Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » Бобрищев-Пушкин Павел Сергеевич.


Бобрищев-Пушкин Павел Сергеевич.

Сообщений 1 страница 10 из 14

1

ПАВЕЛ СЕРГЕЕВИЧ БОБРИЩЕВ-ПУШКИН

(15.7.1802 — 13.2.1865).

https://img-fotki.yandex.ru/get/1337265/199368979.18f/0_26eb80_170129b3_XXXL.jpg

К.П. Мазер. Портрет П.С. Бобрищева-Пушкина. 1850-е гг.

Поручик квартирмейстерской части.

Из дворян Московской губернии. Родился в Москве. Воспитывался дома под наблюдением эльзасца Облингера, затем в Московском университетском пансионе и в Московском учебном заведении для колонновожатых, куда поступил 31.1.1818. Выпущен прапорщиком — 10.3.1819, в 1819 читал лекции по полевой фортификации в школе колонновожатых, в апреле 1820 командирован из Главной квартиры 2 армии на топографическую съемку Подольской губернии, где находился 4 года, подпоручик — 2.4.1822, за труды по съемке награждён орденом Анны 4 ст. — 10.7.1822, в 1824 преподавал математику топографам при Главной квартире 2 армии, в 1825 читал лекции по математике в учебном заведении для подпрапорщиков 2 армии, поручик — 29.3.1825, в 1825 назначен состоять при Главной квартире 2 армии. Писал стихи (в сб. «Каллиопа», 1817).
Член Южного общества (1822).
Приказ об аресте — 30.12.1825, арестован — 8.1.1826 в Тульчине, доставлен в Петербург на главную гауптвахту — 16.1.1826, в тот же день отправлен в Петропавловскую крепость («присылаемого Пушкина 2-го посадить по усмотрению и содержать хорошо») в №16 между бастионом Екатерины I и Трубецкого.

Осуждён по IV разряду и по конфирмации 10.7. 1826 приговорён в каторжную работу на 12 лет, срок сокращён до 8 лет — 22.8. 1826. Отправлен из Петропавловской крепости в Сибирь — 27.1.1827 (приметы: рост 2 аршина 7 1/8 вершков, «лицо чистое, смугловатое, круглое, глаза тёмнокарие, нос продолговатый, волосы на голове и бровях тёмнорусые»), доставлен в Читинский острог — 17.3.1827, прибыл в Петровский завод в сентябре 1830. Освобожден указом 8.11.1832 и обращён на поселение в Верхоленск, а затем в Красноярск, указом 6.12.1839 разрешено переехать в Тобольск для надзора за братом, помещенным там в доме умалишённых, по высочайшему повелению 11.1.1856 разрешено вернуться в Тульскую губернию в имение сестры. Всю жизнь любил Н.Д. Фонвизину. Умер в Москве в доме Н.Д. Фонвизиной-Пущиной.

Похоронен на Ваганьковском кладбище.

ВД, XII, 389-409; ГАРФ, ф. 109, 1 эксп., 1826 г., д. 61, ч. 251.

0

2

Алфави́т Боровко́ва

БОБРИЩЕВ-ПУШКИН 2-й Павел Сергеев.

Поручик Квартирмейстерской части.

Принят в Южное общество в 1822 году. Знал о предположении лишить жизни покойного императора и, захватив всю высочайшую фамилию, установить Временное правление, которое долженствовало продолжаться l10 лет, а потом устроить правление представительное: Слышал о существовании Польского общества, о сношениях его с Южным и о желании оного уступки Волынии и Подолии, равно и о предположении начать возмутительные действия в 1826 году. Он также участвовал в сокрытии бумаг Пестеля.

По приговору Верховного уголовного суда осужден к лишению чинов и дворянства и к ccылкe в каторжную работу на 12 лет.

Высочайшим же указом 22 августа повелено оставить в работе 8 лет, а потом обратить на поселение в Сибири.

0

3

"Усладительная болезнь моего сердца..."

В. Колесникова

Журнал «Наука и религия», №10, 1991 г.

Он еще раз перечитал последние строчки ее письма. Встал и принялся ходить по комнате - по диагонали, как привык за год ходить по своей одиночке в Петропавловской крепости. Почему-то зазвучала шекспировская фраза: "Нет повести печальнее на свете..." - Нет? - спросил он вслух и продолжал вслух же рассуждать: - Да, это печально, погибли два юных существа. А мы? Уже не юные. Не погибли. Мы заживо похоронены в Сибири. Любим впервые в жизни. И навсегда. И не можем быть вместе. Что печальнее? Что печальнее?..

Он подошел к столу, взял перо, задумчиво повертел в руках, бросил и, схватив письмо Натали, осыпал его поцелуями, потом приложил к лицу и прошептал сквозь слезы:
- Любимая! Что, что нам делать? Что есть у меня, кроме моей любви? Я нищ, и не только сейчас - всегда. У меня нет будущего - только бедность и безумный брат мой. Что я могу дать тебе? Ты бежала от бедности в брак с Михайлой Александровичем. Зачем же опять убегать тебе в бедность. И он... Если б только богат. Но ведь добр, благороден, умен, любит тебя без памяти! И он друг мой!
Павел мечется по комнате, потом обессиленный падает на колени перед иконами:
- Господи, вразуми ее, дай силы мне!..
Он долго то вслух, то беззвучно молиться. Потом успокоенный поднимается и долго пишет ответ любимой. Складывает листки и тихо, будто душа вздохнула, будто сердце обрело голос, произносит:
- Есть повести печальнее на свете...

Герои этой повести - Павел Сергеевич Бобрищев-Пушкин и Наталья Дмитриевна Фон Визина.

Он - декабрист, член Южного общества. Следственный комитет по делу декабристов "силу и вины": 23-летнего поручика свиты Его ИМПЕРАТОРСКОГО Величества обозначил: "Знал об умысле на цареубийство и участвовал в умысле бунта принятием на сохранение бумаг Пестеля и привлечением в тайное общество одного члена". Павел Бобрищев-Пушкин вместе с братом Николаем, понимая политическую и идеологическую значимость первой Российской антимонархической Конституции П.И. Пестеля и желая сохранить ее для России, для будущего, решают спрятать ее после ареста Пестеля (13 (25) декабря 1825 года), нарушая приказ, гласивший: «Русскую правду» - сжечь!" Братьев не останавливает сознание, что при этом они рискуют головой. Верность своим республиканским убеждениям П.С. Бобрищев-Пушкин пронес через всю жизнь. Почти шесть лет он провел на каторге. Местами ссылки были городок Верхоленск (1833), через полгода Красноярск (1833 - 1840), последние 16 лет прошли в Тобольске. Как вспоминали товарищи и сибирские знакомые, Павла Сергеевича называли не иначе, как другом человечества. " Всю жизнь посвятил он на служение страждущему человечеству", - писала М.Д. Францева. Людям отдавал он свое сердце, время, силы, таланты. А талантами П. Пушкин наделен был в избытке: блистательный математик, поэт, баснописец, переводчик (в частности, перевел " Мысли" Б. Паскаля ), рисовальщик, архитектор, теолог и философ. Декабрист И.Д. Якушкин писал, что Пушкин "прекрасные способности ума".
Все эти многообразные таланты дополнились еще множеством ремесел, которые Павел Сергеевич освоил на каторге: стал закройщиком, портным, столяром, плотником, слесарем, переплетчиком - всего не перечислишь. Кроме того, изучил гомеопатию, имел огромную врачебную практику в Тобольске. Его пациентами были бедняки, которых он лечил бесплатно. В 1848 году во время эпидемии холеры в Тобольске П.С. Бобрищев-Пушкин спас около 700 больных.

Она - жена декабриста М.А. Фонвизина, Наталья Дмитриевна, урожденная Апухтина. Единственная любимая дочь богатого помещика Д.А. Апухтина, первые 16 лет жила счастливо, беззаботно,но к 20-м годам века отец ее разорился. После долгих раздумий 19-летняя Наташа согласилась (в 1822 году) выйти замуж за своего двоюродного дядю - 34-летнего генерал-майора в отставке, героя Отечественной войны 1812 года М.А. Фонвизина. Уже в Сибири своему духовнику замужество она объяснит чувством долга:"Надобно было спасать отца". Тихое семейное благополучие, радость материнства длятся только до декабря 1825 года, когда Михаила Александровича арестовывают Едва оправившись от родов второго сына, она спешит из Москвы в Петербург, чтобы просить за мужа. В 1828 году Наталья Дмитриевна следует за ним в Сибирь, оставив обоих сыновей на попечение родителей. Делит с М.А. Фонвизиным все тяготы его неволи. В Сибири у них рождается еще двое сыновей, но умирают в младенчестве. Самое тяжелое горе супругов Фонвизиных настигает в 1850 и в 1851 годах: один за другим умирают уже взрослые сыновья. Перед мужеством Натальи Дмитриевны преклоняются все декабристы. В Сибири у нее было несколько воспитанников, среди которых - М.Д. Францева, оставившая воспоминания о тобольских декабристах. Все знавшие Наталью Дмитриевну отмечали ее незаурядный ум, неутомимую энергию, феноминальную память, начитанность и глубокие познания в философии и теологии, характер самобытный, сложный и противоречивый. П.С. Бобрищев-Пушкин, говоря о своеобразии ее натуры, отмечал, что живет в ней несколько "я": твердость, решимость - и бесконечная мягкость и доброта; мужской практический ум - и женская беспомощность; научные знания - и глубочайшая религиозность; завидная логика - и непоследовательность, граничащая с авантюризмом. Добавим: натура страстная и, казалось бы, необузданная - и способность подчинить земные желания велению духа и долга - такова Н.Д. Фонвизина. Она умерла в 1869 году, пережив самых близких и беззаветно любивших ее...

Нельзя не испытывать чувства неловкости, заглядывая в мир интимных отношений двух людей. И здесь бессильно оправдание давностью лет. Любовь двух - всегда сегодня, потому что перед этим чувством бессильно время и оно не подвержено старости. Пытаюсь объяснить, почему так хочется рассказать о любви, что началась в конце 30-х годов века минувшего: в рвении архивных поисков письма П.С. Бобрищева-Пушкина к Н.Д. Фонвизиной 1838 года я обнаружила случайно и почувствовала, что светом, идущим от них, нельзя не поделиться с другими.
Письма П.С. Пушкина января - марта 1838 года могли показаться лишь высокодуховными беседами, не обнаружься среди других эпистолий декабриста той, что датирована 28 марта 1857 года. Это письмо - ключ к ним, письмо объяснение в любви, первое и единственное письмо-исповедь...

Середина 30-х годов минувшего века. Сосланный на поселение в Красноярск декабрист П.С. Бобрище-Пушкин ведет жизнь самую деятельную: врачует гомеопатией, рисует, пишет басни, переводит Б. Ласкаля, занимается ремеслами. Отчаянно бедствует : вместе с психически больным братом, о котором трогательно заботится, он получает в год 114 рублей 28 4/7 копейки серебром казенного пособия. В то время он безмерно далек от ощущения, что идет к нему радость-беда всей его жизни - его Любовь.

"С первого взгляда, как ты проезжала через Красноярск в Енисейск (в 1834 году Фонфизины ехали на поселение в Енисейск - В.К.), ты уже показалась мне чем-то отличным для меня. Но я был в таком аскетичном состоянии, что на этом не останавливался", - вспоминал Павел Сергеевич в письме 1857 года. "Какая нездешняя женщина, - подумал он тогда и испугался: - Что значит нездешняя?" - не нашел и не стал искать ответа. Но несколько дней после этого в самые неожиданные моменты вдруг наплывали на него ее огромные глаза - они грустили и смеялись, вопрошали и звали куда-то.
"Что со мной?" - недоумевал он. И, пожалуй, впервые подумал, что ни одна женщина еще не привлекала его внимания. В годы учебы в Муравьевском училище они с братом часто бывали в свете. Он знал, что нравится, и относился к этому как к должному. Павел любил балы. Сама атмосфера, прилежность и налаженность бальной суеты сливалась в образ праздника, который уносил юного офицера на несколько часов из однообразия военных его занятий в беспредметные дали, в бездумье и беззаботность. Вся сановная Москва вывозила на балы дочерей. И, конечно, для него, хотя и небогатого жениха, но знатного и родовитого, большая его родня непременно сыщет ту, что станет его женою. Может быть, он даже влюбится. Но случится это или нет, брак все равно заключается на небесах, и он только подчинится воле Всевышнего. Ему даже в голову не приходило хлопотать об этом предмете. Балы... И почему-то он сразу представлял Ее - в белом платье, и лицо будто одни эти выманивающие его душу из заточения глаза.
"Когда вы переехали в Красноярск, я уже с увлечением беседовал с тобою, и раз, когда ты рассказывала о каком-то архимадрите Павле, невольно проговорилась внутри, что не ты ли будешь тем же для меня. Все это скользнуло без особой остановки, ибо духовное мое состояние было еще слишком сосредоточенно".
Его душа просыпалась долго и недоверчиво. Ее же пробудилась сразу, чувство - бурное, неудержимое - находило выход лишь в письмах Натали, безошибочно угадав притягательное родство их душ, так же зорко разглядела и то, что чувственная природа его еще спит и бог весть как откликнется на прямой ее зов. И Наталья Дмитриевна пишет Павлу Пушкину письма-исповеди о поразившей ее сердце любви, не называя имени любимого. Павел Сергеевич ошеломлен. Твердыня его понятий - светских, религиозных, нравственных - о таинстве и святости брака зашаталась. Он почитает это настоящим горем для Натальи Дмитриевны. "Когда мне пришлось вмешаться в твое горе, то не самонадеянность одна, а какая-то несознательная радость, что я могу безгрешно помогать человеку, в котором я так ясно видел печать Божию, меня увлекла, как вихрем."
Они живут через несколько улиц друг от друга. Павел Сергеевич ежедневно бывает в фонвизинском доме, но, безусловно, не может говорить о "горе" Натальи Дмитриевны в присутствии М.А. Фонвизина. Но он почти ежедневно пишет ей, вручая свои послания во время визита. В письмах он ведет борьбу с любовью-искушением Натали: "Подлинное искушение Ваше таково, что я не читал ему ничего подобного. О моя голубушка, воспряньте, отрясите этот сон с очей Ваших, разрушьте это неестественное очарование. Страсть ваша сама по себе хотя есть несчастное и виновное заблуждение, но она более достойна плача, нежели осуждения, ибо она сама собой наказывается, делаясь для Вас нестерпимою мукою..."
Когда Наталья Дмитриевна наконец признает, что предмет ее любви он, Павел Пушкин, он повергнут, и не только этим признанием, но и тем, что понимает:его собственные чувства вырвались из заточения. радость, недоумение, бессильная попытка прикрикнуть на свою и ее любовь, слезы умиления и слезы боли - все в письмах марта 1838 года. Он пытается найти спасение от наступающей на него любви в евангельских изречениях и христианских установлениях. Тщетно! В письме-исповеди 1857 года, когда без этой любви Павел Сергеевич уже не мыслит существования, но состояние страсти-бури вошло в более спокойное русло, он напишет: "Последующее уже было перемешано - тут была и борьба, и увлечение, и угождение твоей увлекающей, как быстрина потока, природе. Тут я не только уже невольным чувством, но и волею усиливал твою привязанность, чтобы дать привал увлекшему тебя чувству. Таким образом, впутался так, что уже сердцу не было иного выхода, как переходить от невольного к произвольному увлечению. Ты сделалась как усладительная болезнь моего сердца. Все родные и весь мир для меня исчез. Одно только существо для меня было дорого, его счастие и спокойствие, и возвращение к Богу было моею молитвою и желанием."
В 1838 году Михаила Александровича Фонвизина переводят на поселение в Тобольск. Натали и оставшейся в Красноярске Павел, подстегивая себя напоминанием о чувстве долга, надеются на спасительность разлуки. В мартовских письмах он даже прибегает к менторству, потому что Натали мечется, затягивает отъезд, придумывая какие-то причины: "Только не начинайте ничего опрометчивого, по какой-то минутной вспышке. Это вредно и для Вас - на что это похоже: то давай ехать, то опять валяться в ногах "Батюшка мой, останься", как Вы делали. Впрочем, не осуждая Вас, говорю, голубушка моя милая, ибо знаю, что Вы не знаете, куда кинуться, чувствую это и понимаю. Однако эти романтические вспышки Вы бы, кажется, имели уже довольно сил оставить".
Трудным был этот год для Натальи Дмитриевны, безутешным - для Павла Сергеевича, как свидетельствуют ремарки его в письмах из Красноярска сентября 1838 - начала 1839 года. "Я стал гораздо рассеяннее и много переменился, Вы это сами уже давно заметили. Внутренняя потеря не вознаграждается ничем внешним. Рассеянность заглушает только на короткое время тоску души, которая с тем большим прискорбием чувствует свое уклонение, а пересилить уже не может" (30 сентября 1838 года).
"Есть положения, что и взгляд на самого себя так бывает тяжек, что бегаешь туда и сюда, чтобы заглушить вид своего внутреннего опустошения. Горько все это сознавать на опыте, но в путях божьих, как знать, может, и это нужно. Чтобы узнать цену даров Божьих, может быть, бывает , нужно их лишиться - дай Бог, чтобы только не навсегда" (29 октября 1838 года).
В феврале 1840 года братьев Бобрищевых-Пушкиных также переводят в Тобольск. Павел Сергеевич и Наталья Дмитриевна встретились вновь. Но все изменилось. "Я тут только увидел, - пишет Павел Сергеевич в исповеди 1857 года, - что ты перешла пропасть, а я за нею или чуть ли в ней и до сих пор остался... Твой прием, дружеский, но совсем в другом роде, меня озадачил. Духом я благодарил Бога о твоей перемене, но собственное мое обнищание тем сделалось сознательнее. Возвращение к чувственным искушениям и падениям, которые имели влияние на упадок душевных и телесных сил, ввергли меня в совершенное уныние и ропот... Последующие немощи твои опять сделали мне тебя доступнее, хотя они и причиняли мне сердечное горе, но сближение твоей нищеты с моею воскрешали воспоминания благие. Одним словом, в других только фазах, но и тут, и там ты одна была сретоточением всей моей внутренней жизни. День, в который я не видал тебя или не слыхал, был для меня не днем, а ночью. И вообще для меня люди существовали и теперь существуют только в отношении к тебе". Так написал он в 1857 году, а тогда, в 1840-м, спрятал свое чувство под покровом нежной и преданной дружбы. Редкий день во все годы жизни в Тобольске не бывал П.С. Бобрищев-Пушкин в фонвизинском доме. Не угасала его любовь, обретая с годами все большую духовную устремленность к идеалу. А для Натальи Дмитриевны, преодолевшей любовь во имя долга, он остался на всю жизнь ее духовным братом, другом, к которому она (первому и единственному) обращалась за советом, помощью, поддежкой, кому открывала тайники души своей...
М.А. Фонвизину ранее других декабристов - в 1853 году - разрешили вернуться на родину. Через год Михаила Александровича не стало. Тяжело переживала его смерть декабристская семья. Когда боль утраты ослабела, не мог, вероятно, не помышлять о союзе с любимой Павел Сергеевич. Но вдруг узнает, что иная любовь уже завладела сердцем Натальи Дмитриевны - к И.И. Пущину. Любовь взаимная, но так уж устроена Натали, что не может жить без этакого романтического виража. Она пишет в Сибирь длинные письма-исповеди, но адресат нередко получает их после прочтения и одобрения П.С. Пушкина. Наталья Дмитриевна не решается на брак с Пущиным. Ее терзают размышления о поздних ее и Ивана Ивановича летах, неуверенность и т.д. Эти письма-терзания перемеживаются с пылкими "юными" посланиями. То готова идти под венец - то ревнует, то желает принести в жертву свою свободу - то бичует себя раскаянием. Большой Жанно на этих гигантских эмоциональных качелях чувствует себя беспомощно, как ребенок. Павлу Сергеевичу не остается иного, как прийти им на помощь. "Насчет Ивана мое мнение, как прежде, так и теперь, одно и тоже. Прежде твоих борений ведь ты была уверена, что жребий относился к нему. Предайся воле Божьей, и ты успокоишься", - пишет он 28 марта 1857 года. П.С. Бобрищев-Пушкин успокаивает, умиротворяет не только любимую, но и И.И. Пущина: "В полулистке от 11 апреля ты говоришь, что знаешь мою сильную к ней привязанность. В письме от 22... ты спрашиваешь опять, есть ли мое сердечное на ваш союз благословение. Друг мой любезный, мое сердечное благословение на всем, что только касается до этого дорогого мне человека. Мне самому, уверяю тебя, ничего тут не надобно. Если во всем этом исполняется воля Божия и есть надежда возможного на земле успокоения после стольких бурь, могу ли я, который о ее благе только и думаю и молюсь, отказать ей в сердечном благословении, а тебе, мой великодушный и добросовестный друг, и подавно, когда я знаю, что ты ее не столько для себя, как для нее, а она не столько для себя, как для тебя любит.
Возникало во мне иногда, каюсь тебе, особенно сначала, борьба и с той гадкой стороны, где лежит собака на сене, - сама не есть и людям не дает. Но я отмаливался от нее, как от недуга болезненного. Богу и мне самому гадко и противно. В этом грехе прости и ты меня, друг мой сердечный. Но дело в том - все это ветер дующий и преходящий, а глубиною воли моей я там, на что есть воля божия. Если ему угодно исполнить ваше предположение и благословить вас счастием, то оно, конечно, будет и моим счастием.", - писал Павел Сергеевич Пущину 7 мая 1857 года, когда он уже свыкся с мыслью, что любимой не быть с ним рядом никогда. А как страдало и мучилось его сердце, мы вряд ли узнали бы, не будь его письма-исповеди 28 марта 1857 года.

Того огня, что зажгла Н.Д Фонвизина в его душе почти два десятилетия назад, хватило на всю жизнь, но за два месяца до брака любимой с другом силы временно изменили ему. Выше этих только человеческих сил было последнее испытание его любви: он имел объяснение с Натальей Дмитриевной, когда в начале марта 1857 года гостил у нее в Марьино, и, видимо, сдерживаемые столько лет чувства вырвались наружу бурно, бесконтрольно и безоглядно, отбросив узду разума. Безусловно, нашла Наталья Дмитриевна слова, которые как-то примирили с безответностью его чувства. Однако горечь потери, неловкость от ненужного объяснения с любимой перекрывается в его исповеди чувством острой сердечной боли: "Зачем я, несчастный и обреченный на вечное одиночество человек, увлекся теперь несбыточным и совершенно ни с чем не сообразным увлечением сердца? Забыл и о духовном родстве, которое, может, ставит непреодолимую преграду между нами, забыл, что я, может быть, тебя оскорбляю и унижаю своими дерзкими мечтами. Забыл, что ты уже почти соединена с человеком, который, по моему сознанию, искренне тебя любит и которого, по моему глубокому сознанию, я мизинца не стою. Забыл все это и увлекся, и запутался, как птица, в сети летящая. Но какое бы, произвольное или невольное ни было это увлечение - произвольное потому, что я питал его и им услаждался, невольное потому, что в этого рода страстях и произвольное делается невольно, - в одном себя упрекаю: зачем высказался?"
И как крик отчаяния: "Только ты меня не покидай, а то для меня это будет невыносимое горе. У меня, одинокого, только и приюта, что твоя дружба".

И.И. Пущин и Н.Д. Фонвизина венчались 22 мая 1857 года. И двух лет не продлилось их счастье - Иван Иванович умер 3-го апреля 1859 года на руках верного Павла Сергеевича, который бессменно дежурил у постели друга и услышал последнее "прости" оставшимся на земле и последний вздох И.И. Пущина.
Видимо, дружба Натальи Дмитриевны и Павла Сергеевича в последние годы походила на родственные отношения двух пожилых людей. Он часто приезжал из своего Коростино Тульской губернии к ней в Москву и подолгу гостил. Здесь 13 февраля 1865 года настиг его и последний час - он умер на руках женщины, которую боготворил всю жизнь. И как знать, не было ли в рыцарственном этом чувстве мужчины еще и детской привязанности ребенка, который не знал материнской ласки с 12 лет? П.С. Бобрищев-Пушкин умер с той же надеждой, с которой прошел жизнь и о которой писал в исповеди: "И все-таки я уверен, что никто меня так глубоко и чисто не любит, как ты, которой принадлежит все живущее во мне и существующее".
Цельные натуры, видимо, одинаково видят в любви три ее ипостаси: любовь-долг, любовь духовную и любовь земную. Для Н.Д Фонвизиной они соотнеслись с тремя разными людьми. Для П.С. Бобрищева-Пушкина все три сосредоточились в ней, единственной его Натали. И не кажутся нам противоречащими друг другу его к ней обращения: "Ты - усладительная болезнь моего сердца" а потом: "Мой друг, сестра моя единственная и неоценимая, я от тебя ничего телесного и земного не желаю и не требую. Но будем вечными, неизменными друзьями". Безответность земного чувства не только не обеднила его душу, но возвысила до самоотречения.

0

4

***

Услышавши слепой,
Что можно в зеркале увидеть образ свой,
Обрадовался он тому,
И зеркало купить послал тотчас слугу.
Вот зеркало купили;
Слепой наш смотрится в него;
Но все по-прежнему не видит ничего.
-Так, видно, сущий вздор об нем мне говорили,-
Вскичал брюзгливец наш слепой.
И рассердясь, вдруг толк его ногой.
Подобные слепцы в делах людских бывают.

0

5

https://img-fotki.yandex.ru/get/1000911/199368979.18f/0_26eb7d_1486d5cb_XXXL.jpg

Усадьба в Егнышевке.

В архивных документах Ягнышевка впервые упоминается в середине XVII века под 1651 годом как «пустошь», то есть невозделанный участок земли, заросший травами, мелким кустарником. Возможно, данная местность, первоначально использовалась как пастбище для мелкого скота, что могло послужить основанием для её названия.

«Ягня» -детеныш овцы, овца-перволетка, барашек (Толковый словарь Даля)

Владельческая принадлежность Ягнышевой пустоши впервые встречается в источниках под 1680 годом. Из документов следует, что Бобрищевы-Пушкины, стали владельцами Ягнышевки во второй половине XVII века при царе Алексее Михайловиче Тишайшем.

Хотя не исключено, что это могло произойти и ранее, но документальных подтверждений этому пока не найдено. В семье первых владельцев Ягнышевки бытовала легенда: в XV – XVI веках в местах где расположена Егнышевка, хозяйничал разбойник, по прозвищу Ягныш, который грабил проходящие по Оке суда. Много лет шайка Ягныша была неуловима для Алексинских воевод. Но однажды одному из приближенных воеводы –Бобрищеву-Пушкину –удалось захватить Ягныша и разгромить его шайку. В награду царь пожаловал земли, на которых прежде хозяйничал разбойник.

Вопрос о том когда Ягнышева пустошь стала населенным пунктом, тоже окончательно не решен. В исторических документах по алексинскому уезду до 1685 года населенный пункт Ягнышевка, не упоминается. Вероятнее всего сельцо Егнышевка возникло на месте принадлежащим Бобрищевым-Пушкиным пустоши в результате наследного дробления земельных владений путем переселения части крепостных крестьян на незаселенные земли.(предположительно в начале XVIII века) Позднее сельцо Ягнышевка, ставшее родовым поместьем одной из ветвей рода Бобрищевых-Пушкиных относилось к Успенской церкви села Вепри Вепрейского стана Алексинского уезда.

Род Бобрищевых-Пушкиных один из древнейших в России. Основателем Енышевской ветви рода стал Спиридон Иванович, потомок которого Сергей Павлович (1760г.р) отец декабристов Николая и Павла Бобрищевых, в начале Х IX века построил в сельце Ягнышевка большой деревянный дом с мезонином, ставший родовой усадьбой большой и дружной семьи. В которой было 11 человек детей.

Этот дом построенный на высоком берегу Оки просуществовал почти 100 лет, до конца XIX века, когда сын младшего из братьев –Владимир Михайлович, известный петербургский адвокат продал имение под дачу московскому –меценату Алексееву.

Новый владелец разобрал старый обветшалый дом и на его месте построил двухэтажный особняк в стиле ампир с мезонином и открытой бельведер –беседкой на крыше, которая со слов очевидцев, при сильном ветре вращалась, давая зрителям возможность, не сходя с места, осматривать живописные окрестности. От дома в парк, спускающаяся к реке вела каменная лестница, сохранившиеся до наших дней, украшенная скульптурами львов. В центре перед домом располагался фонтан.

С начала ХХ века в летнее время Егнышевка зажила бурной дачной жизнью. В доме Алексеевых часто принимали гостей.

В бурные годы Первой мировой и гражданской войн егнышевский дом Алексеева устоял, но после революции был вместе со всем имуществом национализирован и превращен в один из первых в Советской России санаториев для больных туберкулезом. В 1927 году санаторий преобразован в профсоюзный дом отдыха, в качестве которого просуществовал до начала Великой Отечественной войны. В годы войны дом отдыха, который по воспоминанием очевидцев, еще сохранял предметы интерьера Бобрищевых-Пушкиных, был разграблен жителями окрестных деревень и позднее взорван Советскими войсками. По другим данным, в дом попала немецкая бомба, а полуразрушенные стены стояли до середины 50 годов и были разобраны администрацией санатория.

После войны дом отдыха в Егнышевке возродился: выросли новые корпуса, были отстроены домики-дачи, благоустроена территория. Около 10 лет назад на историческом месте усадьбы, было начато строительство двухэтажного корпуса внешне напоминающего прежний дом Алексеевых, однако перестройка и лихие 90-е внесли свои коррективы, на месте дома возведено здание в духе современной архитектуры

А как было бы здорово, если бы восстановили историческую и культурную жемчужину тульского края.

+1

6

https://img-fotki.yandex.ru/get/197807/199368979.48/0_1f806b_7d019f36_XXXL.jpg

И.Д. Якушкин, П.С. Бобрищев-Пушкин и М.К. Кюхельбекер в Чите.
Акварель Н.П. Репина. 1828 г.
Государственный Эрмитаж, СПб.

+1

7

https://img-fotki.yandex.ru/get/909303/199368979.198/0_26f031_b23e1f4d_XXXL.jpg

Павел Сергеевич Бобрищев-Пушкин.
Неизвестный фотограф. Около 1865 г.

0

8

https://img-fotki.yandex.ru/get/939861/199368979.18f/0_26eb83_20f806e9_XXXL.gif
https://img-fotki.yandex.ru/get/901683/199368979.18f/0_26eb84_2ba19061_XXXL.gif

0

9

Виктор Азаровский


Христианин на каторге.
Павел Сергеевич Бобрищев-Пушкин

Изучая его биографию, я вначале подумал, что этот человек должен быть буддистом. Сострадательность и одинаково равностное отношение ко всем живым существам было в его природе, но он ещё развил эти способности на каторге. Заключение – лучшее место для размышлений и развития сознания. Но такие же способности развивают во всех известных религиях мира, уходя в пещеры, пустыни, кельи, скиты. Конфессия тут не столь важна. Важен сам человек, его рождение именно в этом образе, с этой судьбой.

Известная в среде интеллигенции XIX века Мария Дмитриевна Францева, которая с детства знала ссыльных декабристов, среди многих положительных характеристик лучшую дала ему – Бобрищеву-Пушкину. О нём наш пост.

Свидетели отмечали в нём глубочайшие религиозные чувства. Он был верующим человеком на словах и на деле. Жизнь его посвящена служению ближнему. Какая жизнь может быть выше такой! Я не пишу слово «цель», у таких людей образ жизни является служением страждущему человечеству.

Он никогда не был женат, избегал любых светских развлечений и удовольствий, старался не знакомиться и не встречаться с людьми, которые нарушали душевный покой других людей. Конечно, всех чуждаться он не мог, к тому же имел прекрасное воспитание и соблюдал приличия в обществе.

Очевидец пишет, что у него было слабое здоровье, особенно он опасался холода, следствием такой боязни были в некотором роде фантастические одежды, которые он придумывал для себя. Но ведь вся Сибирь – это холод.

Хорошего человека нельзя не любить. На каторге и в ссылке он пользовался всеобщим уважением и человеческой отзывчивостью всех – богатых и бедных, высокопоставленных, и простых. На каторгу и ссылку он не роптал, напротив, считал, что через эти страдания Господь открыл ему путь для подлинного развития души и сознания, показав пустоту и суету светской жизни. Каторга переродила и сделала его ещё лучше, изменив многие привычки.

Его настольной и повседневной книгой было Святое Писание. Текст он знал лучше многих богословов. Ведя аскетический образ жизни, он выработал в себе высочайшее смирение и незлобивость. Обрёл одинаковое благое расположение ко всем живым существам.

В Тобольске он изучал гомеопатию и безвозмездно лечил всех. Бедный люд шёл к нему непрерывно. Францева пишет, что из-за этого Бобрищев-Пушкин приобрёл лошадь и экипаж: ведь ему надо было успеть ко всем своим пациентам. Лошадь была маленькой и получила в народе прозвище Конёк-Горбунок.

Представляю такого доктора-Айболита середины XIX века в Тобольске, который зимой ездил на одиночных санях, а летом в экипаже: уложены медицинские книги, аптечка, одежда для разной погоды, готов в путь и сам доктор.
 

Уложив всё, - пишет Францева, - он садился сам, плотно укутанный в разные одежды, поверх суконной шинели, и отправлялся помогать больным.

Надо ли говорить с какой радостью его встречали пациенты?

Он был лучшим другом детей и самым родным для них человеком!

К тому же отличался высоким умом и образованностью, к нему обращались по всяким разным вопросам: от постройки дома до составления сметы… Во время холеры 1848 года, не успевая принимать больных, он привлёк себе в помощники семейства своих друзей-декабристов Фонвизиных и Свистуновых. В этот период он помог 700 больным холерой!

Качества эти он унаследовал от родителей, которые были помещиками Тульской губернии. В семье было одиннадцать детей! Почти все братья и сёстры писали стихи. Декабристами стали двое – Павел и Николай.

Излагаемые факты могут навести на мысль, что речь идёт о пожилом и солидном человека, но дело в том, что таким, каким мы его описываем, он был уже в совсем молодом, почти юном, возрасте.
Родился он 27 июля 1802 года, то есть во время декабристского мятежа ему было всего 23 года. В 15 лет он увидел свои стихи и басни в альманахе «Каллиопа», в 17 стал прапорщиком, окончив вместе с братом училище, где готовили офицеров Генерального штаба. В 1822 году стал подпоручиком, награждён орденом за произведённые топографические работы в Подольской губернии. В 22 года он преподавал и читал лекции по математике. В марте 1825 года получил чин поручика.

Ещё в 1822 году братья были «заражены» «Русской правдой» П. И. Пестеля, одной из основных программ декабристов. Они даже зарывали этот документ в своём имении, который нашли в 1826 году во время обыска.

Арестован 8 января 1826 года, доставлен на гауптвахту Санкт-Перебурга. Далее – всё, как и полагается настоящему декабристу: Петропавловская крепость, суд, приговор – 12 (сокращен до 8) лет каторги, Читинский острог, Петровский Завод, каторжная академия, где он читал курс высшей математики и вёл философские диспуты. На каторге работал закройщиком, столяром, успел сочинить статью о рождении слова, писал басни.

В 1832 году вышел на поселение. Сначала жил в Иркутской губернии, затем попросил перевода в Красноярк, где он ухаживал за умалишенным братом Николаем. В 1839 году Николая Сергеевича Бобрищева-Пушкина перевели в тобольский дом для умалишенных, за ним отправился и Павел Сергеевич.

Братья вернулись в Тульскую губернию в 1856 году после амнистии.

Всю жизнь он любил одну женщину – Наталью Дмитриевну Фонвизину-Пущину. Скончался в её доме, в Москве, 13 февраля 1865 года.

  https://goldvoice.club/

0

10

https://img-fotki.yandex.ru/get/909303/199368979.198/0_26f032_e64d567_XXXL.jpg

Портрет Павла Сергеевича Бобрищева-Пушкина.   Около 1865г.
Фотограф неизвестен.
Из альбома М.И. Семевского.

0


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » Бобрищев-Пушкин Павел Сергеевич.