Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » ПЕРОВСКИЙ Лев Алексеевич.


ПЕРОВСКИЙ Лев Алексеевич.

Сообщений 11 страница 20 из 23

11

Донос министра Перовского на Стогова

Приехал в Симбирск вице-президент уделов, сенатор  Лев Алексеевич Перовский. Я к нему. Половина залы - чиновников. Только я вошел, он раздвинул толпу и придворно-дипломатической, почти неслышной походкой повел меня одного в гостиную, усадил меня на софу, а сам сел в кресло. Говорил очень много об услугах моих уделу и так хвалил меня, что я только кланялся и думал скорей уйти; когда я откланялся, Перовский проводил меня до прихожей. Хотя бы я и знаменитость был, но такой прием и столько льстивых слов поселили во мне недоверие. Я учредил за ним надзор.

Первое впечатление делает Перовский неприятное - весьма! При среднем росте, сухощавости, движения вялы, походка деланная, продолговатое лицо кажется изношенным, цвет кожи без жизни, с желтоватым отливом, выражение лица кажется застывшим. Глаза, обращенные куда-то, но никогда на человека, с кем говорит, - производят полное недоверие. Вообще, после разговора с Перовским, разговора, переполненного льстивых похвал мне, я вынес тяжелое впечатление, как о человеке недобром, и избегал случая увидать его в другой раз. Мне кажется, мы с Перовским имели обоюдную антипатию.

Забегу вперед. Перовский - министр внутренних дел, а я все тот же подполковник в Киеве; ничего общего между нами не было, как у слона с комаром. Я был представлен к награде двух тысяч рублей ежегодно, пока на службе. При представлении государь изволил спросить о мне:

- не из жандармов ли?  Бибиков отвечал утвердительно. Государь изволил сказать:

- я его знаю, это прераспорядительный штаб-офицер, и удостоил награды. Я Бибикову не рассказывал о прежней своей службе, и он был удивлен, что государь изволил вспомнить о такой инфузории. Возвратясь, Бибиков очень интересовался о причине милостивого внимания ко мне государя и спросил:

- Почему же вы мне не сказали прежде?

- Зачем? Что было, то прошло; мое дело теперь - угодить вам.

- А за что ненавидит вас Перовский?

- Почему вы так думаете?

- Перовский вечером сидел у меня, и мы курили сигары у стола; я рассказал ему, как я был удивлен, когда государь изволил вспомнить о вас. При этом я почувствовал, что стол задрожал, и Перовский вскрикнул:

- как, так при вас этот злодей? и вы его терпите!? Я объяснил ему, что, напротив, я вижу в вас скромного и очень искреннего офицера.

- Ради Бога, не держите его, он много наделает вам неприятностей; послушайте меня, удалите этого вредного и злого человека.

Я смеялся, но Перовский в гневе дрожал. Пожалуйста, расскажите откровенно, что между вами могло быть?

Я рассказал. Бибиков спросил:

- Вы не боитесь Перовского?

- Я никого не боюсь, я горжусь, что удостоился ссоры с министром; если б он был менее противен мне, я перешел бы к нему служить: он полюбил бы меня.

- От чистого сердца не советую. Перовский объехал во всех уездах [Симбирской губернии] удельные имения. Просьбы крестьян выслушивал, но не удовлетворял, находя чиновников правыми; часто заговаривал о мне, а в городах выспрашивал у откупщиков и купцов, какие со мною отношения. Но по пословице: "как чесноку не ел, то и не пахнет". Петербуржцу мерещилось, что в провинции все должны брать взятки. Перовский уехал, я не видался с ним.

Курьер примчался: шеф приказывает - сколь можно поспешнее явиться к нему. В четверо суток я был в штабе.  Дубельт показывает мне большой донос на меня государю, подписан: "министр двора князь Волконский, с донесения к нему Перовского". Прочитав, я видел желчную руку Перовского. Резолюция государя: "вызвать Стогова и потребовать объяснения".

Дело весьма серьезное - стоять перед государем с  князем Волконским . Я набросился на Дубельта, почему не предупредили меня, я взял бы с собою факты для опровержения. Дубельт смеется и говорит: "ты и так отгрызешься, мы тебя знаем, камчадала".

Им шутки, а меня не могло не тревожить: не равна борьба подполковника с вельможами! Помню, я такое чувствовал волнение, что не ложился спать, выпил 4 графина холодной воды, и к утру написал ответы.

Донос в литературном отношении - был совершенство! Тут были вставлены будто бы оригинальные слова крестьян с недомолвками. Рассказы с улыбками откупщиков и купцов, уподобления и частые заключения князя Волконского к моему обвинению. В целом донос был моим обвинением, хотя голословным и до пресыщения наводненный бесстыдной ложью, но на то и литературная ловкость, чтобы белое показать черным. Память у меня и теперь еще не пропала, а тогда мне было нетрудно без документов опровергнуть. Я весь донос разделил на много коротких пунктов. Этим способом потерялась красота уподоблений и связь красноречия. Отвечая по пунктам, я решился быть резким и даже дерзким. Несколько раз напоминал князю, что я такой же, как и он, дворянин и что честью своей дорожу, думаю, больше, чем он дорожит своею честью. Несколько раз напоминал ему, как он, неосторожно говоря так голословно и оскорбительно о мне, что тем дает мне право отвечать оскорбительнее слов, сказанных им, но я удержусь, думаю, что грубая ложь - не доказательство. Досталось и Перовскому! Я решился идти на отчаянную - быть или не быть! Помню заключение моего объяснения. Разбивши на всех пунктах донос, я обращаюсь с вопросом:

"Скажите, князь, - был бунт удельных крестьян? Полагаю, вы должны ответить - был! А если был бунт, то были и причины к тому! Какие причины? Вы их знаете, князь - от князя Лобанова-Ростовского!?

Дубельт, прочитав, требовал, чтобы я написал вежливее, что так не пишут. Я отказался и стоял на том, что, кроме службы, я с  Волконским на равных правах. На начинающего - Бог!

Государь изволил жить в Петергофе; долги показались мне часы ожидания. Движимый справедливостью  император Николай Павлович написал*:

"теперь мне дело ясно, Стогов прав". Подполковник, эта маленькая инфузория перед недосягаемою светлостью - получил защиту! (Ежедневно молюсь за упокой души моего незабвенного царя!- В рукописи:

"Справедливый, нелицеприятный, настоящий русский царь изволил написать)

Когда возвратился из Симбирска князь  Лобанов-Ростовский и обвинил удельных, тогда  Перовский подавал в отставку, но просьба ему была возвращена. Теперь, прочитав резолюцию государя, Перовский подал опять просьбу в отставку. Государь на просьбе изволил написать:

"так мерзостей не поправляют", и просьба возвращена. Мое торжество полное! Бывают условия в жизни неизбежные; миновать, может быть, условия связей вельмож, обоюдных уступок - невозможно. Для этих связей, уступок мы, маленькие люди, делаемся необходимою жертвою.

Ссылки:
1. СТОГОВ Э.И. В СИМБИРСКЕ 1834 - 1839 гг.

0

12

http://forumfiles.ru/files/0019/93/b0/23228.jpg

Документ о пожаловании звания камергера Двора Его Императорского Величества Статскому советнику князю Долгорукому А.А. Дан 29 декабря 1850 г. в Санкт-Петербурге. С собственноручной подписью министра внутренних дел графа Л.А. Перовского. Бумага, орешковые чернила, краска. Размер 353х222 мм. Лев Алексеевич Перовский (1792 -1856) - один из братьев Перовских, к которому особенно благоволил Император Николай I. В 1841-1852 гг. министр внутренних дел. В 1852 г. назначен министром уделов и управляющим Кабинетом Его Величества с подчинением ему Академии Художеств, московских Дворцового архитектурного училища и Художественного училища и Ботанического сада. В 1855 г., при образовании из удельных крестьян Стрелкового полка Императорской Фамилии, поставлен во главе этого подразделения и переименован в генерала от инфантерии.

0

13


Коковинский детектив, или история одного изумруда

В 1831 г. произошла сенсация, потрясшая весь мир – на Урале нашли изумрудные копи. Изумруд по своей природе является разновидностью минерала берилла, окрашенной с помощью оксида хрома в травянисто-зеленый цвет.
С самых древних времен изумруд ценился дороже алмаза и других драгоценных камней. Изумруд знали еще в Древнем Египте – добывали его рядом с горой Джабар-Забара в 1650 до нашей эры.

Затем после открытия Америки изумруд испанские конкистадоры нашли на территории современной Колумбии. До 1831 г. копи Колумбии были единственным местом в мире добычи изумруда в мире.

Но после 1831 г. первенство в добыче изумруда прочно заняла Россия, обязанная Якову Васильевичу Коковину, директору Екатеринбургской гранильной фабрики по художественной обработке камня.

Родившись в 1784 г. в семье крепостного мастерового, Я.В. Коковин с 1799 г. по 1806 гг. обучался в С-Петербургской Академии художеств. В 1805 году он получил вольную, а в 1806 по итогам выпускного экзамена в Академии награжден большой золотой медалью, жалован шпагой по чину 14 класса Табеля о рангах. Его собирались направить в путешествие сроком на год в Западную Европу за счет Академии художеств, но наполеоновские войны воспрепятствовали осуществиться этому.

После окончания Академии художеств Я.В. Коковин был в 1807 г. направлен по месту проживания его родителей – в г.Екатеринбург, где был определен мастером Екатеринбургской гранильной фабрики. На фабрике он создал школу, где обучал скульптуре из мрамора и лепке из воска и глины, а в 1818 г. был назначен уже директором Екатеринбургской гранильной фабрики.

Как отмечали очевидцы, производство камнерезных изделий при Я.В.Коковине «достигло видимой степени совершенства».

Я.В. Коковин в поисках месторождений самоцветов исколесил весь Урал, судьба его мотала по казахским и киргизским степям. Побывал он также и в Финляндии, куда его Сенат направил «для осмотра и разведки цветных камней». Изделия из самоцветов, выполненные Я.В. Коковиным украшают Эрмитаж в С-Петербурге, хранятся в Московском минералогическом музее.

Также Яков Васильевич Коковин был замечательным механиком-изобретателем и рационализатором того времени – на его оборудовании работала вся камнерезная промышленность Российской империи 19 века.

Поэтому неудивительно, что открытые на Урале месторождения изумруда неравзрывно связаны с именем Я.В. Коковина, хотя задолго до него об уральских изумрудах знали в античной древности – по сведениям Плиния Старшего отдельные кристаллы зеленого камня привозили с Рифейских (Уральских) гор от исседонов – древних жителей-ариев Среднего и Южного Урала. В 1660 г. Мефодий, инок Верхотурского мужского монастыря, в окрестностях обители нашел изумруд в 10 каратов, а в 1669 г. промышленником Дмитрием Тумашевым в Мурзинской слободе было открыто первое месторождение драгоценных камней на Урале, среди которых оказались также и изумруды.

В начале 1831 г. к Я.В.Коковину обратился с просьбой смолокур Максим Кожевников, нашедший в корнях вывороченного дерева несколько камней, принятых им за аквамарины. В ходе исследования находки Яков Васильевич установил, что камни представляют собой редкостные по своей красоте настоящие изумруды.

Не мешкая, 21 января Я.В.Коковин и М.Кожевников выехали на речку Токовую, расположенную в окрестностях современного нам г.Асбеста, где была найдены изумруды и в мерзлой земле стали бить шурфы. Через два дня, вечером 23 января наткнулись на изумрудную жилу. Найденные новые изумруды оказались также великолепного цвета и высокого качества. Вернувшись в Екатеринбург, Яков Васильевич после огранки изумрудов послал их курьером в Санкт-Петербург, где находка вызвала настоящую сенсацию среди Николая Первого и его окружения. Таких изумрудов в мире по своей красоте и качеству еще не находили.

По высочайшему императорскому указу Максим Кожевников был награжден большой денежной премией, а директора Екатеринбургской гранильной фабрики представили к ордену. Согласно указу Кабинета Его Императорского Величества Екатеринбургской гранильной фабрике было предписано провести поиски новых месторождений изумрудов.
Первый прииск, открытий Кожевниковым и Коковиным, назвали Сретенским. Он дал множество огромных по величине и качеству прекрасных изумрудов. В 1833 г. крестьянами Корелиным и Голендухиным был открыт новый прииск – Мариинский.

За первые десять лет существования уральских изумрудных копей Петергофская гранильная фабрика огранила 5 тысяч каратов камней, а к 1862 г. они дали 142 пудов изумрудов.

Но следует отметить то, что выработка уральских изумрудов была нестабильной – в отдельные годы камней находили мало, что дало повод для ревизии деятельности Я.В.Коковина. В начале июня 1835 г. приехавший для проведения ревизии в Екатеринбург статский советник Департамента Уделов Ярошевицкий описал находившиеся в кабинете Я.В. Коковина самоцветы, среди которых находился изумруд весом 400 г., подобного которого прежде не было в мире. Под личным присмотром Ярошевицкого камни были запакованы в деревянные ящики, запечатаны и 16 июня 1835 г. отправлены в Департамент Уделов Его Величества, в ведение которого перешла Екатеринбургская гранильная фабрика.

Департамент Уделов возглавлял Лев Алексеевич Перовский, незаконнорожденный сын графа Алексея Кирилловича Разумовского от мещанки Марии Михайловны Соболевской.

После окончания Московского университета вместе с братом Василием Алексеевичем Перовским Лев Алексеевич являлся активным участником тайных обществ декабристов. Но в 1820 г. женившись на Екатерине Васильевне Уваровой, урожденной княжне Горчаковой, выехал в Западную Европу и вернулся в начале 1826 г.

Как и его брат, во время следствия над декабристами дал показания против бывших своих единомышленников и с того времени являлся фаворитом Николая Первого, возглавив Министерство Уделов Российской империи. Некоторое время среди подчиненных ему чиновников был Н.В.Гоголь. Но, естественно, Лев Алексеевич в силу своего занимаемого ранга не подозревал о его существовании.

Будучи человеком алчным, нечистоплотным, хладнокровным и расчетливым карьеристом, Лев Алексеевич являлся большим коллекционером минералов и драгоценных камней. Неудивительно, что он добился от своего царственного покровителя перевода Петергофской гранильной фабрики из Кабинета Его Императорского Величества в ведомство Департамента Министерства Удела, которое он возглавлял.

В итоге все лучшие камни, поступающие в Министерство Уделов, стали активно пополнять коллекцию Л.А. Перовского. Но и этого ему было мало – граф Лев Алексеевич не гнушался идти подкупы и интриги, чтобы заполучить понравившийся ему самоцвет.

В 1829 г. через директора Петергофской гранильной фабрики Казина он обратился к Я.В. Коковину, чтобы Яков Васильевич за мзду присылал лучшие драгоценные камни непосредственно Л.А. Перовскому, но получил отказ.

А после того, как на Урале, наряду с золотой, разразилась изумрудная лихорадка, Л.А.Перовский добился также перевода Екатеринбургской гранильной фабрики в свое ведомство.

Неудивительно, что отправленные Ярошевицким ящики с изумрудами 11 июля 1835 г. внесли в кабинет Л.А.Перовского.

В сентябре 1835 г. Ярошевицкий, сравнивая свою опись с описью вскрытия ящиков в кабинете Перовского, установил, что в С-Петербург вместо 661 изумрудов поступило 670 камней, но по весу меньше, чем записано у него и доложил министру Двора Его Величества.

В ноябре 1835 г. о пропаже изумруда узнал Николай Первый, который распорядился найти самоцвет. Перовский, возглавив следствие, приехал в Екатеринбург, отстранил от занимаемой должности Я.В. Коковина и посадил того в Екатеринбургский тюремный замок в отделение для секретных арестантов. Затем он добился того, чтобы Якова Васильевича судил не екатеринбургский суд, а судебная коллегия Оренбурга, губернатором которого являлся В.А. Перовский.

В мае 1837 г., совершая вояж, в Екатеринбурге побывали Наследник Александр Николаевич и его воспитатель поэт В.А.Жуковский, вскоре узнавшие про аферу Л.А. Перовского.

Жуковский кратко написал в своем путевом дневнике:  "27 мая.Четв.Тюремный замок. Похититель изумрудов в остроге с убийцами…Суд Шемякин". Когда Александр и Жуковский вернулись в С-Петербург, то они рассказали о преступлении Перовского Николаю Первому, но тот не поверил им.

В ходе судебного следствия Яков Васильевич Коковнин просидел три года, сильно заболел и умер.
А сам изумруд вскоре обнаружился в коллекции Л.А. Перовского.

Так по вине мстительного и алчного приближенного Николая Первого погиб один из самых талантливых камнерезов 19 века и первооткрыватель российских изумрудов.

В память об Якове Васильевиче Коковнине в Екатеринбурге были названы его именем площадь и улица.

0

14

http://forumfiles.ru/files/0019/93/b0/79555.jpg

Граф Лев Алексе́евич Перо́вский (20 сентября 1792 — 21 ноября 1856) — государственный деятель Российской империи.
Побочный сын графа Алексея Кирилловича Разумовского от мещанки Марии Михайловны Соболевской. Считался воспитанником графа, получил свою фамилию от имения Разумовского под Москвой — Перова.
Окончив курс в Московском университете, служил колонновожатым в свите Его Величества, во время Отечественной войны принимал участие в битвах при Бородине, Малоярославце, Вязьме и Красном. Участвовал в заграничных походах 1813—1814 годов. Был ранен. В 1818—1823 годах обер-квартирмейстер 1-го резервного кавалеристского корпуса в 1818—23. Перейдя на гражданскую службу, был членом, потом вице-президентом Департамента уделов, сенатором, товарищем министра уделов.
В 1833 году курировал возведение Воскресенской церкви при больнице Святого Пантелеймона.
В 1841 году назначен министром внутренних дел с сохранением должности товарища министра уделов. При нём учреждена особенная канцелярия министра, преобразован медицинский совет, издано (в 1846 году) новое положение об общественном управлении в Санкт-Петербурге.
В 1852 году он был назначен министром уделов и управляющим Кабинетом Его Величества с подчинением ему Академии художеств, московских Дворцового архитектурного училища и Художественного училища и Ботанического сада.
В 1855 году, при образовании из охотников от удельных крестьян Стрелкового полка императорской фамилии, Перовский был поставлен во главе этого полка и переименован в генерала от инфантерии, а в 1856 году пожалован в генерал-адъютанты.
Ему принадлежит ряд преобразований в управлении и устройстве удельных крестьян. Довольно значительной была деятельность Перовского и в комиссиях по крестьянскому вопросу, результатом которой была его «Записка» (см. «Девятнадцатый век» Бартенева). Признавая уничтожение крепостного права весьма желательным, он советовал освободить крестьян с землёй (но так, чтобы не «обеднить» помещиков), в правах сравнять их с государственными крестьянами и действовать путём постепенного изменения, предварительно приняв меры к улучшению местного управления и особенно земской полиции, к устройству и уравнению повинностей денежных и натуральных и к обеспечению народного продовольствия.
Заведуя с 1850 года Комиссией для исследования древностей, Перовский устроил археологические раскопки в обширных размерах. Он составил обширные коллекции греческих древностей и монет (переданы в Императорский Эрмитаж) и богатое собрание старинного русского серебра (описано П. Савельевым в «Известиях Имп. Русс. археологического общества», т. I, вып. I) и русских монет и медалей (описаны в «Журнале Министерства народного просвещения», ч. XCIV).
В его честь назван обнаруженный в 1839 году в Уральских горах минерал перовскит.

0

15

https://fs1.fotoload.ru/f/0518/1525248466/1024x768/ae975ed36d.jpg

Могила Л.А. Перовского в Лазаревской усыпальнице Александро-Невской лавры в СПб.
Фотография Андрея Александровича Павловского. 2015 г.

0

16

Дворец Перовских Меллас

https://fs1.fotoload.ru/f/0518/1525248466/1024x768/ae97241ea5.jpg

Меллас — название красивое и необычное одновременно. В переводе с древнегреческого означает "седой", "темный", "серебристый", дано, по-видимому, в связи с темного цвета скалами, возвышающимися над этой местностью.

"Меллас" — так назвал свою усадьбу Лев Алексеевич Перовский, купивший 59 десятин земли в 1834 году у владелицы Мшатки В. А. Башмаковой.

Сохранился оригинальный старинный дворец, построенный в 30-е годы. Предполагают, что дворец построен по проекту архитектора Ф. Эльсона, в течении десяти лет занимавшего должность "Первого архитектора Южного берега Крыма" и осуществлявшего надзор над всеми строительствами тех лет.

Дворец построен в плане средневекового палаццо с четырьмя угловыми башнями, но с деталями римской виллы эпохи Возрождения. В орнаменте фасадов и внутренних помещений ощущается и влияние востока: килевидные арки, ниши, арабески. Сейчас это корпус № 1 санатория "Меллас", расположенного на бывшей территории усадьбы. На здании установлена мемориальная доска, напоминающая отдыхающим о бывших владельцах имения.

Небольшой (12 гектаров) парк, заложенный в 30-40-е годы XIX века, насчитывает более 180 видов ценных декоративных древесно-кустарниковых пород. Прогулка по парку, каскадами спускающемуся к морю, доставляет истинное наслаждение, настраивает на романтический лад. Здесь все радует глаз: оригинальный бассейн, не круглой, как обычно формы, а вытянутый в виде эллипса, задуманный так, чтобы водная гладь могла отражать горные вершины массива Ай-Юри, мраморный фонтан, дань того времени с арабской вязью — "Нет силы могущественнее аллаха", белокаменная ротонда, многочисленные беседки, видовые площадки, расположенные в самых неожиданных местах, откуда открывается великолепная панорама моря и прибрежных окрестностей Мелласа.

Недалеко от набережной — уникальный природный источник со слабоминерализованной лечебной водой, по своим свойствам аналогичной знаменитой кавказской минеральной воде Ессентуки № 20.

Первым хозяином Мелласа стал Лев Алексеевич Перовский, русский государственный деятель, министр уделов при императоре Николае I.

Удачная карьера была Л.А. Перовского омрачена большим горем. В 1833 году умерла любимая жена, княгиня Екатерина Васильевна, урожденная Горчакова. Похоронив жену на Лазаревском кладбище Александро-Невской Лавры, ища уединения, Лев Алексеевич приезжает в Крым.

Тихое, теплое место на южном берегу он выбирает не случайно. По соседству жили родственники Перовских — Нарышкины, Кочубеи, Башмаковы. Жил в то время в Крыму и сводный брат — Николай Иванович, но отношения между братьями были более чем прохладные. Так, по воспоминаниям одного из современников, приехав в Крым в 1846 году, Лев Алексеевич, уже будучи министром и имея дом в Симферополе, не пригласил брата к себе, а по дороге в Меллас сам заехал в его имение Кильбурун, где пробыл ровно полчаса.

Умер в возрасте 64 года, и похоронен там же где и жена, в Лазаревской церкви Александро-Невской Лавры

В духовном завещании Льва Алексеевича Перовского, копия которого хранится в Крымском государственном архиве, записано: "Недвижимое мое благоприобретенное имение в Крыму, завещаю племяннику моему графу А. К. Толстому".

0

17

http://forumfiles.ru/files/0019/93/b0/80724.jpg

Граф Алексей Константинович Толстой (24.08.1817-29.09.1875), сын графа Константина Петровича Толстого (12.02.1780-29.05.1870) и Анны Алексеевны Перовской (20.06.1796-2.06.1857).
Племянник декабристов Л.А. и В.А. Перовских и Ф.П. Толстого.
Портрет работы неизвестного художника. 1829 г.
Тюменский музей изобразительных искусств.

0

18

https://img-fotki.yandex.ru/get/1335141/199368979.17d/0_26dfdd_53d38d3c_XXXL.jpg

 

Александр Павлович Брюллов (1798 – 1877)
Портрет княгини Софьи Алексеевны Львовой
1830-е гг. (?)
Государственный музей А. С. Пушкина, Москва

Сестра декабристов - Софья Алексеевна Перовская (1811-1883), впоследствии жена князя В.В. Львова (1804-1856), писателя, цензора.
Знакомая И.С. Тургенева.
Портрет работы А.П. Брюллова. 1830-е гг.

0

19

https://pp.userapi.com/c846219/v846219106/410b3/cusWPS9bmTE.jpg

Владимир Иванович Гау.
Перовский Борис Алексеевич, брат (1815 - 1881). 1841 год.
Государственный Русский музей.

0

20

http://forumfiles.ru/files/0019/93/b0/53255.jpg

В.И. Гау. ПЕРОВСКИЙ Василий Алексеевич, брат, декабрист. 1841 г.

0


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » ПЕРОВСКИЙ Лев Алексеевич.