Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » Бестужев-Рюмин Михаил Павлович.


Бестужев-Рюмин Михаил Павлович.

Сообщений 1 страница 10 из 22

1

МИХАИЛ ПАВЛОВИЧ БЕСТУЖЕВ-РЮМИН

https://img-fotki.yandex.ru/get/397894/199368979.17e/0_26e111_f98a39b9_XXXL.jpg

М.П. Бестужев-Рюмин на допросе.
Рисунок А.А. Ивановского. 1826 г.

(23.5.1801 — 13.7.1826).

Подпоручик Полтавского пехотного полка.

Из дворян Московской губернии. Звенигородского уезда. Родился в с. Кудрёшки Горбатовского уезда Нижегородской губернии.
Отец — надворный советник, городничий г. Горбатова Павел Николаевич Бестужев-Рюмин (1760 — 1826, в Москве), мать — Екатерина Васильевна Грушецкая (ум. до 1826); за ними 641 душа в Нижегородской и Московской губерниях, а также миткалевая фабрика в с. Ново-Никольское Звенигородского уезда Московской губернии. Он приходился родным дядей историку К.Н. Бестужеву-Рюмину, в 1816 семья Бестужевых-Рюминых переехала в Москву.
Получил хорошее домашнее воспитание, пользуясь уроками Р. Сен-Жермена, Зонненберга, Шрамма, Ринардиона и профессоров Мерзлякова, Цветаева, Чумакова и Каменецкого.
В службу вступил юнкером в Кавалергардский полк — 13.7.1818, эстандарт-юнкер — 12.4.1819, переведён в лейб-гвардии Семёновский полк — 9.3.1820 и здесь произведён в подпрапорщики, после восстания в Семёновском полку переведён в Полтавский пехотный полк — 24.12.1820, прапорщик — 12.1.1821, назначен батальонным адъютантом —22.10.1821, переименован в фронтовые адъютанты — 1.3.1822, подпоручик — 20.5.1824.
Один из руководителей Южного общества (принят в 1823). Вместе с С.И. Муравьёвым-Апостолом возглавлял Васильковскую управу, участник съездов руководителей Южного общества в Каменке и Киеве, вёл переговоры с тайным польским обществом, присоединил к Южному обществу Общество соединённых славян, вместе с С.И. Муравьёвым-Апостолом возглавил восстание Черниговского полка.
Приказ об аресте — 27.12.1826, арестован на поле восстания с оружием в руках — 3.1.1826, доставлен в Петербург закованным из Белой Церкви в Главный штаб — 19.1, в тот же день переведён в Петропавловскую крепость («присылаемого Рюмина посадить по усмотрению и содержать как наистроже. Дать писать, что хочет») в №17 Невской куртины.
11.2 закован в ручные железа, которые сняты 30.4.1826.

Осуждён вне разрядов и 11.7.1826 приговорён к повешению.

13.7.1826 казнён на кронверке Петропавловской крепости.

Похоронен вместе с другими казнёнными декабристами на о. Голодае.

Братья:
Иван (1789 —1866), отставной подполковник, в 1826 жил в Москве на инвалидном содержании;
Николай (1790 — 1848), отставной капитан, жил в Горбатовском уезде Нижегородской губернии;
Александр (ум. в 1820-х);
Владимир — убит в 1805 под Фридландом.

ВД, IX, 25-176.

0

2

Алфави́т Боровко́ва

БЕСТУЖЕВ-РЮМИН Михайла Павлов.

Подпоручик Полтавского пехотного полка.

Принят в Южное общество в 1823 году.
С самого начала явился деятельнейшим членом и вместе с Сергеем Муравьевым-Апостолом начальствовал над Васильковскою управою, действуя и даже мысля нераздельно с ним. Он одобрял введение республиканского правления и лишение жизни покойного государя и всей августейшей фамилии: участвовал в совещаниях в Киеве и деревне Каменке.
Открыл сношения с Польским обществом, заключил с оным договор о взаимных действиях, уступая Польше часть завоеванных областей, и за успехи в сношениях своих заслужил благодарность Директории.
При Бобруйске (в 1823) он совещался об арестовании покойного государя и возмущении дивизии и ездил в Москву для склонения некоторых членов к содействию им, а в 1824 участвовал в решительном соглашении покуситься на жизнь государя в лагере при Белой Церкви, о чем предварительно рассуждал с Пестелем в Линцах, с Дaвыдовым и братьями Поджио в деревнях Каменке и Бороздиной.
По поручению Пестеля требовал от поляков истребления цесаревича, для чего писал мнение свое, доказывая необходимость сего злодеяния. Разъезжая для сношений с членами общества, старался привлекать новых, рассеевал преступные мнения, читал вольнодумные сочинения, раздавал с них копии и возбуждал в молодых офицерах дух преобразования.
В лагере, при местечке Лещине (1825), приглашал к себе солдат, из бывших семеновских, и возбуждал в них дух возмущения. Там участвовал в приобретении к Южному обществу Общества соединенных славян; над которым  сделался непосредственным начальником, и увлек членов оного к республиканской цели, с истреблением государя и всего царствующего дома; требовал от них, чтобы приготовляли солдат к возмущению, заставил их клясться над образом, а пятерых склонил совершить цареубийство.
Участвуя во всех совещаниях в  лагере при Лещине о начатии возмущения, он подал мысль для покушения на жизнь государя отправить в Таганрог несколько славян, к которым ездил для предварительного о том соглашения;  разделял решительное намерение ни под каким видом не откладывать возмутительных действий далее 1826 года, а в ноябре 1825 года вместе с Сергеем Муравьевым-Апостолом писал к Пестелю, что для сего у них все готово.
Узнав об арестовании бумаг Муравьева, он совещался о возмущении; запискою возбуждал к тому славянских членов, потом и сам отправился в 8-ю артиллерийскую бригаду, предполагая, с помощью славян, арестовать генерала Рота, но узнав, что его ищут жандармы, возвратился к Сергею Муравьеву, с которым находился в продолжении всего возмущения Черниговского полка, разделяя преступные его действия.
Он с Сергеем Mypaвьeвым составил возмутительный Катехизис и прокламацию.

По приговору Верховного уголовного суда 11-го июля  1826 года повешен 13-го числа.

0

3

БЕСТУЖЕВ-РЮМИН МИХАИЛ ПАВЛОВИЧ

(1801 — 13.7.1826).

Подпоручик Полтавского пехотного полка.
Видный деятель Южного общества, ближайший друг С.И.Муравьева-Апостола и соавтор "Православного катехизиса".

Из дворян Московской губернии.
Сын надворного советника Павла Николаевича Бестужева-Рюмина и Екатерины Васильевны, урожденной Грушецкой.
Пятый мальчик в семье.

Михаил, как и остальные дети, получил хорошее домашнее образование, продолжив его слушателем лекций у ведущих профессоров Московского университета: Мерзлякова, Цветаева, Чумакова и др.
К тому же, самостоятельно изучал литературу, иностранные языки, политическую экономию и право.
В 1818 году, после окончания курса, получил аттестат Комитета при университете с оценками "хорошо" и "отлично". Это давало право поступить на гражданскую службу, но, вопреки желанию быть дипломатом, Михаил решил стать военным, записавшись юнкером в Кавалергардский полк.
К началу марта 1820 года в чине прапорщика он перевелся служить в Семеновский, в котором проходил службу С.Муравьев-Апостол.
После расформирования полка, оба оказался в Полтавском пехотном.
В 1823 году Бестужева-Рюмина приняли в члены Южного общества.
Вместе с С.И.Муравьевым-Апостолом он возглавлял Васильковскую управу, участвовал в съездах руководителей Южного общества в Каменке и Киеве, вел переговоры с тайным польским обществом, присоединил к Южному обществу Общество соединенных славян.

Когда до Юга докатилась весть о провале восстания на Сенатской площади Петербурга, С.Муравьев-Апостол и М.Бестужев- Рюмин возглавили выступление Черниговского полка.
Бунт был подавлен.
27 декабря 1827 года Михаила Павловича, закованного в наручники и кандалы, доставили в Главный штаб Петербурга, затем с запиской императора: "Присылаемого Рюмина посадить по усмотрению и содержать как наистроже. Дать писать, что хочет", нашли мятежнику камеру № 17 в Невской куртине.
Железа с него сняли через четыре месяца.

Из материалов следственной комиссии: "… Славянское общество, руководимое Бестужевым – Рюминым, разделяло все мысли и намерения его относительно ниспровержения престола и всего существующего в России порядка и даже намеревалось покуситься на жизнь царствовавшего тогда императора… подобно Муравьеву, усовершенствованный закоснелый злодей, потому что посредством его имели сообщники свои сношения; и он по делам их был в беспрестанных разъездах; ему должны быть известны все изгибы и замыслы сего коварного общества".

Верховный суд приговорил М.Бестужева-Рюмина к четвертованию, замененному повешением.

По свидетельству очевидца, устройство эшафота проводилось заблаговременно.
За испытанием веревок наблюдал сам генерал-адъютант Павел Васильевич Кутузов, порекомендовавший взять их потоньше, чтобы петля затянулась быстрее и туже. В 12 часов ночи в Петропавловскую крепость прибыли генерал-адъютант, шеф жандармов и другие представители власти, после чего на площадь было велено вывести 120 осуждённых (кроме пяти приговорённых к смертной казни) и солдат Павловского гвардейского полка.

Казнь состоялась 13 июля 1826 года на кронверке Петропавловской крепости.

О том, как все происходило, было напечатано, со слов очевидца, в Лондоне Герценом в "Полярной звезде" ... Эшафот уже строился в кругу солдат, преступники шли в оковах, Каховский шел впереди один, за ним Бестужев (- Рюмин) под руку с Муравьевым, потом Пестель с Рылеевым под руку и говорили между собой по-французски, но разговора нельзя было слышать…. Тут же их посадили на траву в близком расстоянии, где они оставались самое короткое время… Полицмейстер Чихачев прочитал сентенцию Верховного суда, которая оканчивалась словами: "… за такие злодеяния повесить!"
Тогда Рылеев, обротясь к товарищам, сохраняя все присутствие духа, сказал: "Господа! Надо отдать последний долг", и с этим они стали на колени, глядя на небо крестились.

Рылеев один говорил – желал благоденствия России…
Потом вставши, каждый из них прощался со священником, целуя крест и руку его, причем Рылеев твердым голосом сказал священнику: "Батюшка, помолитесь за наши грешные души, не забудьте моей жены и благословите дочь"; перекрестясь, взошел на помост, за ним последовали прочие, кроме Каховского, который упал на грудь священника, плакал и обнял так сильно, что его с трудом отняли…

При казни было два палача, которые надевали петлю сперва, а потом белый колпак. На груди у них была черная кожа, на которой было написано мелом имя преступника, они были в белых халатах, а на ногах тяжелые цепи. Когда все было готово, с нажатием пружины на эшафоте, помост, на котором они стояли на скамейках, упал, и в то же мгновение трое сорвались – Рылеев, Муравьев-Апостол С.И. и Каховский.

У Рылеева колпак упал, и видна была окровавленная бровь и кровь за правым ухом, вероятно, от ушиба. Он сидел скорчившись, потому что провалился внутрь эшафота. Я к нему подошел, он сказал: "Какое несчастие!" Генерал-губернатор, видя с тласису, что трое упали, прислал адъютанта Башуцкого, чтобы взяли другие веревки и повесили их, что и было немедленно исполнено… Когда доска была опять поднята, то веревка Пестеля была так длинна, что он носками доставал до помоста, что должно было продлить его мучения, и заметно было некоторое время, что он еще жив. В таком положении они оставались полчаса, доктор, бывший тут, объявил, что преступники умерли".
Точное место захоронения казненных декабристов до сих пор пока не установлено.

0

4

https://img-fotki.yandex.ru/get/935357/199368979.17e/0_26e112_75f171df_XXXL.jpg

Надежда Ивановна Вихляева (1727 - 7.07.1811).
Портрет. 1790/94 гг. Бабушка декабриста по материнской линии. Жена В.Н. Грушецкого.

0

5

Бестужев-Рюмин Михаил Павлович (23.05.1801 - 13.07.1826 гг.)

Один из руководителей Южного общества декабристов. П
роисходил из дворян Горбатовского уезда Нижегородской губернии. В 1816 году Бестужев-Рюмин переехал с родителями в Москву. Получил хорошее домашнее воспитание у приглашенных иностранных учителей и профессоров Московского университета.
В 1818 году поступил на службу юнкером в Кавалергардский полк, в 1820 году переведен в лейб-гвардии Семеновский полк подпрапорщиком.
В конце декабря 1820 году в связи с раскассированием Семеновского полка вследствие происшедших в нем солдатских волнений переведен в чине прапорщика в Полтавский полк, стоявший на Украине.
В 1824 году Бестужев-Рюмин произведен в подпоручики.

В 1823 году Михаил Павлович был принят в Южное общество декабристов и стал одним из активных его членов. Он участвовал в съездах общества в Киеве и Каменке (1824-1825 гг.), вместе с Муравьевым-Апостолом возглавлял Васильковскую управу общества, трижды вместе с ним разрабатывал планы выступления войск - во время императорских смотров - в Бобруйске (1823 год) и Белой Церкви (1824 и 1825 годы). Однако эти планы не осуществились.

В 1824-1825 годах по поручению Пестеля П.И. вел переговоры с Польским тайным обществом о совместных действиях во время планируемого выступления декабристов.
В сентябре 1825 года Бестужев-Рюмин присоединил к Южному обществу Общество соединенных славян. Вместе с Муравьевым-Апостолом возглавил восстание Черниговского полка в период с 29 декабря 1825 года по 3 января 1826 года. В момент разгрома восстания арестован.

В числе пяти наиболее видных руководителей декабристов Бестужев-Рюмин был поставлен Верховным уголовным судом "вне разрядов" и приговорен к четвертованию, замененному повешением.
13 июля 1826 года казнен на кронверке Петропавловской крепости и похоронен на острове Голодае.

0

6

https://img-fotki.yandex.ru/get/963722/199368979.182/0_26e49c_25c365d8_XXXL.png

Бестужев-Рюмин, Михаил Павлович (1803—1826) - выдающийся декабрист, с 1823 член Южного Общества декабристов, убеждённый революционер и республиканец, талантливый организатор; подпоручик Полтавского пехотного полка.

Руководя совместно со своим близким другом С. Муравьёвым-Апостолом, Васильковской управой Южного Об-ва, Б.-Р. участвовал во всех важнейших мероприятиях последнего: он организовал союз Польского Тайного Об-ва с Южным Об-вом декабристов, заключив с ним договор о совместных революционных действиях; присоединил (1825) к Южному Об-ву Общество Соединённых Славян; председательствовал на всех собраниях по объединению "славян" с "южанами" и впоследствии руководил вновь образованной "Славянской управой"; по отношению к "славянам" Б.-Р. держал себя диктаторски, подавлял их революционную инициативу и не считался с целями Славянского Об-ва.

Он был сторонником цареубийства и истребления всего царствовавшего дома.

Считая, что революция должна быть "военной", что она должна быть проведена без участия масс, Б.-Р. всё же вёл пропаганду среди солдат расформированного за восстание Семёновского полка.

Вовремя предупредив офицеров Черниговского полка (членов Славянского Об-ва) об аресте С. Муравьёва-Апостола, Б.-Р. дал им возможность поднять восстание Черниговского полка, к которому примкнул сам, остался верен делу до конца и был арестован с оружием в руках.

Верховный уголовный суд приговорил его к смертной казни четвертованием, но приговор был "смягчён": 13 июля 1826 Б.-Р. был повешен.

М. Нечкина.

+1

7

M. П. Бестужев-Рюмин

Данные о политическом обществе
       
       

И дум высокое стремленье... / Сост. Н. А. Арзуманова; примечания И. А. Мироновой.-- М., "Советская Россия", 1980 (Библиотека русской художественной публицистики).
       

       
По возвращении с театра войны среди гвардейцев образовалось Тайное общество с целью введения конституционного порядка посредством вооруженной силы. Это Общество имело отделения в армии и среди дворянства обеих столиц и даже в провинции. Поскольку не ограничивались приемом людей просвещенных и принимался туда всякий недовольный, число членов стало столь значительно, что оказалось необходимым созвать съезд в Москве, чтобы определить точно цель, к которой стремились, средства, которыми располагали, и те, которые можно было приобрести.

По предложению Тургенева большинством было постановлено, что вводимое правительство будет республиканским, по образцу Соединенных Штатов, но при условии сохранения территориальной неделимости.

Особенно способы действия вызвали упорные дебаты. Одни хотели избавиться от царя, а оставшихся членов царствующей семьи выслать за границу; другим внушало отвращение пролитие крови императора, и Сергей Муравьев написал тогда речь, в которой он сильно восставал против замышляемого убийства. В ней он предлагал овладеть доверием войск, захватить Москву и провозгласить там новый порядок. Предложение было отклонено под предлогом, что открытое восстание повлекло бы за собой несомненно гражданскую войну.

Спорили столько, что кончили непониманием друг друга. Реорганизация, которую хотели провести в Обществе, еще более ожесточила умы; наконец, под предлогом, что правительство все открыло, решили разойтись, а Общество было объявлено распущенным.

На юге Пестель протестовал против этого роспуска и реорганизовал Общество по новому плану. Оно переформировалось также и в Петербурге. Одна вента сформировалась и в Москве. Большое число членов было устранено. Другие же не возвратились совсем в Общество. Цель осталась та же, но Пестель заставил принять большинством искоренение царской семьи.

Сергей Муравьев вернулся и принял меня на киевских контрактах в 1823 г. Мы тотчас же выразили протест против истребления, и я написал речь об опасности кровавых мер (речь известна всему Обществу). С того времени снова начались разногласия, которые оставались до конца и производили множество столкновений. В Тульчине подчеркнуто рассматривали нас скорее как союзников Общества, нежели как составную его часть. Направление второй Главной управы, во главе которой мы были, не нравилось. Когда-нибудь станет известно, что Сергей Муравьев и я постоянно были умеренными членами в Обществе.

В тот же год мы поехали в Бобруйск, где приняли Швейковского и Норова (который в одно и то же время оставил Общество и службу). Узнав, что император будет делать смотр войскам, мы решили захватить его, заставить его подписать отречение, держать его под стражей и итти немедленно на Москву, увлекая по пути войска и осведомляя о себе народ прокламациями. Царствующий ныне государь также должен был быть арестован. Так как нас было только четверо в отделении, то я поехал в Москву с письмами к Михаилу Фонвизину и Михаилу Муравьеву, чтобы снова связать их с Обществом и привлечь нескольких молодых людей, которые прибыли бы в Бобруйск почти одновременно с императором и были бы включены в полки на предмет произведения арестов. Я не нашел в городе никого из тех, к кому я был направлен, и вернулся, говоря, что наш проект не может быть выполнен в этом году.

1824 год прошел без какого-либо другого выдающегося события, кроме нашего союза с поляками (о котором я буду говорить особо). Однако Общество делало успехи.

В 1825 году, услышав, как говорили, что император будет проводить смотр нашего корпуса, мы снова взялись за наш Бобруйский проект, но, уступая настояниям Директории и желанию большинства членов, мы согласились принести в жертву императора. Но мы держались твердо sa изгнание, но не за искоренение остальной семьи (это дело известное).
Прибыв в лагерь, мы узнали от Тютчева, бывшего семеновца, что существовало Общество под названием Соединенных славян и что оно действовало успешно. Я был приглашен на одно заседание. Я увидел там несколько артиллерийских офицеров из 8-й бригады и несколько пехотных офицеров 8-й дивизии; общее число простиралось до 20 человек. В большинстве артиллерийские офицеры мне показались очень решительными. Не так было с пехотинцами. Я назначил другое собрание в деревне по соседству с лагерем, и там те, которых я назвал на допросе, предложили себя для нанесения удара императору.

Тем временем мы постоянно собирались у Артамона Муравьева8. Одно собрание было у нас. Одно у Швейковского, в тот день, когда было получено известие, что у него отнят полк. Тогда Артамон стал настаивать на спешности действия. Он предложил себя для нанесения удара. На один момент все согласились с его мнением. Было решено послать Славян в Таганрог, чтобы уничтожить императора, арестовать Рота, Толя, вести их за корпусом, который немедленно направится на Москву. Мы же, Сергей Муравьев и я, однако, были того мнения, чтобы подождать смотра следующего года, на котором, как нам говорили, соберутся три корпуса и будет император. Приехавший на другой день после совещания Швейковский предложил то же самое; и проект был снова отсрочен.

В течение ноября месяца Артамон Муравьев приезжал в Васильков, опять настаивая на предложении начинать. Мы его от этого отговорили.

В ночь с 25 на 26 декабря прибыли жандармы, чтобы взять Муравьева, но он был в Любаре. Я поехал к нему. Мы с ним сговорились о том, что делать. Поднять на местах расквартирования неподготовленные войска было делом трудным. Хотя Артамон обещал присоединиться к нам, если мы выступим, но расстояние, которое необходимо было покрыть для достижения этого соединения, было велико. Полки, которые встречались на пашем пути, не были нашими. Все эти. обстоятельства нас обескуражили, и мы решили скрыться. Рассудив затем, что все равно мы неминуемо будем открыты, мы решили попытать счастья.

Я отправился уведомить Славян, чтобы они приготовили солдат к соединению с нами, лишь только мы появимся. Но, узнав, что местность в полном смысле слова наводнена жандармами, которые меня искали, я вернулся назад.

В это время подполковник Гебель в сопровождении жандармов приехал арестовать Муравьева. Но находившиеся там офицеры, в продолжении долгого времени озлобленные против Гебеля, бросились на него и нанесли ему несколько ударов штыками. Потом они захватили жандармов. На следующий день Муравьев во главе двух рот отправился в Васильков. Я присоединился к нему по дороге... Мы вошли в город. Принесли знамена. Муравьев приказал отпустить на волю солдат, содержащихся на гауптвахте, заставил принести к нему полковую кассу и провел ночь за подготовкой диспозиции похода.

Утром 31 декабря, после молитвы и чтения полковым священником рода катехизиса, Муравьев покинул Васильков. Мы отправились в Мотовиловку, где были соединения 1-я гренадерская и 1-я мушкетерская роты. Только часть мушкетерской роты присоединилась к нам. С этого времени настроение начало падать. Походы утомляли солдат. Порядок, который Муравьев хотел ввести, вызывал ропот; наконец, после четырех дней похода, подобного похоронной процессии, мы встретили на равнине Ковалевки конную артиллерию с несколькими эскадронами гусар.

(Артиллерия была из роты Пыхачева, члена нашего Общества.) Хотя мы имели возможность пробиться, но Муравьев предпочел лучше пожертвовать собой, чем назначать междоусобную войну. Он заставил войска сложить оружие {2-я гренадерская, которая была во главе колонны, это засвидетельствует.-- Примеч. М. Бестужева-Рюмина.}. Ни одного ружейного выстрела не было произведено. Но, несмотря на то, что можно было ясно различить, что происходило в колонне, нам вместо парламентера послали пушечное ядро, и пальба продолжалась. Картечный залп поверг Муравьева. Тогда я повторил приказ рассеяться и, подняв Муравьева, пошел с ним навстречу гусарам, которым мы сдались. Ипполит Муравьев, у которого были пистолеты, пустил себе пулю в лоб.
     

ПРИМЕЧАНИЯ

       
"Данные о политическом обществе" -- краткий обзор деятельности Бестужева-Рюмина в тайном обществе, составленный им в 1826 году по требованию Следственной комиссии.
Публикуется по изд.: Восстание декабристов. Материалы, т. IX. М., Госполитиздат, 1950.
       
Бестужев-Рюмин Михаил Павлович (1803--1826) -- активный участник движения декабристов. Вместе с С. И. Муравьевым-Апостолом руководил Васильковской управой Южного общества. Один из организаторов восстания Черниговского полка. Казнен 13 июля 1826 года.
       
1. Съезд представителей всех управ Союза Благоденствия был созван в январе 1821 года в Москве. Чтобы рассеять подозрения правительства, которое знало о существовании общества из доноса, и удалить из него малоактивных членов, было решено формально объявить о роспуске Союза Благоденствия. В действительности же съезд постановил создать новую конспиративную организацию. Был принят новый устав, в котором указывало"", что "главная цель Общества состоит в том, чтобы приготовить государство к принятию представительного правления". Для достижения этой цели "признавалось необходимым действовать на войска и приготовить их на всякий случай". Таким образом, съезд послужил исходным пунктом для реорганизации общества. Он утвердил новую тактику, предусматривавшую применение оружия.
2. После Московского съезда на севере и юге возникли две крупные тайные организации -- Северное и Южное общества, которые разработали программные документы (конституционные проекты), подготовили восстание 14 декабря в Петербурге а восстание Черниговского полка на Украине. Южное общество было создано весной 1821 года и состояло из трех управ: Тульчинской, Васильковской и Каменской. В руководящий центр общества -- директорию -- были избраны: П. И. Пестель, А. П. Юшневский и Никита Муравьев. Северное общество возникло в конце 1822 -- начале 1823 года в Петербурге. Основание общества и его политическая деятельность на первом этапе связаны с именем Никиты Муравьева. Включение его в состав директории Южного общества диктовалось необходимостью координации действий тайных организаций.
3. Повало-Швейковский Иван Семенович (1790--1845) -- полковник, командир Алексопольского полка, член Васильковской управы Южного общества. Осужден на двадцать лет каторги. С 1839 года -- на поселении в Кургане, где и умер.
4. Норов Василий Сергеевич (1793--1853) -- отставной подполковник, член Васильковской управы Южного общества. Осужден на пятнадцать лет каторги. С 1826 года -- в Свеаборге, Бобруйске, в 1835 году переведен рядовым на Кавказ. С 1838 года жил в подмосковной деревне под надзором полиции. Умер в Ревеле.
5. Александр I.
6. Николай I.
7. Речь идет о переговорах, которые по поручению директории Южного общества Бестужев-Рюмин вел с польским революционным обществом о совместном выступлении против самодержавия.
8. Муравьев Артамон Захарович (1794--1846) -- полковник, член Союза Спасения, Союза Благоденствия, Южного общества, командир Ахтырского гусарского полка. Осужден на двадцать лет каторги. С 1826 года -- в Нерчинских рудниках, с 1839-го -- на поселении в Иркутской губернии, в селе Большая Разводная.
9. Рот Л. О. -- генерал-лейтенант, командующий 3-м корпусом 2-й армии на юге.
10. Толь К. Ф.-- генерал-лейтенант, начальник штаба 1-й армии.
11. Гебель Г. И. -- командир Черниговского полка.
12. Пыхачев Матвей Иванович (1791--186?) -- капитан конно-артиллерийской роты, член Южного общества. Во время выступления Черниговского полка Пыхачев изменил тайной организации, перешел на сторону правительственных войск и 3 января 1826 года активно участвовал в подавлении восстания. Именно поэтому он не был подвергнут наказанию.
13.  Ипполит -- И. И. Муравьев-Апостол (1806--1826), прапорщик, младший брат С. И. Муравьева-Апостола. Увидев, что восстание Черниговского полка подавлено, застрелился на поле битвы.

0

8

Несостоявшаяся любовь Михаила Бестужева-Рюмина

В 1823 году пятнадцатилетняя Катенька, дочь сенатора, генерала Андрея Михайловича Бороздина, впервые появилась на балу в Киеве, сразу покорив сердца и вскружив головы молодым офицерам.
Красавица ответила взаимностью Михаилу Бестужеву-Рюмину. Он посещал имение Бороздиных и спустя год предложил Екатерине руку и сердце.

Молодые люди любили друг друга - но в данном случае браку воспротивились родители Бестужева - ссылаясь на молодость сына, его малый чин и затрудненность карьеры для бывших семеновских офицеров после восстания Семеновского полка.

Роман Катеньки Бороздиной с молодым и пылким декабристом-южаниным Михаилом Бестужевым-Рюминым  оброс многочисленной перепиской. Но длительные уговоры и переписка, попытка вмешательства друга Бестужева - декабриста Сергея Муравьева - ни к чему не привели, родители не дали благословения на брак.

Бестужев открыл предмету своей страстной любви существование тайного общества и предупредил девушку, что возможно его ждет каторга, Сибирь, - и юная Катенька, восторженно внимая мужу, давала обещание последовать за ним хоть на край света.

Родственник Бестужева, посредничавший между влюбленными и родителями, писал по этому поводу:
"Молодая особа, которую сейчас ничто не пугает, обманывает самое себя относительно будущего так же, как и ты, и также раскается; однако, когда имеешь немного опыта, знаешь, что это общий язык всех молодых людей, которые желают пожениться. Пусть влюбленный скажет своей возлюбленной, что через два дня после брака он должен поселиться в глубине Сибири, - и вперед отвечу ему: будут счастливы последовать за ним в ссылку, любовь-де скрашивает пустыни - и все высокие слова, которым одна неопытность придает некоторое значение".

Однако обстоятельства оказались сильнее молодой пары - влюбленные расстались.

В отчаянии от родительского отказа Михаил Бестужев писал:

"... вы не можете себе представить ужасное будущее, которое меня ожидает. К счастью, возле меня находится друг (С. Муравьев), который разделяет мои печали, утешать меня в них было бы верх сил. Не подумайте же, что я хочу вас испугать намеком на самоубийство. Нет. Я не покушусь на жизнь, с которой, может быть, соединена жизнь моих престарелых родителей… Причина образа действий моих родителей, на мой взгляд, заключается в их убеждении, что я глупец, которого всякий может провести в собственных интересах. Я не знаю, утешительно ли такое мнение о 24-летнем сыне, но мне хочется верить, что оно несправедливо".

Укротила бы женитьба неистового заговорщика?
Кто знает…

Однако родители подпоручика не дали благословения. Помолвка была расторгнута. Исполнив волю отца и отказавшись от женитьбы, Бестужев-Рюмин тем самым скомпрометировал ни в чем не виноватую девушку…

«Дуэль была назначена на Михайлов день, 8 ноября 1824 года. Стрелялись члены Южного тайного общества подпоручики Михаил Бестужев-Рюмин и Владимир Лихарев из любви «pour une belle brune» (к красавице брюнетке).

Итак, 8 ноября дуэлянты, секунданты и штабной лекарь в колясках выехали за город.

Лихарев стрелял первым, и его пуля сорвала левый эполет с плеча противника. Ответная пуля пробила тонкое офицерское сукно и застряла в мягкой ткани правого бедра. Громко закричали вороны на деревьях. Владимир Николаевич медленно опустился на снег…
В городе, осмотрев внимательно рану, лекарь посоветовал не трогать пулю.

Бестужев с головой окунулся в подготовку восстания на юге, а предмет его любви Катенька Бороздина через полтора года, 17 августа 1825 года, вышла замуж…   за  молодого поручика Владимира Лихарева - тоже декабриста.  Супружеская чета поселилась под Киевом в селе Яновка Чигиринского уезда в доме Иосифа Поджио (члена тайного общества), который был женат на Марии Бороздиной, сестре Екатерины.
Вероятно этим объясняется холодность в отношениях между В.Л. Давыдовым, И.В. Поджио (как ближайшими родственниками Катеньки Бороздиной) и М.П. Бестужевым-Рюминым.

Лихарев был арестован (при беременной жене) и свой срок - правда, сравнительно небольшой - получил.
Однако Катерина Лихарева за мужем в Сибирь не последовала, как обещала прежнему жениху Михаилу Бестужеву-Рюмину, а, воспользовавшись правом на развод, через несколько лет вышла замуж второй раз за Льва Шостака.

И как просто теперь предположить, что девица, которая не пошла за Лихаревым в Сибирь, не пошла бы и за Бестужевым.

Но кто знает, кто докажет?
Говорила, что пойдет; видно, любила, может, за Лихарева пошла с горя?

0

9

https://img-fotki.yandex.ru/get/986410/199368979.17e/0_26e113_26a8a53f_XXXL.jpg

Василий Николаевич Бестужев-Рюмин (14.09.1835-12.02.1910), генерал от артиллерии;
племянник декабриста. Фотография 1897 г.

Василий Николаевич Бестужев-Рюмин (14 сентября (26 сентября) 1835 — 12 февраля (25 февраля) 1910) — генерал от артиллерии, начальник Императорского Тульского оружейного завода (1876—1889), инспектор оружейных и патронных заводов (1889—1909).

0

10

О. И. Киянская

ДЕКАБРИСТ М. П. БЕСТУЖЕВ-РЮМИН  В ОЦЕНКЕ СОВРЕМЕННИКОВ

Декабрист Н. М. Бестужев-Рюмин – фигура парадоксальная. Один из пяти казненных, один из главных деятелей движения, но если о других деятелях написана большая литература, то о нем почти никакой литературы нет, за исключением двух-трех статей, написанных в двадцатые годы. И очень мало известно о его личности и делах. Я полагаю, что главная причина этого – оценки современников. С одной стороны, существует убеждение современников, которое подтверждается известной фразой Пестеля на следствии, что Бестужев-Рюмин составляет одного человека со своим другом Сергеем Муравьевым.
С другой стороны, есть многочисленные негативные отзывы о нем. Например, Михаил Орлов пишет: «Бестужев с самого начала так много наделал вздору и непристойностей, что его к себе никто не принимает».
Михайловский-Данилевский считал, что Бестужев-Рюмин «играл в обществе роль шута, вел себя так ветрено, что над ним смеялись».
Декабрист Басаргин: сердце у Бестужева-Рюмина «было превосходное, но голова не в порядке». И. Д. Якушкин: Бестужев «взбалмошный и совершенно бестолковый мальчик, странное существо», «в нем беспрестанно появлялось что-то похожее на недоумка». Такого рода большинство оценок, данных самими декабристами.

В связи с этим возникают две проблемы.
Во-первых, кем был реально Бестужев-Рюмин, был ли он «недоумком», правы ли мемуаристы, или они не правы. Если они правы, то, собственно, за что его казнили, если они не правы, то возникает вторая проблема – с чем были связаны такие отзывы, откуда такая интерпретация его личности?

Его биография мало изучена. Он происходил из обедневшей семьи, его отец был отставным городничим маленького городка Горбатова. Он был пятым ребенком в семье. Несмотря на это, получил очень хорошее домашнее образование.

Сначала служил в кавалергардах, затем в семеновском полку, затем произошла семеновская история, после чего он оказался в армии в Полтавском полку. В 1822 г. вступил в тайное общество (общепризнанная дата 1823 г. – неверна). Через год он становится руководителем управы и определяет свои функции в тайном обществе. Это – партийное строительство, говоря современным языком. На суде ему инкриминировались два эпизода: переговоры с Польским патриотическим обществом и присоединение Общества соединенных славян к Южному обществу. Здесь интересно, как именно он сделал то и другое. Сам он показывал на следствии, что мечтал стать дипломатом и только отец выбрал для него карьеру военного. У него был учитель Мерзляков, известный поэт и автор учебника по риторике, учебника, который много раз переиздавался и был очень популярен в начале 1820-х годов. Те знания, которые дал ему Мерзляков, Бестужев-Рюмин впоследствии применил в своей практической конспиративной деятельности.

Он был известен как автор многочисленных т. н. «речей», которые декабристы потом воспроизводили в своих показаниях и некоторые даже помнили наизусть, настолько они были яркими. При филологическом анализе этих речей выясняется, что они – не импровизация, а профессиональное построение по риторике Мерзлякова. Он делал их так, как его учили.

Его дипломатические переговоры проходили целый ряд этапов. Как отмечали многие польские заговорщики и члены Общества соединенных славян, первое впечатление, которое он производил на собеседника, было отрицательным. Он настораживал и обескураживал своей странностью, странностью своего поведения и напором, который он обрушивал на собеседника. Собственно, Мерзляков так и пишет, что для того, чтобы иметь успех в науке убеждать, прежде всего, нужно вызвать к себе интерес у собеседника. Бестужев так и делал. Кроме того, он выяснял, чего хотят собеседники, каковы их идеи, на чем они настаивают. На следующую встречу он приносил новую речь, где уже учитывались интересы собеседников. Выстраивалась система аргументов, призванных действовать не столько на разум, сколько на эмоции. В этом заключался важный риторический прием той эпохи.
Система аргументов, которую подбирал Бестужев-Рюмин, в каждом случае была своеобразна. Он не стеснялся прямой фальсификации. Известна история, когда он рассказывал «соединенным славянам», что в тайном обществе, к которому он принадлежит, уже есть конституция, одобренная знаменитыми западными публицистами, и от «славян» требуется только принять ее в качестве собственного программного документа. Потом на следствии он сам признался, что говорил неправду. В беседах с поляками, которые хотели прежде всего освобождения Польши, он избрал своим главным аргументом дружбу народов, говоря, что вражда народов есть анахронизм. А на переговорах с «соединенными славянами» он пытался увести собеседников от интернациональной идеи и сделать их сторонниками патриотического Южного общества, объясняя им, что нужно думать о русских, а не об иноземцах и запрещал им общаться с поляками. Таким образом, он подбирал различные аргументы для каждого конкретного случая.

«Славяне», молодые офицеры, горевшие жаждой славы, мечтали о своем «Тулоне» и о славе в потомстве. Эта идея и способствовала их вступлению в Южное общество.

В переговорах со «славянами» и поляками выяснилось, что Бестужев мастер не только риторики, но и интриги. Известен эпизод с майором Спиридовым, одним из лидеров Общества соединенных славян, который был избран посредником между Южным обществом и «славянским», приобрел статус руководителя управы, но был не согласен с «Русской правдой» и пытался возражать Бестужеву-Рюмину. Бестужев придумал другую структуру подчинения «славян» Южному обществу, в результате чего Спиридов превратился в представителя отдельной профессиональной группы в Васильковской управе Южного общества – пехоты.

Бестужев-Рюмин обладал незаурядным актерским мастерством, что сказалось, например, в его взаимоотношениях с полковым командиром, декабристом Тизенгаузеном. Уже на следствии Тизенгаузен вспоминал, что на самом деле не понимал, кто такой Бестужев-Рюмин, ему казалось, что это «маленький глупый мальчик», который его очень боится и внимательно выслушивает все его высказывания, а потом выяснилось, что Бестужев имел полную свободу передвижения по всей территории России, хотя это было запрещено для бывших «семеновцев», и что он совершенно не боялся своего командира, а просто умело играл свою роль.

Все эти качества Бестужева-Рюмина привели к тому, что итоги его деятельности в Южном обществе были очень внушительными. С поляками был заключен предварительный договор о совместных действиях. Общество соединенных славян вошло в состав Южного общества.

Можно сделать вывод, что мнение современников о Бестужеве, что это был недоумок, человек, не понимающий, чего он хочет, дурак и т. д., было предвзятым.
На следствии он сам все время пишет о себе как о вожде, лидере, пытается добиться аудиенции у царя, рассказать ему о своих идеях и планах. Откуда же такое отторжение его личности и дел?

Скорее всего, такое отношение возникло на следствии, когда перестала существовать иерархия тайного общества, деление на «братьев», «мужей» и «бояр». Когда эта иерархия существовала, Бестужева-Рюмина никто «недоумком» не считал, ему подчинялись и многие были подвластны его обаянию. Но потом выяснилось, что они подчинялись обыкновенному подпоручику, совсем молодому человеку, и это было очень трудно перенести. И на следствии, в показаниях многих декабристов – Орлова, Якушкина, Артамона Муравьева  и других – началась эта реакция отторжения, а затем из следственных дел это перекочевало в мемуары.

Отзывы современников, на мой взгляд, не должны заслонять личность этого человека и выдающегося декабриста. Он «виноват» только в том, что был моложе многих. И, конечно, личность эта достойна изучения.

Н. А. Троицкий: Как оценивал Бестужева-Рюмина Сергей Муравьев-Апостол?
О. И. Киянская: Когда его спрашивали, кто были главными членами Южного общества, он отвечал: «Пестель, Бестужев-Рюмин и я».

0


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » Бестужев-Рюмин Михаил Павлович.