Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » ЭПИСТОЛЯРНОЕ НАСЛЕДИЕ » Письма к Н.Н. Муравьёву-Карскому.


Письма к Н.Н. Муравьёву-Карскому.

Сообщений 41 страница 50 из 283

41

41. М.Н. Муравьев

Санкт-Петербург. 28 июля 1816 г.

Письмо твое, любезной брат, мы получили, мрачные мысли твои нас ужаснули и артель всегда твердая и веселая в первой раз покрылась мрачностью; все члены ее собрались и вечер весь рассуждали о полученном письме. Как, любезной брат, ты нас оставляешь, неужели мы с тобой на век простились !!! мысль ужасная; ты можешь быть так жесток, что нас на век покидаешь, но сему не бывать, мы тебя и в Грузии найдем и еще раз простимся; вот твердое намерение каждого из членов артели, оно непременно исполнится, по крайней мере, ежели бог продлит жизнь мою я без сомнения по возвращении из чужих краев буду у тебя в гостях. А что еще правдоподобнее, что по возвращении своем я найду тебя соединенным браком с предметом твоей любви, ибо родители ее скоро почувствуют глупость отговорки своей основанной на молодости; я знаю от верного человека, что Ник[олай] Семен[ович] спрашивал несколько раз об твоем здоровий, и осуждал намерение твое отсюда удалиться.

Впрочем бог неисповедимыми рассудку путями, ведет нас часто к достижению той же цели, от которой казалось он нас удалил.

Скажу теперь тебе, любезный брат, о Персидском посольстве. Что я был у Иванова и он мне сказал следующее. „Ермолов едет отсюда в Москву с государем 10-го августа, где пробывши несколько времени, будет продолжать свой путь в Персию. Он ежегодно получать будет кроме генеральского жалования 50,000 рублей серебром, и большую экстраординарную сумму; Все офицеры Гвардейск[ого] генераль[кого] штаба и квартир-мейст[ерской] части, находящиеся при посольстве будут получать в год прибавочного жалованья 600 р. серебром кроме обыкновенного, тоже серебром. Сию прибавочную сумму будут они получать ежемесячно, т.е. по 50-т рублей серебром. Иванов же будет получать прибавочной суммы 1000 р. серебром в год. Он отсюда поедет в начале августа и желал бы, чтобы ты из Москвы с ним вместе отправился. Бабарыкин сегодня едет в Орел1) Вот все, что я могу тебе сказать насчет посольства, денег 150 рублей от тебя присланные получил. Сегодня буду Эйхену говорить об твоих прогонных деньгах! и ежели— получу, то с будущей почти к тебе их перешлю.

Ежели у батюшки деньги есть, то попроси его, чтобы он мне бы прислал несколько вперед за будущую треть. Перемена мундира разорила; денег теперь совсем у меня нет и живу в долг. Я к батюшке об деньгах не писал, потому что боюсь, что у него самого мало, а мне бы не хотелось его совсем оголить, итак, ежели есть у него деньги, то поговори ему о присыпке ко мне, ежели же нет, то я здесь кое как перетерплю.

Бурков тебе сегодня не пишет, ибо сей час отправляется на съемку; Мейндорф 1-ый и 2-ой, к[н.] Галицин 1-ый, Окунев и к [н.] Прозоровский командированы на съемку Гатчине, Павловска, и Красного села; Бурцеву досталось на часть Гатчино, они с лишком месяц протаскаются в поле.

За сим прощай, любезный брат, артель наша совсем осиротела, итак не забывай ее и частыми письмами приводи ей на память приятные мечтанья.

Михаила Муравьев.

Книга № 4, лл. 27-28.

0

42

42. М.Н. Муравьев и М.И. Муравьев-Апостол

[Петербург. 1 августа 1816 года ]

Здравствую любезной брат, Якушкин 1) 118) тебе на словах все обо мне перескажет. Прощай, будь здоров.

М.Муравьев.

Приписка М. И. Муравьева-Апостола:

Je profite de cette triste occasion mon cher Nicolas, pour vous embrasser par ectrit.— Nous avons definitivement perdu Якушкин. -

Envoyez moi votre adresse, Je vous ecrirai alors et le souvenir d'une personne qui vous aime ne pourra pas vous etre de trop.— Mon 2) cher ami embrassez mille fois Alexandre si vous le rencontrez. Je n'ai le tem[ps] que vous ecrire се реи de mots. Votre cousin.

I aout 1816 mardi.                                     Mathieus Mouravieff.

На обороте:

Remarquez le cachet et lisez le 3)  119)

Адрес (почерком М. Н. Муравьева): Его высокоблагородию милостивому государю Николаю Николаевичу Муравьеву. В Москве. На Большой Дмитровке в доме генерал-майора Муравьева.

Книга № 4, лл. 33-34 об.

На обороте: "Заметьте печать и прочтите" (франц. яз.) Печать вырвана.
Примечания:

1) Далее зачеркнуто слово.

2) Перед "Mon" одно слово неразборчиво.

3) Перевод: "Пользуюсь этой грустной оказией, мой дорогой Николай, чтобы обнять вас посредством письма. — Мы окончательно потеряли Якушкина. — Пошлите мне ваш адрес, тогда я напишу вам, и для вас не будет лишней память особы, которая любит вас. — Мой дорогой друг, обнимите тысячу раз Александра, если вы его встретите. Я имею время только, чтобы написать вам эти несколько слов. Ваш кузен Матвей Муравьев. 1 августа 1816, вторник".

118) Якушкин Иван Дмитриевич (1793—1857) — декабрист, один из основателей Союза Спасения. В указанное время подпоручик Семеновского полка, был переведен в 37-й егерский полк штабс-капитаном по собственной просьбе: "Служба в гвардии, — писал он в своих "Записках", — стала для меня несносной. В 16-ом году говорили о возможности войны с турками, и я подал просьбу о переводе меня в 37-й егерский полк, которым командовал полковник Фонвизин, знакомый мне еще в 13-м году и известный в армии за отличного офицера" ("Записки" И.Д.Якушкина. М., 1951, стр. 11). (В ХРОНОСе см. ст.  Якушкин)

119) Сургучная печать не сохранилась — вырвана вместе с бумагой. Очевидно, на ней были изображены символы или девиз. Надпись по кругу над печатью сделана рукой М.И. Муравьева-Апостола.

0

43

43. М.Н. Муравьев

3 августа 1816 года. Петроград.

Пользуюсь сим случаем, любезной брат, чтобы тебя известить, что Ермолов едет отсюда после завтра, т.е. 5-го сего месяца и останется в Москве не более 4-х дней, я у него сам был и отдал ему мое описание Кавказа; ты можешь вообразить, что он меня по обыкновенному хорошо принял.

Иванов едет отсюда 8-го, его задержали здесь инструменты. Письмо твое последнее получил и денег 500 рублей. Бутнеру 150 р. уже отдал. Пришли поскорее свой долг Новикову, он нуждается в деньгах и у меня уже несколько раз спрашивал, скоро ли ты деньги пришлешь. Бурцов в Гатчине на съемке и для того к тебе не пишет. Не имеешь ли ты известий об Александре? Давно что то от него писем нет, здоров ли он. Уведомь меня об этом, пожалоста. Я теперь совсем сирый, любезной брат, пожалоста, не покинь ты меня своими письмами; пиши почаще, поверь, что каждое письмо твое доставляет мне неизъяснимое удовольствие, ты развлечен и еще больше будешь, ибо путешествие тебя займет, а я один, книги мое утешенье, правда, что я не скучаю, но иногда грустно, когда воображеньем переношусь в щастливые времена 1) существования священной нашей артели, и тем более, когда не имею известий о милых членах ее. Мне кажется предосуждено быть свидетелем постепенного ее разрушенья;

Бурцова уже нет, а Петруше обещан отпуск с 1-го сентября на 4-ре месяца, и так я бы должен остаться один, но во избежанья сего на сих днях просить буду у князя позволение вести в Москву сестру; в успехе своей просьбы я не сомневаюсь, потому что без князя экзаменов здесь не будет и посему я останусь без должности, и так я воспользуюсь княжим отсутствием привезу сестру к Батюшке и с ним несколько месяцев поживу, я полагаю, что старику сие приятно будет. Сожалею только, любезной брат, что тебя уже не застану, может быть даже я не успею приехать во время пребыванья князя в Москве, и так проси неотступно Батюшку, чтобы он князя приклонил меня и Колошина отправить в чужие края.

Податель сего письма колонновожатый Толстой, ты его сам знаешь и посему не нужно тебя просить 2) рекомендовать его Батюшке, он сам просился в Москву, чтобы докончить свои науки; он имеет желанье учиться и способности хорошие; попроси от меня Щепкина  120), чтобы взялся его учить. Прощай, любезный брат, пиши как можно чаще и не забывай нежно любящего тебя брата

М. Муравьева.

3 августа 1816 года.

Петроград.

P. S. Рейненка[м]пф 121) сегодня 3) отправляется в Москву.

Книга № 4, лл. 35-36.
Примечания:

1) Далее зачеркнуто: "целости".

2) Далее зачеркнуто: "доставить ему".

3) Написано над зачеркнутым: "завтра".

120 Вероятно, речь идет о Щепкине Павле Степановиче (1793—1836). П.С.Щепкин — математик, один из основателей Математического общества в 1811 г. (под председательством Н.Н. Муравьева). В 1815 г. он защитил магистерскую диссертацию; с 1817 г. преподавал в университете все части чистой математики сначала в качестве адъюнкта, а в 1826 г. получил кафедру ординарного профессора. Читал лекции в Училище для колонновожатых.

121 Ренненкампф Павел Яковлевич - барон, офицер Гвардейского генерального штаба, был назначен в качестве чиновника в состав посольства А.П.Ермолова в Иран в 1816—1817 гг.

0

44

44. Петр Иванович Колошин.

С.Петербург. Августа 3-го дня 1816.

Виноват, любезной друг и артельщик, что до сих пор к тебе не писал: лень тому причиной и, не знаю, какая-то уверенность, что если кто-нибудь из артельных пишет, то будто уж это есть письмо от всего сословия, потому что каждой из нас равно тебе скажет, что тебя любит и, нехотя, припомянет несколько месяцев той жизни, которая тем была щастливее, что мы видели свое щастие и знали, что оно пройдет. Мы пользовались настоящим временем, что редко бывает, ибо все привыкли или хвалить прошедшее или мечтать о будущем. Как бы то ни было, но время сие прошло, и каждой из нас должен стараться идти своей избранной дорогой, а между тем не забывать Артели. По сему-то поводу полагаю, что ты моим молчанием не огорчился, ибо как бы велика ни была моя инерция, она не в состоянии уменьшить моей дружбы. Святая Артель от часу уменьшается: ты с братом прежде нас оставил, Бурцов также уехал на съемку, Миша сбирается в Москву, я 1-го сентября туда же следую, ибо отпущен с сего числа на 4 месяца; итак, останется один горемышной Павлюк и будет топить горе свое в чаше.

Одно из писем твоих очень огорчило всех собратий - Артель в этот день уныла и тем более, что не могла тебя призвать на вечу 122), и; обсудя твое предприятие, отвратить тебя от оного. Кажется, что сердце твое, с артельными сходное, должно подать в сем деле голос, если уже обязанности против родных, друзей, бедного нашего отечества и даже провидения не в силах будут на тебя действовать. Не наскучь, брат, моим нравоучением: я пишу, что думаю, и если речь моя будет и не действительна, то по крайней мере уверит тебя в моей дружбе и напомянет тебе, что не один я то же бы тебе сказал.

Желаю, любезной друг, чтоб путешествие 123) твое было тебе приятно и занятия твои пошли в пользу и чтоб ты со временем возвратился туда, где пять 124) человек тебя ни меньше ни больше любят как

П.Колошин.

Почтение мое отцу; настрой его, чтоб он не робел, когда приедет Волконской 125) – от него зависит судьба двух членов Артели — Толстой отдаст тебе это письмо: представь его отцу в хорошем виде, ибо он сего достоин.

Книга № 4, лл. 37-38

Примечания:

122 Из "Записок" Н.Н. Муравьева известно, что внутренняя жизнь Артели была построена по республиканскому принципу Новгорода: по звуку вечевого колокола, в который имел право звонить каждый ее член, собиралась вся Артель и решались требования как отдельного члена Артели, так и все вопросы, касающиеся жизни и службы каждого из них (см. "Русский архив". 1886, № 4, стр. 446; об этой особенности жизни Артели писала М.В. Нечкина: "Священная артель. Кружок А. Муравьева и И. Бурцова 1814-1817 гг." - Указ. сб., стр. 170). Письмо И. Г. Бурцова от 12 марта 1817 г., в котором он подчеркнул, что все товарищи по Артели согласны на его переход в Семеновский полк, и письмо Колошина от 3 августа 1816 г. являются новыми источниками, подтверждающими этот принцип.

123 Путешествием Н.Н. Муравьева Колошин называет предстоящее участие его в составе посольства А.П.Ермолова.

124 Колошин имеет в виду только действительных членов Артели: Александра и Михаила Муравьевых, Петра и Павла Колошиных, И. Г. Бурцова.

125 От начальника Главного штаба П.М.Волконского зависела выдача разрешения на отпуск офицерам Гвардейского генерального штаба. В данном случае речь идет о разрешении на отпуск Михаилу Николаевичу Муравьеву и Петру Ивановичу Колошину.

0

45

45. А.Н. Муравьев

Село Сак. Августа 5-го дня, 1816 года.

Любезный брат и друг Николай,

Наконец приехал я в Крым, где теперь пользуюсь здешними грязными ваннами. Если ты пожелаешь узнать место моего пребывания, то взгляни на карту Крыма, между Симферополя или Ахмечети и Козлова или Евпатории 126), на самой дороге в шести верстах от 1) моря, в 43 верстах от Симферополя, в 19-ти от Евпатории. Живу я в татарском сарая у татарского мунлы или священника, сижу на софе с длинною трубкою в руках, и покуриваю самый лучший турецкий табак. Вот тебе описание положения, в котором нахожусь большую часть дня. Будучи в Козлове сделал я сему городу подробное описание 127) , в котором излагаю нынешнее его положение. Сие описание с сей-же почтою препровождаю при рапорте к Волконскому, прося 2) его представить его государю, буде возможно 3) сие сделать. Рапорт-же сей включаю в другой рапорт к батюшке, прося его доставить первый к Волконскому 128). - Если государь одобрит мое описание, то жителям города Козлова будет хорошо; если-же скажет, что не в свое дело я вмешался, то мне будет худо; и потому, начав, кажется, справедливое дело, вручаю его промыслу божию, и будет что будет! —

Здоровие мое поправляется, крымской чистый воздух изгоняет из меня все дурное и нечистое, я надеюсь теперь выздороветь.

Бог знает, где ты теперь, любезный Николя, может быть, уже в Персию отправился; я сие письмо пишу наудачу, и прошу батюшку, чтоб он к тебе его доставил.

Хоть я и писал тебе из Воронежа адрес, по которому письма твои меня наверное сискать могут, однако здесь повторю:

в Симферополе в Крыму,

где прошу оставить на почте до прибытия его в сей город.

Сие разумеется, любезный друг, до ноября месяца, после сего времени я думаю быть уже в Петербурге.

Обнимаю тебя, любезной и милой брат Николя, желаю тебе счастия, и прошу не оставляй своими письмами любящего тебя брата; я так от всех теперь отдален, что ежели меня забудут, то я совсем пропаду.

Здесь останусь я до 10-го августа и поеду потом на южной берег Крыма, где проведу остальное время свое в путешествиях и описаниях.

Люби брата своего,

Александр Муравьев.

Книга № 4, лл. 45-46.
Примечания:

1) Первоначально: "на самой дороге близ моря".

2) Перед словом "прося" зачеркнуто: "дар".

3) Первоначально: "возможность".

126 Евпатория, которая 8 октября 1802 г. была "учреждена" уездным городом Таврической губернии, продолжала называться также Козлов или Кезлов — от турецкого названия этого города — Геслев.

127 Нам не удалось узнать, сохранилось ли описание г. Козлова (Евпатории), составленное Муравьевым, и какова была, дальнейшая судьба этого документа.

128 Князю П.М.Волконскому как управляющему квартирмейстерской частью и начальнику Главного штаба подавались все документы по его ведомству, которые должны были поступить на рассмотрение к царю.

0

46

46. И.Г. Бурцов

Гатчина. 6 августа [1816]

Любезнейший друг Николай!

Мое положение начинает походить на твое. Я расстался с последними членами Артели и с тем, может быть, чтоб долго или и никогда не увидеться с ними. # Физические упражнения, которые доставила мне наша съемка поддерживают мое рас[с]троенное существо, и сии-то беспрестанные телесные действия отклоняют то сумасшествие, которое находит на меня в тяжелые дни. Хотя сам уверен я, что теперешние мои упражнения недостойны мыслящего творения, но не взирая на то, положение мое здесь для меня приятно потому, что воображение не может представить ничего ужаснейшего будущей моей жизни в Петербурге.

Я не вижу как идет теперь время: с утра до вечера в поле. По воскресеньям - на охоте. Дичи здесь множество и я чрезвычайно удачно стреляю. Вчера и третьего дня убил три пары уток, из коих половину на лету. -

Товарищи мои - к[нязь] Андрей Голицин и Окунев. Признаюсь, что я много ошибался в мнении моем насчет первого. Теперь в близком обращении узнал я, что он предостойный малой и заслуживающий лучшего об нем заключения.

Миша пишет ко мне, что ты должен скоро отправиться в дальнейший твой путь. Это отнимет у меня и последнее средство разделять твои мысли — частою перепискою.

Прощай, почтеннейший друг, это, может быть, последнее письмо, которое застанет тебя на земле русской, но желания 1) тебе совершенного блага неизменно будут лететь вслед за тобою. — Пиши, когда можешь. Перечитывание ваших писем будет для меня кратковременной беседой с Артелью, рассеявше[йся] по лицу земли. - Щастливейшей дороги и сколь возможно приятного время желает тебе от всего сердца

преданный тебе Бурцов

Вставка на полях:      # Ибо по последнему письму от них, Миша и Петр едут скоро в Москву, дабы готовивить [их] дальнейшее [путешествие] 2) 129)

На обороте адрес: Его высокоблагородию милостивому государю Николаю Николаевичу Муравьеву 2-му. В Москве на Большой Дмитровке в доме генерала Муравьева 3)

Книга № 4, лл. 41-42 об.
Примечания:

1) Далее зачеркнуто: "мои".

2) Последнее слово попало в сгиб и прошив писем в книге и не поддается прочтению.

3) На адресе штемпель: "Гатчина".

129) Михаил Николаевич Муравьев и Петр Иванович Колошин должны были вместе приехать в Москву в отпуск. "По письмам известно мне было, что брат 2-го числа (сентября. — И.К.) непременно должен был выехать из Петербурга; он ехал в отпуск в Москву с Петром Колошиным, а оттуда хотел ехать в чужие края" ("Русский архив", 1886, № 4, стр. 452).

0

47

47. М.Н. Муравьев

8 августа 1816 года Петроград.

Письмо твое, любезной брат, от 29-го июля вчера получил. Я удивляюсь, что ты пологаешь княжну Урусову способною воспитывать сестру, а меня нападающим на нее без всяких причин. Я не знаю отчего ты заключил, что я на нее нападаю, мало ли людей не способных воспитывать детей, но не менее того весьма честных и добродетельных; иногда даже и весьма способные к воспитанию люди от обстоятельств совсем не опорочивающих их не могут за сие взяться, мне кажется, что княжна в сем случае. Она может статься имеет все нужные 1) .качества и познания для хорошей воспитательницы, но ей 35-ть лет и она не Лукреция, страсти в ней сильны, может ли оные скрыть от взоров сестры, может ли преподавать ей разговорами своими правила нравственности <...>, войди сам в ее положенье, ты увидишь как трудно в оном или лучше сказать невозможно предпринять воспитанье девушки, приближающейся к летам действия страстей; ты не воображай у ней сестру только 12-ти лет, но и 16-ти и больше, она с ней будет выезжать, не имея сама довольно весу в обществе, ибо девушка, притом известная по большей част за влюбчивую; любовь ее к царю многим известна и батюшке тоже, ибо она сие не от кого не скрывала, серьги ее в сем свидетельствуют, кто поручится за постоянство, когда страсть действует не душевная, но плотская, ибо природа требует удовлетворения.. 2) Итак, за сие ее обвинять нельзя, но не менее того сказать можно, что она не способна воспитывать сестру. Рассмотри пожалоста, любезной брат, все обстоятельства и тогда ты- может статься найдешь, что я не совсем ошибся, впроччем ежели и ошибся, то не от того, чтобы не жаловал княжны, ибо она может быть весьма добродетельная и хорошая женщина, но не способная к воспитанию.

Я сам буду скоро в Москву, сожалею только, что тебя там не застану, еще бы побеседовали, вместе вспомнили бы удовольствия артели и ...3) простились! —

Иванов едет в субботу, т.е. 12-го, везет тебе 2200 рублей, вчера он прощался с Волконским, который едет в Царское село с царем, а оттуда через несколько дней в Москву.

Попроси батюшку, чтобы он мне дал ответ, ежели можно чрез эстафету, может удасться мне еще и тебя увидеть.

Бурцов еще на съемке.

Прогонных денег тебе на другие две лошади не дают.

Прощай, любезный брат, не забывай многолюбящего тебя.

М.Муравьев.

На обороте адрес: Его высокоблагородию Николаю Николаевичу Муравьеву 2-му Гвардейского Генерального штаба г-ну штабе капитану в Москве.

Книга № 4, лл. 39-40.
Примечания:

1) Далее зачеркнуто: "способности".

2) Так в подлиннике.

3) Так в подлиннике.

0

48

48. М.Н. Муравьев

Пятница. 18 августа 1816 года. Петроград.

Вот уже неделя, любезной брат, как от тебя писем не получаю. С нетерпеньем ожидаю от батюшки ответа на последнее мое письмо; может статься удасться мне тебя в Москве еще застать, ибо Иванов только на будущей недели отправляется и то не в начале оной, а я на другой же день полученья от батюшки ответа, поеду.

Воскресенье Бурцов посетил нас сирых, и прожил здесь до середы, после чего отправился опять в Гатчину.

Немецкая команда, составленная из 2-х Мейндорфов и снимающая Павловск, как говорят, порядочно страмится. Никак сладить не могу с[о] своим планом, все не сходится. Они же в первый раз снимают; русская же гатчинская команда действует очень успешно, Бурцов, в ней находящийся, наставил оную на истинный путь, и у них съемка идет важно. Немцы сим огорчаются и на Бурцева гневны.

Пиши, любезной брат, пожалоста, как можешь чаще, особливо, как заедешь на чужбину. Я лень свою перешиб и пишу к тебе еженедельно, вероятно, что отсюда сие будет уже последнее от меня письмо. Прощай, авось свидимся!

М. Муравьев

Приписки Павла и Петра Колошиных:

Зачто ты, артельщик? велел нас, Павлюков, ругать матерно: или мы к тебе не пишем? - Як тебе писал дней с 18 тому назад; ты долже уже сие письмо получить. А большой Павлюк почти всякую неделю пышет 130) . Я в том письме тебе писал, что я остаюсь один, но теперь тебе об этом писать нечего, ибо ты уже из писем Мишиных это должен видеть. Я в том письме желал тебе счастия, и в этом того же пожелаю; Здоровья тебе, ничего более; кажется ты не схилишься. Прощай, помни преданного тебе

Малого Павлюка Плут артельщик, охотник ругаться, а сам бы должен ожидать руганья. Я к тебе несколько раз писал и мудрено, чтоб письма не доходили, потому что, говорят, почта между столицами хорошо ходит. Что делать, брат, лень, говорит пословица, прежде нас родилась: как я так и ты виноват. К счастью, что мы по чужой переписке можем знать друго друге, и следственно, лень не в худую сторону еще обратилась. Желаю тебе всевозможного щастия и сожалею, что не застану тебя в Москве, ибо прежде 4-го сентября быть там не могу.

Колошин,

На обороте адрес (почерком М.Н. Муравьева):

Его высокоблагородию милостивому государю Николаю Николаевичу Муравьеву. Гвардейского генерального Штаба г-ну штабс-капитану и кавалеру. В Москве на Большой Дмитровке в доме г-на генерал майора Муравьева 1)

Книга № 4, лл. 43-44 об.
Примечания:

1) На адресе штемпель: "С.Петербург", почтовые пометы.

130) Письмо Павла Ивановича Колошина от конца июля — начала августа в фонде Муравьева-Карского не сохранилось. Из ранних писем Петра Ивановича Колошина сохранилось только письмо от 3 августа 1816 г. (см. письмо № 44).

0

49

49. М.Н. Муравьев

25 августа 1816 года. Петроград.

Два письма твои, любезной брат, от 13-го и 14-го я получил, также денег 1730 р. для уплаты твоих долгов и мертвую голову со станбулками.

Новикову я деньги уже отдал и расписку уничтожил,

Бютнеру 1) тоже________ " ______2)

Так как дяди Егеря здесь нет и притом он не нуждается в деньгах, то я отдал цырульнику для доставления к нему только 250 р., остальные же ему перешлю после; а покуда отдал из оных Фаминдину 200, ибо он в оных нуждается, остальные долги тоже удовлетворил.

Я справлялся о квартирных деньгах; по сию пору еще не известно, когда оные выдадут.

Благодарю тебя за присылку мертвой головы, я ее сохраню в целости 131) .

Поездку свою отложил я до 1-го сентября и посему буду в Москву вместе с Колошиным, сожалею, что тебя в Москве уже не застану, приятно бы еще немного вместе пожить.

После письма, писанного из Воронежа, более от Александра писем не получали, неужели он еще не доехал до Симферополя!!

Вероятно письмо сие застанет тебя, любезной брат, уже на самом отъезде 132) ; и так желаю тебе благополучья во всех твоих предприятиях, довольно нравственной силы, чтобы удержать себя от отчаянья и вообще от всего называющегося малодушьем, также довольно силы рассудка, чтобы отличить влеченье страсти от побужденья рассудка, словом, чтобы во всех твоих поступках видно было торжество душевных способностей над телесными; между тем не забывай, что отдаленье твое от нас не разрушает дружбы нас взаимно связывающей, что оная никогда не умерится и что посему всякое от тебя письмо доставлять нам будет большое удовольствие; сделай одолженье, любезной брат, пиши ко мне от всюду откуда только можно будет 3) , во взаимности не сомневайся, письма все свои ко мне адресуй в Москву, ежели мне удастся и в чужие края ехать, то батюшка будет оные уже туда пересылать. Прощай, любезной брат, будь здоров и щастлив.

М.Муравьев.

Приписка Петра Ивановича Колошина:

Благодарю за приписание, любезной друг, и желаю, чтоб ты щастливо пустился в предпринимаемой тобою путь. Жаль очень, что тебя еще раз не могу обнять и лично пожелать тебе щастия. Будь здоров и помни Артель.

Колошин.

Книга № 4, лл. 47-48.

Примечания:

1) Первоначально: "Бутнеру".

2) Так в подлиннике.

3) Далее зачеркнуто одно слово.

131) Мертвой головой М.Н. Муравьев называет череп, который Н.Н. Муравьев взял на память о сражении на батарее Раевского при посещении Бородинского поля в августе 1816 г. Он послал череп М.Н. Муравьеву, который был ранен на этой батарее в 1812 г. (см. "Записки" Н.Н. Муравьева-Карского. - "Русский архив", 1886, № 4, стр. 450).

132) Н.Н. Муравьев выехал из Москвы на Кавказ 7 сентября 1816 г. (см. "Записки" Н.Н. Муравьева-Карского. - "Русский архив", 1886, № 3, стр. 452).

0

50

50. А.Н. Муравьев

Акмечеть или Симферополь. Августа 28-го дня.

1816 года.

Еще до сего времени, любезный друг и брат Николай, не имею от тебя ни одного письма и ни от кого из всей святой артели; непостижимо для меня1) такое молчание; по исчислению дней, кажется, должно-бы мне иметь уже известия от вас.

Здоровье мое поправляется и идет в гору исполинскими шагами: грудь болеть перестала, и я кажется толстею, -силы телесные возобновляется и по2) свидании нашем3) мы схватимся, и ты узнаешь! - Любопытен я знать, где ты теперь находишься, и [если] уже в Азии, то какое на тебя сделали впечатления тамошние, обычаи. - Я здесь также' считаю себя в Азии не по местному положению, но по образу жизни здешних народов.

Со всем тем, хотя я занят делом чрезвычайно, я много езжу взад и вперед, все как-то одному очень скучно; О, когда бы вся Артель здесь была вместе! — Не престаю, любезный Николай, грустить о священном нашем союзе; полагаю, что и ты с приятностью об оном вспоминаешь. Мы все шестеро сказать можем, что славно пожили вместе. Я очень желаю знать, какой оборот взяла моя бумага к Волконскому и, особенно, представил-ли Он ее государю. По ответу, который получу, будут4) продолжать дальнейшие мои старания о пользе общей.

Я надеюсь, что сегодняшняя почта привезет мне кое-какие известия об вас в Москве и об Артели, с величайшим нетерпением сего ожидаю.

Я посылаю сие письмо к батюшке и прошу его в случае, что ты уже в Персии, переслать его к тебе и снабдить меня адресом. Прошу тебя, любезный брат, люби и не забывай меня, пиши сколько сил станет о самом себе, и особливо почаще. Прощай, любезный друг и брат, когда получу от тебя известия, тогда гораздо более напишу. Обнимаю тебя всем сердцем.

Александр Муравьев.

Книга № 4, лл. 49-49об.
Примечания:

1) Далее зачеркнуто: "от чего происхо...".

2) Первоначальная редакция: "Я по приезде"; "я", "приезде" зачеркнуто.

3) Над строкой зачеркнуто: "с тобою".

4) Так в подлиннике.

0


Вы здесь » Декабристы » ЭПИСТОЛЯРНОЕ НАСЛЕДИЕ » Письма к Н.Н. Муравьёву-Карскому.