Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » ЭПИСТОЛЯРНОЕ НАСЛЕДИЕ » Письма к Н.Н. Муравьёву-Карскому.


Письма к Н.Н. Муравьёву-Карскому.

Сообщений 241 страница 250 из 283

241

Бурцов И.Г. - Муравьеву-Карскому Н.Н.

1 декабря 1828. г. Гори.

Почтенный друг Николай!

Ты не сердись на меня, что я беспрерывно тебя беспокою; нельзя, любезный друг! я не могу не быть душою предан той части, которая мне поручена и потому всякой малейший случай меня крайне огорчает. Сегодня приехал сюда ш[табс—]кап[итан] Эгози сдавать роту и между прочим проболтался, что для пополнения корпусной музыки г. Соколовский назначил из Херсонского полка единственного пиколь-кларнетиста Лукашева. Я не могу тебе выразить сколько это меня встревожило. Попов пять лет нанимал капельмейстера, платил деньги за инструменты и, наконец, во всем хоре есть только один пиколь-кларнетист, с удалением коего расстроится вся музыка и тогда, конечно, не употреблю я более ни одной полушки, чтоб поддержать полковую музыку. - Корпусной штаб имеет все средства устраивать огромный хор: в его распоряжении состоят кантонисты, рекруты и пособия из Петербурга; но полк всего этого лишен — и отнять лучшего музыканта, без коего хор существовать не может, было бы самое жестокое и несправедливое дело.

Я уверен, что обстоятельство сие и для тебя не чуждое и что ты не откажешь Херсонскому полку своего пособия к отвращению предстоящей беды. Тебе легко это переработать через самого Соколовского; почему и буду надеяться на твою помощь. Окажи ее для полка, который вместе с его начальником будет тебе признательным.

Твой Бурцов.

Лазаретные вещи готовы и на сих днях по окурении их я к тебе доставлю. Приношу мою усердную благодарность за ходатайство твое по делу о свидетельствах, сим много и много ты меня одолжаешь.

Жихарев 434) просил тебя переслать письмо к его невесте, а я утруждаю о письме моем к Пущину 435) .

Книга № 29, лл. 173-174.
Примечания:

434) Вероятно, речь идет о полковнике Жихареве, который был дежурным штаб-офицером при кн. М.И.Вадбольском, генерал-лейтенанте, командире Сводного уланского полка (см. "Записки" Н.Н. Муравьева-Карского. - "Русский архив", 1894, № 1, стр. 23).

435) Пущин Михаил Иванович (1800-1869) - капитан л.-гв. Конно-пионерного эскадрона, член Союза Благоденствия, был осужден по X разряду и приговорен к отдаче в солдаты до выслуги. М.И.Пущин прибыл в Грузию в январе 1827 г. Паскевич, зная М.И.Пущина как специалиста по инженерной части, назначил его в 8-й пионерный батальон (в ноябре 1829 г. переименован в Особый саперный батальон), где Пущин руководил полевыми занятиями по своему собственному плану. С именем М.И. Пущина связан успех многих крупных операций: под Аббас-Абадом, Эриваном, Сардар-Абадом, Карсом, при переправах через реки. Но положение его, солдата, государственного преступника, было крайне трудным. Он был фактически инженером корпуса, но И.Ф. Паскевич присваивал себе его военные заслуги, а правительство не выражало ему благодарности: "Паскевич получил графство после взятия Эривана, осуществленного смелостью и находчивостью М.И. Пущина.—И. КѴ, в армию посылалось множество наград, а один из главных деятелей был произведен в унтер-офицеры (16.Х 1-1827) с приказанием не употреблять его выше его звания, т.е. не дозволять ему распоряжаться военными действиями, а позволить как милость заведовать капральством" (см. воспоминания М.И. Пущина — "Русский архив", 1908, № 12). Но этот чин дал ему возможность в дальнейшем получать офицерские чины: прапорщика — 18 марта 1828 г., подпоручика — 16 октября 1828 г., поручика — 19 апреля 1829 г.

В момент написания письма И. Г. Бурцова М.И. Пущин был уже подпоручиком. С Бурцовым они вместе производили инженерные работы. По воспоминаниям В.К.Кюхельбекера, знакомство И. Г. Бурцова с М.И. Пущиным относится еще к петербургскому периоду жизни И. Г. Бурцова, к его деятельности в Священной артели и Союзе Спасения (см. вступительную статью к сборнику).

0

242

242.  Бурцов И.Г. - Муравьеву-Карскому Н.Н.

4 декабря 1828. г. Гори.

Посылаю к тебе, почтенный друг Николай! образцы лазаретных вещей, кои построены по твоему приказанию и сколько можно согласно гошпитального положения, которое также к тебе препровождаю; но обязываюсь сказать в дополнение следующее: 1) халат зимний построен на большой рост и на него пошло сукна 4 аршина; а на средний рост должно выходить только 3 3/4 ар[шина]. 2) построен зимний колпак, коего в гошпитальном положении не назначено. 3) построены зимние чулки из белого сукна, а по положению они должны быть шерстяные вязаные, но таковых здесь иметь невозможно. 4) построена фуфайка из крапового сукна подбитая холстом, но в положении назначена фуфайка байковая, без подкладки. Все сие сообщаю тебе для сведения при составлении правил касательно одежды в полковых лазаретах. С моей стороны я нахожу, что вещей белого сукна требовать нельзя, ибо оного более в полки не отпускается, а предоставить заменять сие сукно другим цветом. Равномерно вместо рубашечного холста дозволить употреблять ровендук, ибо Коммиссия отпускает оный вместо означенного холста. - Не поставь мне в вину, что холст на образцы употреблен не отличный, и тот я доставал с разных сторон, ибо в цейггаузе вовсе оного не имею. -

Много благодарю тебя за вспомоществование, оказанное по моим свидетельствам. – На смену учебной команды люди у меня собраны, но неприятная вещь выдерживать их в карантине, что и составляет причину медленного их прибытия в Тифлис. Как бы хорошо было, если бы следу[ю]щие в полки из учебного баталиона команды принесли к нам и образцы на все вещи: кивера, этишкеты, ранцы, и пр[очее]. - Тогда бы можно было надежно приступить к переделке старых и к постройке новых вещей. -

Со всегдашнею искренностию к тебе пребуду преданнейший Бурцов.

Приписка на полях: Прилагаемые письма потрудись переслать к г.Разевичу и к Санковскому - при последнем есть небольшая посылочка.

На обороте адрес: Его превосходительству милостивому государю Николаю Николаевичу Муравьеву. Командиру Кавказской гренадерской бригады господину генерал майору и кавалеру. В г. Тифлисе.

Книга № 29, лл. 171-172 об.

0

243

Бурцов И.Г. - Муравьеву-Карскому Н.Н.

[ г. Гори]. 4 декабря 1828 436)

После завтра, любезный друг! твои имянины; почему и поздравляю тебя и милостивую государыню Софью Федоровну с оными. Жена моя просит то же исполнить и от нее. Дай бог, чтоб будущий год твоей жизни наделил тебя всеми радостями и успехами. Празднуя 6 декабря, как день тезоименитства государя, мы выпьем и за твое здоровье и заочно пожелаем тебе всех возможных благ. -

Преданный тебе Бурцов.

На обороте второго листа адрес: Его превосходительству милостивому государю Николаю Николаевичу Муравьеву. Командиру Кавказской гренадерской бригады господину генерал-майору и кавалеру в г. Тифлисе.

Книга № 29, лл. 175-176 об.
Примечания:

436) 4 декабря 1828 г. И. Г. Бурцов написал Н.Н. Муравьеву два совершенно самостоятельных письма — служебного и личного характера. Первое из них помечено "г. Гори". Очевидно, и второе написано там же.

0

244

Бурцов И.Г. - Муравьеву-Карскому Н.Н.

8 декабря 1828. Гори.

Третьего дня, любезный друг Николай! мы пили за твое здоровье при звуках труб и литавр. Желаю, чтоб оно было для тебя совершенно щастливо. На письмо твое от 5-го числа скажу следующее: неосновательность и ветренность Поздюнина мне очень известна: видна птица по полету и, конечно, никогда он не заслужит моего доверия.

Об отпуске вещей из Тифлисской Коммиссии как не хлопочу, а все ничего нет и с ужасом вижу проходящее время без всяких построек; весна придет и полк выступит полу-нагим и без лагеря.

Ты неправ, что не представил по команде о переводе ко мне подпорутчика Небольсина 437); во первых, потому что гренадерские полки имеют право выбирать к себе офицеров из пехоты, а во вторых, для совместного служения могу просить я, а не он: ибо из пехоты в гренадеры проситься самому нельзя, а удостаивает к тому начальство. По всем сим уважениям я представляю тебе снова и если ты не полагаешь законным пустить представление в ход, то подай об этом докладную записку. Но во всяком случае я буду действовать через тебя, а не мимо. -

Офицеры у меня, по мере их узнания, оказываются многие плоховатыми и я вынуждаюсь представить одного к выключке за дурное поведение. Из хода дел ты мог приметить сколь важные делались упущения по службе и для введения должных правил надобно усилить строгость.

Ты пишешь, что сена у меня миллион и что много прошлогоднего: так всегда передаются слухи, когда они от одной стороны доходят; — так говорил и Попов, а когда сделали точную поверку, то вышло, что прошлогоднее сено одно меня и спасает для прокормления лошадей и скота, а нынечного года почти ничего не косили. Я очень готов принять твоих лошадей и можешь их прислать; но не верь, чтоб хозяйство мое было так богато.

Я тебе говорил при выезде из Тифлиса, что Роман Иванович Ховен 438) взваливал на меня почты. Прибыв сюда я нашел их вовсе не существующими и видел, что я бы мог их устроить не употребляя на m людей полковых; но как прежний командир делом сим не занимался, то и [я] от оного отказался и писал обо всех причинах мне препятствующих к Ховену; но не взирая на то, он доложил графу, и сегодня мне сказал окружной начальник, что приглашение о почтах будет уже от самого графа. Мне это очень не нравится, ибо бог знает, где мы будем в следующем годе и тогда вместо выгоды обязательство сие может быть очень тягостным, да и полагая долго оставаться в теперешнем звании, мне бы очень не хотелось ввязываться в такие хлопоты. —

Кланяюсь всем домашним и остаюсь навсегда преданным тебе

Бурцовым.

Люди в учебный баталион назначенные выдерживают карантин и вскоре отправятся.

Что ты пишешь о шанцовом инструменте, в том я не могу согласиться: ты говоришь, что я получил за исправление оного деньги. Начальству в это входить не следует: если Попов имел право на свидетельства, той я имею равное право, ибо при сдаче он не терял из вида mо, что может отнестись к вспоможению начальства.

Книга № 29, Лл. 183-184 об.
Примечания:

437) Небольсин Василий Акимович (р. 1805 г.) — подпоручик Казанского пехотного полка, 27 марта 1829 г. переведен в Херсонский гренадерский полк "по собственному желанию" (как сказано в его "Формулярном списке"). До этого участвовал в русско-турецкой войне в Молдавии. (ГАРО, ф. 98, св. 140, д. 30, л. 62 об.). Двоюродный брат И. Г. Бурцова. (Из письма П. Г. Бурцова Н.Н. Муравьеву после смерти И.Г. Бурцова. ф. 254, кн. 30, л. 164).

438) Ховен Роман Иванович, фон дер (1775—1861) — генерал-майор, с 1818 по 1829 г. тифлисский гражданский губернатор.

0

245

Муравьев А.Н. - Муравьеву-Карскому Н.Н.

Иркутск. 8 декабря 1828.

Почтенному, Славному Воину генералу Муравьеву Иркутский смиренный Городничий здравия желает!

Любезный брат и друг Николай, и вот уже более восьми лет прошло, как мы с тобою не видались; а более четырех, как не писали друг другу  439). -Сколько в сие время неожиданных происшествий; сколько обстоятельств плачевных! и я там - где никогда не мнил, что буду; - и тем, чем не надеялся быть! Какие важные уроки для мыслящего человека; горе ему, ежели все сие пропустит без внимания!

Милосердие августейшего благодетеля моего, государя императора, извлекло меня из бездны, в которую я был уже повержен. Ссылка на жительство в Сибирь была для меня милость неизреченная в сравнение с тем, к чему я был приговорен. Место моего изгнания было Якутск; Уже мы были на пути; в 30 градусов мороза, уже шел я пешком по снежным и крутым берегам Лены, ибо река еще не стала, и по льду нельзя было проехать, — но и тут настигла нас беспримерная милость государя помилователя нашего; курьер, с благотворительным позволением вместо Якутска, жительствовать в Верхнеудинске за Байкалом, оживил наши охладевшие чувства; мы, перенесшие величайшие трудности в пути, ибо любезная моя жена со слабым и рас[с]троенным своим здоровьем и маленькая Соничка были со мною, и повсюду разделяли и разделяют участь мою, мы, говорю, возвратились в Иркутск, и дождавшись замерзания Байкала, отправились в Верхнеудинск. — Все сие происходило в конце 1826 года. В Верхнеудинске прожили мы тихо, смирно, безмятежно, спокойно, один год и два месяца 440). Там родилась у нас дочь Прасковья, в честь достопочтенной и (нее обиду будь сказано сестрице) несравненной своей матери так названной. — Теперь у нас две дочери, София и Прасковья.

30-го ноября 1827 года в девятой день рождения меньшой нашей дочери пришла к нам еще новая милость государя — позволение мне служить в гражданской службе, в Восточной Сибири. В апреле 1828 года я определен городничим в Иркутске и по сей день продолжаю служение сие, ожидаю лучшего места.

Вот тебе, друг мой, краткое, но справедливое описание трех последних лет жизни моей. С одной стороны увидишь ты удручающую скорбь, - с другой радость и жизнь милосердием монарха сообщенную! Выводи, если тебе угодно свои заключения, о всем, что я должен был ощущать, в сии три года; но тебе не досуг сие делать; а я не стану более обременять терпения твоего. Прибавлю только, что я много постарел и опустился физически, в сие время, и то, конечно, батюшка должен по виду быть моложе меня. Слава богу, показавшему нам путь, смирившему гордость мою, и спасшему от величайших бед меня, недостойного своего раба! -

Давно уже мы слышали о женидьбе твоей, но к вам не писали и вас не поздравляли, потому что не знали приятно-ли вам будет получить письма необыкновенным путем идущие 441). Ты пишешь, любезный брат, от 13 сентября из лагеря при Ардегане, что ты достиг женидьбою до земного щастия, что имеешь дочь Наталью. Со всем сим поздравляем вас, любезнейшие друзья; мы-же с своей стороны поручаем и себя и детей наших расположению сестрицы Софии Феодоровны. Надеясь, что ты, любезный наш друг, будешь ходатаем нашим у супруги своей. Истинно, любезный Николай, нет щастливейшего состояния, как состояние брачное, а с другой стороны, нет и нещастливейшего, ежели не сойтись обе стороны. Средины, кажется мне, быть не может. Стоя, вот уже десять лет, на высшей степени супружеского щастия, вкусив и вкушая оное непрестанно, во всех оттенках его, я воображаю, какая радостная для тебя перемена, когда ты женился! тебе, которой достоин быть щастливым и спокойным, желаю продолжения и возвышения щастия сего; оно продолжается взаимною любовью и нежностью, доверенностью и почтением; возвышается - целомудрием и единодушным стремлением к совершенству. Вот те добродетели, которых действия, я на опыте узнал, и уверен, что и ты, любезный друг, полагаешь их основанием брачного благополучия. Какое блаженство найти вторую половину свою! Какое новое существо составляют муж и жена! Они составляют уже не два, а одно. Какая новая сладкая гармония происходит от сего строя; гармония, понятная и слышимая опытным уже ухом. - Ты пишешь, любезный друг, что моя жена верно полюбит твою, а я с своей стороны уверен также, что и сестрица не лишит своей дружбы мою беспримерную жену; многие опыты уже доказали мне, что это за превосходное существо!

Поздравляю тебя и с чином генерала, и с лестною командою, и с блистательными подвигами Корпуса вашего. Рад, что ты хотя несколько месяцев вкусишь покой в объятиях семейства твоего; весна опять тебя разлучит с оным; Лавры снова понесутся над главами вашими. Едва-ли возможно тебе, при теперешних обстоятельствах, посетить батюшку. Старик теперь один живет в деревне. Ко мне никто не пишет, кроме Андрея, который славный малой. Михаил, (вижу из газет 442)),  назна[чен]1) губернатором в Могилев; а сколько у него детей, того не знаю; кажется три или четыре мальчика.

Хочу послать тебе отсюда Китайского Гостинца, чаю, которого, думаю, у вас немного; и надеюсь скоро выполнить сие.

Мой адрес, просто в Иркутск. Меня здесь знают, город не велик. Прощай, мой любезный брат и друг Николай. Целую ручки у любезной сестрицы Софьи Феодоровны. А тебя самого обнимаю всем сердцем; и благодарю за приятное письмо. Целую Наташу, дети наши ее целуют. Желает тебе всего для тебя лучшего многолюбящий тебя брат

Александр Муравьев.

Мне весьма приятно знать, что ты служишь с удовольствием. Из Ведомостей-же всякой раз усматриваю, что ты служишь с отличием; и из поручений, тебе даваемых главным твоим начальством, вижу, что ты пользуешься доверенностью Главнокомандующего. Слава богу! 443)

Книга № 30, лл. 41-42 об.
Примечания:

439) Последнее письмо А.Н. Муравьева к Н.Н. Муравьеву, написанное до ареста, датировано 8 ноября 1825 г. (из писем, хранящихся в фонде № 254).

440) Безмятежной и спокойной жизнь в Верхнеудинске показалась А.Н. Муравьеву только тогда, когда семья была уже в Иркутске. "Жизнь Муравьевых в Верхнеудинске складывалась неблагоприятно: все письма Муравьева к родственникам полны жалоб на растущие долги, на тяжелую нужду, полны всевозможных проектов поправки дел. В ряде писем он развивает мысль о создании сахарного завода, что помогло бы ему, может быть, расплатиться с долгами". (Ю.И. Герасимова. А.Н. Муравьев и его записки. — Сб. "Декабристы. Новые материалы", М. 1955, стр. 150).

441) А.Н. Муравьев имеет в виду, что его письма проходили перлюстрацию III отделения, что, как известно, отражалось на содержании его писем. Письмо 8 декабря 1828 г. А.Н. Муравьева имеет препроводительную фон Фока из III отделения от 23 января 1829 г.

442) М.Н. Муравьев, выйдя из-под следствия, постарался отречься от всех родственных и дружеских связей, которые могли бы указывать на какую-нибудь его близость с декабристами. Даже с отцом и Н.Н. Муравьевым у него была временно прервана переписка. Н.Н. Муравьев-отец писал об этом Н.Н. Муравьеву в 1832 г.: "Михайло об нас мало думает, занимается службой одной" (ф. 254, кн. 33, л. 210).

443) К письмам А.Н. Муравьева из Сибири №№ 234, 245, 251, 256, 257, 259, 260, 263, 266, 268, 271, 272, 274, 275, 277, 278, 280, 282 следуют небольшие приписки Прасковьи Михайловны Муравьевой (на французском языке), которые мы не воспроизводим в данной публикации. Лишь в некоторых случаях будет оговорено их содержание.

0

246

Бурцов И.Г. - Муравьеву-Карскому Н.Н.

15 декабря 1828. г. Гори 444)

Почтенный друг Николай! Сей час получил два твои письма с высочайшими приказами и не могу сокрыть сколько я благодарен за твои хлопоты для обороны полка от перевода музыканта: будет или не будет успех, но я и за то благодарен, что ты принимаешь это дело к сердцу. У меня в этом отношении самое нещастное чувство: я скоро прихожу в родство с порученною мне частию и принимаю все до оной относящееся живее, нежели для себя самого. -

Также, не простил бы я себе, если бы стал в чем-нибудь идти мимо команды. Твое замечание было бы весьма законное и должное за сношение с Штабом о переводе одного рядового из Мингрельского полка; но из приложенной при сем записки ты увидишь, что это производилось до моего вступления в полк чрез генерала Попова, а я только отвечал на один запрос мне из штаба сделанный. Будь уверен, что я никогда не позволю себе ничего противного порядку службы и если бы сделал это по неосторожности; то буду жестоко наказан собственным упреком.

Тебя можно поздравить с чем-нибудь весьма приметным: звездою или большим крестом. Душевно сему радуюсь. Приезжай в Гори обуваться; жена моя поручает тебе сказать, что пара башмаков щегольских для тебя приготовлена.

О женатой роте много говорить надобно 445). У меня она в самом жалком и душу терзающем состоянии. Люди поселены на нездоровом месте; казармы без кровлей, текут при всяком дожде; жены и дети живут по колено в грязи и беспрерывно в лазарете; от упущений ротного командира амуниция и оружие все в беспорядке, хозяйства нет никакого, даже не на чем дрова возить. Нет способа терпеть, чтоб она оставалась в теперешнем положении: весною надобно непременно приступить к переселению ее на другое, выгоднейшее место и к постройке не казарм, а небольших домиков, где бы две семьи могли помещаться; теперь же их по 20-ти живет в одном доме. Таким образом - 8-ми летние труды и немалые издержки, от дурного соображения пропали попустому. Даже и зимовать роте здесь невозможно: общий вопль встретил меня на сих днях при инспекторском смотре и я решаюсь перевесть ее в деревню Меджерусхевы, лежащую близ осетинских гор и лесов, где по крайней мере она будет укрыта от слякоти и будет иметь дрова для топки.

Жена моя извиняется, что сама не возвратила твоего зеркала; оно оставлено1) в доме Краковской и вот записочка, которую пошли туда для получения оного. Благодарим за дозволение им пользоваться в прошедшем годе.

Я буду скоро просить тебя о позволении приехать в Тифлис по делам службы, а именно думаю я быть после 1-го генваря. Многое будет мне говорить с тобою о делах полка. Прости до того времени

преданного тебе Бурцова.

Книга № 29, лл. 187-188 об.
Примечания:

444) Дата была поставлена И. Г. Бурцовым в начале четвертой страницы, но текст письма на этой странице не является припиской к более раннему письму, а с полуслова продолжает текст со страницы 3, теми же чернилами и размеренным почерком. Очевидно, дата была поставлена на чистом листе бумаги, случайно оказавшемся 4 страницей согнутого листа. Обнаружив ошибку, Бурцов перевернул лист и стал писать письмо.

445) Вопрос о положении женатой роты был для И. Г. Бурцова принципиальным, так как касался его отношения к солдату (и шире — к крестьянам, к народу). Сохранившаяся среди служебных документов Н.Н. Муравьева записка "Предположение для поселения женатых рот Кавказской Резервной гренадерской бригады" показывает, какую большую роль сыграл И. Г. Бурцов в улучшении положения солдат и их семей в этой роте Херсонского полка. Письмо И. Г. Бурцова было написано в ответ на требования сведений о женатых ротах (5 декабря 1828 г. Н.Н. Муравьев получил отношение от генерал-майора Остен-Сакена об этом, подписанное 4 декабря 1828 г.).

0

247

Бурцов И.Г. - Муравьеву-Карскому Н.Н.

24 декабря. 1828. Гори.

Поздравляю тебя, любезный друг! с наступающими праздниками и с Новым Годом, который желаю проводить самым благополучным образом.

Три письма твои № 74, 75 и 76 я получил в одно время и по оным буду тебе отвечать по пунктам.

1) Во всех твоих бумагах приметна величайшая точность, строгость и согласность с постановлениями. Этот ход дел очень правилен, но в здешних полках он невозможен, потому что само начальство лишает полки средства, необходимые1) для правильного ведения дел и порядка. Ты недоволен следственными делами и возвращаешь их, не для того, что это нужно, ибо сношения с Коргановым 446), Бебутовым и другими лицами ничего не докажут бежал ли солдат из полка или был захвачен в плен, а только пополнят допросы и заставят бедных людей просидеть два лишних месяца на гобвахте2) 447). Неполнота же допросов также к вине полка не относится; ибо аудитор задержан в Тифлисе, один порядочный писарь взят тобою в бригадные, кантонисты оставляются для испытания в штабе; а в полку находятся пьяницы да безграмотные.

2) Переписка об Небольсине также относится к твоей неограниченной точности и только двумя месяцами замедлило перевод сего нужного для полка офицера. Проситься для совместного служения в Гвардию и в Гренадеры никто не в праве и этому ты нигде примера не найдешь, а всякое ходатайство по сему начинается от полкового командира. В России от полка подается записка или рапорт о нужных офицерах, коих начальство запросит, желают ли быть переведенными и тогда сие сделает. - Впрочем опасаясь, чтоб мне не сочли еще в награду за Ахалцых перевод Небольсина, оставляю хлопотать об нем.

3) В 3-м баталионе нет командира, и я почел за нужное назначить командующим капитана Лашпюкова; а ты предписал его послать в Тифлис для участия в Судной Коммиссии; между тем в Душете происходят разные беспорядки: офицеры между собою перессорились и даже подрались — о чем я тебе представляю рапортом. С удалением сих офицеров, ибо вероятно они не избегнут суда, назначь сам по списку кого послать командовать ротами, - кроме прапорщиков некого. — Вот когда ты с истиной точьно будешь видеть положение наше, то и мелочная аккуратность должна быть устранена.

4) Нащет почт я решительно отказался и ни за что не войду в сие дело.

5) Лошади твои пришли и я их отправил на Гаргореп, ибо здесь никаких запасов нет. К казаку дал в помощь одно[го] рядового, ибо фурлейтов не достает для хождения за казенными лошадьми по причине многих больных и по превышающих штатному числу лошадей. - В моем Гаргорепском хозяйстве сделалась неприятная штука -унтер-офицер там бывший, пользуясь междуцарствием в октябре и ноябре, распродал полковое сено в разные места и по точнейшей поверке оказалось, что мне едва ли достанет сена для прокормления своего скота. А между тем генерал-интендант по сношениям с Зубаловым распорядился, чтобы лишнее сено у меня взять на продовольствие Леонова полка. Я просил, чтобы сделали строжайшее по сему делу следствие.

6) Ты недоволен, что я перевожу женатую роту в деревню. Здешнее положение мне неизвестно, но в России полковый командир меняет квартиры рот по усмотрению надобности, и доносит уже по исполнении в месячных ведомостях. Житье женатой роты было таково, что совестно было думать более о переписке, нежели о подании пособия. О школе для кантонистов 449) я ничего еще не приготовил по причине моего отсутствия для осмотра рот. После нового года я приступлю к учреждению своей школы и когда ближе увижу все обстоятельства, тогда и напишу тебе то, что будет нужно.

7) При составлении образцев лазаретным вещам очень можно сделать чулки вязаные; но какая от того будет польза? В суконном чулке больной встает с постели и не опасается простуды, хотя бы и не надел он туфлей, чего с вязаным чулком нельзя. Воротники отложные к халатам так же не согласны с формою гошпитальною и тогда не выкроится халат из положенной меры. - Впрочем все будет сделано по твоему желанию.

8) Порутчика Головина я еще не видал, он в Душете. По нескольким делам мне известным он не заслуживает снисхождения и опять замешан в новом происшествии. Я ничего скрывать не стану, что бесчестит звание офицера и делает нарекание полку: тогда начальство убедит[ся], что нельзя половину офицеров брать из полка не сделав беспорядков, и я при первом запросе донесу о причине таковых. Если государь назначил быть в роте пяти офицерам, а вместо их только один или два, да и то бракованные, то кто может сохранить часть в порядке? особенно здесь, где комплект3) рот усиленный? Тебе показалось странно, что Головин пишет к Беляеву не рапорт, а отношение: это и меня удивило. Видно, что нет настоящей дисциплины.

9) Снабжение тебя хлебом я сделаю таким образом. 20 четвертей хлеба я достану здесь и найму подводы до карантина, кои и отправлю с твоим деньщиком; а там надобно ему отправиться в Мухрань, где и нанять другие подводы, на коих и доставить в Тифлис. Я дам ему денег сколько нужно будет для 3-х ароб мухранских, а за все прочее заплачу сам здесь. Послезавтра приступлю к сему делу.

Прощай до свидания, будь здоров и щастлив.

Преданный тебе Бурцов.

Прошу тебя, любезный друг! поздравить с праздниками от меня и от жены милостивую государыню Прасковью Николаевну и нашу бригадиршу со всеми вашими домашними.

Книга № 30, лл 10-12 об.
Примечания:

446) Корганов — очевидно; речь идет об Иване Осиповиче Корганове (или Курганове), поручике, который состоял при Паскевиче переводчиком и выполнял его поручения. А. П. Ермолов за некоторые черты характера прозвал его "Ванькой Каином". Это прозвище надолго пристало к нему (см. его характеристику в "Записках" Н.Н. Муравьева-Карского. — "Русский архив", 1889, кн. 1, стр. 589).

447) Этот абзац имеет важное значение для характеристики отношения И. Г. Бурцова к солдатам в этот период, так же как и вопрос о женатой роте. Конкретного материала о следствии этого времени пока найти не удалось.

448) Гаргареп — селение, в котором были расположены конюшни Херсонского полка.

449) В указанную выше записку о женатых ротах входил и пункт о школе для кантонистов. Речь шла об одной школе, которая должна была обслуживать все полки Кавказской резервной бригады.

0

248

Бурцов И.Г. - Муравьеву-Карскому Н.Н.

29 декабря 1828. Гори.

Отправляю к тебе, любезный друг, твоего Анисима с хлебом, в коем чистой муки 160 пуд 30 фунтов, или 22 четверти и 1 четверик. Грузины наняты отсюда до Тифлиса и им следует заплатить за всякую коду по 1-му абазу, а за все 67 абазов. Деньги сии им не выданы, дабы они исправнее доставили к тебе провиант. - Люди, арбы и мешки все есть здешнее и потому никакому сомнению не подлежит, и без сего средства нельзя бы было никак успеть в доставке, а нанимать в Мухрани стоило бы чрезмерно дорого.

Я ожидаю от тебя позволения приехать в Тифлис и как скоро получу, так и приеду. - Прощай, до свидания.

Искренне твой Бурцов.

На обороте второго листа адрес: Его превосходительству милостивому государю Николаю Николаевичу Муравьеву. В г. Тифлисе.

Книга № 30, лл 14-15 об.

0

249

Муравьев А.Н. - Муравьеву-Карскому Н.Н.

Иркутск. 18 генваря 1829 года

Любезный брат и друг Николай, Податель сего письма 42-го Егерского полка подпорутчик Андрей Львович Кожевников 450), переведенный в оный полк из Иркутского Гарнизонного полка; в Иркутский гарнизон попавший после заключения в Петропавловской крепости [в течение] целого года; в крепость-же попавший вследствие 14 декабря 1825 года; он тогда служил в л[ейб] г[вардии] Гренадерском полку.

Рекомендую тебе, любезный друг, сего славного офицера; он учился и начал службу в корпусе колонновожатых в Осташеве у батюшки; знает очень хорошо квартирмейстерскую часть, съемку планов и рисование; сверх того расторопен, прилежен, сметлив, исполнителен и верно никто лучше его не исполнит возложенную порученность, никто лучше не оправдает доверенность начальства.

По сие время я описывал одни умственные его качества; что касается до сердечных, то не может быть человека благороднейшего во всех отношениях. С сим словом, думаю, я все сказал. Вот скоро целый год, как мы живем в одном городе, и имели случай узнать друг друга. И потому я смело тебе его рекомендую и прошу тебя принять его в свою дружбу и знакомство; открыть ему свой дом, как наш ему отверзт был, и тем заменить ему ту дружественную искренность, в которой он во все его 1) пребывание в Иркутске с нами обращался. Я не могу лучше его поручить как тебе, любезный Николай, и уверен, что ты в полной мере оправдаешь мои ожидания, не единственно для того, чтобы мне сделать великое удовольствие, но потому также, что ты сам узнавши Кожевникова, его верно очень полюбишь.

Когда я2) увидел из газет, что к тебе назначен адъютант, то крайне об этом сожалел как для него, так и для тебя, потому что лучшего адъютанта ты не мог бы найти, лучшего, говоря, по всем частям, а он не может найти лучшего начальника как ты. Прошу тебя, ежели есть возможность приблизить его к тебе по службе, так чтобы он был всегда при тебе, то сделай сие, и ты увидешь, что сам будешь очень доволен.

При сем я не лишним считаю известить тебя, что Кожевников совершенно ничего более не имеет, как токмо свое жалованье; и потому прошу тебя помогать ему во всем.

Узнавши его ты сам увидишь, какое с ним обращение иметь должно; уважь в нем нещастие, от которого в таких летах он только подпорутчик.

Доставь ему всевозможные выгоды по службе, особенно-же прошу тебя полюбить его, тогда все будет хорошо. Ты, конечно, познакомишь его с Бурцовым, к которому он от меня имеет письмо; покажи ему и сие и попроси, чтобы и он его принял в свою дружбу.

Андрей Львович может тебе словесно и живо описать как мы здесь живем, какие у нас дети; чем занимаемся, какая моя3) служба; какие наши надежды, какое наше состояние. А всего лучше, как мы тебя любим, друг мой Николай.

Мы просили его, замолвить в пользу нашу доброе словцо сестрице Софье Феодоровне и тем ускорить наше с ней знакомство. Мои дети целуют сестрицу свою Наташиньку, посмотрел-бы я на тебя, как-то ты нежненько с ней поигрываешь.

Долго-ли мы здесь пробудем в Сибири, бог один знает! Мне не нужно ни чинов более, ни крестов; только бы мне быть выручену из сего края и жить дома, вот все, что я желаю; о чем и писал к родным и знакомым, но по сие время никто еще меня не выручает.

Обо всем, что до нас касается, ты можешь наиподробнейше узнать от Андрей Львовича, которого прошу за меня по окончании письма сего обнять и поцеловать и поблагодарить за все его услуги и дружбу к нам.

Прощай, любезный брат и друг Николай, будь щастлив, пиши ко мне почаще; давай между прочим известия о ваших военных делах, сообщай мне разные подробности - ты знаешь, какой я был охотник до войны.

Обнимаю тебя всем сердцем, у сестрицы целую ручки, племянницу прошу за меня приласкать. Преданный и многолюбящий тебя

брат и друг

Александр Муравьев.

P. S. Прошу тебя, позволить знакомым и приятелям Андрея Львовича адресовать свои письма к нему на твое имя, открыв конверт на твое имя ты находить будешь письмо к нему адресованное, которое, конечно, не замедлишь доставить?

Посылаю тебе ящик лучшего цветочного чаю, который прошу пить на здоровье!

Книга № 30, лп 147-148 об.
Примечания:

1) Первоначально: "наше".

2) Первоначально: "он".

3) Первоначально: "наша".

450) Кожевников Андрей Львович (1802-1867) - сын астраханского губернатора (1807-1812) Льва Александровича Кожевникова, подпоручик л.-гв. Гренадерского полка, арестован и доставлен в Петропавловскую крепость 15 декабря 1825 г. Было приказано "присылаемого Кожевникова посадить на гауптвахту, не связывая рук, под строгим арестом и без всякого сообщения с кем бы то ни было". После следствия, по приговору был переведен тем же чином в Иркутский гарнизонный полк (7 июля 1826 г.) с предварительным арестом в крепости в течение шести месяцев. Это и следующие письма значительно дополняют биографические сведения о Кожевникове. Установить, в какие именно годы А.Л.Кожевников был в Училище для колонновожатых, не удалось. (В 1817 г. это училище окончил, как видно по "Списку офицеров, выпущенных из Московского учебного заведения для колонновожатых", Кожевников Александр Львович (ум. в 1833 г.) — см.: Н. Глиноецкий. История русского Генерального штаба. СПб., 1883, т. I, стр. 413). Известно, что А.Л.Кожевников в 1843 г. служил в Пскове майором корпуса лесничих.

0

250

Бурцов И.Г. - Муравьеву-Карскому Н.Н.

[1 пол. февраля 1829 г.] 451)

Почтеннейший друг! Получив уведомление от барона Дмитрия Ерофеевича 452) о последовавших награждениях, искренно с оными тебя поздравляю и душевно радуюсь, что заслугам твоим воздано должное. Заочно поздравляю с сим же Софию Федоровну и Прасковью Николаевну, что и лично надеюсь скоро исполнить, если получу твое позволение.

Преданный тебе Бурцов.

Книга № 30, л. 34.
Примечания:

451) Письмо датируется по написанной на нем рукой Н.Н. Муравьева дате получения — "15 февраля". Оно расположено в книге писем № 30 за 1829 г. между письмами, датированными январем-февралем 1829 г. И.Г. Бурцов находился в это время недалеко от Н.Н. Муравьева, таким образом, письмо не могло быть в пути более двух-трех дней. По содержанию письма, речь идет о награждении Муравьева 1 января 1829 г. орденом св. Георгия 3 степени.

452) Дмитрий Ерофеевич Остен-Сакен.

0


Вы здесь » Декабристы » ЭПИСТОЛЯРНОЕ НАСЛЕДИЕ » Письма к Н.Н. Муравьёву-Карскому.