Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » ПЕРОВСКИЙ Василий Алексеевич.


ПЕРОВСКИЙ Василий Алексеевич.

Сообщений 11 страница 20 из 72

11

http://forumfiles.ru/files/0019/93/b0/30853.gif

0

12

http://forumfiles.ru/files/0019/93/b0/73873.gif

0

13

http://forumfiles.ru/files/0019/93/b0/58785.jpg

0

14

http://forumfiles.ru/files/0019/93/b0/64087.jpg

А.П. Брюллов. Граф В.А. Перовский в Сорренто. 1824 г.

0

15

http://forumfiles.ru/files/0019/93/b0/98699.jpg

О.А. Кипренский. Портрет Василия Алексеевича Перовского. 1809 г.

0

16

И.Б. Муравьева

ОРЕНБУРГСКИЙ ВОЕННЫЙ ГУБЕРНАТОР В. А. ПЕРОВСКИЙ И ЕГО РОДСТВЕННОЕ ОКРУЖЕНИЕ

Оренбургский военный губернатор, а позже генерал-губернатор Оренбургской и Самарской губерний Василий Алексеевич Перовский (1795 - 1857), по словам даже резко отрицательно относившихся к нему людей, пользовался славой «щедрого и великодушного благодетеля края»1.

Интерес для генеалогии Перовских представляет письмо его племянника, одного из «опекунов» знаменитого Козьмы Пруткова Владимира Михайловича Жемчужникова к архивисту и генеалогу Николаю Николаевичу Селифонтову от 21 октября 1875 года и прилагаемая к этому письму родословная запись2. Приведем это письмо полностью: «Многоуважаемый Николай Николаевич, на влагаемом листке я выписал данные для отыскания высочайшего повеления (1822 г.), которым Перовские признаны в правах наследства гр. Алексею Кирилловичу Разумовскому.- Тут же верные данные об его потомстве. — Не сможете ли добыть этот акт? 21 окт. 1875. Ваш В. Жемчужников (подпись)». 3

И на следующих трех листах расписаны все потомки А.К. Разумовского: «Граф Алексей Кириллович Разумовский умер в марте 1822 г. -Завещание его было представлено Алексеем Алексеевичем Перовским государю Александру Павловичу, который поручил князю Виктору Павловичу Кочубею написать Алексею Алексеевичу Перовскому, что утверждает все действия графа Разумовского «как основанные на чести и справедливости».- Это было до июня (если не ошибаюсь) того же 1822 г.; потому что в июне уже съезд в Москве всех наследников Разумовского, для соглашения в исполнении завещания.

У гр. А. К. Разумовского были дети: 1) от законной жены -сыновья Пётр и Кирилл и дочери Варвара (за кн. Репниным) и Екатерина (за Уваровым); 2) от Марии МихайловныПеровской, выданной потом замуж: за ген. майора Денисъева : Алексей (быв. Попечитель Харъкоского Униерситета; писал под псевдонимом «Погорельский», взятого от наименования его имения в с. Погорельцы, умер в 30-х годах; Лев, пожалованный в графское достоинство, министр уделов и внутренних дел; Василий (управлявш. Морским министерством, бывший   2 раза Оренб.генер. губ. [в первый раз сделал несчастный поход в Хиву, а во второй укрепился близ Аральского моря и основал форт Перовский, сделан графом ( последние два слова вписаны сверху.- И.М.); Борис (нынешний ген. адъют.; при смерти Разумовского был 7-ми лет , сделан графом по смерти Льва [ последние пять слов вписаны сверху. - И.М.), и дочери: Мария (за Крыжановским, бывшим комендантом в СПб.), Елизавета (за Курбатовым, в Москве), Анна (за гр. Толстым), Ольга (за Жемчужниковым) и Софья (за кн. Львовым ; при смерти Разумовского ей было 9 или 10 лет),  Желательно бы достать копию с упомянутого Высоч. повеления, которым Перовские признаны в правах наследства Разумовского [ роспись Жемчужникова ]

(х) Кроме того, от другой матери был сын Николай Иванович Перовский (бывший Таврический губерн.; отец бывшего СПб-го губернатора, ныне члена Совета Мин. Вн. Дел).» 4. (Листы письма сверху по центру украшены печатным вензелем отправителя красного цвета). К этому письму хотелось бы добавить некоторые комментарии.
Граф Алексей Кириллович Разумовский (1748 - 5.04.1822) был старшим сыном Кирилла Григорьевича Разумовского (1724/28 - 1803) (младшего брата фаворита Елизаветы Петровны), и его жены Екатерины Ивановны, урожд. Нарышкиной (1729-1771) (троюродной сестры этой же императрицы). Алексей Кириллович был известный масон, вице-президент Библейского общества, попечитель Московского университета и Министр народного просвещения (в 1810-1812). Прославился же он, главным образом, своею страстью к ботанике, а более всего своими сыновьями и внуками.

Граф Алексей Кириллович состоял в законном браке с Варварой Петровной Шереметевой (1750-1824), которой через десять лет после свадьбы, по деликатному сообщению П.М. Майкова, «приказал покинуть его дом, оставив ему детей, которых страстно любил» 5. Этими «страстно любимыми» детьми были: камергер Петр Алексеевич (1775-1836), мотовство и долги которого доставляли немало огорчений чадолюбивому родителю, и Кирилл Алексеевич (1777/80 — 1829/30), страдавший душевной болезнью 6. Ходили слухи, что причиной сумасшествия Кирилла Алексеевича был пагубный пример отца, приверженца «учения иллюминатов», которое «вскружило...голову» сына, «совершавшего поступки, нарушающие законное и общественное благочиние». Рассказывали, что он выстрелил в коляске из пистолета в ямщика, сидевшего на козлах, за что в начале 1800-х годов был заключен в Спасо-Ефимиев монастырь в Суздале, куда ссылались «провинившиеся особого разряда» 7.
П.А. Вяземский, описывая свою встречу с Кириллом Алексеевичем уже в монастыре (около 1809 г.), отмечает смуглое лицо последнего и «глаза очень выразительные», имевшие, однако «что-то странное и тревожное» во взгляде 8. Оба сына не были женаты и не имели детей, и со смертью Петра Алексеевича эта линия рода Разумовских пресеклась.

Также у Алексея Кирилловича Разумовского и Варвары Петровны Шереметевой были две дочери. Старшая из них - Варвара - вышла замуж в 1802 г. за князя Николая Григорьевича Репнина-Волконского (1778-1844), сына Григория Семеновича Волконского (1742-1824) от брака с Александрой Николаевной Репниной (1756-1834) и старшего брата Софьи, Никиты и декабриста Сергея Волконских. Варвара Алексеевна сопровождала мужа в походах, ухаживала за ним, когда тот находился в плену у французов после Аустерлица. Позже жила с ним и детьми в доставшемся ей от отца имении Яготин на Украине, где в 1843-1844 годах бывал Т.Г.Шевченко, посвятивший свою поэму «Тризна» одной из дочерей Варвары Алексеевны - Варваре Николаевне Репниной (1809-1891) 9. Еще одна дочь В.А.Репниной -Волконской Александра в замужестве была графиней Кушелевой.
Вторая дочь А.К. Разумовского Екатерина (1781-1849) в 1811 г. вышла замуж за Сергея Семеновича Уварова (1786-1855), для которого этот брак «в полном смысле составил фортуну его» 10 благодаря богатству невесты и протекции её отца, бывшего в то время Министром народного просвещения. Впоследствии С.С. Уваров стал президентом Академии наук (1818-1855) и возглавлял уже упомянутое министерство при Николае I. В 1846 г. он получил графский титул и герб, в который в качестве девиза была внесена знаменитая формула: «Православие. Самодержавие. Народность». Сын Екатерины Алексеевны и Сергея Семеновича Уваровых Алексей (1825-1884) прославился своими археологическими изысканиями.

Незаконные дети А.К. Разумовского Перовские были более яркими личностями, чем его законные отпрыски. Фамилию они получили, по всеобщему убеждению, от названия подмосковного села Перово. Самым старшим из Перовских был Николай Иванович (1785-1858), о котором упоминается в конце письма В.М.Жемчужникова. Мать Николая Ивановича неизвестна. Воспитывался он в доме сестры А.К.Разумовского Натальи Кирилловны Загряжской, где, видимо, получил неплохое образование. Затем служил в Государственной коллегии иностранных дел - сначала в Константинопольской, затем в Венской и Дрезденской миссиях. Был в посольстве графа Ю.А.Головина в Китае. В 1817 г. был назначен Таврическим вице-губернатором, в 1820 г. стал градоначальником в Феодосии, а затем Таврическим губернатором. В это время познакомился с уже больным К.Н.Батюшковым и всячески старался его поддержать. В 1825 г. вышел в отставку " и жил в Симферопольском уезде. Женат был на Шарлотте Петровне де-Салли и имел двоих сыновей: Льва (1816-1890), который занимал в 1865-1866 годах пост Петербургского губернатора '2, и Петра (1818-1865), бывшего генеральным консулом в Генуе в 1863-1865 годах. Петр был холостым и детей не имел, а Лев, женившись на Варваре Степановне Веселовской (1821- 1904), имел четверых детей: Николая (р. в 1845), Марию (р. в 1847, вышедшую замуж за М.А. Загорского), Василия (р. в 1849) и Софью (1853-1881 )13. Мария, Василий и Софья были народовольцами. Софья Львовна Перовская была казнена в 1881 г. вместе со своим гражданским мужем А. Желябовым в числе первомартовцев за участие в убийстве Александра П. Василий Львович написал воспоминания о сестре, опубликованные в  1927 году. 14

Остальные Перовские были детьми Марии Михайловны Соболевской (ум. в 1836). Она была дочерью берейтора В.М. Жемчужников называет её Перовской. Она была дочерью берейтора В.М. Жемчужников называет её Перовской. Трудно представить, чтобы Владимир Михайлович не знал фамилии своей бабушки. Известный художник и медальер Федор Петрович Толстой, описывая в воспоминаниях сватовство своего брата, также называет Марию Михайловну Перовской 15. Можно предположить, что она получила эту фамилию вместе с детьми, но, возможно, что известность сыновей присвоила их фамилию матери. После смерти А.К.Разумовского Мария Михайловна вышла замуж за генерал-майора Денисьева и жила в Москве.

Старший сын А.К. Разумовского и М.М. Соболевской Алексей Алексеевич Перовский (1787-1836) родился в Москве, получил имя отца и был его любимцем. Окончил Московский университет за полмесяца до назначения его батюшки попечителем этого учебного заведения. В 1812 г. он принял активное участие в партизанской войне. Два года жил в Дрездене, состоя старшим адъютантом при своем родственнике генерал-губернаторе в Королевстве Саксонском князе Н.Г. Репнине, и проникся немецким романтизмом и фантастикой А.Гофмана. Был масоном по примеру отца. Служил затем в Департаменте духовных дел иностранных вероисповеданий, но без особого энтузиазма, и после смерти батюшки вышел в отставку.

Ф.П.Толстой, несмотря на семейную драму своего брата, пишет об Алексее Перовском как об «умном, очень добром молодом человеке, занимающемся литературою» 16. Алексей Алексеевич был автором повестей , объединенных в сборник «Двойник , или Мои вечера в Малороссии» ( в том числе «Лафертовской маковницы»), явившихся предтечей гоголевских «Вечеров на хутор близ Диканьки, знаменитой сказки «Черная курица», написанной им для своего племянника А.К. Толстого, и романа «Монастырка», пользовавшегося большим успехом. Писал он под псевдонимом «Антон Погорельский». Одно время был попечителем Харьковского учебного округа.

По отзывам современников, Алексей Алексеевич чертами лица и хромотой напоминал Д. Байрона. Был дружен с В.А. Жуковским и П.А.Вяземским, печатался в «Литературной газете» А.А. Дельвига, близко знал А.С.Пушкина и братьев Брюлловых. Умер А.А. Перовский в Варшаве от острого приступа грудной жабы. Завещал свое состояние племяннику Алексею Константиновичу Толстому, воспитанию которого посвятил много забот. Поэта А.К. Толстого называли сыном Перовского, унаследовавшим его литературные способности и внешнее сходство. Справедливости ради надо заметить, что с Константином Петровичем Толстым поэт также имел ярко выраженное сходство, а А.А. Перовский приходился ему в любом случае достаточно близким родственником. Уместно будет отметить, что в молодости Алексей Алексеевич отличался страстью к розыгрышам п, что передалось его племянникам А.К. Толстому и Жемчужниковым, о дурачествах которых ходила масса слухов. Следует также сказать, что А.А.Перовский никогда не имел титула графа, который носили его братья (о чем будет сказано позже), и который часто ошибочно пишут перед его именем в современных изданиях 18.

Брат Алексея Перовского - Лев Алексеевич (1792-1856) — родился в местечке Почеп Черниговской губернии, окончил Московский университет (отец его к тому времени уже был попечителем этого учебного заведения), был в военной службе, после чего учился в школе колонновожатых Н.Н. Муравьева, где свел знакомство с будущими декабристами. В 1812-1813 гг. сражался с французами при Бородине, при Малоярославце, под Лейпцигом и в других битвах. Лев Перовский был членом Военного общества декабристов и одним из основателей «Союза благоденствия» 19, но в 1821 г. отошел от тайных обществ.   Несмотря   на  неоднократное  упоминание   его   имени  в  донесении Следственной комиссии он был освобожден от суда, ибо, как пишет П.М. Майков, его «кратковременное заблуждение» было извиняемо его «отменной молодостью»20. Формулировка довольно странная, если учесть, что в 1821 г., когда Л.А.Перовский вышел из тайного общества, ему было 29 лет. Скорее столь удачный для него поворот событий объяснялся заступничеством брата Василия, любимца императора Николая I.

В 1826 г. Лев Алексеевич был определен членом Департамента уделов и далее рос по служебной лестнице до должностей Министра уделов (с 1852 г.) и Министра внутренних дел (с 1841 по 1852). В апреле 1849 г. был возведен Николаем I в графское достоинство. Девиз, украсивший его герб, был: «Не слыть, а быть». По воспоминаниям современников, например, уже поминавшегося графа Ф.П. Толстого, Лев Алексеевич был «надменным человеком», обладавшим «крутым, чрезвычайно капризным и недоброжелательным характером», но которого полагали «быть очень умным, кто его ближе знает» .

С другой стороны В.И. Даль, создатель знаменитого «Толкового словаря живого великорусского языка», работавший долгое время под началом Л.А.Перовского, в частном письме по поводу кончины последнего писал: «... его мало знали и худо понимали. Благородное отвращение от суетности и мелочности мирской принимали за гордость или ненависть к человечеству; тогда как никто не понимал и не любил общего блага так, как он... Он любви своей не выставлял на показ, называл её только долгом, обязанностию, но этот долг, в холодных очерках истины, обнимал всё человечество, заключал в средоточии своём бескорыстную, пламенную привязанность к своему Отечеству» 22. Женат был Л.А.Перовский на Екатерине Васильевне Уваровой, рожденной Горчаковой ( ум. в 1833) и детей в законном браке не имел. В «Русской родословной книге» А.Б. Лобанова-Ростовского упоминаются незаконные дети Льва Алексеевича : сын и дочь Анна, вышедшая впоследствии замуж за контр-адмирала Федора Осиповича Юшкова (ум. в 1876) 23.

Третий сын А.Г. Разумовского от М.М. Соболевской - Василий Алексеевич Перовский (1795-1857), будущий Оренбургский военный губернатор,- родился, как и предыдущий брат Лев, в Почепе и жизнь его вначале шла по тому же сценарию: учился в Московском университете и муравьевской школе колонновожатых, откуда вышел прапорщиком, и практически сразу же получил боевое крещение в Отечественной войне 1812 года. Восемнадцатилетним юношей участвовал в Бородинской битве и лишился фаланги указательного пальца на левой руке, а потому носил на нем впоследствии длинный серебряный наконечник. (Впрочем, есть и другая, более романтическая версия, которая гласит, что лишился он пальца в результате неудачной попытки самоубийства из-за несчастной любви к Софье Алексеевне Самойловой, вышедшей впоследствии замуж за графа А.А. Бобринского24. При отступлении русских войск попал в плен к французам и, видимо, его воспоминания об этом послужили Л.Н. Толстому одним из источников для написания сцен пребывания в плену Пьера Безухова в «Войне и мире». Во всяком случае, внешних совпадений много. После войны Василий Алексеевич сопровождал великого князя Николая Павловича в его образовательном путешествии по Европе, в 1818 г. был назначен к нему адъютантом и стал любимцем будущего императора.

Состоял в «Военном обществе» декабристов и позже был членом «Союза благоденствия»25, но отошел от него. 14 декабря 1825 г. был при Николае 1 и на Сенатской площади получил поленом в спину от сочувствовавшего восставшим народа. Николай I умел быть благодарным, и об участии когда-то Василия Алексеевича в тайных обществах было совершенно забыто. В.А.Перовский участвовал в русско-турецкой войне, причем за штурм Анапы заслужил орден Св. Георгия 4 степени, под Варной был ранен в грудь, вследствие чего серьезно пострадали его легкие. В 1828 г. принял директорство над Канцелярией начальника Морского штаба, не без юмора заметив при этом: «Теперь, что казак управляет морскою силою, можно надеяться, что дела хорошо пойдут» 26. В 1833 г. был назначен Оренбургским военным губернатором на место П.П.Сухтелена и пробыл в этой должности 9 лет, предприняв за это время неудачный поход в Хиву. В 1845 г. стал членом Государственного Совета, но затем добился назначения вновь Оренбургским и Самарским генерал-губернатором (с 1851 по1857), удачно действовал против кокандцев и заложил «Форт Перовский». Александр II, вступив на престол, 17 апреля 1855 г. пожаловал Василию Алексеевичу графское достоинство, а в день своей коронации - бриллиантовые знаки ордена Андрея Первозванного. В 1857 г. вышел В.А. Перовский в отставку, по совету врачей уехал в Крым и умер там в имении графа Воронцова -Алупке.

В.А. Перовский был другом В.А. Жуковского и братьев Брюлловых, близким знакомым П.А.Вяземского и А.С. Пушкина. Был платонически влюблен в А.А.Воейкову и после ее ранней смерти вместе с В.А.Жуковским опекал ее детей. Мнения о В.А. Перовском были подчас диаметрально противоположны. А.П. Брюллов, например, называл его «прекраснейший человек во всем свете» , а томившийся в ссылке в Оренбургском крае Т.Г. Шевченко именует его не иначе как «сатрапом» с «холодным, развращенным сердцем», а то и похлеще 28. В своем «Дневнике» Тарас Григорьевич отметил, между прочим, «отвратительно интересную новость» о гибели побочного сына Перовского, который «зарезал своего денщика, за что был только разжалован в солдаты», но не вынес этого «всемилостивейшего наказания» и «вскоре умер или отравил себя» 29.

Интересно заметить, что эта запись сделана 7 января 1858 г., а у А.Б. Лобанова-Ростовского в его «Русской родословной книге» сказано, что незаконный, но усыновленный Василием Алексеевичем сын - Алексей Васильевич,- умер в 187130. Матерью сына В.А.Перовского была некая баронесса Зальц31, выкупленная Василием Алексеевичем у мужа32.

Следующий брат Борис Алексеевич Перовский (1815-1881), родился в с. Погорельцы Черниговской губернии, где получил домашнее воспитание. И, поскольку отец ко времени его совершеннолетия уже умер, он не обучался в университете, а поступил в Лейб-гвардии Кавалергардский полк, сражался на Кавказе против Шамиля и был награжден золотым оружием за храбрость. Вернувшись с Кавказа, женился в 1843 г. на Софье Константиновне Булгаковой (дочери известного петербургского почт-директора) и перешел на гражданскую службу в Почтовый департамент под крыло своего тестя. Дослужившись до надворного советника, вышел в отставку в 1847 г. А через два года вновь вступил в военную службу в Кавалергардский полк, был адъютантом великого князя Михаила Павловича, а затем флигель-адъютантом Императора Николая I. Дослужившись до полковника, был назначен начальником штаба войск сначала в Эстляндии, а затем в Кронштадте. В 1856 г., после смерти брата Льва Алексеевича, согласно желанию последнего, Борису Алексеевичу Перовскому и его потомству был передан графский титул. При Александре II Борис Алексеевич был назначен воспитателем к великим князьям Александру (будущему Императору Александру III) и Владимиру . Дослужился до чина генерала-от-кавалерии и был награжден всеми орденами Российской Империи до ордена Св.Александра Невского включительно. Состоял членом Государственного Совета. Последние годы жизни лечился в Каннах во Франции. Борис Алексеевич собрал коллекцию автографов, переданную им позже в Чертовскую библиотеку в Москве3 . Был другом своему племяннику А.К.Толстому, которого был старше всего на два года. Имел сына Алексея (1842-1887), умершего холостым, и трех дочерей: Марию (1845-1890), вышедшую замуж за Михаила Григорьевича Петрово-Соловово, Ольгу (р. в 1853) и Веру (р. в 1856)34.

Обратимся теперь к побочным дочерям А.К.Разумовского. Надо отметить, что у А.Б. Лобанова-Ростовского при их перечислении имеется сразу несколько ошибок. Так, замужем за П.А. Курбатовым указана вообще несуществующая Прасковия. Елизавета же, бывшая его женой в действительности, выдана А.Б, Лобановым -Ростовским замуж за М.Н. Жемчужникова. А настоящей жены Жемчужникова Ольги Алексеевны нет и помину35. Поэтому для восстановления истины свидетельство одного из ближайших родственников имеет большое значение.

Из сестёр Перовских старшей была Мария Алексеевна (1791-1872), по свидетельству Ф.П. Толстого «красавица собою, но, говорят, ужасно капризная»36. Она была замужем за Максимом Константиновичем Крыжановским (1777-1839), «человеком очень добрым но очень простого ума и фельдфебельского образования»37. Он был командиром Лейб-гвардии Финляндского полка, прошел всю войну 1812-1813 гг., был тяжело ранен под Лейпцигом, после чего уже не был годен к строевой службе. Служил в С-Петербурге директором Чесменской богадельни, а с 1837 по 1839 гг.-комендантом Петропавловской крепости. Имел все российские ордена до знаков Св. Александра Невского с бриллиантами включительно. Дочь Ф.П. Толстого называла Максима Константиновича «всегдашним ходатаем за отца» 38.

Второй по старшинству была Елизавета Алексеевна, вышедшая замуж за Петра Александровича Курбатова и жившая в Москве. П.А.Курбатов (1788,1794 или 1795 - 1872) был, по воспоминаниям М.А.Дмитриева, « человек основательного ума, благочестивый, кроткий и скромный, живший некогда в большом свете, бывавший за границею... и сохранивший чистоту души, выражавшуюся в его спокойной и веселой физиономии»39. Был масоном. По протекции своего тестя (также масона) А.К. Разумовского был назначен директором типографии Московского университета, занимал эту должность в течение 35 лет (1816-1851) и печатал там тайно масонскую литературу. По запрещении масонских лож оставался истинным масоном, причем заседания ложи проводились часто у него дома. У супругов Курбатовых было двое сыновей: Петр и Александр.

Третьей сестрой была Анна Алексеевна Перовская (1796-1857), выданная замуж за графа Константина Петровича Толстого (1780-1870). Константин Петрович был одним из старших братьев медальера   Федора   Петровича   Толстого.   Учился   в   Шляхетском кадетском корпусе, в 26 лет вышел в отставку и служил в банке. Первым браком был женат не то на Хлюстиной, не то на Качаловой 40. Анна Алексеевна была его второй женой. По свидетельству Ф.П. Толстого она была «хорошенькой и милой молодой девицей», и брат его, «будучи добрым и честным человеком, должно сознаться, что ... ни по наружности, ни по уму и образованию отнюдь не такой человек, который бы мог понравиться такой девушке»41. «Она прямо ему сказала, что она его не любит и любить не может...- пишет Ф.П. Толстой, - Обращение Анны Алексеевны с женихом не дает поводу думать, чтобы и впоследствии когда-нибудь она изменила этим словам»42. В результате после рождения сына Алексея, будущего знаменитого поэта, последовал разрыв. Причину его брат мужа объясняет следующим образом: «Вскоре по уезде Перовских (в Москву - И.М.) подозрительная всем темная дружба Алексея Алексеевича {Перовского - И.М.) с Анной Алексеевной открылась брату, как непозволительная между родными братом и сестрой связь. Брат, оставя жене письмо, тотчас оставил свой дом навсегда. Анна Алексеевна тоже скоро с братом и сыном уехала в деревнк>.ч.» 43. С сыном Алексеем К.П.Толстой сошелся лишь на похоронах Анны Алексеевны.

Четвертой сестре Ольге Алексеевне (ум. в 1833) влюбленные строки посвятил все тот же Федор Петрович Толстой, который, по собственным его словам, «потеряв совсем голову», «мечтая о блаженстве любви», наслаждался «сочинением своего романа» 44. По его мнению, Ольга Алексеевна, «не будучи так хороша, как Анна Алексеевна», была «очень мила, любезна, умна и необыкновенно привлекательна» 45. Происходило это увлечение в 1816-1817 гг., и надо отметить, что Ф.П. Толстой был к этому времени женатым человеком, причем к финалу этого платонического увлечения у его жены родилась вторая дочь. Летом 1817 г. Перовские уехали в Москву и таким образом этот роман и завершился. В 1818 г. Ольга Алексеевна вышла замуж за М.Н. Жемчужникова (1788-1865). Михаил Николаевич служил на Кавказе, сражался с французами в 1812-1813 гг., затем вышел в отставку. Был назначен жандармским штаб-офицером в Орле. Участвовал в Польской кампании. Был Костромским, а позже Санкт-Петербургским гражданским губернатором, а также попечителем больницы Св. Марии Магдалины и раскольничьих городских богаделен. Получил орден Св. Александра Невского, а позже — алмазные знаки этого ордена. О М.Н. Жемчужникове лучше всего написано в неоконченных «Записках» его сына Владимира, опубликованных другим его сыном - Львом в «Вестнике Европы» (1899, № 2, с. 196). У Михаила Николаевича и Ольги Алексеевны Жемчужниковых было 9 человек детей. Из них две дочери умерли во младенчестве, а один из сыновей - Михаил (1823 - 1843) - в молодости.

Остальные оставили заметный след в русской культуре. Алексей (1821 - 1908) был поэтом, чьи стихи ценил В. Брюсов. Николай (1824 - 1909) был любимым кузеном А.К. Толстого и после смерти последнего получил во владение майорат и фамилию Буда-Жемчужников. Александр (1826 - 1896) известен своими розыгрышами, Лев (1828 - 1912) был художником и другом Т.Г.Шевченко. Владимир (1830 - 1884), автор рассматриваемого письма, вместе с братьями Алексеем и Александром, а также кузеном А.К. Толстым, создал образ Козьмы Пруткова, причём именно Владимиру обязан этот бессмертный пиит своей биографией и первым изданием своих произведений. Женаты из братьев Жемчужниковых были Алексей, Александр и Лев, имевшие детей, но в данной статье их потомство не рассматривается. Дочь М.Н. и О.А. Жемчужниковых Анна (1832 - 1908) вышла замуж за Виктора Антоновича Арцимовича (1820 - 1893) - однокашника Алексея Жемчужникова по Училищу правоведения.

Младшая из сестер Перовских, Софья Алексеевна (р. в 1812) вышла замуж в 1830 г. за князя Владимира Владимировича Львова (1805 - 1856) и жила в Москве. В.В.Львов некоторое время был на военной службе, затем служил в канцелярии московского губернатора, около 10 лет - инспектором классов 1-го Московского кадетского корпуса, а в 1850 г. был назначен членом Московского цензурного комитета. За разрешение к печати «Записок охотника» И.С. Тургенева был отставлен от должности цензора. Дружески общался с мужем сестры своей жены П.А.Курбатовым. Придерживался славянофильских взглядов. Посещал салон А.П. Елагиной и вечера М.А. Дмитриева. Издавал «Детский журнал», писал назидательные сказки 4б.У Софьи Владимировны было пять дочерей. Одна из них была замужем за князем Григорием Григорьевичем Гагариным, старшим сыном известного художника-любителя 47, а младшая дочь - Елизавета (1853 - .?.), в замужестве Матвеева, была писательницей, общалась с И.С. Тургеневым и оставила воспоминания о своем двоюродном брате А.К.Толстом.

Таким образом, письмо В.М.Жемчужникова Н.Н.Селифонтову раскрывает родственные связи оренбургского военного губернатора и позволяет уточнить отдельные моменты в генеалогии Перовских.

Примечания.
1.    Шевченко Т.Г. Дневник.- М.,1954, с. 43.
2.    К 1875 г. В.М. Жемчужников был директором Департамента общих дел   Министерства   путей   сообщения   или,   иначе   говоря   главой канцелярии   министра,   а   Н.Н.   Селифонтов   занимал   должность товарища этого же министра. Помимо служебных отношений они имели общие духовные интересы и были связаны дружбой.
3.    РНБ, ОР и РК, ф. 682, ед.хр. 94, л. 15.
4.    Там же, лл.16-17.
5.    Русский   биографический   словарь   (далее   -   РБС):   Притвицъ-Рейсъ:Репринтное  воспроизведение  издания   1910  г.   (СПб.)/ Под набл.А.А. Половцова.-М.,1997, с. .437.
6.    Розанов С.С. Род Разумовских. //История государства Российского.
№ 5, М., 2003, (с.42-49), с. 46.
7.    Вяземский П.А. Старая записная книжка, М.,:3ахаров, 2000, с. 203-204.
8.    Там же.
9.    Розанов С.С. Ук.соч., с. 46-47; РБС, 1997, с. 442;    Гос.музей А.С.Пушкина./Авт. текста   Л.Карнаухова, М.,:Белый город, 2002, с. 60-61. и др.
10.    Знаменитые россияне XVIII-XIX веков. Биографии и портреты: По   изданию   великого   князя   Николая   Михайловича   «Русские портреты XVIII-XIX столетий», СПб,  ениздат, 1995. с. 718-719.
11.    РБС, т. Павелъ, преподобный - Петръ (Илейка).- М.,1999, с. 550 - 551.
12.    Троицкий Н.А. Департамент полиции и мать Софьи Перовской // Прометей: Вып. 8. М., Молодая гвардия, 1971, с. 342-343.
13.    Лобанов-Ростовский А.Б. Русская родословная книга, т. 2, СПБ., 1895, с. 85 и 86.
14.    Перовский В.Л. Воспоминания о сестре М.Л., 1927.
15.    Толстой   Ф.П.    Записки   графа   Ф.П.    Толстого,   М.,    Рос. Гуманитарный университет, 2001, с. 171.
16.    Там же, с. 172.
17.    Вяземский П.А. Указ соч., с. 206-207.
18.    Например, в книге «Государственный Русский музей. Живопись: Первая половина XIX века: Каталог: А-И. т. 2.», СПб., 2002, с. 92.
19.    Декабристы:      Биографический      справочник,      под      ред. М.В.Нечкиной, М., Наука, 1988, с. 141.
20.    РБС: Указ том, с. 541; Декабристы..., с. 140-141; Шилов Д.И. Государственные деятели Российской империи: Главы высших и 18 центральных учреждений. 1802-1917.    Библиографический справочник, 2-е изд., испр.и доп., СПб., 2002, с. 566.
21.    Толстой Ф.П. Указ. соч., с. 172.
22.    Из бумаг В.М. Лазаревского // Русский архив, 1894, № 8 (с.537- 580). С.560 (письмо от 12 января 1857 г.).
23.    Лобанов-Ростовский А.Б. Указ соч., с. 85.
24.    Об этом романтическом увлечении В.А. Перовского упоминается даже в РБС в развернутой статье Б.Глинского о В.А.Жуковском (РБС: Жабокритский-Зяловский- - Репринтное воспроизведение издания 1916 г. - М., 1995, с. 80-117 (о В.А.Перовском - с.97-98).
25.    Декабристы..., с. 140.
26.    Вяземский П.А. Указ соч., с. 248 (№ 227).
27.    Знаменитые россияне...,  с.  737;     В.А.Жуковский писал ему: «Товарищ, вот моя рука...»
28.    Шевченко Т.Г. Указ соч., с. 43, 46,221.
29.    Там же, с 221.
30.    Лобанов-Ростовский А.Б. Указ.соч., с. 85.
31.    Шевченко Т.Г. Указ соч., с. 221.
32.    Очень похожая история легла в основу сюжета «Тамбовской казначейши» М.Ю. Лермонтова.
33.    РБС: Указ том, с. 529-530.
34.    Лобанов-Ростовский А.Б. Указ.соч., с. 86.
35.    Подробнее об этом см. Известия РГО, 2003, Вып.16, с. 89-92.
36.    Толстой Ф.П. Указ.соч., с. 171.
37.    Там же.
38.    Там же, с.297 (примечания).
39.    Дмитриев М.А. Главы из воспоминаний моей жизни, М., Новое литературное обозрение, 1998, с. 442-443.
40.    Каменская М.Ф. Воспоминания, М.,1991, с. 50; Руммель В.В., Голубцов В.В. Родословный сборник русских дворянских фамилии, т. 2, СПб., 1887, № 191(Толстые).
41.    Толстой Ф.П. Указ.соч., с. 173 и 171.
42.    Там же, с. 171.
43.    Там же, с. 174.
44.    Там же, с. 173.
45.    Там же, с. 172.
46.    Русские писатели. 1800-1917. Биографический словарь, т. 3, гл. ред. П.А. Николаев. М., БРЭ, 1994, с. 419-420.
47.    О ней и ее муже, князе Г.Г. Гагарине упоминается в письмах В.М. Жемчужникова к Н.Н.Селифонтову 1872 г., посвященных Гагаринской опеке.

0

17

http://forumfiles.ru/files/0019/93/b0/18622.jpg

К.П. Брюллов. Портрет В.А. Перовского на капители колонны. 1824 г.

0

18

Декабрист В.А. Перовский во французском плену

Русская армия оставляла Москву. 14 сентября арьергард под командованием генерала Милорадовича находился в десяти верстах от города. Неприятель наступал. Арьергард начал медленное отступление и пришел около полудня к Поклонной горе. Генерал Милорадович решил попытаться задержать вступление французов в город, чтобы дать спокойно уйти армии и самому отойти «без кровопролития слабого своего арьергарда».

Лейб-гвардии гусарского полка штаб-ротмистру Ф.В. Акинфиеву он приказал ехать к начальнику французского авангарда Мюрату и сказать ему, «что если французы хотят занять Москву целую, то должны, не наступая сильно, дать нам спокойно выйти из нее с артиллериею и обозом; иначе генерал Милорадович перед Москвою и в Москве будет драться до последнего человека и вместо Москвы оставит развалины».

Милорадович поручил Акинфиеву стараться как можно дольше задерживаться у французов. Акинфиев выполнил это задание. Французам так хотелось занять Москву целой и невредимой, что они согласились и на дополнительное предложение Милорадовича «заключить перемирие до 7 часов следующего утра, чтобы могли свободно из Москвы выйти все наши обозы и отсталые». Акинфиев вновь поехал к Мюрату, нашел его близ Дорогомиловской заставы. «Он ехал вслед за своей передовой цепью, смешавшейся с нашими казаками… он беспрекословно согласился на это предложение».

Милорадович отправил Акинфиева к главнокомандующему генералу Кутузову доложить ему, «что при отступлении из Москвы потерь не было». «Когда я донес об отступлении нашем через Москву, – вспоминал Акинфиев о встрече с Кутузовым, – он расспрашивал меня о Мюрате, что он говорил, и даже о подробностях его истинно театральной одежды; удостоил благодарить меня… за исполнение этого поручения».

К концу дня 14 сентября Москва была покинута русскими войсками. В это время Василий Алексеевич Перовский, в продолжение всей   кампании 1812 г. до Москвы бывший квартирмейстерским офицером при казацких полках, составлявших арьергард 2-й армии, 14 сентября по семейным делам оказался в Москве. Он не сумел выбраться из города, в который уже вступили вражеские войска, и попал в плен к французам.

В своих записках он рассказал о своем пленении, о пребывании французов в Москве, ненависти к ним жителей, бесчинствах, грабежах и насилиях, учиненных вражеской армией. Один раненый французский офицер поведал ему поучительную историю своего ранения. Этот офицер в день взятия Москвы находился во французском авангарде, с музыкой приближавшемся к воротам Кремля.

У входа «были они встречены ружейными выстрелами. Это была толпа вооруженных жителей; выстрелы ранили несколько человек… не успели еще опомниться, как отчаянные с криком «Ура!» бросились на французов, – тогда-то и пострадал новый мой знакомый, – писал Перовский. – Один большой, сильный мужик бросился на него, ударил штыком в ногу, потом за ногу стащил с лошади, навалился на него и начал кусать в лицо; старались его стащить с офицера, но это было невозможно, на нем его и изрубили».

16 сентября арестованного Перовского вели по улицам города. «Нельзя представить себе картину Москвы в то время, – вспоминал он. – Улицы покрыты выброшенными из домов вещами и мебелью, песни пьяных солдат, крик грабящих, дерущихся между собой; во многих местах от забросанных улиц, дыма и огня невозможно было пройти. Пожар, грабеж и беспорядок царствовали более всего в рядах, в городе: тут множество солдат разных полков таскали в разные стороны из горящих лавок платье, меха, съестные припасы…»

По словам Перовского, французы «были обмануты в своих ожиданиях или намерениях. Надеясь в Москве отдохнуть, они не нашли и квартиры». Кругом пылал пожар.

Перовский рассказывал, как их, пленных, голодных, раздетых и разутых, гнали в Смоленск. Любопытно его свидетельство, что колонна пленных «слишком из тысячи человек» состояла отнюдь не только из военных, взятых на поле боя. Таких было мало. Другие «понапрасну делили с нами горькую участь. В солдатской колонне много было купцов и крестьян. Французы ссылались на их бороды, уверяли меня, что это казаки. Тут были и дворовые люди и даже лакеи в ливреях, которые, по мнению провожающих нас, были также переодетыми солдатами». Тех, кто не мог передвигаться или из-за усталости и болезни отставал от хвоста колонны более чем на 50 шагов, тут же расстреливали.

«День ото дня становился поход от холода и голода тяжелее, и число умирающих и пристреливаемых значительнее. Несчастный пленный, чувствуя, что силы его покидают, отставал понемногу, прощаясь с товарищами; все проходили мимо него, конвойный солдат один оставался при нем, пристреливал его и догонял потом колонну, заряжая потом ружье».

Колонну пленных вели по Бородинскому полю. «Мертвые тела людей и убитые лошади были не прибраны… Большая часть трупов были без одежды. Терпящие нужду в оной французские солдаты искали ее на мертвом товарище или неприятеле».

Записки В.А. Перовского, опубликованные в «Русском архиве», послужили Л.Н. Толстому материалом для его романа «Война и мир». Он заимствовал из «Записок» эпизоды, связанные с пребыванием Пьера Безухова в плену в Москве, с допросом у Даву, выходом под конвоем из Москвы, условиями похода, голодом.

Из книги Павловой Л.Я. «Декабристы – участники войн 1805-1814 гг.», М., изд. «Наука», 1979 г., с. 43-46.

0

19

http://forumfiles.ru/files/0019/93/b0/62647.jpg

А.П. Брюллов. Портрет В.А. Перовского. 1824 г.

0

20

Перовский Василий Алексеевич, оренбургский генерал-губернатор

http://forumfiles.ru/files/0019/93/b0/41769.jpg

Владимир Иванович Гау (1816 – 1895). Портрет Василия Алексеевича Перовского. 1841 г.
Всероссийский музей А. С. Пушкина.

Обширный ум его хотел обнять все, и он жил только одною мечтою,как бы лучше
устроить любимый им край, чтобы он был образцовым в России.
П. Л. Юдин

Генерал-адъютант, генерал от кавалерии, граф Василий Алексеевич Перовский родился 9 февраля 1795 г. в селе Почеп Черниговской губернии (Украина). Его отец, граф Алексей Кириллович Разумовский, более 30 лет находился на государственной службе. В последние годы жизни, занимая пост министра народного просвещения, учредил несколько гимназий, в т. ч. знаменитый Царскосельский лицей. Мать, Мария Михайловна Соболевская, была гражданской женой А. К. Разумовского.

Их дети были записаны на фамилию Перовские, которую получили по названию наследного подмосковного села Перово. В 1805 г. Разумовский добился возведения их в дворянское достоинство. Все они получили блестящее образование, аристократическое воспитание и оставили заметный след в русской культуре и на поприще государственной и общественной деятельности.
Василий Алексеевич Перовский, на долю которого выпало быть губернатором обширного Оренбургского края два срока, являлся незаурядной и богато одаренной личностью, был великолепно образованным человеком. Он обладал художественным даром, любил и понимал поэзию, музыку, живопись, знал несколько иностранных языков. Его характеризовала твердая воля в достижении поставленных целей и самостоятельный характер ума, что позволило ему стать государственным деятелем и хорошим администратором.

После окончания Московского университета молодой Перовский поступил в Муравьевскую школу колонновожатых, откуда в 1811 г. был выпущен в офицерском чине прапорщика. В 1812 г. он в составе 2-й Западной армии фельдмаршала Багратиона участвовал в Бородинской битве. При отступлении русских войск из Москвы был вероломно захвачен в плен французами, и только в 1814 г. ему удалось убежать из него, о чем Перовский подробно написал в своих мемуарах - "Записках". Затем его зачислили на службу в гвардейский Генеральный штаб. С 1818 г. он - адъютант Великого князя Николая Павловича (будущего императора Николая I). Именно при царском дворе он познакомился с поэтом В. А. Жуковским, преданная дружба с которым была прервана только смертью поэта. Их переписка - "удивительный документ тридцатилетней дружбы". Его друзьями были Н. М. Карамзин, А. С. Пушкин, Н. В. Гоголь и многие другие великие и замечательные люди России.

В 1828 г. полковник Измайловского полка и флигель-адъютант Перовский принимает участие в русско-турецкой войне. За героизм при штурме крепости Анапа он был удостоен боевого ордена Св. Георгия 4-й степени, произведен в генерал-майоры и назначен в свиту Его Императорского Величества. В этом же году его перевели с Кавказского театра военных действий на Дунай, где в боях при взятии Варны он был тяжело ранен в грудь, что впоследствии сказалось на его здоровье и привело к преждевременной смерти.

Следует сказать, что в это же время, кроме телесной раны, он получил самый страшный удар в своей жизни. В 1829 г. в Италии умерла Александра Андреевна Воейкова (урожденная Протасова, племянница В. А. Жуковского), "его Саша". Именно она была той единственной женщиной, с которой его связывала взаимная любовь. Последние ее прощальные строки были обращены к нему, только что возвратившемуся с войны в Петербург. И Перовский, едва оправившийся от ранения, немедленно отправился в Пизу, где жила в последнее время Александра Андреевна, но в живых не застал свою "Светлану", как он ее называл.

В 1833 г. В. А. Перовского назначили Оренбургским военным губернатором и командующим отдельным Оренбургским корпусом вместо внезапно умершего военного губернатора П. П. Сухтелена. Молодой правитель обширного и неспокойного пограничного края энергично взялся за его переустройство, серьезно изучая неосуществленные планы своего умного и талантливого предшественника. В 1835 г. Перовский подготовил обоснование необходимости устройства новой пограничной линии к северо-востоку от Орской крепости до редута Березовского на реке Уй. После утверждения проекта императором началось строительство укреплений Новолинейного района. В относительно короткое время были воздвигнуты основные опорные укрепления на линии: Императорское, Наследницкое, Михайловское, Николаевское, Константиновское с редутами между ними для помещения в них кордонной стражи, состоявшей, в основном, из команд оренбургских казаков и башкирско-мещеряцкого войска. Между редутами на расстоянии 5 - 10 верст были устроены пикеты с маяками, в которых размещался дежурный наряд из 10 - 15 казаков для наблюдения за неприятелем.

В это время набеги шаек грабителей киргиз-кайсаков на селения, прилегавшие к пограничной линии, были довольно частым явлением. Покровительствовало этим налетам воровских банд Хивинское ханство. Там находился главный невольничий рынок, где киргизцы продавали в рабство захваченных в плен российских людей. Здесь же сбывали угнанный скот и награбленное. Кроме того, Хива часто распоряжалась некоторыми племенами киргиз-кайсаков как своими подданными, облагая их налогами (податями) и собирала с них денежную повинность в виде пошлины. В Хиве в неволе томились около двух тысяч русских людей. Считая политику Хивы главным источником всех зол, поощряющих нападения шаек на пограничные линии, Перовский стал настойчиво хлопотать перед правительством об организации военного похода для усмирения Хивы.

Составленный под его руководством проект похода был принят, и 12 марта 1839 г. комиссия в составе вице-канцлера графа Нессельроде, военного министра Чернышова и военного губернатора края Перовского постановила начать поход в сроки, которые установит сам начальник военной экспедиции. Истинную же цель похода держали в тайне и говорили лишь о научной экспедиции, предпринимаемой для исследования среднеазиатских пустынь. Сам Перовский временем начала военной экспедиции избрал весну 1840 г., но, доверившись доводам генерала С. Т. Циолковского, который сумел снискать доверие губернатора, изменил свое решение и выступил в военный поход в ноябре 1839 г. Примечательным является следующий факт. Когда Николай I узнал, что Циолковский имеет сильное влияние на Перовского, то в беседе с начальником края просил его держаться подальше от ссыльного поляка, замешанного в польском мятеже 1831 г. Следует отметить, что в подготовке экспедиции и в самом походе участвовали ближайшие сотрудники и помощники военного губернатора, оставившие заметный след в истории науки и культуры России. Среди них: В. В. Вельяминов-Зернов, В. В. Григорьев, В. И. Даль, Я. В. Ханыков и другие.

Этот зимний поход закончился очень неудачно. В планы экспедиции вмешалась природа, с ее 30-градусными морозами, снежными буранами, вследствие чего бескормица и падеж верблюдов, основной тягловой силы продовольствия и вооружения в пустынной местности. В письмах из похода сам Перовский сообщал: "Против нас зима со всеми ее ужасами… Нет такого древнего старика в здешних местах, который помнил бы подобную зиму". От сильных холодов стали обмораживаться и заболевать люди, прежде всего нижние чины из состава линейных батальонов. В меньшей степени погодные условия отразились на оренбургских и уральских казаках, хотя и они понесли немалые потери (во время похода умерло 1054 нижних чина, 8 чиновников, 199 башкир из транспортной команды). В этих условиях Перовский 1 февраля 1840 г. отдает приказ об окончании похода и возвращении экспедиционных сил в Оренбург. Всю вину за неудачу экспедиции он принял на себя, о чем лично доложил императору в июне 1840 г. и просил его о своей отставке и отпуске за границу для лечения. Но лишь в 1842 г. военный губернатор края был освобожден от должности. В том же году он выехал за границу для лечения и отдыха, где пробыл три года.

Возвратившись из Европы, В. А. Перовский окунулся в государственные дела. Его назначили членом Государственного Совета, а в 1847 г. и членом Адмиралтейства. Как свидетельствовали современники, кабинетные занятия тяготили энергичного Василия Алексеевича. И он стал добиваться нового назначения в Оренбургский край, так как чувствовал в себе силы для осуществления тех целей и задач, которые не успел довести до конца во время своего первого пребывания на посту губернатора. Существует воспоминание о встрече Перовского с императором, похожее на легенду. В 1851 г. тяжело заболевшего Василия Алексеевича посетил Николай I. Беседуя с Перовским, он спросил его, есть ли у того какое-то желание, которое император мог бы исполнить, на что Перовский якобы ответил: "Ваше Величество! Я желал бы, чтобы меня похоронили оренбургские и уральские казаки". Так или иначе, Николаю I пришлось уступить просьбе своего любимца, и 21 марта 1851 г. генерал-адъютант В. А. Перовский получил рескрипт о назначении на должность Оренбургского и Самарского генерал-губернатора и командующего отдельным Оренбургским корпусом. 29 мая он уже прибыл в Оренбург.

В середине XIX века уже не политика Хивы беспокоила правительство России, а Кокандское ханство, осуществлявшее нападения киргиз-кайсаков на подданных российского государства. Кокандцы заставляли их нападать на приграничные русские поселения с целью грабежа и даже взимали с киргиз-кайсаков подати как со своих подданных, как ранее это делали хивинцы. Поэтому Перовский, консультируясь с правительством, начал тщательно готовить новую военную экспедицию, теперь уже по завоеванию главной кокандской крепости Ак-Мечеть. Весной 1853 г. экспедиционный отряд выступил в поход (всего 2850 чел., в т. ч. около 100 офицеров, 2250 нижних чинов и 500 киргиз-кайсаков). Всеми походными колоннами руководил наказной атаман Оренбургского казачьего войска генерал-майор И. В. Падуров. В начале июля Ак-Мечеть была осаждена и 28 июля после минной подготовки и разрушения части крепостной стены взята штурмом. Генерал- губернатор лично руководил войсками во время взятия крепости. Кокандцы показали мужество при защите Ак-Мечети и почти все погибли, отбивая атаки солдат и казаков. На месте полуразрушенной крепости Перовский основал новое укрепление, вскоре, по императорскому указу, названное в его честь "форт Перовский". С этого времени берет свое начало новая Сыр-Дарьинская укрепленная линия. Для службы на ней был оставлен гарнизон в 1000 человек.

Результаты экспедиции имели важное международное значение, в т. ч. и для России. Усиливалась роль России в Центральной Азии. С этого момента начинается активное завоевание территорий в этой части света и их дальнейшая колонизация. Государь и общественность по достоинству оценили деятельность В. А. Перовского по завоеванию нового края и умиротворению киргиз-кайсацких племен. 26 августа 1853 г. Николай I издал рескрипт по случаю взятия крепости Ак-Мечеть и покорения кокандцев: "…Я поспешаю выразить Вам душевную Мою признательность за блистательный этот подвиг, покрывший новой славою русское оружие". Всем офицерам и солдатам-участникам похода было выдано годовое жалованье, а наиболее отличившиеся награждены орденами и знаками отличия Военного ордена (Георгиевскими крестами). Сам Василий Алексеевич в одном из писем выразил личную оценку свершившегося исторического факта в следующих строчках: "Можете представить, как я счастлив…", тем самым он доказал своим недоброжелателям, что неудача первого похода в Хиву - это стечение целой цепи трагических обстоятельств, а не личного неумения. Историческую роль Перовского в военной операции оценили такие известные люди, сопровождавшие его в экспедиции, как востоковеды В. В. Григорьев и В. В Вельяминов-Зернов (они были с Перовским и в первой экспедиции), исследователь Аральского моря контр-адмирал А. И. Бутаков, военный инженер и топограф И. В. Бларамберг, географ и историк, офицер Генерального штаба А. И. Макшеев и др.

За два периода управления Оренбургским краем В. А. Перовский заслужил уважение жителей губернии и получил известность в России. При нем в Оренбурге осуществлялось широкое строительство и благоустройство города. По проекту его друга А. П. Брюллова был построен Караван-Сарай, здание Благородного собрания, построен манеж (впоследствии переоборудованный в театр). В Оренбурге появился водопровод, устроен сад и уличное освещение. Открылись приходские школы в Челябинске и Троицке. В 1836 г. было учреждено лесное училище для подготовки специалистов по разведению лесов в степи. Перовский осуществил реорганизацию управления Башкиро-мещеряцким войском. Поднял торговлю в крае, добился на несколько лет права беспошлинной торговли и льгот для купцов и многое другое. Оренбург поистине стал самым культурным городом на юго-востоке страны.

В Оренбурге он принимал у себя А. С. Пушкина, приезжавшего для сбора исторических материалов о Пугачевском бунте. 13 июня 1837 г. жители Оренбурга встречали девятнадцатилетнего наследника российского престола, будущего императора Александра II, путешествующего по России со своим наставником и поэтом В. А. Жуковским (лучшим другом Василия Алексеевича). Из дневника Жуковского мы знаем некоторые подробности этого путешествия. Так, 10 июня наследник и его свита выехали из Верхнеуральска в Магнитную крепость, ночевали в Таналыцкой станице, потом переехали в Ильинскую крепость, обедали в Орске, затем посетили станицу Губерлинскую и крепость Подгорную, ночевали 12 июня в Верхнеозерной, откуда выехали в Оренбург и в три часа дня въехали в казачий Форштадт. При въезде в Форштадт цесаревич принял от депутации, состоящей из заслуженных стариков-казаков, хлеб-соль. Далее через Орские ворота направился к Преображенскому собору, где был отслужен молебен, а потом вместе с Перовским - в его квартиру, где наследнику были предоставлены покои. Василий Алексеевич пользовался почетом и уважением у будущего императора.

После завершения Кокандской операции здоровье Перовского стало опять ухудшаться, и его все чаще посещают мысли об обращении к государю с просьбой об отставке. В 1855 г. неожиданно умирает Николай I, и Перовский просит уже нового императора отставить его от службы. 17 апреля 1855 г. император Александр II за многолетнюю выдающуюся службу во благо России возвел В. А. Перовского в графское достоинство. Во время коронации Александра II Перовский удостоился личной аудиенции у государя и вновь попросил об отставке. Но император уговорил его продолжить руководство беспокойным приграничным краем и 26 августа 1856 г. наградил Перовского бриллиантовыми знаками высшего российского ордена Св. Андрея Первозванного. Высочайшая просьба и милость царя не позволили графу отказаться от исполнения должности, и он возвратился в Оренбург. Но здоровье его резко ухудшилось, и Перовский настоял на своей отставке. Уже в конце декабря прибыл в Оренбург генерал А. А. Катенин, которому Перовский стал передавать дела по руководству краем. 7 апреля 1857 г. генерал-адъютант и генерал от кавалерии граф В. А. Перовский был уволен от должности Оренбургского и Самарского генерал-губернатора и командира отдельного Оренбургского корпуса.

Из Оренбурга тяжело больной Василий Алексеевич Перовский был отвезен на лечение в Крым в имение князя Воронцова. Он не смог побороть болезнь и скончался 8 декабря 1857 г. в императорской вилле в Ореанде, похоронен там же, в церкви Св. Георгия.

Именем графа Перовского названы поселок в Оренбургском уезде, улица в Оренбурге и мыс на Новой Земле.

В.А. Кузнецов

0


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » ПЕРОВСКИЙ Василий Алексеевич.