Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » ЭПИСТОЛЯРНОЕ НАСЛЕДИЕ » Письма к Н.Н. Муравьёву-Карскому.


Письма к Н.Н. Муравьёву-Карскому.

Сообщений 111 страница 120 из 283

111

111. Е.Е. Лачинов

6 июля 1818. д.Осташово.

Письмо ваше от 2-го прошедшего месяца, почтеннейший Николай Николаевич, я имел истинное удовольствие получить и спешу отвечать вам так, - да не прервется переписка наша, как не прервется никогда моя привязанность и мое к вам уважение! -

В прошедшем номере письма моего к вам я писал к вам, что меня произвели и никуда еще не назначили. - Теперь длится тоже самое - я живу в Осташове и мне препоручен первой лист средней съемки, которой я должен наполнить не только географически; но и топографически — разумеется, не делая грязным пальцом крестов на плане, по обыкновению настоящего Степана Лазаревича. — Беспрестанно жду своей командировки; потому, что Генерал скоро думает получить ее. Я бы хотел уже поскорее знать, куда турнут меня; а то Цвейфель, которой неприятен вам, наскучил и мне. — Многие думают; а с ними и я, что меня пришлют к вам; потому, что Алексей Петрович требовал меня назад к себе, когда я буду офицером — мне это сказывал князь Меншиков 280) - вероятно, что когда я произведен по его представлению, то князь и отправит меня к нему; но это все догадки, а не истины философические. - Знаю, что я не могу заменить вам Степана Назаровича; однако, надеюсь, по крайней мере, не наскучить вам, когда его не будет более в Грузии - на безлюдьи и Фома дворянин! -

О луна! друг страждущих и угнетенных - влюбленных и печальных друг - к тебе прибегаю я! Силы мои слабы -нет выражений восточных в уме. Пролей лучи свои на смертного - бессмертную изобразить желающего. - Но нет! - нет, слабо отражается тень на поверхности влажной стихии, слабее, еще слабее будет изображение предмета неизобразимого! — вот и вам тамаию!

Прощайте, почтеннейший Николай Николаевич, и будьте уверены в истинно любящем, уважающем и пр. [вас] *)

Лачинов [е].

№3. Живши в Москве и я кое что узнал — приказывайте - готов исполнять. Будьте во мне твердо уверены — удостойте вашей доверенности - не будете жалеть и раскаяваться - ежели только нужно вам и откровенность ваша может быть вам полезна; - в противном случае я ничего не знаю и знать не желаю. -

На обороте второго листа адрес: Его высокоблагородию милостивому государю Николаю Николаевичу Муравьеву Гвардейского генерального штаба господину штабс-капитану и кавалеру. В Тифлис Грузинской губернии **).

Книга№8, лл. 17-18 об.
Примечания:

*) Часть текста вырвана на сгибе письма.

**) На адресе штемпель: "Москва", почтовые пометы.

280) Вероятно, речь идет о кн. Меншикове Александре Сергеевиче (1787—1869), генерал-майоре свиты е.в. по квартирмейстерской части.

0

112

112. И.Г. Бурцов

18 июля 1818 года

С.Петроград.

Никакого нет слуха о тебе, любезный друг Николай! Здоров ли ты, где находишься, что делаешь? Два месяца прошло с тех пор, как написал ты мне последнее письмо. Я тотчас отвечал на него и ожидал последующих, но с грустию теперь пишу к тебе не получив ни малейшего известия.

Съемка за городом и парады от самого приезда государя здесь бывшие, лишали меня возможности описывать тебе мое положение. Дела мои ни возвышаются, ни упадают. В службе никаких не сделал успехов: ибо кроме доброй воли потребны случаи, а их-то и нету в мирное время. В познаниях ничего не приобрел: ибо летние наши работы отнимают все свободное для размышления время и ум делают вялым. Что сказать тебе о здешнем? Александр 1-го сентября выходит в отставку. Миша в августе *) женится. Гвардейской отряд скоро воротится 281). Государь 22 августа едет в Ахен 282) Производства у нас нет до отставки Александра: но это кажется пустой предлог Волконского. - Об тебе здесь многие разным образом рассуждают. Говорят, что не произведен ты за то, что против Иванова 283) вел интригу, и чрез то Ермолову не понравился. Зная тебя совершенно я везде останавливаю нелепые сии суждения. Я говорю: Николай против честного человека интриговать не будет, а подлецу не хитрыми и коварными замыслами, но открытым, явным действием вредить будет. Ермолову не может он быть противен, ибо заключает в себе несравненно большие всех товарищей своих достоинства. — Скажи, пожалуй, что за история с Ивановым? Если правда, что ты с ним в ссоре, то верно он жаловался на тебя Волконскому и тем восстановил против тебя князя. Еще прошу тебя, опиши мне качества приехавшего сюда полковника Воронова  284), и какие сношения у тебя с Ренненкампфом. Признаюсь, не лежит у меня сердце к этому немчику. Каково тебе кажется сочинение, привезенное Воейковым из Москвы? 285) Достойно ли твоих правил и содействия.

Преданный друг твой

И.Бурцов.

на обороте адрес: Его высокоблагородию милостивому государю Николаю Николаевичу Муравьеву 4-му.

Гвардейского генерального штаба штабс-капитану и кавалеру в Тифлисе. Отдать в канцелярию генерала от инфантерии Ермолова.

Книга № 8, лл. 22-23 об.

Примечания:

*) "в августе" написано над зачеркнутым: "скоро".

281 Отряд гвардейских войск возвратился из Москвы в Петербург в августе 1818 г. А.Н. Муравьев приезжал в Петербург только в конце июля и пробыл месяц; после выхода в отставку он жил в Москве.

282 Александр I уезжал на Аахенский конгресс, который проходил с 30 сентября по 21 ноября 1818 г.

283 Иванов Григорий Тимофеевич. О его взаимоотношениях с Н.Н. Муравьевым (Карским) см. "Записки" последнего. - "Русский архив", 1886, №11, стр. 290-294, 312-316 и др.

284 О полковнике Воронове никаких сведений найти не удалось. В своих "Записках" Н.Н. Муравьев в это время упоминает только один раз некоего Воронова Василия Ивановича (см. "Русский архив", 1886, №11, стр. 311).

285 Сообщая в своих "Записках" о приезде Н.П. Воейкова, Н.Н. Муравьев упоминает только о привезенных ему письмах: "12-го ( мая 1818 — И.К.) . Приехал к нам Воейков из Москвы и привез мне множество писем, некоторые посылки и денег... От Александра я получил письмо и несколько посланий. Он изображает мне несчастное положение, в котором находится отечество наше, и представляет мне те беды, которые оному предстоят" ("Русский архив", 1886, № 11, стр. 311). Н. Воейков уезжал из Москвы ночью 2 апреля 1818 г., с ним было послано очевидно не менее девяти писем. В книге № 7 сохранилось 8 писем, привезенных Воейковым (датированы 26 марта — 2 апреля 1818 г.) : от отца Н.Н. Муравьева (1 апр.), братьев: Михаила Муравьева (1 апр.), Андрея Муравьева (1 апр.), сестры Софьи (1 апр.), Василия Христиани (1 апр.), Петра Колошина (31 марта), Евдокима Лачинова (2 апр.), Никиты Морозова, слуги (26 марта). Письмо А.Н. Муравьева, упомянутое в "Записках", не было включено в книгу. Три из перечисленных выше писем — Е.Е.Лачинова, П.И.Колошина и М.Н. Муравьева — вошли в настоящий сборник. В письме Василия Христиани заключен, очевидно, основной вопрос, который волновал умы русской молодежи этого круга: "Желал бы Вам многое сказать, особенно о поляках, о их Конституции и проч., но Воейков, конечно. Вам оное лучше расскажет, нежели я напишу" (кн. 7, л. 13). Вероятно, это же самое имел в виду Лачинов (см. его письмо).

Вряд ли указанное в "Записках" письмо А.Н. Муравьева, содержащее, возможно, основные идеи декабристов, называет И. Г. Бурцов "сочинением, привезенным из Москвы". Живя в Петербурге, об этом письме он знать не мог. Возможно это мог быть трактат на политическую тему или устав "Тугендбунда". Вряд ли это был выработанный декабристами документ об обществе.

0

113

113. И.Г. Бурцов

На 21 № Петроград. Июля 27.1818.

После долгого ожидания, любезнейший друг, получил я многорадостное письмо твое. Одно сума [с] шествие может вырвать из моего сердца поверенную тобою тайну 286). Удали все сомнения в нескромности: они обидны для меня. Я недостоин твоей дружбы, недостоин той неизъяснимой радости, которою наделил ты меня, если столь слабого пожертвования не в состоянии сделать. Будь столько уверен во мне, что если б весь свет узнал о твоем намерении, то причти скорее сие к чудесному вдохновению самого творца, нежели к моему откровению. Довольно. Я заключил тайну твою в сердце и пока себя чувствую ни один смертный не будет соучастником дорогой твоей доверенности. Она лестна для меня, любезнейший Николай, и с помощию бога надеюсь заслужить ее. - По совету твоему я не стану доискиваться причины и способов имеющих служить для твоего возвращения, доволен тем, что когда нибудь буду наслаждаться щастливым твоим присутствием. Возвратится золотой век наш, потечет жизнь преисполненного блаженства и мы прежде смерти насладимся раем. Вообрази ты себе, какия радости ожидают тебя: Миша с семейством, Александр с семейством, Петр с семейством 287), может быть и я также, если провидение нашлет для меня суженую. Вообрази ты себе Артель тою же добродетелию связанную, большею опытностию утвержденную и новым великим предметом одушевленную.

Ты верно знаешь уже, что Александр женится на княжне Шаховской 288), чрезвычайно умной особе. Свадьба будет в сентябре месяце. Дни с три тому назад он приехал сюда вместе с семейством его невесты, и пробудет до конца августа. Отставка его, кажется, неотменна. Жизнь гражданская отнимает его у войска. Грустно лишиться такого начальника, такого товарища: в Гвардейском штабе все чувствуют сию потерю.

Миша вызывает меня в Москву к его свадьбе и я все средства употреблю, чтоб исполнить его желание. Если начальство позволит, то после 15-го августа я отправлюсь отсюда. Отпуск мой должен быть продолжителен: я до генваря пробуду в Москве и в деревне у матушки. Сие обстоятельство расстроит нашу переписку. Посылай свои письма в Москву по расчету до генваря, а я их буду получать от Миши.

Государь и обе императрицы едут отсюда в чужие край 22-го августа. Больше нет ничего нового. Будь здоров, любезнейший Николай, и не забывай

Бурцева.

На обороте адрес: Его высокоблагородию милостивому государю Николаю Николаевичу Муравьеву 4-му г. штабс-капитану и кавалеру в Тифлисе при Его высокопревосходительстве генерале от инфантерии и кавалере Ермолове *).

Книга № 8, лл. 42-43об.
Примечания:

*) На адресе штемпель: "С.Петербург", почтовые пометы.

286 Речь идет о возможном возвращении Н.Н. Муравьева в Россию.

287 Петр Иванович Колошин в это время хотел жениться на одной из сестер Шаховских (см. письма Колошина в настоящем сборнике).

288 Александр Николаевич Муравьев женился (29 сентября 1818 г.) на княжне Прасковье Михайловне Шаховской. В дальнейшем И. Г. Бурцов неоднократно подчеркивал ее отрицательное влияние на А.Н. Муравьева (см. письма от 7 февраля 1820 г., 13 ноября 1823 г. ).

0

114

114. Е.Е. Лачинов

Июля 27-го 1818 д.Осташово.

№ 7-й фирманов ваших, почтеннейший Николай Николаевич, я получил. - Знаю, что заочно люди всегда лучше уживаются; но уверяю вас, что вам нечего более добиваться от меня перепискою; потому, что мне ничего не осталось предложить вам — все, что могу и что хотели получить - имеете. Нельзя более уважать, как я вас уважаю и любить мужа, как я вас люблю.

Думаю, что в последний раз благодарю вас за утешение (дело о производстве, а не о другом — о настоящем времени, а не будущем).

Теперь вы уже, верно, знаете, что я переменил мундир скромной - на блестящий. — Пословица моя справедлива — не правда ли? Терпи — придет время и утешишься. -

Жалею очень, что вы не хотите приехать в Россию — многое здесь переменилось и может быть в общей перемене нашли бы вы приятную и для вас собственно. Я это почти верно знаю. Спросите и у тех, кто лушче меня об этом знает 289).

Степан Лазаревич Летич-Воейков напрасно горячиться изволил - теперь жар его верно остыл и он чувствует слабость-следствие желчи *), разливающейся от излишнего разгорячения. Видно он возиться хотел; а далеко не достанет.

- Письмом одним он начал было задирать; но я закидаю его письмами, и он должен мне будет уступить. Я теперь буду писать к нему и это третья почта сряду. - Вот как. -

Желаю вам благополучно кончать препоручения ваши - желая увидаться с вами у нас на Святой Руси

— еще более желаю, чтобы я *) всегда был так доволен, как было до этих пор, мыслию, что вы еще помните и не хотите забыть чрезвычайно вам преданного и премного вас почитающего рассеянной по лицу земному внутренне[й] осташовской стражи инвалида Лачино [ва].

На обороте второго листа адрес: Его высокоблагородию милостивому государю Николаю Николаевичу Муравьеву. Гвардейского генерального штаба господину штабс-капитану и кавалеру. В Тифлис Грузинской губернии *)

Книга № 8, лл. 24-24 об., 27 об.
Примечания:

*) Написано над зачеркнутым: "пылкого".

**) "Я" написано поверх неизвестного слова и разбирается с трудом.

***) На адресе штемпель: "Москва", почтовые пометы.

289) Возможно, в этой недоговоренной фразе Е.Е.Лачинова скрыты сведения о каких-то переменах, касавшихся лично Н.Н. Муравьева.

0

115

115. И.Г. Бурцов

16 августа 1818.

Петроград

Сейчас еду в Долголядье, любезнейший Николай! Мишина свадьба меня вызвала. Беспорядок в артели и недостаток времени заставляют *) окончить короткое мое извещение.

Будь здоров, почтенный друг мой! Бурцов предан тебе неизменно 290).

Книга № 8, л. 58
Примечания:

*) Далее зачеркнуто: "меня".

290) За коротким текстом письма Бурцова следует большая приписка Н.Е.Лукаша о том, что он также едет на свадьбу М.Н. Муравьева вместе с И.Г. Бурцовым. Ночует у него, чтобы утром 17 августа выехать в Москву. Адрес на письме написан также Н.Е.Лукашем.

0

116

116. И.Г. Бурцов

1818 года сентября 15.

с. Пронск.

Первою свободною минутою пользуюсь, почтенный друг, чтоб беседовать с тобою. — 30-го августа мы произведены в следующие чины; поздравляю тебя с сим, славный майор Николай Николаевич! Меня товарищи не признают за майора, а тебя никак не хотят лишить столь пристойного титла. Как бы то ни было - мы подвигаемся и отечество не будет жалеть, что мы дурно служим. - Месяц уже что я оставил Питер, но едва дни с три тому назад, добрался до родины. Более двух недель жил у почтенного Миши и у доброго Отче. Видел свадьбу отличного нашего друга, снискивал любовь нового его семейства, радовался достойному его выбору и во все сие время питаясь небесным щастием, должен был наконец вспомнить о других обязанностях — *) перенестись в Пронск. Здесь все благополучно: в родстве согласие, в обращении простота, в образе жизни умеренность. Я свободен, мечтаю и благе моих сотрудников - крестьян, **), освещаю заблуждения и предрассудки соседей, живу в щастии таковом, каковое только без вас быть может. Нет просвещения друзей моих, нет великих предприятий, свойственных необыкновенным людям, нет светлых радостей небесной нашей дружбы. Но давно уже сердце мое привыкло довольствоваться посредственным: свидание с артельными почитаю я необыкновенными днями.

Что твои экспедиции, почтенный друг? Живучи здесь я не надеюсь получать твои письма, но не менее того часто буду писать к тебе. Часто воображаю я о тайне тобою сообщенной, о доверии мне сделанном, о будущей, некогда, живейшей нашей радости; воображаю, решаюсь разрешать хитро сплетенную задачу: но приятное положение души отдаляет все сомнения, заставляет верить без исследования, утвердительно гласит мне: увидимся и п[о]живем в щастии! Год только не видались мы с Мишей и с Петром, но и тут свидание наше для меня было первое еще в жизни, несколько таковых сряду не вынесет смертный. По причине слабой природы его, может быть, судьба так мало наделяет его подобными друзьями. Я еще поживу с Мишею; поеду в Смоленскую его деревню и пробуду в семействе его несколько дней, возвращаясь к службе.

Александрова свадьба назначена была 22-го сентября. Когда-то наши свадьбы будут?

Преданный душею тебе Бурцов.

На обороте адрес: Его высокоблагородию милостивому государю Николаю Николаевичу Муравьеву 4-му.

Гвардейского генерального штаба г. капитану и кавалеру. В Тифлисе. При генерале от инфантерии Ермолове ***).

Книга № 8, лл. 78-79 об.
Примечания:

*) Первоначальности" зачеркнуто и, очевидно, заменено на тире.

**) Первоначально: "сотрудниках-крестьянах".

***) На адресе штемпель: "Пронск".

0

117

117. Е.Е. Лачинов

22 сентября 1818. д.Осташово *)

Прежде нежели что нибудь напишу к вам, почтеннейший Николай Николаевич, спешу от всего сердца поздравить вас капитаном. Я думаю, что вы это уже знаете. Желаю вам как можно скорее быть Полковником и далее. - Жалею очень, что вы не избавились от лихорадки - неужели нельзя без нее в Грузии обойтится. - Спешу отвечать вам на ваши вопросы, как могу подробно, чтобы показать вам, что я не только на словах взялся выполнять все, что вы потребуете, но и на самом деле. —

1) Батюшка ваш и братья все здоровы. – Генерал вчера приехал из Москвы. Александр Николаевич с невестой своей сегодня будут к ним в деревню в 30 верстах отсюда; а Мих[аил] Николаевич тоже приедет сюда; а после поедет в Смоленские деревни в отпуск; а может быть и в отставку - не знаю наверно. -

2) Мих[аил] Николаевич получил 140 руб. - Булановой жене отдал, а Щербинину еще нет. -

3) Про ларчик для турецкого учителя надобно узнать у Александра Николаевича, которого я еще не видал.

4) М.Н. уже женился 26-го прошедшего месяца. - Точно не знаю как богата невеста его; собою она довольно хороша, но мила чрезвычайно. - Мать ее предобрая женщина - брата вы, я думаю, знаете - у нее есть еще маленькая сестра - вот все ее семейство; -

5) Про Персидской лексикон узнаю тоже от Алекс Гандра! Николаеви[чa].

6) Деньги батюшка ваш когда вам послать намерен, не мог еще узнать, однако постараюсь. Я ему говорил, что вы не знаете здоров ли он; потому, что давно не получали от него писем. - Он хотел еще на прошедшей почте писать к вам.

7) 4 барсовые шкуры на имя коменданта Волкова батюшка ваш получил.

Вы спрашиваете меня намерен ли я приехать к вам. - Признаюсь, охоты вовсе нет - хотя лестно служить у такого великого начальника как Ермолов, однако бы я с большим удовольствием остался на эту зиму в Москве; но не думаю. Съемка у нас кончилась. - Мне здесь больше делать нечего. Я скоро, думаю, куда нибудь меня отправят. Но вы, которой так советуете мне благословлять ту минуту, в которую я на Святую Русь вырвался, почему сами не приедете к нам. О рыцарь! - перестаньте крушиться и будьте тверды. - Ежели бы я вас не знал, то мог бы подумать, что вы боитесь возвратиться сюда; потому, что не в силах победить себя. - Извините, что я вмешался не в свое дело - много люблю вас - это оттого. Может быть, я знаю не так как есть - я слышал от сторонних совершенно людей и то намеками - сами вы и коротко знакомые ваши мне ничего не говорили об этом. Прощайте, почтеннейший Степан Лазарович **), не забывайте и будьте уверены всегда в сердечной к вам привязанности много любящего и почитающего вас Лачинова. JïSMpo A.H. невесту буду писать, когда ее узнаю. - Я ее не видал.

Далее адрес: Его высокоблагородию милостивому государю Николаю Николаевичу Муравьеву Гвардейского генерального штаба господину капитану и кавалеру. В Тифлис Грузинской губернии. ***)

Книга № 8, лл. 80-81 об.

Примечания:

*) Первоначальности" зачеркнуто и, очевидно, заменено на тире.

**) Первоначально: "сотрудниках-крестьянах".

***) На адресе штемпель: "Пронск".

0

118

118. А.Н.МУРАВЬЕВ

Белая Колпь. Октября 27 дня 1818 года.

Любезный брат и друг Николай,

Я женат - поздравляю тебя с этим известием - поздравь меня. - Я подал прошение в отставку и через две недели надеюсь увижу это в приказах и надену поганое немецкое платье - сиречь: фрак. - Но через год опять вступлю в службу, однако, не в генеральной штаб и не в Свиту, а в полк легкой-кавалерии. —

Давно уже, любезный брат, я к тебе не писал; давно уже и не имел от тебя писем. - Но я более виноват нежели ты, ибо ты занят службою действительною. Знаю, друг мой, сколь приятно во время долгой разлуки и в отдалении получать известия от родственников и друзей; знаю, что это не только приятно, но даже, для спокойствия душевного, необходимо. Зная все это -я *) тебе не писал даже о важнейшем происшествии в жизни моей - о женидьбе. - Прости, любезный Николай, брату твоему; он ( .... ) **) совершенно признается в вине своей; раскаивается и загладит непременно свою вину. -

Любезный брат, я счастлив - неописанно счастлив - я женат на княжне Прасковье Михайловне Шаховской - совершенство в виде жены - что более могу тебе сказать, любезный Николай! Порадуйся со мною. -

Во истину, друг мой, состояние сие есть конечное предначертание всякого чувствующего и мыслящего человека. -Оно есть верх блага земного — оно есть главное, - прочее все частности. Достижение почестей мирских приятно — но никак, и ни в чем с супружеством сравниться не может. -

Мне-ли говорить тебе об этом, друг мой? - Мне ли растравлять глубокую рану твою? - Нет, сохрани бог, не для того тебе об этом упоминаю, но дабы ты видеть мог, что я, Александр, всегдашний противник мирной жизни, открыл, наконец, глаза - потому что растворилось сердце мое ***) от того что растворяющая сердце, соединяет в себе все! -

Любезный брат Николай; - распространился-бы я на сей щет - с тобою, - но боюсь тебя огорчить и привести тебе на память - то, что впрочем, верно ты не забыл - и о чем грустить не престаешь.

Дополни сам, любезный друг, в размышлениях твоих о жизни супруга счастливого, то, о чем говорить тебе не дерзаю.

Миша женился 26 августа, и уехал в Смоленскую губернию в приобретенное за женою его имение.

Я женился 29 сентября сего года - и живу в Белой Колпи, в деревне у княгини Шаховской, матери жены моей, в 30 верстах от Долголядия. Через месяц едем все в Москву, где проведем всю зиму. - Живу тихо, скромно, в объятиях милой жены, бесценного друга моего, забываю понемногу, или лучше сказать, весьма слегка вспоминаю о походах, о трудах, о беспокойствах своих, и наслаждаюсь совершенным счастием мира сего. - Продли, боже, сие мое положение! -

Любезный брат, адресуй свои письма на имя батюшки, - жена моя к тебе пишет 291) и, право - тебя очень любит.

Будь счастлив и здоров и люби брата и друга Александра Муравьева.

Приписка Петра Ивановича Колошина:

Если виноватый, но раскаявающийся, стоит прощения; то право, брат Николай, ты не откажешь мне в оном: я не писал тебе и давно, потому что служба, а более лень мне препятствовали: по прибытии моем в Москву, долженствующем случиться около конца ноября, надеюсь оправдать мои грехи и послать тебе мои бредни 292) . Пожалуй, брат, забудь о моих тебе упреках, которыми ты, кажется, огорчился; забудь о моей лени, но будь уверен в искренней и непреложной дружбе

Л.Колошин[а].

Книга №8, лл. 121-122 об.

Примечания:

*) Далее густо зачеркнуто одно слово.

**) Одно слрво неразборчиво.

***) Далее густо зачеркнуто одно слово.

291) Далее следует приписка Прасковьи Михайловны Муравьевой приветственного характера. В 1818—1820 гг. П.М. Муравьева сделала приписки к письмам №№ 145, 155 — 0 выполнении поручений Н.Н. Муравьева и др.

292) Речь идет о стихах Петра Колошина.

0

119

119. И.Г. Бурцов

Октября 28.д.Соха. 1818

С самого отъезда из Петербурга ни одного не получил от тебя известия, почтеннейший друг! Ты писал ко мне, что отправляешься в дольную экспедицию и долгое время оставишь меня без уведомлений. Пора уже кончиться твоему подвигу, пора написать несколько строк о своем похождении. Как бы то ни было, твое молчание столь многими обстоятельствами вынужденное, для меня сносно; но что скажешь ты о молчании любезных братьев твоих: за 200 верст живут отсюда, но в шесть недель ни одним не удостоили уведомлением. Я не знаю даже женился ли Александр, уехал ли Миша в Смоленскую губернию? Из Питера Павел 293) всякую неделю пишет ко мне, а эти голубчики ни одним письмом не обрадовали друга их в совершенном уединении обретаюшегося. Что скажу тебе о своих чувствованиях? Они непременны. Жизнь моя есть последствие удовольствий, по существу своему постоянных и от меня самого зависящих. Привыкши жить с самим собою, ни время, ни место не могут разлучить меня с таковым собеседником. Где есть достойные люди, я ищу их и с ними делю мое время; но где таковых не находится обращаю внимание на самого себя и строго обсуживая свое поведение, иногда радуюсь оному, а иногда стараюсь остерегаться вперед соделанной неосторожности. Любя природу и рассматривая законы ее, всегда нахожу гармонию основанием изящного. В политических делах она, переменив имя свое, называется порядком; в делах нравственных - добродетелью. До без памяти любя гармонию и везде находя черты ее могущества, стараюсь делать возможное добро, от которого ощущаю неописанную радость. Вот как течет жизнь моя. Не имею выражений благодарить творца за наделение меня неоцененным благом: довольством самопроизвольным *). - Вот уже шесть недель, что живу я в глухой стороне, где никто ни о политике, ни о философии не судит; н[о] не взирая на сие, я чрезвычайно щастлив, брат и семейство его со мною дружны, мат[ь] и прочие родные чрезвычайно любят, а удово[ль]ствия их моим присутствием причиняемые, вливают в душу мою полную отраду. Когда тебя, мой друг, когда увижу я? — Когда спокойное мое щастие превратится в живейшую радость обнять того человека, в коем наибольшую из всех известных мне смертных, вижу твердость, постоянство?

Наделяй письмами своими

преданного тебе Бурцова.

На обороте адрес: Его высокоблагородию милостивому государю Николаю Николаевичу Муравьеву 4-му Гвардейского генерального штаба г. капитану и кавалеру в Тифлисе. При генерале от инфантерии Ермолове **).

Книга № 8, лл. 94-95 об.
Примечания:

*) Первоначальная редакция фразы: "довольством самого себя", зачеркнуто: "го себя" и дописано: "произвольным".

**) На адресе штемпель: "Пронск", почтовые пометы.

293) В описываемое время из первоначального состава Священной артели в Петербурге оставался только Павел Иванович Колошин.

0

120

120. Е.Е. Лачинов

29 ноября 1818. Москва.

Не знаю, что и подумать, почтеннейший Николай Николаевич — я так давно не получал от вас писем. В последнем вы жаловались на болезнь вашу и я полагаю, что это было причиною остановки в переписке нашей. — Я недавно приехал из отпуска и ожидаю здесь генерала из деревни. - Вчера ездивши к нему в дом справляться, узнал я, что Артемий 294) в Москве и болен. Я хотел его видеть и нашел ужасную перемену. Бедный так жолт и опух, что трудно узнать. Я не мог долго говорить с ним; потому, что у него в это время была лихорадка, которая его еще не оставила. От него узнал я где живет Бебутов, был у него и нашел, что оба они сЛеонидзе 295) заняты бумажными делами. Он вам кланяется. - Прошу вас, Степан *) Лазарич, ежели возможно, не оставлять намерения вашего и не кончать переписки нашей — неужели это так трудно - или не сделал ли я чего нибудь вам неприятного. Ежели и сделал, то уверяю вас, что не умышленно и прошу прощения. Об ваших теперь ничего не пишу вам; потому, что и сам ничего не знаю. Никто из наших еще не приезжал, и мне не от кого было ничего узнать об них. - Прощайте, любезнейший Николай Николаевич, будьте здоровы, веселы и не забывайте много вас любящего и уважающего Лачинова.

На обороте: Его высокоблагородию милостивому государю Николаю Николаевичу Муравьеву.

Книга № 8, лл. 124-125 об.

Примечания:

*) Первоначально: "Нико".

294) Артемий Морозов - слуга Н.Н. Муравьева (Карского), который был с ним вместе еще в Отечественную войну. 24 августа 1818 г. Н.Н. Муравьев отправил его с Кавказа в Москву в связи с непригодностью для службы у него, но с желанием "выпросить у отца моего волю, которую он заслужил своей верностью и усердием" ("Записки" Н.Н. Муравьева. - "Русский архив", 1886, № 11, стр. 328).

295) Речь идет о приехавших в Москву членах посольства в Иран в 1817 г.: Бебутове Василии Осиповиче (1791 — 1858) — кавалере посольства, л.—гв. Семеновского полка штабс-капитане, адъютанте А.П.Ермолова с 1816 г., и Леонидзе— грузинском князе, переводчике посольства.

0


Вы здесь » Декабристы » ЭПИСТОЛЯРНОЕ НАСЛЕДИЕ » Письма к Н.Н. Муравьёву-Карскому.