записки, 1798-1826 гг., М., 1991
Исторические портреты: Михаил Кутузов, Матвей Платов, Алексей Ермолов... / сост. Лесин В.И. Москва, 2006
Власов В.А. Его слава принадлежит России: А.П. Ермолов: страницы жизни / Ред.- сост. Ашихмина Е.Н. Орел, 2008
Колесников В.И. Генерал А.П.Ермолов. «С удивленным вниманием и глубоким сочувствием». М., 1997
Мальбахов Б.К. Кабарда в период от Петра I до Ермолова (1722-1825).  Нальчик, 1998
Ермолов: К 225-летию со дня рождения: [Сборник] / Колл. авт. Орловская областная публичная библиотека им. И.А. Бунина / Ред. Сидоров В.Г. Орел, 2002
Кавтарадзе А.Г. Генерал Ермолов. Тула, 1977

Источник

0

62

https://img-fotki.yandex.ru/get/767452/199368979.124/0_25ef62_7306154d_XXXL.jpg

0

63

http://forumfiles.ru/files/0019/93/b0/21357.jpg

Неизв. худ., с оригинала Д. Доу. Ермолов Алексей Петрович

Алексей Ермолов, генерал-вольнодумец и покоритель Кавказа

4 июня 1777 года родился генерал Алексей Петрович Ермолов, «проконсул Кавказа», один из выдающихся военных и политических деятелей России. Редкостная язва, фрондер и «враг государства» в молодости, в зрелом возрасте он сделался символом имперской политики.

В принципе, все, что нужно знать об этом человеке, можно почерпнуть с портрета кисти Джорджа Доу, висящего в военной галерее героев войны 1812 года в Эрмитаже. Повернутый к нам спиной, нахмуренный генерал Ермолов оборачивается через плечо, словно интересуясь, кто посмел отвлечь его от раздумий. Глубоко посаженные глаза, совершенно львиная грива, мощная рослая фигура, крупные черты лица. Перед нами сильный, увлеченный характер, способный брать быка за рога и склонять его к земле.

    «Алексей Петрович Ермолов поистине характернейший представитель весьма замечательного и не скудно распространенного у нас типа умных, сильных, даровитых и ревностных, но по некоторым чертам „неудобных“ русских людей», — точно подметил писатель Николай Лесков.

Ермоловы — небогатые дворяне Орловской губернии. Происхождение свое ведут от Арслана Мурзы Ермола, ордынского татарина, в 1506 году принявшего крещение и перешедшего на службу к царю Василию III.

Алексей Петрович родился в Москве в 1777 году, и, взрослея, пошел по военной линии. Довольно скоро Ермолов «связался» с артиллерией и значительную часть своей службы отдал ей. В 1796 году 19-летний (!) Алексей Ермолов получает чин подполковника гвардии.

Удивляться такой карьере нет смысла: тогда дворян записывали на службу в гвардии во младенчестве, и к совершеннолетию в Петербург приезжали капитаны, а то и майоры. Ермолову, начавшему службу еще поручиком в 14 лет, подсобило и участие в двух кампаниях: сперва Польской, под началом А. В. Суворова, а потом и Персидской.

    Был Алексей Петрович не просто «либералом» по тогдашним понятиям, а самым что ни на есть вольнодумцем и фрондером.

Добавьте к этому сильный и сложный характер, саркастический ум, потрясающей остроты язык и способность говорить начальству в лицо все, что угодно. Скандальнейший персонаж, чуть ли не кумир военной молодежи в столице. «Сделайте уже его генералом, может нам с ним полегче будет», — якобы бросил в адрес талантливого, но хамоватого юноши один из старших начальников.

В 1798 году подполковник Ермолов был арестован за участие в работе «политического кружка офицеров», которому вменялся чуть ли не заговор с целью свержения императора Павла I, и уж во всяком случае «крайняя непочтительность к государю». По итогам суда Ермолов был уволен с военной службы и сослан в Кострому. После того, как Павла все-таки убили, но уже другие люди, Ермолова вернули, но карьера его пошла уже не так бодро: по его собственным словам, «с трудом смог получить под командование роту».

Ермолова выручила война. 1805 год — год Аустерлица, и последовавшие за ним кампании против французов в Европе.

    Под самим Аустерлицем упершаяся батарея Ермолова не отступила и была уничтожена, сам Ермолов попал было в плен, но освобожден контратакой русской конницы.

К концу войн этого периода, в 1808 году, Ермолов получил-таки генеральский чин.

Ермолов — один из героев войны 1812 года. Отличился в боях за Смоленск, восстанавливал оборону русской артиллерии при Бородине. В заграничном походе 1813−1814 годов — начальник всей артиллерии союзной армии, потом командовал гвардией, выиграл сражение у Кульма и активно действовал во время «битвы народов» у Лейпцига.

В 1816 году Ермолов отправляется главнокомандующим на Кавказе. Его карьера достигла того пика, который и остался в истории.

    Десять ермоловских лет изменили кавказскую политику империи.

Удивительно, что кавказская война шла почти 50 лет, но именно ермоловский период — первое, что вспоминается в связи с нею.

«Штурм аула Ахульго», Франц Рубо, 1888 г.

Как писал сам Ермолов, Кавказ был крепостью с полумиллионным населением, и ее штурм обошелся бы дорого. Значит, надо было медленно и методично осаждать.

    Ермолов отошел от применявшейся до него практики «покупки» местных вождей и начал сходу показывать, кто здесь главный.

Он строил крепости и дороги. Он переселял местные племена и давал казакам землю на Кубани и Тереке. Им были заложены русские крепости, из которых потом выросли города Грозный и Нальчик.

Однако мягкосердечным гуманистом вольнодумец Ермолов не был, за что его неоднократно укоряли. «Доброта в глазах азиатов — признак слабости, и я поступаю с жестокой суровостью из чисто гуманных соображений», — писал генерал. Он считал, что показав слабость, он обречет Кавказ на еще большее кровопролитие.

Всесильный хозяин Кавказа правил железной рукой, и многие до сих пор припоминают ему хладнокровную жестокость в обращении с тамошними мятежными народами.

    Однако показав силу, генерал шел к старейшинам и договаривался с ними о хрупком мире.

Он понимал, что одним насилием включить Кавказ в состав империи не удастся. Такова была его логика «осады».

«Старшины почти всех главнейших деревень чеченских были созваны ко мне, и я объяснил им, что прибытие войск наших не должно устрашать их… что я не пришел наказывать их за злодеяния прошедшего времени, но требую, чтобы впредь оных делаемо не было», — писал Ермолов.

Этот стиль снискал Ермолову особую память на Кавказе.

    Его побаивались, его многие считали личным врагом — но его уважали как очень серьезного и смелого человека.

«Ярмол один был, с кем можно было и воевать, и говорить честно» — сказал про него Гази-Мухаммад, имам Дагестана и Чечни, объявивший России «газават» — священную войну.

Но политиканство ранней юности все-таки не смывалось с личного дела генерала-вольнодумца. После подавления восстания декабристов в стране многие попали под подозрение.

    Либерал Ермолов, сидевший под следствием еще в павловские времена, и хорошо знакомый со многими декабристами, попал в немилость к императору Николаю I.

Особенно его возмутило, что Ермолов привечал и даже звал на обеды декабристов, разжалованных в солдаты и сосланных на Кавказ.

В 1827 году «проконсул Кавказа» был заменен генералом Паскевичем и в возрасте пятидесяти лет отправлен в отставку. Жил в Москве и под Орлом. В 1831 году Николай I попытался использовать энергию и опыт Ермолов, введя его в состав Государственного совета. Но опальный генерал не забыл обиды, нанесенной ему подозрениями императора, и заседаниями совета откровенно манкировал.

23 апреля 1861 года Алексей Ермолов скончался в Москве. Похоронен в Орле.

Источник

0

64

https://img-fotki.yandex.ru/get/478662/199368979.123/0_25ef55_a04a3945_XXXL.jpg

Генерал Ермолов - покоритель Кавказа
  Самсонов Александр
Но се — Восток подъемлет вой!..
Поникни снежною главой,
Смирись, Кавказ: идёт Ермолов!
А. Пушкин. «Кавказский пленник»


240 лет назад, 4 июля 1777 года, родился Алексей Петрович Ермолов. Герой Отечественной войны 1812 года, русский полководец, с именем которого связано начало покорения Северного Кавказа. Ермолову удалось положить начало планомерному утверждению русской государственности на Кавказе.

Ермолов уже для современников стал легендой. По отзыву М. Ф. Орлова, имя Ермолова «должно служить украшением нашей истории». «Подвиги Ваши — достояние Отечества, и Ваша слава принадлежит России», — писал генералу А. С. Пушкин. Ермолов был воспет в стихах Пушкина, Лермонтова, Жуковского, декабристов Кондратия Рылеева, Федора Глинки, Вильгельма Кюхельбекера.

Это была сильная и противоречивая личность. А. С. Грибоедов, служивший при Ермолове адъютантом «по дипломатической части», близкий к нему и хорошо его знавший, называл его «сфинксом новейших времен», намекая на глубину и загадочность полководца. Человек сильной воли, независимый, не признававший никаких авторитетов, преданный патриот, горячо любивший Россию и все русское, и одновременно склонный к оппозиции, связанный узами личной дружбы с некоторыми т. н. «декабристами». Не случайно некоторые мятежники-декабристы в своих планах рассчитывали на Ермолова как на авторитетного члена будущего Временного революционного правительства. Однако критика Ермолова не выходила за определённые рамки, он верно служил престолу и России во время войн России против империи Наполеона в 1805-1814 гг. и будучи «проконсулом Кавказа» в 1816–1827 гг. Ермолов стал настоящим созидателем Русской империи.

Начало службы

Алексей Ермолов происходил из старинной, но небогатой дворянской семьи. Его отец, Петр Алексеевич Ермолов, был владельцем небольшого имения в Мценском уезде Орловской губернии. В царствование Екатерины II он занимал должность правителя канцелярии генерал-прокурора графа А. Н. Самойлова, а с вступлением на престол Павла I вышел в отставку и поселился в своей деревне Лукьянчикове. Мать Ермолова - Мария Денисовна Давыдова. По матери А. П. Ермолов находился в родстве с Давыдовыми, Потемкиными, Раевскими и Орловыми. Знаменитый партизан и поэт Денис Давыдов приходился ему двоюродным братом.

Алексей родился 24 мая (4 июня) 1877 года. Недостаток средств в семье не позволил будущему полководцу получить хорошее образование. Поначалу он получил домашнее образование. Первым его учителем был дворовый крестьянин, учивший его по букварю. Далее Ермолов проходил обучение у богатых и знатных родственников, приглашавших домашних учителей. Свое образование Ермолов завершил в Благородном пансионе при Московском университете. Сам Ермолов впоследствии отмечал: «Бедное состояние семьи моей, не допустило дать мне нужное образование».

При этом сам Ермолов много читал и замечал недостатки своих учителей. «Шарлатаны, - отмечал он, - учили взрослых, выдавая себя за жрецов мистических таинств; невежды учили детей, и все достигали цели, то есть скоро добывали деньги. Между учителями были такие, которые, стоя перед картою Европы, говорили: «Париж, столица Франции... ищите, дети мои!» - потому что сам наставник не сумел бы сразу ткнуть пальцем в свой Париж». Таким образом, Алексей Петрович верно охарактеризовал один из серьёзных недостатков европеизированной российской элиты того времени. Дворянство считало, что Западная Европа – это центр культуры и науки, и старалось, чтобы европейцы обучали их детей. А среди этих европейцев было полно авантюристов, невежд и шарлатанов. А в будущем даже пленные солдаты «Великой армии» Наполеона, в которой были собраны искатели приключений и грабители со всей Европы. И такие люди «учили» будущую элиту Российской империи.

По традиции дворян того времени, Ермолов был зачислен в лейб-гвардии Преображенский полк ещё в младенчестве. Начал Ермолов военную службу в 15-летнем возрасте. В 1792 г. он был привезен в Петербург, произведен в капитаны и зачислен в Нежинский драгунский полк старшим адъютантом к генерал-поручику А. Н. Самойлову (у него отец Ермолова был правителем канцелярии). Вскоре Ермолов поступил в шляхетский артиллерийский корпус, и в 1793 году выдержал экзамен с особым отличием. В составе корпуса Дерфельдена, уже артиллеристом, выступил в поход против Польши. Так, с 1794 г. начинается боевая служба Ермолова. Он отличился при штурме предместья Варшавы Праги и был замечен командующим русскими войсками А. В. Суворовым. По личному распоряжению Суворова Ермолов был награжден орденом Георгия 4-й степени.

В 1795 г. Ермолов был возвращен в Петербург и определен во 2-й бомбардирский батальон. В этом же году по протекции влиятельного графа А. Н. Самойлова был направлен в Италию, где находился при главнокомандующем австрийскими войсками генерале Девисе (они воевали против французов). Однако вскоре Ермолов был вызван в Петербург и назначен в Каспийский корпус графа В. П. Зубова, направленный против Персии. Войска Зубова успешно воевали и заняли ряд стратегических пунктов на Кавказе (Наказание "немирной" Персии - поход 1796 года). После смерти Екатерины II корпус Зубова был выведен царем Павлом I из Закавказья. Это был первый опыт Ермолова на Кавказе. За отличное усердие и заслуги при осаде крепости Дербент (командовал батареей) был удостоен ордена Святого Владимира 4-й степени с бантом. Получил чин подполковника.

Опала

На первых порах военная карьера Ермолова складывалась удачно. Молодого подполковника назначают командиром конноартиллерийской роты, расквартированной в небольшом городке Несвиже Минской губернии. Но вскоре Ермолов попал в опалу. Храбрый офицер не скрывал своих суждений. Подчас весьма острых. Его независимый, гордый характер раздражал многих. Не зря в будущем, когда Ермолов стал полковником, один из генералов сказал: «Хоть бы его скорее произвели в генералы, авось он тогда будет обходительнее и вежливее с нами».

Молодой и критически мыслящий молодой человек оказался под влиянием просветительских идей. Ермолов оказался близок к политическому кружку, которым руководил его брат (по линии матери) А. М. Каховский. Кружок просуществовал недолго и был раскрыт тайной полицией. Каховского арестовали, при обыске в его бумагах было обнаружено письмо Ермолова к нему, который резко «аттестовал» своих начальников. Письмо явилось поводом для ареста и допроса Ермолова, который был доставлен в Петербург и посажен в каземат Алексеевского равелина. Через два месяца он был выпущен из каземата и отправлен в ссылку в Кострому. Там он встретил другого опального, Матвея Платова, впоследствии и атамана Войска Донского и героя Отечественной войны. С этого времени Ермолов и Платов стали друзьями. Ермолов в этот период усердно занимался самообразованием, выучил латинский язык и в подлиннике читал и делала переводы римских классиков, особенно любил «Записки о Галльской войне» Цезаря.

Опала оказала сильное влияние на личность Алексей Ермолова. По его признанию, Павел I «в ранней молодости мне дал жестокий урок». После этого скрытность, осторожность, умение лавировать стали характерными чертами Ермолова. Он научился скрывать свои истинные мысли. Ермолов признавался, что его «бурной, кипучей натуре» впоследствии было бы «несдобровать», если бы не этот «жестокий урок». Хотя Ермолов, даже после возвращения на службу, выделялся среди других офицеров своим жестким нравом. В частности фаворит Александра А. Аракчеев недолюбливал «дерзкого» подполковника артиллерии (правда, позднее, заметив таланты командира, стал его покровителем). Не любил его и великий князь Константин Павлович, который так отзывался о Ермолове: «Очень остер и весьма часто до дерзости». Всё это вредило карьере Ермолова. В итоге скрытность и осторожность Ермолова вполне уживались с его острым и язвительным языком, что способствовали популярности его, особенно среди офицерской молодежи, видевшей в нем человека независимых взглядов, презирающего лесть и угодничество.

Войны с Францией

Новый император Александр I вернул офицера на службу. В 1802 году освобожденный Ермолов, по собственному его признанию, «с трудом получил» роту конной артиллерии, расположенную в Вильне. Мирная служба его томила. «Мне 25 лет, — занес он тогда в свои записки, — недостает войны».

Вскоре война началась. Петербург ввязался в войну с Францией, чтобы было в интересах Австрии и Англии, которые боялись, что Париж установить свою гегемонию в Западной Европе. Между Россией и Францией не было коренных противоречий, общих границ, спорных территорий, экономических противоречий. Наполеон и Павел даже смогли договориться о союзе против Англии, что стало причиной убийства русского царя, совершенного представителями прозападной «элиты» России на британское золото. Царь Александр не смог остаться в стороне от антифранцузских войн, позволил втянуть себя в войну с Францией, что было в стратегических интересах Вены и Лондона. В итоге Россия на долгое время (до 1814 года) тратила основные силы и ресурсы на борьбу с Францией Наполеона, вместо того, чтобы решать национальные задачи по укреплению державы (Как Россия стала фигурой Англии в большой игре против Франции; Как Россия стала фигурой Англии в большой игре против Франции. Часть 2).

В 1805 г. против Франции была создана третья коалиция, которую составили Россия, Англия, Австрия, Швеция и Неаполитанское королевство. Главную ударную силу составили русские и австрийские войска. Англичане предпочитали решать задачи на море, в колониях, и платили золотом за австрийское и русское «пушечное мясо», создавая свою мировую империю (англосаксонский мировой порядок). Хозяева Лондона умело выстраивали долгосрочную стратегию, по принципу «разделяй, стравливай и властвуй». Британцы сталкивали между собой своих основных конкурентов в мире – Францию и Россию. Кампания была проиграна в самом начале, когда самоуверенные австрийцы решили начать наступление до подхода русской армии. Это позволило Наполеону разбить австрийцев и русских по частям. Самонадеянность австрийского командования привела к катастрофе (Ульм) и французы заняли Вену.

Во главе русской армии был поставлен М. И. Кутузов. В составе её находилась и конная артиллерийская рота под командованием подполковника А. П. Ермолова. В ходе этой войны Ермолов со своей ротой участвовал в сражениях с французами при Амштеттене и Кремсе. Так, под Амштеттеном Ермолов был в первый раз в бою с конной артиллерией. Он остановил французов и дал нашим войскам возможность собраться и удержаться на месте под сильным натиском противника. Затем захватом возвышенности и метким огнём не дал врагу устроить батарею, которая могла нанести большой вред русским войскам. Храбрый и распорядительный артиллерийский офицер был замечен Кутузовым. В решающем Аустерлицком сражении, которое французам решили дать императоры Александр I и Франц I, вопреки советам Кутузова, дивизия генерала Уварова была смята и обращена в бегство, артиллерийская рота Ермолова попыталась остановить натиск врага и оказалась под ударом противника. Батарея была захвачена вместе с её командиром. Однако подоспевшие русские солдаты контратакой освободили его из плена. За эту кампанию Ермолова отметили орденом святой Анны 2 степени и чином полковника.

Кампания была проиграна. Австрия капитулировала. Россия осталась одна и отвела войска. Однако Александр не усвоил этого урока и продолжил противоборство с Наполеоном. В новой антифранцузской кампании Россия вступила союз с Пруссией. Англия снова стояла за прусскими и русскими штыками, используя их в борьбе с Францией. Пруссаки наступили на те же грабли, что и австрийцы. Начали наступление до подхода русской армии, уверенные в победе над французами. Наполеон немедленно наказал спесивых вояк и разгромил прусскую армию (при Иене и Ауэрштедте) и униженные пруссаки увидели, как французы заняли Берлин и большую часть Прусского королевства. Прусский король Фридрих Вильгельм III бежал под защиту русских. Но даже в такой проигрышной ситуации Александр решил продолжить войну. В последующие семь месяцев русской армии одной пришлось вести тяжелую борьбу против превосходивших сил армии Наполеона.

В ходе войны 1806-1807 гг. Ермолов отличился в битве при Прейсиш-Эйлау в феврале 1807 года. Бомбардировкой из орудий своей конноартиллерийской роты Ермолов остановил наступление французских войск, чем спас армию. Причем огонь был открыт им без всякого приказания, по собственной инициативе. Отличился он и в сражении при Гейльсберге и под Фридландом.

Таким образом, в 1807 году 29-летний Алексей Ермолов вернулся в Российскую империю с репутацией одного из первых артиллеристов русской армии. Его дважды представляли к званию генерал-майора, но Аракчеев мешал этому. Однако в конце 1807 г. фаворит царя сменил гнев на милость, и в начале 1808 г. Ермолову присваивают звание генерал-майора. С 1809 года командовал резервными войсками в Киевской, Полтавской и Черниговской губерниях.

Ермолов благодаря своему остроумию и стати (высокий, богатырского сложения) пользовался популярностью среди прекрасного пола. В Киеве он чуть было не женился. Горячая взаимная любовь, однако, не завершилась браком. В своих «Записках» он объясняет, что главным препятствием к браку послужило его незавидное материальное положение, не дозволявшее ему безбедно содержать семью. Так навсегда и остался он холостяком.

В конце 1811 г. Ермолова вызывают в Петербург и назначают командиром гвардейской бригады, которую составляли Измайловский и Литовский полки, а в марте 1812 г. он назначен командиром гвардейской пехотной дивизии. Военная карьера Ермолова вновь стала складываться успешно. В это время Ермолов получил популярность, как сторонник «русской» партии. Рассказывали, что как-то в 1811 году Ермолов ездил на главную квартиру Барклая-де-Толли, где главой канцелярии был Безродный. «Ну что, каково там?» — спрашивали его по возвращении. — «Плохо, — отвечал Алексей Петрович, — все немцы, чисто немцы. Я нашел там одного русского, да и тот Безродный».

В 1812 году, после того как Александр снова начал проводить антифранцузскую линию, Великая армия Наполеона вторглась в Россию. В результате французский император подставился под удар «русского рока». Британцы добились своего – устранили Наполеона и Францию, русскими руками. Ермолов в начале кампании был назначен начальником штаба 1-й Западной армии, которой командовал военный министр М. Б. Барклай де Толли. Стоит отметить, что если с П. И. Багратионом у Ермолова были хорошие отношения (они дружили), то с Барклаем – холодные. Кроме того, царь Александр при отъезде своем из армии поручил Ермолову весьма щекотливую миссию - с полной откровенностью сообщать о всех событиях в армии. Ермолов, как человек весьма острый на язык ни о ком (кроме генерала Эртеля) не отозвался дурно, но записки его полны резкими характеристиками многих.

В военном отношении Ермолов был безупречен. Он был непосредственным участником всех более или менее важных сражений и боев Отечественной войны 1812 г., как во время наступления французской армии, так и в период её отступления. Особенно он отличился в сражениях при Витебске, Смоленске, Бородине, Малоярославце, Красном и Березине. После Смоленского сражения 7 августа ему присваивают звание генерал-лейтенанта. В ходе Бородинского сражения Ермолов находился при штабе Кутузова. В критический момент натиска французов на левый фланг русских войск он был послан с поручением «привести в надлежащее устройство» артиллерию 2-й армии. Обнаружив, что батарея Раевского захвачена французами, Ермолов лично повел в бой пехотный батальон, а конным ротам велел отвлечь на себя огонь врага. В течение получаса батарея была отбита у французов. Затем он руководил её обороной, пока не был ранен.

С прибытием к армии М. И. Кутузова Ермолов становится начальником его штаба. На совете в Филях генерал Ермолов высказался за новое решительное сражение под Москвой, а после начала отступления Великой армии Наполеона из древней столицы он среди других военачальников настаивал на том, чтобы дать сражение под Малоярославцем. Это сражение заставило повернуть французов на разоренную Смоленскую дорогу, что предопределило окончательную катастрофу армии Наполеона. В должности начальника штаба русской армии Ермолов находился вплоть до изгнания остатков Великой армии из России. При этом генерал командовал авангардом русской армии. Таким образом, слава Ермолова как талантливого военачальника постоянно росла и он стал одним из героев кампании 1812 года.

Заграничный поход

25 декабря 1812 г. был издан царский манифест, возвещавший об окончании Отечественной войны. Но это не означало прекращения военных действий против Наполеона, которые теперь были перенесены за пределы России. Царь Александр не смог остановиться, и позволить воевать с французами Австрии, Пруссии и Англии. Хотя наиболее дальновидные русские деятели, включая М. Кутузова, так и предлагали сделать. Это был наиболее выгодный сценарий для России, когда ослабленная империя Наполеона, в силу экономических и демографических причин уже не способная претендовать на мировое господство, будет продолжать воевать с британцами, австрийцами и пруссаками. Россия же могла спокойно наблюдать за схваткой европейских хищников и решать свои задачи.

Однако Александр начал новую войну, снова в Западной Европе, которая стоила больших жертв и затрат, и принесла России кратковременную славу освободительницы Европы, но вскоре про это постарались забыть, а Российскую империю стали называть «жандармом Европы». Вступление русской армии в Западную Европу послужило сигналом к падению «Европейского союза» во главе с Наполеоном. Один за другим отпадали от Наполеона его бывшие союзники и выступали против Франции. Так, начались знаменитые заграничные походы русской армии 1813-1814 гг., завершившиеся крахом наполеоновской империи, отречением Наполеона от власти и его изгнанием.

Уже в самом начале заграничного похода А. П. Ермолов был поставлен во главе всей артиллерии русской армии. В кампанию 1813 г. он участвовал в сражениях при Дрездене, Люцене, Бауцене, Кульме и Лейпциге. В сражении под Кульмом в августе 1813 года, возглавлял 1-ю гвардейскую дивизию, а после ранения генерала А. И. Остерман-Толстого принял его сводный отряд. Находился в центре сражения и в самый критический момент принял удар врага, сражаясь целый день против вдвое превосходящего по численности противника. Гвардия Ермолова спасла своим геройским самопожертвованием всю союзную армию, обеспечив ей конечную победу. Прямо на месте сражения Ермолов был награждён орденом Святого Александра Невского. От прусского короля за Кульм он получил крест Красного орла 1-й степени. По словам Дениса Давыдова: «знаменитая Кульмская битва, которая в первый день этого великого по своим последствиям боя, принадлежала по преимуществу Ермолову, служит одним из украшений военного поприща сего генерала». После кульмской битвы, Александр I спросил его, какой награды он желает. Острый на язык Ермолов, зная приверженность царя к иностранцам на русской службе, ответил: «Произведите меня в немцы, государь!» Эта фраза потом с восторгом повторялась патриотически настроенной молодежью.

В кровопролитной «Битве народов» в октябре 1813 года под Лейпцигом Ермолов, командуя русской и прусской гвардиями, решительной атакой вклинился в центр позиций Наполеона, лишив его возможности маневра. В декабре 1813 г. французские войска отступили за Рейн, и кампания 1814 г. началась уже в самой Франции. Наполеон упорно сопротивлялся, но фортуна уже отвернулась от него, против Франции выступили сильнейшие армии Европы. Русская армия сыграла важнейшую роль во Французской кампании. 18 (30) марта под стенами Парижа произошла последняя битва между войсками коалиции и Наполеона. Ермолов здесь командовал русской и прусской гвардиями. На следующий день союзные войска вступили в Париж. В мае 1814 г. он назначается командующим 80-тыс. резервной армией, дислоцированной в Кракове.

В начале марта 1815 г. собравшиеся на Венский конгресс представители держав, победительниц Наполеона, получили известие, что французский император, покинув место своей ссылки, о. Эльбу, высадился на юге Франции и стремительно приближается к Парижу. Большая часть Франции и армия восторженно встретили своего императора. Победители «перегнули палку» занимаясь реставрацией режима Бурбонов. Призрак великой империи Наполеона напугал его врагов. Отошли на второй план споры и разногласия между участниками конгресса, спешно формировалась новая союзная армия против Наполеона. Ермолов получил приказ о движении его корпуса к границам Франции. 21 мая он уже был в Нюрнберге, а 3 июня — в пограничном с Францией г. Аюбе. Но принять непосредственное участие в военных действиях против войск Наполеона русским войскам на этот раз не пришлось. 2(18) июня 1815 г. французская армия была разгромлена англо-прусскими войсками в знаменитой битве при Ватерлоо. Наполеон вновь подписал отречение от престола, сдался англичанам и был отправлен в ссылку на о. Святой Елены. Союзные войска вновь вступили в Париж. В их составе находился и корпус Ермолова. В ноябре 1815 г. Ермолов сдал корпус генералу И. Ф. Паскевичу и вернулся в Россию. Взяв отпуск, он отправился к отцу в Орел.

Кавказ

6 апреля 1816 г. последовал рескрипт императора Александра I о назначении Ермолова командиром отдельного Грузинского (с 1820 г. — Кавказского) корпуса и управляющим по гражданской части на Кавказе и в Астраханской губернии. Одновременно состоялось и назначение его главой чрезвычайного посольства в Персию для выполнения важной миссии — проведения скорейшего разграничения земель между Ираном и Россией согласно Гюлистанскому мирному соглашению 1813 г. В начале августа генерал покинул столицу и отправился к месту своей новой службы — в Тифлис. 12 октября Ермолов официально вступил в свою должность, приняв дела у своего предшественника генерала Н. Ф. Ртищева.

В конце XVIII — XIX вв. в состав России вошла часть Грузии (она была раздроблена на различные государственные образования). В результате двух успешных войн с Персией (1804-1813) и Турцией (1806-1812) Российская империя приобрела обширные области на Кавказе, необходимо было навести порядок в новых владениях. Кавказ имел огромное военно-стратегическое значение для Российской империи. Во-первых, Кавказские горы были естественным рубежом России, удобным для обороны и ударов по врагу. Не зря Россия не раз воевала с Персией и Турцией, чтобы освободить Кавказ от их враждебного влияния и включить регион в свою сферу влияния. Шаг за шагом Россия теснила Персию и Турцию на Кавказе.

Во-вторых, на Ближний Восток, в Персию и Турецкую империю рвались Англия и Франция, постепенно подминая ближневосточный регион под себя. Запад натравливал на Россию Персию и Турцию, мутил воду на Кавказе, поддерживая антирусские настроения. Необходимо было пресечь враждебное внешнее влияние, а для этого твёрдо встать на Кавказе.

В-третьих, неспокойный Кавказ, страдающий от междоусобных войн, набегов горцев, старых традиций (вроде работорговли), не мог быть соседом России. Необходимо было цивилизовать отсталый регион, принести туда более высокую русскую духовно-материальную культуру. Только программа развития могла прекратить столетние кровавые войны, набеги горцев за добычей и людьми (для продажи). Необходимо было прокладывать дороги, строить города, создавать основы промышленности, социально-культурной инфраструктуры и т. д.

Ермолов, талантливый и энергичный государственный и военный деятель, был наиболее подходящей кандидатурой на пост наместника Кавказа. Он должен был решить задачи укрепления позиций России на Кавказе и успокоения горцев. Ермолов представил Александру I план своей военной и административной деятельности на Кавказе. План был одобрен царем. Он включал в себя приведение в подданство горских народов Северного Кавказа и завершение образования русского административного устройства на Кавказе. Задача была крайне сложной. Ермолов отмечал: «Кавказ — это огромная крепость, защищаемая полумиллионным гарнизоном. Надо или штурмовать ее, или овладеть траншеями. Штурм будет стоить дорого. Так поведем же осаду!» Так, началась долгая и упорная Кавказская война (1817-1864) —с покорением Чечни, Горного Дагестана и Северо-Западного Кавказа.

17 апреля 1817 г. Ермолов со свитой 200 человек выехал в Персию. 19 мая в Тавризе произошла его встреча с наследником престола Аббас-Мирзой, а в июле — переговоры с самим шахом в его летней резиденции. Миссия Ермолова завершилась успешно: были решены спорные пограничные и территориальные вопросы, установлены дипломатические отношения России с Персией.

Свою деятельность на Северном Кавказе Ермолов начал с покорения Чечни и Горного Дагестана. С одной стороны, действовали жестко, что было понятно горцам (на их языке). На Востоке традиционно уважали силу, слабость презирали. Ермолов, провозгласив принцип, «ни один набег не должен остаться безнаказанным», действовал решительно и жестко. Враждебные селения уничтожали, сады вырубались, покоренные племена приводили к присяге, брали заложников («аманатов»). Жителей селений сгоняли на строительство крепостей и дорог. Ермолов заново создал укрепленную Кавказскую линию как опору для планомерного наступления на территории горских народов Кавказа. В 1818 г. была заложена крепость Грозная (современный г. Грозный), затем цепь других крепостей и опорных пунктов по рекам Сунже, Тереку, Кубани, где были поселены казаки и расположены гарнизоны регулярных войск. Горные леса были удобны для ведения войны против русских. Поэтому в них прорубали специальные просеки, прокладывали дороги.

В начале 1818 г. народности Дагестана подняли восстание, заключили между собой союз о совместных действиях против русских войск. К нему примкнули Аварское, Казикумыкское ханства, владения Мехтулинское, Каракайдакское, Табасаранское и вольное Акушинское общество. Восстание охватило обширный район. Действуя решительно, Ермолов зимой 1818 г. разгромил Мехтулинское ханство, а в 1819 г. генерал В. Г. Мадатов покорил Табасарань и весь Каракайдаг. Битва 19 декабря 1819 г. русских войск с повстанческими отрядами решила судьбу Северного Дагестана, который был присоединен к России. Решительными мерами Ермолов подавил сепаратистские выступления в 1819-1820 г. светских и духовных феодалов в Имеретии, Гурии и Мингрелии. В 1822 г. Ермолов начал наступление на Кабарду, одновременно создавая линию крепостей в этом регионе. Попытка народов Чечни и Кабарды в 1825 г. поднять восстание была пресечена.

С другой стороны, русские не были завоевателями и мародёрами вроде британцев и американцев. Они принесли с собой программу развития, созидания. С приходом русских началась новая жизнь Кавказа. Прекращались междоусобные и межнациональные конфликты, массовый разбой и хищнические набеги уходили в прошлое, как и работорговля. Немало было сделано наместником Кавказа для развития сельского хозяйства, промышленности, торговли и культуры Закавказья. Ермолов поощрял развитие шелководства и виноградарства, строительство в городах, обеспечил безопасность дорог, реконструировал Военно-Грузинскую дорогу через Кавказский хребет и проложил ряд новых дорог, имевших большое стратегическое и хозяйственное значение. Генерал способствовал притоку русских поселенцев. В Тифлисе были построены монетный двор, меднолитейный и пороховой заводы. В 1819 г. стала выходить первая грузинская газета. Ермолов много занимался устройством сети школ в Грузии. В 1822 г. он освободил крепостных крестьян, принадлежавших мятежным кабардинским феодалам. Ермолов много занимался благоустройством Тифлиса, Дербента и Шемахи. На Кавказе происходит становление городской культуры. В Тифлисе им был открыт офицерский клуб с богатой библиотекой. На 100 тыс. руб., выданных ему на посольство в Персию в 1817 г., он построил для солдат госпиталь в Тифлисе. Были построены или благоустроены курорты в Ессентуках, Пятигорске, Железноводске и Кисловодске.

По прошению Ермолова через Закавказье был введен транзит для европейских товаров, что существенно оживило торговлю края. Для развития земледелия в Прикубанье были поселены 500 немецких колонистов. В 1822 г. на Кубань была переселена из Полтавской и Черниговской губерний часть казаков. Ермолов учредил особый комитет, «дабы обеспечить участь поселенцев и предупредить их нужды». В 1824 г. Ермолов составил Правила об управлении калмыками в Астраханской губернии, чтобы оградить этот народ от произвола местного чиновничества. 28 ноября 1824 г. по представлению Ермолова Александр I утвердил указ о праве выкупа в Грузии крепостных крестьян на волю во время продажи их с публичного торга: крестьянам давалась возможность с помощью субсидий от казны вносить за себя на торгах требуемую сумму и тем самым приобрести свободу со всем имуществом. Этот указ был в 1847 г. положен в основу аналогичного закона и для русских губерний.

Таким образом, Кавказ постепенно поднимался на более высокий уровень материально-духовной культуры. Политика с позиции силы и одновременно созидания, которую после Ермолова продолжили другие русские генералы, принесла свои положительные плоды. Кавказ стал русским. При этом русские, в отличие, к примеру, от британцев, создавали свою империю без тотального геноцида и разграбления покоренных народов и племен. Наоборот, приход русских на Кавказ вёл к замирению и процветанию области. В частности, это выразилось в росте численности населения Кавказа — ранее он сдерживался постоянными войнами, взаимной резней и низким уровнем хозяйственного развития.

Русско-персидская война 1826-1828 гг. Отставка

В июне 1826 г. Персия, подстрекаемая Англией, начала военные действия против России. Персидская армия под командованием Аббас-Мирзы вторглась в Карабах и повела наступление по направлению на Тифлис. Ей удалось дойти до Гянджи, где она была наголову разбита в сентябре 1826 г. русским отрядом под командованием генерала И. Ф. Паскевича.

Получив от Ермолова донесение о вторжении персов, царь Николай I, не доверяя Ермолову (он подозревал его в связях с декабристами), решил использовать неудачное начало войны для смещения кавказского наместника. Он направил к нему в начале августа своего фаворита Паскевича. Новоприбывшему было передано командование войсками Кавказского округа, хотя формально он подчинялся Ермолову, что привело к конфликту. Для разрешения спора был послан генерал-адъютант И. И. Дибич. Он принял сторону Паскевича. В своих донесениях царю Дибич писал, что «пагубный дух вольномыслия и либерализма разлит между войсками» корпуса Ермолова.

Судьба Ермолова была решена. 3 марта 1827 года Ермолов подал в отставку «по домашним обстоятельствам». 27 марта он был освобожден от всех должностей. Уведомляя Ермолова об отставке, Николай I писал ему: «По обстоятельствам настоящих дел в Грузии, признав нужным дать войскам, там находящимся, особого Главного начальника, повелеваю Вам возвратиться в Россию и оставаться в своих деревнях впредь до моего повеления».

Стоит отметить, что Ермолова подозревали в связях с т. н. «декабристами», которые в декабре 1825 г. подняли мятеж с целью захвата власти. Действительно, генерал был близок со многими из них, хорошо осведомлен об их взглядах и настроениях, сочувствовал некоторым идеям, хотя и был против революции. Первыми его адъютантами были декабристы П. X. Граббе и М. А. Фонвизин. Позже Ермолов был в близких отношениях со многими декабристами, в том числе с К. Ф. Рылеевым, С. Г. Волконским, М. Ф. Орловым. На Кавказе под его начальством служили в разное время декабристы А. А. Авенариус, П. Г. Каховский, Е. Е. Лачинов, А. И. Якубович, В. К. Кюхельбекер, П. М. Устимович, П. А. Муханов, Г. И. Копылов и другие, некоторые входили в его окружение. Ближайшим другом Ермолова был А. С. Грибоедов, тесно связанный с декабристами.

Правда, стоит помнить, что о «декабристах», тайных общества в России знали многие. О них доносили ещё царю Александру, но он ничего не предпринял. Так, Ермолов предупреждал своего адъютанта полковника П. X. Граббе: «Оставь вздор, государь знает о вашем обществе». Такое же предупреждение он сделал и М. А. Фонвизину. Грибоедову генерал помог уничтожить опасные для него документы. О близости Ермолова к вольнодумцам в правительстве знали. В 1826 г. при разборе бумаг покойного Александра была обнаружена записка, датируемая 1824 г., в которой говорилось: «Есть слухи, что пагубный дух вольномыслия или либерализма разлит, или по крайней мере разливается, между войсками; что в обеих армиях, равно как и в отдельных корпусах, есть по разным местам тайные общества или клубы, которые имеют при том миссионеров для распространения своей партии — Ермолов, Раевский, Киселев, Мих. Орлов...» Николай I, будучи тогда великим князем, говорил о Ермолове: «Этот человек на Кавказе имеет необыкновенное влияние на войско, и я решительно опасаюсь, чтобы он не вздумал когда-нибудь отложиться». А во время самого восстания декабристов в столице и Москве ходили слухи, что Ермолов со своим корпусом не присягает и «пойдет на Петербург».

Однако сам Ермолов был человеком трезвомыслящим, опытным, поэтому считал идею восстания «вздором». Во время расследования дела декабристов слухи о том, что Ермолов сам является членом тайных обществ, не подтвердились. Кавказское общество было признано следствием «мнимым». Но в целом у Николая остался неприятный осадок и он решил отправить могущественного наместника Кавказа в отставку.

В отставке

После отставки Ермолов уехал к своему престарелому отцу в его орловское имение Лукьянчиково. Здесь он занялся хозяйством, много времени проводил за чтением книг, изредка выезжал в Орел. Принимал гостей. В августе 1827 г. Ермолова посетил его ближайший родственник и большой друг Денис Давыдов. В 1829 г. А. С. Пушкин по пути на Кавказ специально сделал крюк в 200 верст, чтобы заехать в село Лукьянчиково к Ермолову, который принял его «с обыкновенною любезностию». Позже, также по пути на Кавказ, у Ермолова бывал М. Ю. Лермонтов.

В 1831 г. Ермолов приехал в Москву, где состоялась аудиенция опального генерала с царем. По распоряжению Николая I Ермолов был введен в состав Государственного совета. Ермолов переехал в Петербург. В Государственном совете он сблизился с адмиралом Н. С. Мордвиновым, которого ценил как «человека высоких сведений и замечательного ума». Служба Ермолова в Государственном совете продолжалась недолго. Он стал равнодушно относиться к своим обязанностям, под разными предлогами уклоняться от заседаний. В 1839 г. Ермолов подал прошение об увольнении «до излечения болезни». Получив разрешение, Ермолов вернулся в Москву, где он продолжал мирную и размеренную жизнь.

До самой смерти Ермолов следил за событиями в мире, приводил в порядок свои мемуары, вел большую переписку с друзьями, много времени уделял чтению и любимому занятию — переплетению книг (даже написал руководство по переплетному делу). В своих московских домах Ермолов собрал богатейшую библиотеку, насчитывавшую более 9 тыс. томов. Был постоянным посетителем любительских музыкальных спектаклей и спектаклей Малого театра, особенно ценил игру П. М. Садовского. Незаурядный интерес Ермолов проявлял и к живописи, был в числе первых посетителей выставки работ воспитанников Московской художественной школы, в том числе В. Г. Перова, И. М. Прянишникова, А. К. Саврасова. Также он любил общаться со старыми солдатами-ветеранами. Установились дружеские отношения Ермолова с историком М. П. Погодиным, который впоследствии издал сборник биографических материалов о Ермолове. С Ермоловым в Москве познакомился и писатель Л. Н. Толстой, который писал роман «Декабристы» и эпопею о войне 1812 г. В 1853 г. Ермолов был избран почетным членом Московского университета «в уважение отличных заслуг на пользу Отечества». В 1855 г. к столетию университета передал в его библиотеку за символическую плату свыше 8 тыс. книг.

15 февраля 1855 г. московское дворянство единогласно избрало Ермолова начальником Московского ополчения. Через несколько дней Ермолов получил уведомление об избрании его начальником Петербургского ополчения, а вслед за этим — начальником ополчений Новгородской, Калужской, Орловской и Рязанской губерний, что свидетельствовало о сохранении большой популярности Ермолова в русском обществе. Он согласился возглавить Московское ополчение. Правда, вскоре отказался от этой должности, мотивируя отказ своим преклонным возрастом.

Скончался Ермолов 11 апреля 1861 г. в Москве. Он завещал похоронить его в Орле рядом с могилой отца, «как можно проще», но жители Орла устроили грандиозную панихиду. Память о Ермолове глубоко почтили и в других городах России. Империя прощалась со своим солдатом и созидателем.

Великий русский писатель Н.С. Лесков так написал об Алексее Петровиче в специально посвященном ему биографическом очерке: «Славу его протрубили не пристрастные газеты, не реляции, которые пишутся в главных квартирах и возвещают то, что желательно оповестить главной квартире, — славу его пронесли во всю Русь на своих костылях и деревяшках герои-калеки, ходившие с Алексеем Петровичем и в огонь и в воду и после за мирным плетением лычных лаптей повещавшие «черному народу», как «с Ермоловым было и умирать красно».

Далее Лесков отметил: «Алексей Петрович Ермолов поистине характернейший представитель весьма замечательного и не скудно распространенного у нас типа умных, сильных, даровитых и ревностных, но по некоторым чертам «неудобных» русских людей, и разъяснение его личности в связи со всеми касательствами к нему среды, в отпор коей он принимал ту или другую позицию, должно составить вполне глубокую и благодарную задачу и для историка-биографа и для критика. Тому-то, кто сумеет судить о Ермолове правильно и беспристрастно, предстоит завидная доля сказать многое, очень многое «старым людям на послушание, а молодым на поучение».

Источник

0

65

https://img-fotki.yandex.ru/get/962950/199368979.123/0_25ef64_2cd75b74_XXXL.jpg

0

66

https://img-fotki.yandex.ru/get/965297/199368979.123/0_25bd76_321bd9e5_XXL.png

Василий Фёдорович Тимм (Георг Вильгельм; Georg Wilhelm Timm) .
Портрет Алексея Петровича Ермолова.
Литография.
Русский художественный листок. 1861 г. №14.
Государственный музей - заповедник М. Ю. Лермонтова, Пятигорск.

0

67

http://forumfiles.ru/files/0019/93/b0/44188.jpg

Портрет Алексея Петровича Ермолова.
Государственный Эрмитаж. Санкт-Петербург

Переписка А. П. Ермолова с П. X. Граббе

0


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » ЕРМОЛОВ Алексей Петрович.