Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » Выгодовский (Дунцов) Павел Фомич.


Выгодовский (Дунцов) Павел Фомич.

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

ПАВЕЛ ФОМИЧ ВЫГОДОВСКИЙ (ДУНЦОВ).

https://img-fotki.yandex.ru/get/909303/199368979.18d/0_26e94c_31b469e1_XXXL.jpg

Акварель Н.А. Бестужева. 1828 г.

(1802 — 12.12.1881).

Писец в канцелярии волынского гражданского губернатора.

Родился в д. Ружичной Проскуровского повета Подольской губернии.
Католик.
Отец — крестьянин Тимофей Дунцов (имел «5 лошадей, 2 коровы, 16 ульев пчёл, 10 овец»).
Воспитывался сперва церковным дьячком, а затем в духовном училище в с. Приворотье Ушицкого повета.
В 1819 бежал из дома и непродолжительное время учился в Старо-константиновском поветовом училище в м. Теофильполе, принадлежавшем монахам-тринитариям; в это время уже именовался Выгодовским.
В 1819 выехал в Ровно и служил секретарём у профессора Мацея Хенцинского. В службу вступил канцеляристом в Ровенский нижний земский суд — 8.11.1823 (до этого 14.10.1819 подал прошение в тот же суд «об определении его канцелярским служителем сверх штата и находился при делах суда»), переведён «по способности к делам» в канцелярию волынского гражданского губернатора — 16.6.1824.

Член Общества соединённых славян (1825).

Приказ об аресте — 15.2.1826, арестован в Житомире — 19.2, доставлен в Петербург на главную гауптвахту — 26.2, переведён в Петропавловскую крепость — 2.3, в мае в №36 Невской куртины.

Осуждён по VII разряду и по конфирмациии 10.7.1826 приговорён в каторжную работу на 2 года, срок сокращён до 1 года — 22.8.1826.
Отправлен из Петропавловской крепости в Сибирь — 15.2.1827 (приметы: рост 2 аршина 5 6/8 вершков, «лицо белое, мало рябоватое, глаза серые, нос прямой, туповат, волосы на голове и бровях светлорусые»), доставлен в Читинский острог — 15.4.1827.

По окончании срока обращён на поселение в г. Нарым Томской губернии, туда прибыл 3.6.1828, в связи с тяжёлым материальным положением обращался с всеподданнейшим прошением (на французском языке) — 31.7.1828 (ходатайствовал о возращении отобранных при аресте 250 руб. ассигнаций), из переписки видно, что эти деньги были выданы в 1827 через проскуровского исправника «родному отцу Выгодовского — крестьянину селения Ружичной Проскуровского повета Тимофею Дунцову»), с 1.11. 1828 получал пособие в 132 руб. 50 коп. ассигнаций в год.
В 1854 «за ослушание и дерзость против местного начальства при производстве следствия об употреблении им в официальной жалобе оскорбительных насчёт некоторых должностных лиц выражений предан, по распоряжению начальника губернии, суду и заключён в Томский тюремный замок» (рапорт генерал-губернатора Гасфорда 24.2.1855). При аресте отобраны и представлены в III отделение рукописи на 3588 листах, «наполненные самыми дерзкими и сумасбродными идеями о правительстве и общественных учреждениях, с превратными толкованиями некоторых мест св. писания и даже основных истин христианской религии».

Приговорён Томским окружным судом к наказанию плетьми (от которого освобождён по манифесту о восшествии на престол Александра II) и к ссылке на поселение — 29.4.1855, приговор утверждён — 8.6.1855, сослан на поселение в Иркутскую губернию, но по произволу администрации направлен в Вилюйск Якутской области, куда прибыл в январе 1857, в 1871 переведён в с. Урик Иркутской губернии, но жил в Иркутске при римско-католической церкви, где и умер.

ВД, XIII, 379-396; ГАРФ, ф. 109, 1 эксп., 1826 г., д. 61, ч. 102.

0

2

Алфави́т Боровко́ва

ВЫГОДОВСКИЙ Павел.

Канцелярист.

Принят в Славянское общество в 1825 году.
Знал цель оного - соединение всех славянских племен; дальнейшие же намерения и средства общества ему известны не были. Знал, что есть другое тайное общество, приготовлявшее конституцию; что в Петербурге и Москве находятся Верховные Думы, в ведении коих состояли общества, в разных местах учрежденные; что намеревались в августе 1826 года покуситься на жизнь покойного императора и ниспровергнуть существующее правление.

По приговору Верховного уголовного суда осужден к лишению чинов и к ссылке в каторжную работу на два года.

Высочайшим же указом 22-го августа повелено оставить его в работе один год, а потом обратить на поселение в Сибири.

0

3

https://img-fotki.yandex.ru/get/1017591/199368979.18d/0_26e94a_cfa7132_XXXL.jpg

П.Ф. Выгодовский. Неизвестный художник. Начало 1840-х гг.

0

4

https://img-fotki.yandex.ru/get/901683/199368979.18d/0_26e94b_846959ae_XXXL.jpg

0

5

https://img-fotki.yandex.ru/get/1337265/199368979.18d/0_26e94d_ae0ec14c_XXXL.jpg

Павел Фомич Выгодовский (настоящая фамилия Дунцов) (1802, с. Ружичное Проскуровского повета Подольской губернии (теперь Хмельницкая область) — 12 декабря 1881, Иркутск) — декабрист, канцелярист.

Родился в крестьянской семье католического вероисповедания. Обучался сперва церковным дьячком, а затем в духовном училище в с. Приворотье Ушицкого повета. В 1819 году сбежал из дома и некотое время учился в Староконстантиновском поветовом училище в местечке Теофиполь, принадлежавшем монахам-тринитариям. В это время переменил фамилию на Выгодовский.

В 1819 году выехал в Ровно и поступил на службу секретарем у профессора М. Хенцинского. В 1823 году — канцелярист в Ровенском нижнем земском суде, затем в 1824 году переведен «по способности к делам» в канцелярию волынского гражданского губернатора.

Павел Выгодовский был принят летом 1825 года в Общество соединенных славян, которое затем примкнуло к Южному обществу в качестве Славянской управы.

Выгодовского прельщала идея признать независимость Польши и передать ей от России провинции Литву, Подолию и Волынь, а также присоединить к Польше Малороссию.

Приказ об его аресте поступил 15 февраля 1826 года, арест состоялся в Житомире 19 февраля.

Затем Выгодовский был доставлен в Санкт-Петербург на главную гауптвахту и переведен 2 марта в Петропавловскую крепость, а в мае 1826 года — в № 36 Невской куртины.

10 июля 1826 года был осужден по VII разряду (знал об умысле на цареубийство; принадлежал к тайному обществу со знанием цели) и по конфирмации приговорен к каторжным работам на 2 года, после чего в августе того же года, срок ему был сокращен до 1 года.

До 15 февраля 1827 года находился в заключении в Петропавловской крепости, после чего был отправлен в Сибирь.

В апреле 1827 года был доставлен в Читинский острог. По окончании срока каторги был отправлен на поселение в г. Нарым Томской губернии, куда прибыл 3 июня 1828 года.

В 1854 году Выгодовский «за ослушание и дерзость против местного начальства при производстве следствия об употреблении им в официальной жалобе оскорбительных насчет некоторых должностных лиц выражений предан, по распоряжению начальника губернии, суду и заключен в Томский тюремный замок» (рапорт генерал-губернатора Гасфорда 24.2.1855). При аресте у него были отобраны и представлены в III отделение рукописи на 3588 листах, «наполненные самыми дерзкими и сумасбродными идеями о правительстве и общественных учреждениях, с превратными толкованиями некоторых мест св. писания и даже основных истин христианской религии».

За это 29 апреля 1855 года Томским окружным судом был приговорен к наказанию плетьми (от которого освобождён по манифесту о восшествии на престол Александра II), а затем к ссылке на поселение.

Он был сослан на поселение в Иркутскую губернию, но по произволу администрации направлен в Вилюйск Якутской области, куда прибыл в январе 1857 года.

В 1871 году в связи с тем, что в Вилюйск был переведён Н. Г. Чернышевский, всех «неблагонадёжных» предварительно удалили оттуда, и Выгодовский был переведён в с. Урик Иркутской губернии, но жил в Иркутске при римско-католической церкви. Был последним умершим в Сибири декабристом.

0

6

Раиса ДОБКАЧ

Катон, Сципион и Протагор, или три письма о любви...

В формулярном списке написано коротко: "Павел Выгодовский, канцелярист, из дворян".
Историкам в советское время было известно гораздо больше - и не Выгодовский, и не из дворян. Настоящее его имя - Павел Дунцов, сын крестьянина Подольской губернии Тимофея Дунцова. Для поступления на государственную службу купил и/или подделал дворянское свидетельство на имя польского шляхтича Выгодовского.

Вот что показывал сам герой на следствии: "Чиновник Иванов, предъявив мне Правила союза славян, пригласил быть участником толико благородного их намерения, могущего когда-либо принесть счастие народам. Самолюбие мною овладело, я согласился, увлекаясь наиболее мыслями, что ежели природное российское дворянство волнуется противу правления, от веков свыше России данному, то я, яко поляк, безгрешно могу к тому принадлежать, тем более что сей случай может когда-либо привесть в первобытное положение упадшую Польшу, которую любить я поставлял для себя ненарушимым долгом".

Здесь все интересно. Крестьянский сын Дунцов учился сначала в духовном сельском училище, в 17 лет сбежал из дома, недолгое время воспитывался и обучался в католическом тринитарском ордене - после чего мы находим его вскоре личным секретарем какого-то польского профессора Хенцинского (кто такой, чего именно профессор?), а еще через год юноша поступает на гражданскую службу сперва в Ровенский земский суд, а через пару лет переводится "по способностям к гражданской службе" в канцелярию Волынского гражданского губернатора в Житомир. Спрашивается - если он поляк, то почему он Дунцов? Если он Дунцов, то почему он католик? Если он обзавелся поддельным свидетельством на польскую фамилию и вынужден играть в польского дворянина - то почему и в какой момент он связался с католическими монахами? Я ожидала, что в следственном деле всплывет история про поддельное дворянство, но ничего подобного - для следствия он так и остается дворянином Выгодовским (в числе бумаг, приложенных к делу, значит выписка о гербе Выгодовских и выписка об имении Выгодовских 1701 года), и когда и каким образом историки откопали странные факты его биографии - мне в данный момент неизвестно (надо куда-то при случае пойти почитать). Описание довольно зажиточного крестьянского хозяйства папаши Дунцова (да, они по-видимому не крепостные) - указывает на то, что во всяком случае они богаче, чем некоторые совсем захиревшие формально "дворяне" вроде Лисовских или Бечасных. И круг интересов юноши, и уровень его образования (он свободно пишет по-русски, по-польски и по-французски; я не вижу в тринадцатом томе орфографию - но стиль и слог наводят на мысли о хорошем владении языком) явно выше, чем у некоторых армейских офицеров. Он не просто писец, как можно было бы подумать - похоже, он что-то вроде личного секретаря при губернаторе, а еще выполняет всякие ответственные поручения (например, инспектирует и составляет опись всем фабрикам и мануфактурам в губернии) - а характеристики и рекомендательные письма, которыми снабжают юношу губернатор и другие начальствующие лица (все подшиты в дело) столь лестные, что прямо хоть сейчас в Петербург на высшие государственные должности.

Именно в бумагах Выгодовского находят экземляр "Правил Общества соединенных славян" - текст Петра Борисова, переписанный каллиграфическим почерком Выгодовского - собственно, это и есть единственный дошедший до нас экземпляр, позволяющий ознакомиться с этим документом. А еще один прелюбопытнейший документ упоминается, но... но в дело не подшит и до нас не дошел, а жаль: "... проект наставления, как действовать при допросах - обратит, без сомнения, внимание ваше, милостивый государь. Сие странное и непонятное в какой цели сочинение вероподобно откроет некоторые замыслы" (из донесения к Чернышеву по поводу отобранных бумаг).

А теперь, когда мы немного познакомились со столь примечательной личностью - обещанные письма.

П.И.Борисов - П.Ф.Выгодовскому

Любезный друг Павел Фомич!
Чтение вашего письма наполнило мое сердце живейшею радостию и заставило забыть все мои огорчения. Я думаю, что вам не нужно уверять в справедливости моих слов, ибо вы знаете, как приятно сблизиться с человеком, умеющим ценить добродетель и чувствующим пользу, проистекающую от света истины: такому человеку, как вы, слова друга не покажутся пустыми комплиментами, следовательно, с вами я могу говорить всегда откровенно. Не делаю на словах ненужных доказательств на справедливость моих чувствований.
Наш Катон * жалуется на суетность мира, но что же делать? Должно себя ограничить малым числом друзей, коих расположение и участие стоит гораздо более, нежели все почести, оказываемые светскими невеждами таким людям, которым они не понимают. Оставим свет таким, как он есть. Мы будем усовершенствовать себя в Священных правилах Морали, Морали не ложного, но истинного, которая считает первой обязанностию человека предпочитать всему в мире общественную пользу. Будем в тишине уединения искать святых истин. Просвещение есть надежнейшее лекарство противу всех Моральных Зол. Невежество никогда никого не делало счастливым, а было всегда источником лютейших бедствий человеческого рода. Итак, любить добродетель и истину - вот наша обязанность, искать друзей и стараться заслужить их расположение - вот желание вашего до гроба
Протагора
1825 года
Прериаля 24 дня **
г.Новград-Волынский.
Потрудитесь приложенному письмо отдать Катону *.

* Катон - судя по контексту, уже знакомый нам бухгалтер Илья Иванов
** Прериаля 24 дня - по революционному календарю Франции - 12 июня

П.Ф.Выгодовский - П.И.Борисову

Я, будучи частью озабочен должностью, а частью чрез ожидание писать к вам вместе с любезным Катоном, не изъявил вам тотчас по получении письма вашего участия моего сердца в том доверии и расположенности, каковыми без заслуг моих на то вы удостоили меня. Но ныне приступаю к исполнению долга моего. В письме вашем даже и в первых строках нашел я начертание ваших огорчений и не понял, как может укрепитель духа других быть окружен в существенных обстоятельствах горестями. Истинно соболезную и неужели льстить себе могу, что чтение моего письма или и самое сближение наше могло укротить оные. Ежели вы, буду окружены лично выбором друзей, согласных сердцу, не получали облегчения, то как я мог бы статься сему виновником? Нет, я не могу присваивать себе, то есть есть в том другая причина, хотя она из одного источника происходит.
Когда нечаянно подвиги человека получают желаемое внутреннее движение, это вдруг дает ему чувствовать некоторый род утешения... В чьем сердце помещается храм Добродетели, тот, верно, будет в нем находить подобную радость. Сего то счастия, сей дружественной любви, восхищающей в благородные и возвышенные чувства, я бы не согласился променять ни на мнимое горнее царство, ни на самый прелестями наполненный рай Магомета. Нам приятнее, ежели кто разделяет с нами наше удовольствие, либо когда удовлетворим чьей пользе, нежели когда мы сами только благополучием пользуемся. И это - не суетная мечта - кто мыслит истинно благородно, чье сердце безынтересно, кто не живет добродетельно для боязни Тартара, либо для получения неописанного счастия Элисейского края, а только совершает доброе единственно оттого, что оно само по себе лучше зла, тот может увериться, что это не есть одна мечтательность.
Недосуг не дозволяет мне дать и моих мнений насчет замечаний Катона о суетности мира, а более что и не понял, к чему это отнесено, ибо ежели иногда говорим вообще о мире в то время и себя не выключаешь.
К Н.О. * я пишу особо, он от меня того требовал, а прочим, в числе коих знакомее мне г.Бечасный, присовокупляю здесь мое почтение и преданность.**
Мессидор-термидор ***
Алексею Ивановичу Тютчеву в Пензенский пехотный полк в Старо-Константинов
Петру Ивановичу Борисову в 8-ю артиллерийскую бригаду.

* Н.О. - точно не устанавливается, о ком речь. Единственный человек в Обществе Соединенных славян с такими инициалами - Николай Осипович Мозгалевский (не путать с Александром Мозалевским) и Чивилихин в книге "Память", где он пишет много о судьбе Мозгалевского и Выгодовского, считает, что речь идет именно о нем - однако я не люблю Чивилихина, и в его книге реально много фактологической ерунды, так что я не очень доверяю этому мнению. Из следственного дела Мозгалевского видно, что он был принят в общество уже во время Лещинских лагерей, и в целом был там человеком почти случайным, так что вряд ли он принадлежал к этому кружку старых друзей. Возможно, речь идет о Н.Красницком - мелком шляхтиче и друге Петра Борисова, тоже члене старого состава Славянского общества, привлекавшегося к следствию, но отпущенного без суда под надзор. Второй инициал Красницкого, впрочем, мне не известен.
** В этом месте дописано рукой Выгодовского на польском языке "три гроша хозяин одолжил"
*** Мессидор-термидор - июль-август.

П.И.Борисов - П.Ф.Выгодовскому

Любезный друг! Павел Фомич!
Приношу чувствительнейшую мою благодарность за благородное ваше рвение помочь бедному страдальцу Л.* Поверьте, что он умеет ценить участие, принимаемое в нем, и расположение, кое ему показывают. Но так, как каждый несчастный, он желает узнать, давно ли пошло о нем представление и какою можно надеяться резолюцию, почему и просит вас через меня, дабы вы потрудились о сем нас уведомить. Я не прошу вас приложить свои старания в его пользу; ваша защита ему нужна, ибо здешние католические священники ужасно противу его вооружаются и хотят сделать представление. Вы, конечно, спросите, за что? Смейтесь, он здесь три года и не был на исповеди, - говорят они, - и вот его вина. Я и вы согласны, что это нехорошо, но надобно вникнуть хорошо в сущность поступков обвиняемого человека. Я же и мои приятели ручаются всеми земными благами, что сей гонимый всеми Л. - человек набожный, обожающий бога всем сердцем, всем духом и всем разумом. Прощайте, ваш до гроба.
Борисов 2-1
1825 года
Мессидор 23 дня **
P.S. И я свидетельствую мое почтение, просим о ходатайстве от суеверов за нашего Юлияна. Ваш по гроб,
Сципион ***

*Л. - Юлиан Люблинский, один из основателей Общества Соединенных славян. Бывший студент Варшавского университета, за участие в студенческом польском нелегальном кружке был выслан в цепях на родину - в Новоград-Волынск и отдан здесь (где и познакомился со всей этой тусовкой) под тайный надзор. Отошел от дел общества после соединения славян с южанами. Осужденный по 6 разряду, Люблинский прожил долгую жизнь - женился на поселении на русской сибирской крестьянке, имел кучу детей и вернулся по амнистии в Россию. Семья была счастливая, хотя материально сильно бедствовала.
** Мессидор 23 дня - 11 июля
*** Вся эта фраза приписана рукой Горбачевского, таким образом мы узнаем, что именно Горбачевский - "Сципион", Иванов - "Катон", а Петр Борисов - "Протагор". Интересно, были ли еще псевдонимы у остальных участников этой прекрасной тусовки? Страшусь представить себе, какое имя полагалось бы Алексею Тютчеву...
***

...Он пробыл недолгое время на каторге вместе со всеми в Чите, затем отправлен на поселение в Нарым – где оказался, как уже писала, вместе с Мозгалевским. Не женился, зарабатывал на жизнь шитьем и уроками. Позже Мозгалевский переехал в Курагино – а Выгодовский остался в Нарыме совершенно один, не женился – и похоже, что никаких отношений ни с кем из бывших друзей и соратников не поддерживал – неизвестно, почему (то ли его потеряли, то ли сам не хотел общаться – хотя, как увидим позже, в семидесятые годы в Иркутске был вполне включен в тогдашний спектр политической ссылки нового поколения).

И вдруг неожиданно следы его нашлись: в 1854 году он оказался под следствием в Томске за «за ослушание и дерзость против местного начальства». В Томской тюрьме его продержали около года – при аресте отобрали рукопись на 3588 (!) листах, «наполненные самыми дерзкими и сумасбродными идеями о правительстве и общественных учреждениях с превратными толкованиями некоторых мест св.писание и даже основных истин христианской религии» К сожалению, рукопись до нас не дошла – ее поспешили уничтожить, но в Третьем отделении сделали из нее краткий конспект с отдельными цитатами: в основном тексты представляют собой краткие политические памфлеты, сатирические, нелицеприятные к власти – и вообще недобрые. Количество листов рукописи наводит на мысль о возможном психическом заболевании – нет, он не сумасшедший, слог и мысль у него по-прежнему ясные: но прежний сентиментальный юноша, трогательно рассуждавший об утехах дружбы, самопознания и просвещения исчез, превратившись в человека озлобленного, резкого, разочарованного. Пятидесятитрехлетнего Выгодовского по суду приговорили к наказанию плетьми – которое, однако, было отменено в связи с коронацией Александра II – и к ссылке на поселение в Восточной Сибири. Как раз в тот год, когда его немногочисленные выжившие оставшиеся товарищи по амнистии двинулись с востока на запад, из Сибири – обратно в Россию – Выгодовский следует (по некоторым данным – по этапу в кандалах) далеко на восток.

Первоначальное место ссылки ему назначают возле Иркутска – но по произволу каких-то местных властей его отправляют еще дальше – в Вилюйск. Здесь он прожил около 14 лет: когда-то давно в Вилюйске находившийся в ссылке Матвей Муравьев основал школу для якутских детей. После отъезда Матвея Ивановича школа разрушилась – и вот теперь Выгодовский ее восстанавливает заново и обучает якутских детей грамоте. Проходят еще годы – и по состоянию здоровья его переводят в село Урик близ Иркутска: он словно следует бывшим скорбным путем, которым много лет назад до него прошли другие – давно уже нет в Урике большой декабристской колонии, нет ни Лунина, ни Волконских, ни Муравьевых, ни Вольфа. Наконец, польские ссыльные помогают ему перебраться в Иркутск – здесь Выгодовского приютил ксендз, настоятель иркутского костела Кшиштоф Швермицкий - тоже бывший ссыльный, оказавшийся в Сибири за участие в польских кружках 1840-х годов. Человек это был по-своему замечательный, вокруг него объединялось большое количество русских и польских ссыльных, иркутских общественных деятелей, известно, что он был связан с подготовкой восстания на Кругобайкальской железной дороге и позже – с подготовкой побега Чернышевского.

… К этому времени не осталось в живых уже никого, кто связывал бы – если бы он желал поддерживать такие связи – Выгодовского-Дунцова с его прежней жизнью. Проходят годы - и уходят участники той самой юношеской переписки. Первым в 1838 году – Катон, неистовый бухгалтер Илья Иванов. Затем один за другим: в 1854 году не станет Протагора, Петра Борисова – прожившего трудную жизнь, прикованного четверть века к сумасшедшему брату. Еще два года – и не станет Алексея Тютчева, певца, весельчака, балагура, любителя выпить – хорошего товарища, хорошего человека. А вскоре за ним – неунывающего артиллерийского прапорщика Владимира Бечасного. Эти двое обошлись без римских прозвищ, зато оставили после себя первый - четверых, второй - семерых детей. Одиноким бобылем доживает свой век в Петровском заводе бывший Сципион – Иван Горбачевский. Последним в 1873 году уйдет Юлиан Люблинский – вернувшийся после амнистии в Россию с большой семьей. А Выгодовский все еще жил. В первое время он еще зарабатывал уроками – но дальше здоровье его совершенно расстроилось, в последние два года старика парализовало, и он жил при костеле из одной лишь милости. Пережив царя-освободителя, умер в Иркутске в нищете и безвестности в декабре 1881 года.

"Человеку можно сделать насилие, но невозможно изнасиловать его внутренние чувства"

Павел Выгодовский.

0

7

https://img-fotki.yandex.ru/get/1101163/199368979.18d/0_26e948_3df8ad3e_XXXL.jpg

0

8

https://img-fotki.yandex.ru/get/1337265/199368979.18d/0_26e94e_ed14ac26_XL.jpg

Дом декабриста П.Ф. Дунцова в Нарыме. 1854 года постройки.

0

9

Следственное дело Павла Фомича Выгодовского (Дунцова).

0


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » Выгодовский (Дунцов) Павел Фомич.