Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » ЭПИСТОЛЯРНОЕ НАСЛЕДИЕ » Письма к Н.Н. Муравьёву-Карскому.


Письма к Н.Н. Муравьёву-Карскому.

Сообщений 91 страница 100 из 283

91

91. И.Г. Бурцов

[Петербург] 11 января [1818]

Почтеннейший Николай!

Почта идет сию минуту; не могу писать к тебе много. - По вчерашним письмам из Москвы узнал я, что Миша, Александр и Отче здоровы. Я упрекал им несколько раз их непростительную леность; теперь, может быть, чаще будут писать к тебе. Недели две тому назад послал к тебе зеленых лент 3 аршина, разной ширины, не осуди мой выбор, по причине дурного цвета и чрезмерной ширины. Я весь город обегал и все что нашел, то и послал к тебе. Карсаков и Мордвинов бывают у меня и все о тебе вздыхают., Адмирал Мордвинов с фамилией едет на два года в чужие край.

Будь здоров, любезный друг, надейся на бога. Помощь его крепче всего смертного. Искренний друг твой Бурцев. 11 генваря.

Книга № 6, лл. 25-25 об.

0

92

92. Е.Е. Лачинов

18 генваря 1818. г. Москва.

Понеже, милостивый государь, Николай Николаевич, я имел позволение от вас писать к вам из пресловутой столицы нашей рус[с]кой Москвы в знаменитую столицу прежде бывшего Грузинского царства великого, то пользуясь вышереченным позволением, начинаю грамотку мою нижеследующими словами:

Я добрался, наконец, сквозь огнь и воду, что называется; (потому что в Волге совсем было утонул) до Москвы *) 12-го сего месяца 239). В тот же вечер явился к князю, которой спросивши меня несколько о Грузии, приказал явиться к генералу 240), а сам на другой день уехал с государем в Петербург; но говорят, что к первому непременно возвратятся они назад. На другой день я отдал Михаилу Николаевичу ваши посылки все в целости; а третьего дня был у Александрой [а] Николаевича 241) , которой мне сказывал, что князь Волконской говорил, будто все представленные Алексеем Петровичем произведены; но этого еще в приказах нет 242) Ордена уже утверждены и я сегодня видел Рикарда 243) кавалером; но и этого также я еще не видел в приказах. У вас, я думаю, теперь пируют. Алексей Петрович произведен в генерал [ы] от Артиллерии; да и вас, я слышал, надобно поздравить. Желаю от всего сердца, чтоб все слухи здешние были справедливы, с чем вперед вас искренно поздравляю. Я полагаю, что вам должно скорее узнать; потому, что, может быть, курьер к вам приехал и все объявил. - На этот раз позвольте мне кончить письмо мое; потому, что еще должен я много писать на этой почте; но вперед я не буду писать всем вместе; но в Грузию с каждой почтой буду отправлять по письму, и тогда письма мои могут быть гораздо обширнее. - Прощайте, почтеннейший Николай Николаевич, желаю вам всего возможного и прошу не забывать весьма много вас почитающего

Лачинова. -

№3. Александр Николаевич не так зол, как вы, и не смеется над моим именем и преважно говорит, что оно очень хорошо и самое настоящее рус[с]кое. Ежели он и не так думает, но, по крайней мере, я утешаюсь, воображая, или лучше, принимая слова его за настоящую монету. -

Почтеннейшего Дмитрия Александровича 244) имею удовольствие поздравить с общею нашею радостию и объявить ему, что Дегай 245) в Москве и женится, кажется, на Высоцкой. Я третьего дня видел его у Тучковых 246) — вот каким образом. Приезжаю к Тучкову, он меня спрашивает, знаю ли я Боборыкина и что Дегай очень любопытен знать, где он теперь. Скажи Дегаю, что я и Боборыкина да и его самого знаю. Объявили Дегаю, он прибежал ко мне и мы с час говорили об вас и вашем литературном обществе 247). Я ему сказал, что в последнем вашем письме вы прислали мне стихи вашего сочинения. Он пр[о]сил, ежели можно, показать ему ваше письмо и я обещал ему доставить образец письменного слога. Он мне рассказывал ваше препровождение времени в Петербурге, вашу встречу на почтовом дворе; но я все это знал и прежде. — На последующей почте вы получите от меня гораздо больше; а теперь желаю вам избегнуть всех опасностей и коварных сетей прелестными рас [с]тавляемых, и совершенно излечиться от недуг [ов] телесных.

На обороте адрес: Его высокоблагородию милостивому государю Николаю Николаевичу Муравьеву, гвардейского генерального штаба господину капитану и кавалеру в Тифлис Грузинской губернии **).

Книга № 6, лл. 26-26 об.

Примечания:

*) "до Москвы" написано над зачеркнутым: "а от огня".

**) На адресе штемпель: "Москва", почтовые пометы.

239 Е.Е.Лачинов учился в Училище для колонновожатых до откомандирования его в 1816 г. по распоряжению П.М.Волконского в состав русского посольства в Иран. После окончания работы посольства в Иране, в 1818 г. он возвратился в Москву, в Училище для колонновожатых для получения офицерского чина (см. "Записки" Н.Н. Муравьева. - "Русский архив", 1886, № 5, стр. 21).

240 Генерал-майор Н.Н. Муравьев - основатель и начальник Училища для колонновожатых в Москве.

241 Александр Николаевич Муравьев.

242 Судя по существующей литературе, отношение к А.П.Ермолову в Зимнем дворце было недоверчивое, представления к наградам и производство, исходившие от А.П.Ермолова, встречали противодействие. Здесь речь идет о производстве членов посольства в Иран в 1817 г. По "Запискам" Н.Н. Муравьева известно, что ответ из Петербурга ждали долго: "В ночь с 28-го на 29-е (января 1818 г. — И. К.) приехал сюда фельдъегерь с известием о производстве Вельяминова..., о производстве Унгерна, Каховского и прочих. А о посольских ни слова, как будто бы их на свете не бывало. Я не могу еще поверить, чтобы главнокомандующему ничего не дали за такое великое дело. Неужели бы государь был не признателен к Алексею Петровичу за столь высокую услугу, оказанную им отечеству и сопряженную с большими трудами и опасностью? ("Русский архив", 1886, №11, стр. 292).

243 Рикард Осип Осипович — чиновник в составе посольства в Иран в 1817 г.

244 Дмитрий Александрович Бобарыкин.

245 Может быть, речь идет о Павле Ивановиче Дегае (1792-1849) - юристе по образованию, в дальнейшем авторе ряда трудов о праве. В описываемое время он служил в Министерстве юстиции. С 1816 г. был откомандирован в распоряжение ревизовавшего Курскую и Орловскую губернии сенатора Мясоедова. В 1818 г. мог на время приехать в Москву.

246 Автор был, очевидно, в доме А.А. Тучкова-отца (1766—1853), генерал-полковника в отставке, старший сын которого Алексей Алексеевич (1800—1879) в описываемое время — поручик квартирмейстерской части; с сентября 1816 до сентября 1817 г. был колонновожатым Муравьевского училища. В апреле-мае 1818 г. А.А. Тучков-сын был принят А.Н. Муравьевым в Союз Благоденствия.

247 Литературное общество в собственном значении слова ни в "Записках" Н.Н. Муравьева, ни в письмах к нему не, упоминается. Возможно, что имеется в виду тот круг лиц, который устраивал театральные постановки, концерты, делал переводы иностранных пьес. В него входили, кроме самого Н.Н. Муравьева, который был главным организатором, переводчиком и суфлером, Н.А.Самойлов, Д.А. Бобарыкин, Суханов, Головин, Петровский, Сонин, П.В.Попов, Мещеряков, Унгерн, Берг (см. "Записки" Н.Н. Муравьева-Карского. — "Русский архив", № 4, стр. 475; № 5, стр. 30-31).

0

93

93. И.Г. Бурцов

1818 года 28 генваря

Петроград.

Почтенный друг!

Давно ты не пишешь и я много грущу об этом. Писал я к тебе в письме к Бобарыкину, послал зеленых лент, каких нашел здесь, и не знаю теперь получил ли ты все сие. Приготовься слышать описание нескольких важных событий. В Крещенской парад в Москве Александр был арестован, за унтер офицеров (не так занявших свое место) отгосударяи теперь непременно хочет идти в отставку. Просьбу им поданную ему возвратили и Волконской старается удержать его в службе, но он непреклонен ни *) просьбам друзей своих, ни письмам целого нашего Корпуса, ни удерживанию начальства. Не знаю чем это кончится, но жаль чрезмерно, что возвышение его может весьма потерпеть от сего случая.

Миша нездоров простудою и может быть от беспокойств им переносимых в заведении. - Производство твое и всех наших старых офицеров К[н]. Волконской, бывший здесь две недели с государем, никак не хочет сделать ныне, а отложил до маия месяца. Тогда обещается непременно произвестъ вас. - Третьего дня сестра Мордвинова Софья сговорена за Корсакова 248) и свадьба будет после святой недели. Это мне доставило величайшую радость, потому что Мишу выпишут сюда на несколько времени, и еще более, что это есть первый верный шаг к твоей цели. Корсаков уверяет, что все средства употребит содействовать успеху твоего дела 249) и никак не отчаявается в удаче. Только надобно ждать полтора года, ибо теперь они едут в чужие краи и к тому времени воротятся 250). Оставайся, любезный друг, этот срок на Куре, а тогда я приеду за тобой и, бог даст, все сладится 251). Не полагай меня легковерным, я очень вижу как эти, даже вялые люди, возбуждены твоим решительным поступком и как желают сколько могут оказать тебе услугу. Ты скажешь, может быть, что для чего же они прежде этого не делали? Потому что не верили твоей решимости и страсть твою мимоходною почитали. - Нет, Николай, поверь, что это будет, и непременно будет. Призовем творца на помощь, он покров добродетельных.

Пиши к искренно любящему тебя

Бурцеву.

Мандерштерн со всей семьей и с сыном тебе кланяются.

На обороте адрес: Его превосходительству милостивому государю Алексею Петровичу Ермолову. Начальствующему Отдельным Грузинским корпусом господину генерал лейтенанту и кавалеру в Тифлисе. А Ваше превосходительство покорнейше прошу приказать доставить письмо сие г. гвардии штабс-капитану Муравьеву 4-му **).

Книга № 6, лл. 44-45 об.
Примечания:

*) Далее зачеркнуто: "к".

**) На адресе штемпель: "С.Петербург".

248 С.Н. Карсаков женился на Софье Николаевне Мордвиновой, двоюродной сестре Муравьевых.

249 Речь идет о возможной женитьбе Н.Н. Муравьева на Н.Н. Мордвиновой.

250 Н.С. Мордвинов в 1818 г. второй раз вышел в отставку и на два года уехал с семьей за границу. (Первый раз он вышел в отставку в 1812 г. после смещения М.М.Сперанского, уехал в Пензу и вернулся в Петербург в 1813 г.)

251 Н.Н. Муравьев в "Записках" писал 22 февраля о получении письма от брата для А.П.Ермолова. В нем А.Н. Муравьев "выхваляя его высокие качества, напоминая ему о Кульмском сражении... дает генералу чувствовать, сколь ему приятно было бы служить под начальством его". Письмо, по выражению Н.Н. Муравьева, "содержало множество похвалы, хотя и истинной; но Алексей Петрович ее не любит... К тому же брат писал в минуту отчаяния, и оно наполнено выражениями, кои могли бы не понравиться генералу". После раздумий письмо было все-таки вручено А.П.Ермолову. Он предложил А.Н. Муравьеву приехать в Грузию пока в качестве путешественника, (см. "Русский архив", 1886, № 11, стр. 298—299). Как видно из писем А.Н. Муравьева и "Записок" Н.Н. Муравьева-Карского, больше к вопросу о переводе в Грузию не возвращались.

0

94

94. А.Н. Муравьев

Москва. Генваря 31-го1) дня 1818 года

Любезный брат и друг мой Николай, - я замечаю из письма твоего от 31-го декабря, что ты на меня сердишься, за долгое мое молчание. Признаюсь, что я виноват был; — но признайся и ты, что выговоры твои жестоки: чтоб я велел какому нибудь писарю тебе отвечать, если я сам к тебе писать не хочу. - Оставлю на собственное твое рассмотрение сию твою выходку; ты верно сам поймешь, что они слишком строги.

Деньги от тебя, 75 рублей получил.

Чубук получил и благодарю.

Батюшка получил Анну 1-й степени.

Что-же касается до роли, какую я играю в моем месте начальника - штаба гвардейского отряда, и при дворе; скажу тебе, любезный Николай, что я, вступая в сию должность, предвидел все ее трудности и опасности и неоднократно об оных отзывался. – Начальником штаба был я во всей силе слова, а при дворе не много значил, да и, кажется, никогда значить не буду, ибо в открытой сей пристани, все суда подвержены быть ветрами разбитыми, и что всего ужаснее, пошлины платить должно великие, и такою монетою, какою я ничего приобретать не намерен. Моя2) же монета при дворе курса не имеет; - Она слишком проста и правдива. Вот, любезный брат, почему я не значущь при дворе. - Я писал выше, что я был начальником-штаба, для того, что теперь я ношу название токмо сей должности, ибо рапортовался больным; а сие сделал я потому, что меня, в крещение, за ошибку в четырех3) унтер-офицеров, ошибку не мною сделанную, государь арестовал и послал на гаубтвахту до вечерней зори. - То дабы впредь4) избежать такового незаслуженного обращения, дабы полковник5) Александр Муравьев, начальник штаба6) служивший восемь лет с честью и отличием, бывший в походах, в 50-ти и более7) сражениях, впредь8) не был-бы наказуем как мальчишка, вышедший из Кадетского9) корпуса, то я подал прошение в отставку; - мне оное возвратили, - я просился в отпуск за болезнию до 1-го сентября, дабы тогда опять подать в отставку; - мне и в этом отказали, а врачам запретили давать мне свидетельство о болезни. — Итак, любезный брат, вот что со мною случилось - я не менее того рапортовался больным, службы никакой более не исправляю, и в твердом пребуду намерении оную совсем оставить, если не сделано мне будет общенародного вознаграждения. — Я сего последнего желаю, не ради моего возвышения, но ради чести моей, которая оскорблена, страждет, и не иначе вое [с]тановлена быть может, как когда в общем мнении меня оправдают. -

Здесь говорят, что Алексей Петрович скоро произведен будет в генерал-от-артиллерии. Дай бог, ему великому мужу всякого добра. - Отечеству нужны великие люди, а их мало, весьма мало! — Говорят, что и ты скоро будешь капитаном. -

При сем прилагаю письмо к начальнику твоему Алексею Петровичу Ермолову, вручи оное ему; и Уверь его превосходительство в моем глубоком к нему почтении.

Я знаю, любезный Николай, что ты предпринял10) намерение не возвращаться в Россию, не смею опровергать11) оного, хотя совершенно понимаю все малейшие причины12), побудившие тебя на это решиться; - ибо все мои рассуждения могут тебе казаться холодными и пустыми. Но прошу тебя, друг мой, ни в чем не отчаиваться. - Ты сам знаешь и веришь, что провидение водительствует13) происшествиями мира сего; не отъимая, между тем, у каждого свободы его; - и потому, молю тебя, предайся правде, любви к Отечеству, всему высокому и благородному, и тем скорее обрящешь мзду ожидающую великодушных!

Друг твой и брат,

Александр Муравьев.

Книга №6, лл. 39-40 об.
Примечания:

1) Первоначально: "29".

2) Первоначально: "Сверх того".

3) Далее зачеркнуто: "неисправных", над ним зачеркнуто: "ошибку в четы".

4) Написано над строкой.

5) Приписано на полях.

6) "начальник штаба" написано над строкой.

7) Написано над строкой.

8) Далее зачеркнуто: "также".

9) Написано над строкой.

10) Далее зачеркнуто: "твердое".

11) Далее зачеркнуто: "так".

12) Далее зачеркнуто одно слово.

13) Далее зачеркнуто одно слово.

0

95

95. Петр Иванович Колошин

Москва, 1 февраля [1818] *)

Преоборов, наконец, с помощию других обычную свою лень, решаюсь к тебе писать, любезный Николай; столь продолжительное молчание должно было тебя без сомнения огорчить, но не заставить упрекать нас в изменении наших чувств: другого рода занятия, редкие о тебе известия и, наконец, всемощная лень совокупились вместе, чтобы отнимать всегда перья из рук готовых к тебе писать. Впрочем не извиняюсь и даю тебе право ругать меня сколько хочешь.

Мы порядочные о тебе известия получили чрез Краузе 252) и Лачинова: они оба с удовольствием распространялись о походе в Персию; о частных подвигах почтенного и повсеместного Артельщика и еще более о странном побиении несколькими десятками рук одного француза 253), как о происшествии согласующемся со нравами и обычаями тех невежественных народов, кои около вас кочуют.

Рад по крайней мере я, что из всех речей их мог видеть истинное тебя изображение. Лень в покое и деятельность в исполнении обязанностей везде служила тебе отличительными чертами. Молю богов, чтоб когда-нибудь довели меня до приятного твоего лицезрения.

Думаю, что ты знаешь о искажении природою искаженных моих пальцев: прошлого года я тебя о сем уведомлял. Они не исправились, а стали гораздо неудобнее, ибо стоят прямо и не сгибаются. К новому году (1817) я из Москвы возвратился в Питер, провел обычным образом время до августа: в августе участвовал в маневрах и оттуда командирован в Московское учебное заведение, где уже находился Миша. Все были на съемке и я прибыл к окончанию, после коего обще с Мишей снарядил колонновожатых к офицерскому испытанию и к Октябрю со всеми прибыл в Москву. В ноябре по сделанном испытании 24 колонновожатые произведены в офицеры 254) , Миша в штабс-капитаны, а я в подпоручики 255). -

При заведении оставлены из новых 4 офицера 256) что с[о] старыми и со мной, остающимся здесь - кажется - навсегда, составляет 8 человек. Генерал получил Анну, а заведению обещана подпора деньгами, коей однако ж не воспоследовало. Я теперь преподаю Полевую Фортификацию и Всеобщую Историю, чем я и занят каждое утро.

Вечера сижу дома, или у Миши, или у Александра, или у сестры, или, наконец, у Надежды Николаевны Шереметевой 257), отличнейшей женщины, у которой воспитывается твоя, сестра. С домашними в хладном отношении, с друзьями в тесной дружбе, с большим светом в ссоре, с самим собою иногда в мире, я живу порядочно, читаю, пишу стихи, но изредка, ибо молодость, мечты и поэзия исчезли. В скором времени пришлю тебе мои бредни. Прощай.

Колошин. На обороте адрес: Его высокопревосходительству милостивому государю Алексею Петровичу Ермолову. В Тифлисе. А Ваше высокопревосходительство покорнейше прошу приказать доставить г. гвардии штабс-капитану Муравьеву 4 258) **).

Книга № 6, лл 41-42
Примечания:

*) В подлиннике ошибочно: "1817".

**) На адресе штемпель: "Москва", почтовые пометы.

252 Краузе Адам Иванович — казначей посольства А.П.Ермолова в Иране в 1817 г.

253 Возможно, речь идет о случае в Тавризе с французом Мартером, который выдавал себя за полковника и вступил в драку с людьми Н.Н. Муравьева (см. "Записки" Н.Н. Муравьева-Карского. - "Русский архив", 1886, № 5, стр. 6-7).

254 В "Списке офицеров, выпущенных из Московского учебного заведения, для колонновожатых" значится в 1817 г. только 21 офицер (см.: Н. Глиноецкий. История русского генерального штаба. СПб., 1883, т. 1, стр. 412). Среди окончивших были будущие декабристы: Н.А. Загорецкий, В.П.Зубков, Н.П.Крюков, А.И.Черкасов, А.В.Шереметев.

255 Петр Иванович Колошин получил чин подпоручика 27 ноября 1817 г.

256 По воспоминаниям Н.В. Басаргина из 2-го выпуска (1817 г.) в Училище в качестве преподавателей были оставлены В.М.Шаховской, В.П.Зубков, Н.П.Крюков (см. "Записки Н.В. Басаргина". Пг., 1917, стр. 254).

257 Шереметева Надежда Николаевна — см. комментарий № 161.

258 Имеются в виду номера, которыми обозначали в официальных военных документах членов рода Муравьева, находящихся в это время на военной службе, по старшинству чинов.

0

96

96. И.Г. Бурцов

11 февраля.

Петроград. 1818 года

Я получил, почтеннейший друг, письмо твое от 5-го января. Приложенное в нем во Францию отправил. - Сострадаю твоей грусти, не буду более оспоривать ее; ибо ты с противной стороны на доказательства мои смотришь. Скажу однако, что блаженство твоей жизни есть не невозможное, естьли оно только от согласия обожаемой особы зависит. В веке страстями управляемом нельзя отнюдь достигнуть желаемого опровержением всех предрассудков. Благоразумие в том состоит, чтоб и предрассудки самые направлять к своей цели. Ты слишком круто повел свое дело: молодость твоя заставляла родителей справедливо опасаться перемены в твоих мыслях. Теперешнее поведение твое уверит их в постоянстве, ты степенным покажешься и нет сомнения, что успех вознаградит твою горесть. Ты говоришь, что тебе ничего терять не осталось. Неужели кроме любви никакому другому чувствованию не было места в твоем сердце? Ах, Николай! ты против природы восстаешь, ты хочешь уверить себя, что будто не имел во всю жизнь свою ни единой минуты приятной. Не могу я видеть тебя нынечним летом и крайне сожалею, что не могу тысячу убеждений на словах изъявить тебе. Я ничего более говорить не стану: ты неправ, ты в заблуждении.

Мысль твоя о самоубийстве доказывает мне, что ты не ищешь прибежища у божественной веры. Причастись сего животворящего источника и увидишь, что не для мнимых правил чести, но для добродетели и терпения созданы смертные, что великими трудами и подвигами можно удостоить[ся] бессмертия по смерти. Есть ли ты веришь вещественности души - стреляйся! Жизнь бренная не стоит горестей ей свойственных. Но вообрази себе вечность! ум слабый человеческий - теряется, постигает совершенство и все переносить заставляет для наследия неизъяснимых радостей. Прибегни к вере, любезный друг!

Жалею, что братья так редко к тебе пишут. Миша уже с месяц болен гемор[р]оем и не может ничего делать, Александру можно бы извещать тебя. Я тогда только перестану беседовать с тобою, когда глаза мои вечным сном сомкнутся.

Семейные дела мои гораздо поправились. Брат вспомнил свои обязанности, и утешает мать. Немецкая семья его покорилась и не смеет более распространять раздоры. Большого бремя освободился я чрез примирение единокровных. Создатель осеняет меня покровом своим, жизнь моя безмятежно протекает и я не могу вообразить ничего щастливейшего. Какое великое блаженство, в самом себе находить радости! Ни почести, ни сокровища недостаточны купить таковое щастие. Люби меня, любезный Николай, я заслужу когда-нибудь название постоянного, истинного твоего друга.

Посыпок твоих не получил еще, и не знаю, где путешествуют они. Желал бы поскорее увидеть то, что тебе принадлежало.

Муравьевы называются следующими номерами258.

Отче, генерал-майор — 1

Александр, полковник — 2

Бывший улан, ныне Изюмского гусарск[ого] полка

подполковник — 3

Ты — 4

Миша — штабс-капитан — 5

Никита - подпоручик — 6

Указов Алексея Михайловича 259) не могу доставить тебе: ибо сам не имею, старых наших товарищей здесь нет никого, а у новых знакомых кажется не имеется. Однако постараюсь найти. Желаю тебе совершенного здоровья. Искренний друг твой

И. Бурцов.

Книга№6, лл. 48-51.
Примечания:

259) В "Записках" А.Н. Муравьева есть воспоминания о чтении "Указа Алексея Михайловича", направленного против иностранцев, приходивших на русскую службу, в Свите е.в. по квартирмейстерской части в 1811 — 1812 гг. "Указ этот кто-то из наших, кажется Колычев, нашел, но, сколько мне известно, он не находится в собрании законов, хотя действительность его несомненна. Добрые товарищи немцы подсылали послушать наше чтение и с некоторым неудовольствием отходили, но ссоры между нами никогда не происходили", (сб. "Декабристы. Новые материалы". М., 1955, стр. 162). Н.Н. Муравьев, очевидно, хотел иметь "Указ" для чтения среди офицеров на Кавказе, т.к. его приятель-офицер Д.А.Бобарыкин писал ему из Моздока 16 мая 1818 г.: "Благодарю тебя, любезный славный Муравьев, что не прибил на стене своей комнаты указ царя Алексея Михайловича] из уважения к дружбе моей с Унгерном. Верь мне, что я умею ценить таковой поступок" (ф. 254, кн. 7, л. 24). И.Д. Якушкин особо подчеркивал в своих "Записках", что братья Муравьевы были "враги всякой немчизне". Полученный Н.Н. Муравьевым текст "Указа" находится в письме Н.П.Воейкова от 22 февраля 1818 г. из Москвы и несколько отличается от "Указа", помещенного в воспоминаниях А.Н. Муравьева (ф. 254, кн. № 6, л. 73 об).

0

97

97. Е.Е. Лачинов

1 марта 1818. Москва.

Почти четыре месяца как я уехал из Тифлиса и половину их живу уже в Москве; а еще ни одного письма не получил от вас, почтеннейший Николай Николаевич, и ни от кого из Грузии, кроме ордера от Алексея Петровича о утверждении Шахской милости 260) Нe знаю к чему приписать это - неужели так скоро можно забыть свои обещания? Признаюсь, это мне чрезвычайно больно. К тому же обстоятельства мои здесь не очень утешили меня. Князь совершенно отказал произвести меня без экзамена 261), а я прежде не могу приготовиться как к общему — в ноябре месяце. Генералу Муравьеву я так обязан, что напрасно бы стал вам описывать, какую я чувствую к нему благодарность и ему еще ничего об ней не сказал; потому, что не умею все сказать; а лучше ничего не говорить нежели мало говорить. Я видел, что он хотел мне помочь и делал все, что мог, подавал сам представление Волконскому; но тот совершенно отказал. - Я хотел было перейти, но увидавши желание генерала, которой мне советовал остаться, я, чтобы хотя мало доказать ему мою признательность за его обо мне старания решился послушаться его советов, хотя меня обещали определить в Кавалергарды или драгуны естандарт юнкером и через 6 или 8 месяцов я был бы офицер старой гвардии *).

Наконец, он мне обещал, ежели я хорошо приготовлюсь к экзамену, оставить меня при своем корпусе.

Я также бываю у Александр[а] Николаевича и всегда он хорошо меня принимает. Мне досадно будет, ежели мне никогда не удастся оказать, хотя немного мою благодарность Муравьевым - неужели мне век быть им обязанным и никогда не отблагодарить?

Терпи Казак - Атаман будешь. - Будет и на нашей улице праздник и т.д. и т.д. Прощайте, почтеннейший Николай Николаевич, пишите, сделайте одолжение, и не забывайте вечно вам преданного и премного почитающего вас Лачинова.

№3 Напишите, пожалу[й]ста, кавалер ли я или нет по персидскому ордену. Поздравляю вас с общею радостью. У вас, я думаю, уже известно, что Алексей Петрович произведен. -

На обороте адрес: Его высокоблагородию милостивому государю Николаю Николаевичу Муравьеву. В Тифлис

Грузинской губернии **).

Книга № 6, л. 54-55 об.
Примечания:

*) Далее зачеркнута фраза: "И про ...стр ... рода".

**) На адресе штемпель: "Москва", почтовые пометы.

260) Е.Е.Лачинов, как и Н.Н. Муравьев, за участие в посольстве был награжден персидским орденом Льва и Солнца (Е.Е.Лачинов — 3-й степени, Н.Н. Муравьев — 2-ой). Право на ношение иностранного ордена должно было быть утверждено русским правительством.

261) Производство в офицерский чин для Е.Е.Лачинова было осложнено, т.к. он был откомандирован в посольство задолго до окончания Училища для колонновожатых. Судя по письмам, ему необходимо было много заниматься математикой, чтобы сдать экзамен. Он был произведен в офицеры, как видно из приказов и из списка окончивших Училище, в 1818 г. (см.: Н. Глиноецкий, История русского генерального штаба. СПб., 1883, т.I, стр. 413). "В 1818 г. (летом) колонновожатый Лачинов был произведен за отличие и оставлен при корпусе" (см. "Записки Н.В. Басаргина". Пг., 1917, стр. 254). Чин был ему присвоен не после экзаменов, а по представлению А.П.Ермолова за участие в посольстве в Иран в 1817 г.

0

98

98. И.Г. Бурцов

1818 года марта 12

Петроград.

Третьего дня, почтеннейший друг, получил я письмо твое от 4 февраля. Благодарю за совет: укращать страсти и обдумывать поступки по прохождении первых впечатлений. Я потому, Николай, хотел идти к Адмиралу, что почитал его человеком 262), а потому не пошел, что не о своем, но о твоем вреде подумал. Впрочем не воображай, чтоб я стал упрашивать его; нет, я хотел упрекать ему за поступки жестокие, бесчеловечные. - Удивляюсь, что братья к тебе не пишут, я даже несколько раз напоминал им об этом. Мише более извинительно, потому что он всю зиму болен лихорадкою, и ничем заниматься не может. Лето он проведет на Кавказе и, я думаю, что к тебе проедет: он получил отпуск до 1-го октября. Александр после ареста не служит целый месяц, а наконец по просьбе к. Волконского остался в службе до 1-го сентября: тогда хочет непременно в отставку выйти. Никита Калиостро 263) дни с три как из Москвы приехал и обо всем меня уведомил. По письмам же от них ничего не узнаешь: три, четыре месяца ни одного известия не добьешься.

Здесь теперь так все смирно и скромно. Нет ни парадов, ни ученьев; мы пользуемся свободою не ходить в Штаб и всякой на дому занимается какими-нибудь препоручениями от Сипягина. Я постоянно слушаю публичные уроки 264), на которые записался в начале осени, учусь самому себе, подобно как и ты, и изредко вижусь с людьми по каким-либо свойствам отличными 265).

Забыл-было поздравить тебя с производством Алексея Петровича, Уверен, что известие об оном для всего Корпуса было радостно. Но не один Корпус ваш, а все отечество, любящие граждане празднуют возвышение сего достойного человека. После завтра ожидаю Павла — он два месяца погулял в Москве, и теперь должен возвратиться к службе.

Ты спрашиваешь: доволен ли Лукаш твоей лошадью? Уже шесть месяцев, как он ее продал. Дурной присмотр, пьяные кучера в совершенное расслабление привели ее ноги и он за 200 р[ублей] ее Вальнеру продал. У меня теперь удивительные две верьховые лошади. Обе воспитаны на заводах и одна выезжана в течение прошлого года, а другая начинает только выезживаться. Мне стоят они 2000 р. : но я и трех не согласился бы [взя]ть за них. Пока не приду в крайность, не решусь продать ни одной. Раза два в неделю езжу гулять, и восхищаюсь ими. - Что делает твой Артемий, здоров ли он и помнит ли старых друзей? -

Справляюсь об книгах из Англии, тобою ожидаемых и уведомлю, когда узнаю. Вчера видел А. Мордвинова у Олениных 266). - Будь здоров, любезный друг и верь истинной дружбе

Бурцева.

Брат мой в ладах с матушкой. Слава богу, семейные хлопоты мои кончились.

На обороте адрес: Его высокопревосходительству милостивому государю Алексею Петровичу Ермолову. Господину генералу от инфантерии и кавалеру. В Тифлисе. А Ваше высокопревосходительство покорнейше прошу приказать доставить гвардии штабс-капитану Н.Н. Муравьеву 4-му *).

Книга№6, лл. 70-71.
Примечания:

*) На адресе штемпель: "С. Петербург".

262 Это очень интересное замечание И.Г. Бурцова. Н.С. Мордвинов — государственный деятель с умеренно либеральными взглядами внушал молодым современникам уважение и даже почтение (взгляды как М.М.Сперанского, так и Н.С. Мордвинова привлекали видимым либерализмом). Как известно, он казался декабристам подходящей фигурой для нового временного правительства. Однако в письмах членов Священной артели отношение к Н.С. Мордвинову как деятелю своего времени никогда не выражалось, вероятно, в связи с тем, что друзья боялись затронуть личное отношение Н.Н. Муравьева (Карского) к нему.

263 Никита Калиостро — возможно, это прозвище Никиты Михайловича Муравьева, известное только в семье.

264 Публичные уровни — см. комментарий № 226.

265 Алексей Петрович Ермолов был произведен в чин полного генерала-от-артиллерии. Д.А. Бобарыкин писал Н.Н. Муравьеву из Моздока 16 мая 1818 г.: "Приложенную выписку из Бурцова письма я читал генералу (А.П.Ермолову. — И.К.). Он сказал мне — я верю, что они радуются моему производству, ибо знаю, что вся молодежь меня любит" (ф. 254, кн. 7, л. 24). В своих поздних воспоминаниях Е.Е.Лачинов подчеркивал у А.П.Ермолова "необычайный дар возбуждать нравственные силы своих подчиненных, его умение употреблять их способности, его власть над их сердцами так были могущественны, что едва ли кто из имевших счастье быть его приближенным, равнодушно о нем вспоминает до конца жизни" (И Р АН Груз.ССР, ф. 3, ед.хр. 354, л. 14).

266 Очевидно, И. Г. Бурцов был в доме Оленина Алексея Николаевича — см. комментарий № 201.

0

99

99. Е.Е. Лачинов

15 марта [1818] Москва

Милостивый государь

Николай Николаевич.

Я думаю и надеюсь, что мне нет нужды уверять вас в моей к вам привязанности - вы знаете меня и хотя приписываете мне красноглаголивание: но я, право, не умею того сказать, что чувствую. Генерал отдал мне письмо ваше от 1-го февраля и я чрезвычайно был им обрадован. Благодарю вас за участие, вами принимаемое, но не могу принять поздравления вашего — я еще не офицер и долго им не буду. Теперь, думаю, вы получили мои письма, в которых я обо всем писал. Радуюсь чрезвычайно, что [мнe] удалось истинное известие о производстве великого нашего начальника сообщить вам. Слух этот опять было переменился — вы и об этом знаете; но теперь уже точно утвержден. Чрезвычайно прискорбно мне, что слух о вашем производстве еще не подтвержден. Я также писал к вам, что вся Статская Гвардия 267) получила уже награждение.

Щербинин уехал с государем 268). Он опять при князе Волконском. Ренненкампф у себя в Лифляндии. Все посольские приехали, кроме Соколова и Худобашева 269). Митька мой, которого привез сюда Лятошинскии 270), видел последнего в Астрахани, а Соколова оставили в Саратове. Еще не известно, когда они сюда приедут. Прочие же, кроме Рикорда которого я только один раз видел, все разъехались. - Воейкова, я тоже один только раз видел, и то прежде получения вашего [письма]. Мне теперь нет времени разъезжать по гостям - опять сел за математику.

Михайле Николаевичу я говорил, о том, как вы надеетесь получать от них письма. Он просил меня написать к вам что он теперь болен и не может ничем заниматься; но когда будет здоров, то вы станете получать от него письма всякую неделю. Александр[а] Николаевича еще не видел после вашего письма - когда увижу и тому скажу.

Вы обещали мне отвечать мне на всякое мое письмо, и я более не прошу вас - знаю, что ежели Вы дали слово, то верно будете держать его. - Жалею очень, что Дмитрий Александрович, которому прошу вас потрудиться засвидетельствовать мое все - пре-как и пр. почтения. Жалею очень, что он так скоро забыл свое слово - право он не так тверд, как вы, хотя и вместе с вами живет - чему он учится? - с кем он жил целой век? - чему его научили? - где родился? - Писал бы более, да новостей никаких нет и сверьх того перед глазами лежат задачи из уравнения - надобно их удовольствовать. Желаю вам веселья, честь имею остаться с истинным высокопочтением и преданно[стью]. Милостивый Государь,

ваш покорнейший слуга

Лачинов.

Вы почитаете меня за оратора и мне совестно писать к вам так нескладно; но надеюсь извините меня - право нет времени сочинять; а пишу, что придет в голову, в которой беспрестанно вертятся а+d да x=

Далее адрес: Его высокоблагородию милостивому государю Николаю Николаевичу Муравьеву. Гвардейского генерального штаба господину штабс-капитану и кавалеру. Грузинской губернии в город Тифлис *).

Книга № 6, лл. 66-67 об.
Примечания:

*) На адресе штемпель: "Москва".

267 "Статской гвардией" Е.Е.Лачинов называет членов посольства в Иран в 1817 г., чиновников. Так же их называют в своих письмах второй участник посольства — Н.П.Воейков и Н.Н. Муравьев в своих "Записках" (см. "Русский архив", 1886, № 4, стр. 461 ).

268 Щербинин Михаил Андреевич — поручик Гвардейского генерального штаба, после возвращения из посольства в Иран, в указанное время в качестве флигель-адъютанта сопровождал Александра I в Варшаву, затем в Молдавию (см. о нем комментарий № 141).

269 Соколов Александр Егорович — советник посольства А.П.Ермолова, действительный статский советник. Худабашев Александр Макарович — секретарь посольства А.П.Ермолова, коллежский советник.

270 Леташинский — член посольства в Иран, коллежский секретарь, "состоял при подарках", т.е. чиновник, везущий подарки посольства персидскому двору.

0

100

100. И.Г. Бурцов

23 марта 1818

Петроград.

Любезнейший друг!

Получил я короткое письмо твое в ответ на мою записку и хочу также исправно писать к тебе как и ты меня извещаешь.

Павел к[олошин] приехал на сей неделе из Москвы и привез мне известие об Мише. Он болен расстройством нервов и надеется найти облегчение на Кавказе, не в водах целительных оного, но в свободной жизни и в приятном климате. Кроме сей вести узнал я еще важнейшую. - Верно не отгадаешь! - Миша женится. - Естъли бог даст облегчение, то в сентябре он вступит в супружество с дочерью Надежды Николаевны Шереметевой 271). Дело это совершенно решено, но кроме родных и близких знакомых никто еще о сем не знает. - Я душевно радуюсь его предприятию и потому спешу известить тебя, что он по болезни своей не скоро еще к тебе напишет.

Ты сомневаешься в достоверности извещения об отъезде Адмирала. Никогда еще не написал к тебе ничего вымышленного и будь уверен, что никогда сего не сделаю.

Письмо полученное мною от Бобарыкина заставляет меня сожалеть о его праздности. Молодой, способностями одаренный малой, время свое бесполезно и для себя и для других проводит. Ты бы мог, мне кажется, его обратить к занятиям, и те[м из]1) тщетного соделать полезного для Отечества [гра]жданина.

Будь здоров, любезный Николай и не забывай Бурцова.

До тех пор я исправную веду переписку с тобою пока есть возможность: но, к сожалению, в начале маия нас выгонят на съемку, и тогда необходимо должен буду лишать себя удовольствия часто беседовать с тобою.

На обороте адрес: Его высокопревосходительству милостивому государю Алексею Петровичу Ермолову. В Тифлисе. А Ваше высокопревосходительство покорнейше прошу приказать доставить гвардии штабс-капитану Муравьеву 4-му2).

Книга № 6, лл. 78-78 об.

Примечания:

1) Часть текста вырвана вместе с сургучной печатью.

2) На адресе штемпель: "С.Петербург", почтовые пометы.

271) М.Н. Муравьев женился в августе 1818 г. на Пелагее Васильевне Шереметевой. Ее мать Надежда Николаевна Шереметева (урожд. Тютчева, 1775-1850) пользовалась большим уважением в среде декабристов как женщина умная и волевая, хотя она не разделяла политических взглядов декабристов и была углублена в религию. Муж ее младшей дочери — декабрист И.Д.Якушкин - очень высоко ценил стойкость Н.Н.Шереметевой.

0


Вы здесь » Декабристы » ЭПИСТОЛЯРНОЕ НАСЛЕДИЕ » Письма к Н.Н. Муравьёву-Карскому.