Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » РОДСТВЕННОЕ ОКРУЖЕНИЕ ДЕКАБРИСТОВ » Якушкина (Шереметева) Анастасия Васильевна.


Якушкина (Шереметева) Анастасия Васильевна.

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

АНАСТАСИЯ ВАСИЛЬЕВНА ЯКУШКИНА

(1.9.1807 - 20.2.1846).

https://img-fotki.yandex.ru/get/908207/199368979.120/0_2264c4_f48c9171_XL.jpg

Вильгельмина Фёдоровна Гебгард. Портрет Анастасии Васильевны Якушкиной, ур. Шереметевой. 1840-е гг.

Якушкина (Шереметева) Анастасия Васильевна, жена декабриста Ивана Дмитриевича Якушкина.

Из дворянской семьи.

Отец - Василий Петрович Шереметев, мать - Надежда Николаевна Тютчева.

Жена (с 5.11.1822) декабриста И.Д. Якушкина.

Якушкин до брака и после был очень дружен со своей тещей, имел с ней общие интересы и был более близок с ней по возрасту, которые не могла разделить жена.

В литературе встречала намеки на то, что Якушкин жену не любил и поэтому не хотел, чтобы она приезжала в Сибирь. Мне представляется, что он, так же как и А.Е. Розен хотел, чтобы дети немного подросли.
Позднее он торопил жену и ждал ее приезда.

Но "милости" Николая I закончились, и Якушкиной было запрещено ехать в Сибирь.

Анастасия Васильевна сильно любила мужа и сумела привить эту любовь детям.

Дети:
Вячеслав (16.9.1823 — 1861),
Евгений (22.1.1826 — 27.4.1905), юрист, общественный деятель, собиратель и публикатор наследия декабристов, женат первым браком с 1848 на Елене Густавовне Кнорринг (ум. 1873), вторым браком с февраля 1880 на Марии Александровне Бизеевой.

0

2

https://img-fotki.yandex.ru/get/987895/199368979.120/0_2264c5_2fb53e4a_XXL.gif

0

3

"Во имя бога, разреши мне приехать!"

Трагично сложилась жизнь Анастасии Васильевны Якушкиной - урожденной Шереметевой.

16-летней девочкой, по страстной любви, она вышла замуж за друга своей матери, Н .Н. Шереметевой, Ивана Дмитриевича Якушкина, который был старше невесты на четырнадцать лет.

Странный это был брак.

Сам Якушкин в молодости был безумно влюблен в другую женщину - Наталью Щербатову и сватался к ней.

После отказа Щербатовой хотел покончить с собой, затем в 1817 году на собрании Московского союза Спасения вызывался убить Императора Александра Павловича (да-да, тот самый случай, который у Пушкина - "меланхолический Якушкин, казалось, молча обнажал цареубийственный кинжал") - его решение пойти на смертельный поединок с самодержцем объясняли тем, что Якушкин "в мучениях несчастной любви ненавидел жизнь".
Отговорил Якушкина другой декабрист - Сергей Муравьев, но Якушкин еще долго хандрил.
Уже после революции были опубликованы письма Н.Д. Щербатовой, связанные с личной драмой Якушкина в 1817 году.

Узнав о его намерении покончить с собой, Наталья Дмитриевна писала: "Живите, Якушкин!.. Имейте мужество быть счастливым и подумайте о том, что от этого зависит счастие, спокойствие и самое здоровье Телании" (т.е. Наталии, буквы в имени переставлены".

Якушкин тут же откликнулся:"Неужели мне суждено быть виновником одних только Ваших беспокойств, между тем как я отдал бы жизнь свою за минуту Вашего покоя!.. Вы повелеваете, чтобы я продолжал влачить свое существование; Ваша воля будет исполнена. Я буду жить и даже по возможности без жалоб. Только бы Вы смогли быть спокойны и счастливы".

Наталья Дмитриевна предпочла другого "цареубийцу" - князя Шаховского, в котором находила "много ума, возвышенную душу, превосходное сердце".
В 1819 году стала его женой, в 1820 г. родила сына Дмитрия.
Князь Шаховской, некогда готовый "посягнуть на жизнь государя", отошел от тайного общества, вышел в отставку, чтобы заняться хозяйством…

2 марта 1826 года отставной майор Федор Шаховской, один из учредителей бывших Союзов Спасения и Благоденствия, добровольно явился к нижегородскому губернатору, узнав о том, что Следственная комиссия в Петербурге разыскивает его.

Судьба Натальи Щербатовой оказалась не мене трагичной, чем судьба Якушкина.

Отправленный в ссылку, Федор Шаховской сошел с ума.
Наталья Дмитриевна добивалась его перевода в отдаленное имение.
Император в конце концов разрешил перевезти больного в Суздаль, в Спасо-Евфимиев монастырь, а жене поселиться неподалеку.
Здесь Наталья Дмитриевна и схоронила мужа через два месяца после приезда.
Умерла она в глубокой старости, восьмидесяти девяти лет, в одиночестве, пережив намного не только мужа, но и сына.

Якушкина арестовали значительно раньше, чем Шаховского - 10 января, в Москве, за вечерним чаем в кругу семьи.

14 января он был доставлен в Петропавловскую крепость с царским указанием: "Заковать в ножные и ручные железа; поступать с ним строго и не иначе содержать, как злодея".

Юная Анастасия Якушкина родила второго сына через десять дней после ареста мужа.

Якушкина приговорили к смертной казни, замененной 20-летней каторгой.
Вначале его отправили в Финляндию, в Роченсальмскую крепость, затем в Сибирь.
Тещу - Н. Н. Шереметеву, с ее высокими связями, всякий раз предупреждали об отправлении очередной партии декабристов.

Не зная, будет ли там Якушкин, Анастасия Васильевна в сопровождении матери, с двумя малолетними сыновьями трижды выезжала в Ярославль: через него проходила дорога в Сибирь.
Только в третий раз ей повезло.
15 октября 1827 года она последний раз виделась с мужем.

Якушкина рвалась ехать вслед за мужем.

Однако Якушкин узнал, что женам, отправляющимся вслед за мужьями, брать с собой детей запрещено (почти все уехавшие женщины оставляли в России детей - Волконская оставила сына, Александра Муравьева - четверых, а Александра Давыдова - аж шестерых детей, пристроив их к родственникам).
Якушкин полагал, что только мать, при всей ее молодости, может дать детям должное воспитание.

Иван Дмитриевич не разрешает своей жене сопровождать его на каторгу.

Дальше были - письма, дальше были - дневники Анастасии Якушкиной, опубликованные потомками декабриста через сто с лишним лет.

Дневник Анастасии Васильевны (с 19 октября по 8 декабря 1827 года) предназначался одному мужу, который получил его, вероятно, через Наталью Фонвизину.
Дневниковые записи за два месяца - это страстное объяснение в любви, это беспрерывные мольбы к мужу разрешить ей приехать к нему в Сибирь.

"У меня к тебе все чувства любви, дружбы, уважения, энтузиазма, и я отдала бы все на свете, чтобы быть совершенной, для того, чтобы у тебя могло быть ко мне такое же исключительное чувство, какое я питаю к тебе. Ты можешь быть счастлив без меня, зная, что я нахожусь с нашими детьми, а я, даже находясь с ними, не могу быть счастливой" - пишет Анастасия Васильевна 19 октября 1827 года, через четыре дня после расставания с мужем.

Четыре года Якушкин упорствовал.
Потомки декабриста и исследователи затрудняются однозначно определить причину этого решения.
С одной стороны, Якушкин действительно по-видимому не желал, чтобы дети попали во враждебную ему среду - так, зять Анастасии Васильевны, бывший декабрист Михаил Муравьев, успешно приближался к будущей карьере Муравьева-"вешателя".

И все-таки… несомненно, что Якушкин не испытывал к жене таких же чувств, как она к нему.

Может быть, значительная разница в возрасте, а может быть и прежняя роковая любовь к Щербатовой, лежала между мужем и женой?
Из писем Якушкина можно предположить, что мать жены ему была духовно значительно ближе при всей разности их мировоззрений.
Надежда Николаевна Шереметева (урожденная Тютчева, тетка поэта), действительно была незаурядным человеком, умным и начитанным. Недаром ее считали "духовной матерью" позднего Гоголя, другом П. Я. Чаадаева.
Впоследствии Шереметева сблизилась с кружком московских славянофилов (Аксаковы, Самарины).

Итак, через четыре года Якушкин, наконец, разрешил жене оставить детей.
Но было уже поздно: Николай I категорически отказал Анастасии Васильевне, то ли из-за личной неприязни к Якушкину, то ли из-за интриг Муравьевых…
Царская резолюция 1832 г: "Отклонить под благовидным предлогом" - явилась следствием доклада III отделения: "По собранным частным сведениям оказалось, что Якушкина не искренно желает ехать в Сибирь, а принуждает ее к тому ее мать, женщина странная. Она выдала ее замуж за Якушкина… Если можно воспрепятствовать этой поездке, то оказала будет милость всему семейству".

Возможно, кому-то милость и была оказана, но только не Анастасии Васильевне, вся жизнь и счастье которой заключались в муже, в соединении с ним.
Она прожила еще четырнадцать лет, умерла 40-летней, за одиннадцать лет до смерти Якушкина, с которым ей уже не суждено было свидеться.
В одном декабрист оказался прав: Анастасия Васильевна хорошо воспитала сыновей, она привила им не только любовь к отцу, но и уважение к его взглядам.
Вот как написал о матери младший сын Евгений: "Она мне всегда казалась совершенством, и я без глубокого умиления и горячей любви не могу и теперь вспоминать о ней. Может быть, моя любовь, мое благоговение перед ней преувеличивают ее достоинства, но я не встречал женщины лучше ее. Она была совершенная красавица, замечательно умна и превосходно образованна… Я не встречал женщины, которая была бы добрее ее. Она готова была отдать все, что у нее было, чтобы помочь нуждающемуся… Все люди были для нее равны, все были близкие. И действительно, она одинаково обращалась со всеми, был ли это богач, знатный человек или нищий, ко всем она относилась одинаково…
Прислуга и простой народ любили ее чуть не до обожания…"

Иван Дмитриевич Якушкин, узнав о смерти жены, в память о ней открыл первую в Сибири школу для девочек.

Сын, Евгений Иванович Якушкин, впервые увидел отца уже взрослым, вполне сложившимся человеком, двадцати семи лет: служа в Министерстве государственных имуществ, Евгений добился в 1853 году командировки в Сибирь.
Он стал не только хранителем декабристских традиций и реликвий, но и прямым продолжателем дела отца - он был тайным корреспондентом герценовской "Полярной звезды" и сыграл огромную роль в публикации прежде запрещенных материалов о движении декабристов; благодаря ему впервые за границей были опубликованы записки И. Якушкина, воспоминания И. Пущина, бумаги Рылеева, ряд неизданных ранее и запрещенных произведений Пушкина.
Многие воспоминания декабристов не только были опубликованы, но и написаны благодаря усилиям Евгения - он буквально заставил записать воспоминания Оболенского, Штейнгеля, Басаргина…Вообще он сыграл исключительную роль в жизни ветеранов, вернувшихся из сибирской ссылки: он помог старикам устроиться в новом для них мире, не растеряться, через Евгения Ивановича они держали связь между собой; по его инициативе возникла артель, объединившая декабристов по всей стране, помогавшая всем нуждающимся - Евгений был бессменным руководителем артели и распорядителем, пользовался безграничным доверием, уважением и любовью товарищей отца.

Умер он в 1905 году.

И по сей день потомки семьи Якушкиных - одни из активистов и собирателей наследия декабристов.

0

4

*****

Декабрист Басаргин в воспоминаниях рассказывал, что, когда их тюремный транспорт по пути в Сибирь остановился в Ярославле, он встретил там графиню Надежду Шереметеву – мать жены молодого Якушкина.

«Когда выходили садиться в повозки, то встретили ее вместе с дочерью, державшею на руках грудного младенца, в коридоре, посреди толпы собравшихся любопытных. Они обняли, благословили нас и все время не осушали глаз. Жена Якушкина была тогда 18-летняя молодая женщина, замечательной красоты. Нам было тяжко, грустно смотреть на это юное, прекрасное создание, так рано испытывающее бедствия этого мира и, может быть, обреченное своею обязанностью, своею привязанностью к мужу на вечную жизнь в сибирских рудниках, их разлуку с обществом, родными, детьми, со всем, что так дорого юности, образованию и сердцу».


******

И.И. Пущин - родным :
25 [октября 1827 г.]

Завтра две недели, что мы путешествуем. Я имел дорогой две прелестные минуты, о коих я должен с вами побеседовать и коими я насладился со всею полнотою моего сердца. В Ярославле Якушкина с матерью имела свидание с мужем, который едет перед нами. Мы приезжаем туда вечером пить чай, вдруг являются к нам… люди и спрашивают, не имеем ли мы в чем-нибудь надобности – мы набрали табаку и прочих вещей для дороги. Это был человек Уваровой, сестры Лунина, которая ждала своего брата Лунина. Она пришла в дом и вызвала фельдъегеря; от него узнала, что здесь Муханов, которого она знает, и какими-то судьбами его пустили к ней. Вслед за сим приходят те две[1] и вызывают меня, но как наш командир перепугался и я не хотел, чтоб из этого вышла им какая-нибудь неприятность, то и не пошел в коридор; начал между тем ходить вдоль комнаты, и добрая Якушкина в дверь меня подозвала и начала говорить, спрося, не имею ли я в чем-нибудь надобности и не хочу ли вам писать. Меня это так восхитило, что я бросился целовать руки у этой милой женщины. Мать ее благословила меня образом и обещала непременно скоро с вами повидаться в Петербурге.

Сегодня мы нагнали Якушкина, и он просил, чтоб вы им при случае сказали по получении сего письма, что он здоров, с помощью божьей спокоен. Вообрази, что они, несмотря на все неприятные встречи, живут в Ярославле и снабжают всем, что нужно. Я истинно ее руку расцеловал в эту дверь… Я видел в ней сестру, и это впечатление надолго оставило во мне сладостное воспоминание, – благодарите их.


*****

1 -  Те две – А. В. Якушкина и ее мать, Н.Н.Шереметева.

******

В письме от 22 июля 1824 г. рассказ С.М. Салтыковой (Дельвиг) : 

.

..  - У нас здесь провели несколько дней г-н и  г-жа Якушкины; его я уже знала, но она была для меня новым знакомством. Ей нет еще 17 лет, она никогда не бывала в свете и никогда в нем не будет, от этого она очаровательна своею естественной простотой. Она красива, интересна, вполне своеобразна; муж ее - соединяет в себе самые восхитительные качества в смысле внешности, ума, тона, характера, манер и т.д. Их маленький Вячеслав будет красив; он похож на своего отца, бледного, с черными усами (хотя он и в отставке), с великолепными глазами, живыми и черными; нос у него в роде носа Павла Нащокина, но более красивый, отличные зубы; несмотря на все эти внешние достоинства, можно еще сказать о нем, что его внутренние качества превосходят его внешнюю очаровательность. Невозможно, однако, составить себе представление об этом человеке, не зная его лично. Это семейство в полном смысле очаровательное: юная и красивая мать, кормящая своего прелестного младенца, отец, который так хорошо с ним играет и берет его на руки в простынку после ванны, - все это восхитительно!

0

5

https://img-fotki.yandex.ru/get/987895/199368979.120/0_2264c6_25a18a8e_XXL.jpg

0

6

https://img-fotki.yandex.ru/get/908207/199368979.120/0_2264c7_3a4f8e24_XL.jpg

0


Вы здесь » Декабристы » РОДСТВЕННОЕ ОКРУЖЕНИЕ ДЕКАБРИСТОВ » Якушкина (Шереметева) Анастасия Васильевна.