Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » РОДСТВЕННОЕ ОКРУЖЕНИЕ ДЕКАБРИСТОВ » Муравьёва (Горяинова) Вера Алексеевна.


Муравьёва (Горяинова) Вера Алексеевна.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

ВЕРА АЛЕКСЕЕВНА МУРАВЬЁВА

https://img-fotki.yandex.ru/get/404631/199368979.17f/0_26e238_eae73cdf_XXXL.jpg

Вера Алексеевна Муравьёва, жена А.З. Муравьёва.
Портрет работы неизвестного художника. 1820-е гг.
Государственный Эрмитаж.

(1.6.1790 — 31.5.1867).

Жена (с 2.11.1818) декабриста Артамона Захаровича Муравьёва.

В 1825 году у супругов Муравьёвых было трое сыновей – 5-ти, 4-ёх и 2-ух лет от роду.

Вера Алексеевна собиралась приехать к мужу в Сибирь, даже узнавала о подробностях жизни там у декабристки Марии Волконской – сохранились письма княгини и письма Александры Муравьёвой к Вере Муравьёвой, в которых они рассказывают ей о бытовых подробностях своей жизни в Сибири, отвечают на вопросы жены Артамона Захаровича, дают советы, основываясь на собственном опыте, как и когда лучше выезжать на каторгу, где на маршруте лучше останавливаться на отдых.

Однако, с этой поездкой так ничего и не получилось – Вере Алексеевне просто не на кого было оставить своих детей.
Её родители и свекровь к тому времени умерли, свёкру (отцу декабриста) было уже за 70-ть, и он сильно болел (умер в 1832 году).
У Артамона Муравьёва были младшие брат и сестра.
Но его брат Александр (1795-1842), на момент восстания декабристов – командир Александрийского гусарского полка, был типичным воякой, вечным гусаром, которого в жизни интересовала только военная служба – он никогда не был женат и не имел собственного дома в классическом понимании. Александр даже умер на посту, всего в 47 лет, хоть и генерал-лейтенантом, не успев выйти в отставку.

Что же касается младшей сестры декабриста, Екатерины (1796-1849) – с 1816 года она была замужем за выдающимся экономистом и финансистом немецкого происхождения, графом Егором Францевичем Канкриным (1774-1845), министром финансов Российской империи с 1823 по 1844
.
Хотя супруги Канкрины сохранили хорошие отношения с декабристом Артамоном Муравьёвым и его женой и после событий 1825 года (сестра на протяжении всего периода пребывания брата в Сибири постоянно хлопотала перед властями об улучшении его положения), всё-таки, вряд ли приближённый императора такого ранга мог взять на воспитание в свою семью трёх детей “государственного преступника” без неприятных последствий для собственной карьеры. Кроме этого, их тётушка, Екатерина Захаровна, была, по всеобщему признанию, “…женщина добрая, но ветреная и не всегда осторожная на язык”. Знавшие её в молодости считали сестру декабриста “недалёкой умом”, хотя и редкой красавицей.

Так что воссоединиться в Сибири у супругов Муравьёвых не получилось. Муж никогда не упрекал за это жену, они состояли в переписке до последних дней жизни Артамона Захаровича, были в прекрасных отношениях, никогда не оставляли надежду на свою встречу. Разумеется, ни о каком разводе Веры Алексеевны с мужем и речи не было.

Кроме вечной  разлуки им довелось пережить и горе от смерти двух из трёх своих сыновей – самого младшего, Льва (1823-1831), и в следующем году самого старшего, Никиты (1820-1832). Восьми и двенадцати лет, соответственно.

Умерла в Петербурге. Похоронена на Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры (могила не сохранилась).

Сыновья:
Лев (ум. 1831),
Никита (ум. 1832),
Александр (12.8.1821 — 13.6.1881), председатель Новгородской казённой палаты.

0

2

Артамон Захарьевич Муравьев женился в 1818 году. Его женой стала Вера Алексеевна, урожденная Горяинова (01.06.1790-31.05.1867). 

Артамон Захарович Муравьев  был арестован в Бердичеве 31 декабря 1825 г.

На следующий же день его жена получила записку: “Мой ангел, будь спокойна, надейся на Господа, который по божественной своей доброте не оставляет невинных. Береги себя ради детей, а я буду жить только ради тебя”.

Спустя восемь дней Муравьева доставили в Петербург, в Петропавловскую крепость.

А Вера Алексеевна Муравьева (1790—1867) уже была на пути в Петербург. И это при том, что на руках у нее осталось трое малолетних детей. Едва приехав в столицу, она через влиятельных родственников добилась разрешения на переписку с мужем.
В ответ на ее письмо Артамон Захарович написал 13 января 1826 г.: “Как найти достаточно выразительные слова, чтобы сказать тебе, что я испытал, получив твое письмо... Обожаемый ангел, успокойся относительно моего здоровья: осудив меня на это тяжкое испытание, Господь сохранил мне физическую силу...”

Он находил возможность посылать вести о себе и тогда, когда это было запрещено.

“...Несравненный друг! Солдат, который принесет эту записку, сжалился надо мною и согласился за 50 рублей передать тебе это письмо. Судьба моя достойна жалости, но я здоров; лишь бы ты сохранила ко мне свою любовь и привязанность, я вынесу все... Не говори об этой записке даже своей сестре... Не питай ко мне ненависти, не отвергай меня, это все, о чем я молю Бога...”

“...Милый друг, которого разлуку ежедневно горькими слезами оплакиваю. Я чувствую себя хорошо и пишу эти несколько строк, не зная еще, смогу ли их тебе доставить. Небом заклинаю тебя, пиши мне тем же путем и пользуйся тем же способом...”

В “Росписи государственным преступникам приговором Верховного уголовного суда осужденным к разным казням и наказаниям” среди причисленных к I разряду, “осужденных к смертной казни отсечением головы”, значился и Артамон Муравьев. Император смягчил приговор: Муравьеву определено было 20 лет каторги и последующее поселение.

В июле 1826 г. Муравьев был отправлен в Сибирь. Перед самым отъездом он вновь переслал жене письмо. “1826 г. 21 июля. 7 часов вечера.” ...“Все существование мое в тебе и детях заключается — любовь, почтение и благодарность мои к тебе за твои чувства ко мне, невзирая ни на что, не могут быть мною описаны... Я не впаду в отчаяние; лишь бы ты берегла бы себя...”

Вера Алексеевна собиралась сразу же отправиться за мужем в Сибирь.

Об этом сообщал 26 августа 1826 г. из Иркутска жене В. Л. Давыдов, отправленный на каторгу в одной партии с Муравьевым: “Вера Алексеевна Муравьева едет тоже к мужу, если можно будет тебе ехать вместе, это бы меня много успокоило — она так добра”. Однако ни в 1826, ни в последующие годы не отправилась В. А. Муравьева за мужем. Супругам не суждено было встретиться.

Но зато у Артамона Захарьевича  всегда были дорогие его сердцу вещи, которые передала ему Вера Алексеевна. М.Н. Волконская писала: « <…> Обожание, которое он чувствует к вам беспримерное; милая г-жа Муравьева, все ваши вещи, которые  у него есть, ему дороже жизни».

Речь идет о серебряной иконке, перстне, в котором находилась волосы детей Муравьевых и шелковом шнурке, сплетенном Верой Алексеевной собственноручно. Эти вещи В.А. Муравьева передала мужу при  прощании 21 июля 1826 года, приехав  на первую станцию, где этап с декабристами остановился для перемены лошадей. Они пробыли вместе не более часа, и расстались навсегда.

В 1846 году, получив от Веры Алексеевны гипсовые бюсты их умерших сыновей, Муравьев писал  жене: «<…> Ты не можешь себе представить милая, добрая Вера, что я испытываю с тех пор как дети мои  со мной. Я почти полюбил свою тюрьму потому, что в ней находится все, что у меня есть самого дорогого».

Умер А. З. Муравьев на поселении в дер. Большая Разводная 4 ноября 1846 г. Вера Алексеевна надолго пережила его, сосредоточив все заботы на единственном оставшемся в живых сыне.

После смерти  супруга Вера Алексеевна устроила во флигеле дома в имении Большие Теребони домовую церковь, а затем, забрав имеющуюся  там библиотеку,  поселилась с сыном Александром Артамоновичем в имении его жены Средний Наволок.   Церковь просуществовала более 50 лет.

В. А. Муравьева прожила 77 лет. Похоронена она на Тихвинском кладбище Свято-Троицкой Александро-Невской Лавры рядом с детьми Львом и Никитой и матерью М.И. Горяиновой.

0

3

https://img-fotki.yandex.ru/get/1030163/199368979.17f/0_26e239_8107a7cc_XXXL.jpg

Муравьёв Артамон Захарович.

Портрет работы неизвестного художника начала 1820-х гг.
Оригинал хранится в Государственном Эрмитаже.

0

4

Портрет "нашей барыни" Веры Алексеевны Муравьевой

Вадим Дементьев

Портрет "нашей барыни" Веры Алексеевны Муравьевой (Горяиновой), Госэрмитаж, 20-е годы XIX века, автор неизвестен. Годы жизни: 1790-1867. "Наша", потому как в моей родовой вологодской деревне Каргачево была ее усадьба, а мой прапрапрадед Степан служил у барыни бурмистром, то есть управляющим поместьем, а затем после реформы 1861 года выкупившим и сам барский дом, от которого сегодня не осталось и следа.

Судьба Веры Алексеевны трагична. Она была дочерью вологодского губернатора А.А.Горяинова (занимал этот пост с 1800 по 1806 гг.). В 1810 году его жена, мать "нашей барыни" Матрена Ивановна получила вотчину в Каргачево (спустя, как видим, четыре года после губернаторства мужа, умершего в 1826 году, а не сразу, как теперь).

В 1818 году Вера Алексеевна вышла замуж за Артамона Захаровича Муравьева (1793-1846), поздновато, в 28 лет. Он являлся участником Отечественной войны и зарубежных походов. С 1824 года командовал Ахтырским гусарским полком. Его сестра Екатерина была замужем за министром финансов, графом Е.Ф.Канкрином.

Артамон Захарович собрал во время военной службы в экспедиционном корпусе М.С.Воронцова во Франции большую библиотеку, был увлечен медициной, посещал лекции, считался блестящим русским офицером.

Он же был троюродным братом Лунина, Никиты и Александра Муравьевых, Сергея, Матвея и Ипполита Муравьевых-Апостолов. Верхушка будущего декабризма! Узок был круг этих революционеров-террористов, либеральная старушка Европа вскружила им головы.
Состоя в тайных обществах, Артамон Захарович трижды (!!) сам вызывался на цареубийство, являясь сторонником решительных действий одиночек, понимая, какой грех берет на себя, какая кара его ждет, но искренне и горячо веря, что насильственная смерть Государя Александра I, под знаменами которого он храбро сражался, расчистит дорогу положительным преобразованиям в России. Русские мальчики!.. Хотя какие?! Фронтовики, многодетные отцы, блестяще образованные дворяне древних родов...

В Петербурге и летом в Каргачево Артамона Захаровича ждали три маленьких сына и любящая жена Вера Алексеевна.

Полковник Муравьев не был на Сенатской площади в день восстания, его арестовали в расположении Ахтырского полка 31 декабря 1825 года в Бердичеве. Я читал его следственное дело ("Муравьева 3-го Артамона"), очень тяжелое чтение: и скрытность, и раскаяние, и выдача товарищей... Он считался "преступником первого разряда", был приговорен к смертной казни отсечением головы. Но... император Николай I его помиловал, казнь заменил на вечную каторгу, сразу же срок сократив до 20 лет, в 1832 году - до 15 лет, потом до 13. Но после каторги - вечное поселение в Сибири. По этапу Муравьев был отправлен в кандалах на нерчинские рудники.

А что же любимая жена, "обожаемый ангел", как он ее называл? Она простила его и начала собираться к мужу, как о том не раз сообщала в своих письмах. Мало, кто знает, какие условия были уготованы декабристским женам. Император предписал: невинная жена, следуя за преступником мужем в Сибирь, должна оставаться там до его смерти. Детей забирать с собой запрещалось. Дети же, рожденные в Сибири, определялись в казенные крестьяне. Мужья на каторге лишались права переписки.

Перед Верой Алексеевной встал мучительный выбор: или трое сыновей, совсем маленьких, или муж. Она выбрала дом. Кто ее осудит?.. Также, как уехавших жен декабристов, бросивших своих детей.

Сохранилась переписка Артамона Захаровича и Веры Алексеевны, она опубликована. А как же запрет? Знаменитые декабристки М.Н.Волконская и А.Г.Муравьева, в феврале 1827 года приехавшие к мужьям в Нерчинский край, взяли на себя обязанность быть посредницами в переписке каторжан с семьями. Они писали и от своего имени, и копировали послания декабристов, отправляя до 20 писем в неделю. Живший единственной надеждой увидеть свою жену, Артамон Захарович больше с ней никогда не встретился. Для него это был страшный удар. Счастье супругов навсегда их покинуло. В начале 30-х годов умерли два их маленьких сына, и Вера Алексеевна всю себя посвятила воспитанию последнего Александра (он дожил благополучно до 1888 года).

Скончался А.З.Муравьев на поселении в Иркутской губернии, его надгробие числится в федеральных памятниках. Вера Алексеевна похоронена в Александро-Невской лавре. Могила ее не сохранилась.

...Добрые сельские люди подарили нам столик красного дерева из прихожей барского дома Муравьевых в Каргачево. Еще сохранился портрет "нашей барыни" в Эрмитаже, написанный, вероятно, после трагедии 1825 года. Вера Алексеевна на нем задумчиво грустна, в глазах слезы, медальон, вероятно, с портретом мужа сокрыт за ее поясом. Это - единственные оставшиеся вещи несчастной семьи Муравьевых.

0

5

«Все существование мое в тебе и детях заключается»…

«Все существование мое в тебе и детях заключается», — писал декабрист Артамон Муравьев из сибирской ссылки своей любимой нежно супруге Вере, урожденной Горяиновой, чей древний род происходил от ростовского воеводы Семена Максимовича Горяинова. А ее отец, вологодский губернатор Алексей Алексеевич Горяинов, владел имением Троицкое-Нарядово в Ростовском уезде Ярославской губернии.

21 июля 1826 года закованный в кандалы, Артамон Суравьев был отправлен в Сибирь на каторжные работы государственный преступник, осужденный по делу декабристов Южного общества. На его правой руке, проколотая порохом была видна особая примета — надпись на французском языке, обозначающее женское имя Вера.

Осужденного звали Артамоном Захаровичем Муравьевым  (1793 — 4.11.1846) служившим в звании полковника, командиром Ахтырского гусарского полка. Родился он в имении Большие Теребони Новгородской губернии, принадлежащем отцу — артиллерийскому офицеру Захару Матвеевичу Муравьеву (1759 – 1832). В одноэтажном деревянном доме (ныне не существующем) с красивым фасадом на 13 комнат проходили детские годы Артамона.

С 1809 года он воспитывался в Московском университете, и военном училище, где готовили офицеров для Генерального штаба (1815-1823), основанное генерал — майором Николаем Николаевичем Муравьевым(1768 -1840)

Невеста Артамона — Вера Алексеевна(1790 — 1867) происходила из древнего рода Горяиновых, ведущего свое начало от вое­во­ды Се­ме­на Мак­си­мо­ви­ча, ко­то­рый жил в Рос­то­ве Ярославской губернии и »с ве­ли­ким бе­ре­жень­ем, не оп­лош­но го­су­да­ре­ву де­лу ис­кал при­бы­ли».

Отец — действительный статский советник Алексей Алексеевич (1752-1826)  бывший вологодский губернатор с женой Матреной Ивановной Малыгиной (1763 -1838) владел имением Троицкое – Нарядово в Новоселко — Пеньковской волости Ростовском уезде. Там он и был похоронен.

Вера вышла замуж за Артамона Захаровича почти сразу же после его возвращения из Франции, где он воевал с наполеоновскими войсками, служил в оккупационном корпусе. Венчание происходило 2 ноября 1818 году в Троицкой церкви в Нарядово. Но семейное счастье длилось недолго.

Артамон получил новое назначение в Бердищево, где и был арестован по делу декабристов в 1825 году и отправлен в Санкт-Петербург. За ним в столицу последовала и супруга с тремя детьми. Таковы главные вехи их жизни.

Ссылка в Сибирь

Артамон прибыл в Читинский острог 20 сентября1827 года из Благодатского рудника. В Сибирь собиралась приехать и Вера. Эта новость произвела на Муравьева потрясающее впечатление. Он с трудом верил в свое счастье, беспрестанно говорил о приезде жены. Но по семейным обстоятельствам Вера приехать не смогла.

Артамон жил в одном доме с троюродным братом капитаном гвардии Генерального штаба Никитой Михайловичем Муравьевым(1796 — 1843).Через его жену Александру Григорьевну Муравьеву (Чернышову) и Марию Волконскую происходила в дальнейшем связь с Верой.

В письмах тех лет много говорилось о присылке портретов близких, назывались и имена художников — исполнителей. В то время высоко ценились акварельные портреты Петра Федоровича Соколова(1781-1848), которому Муравьевы отдавали свое предпочтение.

Артамон Муравьев имел, по крайней мере, 4 портрета жены, один он подарил М.Н. Волконской. Ими изгнанник окружил себя, в мыслях был занят только Верой, думал только о ней и своих детях, несмотря на свой кажущийся стоицизм.

В числе 72 акварельных работ декабриста Николая Александровича Бестужева(1791-1855) сохранился и портрет Артамона Захаровича.

Неоднократные ходатайства сестры ссыльного Екатерины Захаровны — супруги министра финансов Егора Францевича Канкрина (1774 -1845) сократили срок ссылки до 13 лет. Но, надежды о скорой встрече, таяли с каждым годом.

Со временем Артамон покорился своей участи, однако чувство своей вины перед близкими были глубокими и непрестанными. В результате жестокая борьба, происходящая в его душе, сказалась на здоровье.

В 1846 году Артамон умер в сибирской деревне Малая Разводня.

Свое имущество он завещал вдове декабриста Мари Казимировне Юшневской (1790-1863), которая жила там же. Переписка Муравьева попала в отдел рукописей Румянцевской библиотеки (позднее Ленинская библиотека).

Сама Вера вела уединенную тихую жизнь в имении мужа, часто болела. Умерла в Петербурге, похоронена на Тихвинском кладбище Александро — Невской лавры с детьми Львом и Никитой и матерью М.И. Горяиновой.

Попали ли в  руки Веры личные вещи Артамона и собственные ее портреты, побывавшие в Сибири? В 1916 году в имении  Большая Теребони хранился только дорожный футляр для чаши, выточенный из дерева самим Артамоном. О судьбе других вещей можно только догадываться.

Музей в Великом селе

Можно предположить что какие — то вещи, портреты могли оказаться в семье родной сестры Веры — Любови Алексеевны Горяиновой, в замужестве за Гаврилой Степановичем Карновичем, имевшем родовое имение Пятницкая гора.

При описании ценностей, находящихся в этом имении 6 июля 1919 года комиссией под председательством большого знатока живописи и древностей Алексея  Кузьмича  Башкирцева  находим около сотни больших и малых портретов, различных  картин, гравюр, вещей, которым, несомненно, место было в музее.

Действительно, часть картин попали в Народный музей в селе Великом, открывшемся 7 сентября 1919 года. Он занял часть дома Локалова, построенного еще в 1884 году архитектором Шехтелем.  Факт точно установленный. Среди 373  экспонатов находились акварельные портреты Веры Муравьевой, ее матери и брата Алексея, но далеко не все.

Многое уже  было расхищено и пропало без вести, а часть развезена по культурно-просветительским кружкам. Так, за правом обладания ценными вещами и в частности  картиной «Крымский вид», принадлежащей кисти И.Левитана, между музейными работниками и представителями местной власти разгорелись длительные тяжбы.

В результате, в 1924 году музей был закрыт, экспонаты  переданы в Великосельскую школу,  другие, в основном мебель и картины, оставалась в Великосельском исполнительном комитете, оставшиеся распределялись между Тутаевским музеем и Ярославской художественной галереей.

Сохранились ли акварели Горяиновых и  Веры Муравьевой в заказниках Ярославского художественного музея, и кто  их автор?

Невыясненных вопросов у исследователей остается множество. Разгадка давних событий во многом помогла бы нам в поисках семейных реликвий Муравьевых.

Александр БЕКЕЕВ, краевед, Ярославль.

0


Вы здесь » Декабристы » РОДСТВЕННОЕ ОКРУЖЕНИЕ ДЕКАБРИСТОВ » Муравьёва (Горяинова) Вера Алексеевна.