Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » ЭПИСТОЛЯРНОЕ НАСЛЕДИЕ » Письма к Н.Н. Муравьёву-Карскому.


Письма к Н.Н. Муравьёву-Карскому.

Сообщений 131 страница 140 из 283

131

131. И.Г. Бурцов

Февраля 18 дня 1819.

Петроград.

Ты меня совсем забыл, почтеннейший друг! Если служба, препоручения, занятия препятствуют тебе известить меня о своем положении; тотерпеть мне только должно и ожидать свободнейшего времени; если же огорчение твое причиною молчания, тогда сожалеть и удивляться остается мне. Как! Неужели ты сердишься на меня за то, что редко пишу к тебе и причетаешь меня в сем случае к братьям своим? В продолжении трехлетнего твоего отсутствия я писал к тебе всегда одинаково часто и ныне, по возвращении моем в Петроград, не реже извещал тебя. Болезнь, задержавшая меня последние две недели в постели, препятствовала отправить сие письмо ранее; но скажи, неужели сие причиною твоего молчания? Ты недавно писал к С.Н.Корсакову, а меня два месяца оставляешь без уведомления. Истинно прискорбно мне негодование человека уважаемого и сердечно любимого. Сделай милость, извести меня, что может быть причиною твоего гнева: неоснователен он быть не может, а я, право, не знаю, чем мог заслужить его.

Здешние известия сколько нибудь для тебя любопытные состоят -в следующем. Лукаш сделан Дежурным Штаб-офицером Гвардейского корпуса и готовится жениться на княжне Гедионовой, воспитывавшейся в доме княгини Мещерской. Свадьба его будет тотчас после святой недели.

Впротчем - одинаковость, сухость, и принужденность составляют характер здешней службы. У меня бродит намерение в капитанском чине ехать в чужие края для того, чтобы поучиться в каком нибудь славном Университете и погулять года три по иностранным государствам. Питер совершенно пуст для меня: друзья артельные все поженились или близки к тому; новые знакомства не в состоянии заменить прежних. - Неужели никогда не увидимся мы! Никогда не усладим память прошедшими радостями. Скажи мне что нибудь о намерении твоем возвратиться, намерении глубоко сокрываемом мною в мертвой тайне. Когда исполнится оно? - Утешь им душевно преданного тебе друга.

И.Бурцов.

На обороте адрес: Его высокоблагородию милостивому государю Николаю Николаевичу Муравьеву 4-му господину гвардии капитану и кавалеру в Тифлисе при господине генерале от инфантерии Ермолове *).

Книга № 9, лл. 68-69 об.
Примечания:

*) На адресе штемпель: "С.Петербург".

0

132

132. И.Г. Бурцов

[Петербург]- 21 февраля

Сей час получил письмо твое за № 31. Радуюсь сердечно, что ты не сердит на меня. — Неудовольствие Миши с отцом описать чрезвычайно трудно. Оно есть следствие озлобления отца, происшедшего от разности их образа мнения. Строгие правила Миши не согласуются с поступками старика, которой привыкши видеть в сыне дел своих цензора и не имея возможности изменить сии отношения, предался гневу. Женидьба Миши, хотя с его позволения совершенная, еще более их разделила. Новые обязанности, налагаемые семейною жизнию, заставили Мишу пещись о благе новых своих родных и чрез то оставить и дом и службу отца. К тому же спор о Софье еще более раздор увеличил. Миша желал, чтоб Софья осталась у его тещи и поехала с ними в Смоленскую деревню, а отец, не любя Надежду Николаевну, отказал в том и с упорностию требовал, чтоб отдали дочь его к Шаховским, родным Александра. Сие обидело Шереметеву, а Миша, воспротивлявшийся перемене состояния Софьи, навлек на себя совершенную злобу отца. - Я не знаю как судить их в сем деле. Отче виноват, потому чтоб слаб и подвержен внушению недостойных людей. Миша же, следуя строгим правилам, думал изменить добродетели, если бы хотя несколько действовал мягче. - Ты желаешь знать новую семью Мишину. Жена его молодая особа, одаренная прекрасными качествами и получающая окончательное свое воспитание по образу мнения мужа. Теща, набожная женщина, имеющая неимоверную чувствительность и доброту сердца; но от излишества первого качества и от чрезмерной набожности, во всех поступках своих кажущаяся странною. Другая дочь ее 11 лет. - Сын служил в Свите, но ныне переведен в Гвардейскую конную артил[лерию]. Он живет с нами. Природа одарила его способностями, но леность сильно вредит оным.

Вот исполнение твоего требования.

Книга № 9, лл. 71-71 об.

0

133

133. М.Н. МУРАВЬЕВ

Смоленской Губернии Рославльского уезда село Хорошково. 21 февраля 1819 года

Много виноват перед тобой, любезной брат и друг, что так давно к тебе не писал, оправдываться не стану, но скажу тебе, что суетные обстоятельства и неопределенность в образе жизни не малою были сему причиной, впрочем, забудем все прошлое; теперь я уже поселился в деревне жены моей, года на полтора, ибо взял на сие время отпуск, для устроения хозяйственных дел, которые в большом расстройстве, и не позволяют нам теперь жить в городе; наслаждаюсь тихой щастливой семейной жизнию с милой женой, проводим время в умственных занятиях и хлопотах хозяйственных, живем щастливо и одного просим у бога, чтобы сохранил нас в здоровии и не нарушил нашей мирной юдоли. - Со времени свадьбы до сих пор беспрестанно был я игрищем неожиданных обстоятельств, которые меня до чрезвычайности беспокоили, ничего не может быть ужаснее для семьянина как неопределенность в жизни и неудовольствия семейные, которые я в полной мере испытал, ты знаешь отца, знаешь его слабость и можешь посему вообразить всю меру неудовольствий, которые он мог на меня излиять, будучи водим мерзкими и гнусными людьми, но благодаря бога я теперь от него в отдалении и не имею никаких кроме письменных с ним сношений, жалею об нем как об отце и о весьма добром человеке, которой по слабости в состоянии делать самые непозволительные вещи. - С будущей почтой я тебе обо всем подробнее напишу, ибо непременно буду часто тебя о себе извещать и начну свою историю со времени свадьбы. -Ты может быть сомневаешься в правде моего обещания, впрочем сие на опыте увидишь и удостоверишься, что молчание брата твоего не изменило его к тебе чувств, с которыми по гроб останется он тебе верным другом.

Твой брат

М.Муравьев 307).

P.S. Имя моей жены Пелагея Васильевна. -Наш адрес. Смоленской Губернии Рославльского уезда село Хорошково. -

Книга № 9, лл. 75-76.
Примечания:

307) Далее следует приписка Пелагеи Васильевны Муравьевой приветственного характера. К письмам М.Н. Муравьева № 165, 189, 201 также следуют приписки П.В. Муравьевой. Письмо Муравьева № 223 само является краткой припиской к подробному письму жены, посвященному жизни их семьи в имении.

0

134

134. А.Н.МУРАВЬЕВ

Москва. (№ 4 со времени моей женидьбы) Февраля 28 дня 1819

Любезный брат и друг Николай,

Я получил твое письмо от 19 генваря. - Радуюсь, что ты со мною миришься и частою перепискою докажу тебе, что я заглажу свою прошедшую вину.

Мы писали к тебе с Дмитрием Боборыкиным; и с ним-же отправили к тебе разные вещи, которых в краю тобою обитаемом найти невозможно. Как-то: Плутарх, шахматы, чай и проч. и проч. Но Боборыкин поехал отсюда в Орел, где проживет до марта месяца и потому письмо сие дойдет к тебе прежде того письма и посылок.

Я объявил тебе в вышеупомянутом письме, что жена моя беременна; теперь же объявляю, что дитя ее уже шевелится. - Было-бы тебе известно все, что даже в семействе нашем происходит. -

Щастие, которым я наслаждаюсь, любезный Николай, превосходит всякие выражения. — Не понимаю, как могут люди в щастии делаться хуже, что довольно часто случается; — я-же, кажется, становлюсь лучшим. — Но мое щастие истинное, совершенное, душевное, высокое; щастие-же делающихся от оного худшими, в одном мнении, воображении, переменчивости состоит, и основано на зыбком песке, ветром возметаемом.

Возлюбленная моя Пашенька, тебя очень любит, тебе кланяется сегодня и не пишет потому, что не очень здорова.

Обнимаю тебя всем сердцем.

А.Муравьев.

Книга № 9, лл. 78-78 об.

0

135

135. И.Г. Бурцов

5 марта 1819 года

Петроград.

Получил письмо твое, любезнейший друг Николай! и приказ по вашему Корпусу отданный, Сильное принимаю участие в благоволении к тебе почтеннейшего Алексея Петровича. Старые друзья твои (коих очень, очень мало) с удовольствием прочли приказ сей.

У нас происходит важная перемена. Сипягин оставляет свою должность и получает 6-ю Дивизию, а нам назначают г. Бенкендорфа 308). Большая часть офицеров Штаба очень жалеют об отъезде начальника, с которым пять лет беспрерывно служили. Оставаясь здесь без всякого покровителя, я начал думать о том, чтоб получить какое нибудь другое место. И узнав желание начальника Г[лавного] Штаба 2-й Армии г. Киселева 309) - иметь меня при себе адъютантом, решился я оставить Штаб и перейдя в Гвардейский полк, отправиться в Южную Армию. Сипягин и Киселев стали о сем просить Волконского: долго он противился; я сам просил у него аудиенции и изложив все причины, наконец склонил его к согласию. Завтря я узнаю последнее решение. Я перехожу в Московский полк 310), где становлюсь 3-м Штабс-Капитаном. Если все хорошо пойдет, то прежде трех лет могу быть полковником. Должность моя при Киселеве, может быть приятна и поучительна в отношении к общему управлению Армии. Сверьх того, приятность узнать южные страны Отечества, оставить, серый Литер, (одною только ученостью полезный), быть ближе к тебе и надеяться когда нибудь увидеться; все сие представляет мшг восхитительным мое будущее положение. Если я на будущей почте не напишу тебе ничего, сие будет знак моего отъезда, и в сем случае пиши ко мне в Тульчин 311). — Желаю тебе здоровья и удовольствий. - Дмитрий Бобарыкин получил от Александра в Москве преинтересную книгу 312). Познай ее.

Друг твой Бурцев.

На обороте адрес: Его высокоблагородию милостивому государю Николаю Николаевичу Муравьеву 4-му г. капитану гвардии и кавалеру в Тифлисе при генерале от инфатерии Ермолове *).

Книга № 9, лл. 89-90 об.
Примечания:

*) На адресе штемпель: "С. Петербург", почтовые пометы.

308 Бенкендорф Александр Христофорович (1783—1844) — граф, генерал-адъютант; был назначен начальником штаба Гвардейского корпуса в 1819 г. (в "Военной энциклопедии" указан 1820 г.) и оставался в этой должности до 1821 г.; далее — шеф жандармов, начальник III отделения собственной е.в. канцелярии.

309 Киселев Павел Дмитриевич (1788—1872) — генерал-адъютант, в 1819 г. был назначен начальником главного штаба 2-й Армии. И. Г. Бурцов был тогда же назначен его адъютантом.

310 Лейб-гвардии Московский полк был сформирован в 1811 г. и тогда носил название лейб-гвардии Литовского. За героизм, проявленный при защите Москвы во время Бородинского сражения, полк был награжден георгиевским знаменем, а в годовщину Отечественной войны — 12 октября 1817 г., когда он находился в Москве в составе гвардейского отряда, был переименован в Московский. Он был первым восставшим полком на Сенатской площади 14 декабря 1825 г. В 1819 г. И.Г. Бурцову переход в этот полк нужен был только для дальнейшего перевода во 2-ю Армию к Киселеву.

311 В Тульчине Каменец-Подольской губернии находилась главная квартира 2-й Армии. Н.В. Басаргин, приехавший в "знаменитый Тульчин" (из письма И.Г. Бурцова от 25 мая 1819 г.) в 1820 г., так описывает это место: "Тульчин, польское местечко, принадлежавшее в то время графу Мечиславу Потоцкому, населено евреями и польской шляхтой. Кроме военных и чиновников главной квартиры, не было там никакого общества" (Н.В. Басаргин. Записки» Пг., 1917, стр. 1).

312 Очевидно, имеются в виду сочинения Плутарха в 15 частях с замечаниями (см. письмо А.Н. Муравьева № 129).

0

136

136. М.Н.МУРАВЬЕВ

19 марта 1819 года. С. Хорошково.

В последнем моем письме, любезный брат, я тебя известил о месте моего пребывания и о своей жизни, я уверен, что ты принимаешь живое участье в моем щастии. - Ты может быть удивишься отчего я живу в деревне и полагаю в оной еще прожить безвыездно полтора года, неприятности Отцом мне причиненные главною сему причиной; Ты знаешь, что я почти год находился при отце и занимался устроением его дел по службе, можешь себе вообразить сколько мне было хлопот привести в порядок то, что по слабости его бьшо в совершенном рас[с]тройстве, и обращалось ему в большую невыгоду, ибо от несмотрения молодежь ничему не училась и повесничала; ты знаешь как у отца жизнь домашняя смешивалась со службой и он более был относительно своего корпуса слабой Отец, нежели начальник; от чего и родились все беспорядки и шалости. Желая искоренить зло в самом корне я должен был действовать на перемену домаш[н] ей жизни, что мне и удалось несколько, ибо погибель корпуса была в противном случае неизбежна. Выпуск был блистателен, напечатаны руководства всем наукам для преподавания, сделаны постановления для съемок, словом корпус получил совершенно новое образование и уважение начальства и публики. - Когда все было в сем положении, тогда непрестающие жалобы и наговоры (подлых тварей) ты понимаешь о ком я говорю, без которых старик еще по сию пору жить не может, начали меня чернить в его мнении, и наконец, стал он ко всему придираться и делать мне неприятности. Между тем началось мое сватовство, которое ему сначала было приятно, после того опосты[ле]ло и, наконец, к сему присоедини мою болезнь, о которой я к тебе уже давно писал, препятствующая мне заниматься делами службы, так поставили его против меня, что он искал сделать неприятности мне и новому моему семейству, у которого воспитывалась *) сестра. - Наконец, настало время моей свадьбы 26-го августа, тут нашел он лучшим открыть все свои непрятности, наделал всем тьму неудовольствий, отнял сестру, стал прижимать меня по службе, словом совестно объяснить тебе все мерзости, которые были сделаны и называть всех участников сего, я решился все сие бросить, уехать от него, ибо в Москве с ним в одном доме жить нет возможности женатому, а иначе состояние мне не позволяет, итак я поселился покуда здесь до устроения хозяйственных дел, князь Волконской дал мне отпуск, и я пользуюсь совершенным спокойствием, тишиной и следовательно щастьем; время проходит быстро среди занятий; зима мгновенно пролетела, весна наступает и повидимому судьба устроила все к лучшему; между тем я открыл с князем сношения прямые мимо Москвы и может быть получу здесь значительные поручения по службе -. Вот тебе вкратце, любезной, брат, обозрение всех моих обстоятельств, сделай одолжение пиши ко мне, адрес свой я к тебе с последним письмом послал, пиши, сделай дружбу, обо всем, ты сим чувствительно утешишь друга и брата твоего

М.Муравьева.

P. 5. Мой адрес: Смоленской губернии Рославльского уезда село Хорошково.

Поверь, любезной друг, что я тебя очень помню и ценю твою дружбу, ежели долго к тебе не писал потому только, что был стеснен во всех своих самых важных для щастья человека обстоятельствах. Жена тебе очень кланяется.

Книга № 9, лл. 92-93.

Примечания:

*) Далее зачеркнуто: "моя".

0

137

137. А.Н.МУРАВЬЕВ

Москва, № 5. Апреля 10 дня 1819 года.

Любезный брат и друг Николай,

Я давно не получал от тебя писем, сам же написал их уже несколько со времени женидьбы моей. - Не известно нам, что ты делаешь и как обретаешься? - Я писал к тебе с Боборыкиным и послал к тебе разные вещи. - Но он еще к тебе не прибыл за болезнию семейства его. - Потом писал еще с почтою и ты не отзываешься. Неужели после сознания моего в вине пред тобою в том, что молчал очень долго, ты еще на меня сердишься и не хочешь, много-любящих тебя сестру и брата, извещать о себе и поместить в числе самых тебе искренних? -

Ты, я слышал, отправляешься скоро в Хивы; дай бог тебе щастия, успеха и все, чем бог наградить и возбудить тебя может. Да узришь ты, - что видеть тебе надлежит. - Да отверзатся уши твои, да скажешь устами и жизнию; и да возвратишься к нам благополучно! Вот все, что желает тебе при отъезде твоем любящий тебя брат. - Судьбы неисповедимы! Полагайся на бога; прибегай чаще, беспрестанно к нему; не наружными молитвами единственно, но обратяся совершенно во внутреннего своего человека; - тогда осенит тебя щит господен и обретешь сипы многие! -

Люблю тебя душевно, друг и брат мой, и желаю да постигнешь слова мои, и пламенное мое *) тебе желание единственного блага.

А.Муравьев. Пашинька моя или, что все равно, щастие мое, тебя обнимает всем сердцем, и принесет и тебе твое щастие! -

На обороте второго, листа адрес: Его высокопревосходительству милостивому государю Алексею Петровичу Ермолову. Господину Главнокомандующему Грузии. В Тифлисе. А вас, покорнейше прошу, доставить сие письмо. Гвардейского генерального штаба господину капитану и кавалеру Николаю Николаевичу Муравьеву **).

Книга № 9, лл. 101-101 об., 106 об.
Примечания:

*) В подлиннике ошибочно: "мне", далее зачеркнуто: "в".

**) На адресе штемпель: "Москва", почтовые пометы.

0

138

138. И.Г. Бурцов

25 майя 1819.

Тульчин.

Вчера получил я, почтеннейший друг, твое письмо, из Петербурга ко мне доставленное. Удивляюсь, что ты по сю пору не знаешь о новой моей службе и письма свои в Питер посылаешь. Я известил тебя в начале марта еще, об отъезде моем в Главную квартиру 2-й Армии, адъютантом при начальнике Главного Штаба; потом писал к тебе из деревни моей, где прожил щастливо 6 недель 313); теперь пишу к тебе из знаменитого Тульчина, где живу уже неделю. Слава богу, я здоров и с удовольствием вижу случаи, имеющие доставить мне обширную военную опытность; следственно, таким образом надеюсь достигнуть предположенной цели. Чрез неделю мы едем инспектировать большую часть нашей Армии, расположенную в Бессарабии и по берегу Черного моря. Нетерпеливо желаю увидеть места сии, процветающие торговлею, и отличными земляными произведениями. Может быть со временем, укрепившись здесь, я улучу времячко и посещу тебя на Кавказе. Не знаю положительно может ли сие сделаться; но желание мое будет всегда меня устремлять к сему предмету.

Ты желаешь знать скоро ли будешь полковником? Я уверен почти, что прежде 11/2 года или 2-х лет это не сделается. Что же касается до вопроса, относящегося до расстроенного имения отца твоего, я знаю, что дела его не в самом лучшем порядке; однако с предполагаемою продажею леса он легко уплатит долги и может (как он сам говорил) даже прикупать имение. Я никак не думаю, чтоб ты принужден был жить одним жалованьем. Миша живет скромно в Смоленской губернии, а Александр в Москве довольно открыто. Немного прошло времени с тех пор, что ты оставил Питер, а какая перемена во всех делах последовала? Образ жизни и упражнения всех друзей твоих совершенно переменились; одно, может быть, осталось всем общее, постоянное — правила и образ мыслей. Дай бог, чтоб могила приняла нас таковых, как мы привыкли знать себя.

Вот и Лукаш женился и, получив место Д[ежурного] штаб-офицера, принял оседлость. Когда то наша придет очередь? До возвращения моего в места русские, кажется, не последует этого. Здесь все нравственное *) полячек мне совершенно не нравится. —

Скажи словечко о том, когда Москва или Питер увидит наше свидание. Прости, достойнейший друг.

Преданный тебе душою

Бурцов.

Книга № 9, лл. 189-190 об.
Примечания:

*) Так в подлиннике.

313) Имение Бурцовых находилось в Рязанской губернии Пронского уезда — село Большое (или Пронск), деревня Соха и другие. Из села Пронск и деревни Сохи Бурцовым написан ряд писем Н. Муравьеву (см. наш сборник). Упоминаемое письмо из имения между 5 марта и 25 мая не сохранилось.

0

139

139. М.И. Муравьев-Апостол

Константиногорск, 27 мая 1819 года

Dites moi, mon cher ami, le moyen de vous voir ce que je désire bien ardem[m]ent. Je suis venu chez vous me baigner, ma jambe m'a fait extrêmement souffrir. J'avais eu un moment le projet d'aller vous surprendre à Тифлис ; mais les montagnes et les diables de quarantaines m'ont fait abandonner mon projet. — Dites moi au moins com[m]ent vous adresser mes lettres, on me dit que vous êtes occupés dans ce moment à tues des лезгиниы. Dieu sait si ma lettre vous parviendra.— Je me suis adressé au Commendant de Георгевск . — On nous promet ici que vous viendrez aux Eaux avec tout votre Etat-Major. — En tout cas mettez-moi au fait pour savoir comment m'y prendre pour avoir de chez vous quelques armes. Dites moi si elles sont chères. — Adieu ou au prochain revoir. Votre cousin et jadis ami.

Matheus Mouravieff-Ans. *)

На обороте второго листа адрес: Его высокоблагородию милостивому государю Николаю Николаевичу Муравьеву. Гвардейского генерального главного штаба г[осподи] ну капитану и кавалеру. В Тифлис.

Книга №9, лл. 157, 160 об.
Примечания:

*) Перевод: "Скажите мне, мой дорогой друг, способ увидеть вас, чего я желаю страстно. Я прибыл к вам ради купанья, моя нога причиняла мне чрезвычайные страдания. Одно мгновение я имел намерение отправиться, чтобы застать вас в Тифлисе, но горы и дьявольские карантины заставили меня отказаться от моего плана. Скажите мне по крайней мере, как вам адресовать мои письма, мне говорят, что вы заняты в данный момент уничтожением лезгинцев. Бог знает, достигнет ли вас мое письмо. Я обратился к коменданту Георгьевска. Нас уверяют здесь, что вы приедете на воды со всем вашим штабом. Во всяком случае поставьте меня в известность, чтобы знать, как мне поступить, чтобы получить у Вас немного оружия. Скажите мне, дорого ли оно? — Прощайте или до будущей встречи. Ваш кузен и прежний друг.

Матвей Муравьев-An." (франц.  яз.).

0

140

140. А.Н. МУРАВЬЕВ

Москва. № 7. Июня 5 дня 1819 года.

Любезный брат и друг Николай, Я получил два твои письма 1) за № 18 и 19 - вдруг. Ты кажется весьма радуешься дружбе нашей, как будто-бы я, когда нибудь, переставал тебя любить и как будто с нашей стороны тебя сим одолжаем; напрасно, друг мой, я всегда любил тебя, чувства твои чтил, нрав твой уважал 2); из сего истекала между нами искренность в беседах и письмах наших, которую откровенность теперь тебе напоминая, прошу забыть расстояние нас разделя[ю]щее, и помыслить, что ты у меня сидишь за чаем и за трубкой Р. А. или кнастера.

Правда, любезный брат, что грустно быть тебе в разлуке с родными и друзьями истинными. Вот уже несколько лет как сие продолжается, сие тебе несносно, мне жаль; но от тебя зависит все. Из письма твоего заметил я, что ты част употребляешь выражения: надеюсь на милость божию, молю бога, утешения наши в боге! - Изречения сии, любезный друг, более еще меня привязывают к тебе, и усердие, с коим ты оные употребляешь, конечно, привлечет к тебе воззрение всевышнего и всемилосердого. Я со своей стороны радуюсь сердцем видя, что ты бросил 3) якорь свой в ту сторону, где бог удержит его, и где никакие бури, ни волны не сокрушат твоего корабля! - Но любезный брат, ежели бы ты узрел человека утопающего, весьма бы ты прекрасно сделал, ежели б стал: во первых, молить бога о спасении его, во вторых, если бы ты бросился в воду, дабы вытощить его. — Конечно и без помощи человеческой может бог спасти утопающего 4), но не принадлежит нам загадывать и разбирать сего; сие было-бы чудо! - По телосложению-же нашему, усматриваем мы, что 5) имеем мы орудия, и силы, и власть, и волю, кои располагать должны дабы силе и милосердию божию содействовать. Каким-же образом нам содействовать благости всевышнего, как не предаваясь совершенно воле его? - и так расположить волю свою, чтобы оная в боге и с богом обреталась и ничего-бы не желала, как токмо что богу единому угодно? Когда-же воля наша так расположится, то и поведение наше соответствовать ей станет, и мы точно учинимыя тогда достойными милосердия божия; без сего, молитва наша не действительна.

Теперь, любезный брат, ежели ты с сим согласен, [то] обрати и приложи размышление сие к себе; и посмотри прилежнее согласно ли твое поведение с волею божию; воля же сия известна тебе из Евангелия, которое советую тебе беспрестанно читать; ты все тут обрящешь! - Ежели в настоящих намерениях твоих и поведении найдешь ты гордость, упрямство, своеобычие и земное воображение, то советую тебе в сем покаяться и усердно помолиться богу, чтобы он простил и просветил тебя, и тогда ты все узнаешь, будешь покоен и перестанешь колебаться. Ежели-же ты заметишь в себе смирение, кротость, преданность единому богу, простодушие, и любовь небесную, то благодари опять всемилосердого, что опыт сей коему ты ныне подвержен, возвратил тебя в чада божий, и предайся совершенно воле его с терпением.

Любезный Николай, где-бы мы ни находились 6) на земле сей, в каких бы обстоятельствах ни обретались счастливых или злощастных, [не] должны мы терять ни на одно мгновение из вида, что мы окружены предметами непрестанно нас искушающими, и заблуждающими; и особенно должны бояться самих себя; мы самые для себя злые враги. Великая потребна проницательность, чтобы рассмотреть сие и мужественно беспрерывно побеждать и убивать самолюбие или что все равно самовражие наше. — Мы забываем, что мы здесь, на круглом шаре земном, не в своем свете и токмо бедные страники; ходим, бьемся обо всех, все нас ударяют и, наконец, если заранее не предостережемся, то расшибем бедную голову свою, и до смерти убьемся! -

Помысли о сем, милой друг мой, и особенно приложи к себе. Подумай также, что воображение наше подобно болотным летучим огням (feux follets ) нас из ямы да в яму 7) заманивает, и что мы как взрослые митрофанушки за оными бегаем да ничего не уловляем! - Ох, брат, подумай, о сем и убедись в этом. — Одно только и есть благо, когда во всяком положении боишься и молишь бога: да творит он волю свою!

Не подумай, брат, чтобы я судя человечески хотел-бы тебя отговаривать от возлюбленной твоей; Сохрани меня бог! напротив, желаю, да пребудешь ей верным всю жизнь твою! Но не напускай на себя, Христа ради, огорчения и уныния; не подобает человеку християнину предаваться угнетениям и печали! 8) Сие знаменует слабую веру и весьма малую надежду на источник всех благ! - Вить ты можешь, брат мой Николай, любить ее из Москвы, как из Тифлиса; с нами, как с грузинцами; да и чуть ли не блаженнее-ли и удачнее будешь у нас, в кругу любящих тебя и приемлящих самое живое участие в твоем положении. - Настойчивости ради, право не оставайся там; это грех, и большой порок. Ты и себя губишь, и ни до чего не достигнешь и богу противишься!

Любезный брат, извини откровенность мою, право я так думаю; впрочем да наставит тебя господь; делай как он велит, поручись совершенно ему одному! -

Приезжай, ежели так тебе бог велит, приезжай к нам; посмотри на меня порадуй [ся] мне, посмотри на милую жену мою, порадуйся счастию нашему! Но помни, друг мой, что ежели мы счастливы, то ни от чего другого, как потому, что бога не забываем и ему предаемся.

Между тем сообщаю тебе, любезный Николай, известие печальное. Сестра София так больна, что не имеем более никакой надежды. Твори бог волю свою! Он все устрояет, всем управляет и всех в свое время к себе призывает!

Сие самое обстоятельство, препятствует возлюбленной Пашиньке моей, благодарить тебя за письмо твое до следующей почты, она ее чрезвычайно любит, ею занималась, и теперь ее лишается. Пре[д]ставь себе грусть ее.

Прощай, любезный брат и друг Николай, люби меня, не сердись на меня, и отвечай, пожалуй, на сие письмо поскорее.

А.Муравьев.

Христос с тобою — возлюби бога, и ты будешь счастлив! Поручения твои нащет стеклянного завода постараюсь исполнить поскорее.

Книга № 9, лл. 169-171 об.
Примечания:

1) Далее зачеркнуто: "одно".

2) Далее зачеркнуты два слова.

3) Написано над зачеркнутым: "кинул".

4) Написано над зачеркнутым: "человека сего".

5) Далее зачеркнуто: "есть и".

6) Первоначально: "попадались".

7) Написано над зачеркнутым: "скалы на скалу".

8) Первоначально: "печалиться".

0


Вы здесь » Декабристы » ЭПИСТОЛЯРНОЕ НАСЛЕДИЕ » Письма к Н.Н. Муравьёву-Карскому.