Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » ЭПИСТОЛЯРНОЕ НАСЛЕДИЕ » Письма к Н.Н. Муравьёву-Карскому.


Письма к Н.Н. Муравьёву-Карскому.

Сообщений 21 страница 30 из 283

21

21. И.Г. Бурцов

[Петербург]. Вторник - 23 февраля[1815]

Любезный друг!

Я думаю, что уже наскучил тебе моими рапортами ничего не содержащими, со всем тем исполняю твою волю. Миша сегодня едет к вам. Приезжай поскорее взамену ему. Здесь все хорошо. - Мое почтение всем. Бал и маскерад у адмирала будет завтря. Прощай. - Будь здоров и не забудь преданного тебе

Бурцева.

На обороте адрес: Его благородию милостивому государю Николаю Николаевичу Муравьеву, г. порутчику гвардии и кавалеру. В Москве в доме полковника Муравьева на Большой Дмитровке.

Книга № 2, л. 14 –14 об.

0

22

22. И.Г. Бурцов

[Петербург]. 26 февраля [1815] – Пятница

Любезный Николай!

Вот уже другую почту не имею от тебя известия, не постигаю причины того. Не вздумал ли ты уж сердиться? На меня, кажется, не за что. Впротчем, как хочешь. – По отъезде Миши я взял к себе твой ларчик, и запер твою горницу до твоего приезда. – Третьего дня 1) был столь ожиданный маскерад; ты можешь вообразить, что под прикрытием масок стрельба была ужасная. Адмирал со всем его семейством не был замаскирован. Н... здорова. Вот что скажу тебе на сей раз. Кланя[йся] Мише 2) . Батюшке мое усерднейшее почтение. Прощай. Будь здоров.

Преданный тебе Бурцов.

На обороте адрес: Его благородию милостивому государю Николаю Николаевичу Муравьеву, г. гвардии порутчику и кавалеру. В Москве на Большой Дмитровке, в доме полковника Муравьева

Книга № 2, л. 10-10 об.

Примечания:

1) Первоначально: "Вчера", зачеркнуто.

2) В подлиннике ошибочно: "от Миши" (известно, что М.Н.Муравьев был в это время в Москве). На адресе штемпель: "С. Петербург".

0

23

23. И.Г. Бурцов

[Петербург]. 1 марта [1815] — Чистой понедельник

Твое письмо, любезный Николай, от 17-го прошедшего, я получил только сегодня: ты сам в том виноват, ибо адресовал его в Молчанова дом 60), оно пришло еще на прошлой неделе, но ты знаешь, что в прощеные дни русской народ ни за что не принимается, а поэтому я достал оное только сегодня.

Миши давно уже здесь нет, и поэтому твое письмо на его имя я отдал Александру  61) . Теперь - твои комиссии. Чтоб с Сипягиным 62) поговорить о твоей отстрочке, для меня есть невозможность; Александр хотел за сие взяться, но на сей почте уведомить тебя уже некогда. Я бы сам это желал бы выполнить: но ты знаешь мою связь с Сипягиным? Следовательно должно отказаться. Впротчем, остальные поспешил исполнить и вот тебе ответ. Был в Пажеском Корпусе 63) и осведомлялся от Дежур[ного] капитана и в Корпус[ной] канцелярии: особенного приказания касательно требования пажей и выпуска оных в полки никакого не последовало, и никто не слыхал об этом. Те, которые по домам, могут проситься в отпуск для продолжения наук от нач[альника] Кор[пуса] генер[ал]-лейт[енанта] Клингера  64) и упомянуть, где учатся. Года четыре тому разад было на этот щет подобное сему предписание, но с тех пор никакого подтверждения не было. - Мандерштерн благодарит тебя за память об нем: он здоров и скоро выходить будет. – Больше кажется ты ничего не писал. –

Масляницу мы провели довольно рассеяно, у Корсакова раз обедали, у Мандерштерна были раза два по вечерам, у Гамбурга  65) был отличный завтрак продолжавшийся до вечера, и кончили тем, что прыгали целую ночь до упаду у Никиты 66), последнее меня восхитило, признаюсь редко бал бывает так одушевлен, как этот.

Завтря буду в Немецком маскераде и потом засяду надолго. - Я весел и доволен по обыкновенному. – У адмирала вчера также был бал. Н. здорова. Надеюсь, что это последнее мое письмо, ибо по твоим словам следующее тебя не застанет в Москве. Ожидаем тебя, только будь здоров. - Уверь Мишу в моей преданности и пожелай щастливого и приятного путешествия, [да] неужели нет еще славных воинов О <...>тителей *) , когда это они явятся на Русь Святую? Прощай до свидания.

Преданный тебе Бурцов

Приписка на полях: Государя ожидают сюда к Святой  67) .

Приписка Александра Николаевича Муравьева: 2-го марта [1815]

P.S. Любезный Николай, хоть ты на меня и сердит, однако, так и быть; - я твое письмо к Мише распечатал, ибо Миши нету здесь, он поехал в Москву; — ты видишь, что нет зла без добра — из твоего письма увидел я, что у тебя сыпь на теле и что ты просишь отстрочки; - я поехал к Сипягину, - сказал ему это, а он мне отвечал: братцу вашему никакой не должно быть необходимости приезжать сюда больным; впрочем, я надеюсь, что ой не станет терять времени напрасно. Следственно ты можешь просрочить.

На обороте адрес: Его благородию милостивому государю Николаю Николаевичу Муравьеву г. гвардии порутчику и кавалеру. В Москве на Большой Дмитровке в доме полковника Муравьева  **) .

Книга № 2, лл. 12-13 об.
Примечания:

*) В тексте три буквы залиты сургучом.

**) На адресе штемпель: "С.Петербург", почтовые пометы.

60 Дом Молчанова принадлежал Главному Штабу. В 1816 г. все части, подчиненные кн. Волконскому, "положено было соединить в одно здание, но так как помещение бывш[его] Молчановского дома оказалось для того слишком тесным, то в [І816] г. прикуплены еще смежные дома: надворного советника Кусовникова и тайной советницы Кушелевой, которые вместе с домом Молчанова и составили нынешнее великолепное здание Главного Штаба" (Н. Глиноецкий. История русского Генерального штаба, т. I, 1698-1825, СПб., 1883, стр. 293).

61 Александр Николаевич Муравьев в это время был офицером Гвардейского генерального штаба в чине капитана.

62 Сипягин Николай Мартемьянович (1785—1828) — генерал-адъютант, начальник штаба Отдельного гвардейского корпуса (1814—1819). О взаимоотношениях И.Г. Бурцова и Сипягина в этот период сведений найти не удалось.

63 Пажеский корпус как учебное заведение, готовившее пажей и камер-пажей для царского и великокняжеских дворов России, существовал с 1802 г. В Пажеском корпусе преподавались и военные науки. После окончания корпуса его воспитанники выпускались в полк; камер-пажам предоставлялось право свободного выбора полка для службы. Корпус пользовался правом выпуска также и в квартирмейстерскую часть. Управление Пажеским корпусом не было объединено с другими военными учебными заведениями. Официально только в 1819 г. корпус был подчинен главному директору кадетских корпусов, но практически уже с самого начала его существования директором этих корпусов было одно лицо — Клингер.

64 Клингер Фридрих Максимилиан (Федор Иванович, 1752—1831) — немецкий поэт и писатель. Его драма "Sturm und Drang" ("Буря и натиск") дала название целому периоду в немецкой литературе 1780-х гг. (В 1960-х гг. жизни и творчеству Клингера посвящен ряд работ на его родине). На русской службе с 1780 г., когда сделался гофмейстером цесаревича Павла. В 1801 г. он был назначен директором Кадетского корпуса, в 1802 г. — Пажеского.

65 Рамбург — поручик Гвардейского генерального штаба. Очевидно, это бывший колонновожатый Рамбург, которого представлял А.З. Муравьев в 1811 г. юношескому обществу "Чока" и с которым велись тогда переговоры о присоединении "Чоки" к неизвестному нам молодежному обществу, в которое входил Рамбург (см. "Записки" Н.Н. Муравьева-Карского. - "Русский архив", 1885, № 9, стр. 26-27).

66 Речь идет очевидно о Никите Михайловиче Муравьеве, в это время прапорщике Гвардейского генерального штаба. Дом его матери Екатерины Федоровны Муравьевой на Фонтанке, по описаниям современников и последующих исследователей, был всегда полон гостей и очень любим молодежью.

67 Александр I в марте 1815 г. находился на Венском конгрессе, который закончил свою работу 28 мая (9 июня). 13 мая Александр I выехал из Вены навстречу русским войскам, выступившим в поход в связи с возобновлением военных действий против Наполеона. Он возвратился в Петербург 2 декабря 1815 г.

0

24

24. М.Н. Муравьев

Москва. 29 марта 1815 года

Третьего дни получили от тебя записку чрез Загрядского, любезной Николя. Я к тебе по сию пору не писал потому, что в столь короткое время нельзя было хорошо узнать образ мыслей батюшки об нас и его намерении; но теперь из всех разговоров можно извлечь было Следующее. Он к нам очень хорошо расположен и нас чрезвычайно любит, чувствует сколь много виноват был пред нами, полагаясь на Булатова более нежели на нас. Видит, что Булатов хитрой плут, которого должно держать в руках, что легко можно было усмотреть из щетов, написанных на меня. Я с ним об всем очень часто говорил и он с обыкновенною ему свойственною добротою и откровенностью, возбудил оную и во мне, почему мы о [бo] всем этом говорили глас на глас и признавалися каждой в своих ошибках, поладили как нельзя лучше, но с справедливым уменьшением доверенности к Булатову, коего как из всего заметить ясно можно, главное старанье было сделать нам неудовольствие, сей знаменитой иора творил много без нас чудес, но судьба не оставила его без наказания - он лишился сына, сам и все семейство были больны при смерти, теперь им всем легче, можно надеяться, что он почувствует сей высокой данной ему урок. Приехавши сюда я поставил себе правилом в обращении с батюшкой говорить правду, хотя часто она бывает и неприятна, но в сем случае надо было сие употребить, ибо истинна сражает всякого коварного и мерзкого неприятеля; Батюшка помирился с милым Пусторослевым, и теперь с ним очень хорош и у него даже бывает. Он мне показывал письма Александра, которые еще при тебе получены были, он казался оными быть *) очень недоволен, но кажется теперь стал поснисходительнее. Словом сказать все очень хорошо идет.

Батюшка покупает для вас еще одну верьховую лошадь, которая лучше первой. Она хорошо выезжена.

Сделай одолжение, любезной Николя, скажи Бостелю, чтоб он еще подождал для денег, у батюшки теперь их совсем нет, но скоро очень будут, я тебе сказывал, что Бостелю я дал вексель на 800 р. по 9-ое кажется апреля, но так как срок подходит, то ежели у тебя есть лишние деньги заплати ему, пожалоста, хотя часть, я тебе оные скоро перешлю.

Также сделай одолжение, скажи от меня Рейсигу, почему он по сию пору не шлет мне барометра и термометра, в получении которых я ему уже дал расписку, ежели же он заупрямится, то скажи об этом Эйхену, которой об сем знает, он в сем случае обещал его турнуть, я в конце апреля еду, то и скажи Рейсигу, чтоб он немедля сюда их прислал.

Николашке 68) твоему легче, я ему денег даю сколько спросит.

Бурцева прим и секонд целую; прощай, любезной брат, пишите, пожалоста, ко мне и не забывай многолюбящего тебя брата

М.Муравьева

Пустрослевы и Колошины тебе кланяются.

Книга № 2, лл. 17-18.
Примечания:

*) так в подлиннике.

68) Очевидно, речь идет о дворовом человеке Н.Н. Муравьева (Карского) — Николае Воронине, который сопровождал Н.Н. Муравьева во время Отечественной войны 1812 г. (см. "Записки" Н.Н. Муравьева-Карского. — "Русский архив", 1885, № 9, стр. 31).

0

25

25. М.Н. Муравьев

[ Москва. 5 апреля 1815 года]

Сей час я видел Николая, ему хотя и легче однако ж никак нельзя прежде праздников выдти из больницы, мне сие сам лекарь сказывал. На твое письмо я сегодня отвечать не стану, ибо некогда, с будущей же почтой получишь от меня большую рацею.

М.Муравьев.

Книга №2, л. 23 об.

0

26

26. М.Н. Муравьев

[с.Александровское. 26 сентября 1815 г.]

Давно, очень давно, любезной Николя, не имел я от тебя известий, что меня сильно тревожило; В начале сего месяца приехал я сюда, где еще и пробуду дня 4-ре. Путешествие мое в Кавказ было нынешний год очень несчастливо, ты лишился Николая, он после 24-х дневной горячки умер, Федота привез я сюда больного, сам же не получил ни малейшего облегчения; что делать, так видно было угодно богу. Извини, что к тебе так мало пишу, право столько материи, что не знаешь за что прежде приняться, и по сему лучше отложу сие до нашего свидания, которое будет весьма в скором времени, т. е. недели через две. Прощай, любезной брат.

М.Муравьев.

Книга № 2, л. 34 об.

0

27

27. И.Г. Бурцов

10 ноября [1815]. С.Пронск.

Любезнейший Николай!

Получил сегодня твое письмо; благодарю тебя за то, что ты еще меня не позабыл. –

Ты меня поздравляешь подпорутчиком 70) — трудно этому верю. Не знаю, с которой стороны эта милость? За Дрезден  71) – невероятно. От Сипягина – слишком рано. Со всем тем рад сему поверить. Ожидаю будущего твоего письма, в котором ты обещал меня основательно известить. — Напиши об красных мундирах. Велено ли нам их готовить, я потому сие полагаю, что брат меня уведомлял о том, что в их полку оные уже объявлены. На прошедшей почте писал 72) я к вам и вместе к Мандерштерну, теперь опять вам приказ хлопотать у Сипягина об отстрочке моего отпуска. Ты не поверишь как это мне нужно*. После праздников я непременно возвращусь и, кажется, буду жить настоящим гвардейским офицером. – Ежели правда, что я под[поручик] – то уж по форме вспрысним. Скажу тебе что нибудь о расположении моей службы. – Переход в гусары отстрочен до штабс-капитана; главная причина того – Отче  73), – он сказал мне одним словом, что нет его благословления на теперешний мой переход, и что он старается усилить нас на будущий год 40 русскими свитскими офицерами, которые под нашими знаменами пойдут на штурм немецкой династии 74).

– Поклон мой братьям. – Пишите ко мне побольше, о том, что делаете – какие новые изобретения по части велеречия — какая служба – каковы заморские — и еще о том, что для тебя всего интереснее. – Я всякой день на охоте, – стреляю тетеревей, зайцов, и могу сказать, что очень удачно.

Прощай, любезный друг, будь здоров и не сомненен в преданности

Бурцева

* Note de L'Editeur *) - потому особенно нужно, что в славном городе Пронске во время праздников страшной разбор на бриллиянты.

Виноват, Николай Никола[е]вич. Загляни когда нибудь на мою рыжую лошадь, и на Мишку 75)

На обороте адрес: Его благородию милостивому государю Николаю Николавичу Муравьеву 2-му, гвардейского генерального штаба г[осподи]ну порутчику и кавалеру. В С.Петербурге. В доме Кушелева на Большой Дворцовой площади **).

Книга № 2, лл. 38-39 об.
Примечания:

*) Перевод: "Примечание издателя" (франц. яз.).

**) На адресе штемпель: "Пронск", почтовые пометы.

69 Письма М.Н. Муравьева от 5 апреля 1815 г. (№ 25) и 26 сентября 1815г. (№26) являются приписками к письмам отца, Н.Н. Муравьева.

70 И. Г. Бурцов был прапорщиком Гвардейского генерального штаба. Чин поручика получил только в августе 1817 г. (см. его письмо от 10 августа 1817 г.).

71 И. Г. Бурцов во время заграничных походов 1813—1814 гг. участвовал в сражениях при Дрездене, Донау, Кайтице и Плауэне, под Гамбургом, но был награжден только орденом Владимира 4-ой степени с бантом и за отличие переведен в Гвардейский генеральный штаб (1 августа 1814 г.).

72 Это письмо не сохранилось.

73 Судя по содержанию письма и по "Запискам" Н.Н. Муравьева-Карского, в данном случае И.Г. Бурцов называет "Отче" П.М.Волконского (см. "Русский архив", 1886, т. III, стр. 451-452).

74 И. Г. Бурцов, как и братья Муравьевы, был противником засилья иностранных офицеров в управлении русских войск. Выступая за национальную самостоятельность и русские национальные формы, И. Г. Бурцов в письмах очень резко выражает свое отношение к иностранным офицерам ("немецкой династии") из Гвардейского генерального штаба. И.Д.Якушкин в своих "Записках" называет А.Н. Муравьева врагом "всякой немчизны", это же можно сказать о И. Г. Бурцове и в дальнейшем обо всех членах Священной артели.

75 Здесь и в других письмах И. Г. Бурцова речь идет о его дворовых людях — Михаиле и Петре.

0

28

28. И.Г. Бурцов

17 ноября 1815. С.Пронск.

Получил твое письмо от 5-го ноября, любезный Николай! Думаю, что известие, полученное тобою от М. [о] моем представлении столь же справедливо как и чин, пожалованный Берхом 76). Дивлюсь до крайности, что немецкая династия у вас так вверилась. Кажется, в наше время иллирийцы + обливанцы едва только = были бешеной собаке. Христов день, Николай Николаевич, я вас не понимаю.

О посольстве – пусти слух, который никогда не сбудется. Согласен, что офицеры не могущие быть во фронте, будут иметь выбор к отъезду в чужие края и еще офицеры привилегированные – те же, кои грудью тянут – нужны здесь и дороги для службы. – Но не в том дело; – скажи мне, что моя необходимая отстрочка?

Павла 77) barzo ziкую za рсhi писание.*) Александру и Мише скажи, чтоб словечко написали о[б] их действиях.

Я стреляю удивительно - вообрази, сегодня в одно утро убил пять тетеревей, в удостоверение чего и перышко от оных к тебе посылаю. - Погляди да подивись! Вот как. Завтря до свету опять еду на полеванье.

Пиши, пожалуй, больше как можно; тебе есть об чем писать - в столице новостей тысячи. - Я же тебе не могу много сказать - круг действия моего ограничен и нелюбопытен для большого света.

Будь здоров, любезный друг. Прощай до будущей почты. Поклон братьям.

Преданный тебе

И. Бурцев.

На обороте второго листа адрес: Его благородию милостивому государю Николаю Николаевичу Муравьеву 2-му Гвардейского генерального штаба господину порутчику и кавалеру в С.Петербурге в Кушелевом доме, что на Большой Дворцовой площади **) .

Книга № 2, лл. 40-41 об.
Примечания:

*) Перевод: "Павла очень благодарю за приписку" (испорченный польский язык).

**) На адресе штемпель: "Пронск", почтовые пометы.

76 Берх — очевидно, имеется в виду штабс-капитан Гвардейского генерального штаба Берг Федор Федорович (см. о нем "Записки" Н.Н. Муравьева-Карского. — "Русский архив", 1886, № 2, стр. 130).

77 Павел Иванович Колошин (1799—1854) вошел в Священную артель после возвращения гвардии из похода в Вильно 1815 г. вместе со старшим братом Петром Ивановичем Колошиным (1794—1849) (см. вступительную статью). Очевидно, Павел Иванович Колошин приехал в Петербург не позже октября 1815 г. Важным дополнением к известным сведениям об этом периоде его жизни является письмо его матери Марии Николаевны Колошиной к Н.Н. Муравьеву от 4 ноября 1815 г. Ниже мы приводим текст этого письма полностью с сохранением орфографии подлинника.

"Москва,4 ноября 1815 года.

Вчера с большим удовольствием, любезной и почтенной мой Николай Николаевич, получила вашо письмо. За которое, равно и за дружеские одолжения ваши и братцов ваших к маму сыну очинь много благодарю и очинь чувствую цену всему, что вы для нево делаете. Канешна бы родные не могли больше зделать. Но вам, мой любезной, чистосердешна скажу, что я не желала ево апределить в свиту, не от капризу маво, а слабость его здоровья и незнание нужных наук, он мало и худо учился, то мне казалось стыдно войти в такую службу, где всякой может ему сказать, что он худой офицер. Теперь по милости вашей он будет учитца. Но я сумневаюсь, чтобы успехи отвечали вашему желанию зделать ево учоным, он жа и слеп. Впротчем, я уверена, что вы всио обдумали и полагаюсь на вашо благоразумие. Вы были друг ево брату, которой был вся моя надежда и радость, в паметь етова друга вас прошу быть откровенным на щот Павла, естли он не будет способен к етой службе, написать мне чистосердечно, тогда я, не говоря ему ничево об вас, потребую, чтоб он военную службу оставил и не казался бы на экзамент, а взял другой род службы, чем ещо прибавите ваших одолжениев к почитающей вас и привязанной душою М. Колошиной" (ф. 254, кн. 2, лл. 36—36 об. ).

0

29

29. И.Г. Бурцов

[Пронск]. 30 ноября [1815]

Любезнейший друг Николай!

На двух последних почтах не имею от тебя известий, и признательно скажу, что жалею об том очень.

На сей неделе брат мой сообщил ко мне копию с твоего к нему письма, упрекая мне, что оно написано было по моим умыслам. Любезный друг, я увидел в нем новой пример твоей ко мне приверженности и чувствую сие в полной силе. Ты все употребил, чтоб отвратить его от пагубного для него намерения. Но, к сожалению, твои и мои советы остались тщетными — участь его решена, и поправить нельзя оную. Матушка чрезмерно огорчена его поступком  78) и сие происшествие неминуемо сделает переворот в наших домашних делах. Я прошу его приехать в деревню, дабы разделить имение, и всякому жить своими доходами. Жаль, любезный друг, что мы опоздали *) разделиться, но что же делать; советы ему мною данные могут служить мне оправданием перед целым светом. — Когда увидемся - ты подробно узнаешь обо всем. Не оставь меня твоими известиями и будь уверен в искренней преданности к тебе Ивана Бурцева.

Взгляни, пожалуй, на мою рыжую и посмотри, какие успехи в выездке. Поговори с Вальнером, побрани Мишку, ежели что в беспорядке.

На обороте второго листа адрес: Его благородию милостивому государю Николаю Николаевичу Муравьеву 2-му Гвардейского генерального штаба г. порутчику и кавалеру в С.Петербурге. В Кушелевом доме, что на Большой Дворцовой площади **) .

Книга № 2, лл. 42-43 об.
Примечания:

1) В подлиннике ошибочно: "не опоздали".

2) На адресе штемпель: "Пронск", почтовые отметки.

78 Вероятно, речь идет о тайной женитьбе Петра Григорьевича Бурцова на Каролине Яковлевне, младшей дочери музыканта Якоба Оксфорда, приехавшего с семьей в Россию из Любека в 1814 г. вместе с возвратившимися из похода А.Н. Муравьевым и И.Г. Бурцовым (см. "Записки" Н.Н. Муравьева-Карского. - "Русский архив", 1886, №2, стр. 131).

0

30

30. И.Г. Бурцов

[Пронск. 1 пол. января 1816 г.] 79)

Любезный Николай!

Всегда с нетерпением ожидаю я почты и твоих дорогих писем, которые одни связывают меня с Петербургом, и переносят *) в круг любезных товарищей 80) . Вчера получил твое уведомление — все хорошо, да жаль, что ход дел, составляющих твою жизнь и вполне занимающих все твое воображение, все твои действия, не в своем должном порядке. Ты поверишь, что это меня тревожит до крайности. Одно, что могу тебе сказать: Терпение! – оно все преодолеет. Никогда обстоятельства не идут в одинаковом виде – все в натуре имеет периоды. Не все по методе, не все по правилам; вещи малые незначущие и даже неожиданные, по большой части определяют эти периоды. Опыт, конечно, и тебя не менее уверил в этом. Советовать тебе не смею, ты сам в состоянии правильно начертать план своим действиям. Скоро лично **) увижусь, тогда поговорим.

Нащет проданной лошади скажу тебе, что ежели Вальнер в ней видел прок – то дурно сделал, что продал, естьли же привычки ее неудобно отъезжались, то признаюсь, что я доволен его поступком. Одно только некстати, что мало взял. – Между тем, прошу тебя, ежели случится услышать, увидеть, где либо продажную верьховую лошадь, много обяжешь, ежели осведомишься. – Про Черкесову скажу тебе – деньги не нужно на кредит, ибо, кажется, я взял все предосторожности против беспутных кредитов. Но только дивлюсь, что оную не купили драгунские офицеры, ежели только она добра и, как ты пишешь, недорога. К тому же жаль, что не выезжана и бела. Впротчем – недолго ждать – я сам ее увижу.

Мне бы хотелось купить хотя не слишком красивую, но зато совершенно выезжанную.

14-го или 15-го генваря я между вами. Вели опростать местечко для моего ложа. Впротчем, только на минуту, ибо я принужден буду жить один своим домом 81). Поищи, ежели успеешь, и квартирку мне, только со всеми принадлежностями, как-то: конюшней для 3-х коней, сараем, кухнею и комнатки две или три для моей особы. В полках, в офицерской на Василъе 82) , или ежели нигде тут не удастся, то на нашей на Петербургской стороне. Поклон всем братьям и Колошиным.

Преданный тебе

Бурцов.

Приписка на полях: №3 Приложенное письмо к брату, доставь, пожалуй. Он должен жить подле бывшей Траскина 83) квартиры в Торговой улице.

Ты или люди ваши могут узнать от Петрушки или от Мишки.

Книга № 3, пл. 2-3.
Примечания:

*) "Переносят" написано над зачеркнутым: "поддерживают меня". Первоначальная редакция: "поддерживают меня в кругу".

**) Далее зачеркнуто: "с тобой".

79 Письмо датируется по содержанию.

80 В конце 1815 — нач. 1816 г. Священная артель состояла уже из шести членов: трех братьев Муравьевых, двух Колошиных и И. Г. Бурцова и была связана большой дружбой. Кроме этого, вокруг Артели объединился кружок передовых офицеров, среди которых были Иван Дмитриевич Якушкин, Никита Михайлович Муравьев, Матвей Иванович Муравьев-Апостол и другие (см. письма М.И. Муравьева-Апостола и Никиты Муравьева 1817 г. в настоящем сборнике, а также "Записки" И.Д. Якушкина, М., 1951, стр. 10—11 и вступительную статью к сборнику.). Близкими И. Г. Бурцову людьми были офицеры Генерального штаба Н.Лукаш и Д. Бобарыкин.

81 Выяснить, почему И. Г. Бурцов хотел нанять отдельную квартиру, не удалось. Очевидно, это было связано с осложнившимся положением в семье Бурцовых.

82 Васильевский остров в Петербурге.

83 "Бывшая Траскина квартира в Торговой улице" — может быть, квартира капитана гвардии Траскина, который перешел в 1815 г. в Серпуховской уланский полк и о котором часто упоминает в "Записках" Н.Н. Муравьев-Карский (см. "Русский архив", 1886, №2, стр. 129 и др.).

0


Вы здесь » Декабристы » ЭПИСТОЛЯРНОЕ НАСЛЕДИЕ » Письма к Н.Н. Муравьёву-Карскому.