Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » ЭПИСТОЛЯРНОЕ НАСЛЕДИЕ » Письма к Н.Н. Муравьёву-Карскому.


Письма к Н.Н. Муравьёву-Карскому.

Сообщений 251 страница 260 из 283

251

Муравьев А.Н. - Муравьеву-Карскому Н.Н.

Иркутск. Февраля 25 дня 1829.

Любезный брат и друг Николай, Подателя сего письма ты давно знаешь; ты знал графа Захара Григорьевича Чернышева 453), когда он учился еще в Осташеве. Нещастие1) увлекло его в Сибирь, тебе и сие известно; Милостями государя он ныне обращается в вашу Армию, вероятно, чтобы заслужить и получить прежнее свое достоинство.

Любезный брат, я уверен, что2) перемены и коловратность фортуны не иначе действуют на благородную твою душу, как располагая ее к вящему вспомоществованию, к большему снисхождению к страждущему. Я уверен, что не возгордишься пред Чернышевым, и примешь его как человека тебе близкого; что ты всеми силами будешь стараться всячески ему покровительствовать, что ты предложишь ему и знакомство и услуги свои.

Вот уже третие письмо к тебе пишу: одно по почте, другое с Кожевниковым, который остался болен в Ачинске, ибо ужасно ушибен дорогою; третие сие письмо. С Кожевниковым послал я к тебе ящик цветочного лучшего чаю, который ты от него и получишь; а с Чернышевым посылаю разные безделки китайские и гр[аненые] камушки. Именно: дорожный ножик с вилками, трубку, и огниво. Теперь мои пи[с]ьма идут свободно, по почте, без всякого посредства; адресуй ко мне прямо в Иркутск. Прошу тебя, любезный брат, окажи и оказывай всякое пособие, покровительство Захару Григорьевичу; ты знаешь, что сестра его замужем за Никитою Муравьевым; следовательно, он нам даже и родственник.

Милостивой государыне сестрице свидетельствую свое почтение. Племянницу целую; Пиши ко мне и не забывай многолюбящего тебя брата и друга.

Александр Муравьев

Книга № 30, лл. 84-85.

Примечания:

1) В начале фразы зачеркнуто: "Ныне".

2) Далее густо зачеркнуты два слова.

453) Чернышев Захар Григорьевич (1796—1862) - граф, ротмистр Кавалергардского полка, член Южного общества. После двухлетнего пребывания в Сибири — на Нерчинских рудниках и на поселении в Якутске — был "определен" рядовым в Нижегородский драгунский полк 9 апреля 1829 г. Он прибыл в Тифлис 3 апреля 1829 г. Из переписки Н.Н. Муравьева с женой, С.Ф. Муравьевой, видно, что З.Г.Чернышев был встречен им действительно как близкий человек. 14 мая 1829 г. Н.Н. Муравьев писал жене из лагеря близ озера Топорована (подлинник на французском языке) : "Приятные минуты, которые я провожу здесь, [так] это с Чернышевым, какой достойный и честный юноша, какой скромности, каких принципов, он из класса тех, которым я приношу мое полнейшее уважение. Мы часто говорим об Александре, которого он видел ежедневно в Сибири. Насколько он исполнителен в своих обязанностях и безропотен; это — радость его видеть; это — настоящая заслуга, [как] он терпеливо переносит свое несчастье; насколько он выше всех сортов людей завистливых, наглых, не способных ни к чему, жадных ко всему, с бесконечными претензиями и невыносимым чванством. Сколько находишь у себя недостатков, когда сравниваешь себя с таким уважаемым существом как Чернышев: или это из-за сочувствия к нему, которое заставляет говорить в его пользу. Конечно, я не имел случая узнать его недостатки в столь короткий срок, но хорошие стороны, которые я видел у него, мне уже многое показали" (ф. 254, "Мои письма к С. 1829 г." кн. 3, лл. 16 об. и 17).

0

252

252. Бурцов И.Г. - Муравьеву-Карскому Н.Н.

19 марта 1829

Гори

Почтенный друг Николай!

Вчера вечером я прибыл в Гори. Не стану говорить о дороге в Боржоме и о переправах через Куру - все это в самом непроходимом состоянии и Эспехо 455) поспешал сам изобразить всю важность этих опозданных работ. С моей стороны я приказал Беляеву, которого остановил в блокгаузе, помогать работать высылкою по 20 человек ежедневно. На нижней переправе едва не потонуло одно отделение моей учебной команды.

Подвижный гошпиталь твой стоит при нижней переправе; при нем и мой фельдшер оставался без всякой надобности, почему и велел я ему итти в Гори. Патроны сложены в сыром блокгаузе и могут совершенно испортиться: я просил Окружного начальника послать за ними арбы.

Адъютант Кирил[л]ов 456) находится не в Сураме, а подле карантина в д.Хашуре: я сообщил ему твою волю. Лошадей твоих, которые были на Горгорепе, он отправил в Тифлис и я не знаю, нет ли тут недоразумения.

В карантине не велено задерживать военных и милицейских, возвращающихся из Ахалциха.

Из Ацквера я писал к Дмитрию Ерофеевичу и, кажется, довольно искусно говорил об тебе: так что, может быть, и лишат тебя удовольствия оставаться в Ахалцихе.

Из Имеретии самые неприятные слухи. Ген[ерал] Гессе 457) ходил в Кабулет: на пути в теснинах захватил наши войска туман и скрытые в завалах турки дали им пройти вперед; тогда начали они жестойчайший огонь, коим причинили много вреда. Потеря наша простирается до 150 человек убитыми и ранеными; два штаб- и несколько обер-офицеров в числе последних. Экспедиция возвратилась без всякой пользы. -

Граф Симонич 458) говорил жене моей, что 17 этого месяца должна прибыть первая рекрутская партия в Тифлис.

Вот тебе все здешние новости. Будь здоров и не выдавай моих Херсонцев ни туркам, ни ширванцам.

Преданный тебе Бурцов.

Сей час я узнал, что генерал Попов назначен в Баязет и отправляется туда на сих днях из Тифлиса. Так как я получил от него за полк один только вексель, а не деньги, то опасаясь всего лишиться чрез наше отдаление и неизвестность военных действий, я решился сей час поспешить в Тифлис; дабы там все лично с ним кончить. - Извини, любезный друг, что в этом не соблюл я всех правил службы: случай довольно важен, чтоб решиться на некоторое отступление. Поездка моя продлится не более 5-ти или 6-ти дней. До того времени пиши свои приказания штабс-капитану Беляеву, если окажется надобность в движении 7 фузелерной роты к Ахалциху.

Книга № 30, лл. 70-71 об.
Примечания:

454) Александра Григорьевна Муравьева (урожд. Чернышева, 1804-1832) - родная сестра декабриста 3. Г.Чернышева и жена одного из идеологов движения декабристов - Никиты Михайловича Муравьева, родственника А.Н. и Н.Н. Муравьевых ( вышла замуж в феврале 1823 г.); последовала за мужем в Сибирь в 1827 г. Умерла в Петровском заводе 22 ноября 1832 г.

455) Эспехо Яким Михайлович (1792-1847) - генерал-майор, инженер путей сообщения; в конце 1820гх - 1830 гг. руководил постройкой дорог на Кавказе в районах военных действий. В указанное время - полковник (о нем см.: "Записки" М.И.Пущина. - "Русский архив", 1908, № 12, стр. 522-524).

456) Кириллов Григорий Михайлович - капитан, адъютант штаба Кавказской резервной бригады. Впоследствии, по выходе в отставку в чине полковника, Г.М.Кириллов был управляющим делами Муравьева Н.Н.

457) Гессе (2) Карл Федорович — генерал-майор, командир 22-й пехотной дивизии и управляющий Имеретией и княжествами Мингрельским, Горийским и Абхазским.

458) Симонич Иван Осипович (1794—1851) — граф, генерал-майор, служил в Грузинском гренадерском полку и командовал им в 1829 г. В описываемое время — полковник. В 1832 — 1838 гг. был русским полномочным министром в Иране. Автор "Записок о персидской войне 1826 г." и известных "Воспоминаний полномочного министра" (изд. "Наука", М., 1967).

0

253

Муравьев А.Н. - Муравьеву-Карскому Н.Н.

Иркутск. 30 марта 1829 года.

Любезный брат и друг Николай,

Податель сего письма Валериан Михайлович Голицын 459), бывший по известному тебе происшествию сослан в Сибирь на поселение; и ныне милосердием монаршим обращающийся в вашу Армию для выслужения прежнего своего княжеского достоинства, и чинов, как вероятно. Прошу тебя принять его в знакомство свое, способствовать ему сколько в силах твоих и быть ему покровителем. Он молодой человек весьма умный, и ловкий, и конечно ежели доставят ему средства отличиться, то он всячески стараться будет воспользоваться оным. Прошу же тебя, любезный друг, способствуй ему сколько можешь.

Письмо сие застанет тебя на поле брани. Желаю тебе милости господней и покрова его!

Преданный и многолюбящий тебя

брат и друг

Александр Муравьев.

На обороте второго листа адрес: Его превосходительству милостивому государю Николаю Николаевичу Муравьеву. Командиру гренадерской бригады в Кавказском корпусе, г. генерал майору и кавалеру. В Тифлисе.

Книга № 30, лл. 111-112 об.

Примечания:

459) Голицын Валерьян Михайлович (1803—1859) — декабрист, член Северного Общества с 1823 г., сын ярославского губернатора Михаила Николаевича Голицына (ум. в 1827 г.) и Наталии Ивановны, урожд. Толстой (ум. в 1841 г.). Он воспитывался сначала в Петербурге в иезуитском пансионе и пансионе Жонсона, затем в Москве у проф. Шлецера, а с 28 марта 1811 г. — в Пажеском корпусе в Петербурге. После отставки (в 1824 г.) поступил в Департамент внешней торговли (1825 г.). За участие в декабристском движении был приговорен (22 августа.1826 г.) к поселению в Сибири сроком на 20 лет и отправлен в Киренск Иркутской губернии (31 августа 1826 г.). 20 февраля 1829 г. был определен рядовым на Кавказ. Зачислен в 42 егерский полк 1 июля 1829 г., а 1 января 1830 г. переведен в Кавказский линейный № 9 батальон в связи с доносом Н.А.Бутурлина на Н.Н.Раевского.

0

254

Муравьев А.Н. - Муравьеву-Карскому Н.Н.

Иркутск. Июля 3 дня 1829.

Любезный брат и друг Николай.

Податель сего Владимир Сергеевич Толстой, 460) который был сослан в Сибирь, и теперь едет на службу в Грузию; вследствие высочайшей милости ему оказанной. Он родной брат Василья Сергеевича Толстого, 461) с которым ты некогда был коротко знаком, (как помнится мне); и я надеюсь, что ты окажешь ему ласки свои и доброе расположение, и покровительство; может быть, он будет служить в одном из твоих полков.

При сем прилагаю формулярный список, о службе Иркутского гарнизонного полка рядового Фролова. Сей Фролов есть дворянин, и человек весьма благородной и умной и расторопный. Проступок 1) или ошибка одного часа ввергнула его в такое жалостное положение, в котором он ныне. Он солдат в гарнизоне, вот уже 8 лет. Я прошу тебя, любезный брат, ежели есть какая возможность, употребить твое ходатайство у графа Паскевича или как лучше знаешь; чтобы его Фролова перевели в действующие полки вашей храброй армии, дабы он мог опять выслужить свой офицерский чин. Я уверен, любезный друг, что ты все сделаешь, что в силах твоих для сего нещастного и прекрасного человека, рядового Фролова, и хотя ты его не знаешь, но во уважение моей просьбы и его нещастий, ты постараешься его извлечь из ужасного его теперешнего 2) положения. -

Более писать не стану сегодня; а о прочем всем буду писать по первой почте. Владимир Сергеевич может тебе изъяснить, как мы здесь живем.

Сестрице Софье Феодоровне кланяюсь. Жена моя просит ее, чтобы она ее любила; дети мои целуют свою сестрицу.

Многолюбящий тебя брат и друг

Александр Муравьев.

Книга № 30, лл. 139-140.
Примечания:

1) Написано над густо зачеркнутым словом.

2) Далее зачеркнуто: "госто".

460) Толстой Владимир Сергеевич (1806—1888) — декабрист, член Южного общества с 1824 г.; прапорщик Московского пехотного полка. В 1823 г. был зачислен в Екатеринославский кирасирский полк, но вскоре, не желая служить в военных поселениях, добился перевода в Московский пехотный полк. Был приговорен к каторжным работам на два года в Сибири, но затем по указу 22 августа 1826 г. срок был сокращен на один год, "был обращен" прямо на поселение в Тункинскую крепость Иркутской губернии; 15 июня 1829 г. переведен рядовым на Кавказ, в сентябре зачислен в 41 егерский полк, но 1 января 1830 г. переведен в Кавказский линейный № 1 батальон также в связи с доносом Н.А.Бутурлина на Н.Н.Раевского, (см. № 459)

461) Толстой Василий Сергеевич — сын гвардии капитан-поручика Сергея Васильевича Толстого и единственный наследник его после осуждения декабристов, старший брат декабриста Владимира Толстого. Степень его знакомства с Н.Н. Муравьевым выяснить не удалось.

0

255

Бурцов И.Г. - Муравьеву-Карскому Н.Н.

Лагерь при Байбурте. 7 июля 1829 г.

Любезный друг!

Я исполнил волю Начальства 462): в 4 дня прошел 120 верст по весьма трудной дороге и занял Байбурт, откуда наш приятель Кечая-Бек с Ячья-Пашею, Ты[счя]-Оглу и другими, бежал вчера вечером 463). Город прекрасный и лучше всех нами взятых от Турок; крепость образуется природою, а не укреплениями, ибо сих почти не видно. - Приходи сюда поскорее и мы заживем приятно: здесь и харчи лучше Арзерумских. -

Посылаю письмо к жене, которое, пожалоста, доставь. - Поклонись Раевскому 464) и тем, кого ты часто навещаешь.

Преданный тебе Бурцов 465)

7 июля 1829.

Лагерь при Байбурте.

На обороте второго листа адрес: Его превосходительству милостивому государю Николаю Николаевичу Муравьеву. В лагере при д. Кенте.

Книга № 30, лл. 115-116 об.

Примечания:

462) Бурцов получил предписание от И.Ф. Паскевича о выступлении. В рапорте И.Г. Бурцова на имя Н.Н. Муравьева от 4-го июля 1829 г. в лагере при с. Кенте он доносил о своем выступлении в этот же день (ф. 245, ед. хр. 181, л. 37).

463) Рапортом от 7 июля 1828 г. Бурцов доносил Н.Н. Муравьеву: "После четырехдневного марша сего числа войсками вверенного мне отряда занят город и крепость Байбурт..." (ф. 254, ед.хр. 181, л. 44).

464) Раевский Н.Н. — генерал-майор с января 1829 г. В это время командующий Сводной кавалерийской бригадой.

465) Это последнее письмо И.Г. Бурцова к Н.Н. Муравьеву. Он был смертельно ранен под Байбуртом 18 июля 1829 г. и скончался 23 июля.

0

256

Муравьев А.Н. - Муравьеву-Карскому Н.Н.

Иркутск. 2 ноября 1829.

Любезный брат и друг Николай,

Я давно получил твое письмо из Эрзерума писанное, но не мог тебе отвечать по сие время; я был жестоко болен и очень долго. Теперь я, слава богу, здоров.

Писавши то письмо, ты не ожидал, что при Байбурте будет наш любезный Бурцов убит. - Я думаю, судя по реляциям, что пришедиш со своею колонною к нему на помощь, ты еще застал его в живых 466). Вообще все жалеют о таком отважном и хорошем воине. Мы же, знакомые его, можем присовокупить и то: что он был хороший человек и добрый приятель. Я много страшился за тебя, любезный друг; ты много подвергал себя. И все реляции о действиях вашего Корпуса, наполнены только тобою и Бурцовым. Судя по сему, я полагаю, что граф Паскевич вас обоих особенно предпочитает. Теперь, слава богу, конец броням; мир заключен 467); и я как будто вижу, как ты, в семействе своем, восхитительно наслаждаешься счастием. Не имея еще извещения, я однако поздравляю тебя и сестрицу с новорожденным, или новорожденною, мои две девчонки целуют твоих детей, и очень бы желали с ними поиграть и побегать. — Но далеко. — Что делать; видно господу так угодно.

Я все еще городничим в Иркутске, и о перемене для меня места или о возвращении в отчизну ничего еще не слышно. Дела наши по имению нашему пришли в совершенное рас[с]тройство. Учреждается над Ботовым и всеми нашими делами конкурс 468). Имение будет продано, и мы остаемся уже теперь не при чем, т.е. без полушки дохода. Признаюсь, любезный Николай, что для семейного человека, для отца семейства, такое положение крайне тяжело. Я имею только шесть сот рублей жалованья, вот чем мы живем; ты можешь вообразить каково?

Но, любезный друг, такое состояние служит к укрощению и усмирению всех неправильных склонностей наших, и потому имеет целью сделать нас лучшими. Бывают состояния еще худшие, и милосердие божие и в оных подкрепляет страждущее человечество. Мы надеемся на его всемогущую помощь.

Истинну Сказал ты, любезный брат, что на земле самое прочное благо есть счастие семейное; имея оное, несравненно легче нести бремя сей преходящей жизни, можешь разделить печаль внешную с верным другом. И я его имею, и имею в высшей степени сие счастие семейное; и ежедневно благодарю бога, что он даровал мне такую жену, которая уже одиннадцать лет не перестает услаждать мою жизнь, наполненную в последние годы бедствиями и скорбями великими, которые почти описать невозможно.

Прилагаемые при сем письма прошу тебя, любезный друг, разослать по адресам и принимать к себе и покровительствовать Андрея Львовича Кожевникова1). Я писал к тебе с ним, и послал тебе ящик чаю цветочного. С фельдъегерями, которые отсюда ездили к вам, я послал тебе некоторые китайские безделицы. Не знаю, получил ли ты все это?

Я просил тебя и еще усерднейше прошу о некоем Фролове, который здесь солдатом уже скоро девять лет; он разжалован без выслуги из обер-офицеров. Формулярной его список приложен был в письме моем; не можешь ли ты упросить графа Паскевича, который его лично знавал, о исходатайствовании ему перевода в действующий полк, у вас находящейся, с тем, чтобы ему можно было со временем произведену быть в офицеры. Этот Фролов человек преблагородный. Пожалуй, друг мой, постарайся об этом. Хотя бы и просто перевести его солдатом в ваш Корпус. По крайней мере он будет не в Сибири, которая есть край ужаснейший во всех отношениях, особенно-же в отношении к людям и человечеству. Здесь все на подбор. Грубость, невежество, бесчеловечие, и проч. - Здесь привыкли смотреть на страждущих с равнодушием и презрением, и потому, бедному Фролову здесь очень худо.

Надеюсь, что скоро увижу в Ведомостях тебе ленту. Желаю, и ты ее заслужил! Андрей кое когда ко мне пишет, хороший, добрый, благородный молодой человек! Михаил и Сергей ни одного раза не писали.

Сестрице кланяюсь и прошу ее любить нас и детей наших как уже мы ее любим.

К вам, думаю, приедет скоро Норвежский профессор Ганстен 469), для узнания магнетизма земли. Он был здесь в Иркутске, и2) с нами очень коротко познакомился. Человек умнейший, ученейший и любезнейший. Пожалуй, любезный брат, прими его с особенным уважением и приязнию; он того стоит. Тебе самому приятно будет, быть с ним знакомым. Поклонись ему от меня равно и лейтенанту Норвежского флота Дуе 470), который с ним путешествует. Сей последний изрядно играет в шахматы; тебе по зубам будет, т. е. ты, может быть, его обиграешь.

Прощай, любезный брат и друг, не забывай своего брата городничего.

А. Муравьев.

Приписка на полях: Р. S. Полковника Екима Екимовича Карпова  471) благодарю за воспоминания о[бо] мне. Мы были с ним во Франции, вместе, у Платова; и однажды прикрывая отступление корпуса, сделали маневр самой блистательный с 300 казаками, который должен бы внестись в летописи военного искусства; но не нашлось ни историка, ни поэта, который бы в достоин3) был описать такой подвиг!

P. S. Поздравляю тебя с днем твоих имянин, любезный брат и друг Николай, и со днем батюшкиных имянин. Поздравляю сестрицу, и желаю да будете здоровы и щастливы.

Книга № 31, лл. 2-3 об.
Примечания:

466) Из письма Н.Н. Муравьева жене С.Ф. Муравьевой известно, что Н.Н. Муравьев прибыл в Байбурт через три часа после смерти И.Г. Бурцова (ф. 254, кн. "Мои письма к С. 1829 г.", кн. 3, л. 59, письмо от 24 июля 1829 г. на франц. яз.). Это письмо несколько противоречит воспоминаниям В.Андреева о приходе Н.Н. Муравьева еще до кончины И.Г. Бурцова (см. "Кавказский сборник", т. I, 1876, стр. 82) и, очевидно, сведениям в реляциях, на которые указывает А. Н. Муравьев.

467) Мир по окончании войны с Турцией. В сентябре 1829 г. в Адрианополе был подписан мирный договор между Россией и Турцией.

468) У А.Н. Муравьева не были отобраны права на имение Ботово, т.к. он не был лишен ни дворянства, ни чинов. Но имение было разорено долгами еще задолго до ареста А.Н. Муравьева. В отсутствие хозяев оно тем более не могло давать доходов, которые покрыли бы долги, и должно было перейти в руки заимодавцев.

469) Ганстен Христофор - норвежский профессор, директор обсерватории в Христиании, совершил поездку в Восточную Сибирь в 1828—1830 гг., где проводил магнитные, астрономические и метеорологические наблюдения. В 1857 г. была издана его книга (на франц. яз.), где большое место уделено А.Н. Муравьеву и приведены некоторые биографические сведения о других декабристах (Hansteen Ch. Souvenirs d'un voyage en Sibérie par Christophe Hansteen, directeur de l'observatoire de Christiania. Traduits du norvégien par M - me Colban et revus mm. Sédillot et de la Roquette. P., Perrotin. Libraire - Editeur, 1857). В 1863 г. вышла книга на немецком языке об этом путешествии и встрече с декабристами.

470) Дуе — лейтенант норвежского флота, магнитолог, совершил путешествие в Восточную Сибирь вместе с X. Ганстеном и также оставил записки о встречах с декабристами. В 1927 г. была сделана публикация его воспоминаний о встречах с М.И. Муравьевым-Апостолом (см. журнал "Климат и погода", 1927, № 5-6, стр. 167-168).

471) Очевидно, речь идет о полковнике иррегулярной кавалерии Карпове, командире Донского казачьего полка (о нем см.: "Записки " Н.Н. Муравьева. - "Русский архив", 1893, № 11, стр. 343; 1894, № 3, стр. 13).

0

257

Муравьев А.Н. - Муравьеву-Карскому Н.Н.

Иркутск. 4 января 1830.

Я весьма обрадовался, любезный брат и друг Николай, что получил два твоих письма; первое, от 22 октября; другое, от 1 ноября. Давно уже не имел я от тебя никаких известий; и получив их с сею последнею почтою, немедленно тебе отвечаю, прося тебя продолжать нашу переписку.

Крайне, соболезную о том, что ты лишился сына; тот кто испытывал подобные нещастия, не может не принимать живейшего участия, когда оные случаются и с посторонними, а тем более, когда друг им подвергнулся. В сих случаях смиренное терпение, а не равнодушие, суть лучшим средством к успокоению. Покорность и преданность воле божией обращают самые нещастия в истинную пользу нашу. - Я уверен, любезный брат, что ты так и поступаешь.

С особенным удовольствием читал и перечитывал я, городничий, славные походы и подвиги генерала Муравьева в Азийской Турции 472). Ты, описывая марши искусные, победы, коснулся слабой стороны моей. Пьяницу не скоро оттащишь от кабака, так и меня всегда, весьма занимают военные действия. Мне тем приятнее заниматься ими, что ты, любезный брат, один из главных действующих лиц; по всем газетам я следовал за тобою и Бурцовым, и всякой раз восхищался блистательными твоими успехами, основанными сколько на личной храбрости и мужестве твоем, столько и на правильных стратегических законах войны. Граф Паскевич покрыл себя неувядаемыми лаврами сим знаменитым походом. Особенно разбитие на Сангалугских хребтах 473) двух Армий турецких, блистательно как по самому происшествию, но особенно по искусному маршу и быстроте движения. Ты, любезный друг, покрыл себя славою, избавлением Ахалциха и разбитием Киячии 474); ты ударил во фланг и в тыл и тем нанес ему совершенный удар, после которого он должен был отступить; Во всех твоих распоряжениях как сих, так и последующих видны хладнокровная обдуманность, решительность и быстрота. Нещастный и любезный Бурцов также блистал; он действовал по Суворовски, он внезапно нападал на неприятеля и рассевал его, прекрасно! С малыми силами так и поступать должно. Под Байбуртом сделал он одну ошибку; ему следовало напасть на другой день, а не тогда, когда он напал, и вот почему: лазы собирались; - он хотел предупредить их, и напал на них; но видно не представилось ему, что когда силы собираются в одно место, на близком расстоянии, тогда не должно делать нападения, потому что первые разбитые, немедля подкрепляются новыми свежими, от чего они ободряются, и опять вступают в бой. Ежели-же все уже собрались, хотя и они и гораздо в большем количестве, - тогда внезапный натиск может иметь успех, по той причине, что они все вдруг приводятся в робость и расстройство. Впрочем я говорю, что правило сие тогда хорошо, когда неприятельские силы собираются в очень близком друг от друга расстоянии, когда-же они удалены друг от друга на один переход или более, в таком случае должно непременно нападать не дожидаясь их соединения. Жаль Бурцова! Но видно ему определено было пасть на поле сражения. - Если-же сила и храбрость лазов, так были велики, то может быть лучше бы он сделал, ежели б укрепился в Байбурте до получения подкреплений. Но тут опять другое обстоятельство: отчаянные лазы полезли бы на штурм и верно бы одолели! Отступать-же перед таким народом было бы еще большая ошибка; весь отряд, его наверное был бы уничтожен 475) .

Я весьма живо чувствую, каково тебе было сидеть в карантине, у порога, так сказать, своего дома. Каково должно было быть твое нетерпение вырваться из сего чистилища! Но видел я в газетах, что твои полки вступили уже в Тифлис в начале ноября, и что вы воздали благодарственное молебствие на площади в городе.

Батюшка давно ко мне не писал, Андрей также. Михаил совсем ни одного раза ни *) строчки не написал, так-же и Сергей. Андрея я тебе рекомендую, как прекрасного юношу с благородною и пламенною душою.

Из Петербурга пишут мне намеками, что я скоро оставлю место городничего, но получу новое место в Иркутске-же 476) . Вот все наши надежды о возвращении моем опять в дым обратились на некоторое время! Итак, мы с тобою не скоро свидимся!

При всем трудном моем положении, я столько щастлив, сколько может быть человек на земле, наслаждающийся семейным благополучием. Моя жена, которую ты уже знаешь, услаждает все часы жизни моей; дети, слава богу, здоровы. И мы стараемся нести доставшийся нам жребий со всею покорностью и послушанием воли господней, в руках которого все судьбы людей, и который не оставляет уповающих на него!

В двух письмах моих просил я тебя, любезный Николай, позаботиться о переводе в войска вашего Корпуса некоего знакомого моего находящегося здесь рядовым, разжалованным из офицеров, Николая Никитича Фролова. Сделай милость, любезный друг, похлопочи об этом. Я послал к тебе и формуляр его.

Я послал к тебе давно уже ящик цветочного чаю, и китайские разные вещи; получил-ли ты все это?

Прощай, любезный брат и друг Николай, целую ручку у сестрице; племянницу обнимаю.

Многолюбящий и преданный брат твой

А. Муравьев

P. S. Пожалуй, любезный друг, скажи Захару Григорьевичу Чернышеву, который, кажется, служит в Нижегородском драгунском полку, что ружья его я с сегодняшнею почтою отправил чрез губернатора по казенной пересылке в Орел к отцу его. Прочие же его вещи и книги еще здесь и не прежде могут быть отправлены, как с первым отходящим обозом в феврале месяце; ближе того времени не будет обоза отсюда в Россию. Кланяйся ему от меня.

Книга № 31, лл. 25-26 об.
Примечания:

*) Далее зачеркнуто: "слов"

472) Речь идет о сообщениях в газетах о ходе войны России с Турцией (очевидно, там были опубликованы реляции, относящиеся к концу войны) или о неопубликованной реляции, присланной специально А.Н. Муравьеву, как Н.Н. Муравьев делал это и потом.

473) 13 июня 1829 г. Н.Н. Муравьев участвовал в переходе через Соганлугский хребет до реки Инжасу и в диверсии к неприятельскому укрепленному лагерю Гагки-Паши до урочища Дели-муса-Фурни , 15 и 16 июня — занятии окружающих лагерь высот (по данным формулярного списка). Это была операция по овладению Эрзерумом.

474) Н.Н. Муравьев 2 июня 1829 г. участвовал в сражении при селении Чабарии с Сераскирским Качиею и во взятии штурмом неприятельского лагеря (по данным формулярного списка).

475) Н.Н. Муравьев-отец, знавший И.Г. Бурцова с пятнадцатилетнего возраста, и, очевидно, также следивший за его военными успехами, писал сыну в ответ на сообщение о гибели И. Г. Бурцова: "Очень мне жаль Бурцова, в нем лишились отличного генерала, досадно, что он лишился жизни от своей опрометчивости. Не дело генералу самому драться с толпою неприятелей" (ф. 254, кн. № 30, л. 172. Письмо от 24 ноября 1829 г. из с. Александровского).

476) Речь идет, очевидно, о сообщениях А.С. Лавинского из Петербурга (см. письмо от 2 ноября 1830 г.) и о будущем назначении А.Н. Муравьева на должность председателя Иркутского губернского правления, которое последовало только в 1831 г. В эти же дни А.Н. Муравьев сообщил В.Н. Баснину в Кяхту, что с прошедшей почтой получил письмо от Вольфа, "коим намекает, что мне еще служить в Иркутске, но чем — того не пишет" (письмо от 1 января 1830 г. ), 16 января 1830 г. он писал, что его "уведомляют попеременно Крузе, Вольф и Кобрит (?), что обо мне Александр[ Степанович"] весьма печется и заботиться о моей судьбе... но что не прежде ожидать, что-нибудь можно, как к новому году. Но что ожидать — о том не пишет ни один" (ГИМ ОПИ, ф. 469, ед.хр. 136, лл. 3,4). В Петербурге большую помощь оказывал А.Н. Муравьеву его двоюродный брат А.Н. Мордвинов, который с сентября 1831 г. был управляющим III отделением.

0

258

Муравьев А.Н. - Муравьеву-Карскому Н.Н.

8 февраля 1830. Иркутск.

Сегодня письмо мое, любезный брат и друг Николай, наполнено будет коммиссиями и просьбами. Я получил несколько твоих писем, за которые тебя благодарю, и тебе отвечал на все; сердечно радуюсь о твоем щастии и молю бога о продолжении оного. Сам будучи удален от Родины, живее могу чувствовать всю силу желания твоего, возвратиться на оную, и то неописанное удовольствие, которое ты ощутишь,увидев родных и родные места. Бог знает, когда я буду так щастлив сам! Впрочем господь устрояет все к лучшему нашему; мне чрезвычайно приятно видеть из твоего письма, любезный друг, твою преданность воле божией; такую покорность не оставляет господь без благословения своего; благословение-же божие сильно и могущественно, и люди получающие оное, живо ощущают богатые плоды оного.

Недавно получили мы письмо от жены шурина моего князя Валентина Шаховского, в коем между протчим пишет: "что батюшка был у них в Колпи и сказывал им, что ты хочешь приехать с женою и детьми своими поселиться у него; что он этому рад, и что он введет тебя в управление имением!" Спешу тебе сообщить сие известие, уверен будучи, что оно тебе весьма приятно будет. Мимоходом однако, напоминаю тебе: - будь осторожен, ты уже сам на опыте знаешь надолго-ли такая доверенность *). Любезный друг, ты конечно не подумаешь, что я тебя хочу отклонить от поездки, или от излияния взаимных чувств отеческих и сыновних; сохрани меня бог от такого черного умысла **). Не токмо свои, но и мои сыновние чувства предоставляю я тебе возложить на жертвенник детской любви. Старику нужна подпора под староста; он, в одиночестве своем, может быть, чувствует нужду в детях, и желает, может быть, окружить себя знаками любви их. Да поможет тебе господь в сем богу приятном деле. А ежели будут и неприятности, то почему их не стерпеть? Пока все гладко да красно, нет великого достоинства исполнять свои обязанности, но когда против нас вооружаются, тут-то самый случай показать добродетель и великодушие наше. Если бы не отец, m должно бы избегать сих случаев; но когда он отверзает сердце и объятия свои, - лететь к нему и броситься в них надлежит. Я уверен, что ты сие исполнишь!

Теперь о вопросах:

Я много раз уже к тебе писал о разных предметах, но ты, любезный друг, меня не извещаешь, получил-ли ты сии письма, и на предметы сии не отвечаешь; а именно:

1. С Андреем Львовичем Кожевниковым послал я тебе маленькой ящик цветочного лучшего чаю. - получил-ли ты оной?

2. С другими оказиями посылал я тебе разные китайские безделицы, как то трубки, огнива и проч. и проч. -получил-ли ты оные?

3. Четыре раза просил я тебя усерднейше о том, чтобы похлопотать и попросить от себя графа Паскевича, перевести из Иркутского гарнизона, что ныне 13-й Линейной Сибирской баталион, в какой нибудь из твоих полков, или в другой полевой в Грузинском корпусе состоящий, лишенного чинов и дворянства м разжалованного в рядовые Николая Никитича Фролова, который уже девять лет несет тяжелый крест сей, и поведением, умом и достоинствами своими заслуживает внимания благородных людей. Я послал даже к тебе его формулярный список; но не знаю получил ли ты все сие, и что ты по этому предпринял. Заключая из твоего, любезный друг, молчания, что письма мои пропали, вновь об этом усерднейше тебя прошу постараться и опять здесь прилагаю его формуляр 477)

Новая просьба.

Иркутской гимназии учитель французского языка, коллежский секретарь Юлий Джулияни, в прошении поданном в январе месяце на имя его сиятельства графа Паскевича Ериванского, изъявил желание поступить учителем французского языка при вновь учреждающейся гимназии в Тифлисе. Вместе с тем, просил и о том, чтобы в случае замещения сей должности, удостоить его места по гражданской службе. Душевно желая быть на службе в Грузии, он просит меня сказать несколько слов в его пользу тебе, любезный брат, дабы употребил ты свое ходатайство о милостивом принятии тамошним начальством просьбы Джулияни. - А я тебе удостоверяю, любезный друг Николай, что он точно знает очень хорошо по французски, и много читал и имеет способности очень хорошие. Прошу тебя похлопочи и об этом.

Я давно имею право писать по почте обыкновенным порядком, равном получать письма таким же образом, и потому удивительно бы мне было, ежели бы мои письма к тебе не доходили; ибо они доходят исправно во все прочие места. Сделай-же милость любезный брат, уведомить обо всем, что я спрашиваю. Целую ручки у сестрице; жена моя обеим вам кланяется. Мои дети целуют Наташу сестру свою. Многолюбящий тебя брат

А. Муравьев

Приписка на полях: Еще просил я тебя о [б] оказании дружбы и помощи твоей знаменитому профессору Ганстону и лейтенанту Дуе; которые должны быть у вас в Тифлисе. Кланяйся им от меня.

Книга № 31, лл. 47-48 об.
Примечания:

*) Далее густо зачеркнуто одно слово.

**) Далее зачеркнуто: "Буди и".

477) Никаких сведений о Н.Н.Фролове в "Записках" Н.Н. Муравьева обнаружить не удалось, но из писем адъютанта Д.П.Шилова к Н.Н. Муравьеву из Петербурга от 30 января и 10 февраля 1832 г. ясно, что Н.Н. Муравьев ходатайствовал через А.Н. Мордвинова у А.Х. Бенкендорфа о представлении Фролова к "всемилостивейшему прощению" (ф. 254, кн. № 33, лл. 55 об. - 56, 71-71 об.).

0

259

Муравьев А.Н. - Муравьеву-Карскому Н.Н.

Иркутск. 10 майя 1830 года.

Любезный брат и друг мой Николай,

Как долго идут письма из Тифлиса до Иркутска! Вообрази, что твое письмо от 27 февраля пришло сюда на нынешней только почте; следовательно в дороге было более двух месяцов. Благодарю тебя, любезный друг, за оное. Ты был тогда опять в походе. Но война сия благополучно уже кончилась. - Ты не знал тогда, что ты переведен во 2-ую Армию с состоянием при фельдмаршале Дибиче 478). Ты ожидал отпуска и думал в половине апреля предпринять путешествие на Родину. - Все сие поставляет меня в недоумение - куда к тебе писать. Верно уже нет тебя за Кавказом. Во всяком случае ты, конечно, заедешь и поживешь несколько у батюшки. Сие заставляет меня адресовать сие письмо в Москву к батюшке, и просить Его переслать его к тебе; Ему конечно известно место твоего пребывания; а может быть, ты получишь сие письмо в Александровском 479). — Прошу тебя поспешить извещением, где ты теперь? что делается с тобою? Куда, и как тебе писать?

Из письма твоего, я замечаю, что [ты], любезный Николай, принимаешь живейшее участие в крайне рас[с]троенном моем положении. Не удивляюсь сему, потому что знаю благородство души твоей и братскую твою любовь. — Но и я, любезный друг, не с тем тебе писал сие, чтобы жаловаться на свою участь; я хотел только открыть тебе все до нас касающееся, чтобы ввести тебя в точное познание нашего горя. И точно также описал бы тебе и благополучение наше, с тем-же чувством покорности воле божией, которое по милости создателя и теперь меня одушевляет. Я проникнут той истинною, что все с нами случающееся, посылается к нам, без исключения, от бога и святого его промысла, чрез разные посредства; и в сим уверении мы остаемся покойными при всех нуждах наших, предоставляя всемогуществу устроить все по соизволению своему.

Ежели письмо сие к щастию моему застанет тебя или в Москве или у батюшки в деревне, то ужели ты не съездишь в наше Ботово, и не взглянешь на щастливую долину сию некогда бывшую свидетелем щастия двух супругов, ныне скитающихся в отдаленных странах, но равно, любовью взаимною, — щастливых! Расположитесь с сестрицею в комнатах наших, в доме при тебе созидавшемся, и коего ты, на плане, сам украшал фасад. Вступи, с кротким чувством дружбы, в опустелой кабинет, в сем месте благоговения, где первые лучи истинны стали освещать мрак души моей. Спустись на тер[р]асс *), - там, в ясные дни, в ясные часы жизни нашей, мы часто возносились духом к любви несозданной, воодушевлявшей нас божественными своими косновениями! - Пройди по саду, нас нет там, но следы наши остались! -

Некоторое щастливое событие, о котором я должен умолчать, не уменьшив наших долгов и существенного pac[c]тройства нашего, — подало нам надежду сохранить еще на несколько времени, сие жилище наше, сие Ботово . Я просил любезного Валентина нанять управляющего, который бы в состоянии был дать от сего имения доход — не нам уже, но для уплаты самых нужнейших долгов, и для приведения оного на случай продажи, которая при нынешнем течении дел наших сделается необходимою, в состояние несколько более ценное. - Ежели бы тебе вздумалось поселиться в Ботове, то много бы нас одолжил. Не нужно бы тебе искать другого приюта кроме батюшки и Ботва. —

Михаил также ни разу ко мне не писал с того времени как мы рас[с]тались; Сергей также. - Я знаю, что любезный наш Андрей путешествует на востоке. Похваляю предприятие сие. Опытность его прибудет, и кто знает какую встречу он сделать может в сих исторических краях, дышащих еще священною древностью.

Воображаю и чувствую как тебе должно быть сладостно возвращение на Родину — некогда, может быть, — и Мы! но когда! Как сладостно тебе ввести сестрицу и дочь твою в недра семейства нашего; впрочем сие будет токмо наружным действием, ибо она уже со дня соединения с тобою заняла свое место в сердцах наших. Благодарю ее от всего сердца, за доброе ее расположение ко мне, которого постараюсь соделаться достойным.

Ты не пишешь, любезный друг, как велика аренда высочайше тебе дарованная - нам весьма интересно знать сие. -

Целую ручку у сестрицы, племянницу обнимаю и тебя, любезный друг и брат, заключаю в объятия дружбы.

А. Муравьев 482).

P. S. Обе мои девицы целуют свою сестрицу, особенно младшая Прасковья, которая также нежна как и любезная ее маменька. А о жене скажу - что она беременна, и должна, ежели господь даст здравия, родить около конца июля или начала августа! Ее беременности всегда весьма трудны. Но господь милостив.

С прошедшею почтою писал я к брату Михаилу, письмо самое церемонное, в том намерении, чтобы возбудить в нем хотя немного воспоминание обо мне. -

Книга № 31, лл. 83-84 об.
Примечания:

*) Далее зачеркнуто: "в сад"

478 Н.Н. Муравьев 7 февраля 1830 г. был "назначен состоять" при генерал-фельдмаршале гр. Дибиче-Забалканском [И. Ил , но не отправился на новое место службы, оставался на Кавказе до мая. С 7 февраля по 4 марта 1830 г. участвовал в операциях (по данным формулярного списка).

479 Александровское (Долголядие, или Осташево) — имение Н. Муравьева-отца (см. комментарий № 154).

480 Так, очевидно, А.Н. Муравьев называет свой переход к мистицизму и дальнейший отход от декабристского движения в 1818-1819 гг.

481 Материальное положение семьи А.Н. Муравьева было тяжелым, так как имение его Ботово не давало доходов. Н.Н. Муравьев-отец, судя по его письмам к Н.Н. Муравьеву (Карскому), не помогал им. В Иркутске жена А.Н. Муравьева сделала ряд крупных займов. В марте А.Н. Муравьев написал Николаю I прошение о повышении по службе, чтобы "привести семейство в безбедное состояние". В нем он писал о Ботове: "Утрата всего имения, которое должно перейти в руки заимодавцев; малолетние дети, не знающие об угрожающей им нищете; тайные слезы жены, падающие на меня как на виновника их бедствий; невозможность в таком положении и отдалении привесть домашние дела в порядок, — вот бездна, над которой стою я" (см.: С. Штрайх. Кающийся декабрист. — "Красная новь", 1925, № 10, стр. 152). Возможно, в письме к Н.Н. Муравьеву он имел в виду именно это прошение. Правительство, узнав о больших денежных займах и боясь, что уплата их падёт на государственную казну, стало выдавать А.Н. Муравьеву денежные пособия из казны, при чем такие выдачи производились неоднократно и негласна. (Там же).

482 К письмам А.Н. Муравьева № 259, 260, 263, 266, 268, 271, 275, 276, 277, 280 следуют приписки его жены П.М. Муравьевой с благодарностью за посылку для ее маленького сына; по поводу смерти матери кн. Е.С.Шаховской; с поздравлением по случаю получения чина генерал-адъютанта и с сообщениями семейного характера (на франц. яз. ).

0

260

Муравьев А.Н. - Муравьеву-Карскому Н.Н.

14 июня 1830. Иркутск.

Любезный брат и друг Николай!

С прошедшею почтою получил твое письмо от 2 апреля из Тифлиса. Прежде чем отвечать на оное начну с поздравления с монаршею новою тебе милостию. - Ты получил Владимира 2-й степени, при весьма лестном рескрипте.

Радуюсь твоим успехам, радуюсь особенно, тому доброму мнению, которое государь о тебе имеет, и которое ты теперь особенно поставлен в состояние поддержать с отличием, ибо новое твое место при г[енерал-] фельдмаршале Дибиче, доставит тебе всевозможные случаи показать свое достоинство. - Ты, конечно, просияешь ими между многими, и покажешь еще более коль истинно то мнение, которое о тебе имеют. — Любезный друг, радуюсь твоим успехам, позволь себе напомнить, что все [в] руках божиих; не дай себя ослепить похвалами и лестью. Сии два хитрые врага ослепляют часто очи мудрых,- накидывая на них волшебное покрывало мира, действием которого весьма часто забываются люди, и подпадают под строгие суды божие. — Но я уповаю, любезный брат, что сего с тобою не случится, и молю господа, о сохранении тебя от всякого внутреннего и внешнего зла!

Теперь обращусь к твоему письму. Неоднократно просил я тебя о некоем разжалованном в солдаты Фролове, здесь служащем уже 10 лет; посылал два раза формулярный его список, и усерднейше просил испросить ему освобождения отсюда, определением в какой-нибудь полк в Грузии, дабы там мог он получить средство выслужиться. - Но, ни на одну из сих повторенных мной просьб, я никакого ответа ни положительного ни отрицательного от тебя не получил, ни даже какой нибудь намеки, что ты получил сии формуляры и сии усерднейшие мои просьбы. Сделай милость, любезный брат, отвечай мне на сие, и еще убедительнейше прошу: (с приложением вновь в третий раз формуляра его), так как ты теперь состоишь при лице фельдмаршала Дибича, то употреби себя на сие доброе дело, и исходатайствуй для Фролова перевод, ежели сие1) можно, в один полк вашей 2 Армии; сие будет еще лучше чем в Грузию; но ежели уже сделано ходатайство о переводе его в Грузию, и что туда легче перевести его чем во 2 Армию, то — хоть туда*!

Во всяком случае, прошу тебя, отвечай: да, или нет.

Потом: я посылал тебе в разные времена чай и различные вещи мелочные. Уведомь, сделай милость, получил-ли ты все сие? Зная твою строгую ак[к]уратность, я удивляюсь, что не получаю никакого на вопросы мои уведомления.

Недавно писал к тебе - и адресовал в Москву к батюшке; ты, конечно, в теперешнее время у него в Александровском, испиваешь в объятиях родительских сладость свидания, и на милой родине, может быть, вспоминаешь и о[бо] мне удаленном. Надеюсь, что ты заедешь и в наше Ботово.

Сие письмо туда-же к батюшке адресую, не зная еще нового твоего адреса, которое2) прошу сообщить.

Целую ручку у сестрице, целую племянницу, девочки мои также обнимают свою сестрицу.

Преданный тебе брат,

Александр Муравьев.

Поздравляю тебя и сестрицу с днем твоего рождения, которое ты вероятно еще проведешь у батюшки.

* Всего бы лучше, ежели бы можно совсем уволить его в отставку, свою деревню, - Естъли3) нельзя4), перевесть его в Армию прапорщиком, если нельзя и сих двух вещей сделать, то перевесть бы его солдатом, лишь бы выдраться из Сибири.

Книга № 31, лл. 95-96.
Примечания:

1) Первоначально: "уже", затем переделано в "сие".

2) Так в подлиннике.

3) Далее зачеркнуто: "сего".

4) Далее зачеркнуто: "то".

0


Вы здесь » Декабристы » ЭПИСТОЛЯРНОЕ НАСЛЕДИЕ » Письма к Н.Н. Муравьёву-Карскому.