Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » ЭПИСТОЛЯРНОЕ НАСЛЕДИЕ » Письма к Н.Н. Муравьёву-Карскому.


Письма к Н.Н. Муравьёву-Карскому.

Сообщений 61 страница 70 из 283

61

61. М.Н.МУРАВЬЕВ

18 генвар -1817 года; Санкт-Петербург.

Из недр священной артели я к тебе пишу, любезной брат. Вот уже две недели как мы живем по прежнему, семьей, члены все те же и в той же братской связи, словом, мы щастьливы, одного тебя недостает, чтобы блаженствовать; образ жизни тот же, устав свято хранится и исполняется.

Письмо твое, любезной брат, из Тифлиса от 13-го ноября получил, оно нам доставило большое удовольствие, пиши нам почаще сколько служба позволит, я же постоянно буду тебя извещать о себе и всей Артели; что ты давно от меня писем не получал, тому причиной мои переезды из Долголядия в Москву и обратно в Петербург. Я гостил с Александром у Бакунина около 10-ти дней.

Александр к тебе уже отсюда писал и посему, вероятно, уведомил, что совершенно выздоровел от болезни, томящей его, как тебе известно, столь долгое время.

Я тебе, кажется, уже писал, любезной друг, что путешествие мое в чужие края не удалось и что я принужден буду здесь оставаться, но ты знаешь, что Муравьев не может сидеть на месте, и должен приносить пользу; и так до первого удобного случая ехать путешествовать по России, я останусь здесь, но едва вет[е]р повеет согласно с моими мыслями, я отправлюсь в путь, и, верно, хребты Кавказские и Грузия не уйдут от моих взоров, и тогда мы конечно увидимся...1 но когда придет сие щастливое время, конечно, не прежде двух лет, ибо до того времени я и выехать не могу надеяться отсюда не потеряв по службе; впрочем, до тех пор много муки перемелится, и так отложим покуда предприятье по отдаленности времени на воздушные замки походящее. Обратимся к настоящему.

Все знакомые твои о тебе часто вспоминают и осведомляются, из сего заключаешь, что также любят. Адмирал Мордвинов также и жена его о тебе осведомляются, образ жизни ведут тот же и к ним никто почти не ездит из молодежи, даже по воскресеньям и разводу у него не бывает; по сему ты судить можешь о возможности исполнения своих желаний относительно Н[аталии] Ник[олаевны] — не отчаивайся, более гораздо вероятий для нежели против 158) The Mouravtew's shall gain the battle! 2 Помни cue пророчество Эдуарда 159) , оно конечно сбудется.

Подгорка не взирая ни на какие причины нравственные ни физические живет все-таки под горкой, ты можешь себе вообразить как сестры скучают, почти никуда не выезжая, они целой день дома!!! Дядя часто о тебе вспоминает, но не пишет потому, что от тебя дож[идается] ответа, такой, говорит он, у меня устав, письмо за письмо.

Дядя с 10-й линии все-таки стреляет, зарядов у него много и, кажется, никогда оные не истощит.

Дядя Polemarque 160) все так же мил и добр, но дела его в весьма худых обстоятельствах, он собирается на днях к тебе писать.

Вот тебе полные сведения об[о] всех наших дядей 3 и ближних, о Москве же я тебе ничего не пишу потому, что вероятно батюшка тебя обо все уведомляет.

Я полагаю, что тебе известно, что Софья отдана на воспитание Надежде Николаевне Шереметьевой 161) , она помещица Московская и повидимому весьма умная и добродетельная женщина, итак кажется, насчет Софьи мы не должны беспокоиться.

В рассужденьи оставшегося твоего в Москве платья, я посылаю сегодня к батюшке письмо на имя генерала Дельпоцо 162), которого прошу оное из Георгиевска к тебе переслать.

Прощай, любезный брат, будь здоров, прославляй имя Муравьевых и не забывай истинно любящего тебя брата

Михаила Муравьева.

Приписка Петра Ивановича Колошина:

Думаю, любезный друг, что ты на меня сердит за мое молчание. Имеешь причины, но не столько, сколько ты думаешь. Письмо твое из Ставрополя я получил в Москве: в нем ты пишешь, что дабы иметь с тобой переписку, надлежит отвечать на сие письмо: сего сделать было невозможно по состоянию разрезанной богомолки моей. Ты, может быть, слышал о резаньи оной. Я решился скорее оное сделать, нежели я решаюсь встать с дивана: обстоятельства и присутствие Миши к тому способствовали. Резанье продолжалось шесть минут, а болезнь вслед за оным - два месяца. Пользу от сего извлек я не телесную, но нравственную, ибо узнал, что такое телесная боль и как переносить оную; касательно же самой руки никакой выгодной перемены не последовало: пальцы мои разогнуты, нов составах движения не имеют, и я все еще тремя перстами вторю себе на форте-пиано выученные мной песни.

Завидую тебе, любезный друг, касательно пользы, которую ты приносишь, и сердечно желаю, чтоб никакие неприятности не уменьшали того внутреннего удовольствия, которое всегда следует по совершении полезного. Молва распространяла о тебе баснословные слухи и не раз представляла нам тебя сражающегося с толпами кочующих народов и смиряющего горделивый Кавказ под тяжкими стопами твоими. Мы дивимся тебе, и должны довольствоваться мирным удовольствием артельной жизни, в которой недостаток тебя часто замечаем. Будь здоров, и помни

П.Колошина

Приписка И. Г. Бурцова:

На меня ты также сетуешь, почтенный друг, но жаль, что я не знаю вины моей. Правда, что в продолжении осени не писал к тебе ни разу; но ты знаешь мои тогдашние занятия, убивавшие все мое время: с половины же ноября вот уже в девятой раз пишу к тебе 163) . Одно ужасное отдаление есть виновник остановки, происшедшей в нашей переписке. - Я несколько дней только как освободился от болезни, два месяца меня мучившей, и потому почти совсем не служил до сих пор. Твое положение нам вовсе неизвестно, и кроме слухов иногда здесь о ваших рыцарствах гремящих, ничего не знаем.

- Мы все вместе. Артель в самом порядочном и цветущем состоянии, и до сих пор никогда не было в ней такой пышности и великолепия. - Дай весточку, любезный друг, когда-то возвращения из Персии ожидать должно и по оному судить о возможности видеться с тобой. - Поклонись, пожалоста, Бобарыкину и скажи ему, что я писал к нему ответ на его письмо еще в ноябре месяце и желаю ему от всего сердца самой благополучной службы и совершенного здоровья. Будь здоров, почтенный друг, воюй, отличайся! Отечество признает заслуги твои, а мы получим назад любезнейшего товарища. - Не забывай душою преданного тебе

Бурцова.

Книга № 5, лл. 5-6 об.
Примечания:

158 Мордвинов Николай Семенович (1754—1845), адмирал, член Государственного совета и председатель департамента Государственной экономии, дальний родственник матери братьев Муравьевых, и его жена Генриетта Александровна, судя по позднейшим письмам А.Н. Муравьева, И.Г. Бурцова и других авторов, очевидно не считали вопрос о браке их дочери, Натальи Николаевны, окончательно решенным.

159 Эдуард Л'Осте — см. комментарий № 26.

160 Так называли в семье Муравьевых Павла Марковича Полторацкого. В описываемое время он вел тяжбу из-за своего имения.

161 Судьба Софьи Николаевны Муравьевой (1804—[1819]), единственной сестры пяти братьев Муравьевых, была довольно трудной. Вскоре после смерти их матери Александры Михайловны Муравьевой (ум. в, 1809 г.) она была отдана на воспитание (судя по письмам отца — в начале 1810 г.) сначала к брату матери Н.М. Мордвинову в Петербург (о характере этого воспитания можно судить по письмам М.Н. Муравьева 1815 г.), затем, в описываемое время, в дом Н.Н.Шереметевой (1775—1850), где воспитывалась с ее дочерьми — Пелагеей и Анастасией. Надежда Николаевна Шереметева, урожденная Тучкова, была московской помещицей (имение ее находилось в Московской губернии, близ г.Рузы, в селе Покровском). В 1818 г. М.Н. Муравьев женился на дочери Н.Н.Шереметевой — Пелагее Васильевне. В это же время из-за семейных неурядиц С.Н. Муравьева была передана на воспитание кн. Е.С.Шаховской, где и умерла в 1819 г.

162 Депьпоццо Иван Петрович (1739-1821) - генерал-лейтенант. С 1810 г. - шеф Владикавказского гарнизонного полка, комендант Владикавказской крепости и начальник округа, затем — начальник 19-ой пехотной дивизии и командующий войсками на Кавказской линии (см.: Б.Потто. Кавказская война, СПб., 1887)

163 После значительного перерыва И.Г. Бурцов стал писать с 25 октября. В архиве Н.Н. Муравьева за период с 25 октября до 18 января сохранилось только шесть писем (см. сборник) - от 25 октября, 6, 9 и 24 ноября, 9 декабря 1816 г. и 18 января 1817 г. Некоторые из этих писем помечены номерами. Нет одного письма, датированного временем между 24 ноября и 9 декабря 1816 г., и двух писем между 9 декабря 1816 г. и 18 января 1817 г.

0

62

62. Павел Иванович КОЛОШИН

Петроград. 23 февраля 1817

Любезный Николай!

Вчера получила Артель о тебе известие от Отче, который уведомляет, что по письму находящегося при тебе колонновожатого 164) от 28 ноября, ты был посыпан на съемку. Более же мы никаких новейших известий (особенно от тебя самого) не имеем. - Свергни иго лености, ежели она тебя обуяла, и хотя в нескольких строках опиши странствия и похождения славного воина Николая Николаевича. Да возрадуется нераздельная Артель о геройских подвигах знаменитого ее основателя.

Миша занемог несколько дней тому назад, но теперь оправляется. У Александра же открывается pleurésie 1) , которое однако вероятно скоро прервано будет.

Бурцов крепко взвинчен против службы Генерального Штаба и намеревается оставить оную, чтоб перейти в полк. Петр все в такой же инерции, если не более, как ты его оставил. Я— в Гвардии.

Члены Артели, дабы не оставить тебя без известий нащет оной, и согласуясь с свойственною им ленью, положили, чтоб писать к тебе еженедельно одному из членов, начиная с младшего, что я сим и исполняю. Будь здоров, пиши в Артель, а также не забывай преданного тебе

Павла Колошина

Вот адрес.

Такому-то.

в С.Петербург близь Синего моста, в Офицерской улице в доме генеральши Струговщиковой.

Книга №5, лл. 11-12.

Примечания:

1) Перевод: "Плеврит" (франц. яз. ).

164) Имеется в виду колонновожатый Муравьевского училища Лачинов Евдоким Емельянович (1799-1875), который был откомандирован в 1816 г. в состав посольства А.П.Ермолова в Иран.

0

63

63. Петр Иванович КОЛОШИН

Петрополь. Марта 1-го дня 1817.

По препоручению и именем всей священной артели пишу к тебе, любезной Николай, в свою очередь. Долгое молчание твоих друзей, конечно, заставило тебя сетовать, но артель признала свою неправость и положила, чтоб члены оной по очереди сносились с почтенным артельщиком, коего она свято хранит воспоминание 1) . Давно уже и ты, любезной товарищ, не извещал нас о том, что с тобой делается, а нам бы любопытно знать о всех случающихся с тобою происшествиях, тем более, что расстояние, нас разделяющее, доносит только слухи слабые и невероятные о том, что бы мы в точности и подробно знать желали. Постарайся же, любезный друг, изыскать от своих занятий время и повестить нас как о себе, так и о Великом Посланнике.

Что же касается до Артели, то она все в том же пребывает положении; всякой, занимаясь различно, старается содействовать или готовится к содействию к предположенной цели, к пользе общей.

Члены артели и в отличительных чертах своих не изменились. Маршал 165) парит в неизмеримых пространствах воображения и иногда с высот сих стреляет долу в нас смертных; Миша, артельщик и верный блюститель как сытости, так и нравственности всех товарищей, также рассудителен, также непоколебим в своих правилах, также готов сообщить их желающим внять оные. Бурцов, коего чрезмерная живость изображается синевою на носу, уже потерял границы живости своей и охоте действовать; истоща все предметы рассуждения он, наконец, вздумал наблюдать физическое сложение человека, и артель назвала его домашним врачем. Я, согбенный под бременем моего чина 166), всякой день бываю в мытнице 167) (так величает артель наш Главный штаб), после обеда занимаюсь, иногда выезжаю, иногда пишу стихи 168). Павлюк благодетельствует артели искусными своими руками и иногда подымает ее на смех. Таким образом, артель мало по молу только в познаниях усовершенствуется, в прочем остается тоже. Иногда быват у нас и пение обычных песен, и тогда мы вспоминаем о старом артельщике, который, бывало, неподвижный, вторил голосам им же в согласный лик состроенным.

О друг мой! Поверь, что мы очень тебя вспоминаем. Между тем лист кончается и мне, именем Артели, остается пожелать как телесного, так и душевного здравия, также успеха во всех с добрым намерением подъятых тобою предприятиях.

Петр Колошин.

Книга №5, лл. 15-16 об.
Примечания:

1) Так в подлиннике.

165 Маршалом, или " Maréchal de Saxe " члены Артели называли Александра Николаевича Муравьева, который был старше их всех по чину и положению, участвовал во многих сражениях, имел награды и был одним из основателей Артели и первого тайного общества в 1816 г.

166 Петр Иванович Колошин имел в это время чин прапорщика. Он не был участником Отечественной войны (об этом сообщает Н.Н. Муравьев) и поэтому отстал в чинах.

167 Мытница - таможня, мытный дом или двор, где собирали встарь пошлину. Так определяет это слово В.Даль в "Толковом словаре живого великорусского языка" (М., 1955, том II, "И-О", стр. 366). Петр Колошин 1 марта и Павел Колошин в письме от 23 марта 1817 г. вкладывали иронический смысл в это название штаба и его чертежной, имея в виду, вероятно, то, что они только "платят" свой "мыт", но не получают от штаба ничего взамен.

168 Петр Иванович Колошин известен как поэт и автор 11 стихотворений — оригинальных и переводных. Его поэтические произведения впервые были напечатаны в 1818 г. в журнале "Сын Отечества". Известно, что в 1817—1818 гг. им были созданы стихотворения "Артельная песнь", "К артельным друзьям". Очевидно в 1815-1816 гг. были написаны "Воспоминание и надежда", "Счастье", опубликованные в "Сыне Отечества" в 1818 г. в № 38 и 46.

0

64

64. И.Г. Бурцов

С.Петербург. 1817 года. 12 марта.

Ждав долгое время от тебя, почтеннейший друг, писем, наконец, получила Артель третьего дня несколько оных и возрадовалась. Они все от 27-го января и хотя известия не самые свежие; но слава богу, что узнали кое что о твоем положении.

По твоему препоручению я спрашивал у Корсакова 169) и у Матфия 170) зачем они к тебе не пишут. Корсаков сказал, что он несколько раз писал и имеет даже расписки в отправлении оных писем. Матфий также отговаривался тем, что отвечал на твое письмо. Мандерштерн 171) же раз писал, а в голову не пришло писать более1): все хотел от тебя иметь ответ. Впротчем, он тебе так же предан как и прежде: одна только недогадка погубила нас. К Даненбергу 172) же письмо отошлю завтра, а в Париж 173) на сих днях.

Расскажу тебе как мы поживаем. Артель все таки артель, но не надолго: с началом весны опять рассыпимся. Миша с Петром поедут в Москву  174) . Я на съемку в окрестностях города; а Александр не знаю еще куда.

Зиму провел я следующим образом: два месяца был болен, потом стал хлопотать о переходе из Гв[ардейского] Ге[нерального] штаба в Семеновской полк. Не подумай, чтоб это было с пусту. Все и Миша согласны были на сие, ибо производством нас по губам только помазали, а, кажется, на деле ничего не будет. Итак, я твердою грудью пошел (не так как прошлого года) до самого князя 175); имел с ним продолжительный разговор, в коем он, выслушал все мои причины, но не захотел рассуждать об них, а просто отказал в переводе. Вот и остался я как рак на мели, в том же штабе, коего не люблю и поневоле исполняю обязанности. Князь обещал насвсех прикомандировать к Учебному баталиону, здесь из разных полков составленному для обучения строевой службе. В чертежную я не хожу 176), а веду себя в отношении к Сипягину точно так, как ты себя вел.

Я спокоен, любезнейший друг. Обращение на самого себя2) и беспрестанные разговоры с почтеннейшим Мишей привязали меня к нему более нежели когда-либо. Страсти бушуют во мне, но реже прежнего, и понемногу начинаю составлять себе3) некоторую основу ускромляющую мой пыл и успокаивающую в напастях.

Завтря у нас парад, и за сим вслед будут несколько оных сряду один за другим. Летом будет съемка, а осенью я поеду на 4 месяца в отпуск. На будущее же лето имею намерение прибыть на Кавказ для исцеления. Не знаю удастся ли сие исполнить, но страх как хочется увидеть сию страну, исцелиться и, ежели бог даст, обнять тебя, любезнейший друг, разделить с тобою свои мысли, вспоминания о прежнем и мечтания о будущем. Связь наша тверда непоколебима. Отдаления и годы не потрясут оной, и обстоятельства не навсегда, но только на некоторое время отдалить могут минуту свидания нашего. Я решился и ничто не в состоянии будет положить преграду видеть тебя и провести в блаженстве то время, в которое продолжится беседа наша.

Истинно преданный тебе

Бурцов.

На обороте адрес: Его превосходительству милостивому государю Алексею Петровичу Ермолову. Командиру Отдельного Грузинского корпуса г[осподи]ну генерал лейтенанту и кавалеру в Тифлисе. А вас покорнейше прошу переслать г. гвар[дии] штабс-капитану Муравьеву 2-му4).

Книга №5, лл. 19-20 об.
Примечания:

1) Написано над зачеркнутым: "просто"

2) Далее зачеркнуто: "украти".

3) Далее зачеркнуто: "какую".

4) На адресе штемпель: "С.Петербург", почтовые пометы.

169 Карсаков Семен Николаевич.

170 Матвей Иванович Муравьев-Апостол.

171 Мандерштерн Карл Егорович — см. комментарий № 56.

172 Данненберг Петр Андреевич — см. комментарий № 117.

173 Французский корреспондент Н.Н. Муравьева Поль-Эмиль Маритон был знаком с ним со времени вступления русских войск в Париж. В "Записках" Н.Н. Муравьев описывает вступление русских войск в Париж в 1814 г. и семью старого врача Бриллоне ( вгіllоnnet ), у которого он квартировал. Его внук (Маритон) стал постоянным корреспондентом Н.Н. Муравьева: "... Paul-Emile , молодой человек с дарованиями, сведениями и воспитанием. Он был годом или двумя старше меня, и мы с ним скоро подружили" ("Русский архив", 1886, № 2, стр. 103, 104)

174 Речь идет о предполагавшемся еще в феврале-марте переходе М.Н. Муравьева и Петра Ивановича Колошина на постоянную службу в Москву. Они должны были сначала уехать в Москву в отпуск и участвовать в съемках Московской губернии под руководством Н.Н. Муравьева-отца. Но Петр Колошин только в августе был откомандирован из Гвардейского генерального штаба в Московское училище колонновожатых.

175 Все вопросы о переводе офицеров квартирмейстерского ведомства в воинские части решал только кн. П.М. Волконский.

176 В чертежную Гвардейского генерального штаба офицеры должны были являться ежедневно.

0

65

65. М.Н.МУРАВЬЕВ

16 марта 1817 года. Санкт-Петербург.

Письмы твои, на сих днях полученные, много порадовали артель, тем паче, что о тебе уже давно никакого известия не имели. В артели никаких перемен нет, и мы живем попрежнему в братской связи, занимаемся также, словом, все по старому, одного тебя недостает, чтобы быть совершенно счастливыми.

Лето наступает и с ним вместе (как то всегда было) разрушение артели на некоторое время, но нынешний раз оно будет по видимому продолжительнее. Ибо я вероятно недели через три поеду в Долголядие лечиться. Доктора советуют мне пользоваться от раны 177) своей свежим березовым листом, т.е. чаще ходить в баню и обкладывать ногу молодым еще смолистым березовым листом, ты видишь, что они придерживаются твоей теории и даже поставляют хорошим лекарственным средством майорский настой. Итак, в начале апреля я еду в деревню, где апрель и май месяцы буду сил. средством лечиться. После чего (так как тебя уже известно у Батюшки будет большая съемка Московской Губернии) 178) буду ему в оной помогать. Между тем в сентябре будет государь со всею царской фамилией в Москву и проживет там всю зиму, с ним будет и Волконской 179) , итак, я там останусь зиму. Между тем Бурцов летом будет на съемке в окрестностях Петербурга, а осенью с 1-го сентября будет проситься в отпуск в деревню на 4-ре месяца. Будущей же весною мы с ним намерены ехать на Кавказ лечиться, и питаем себя приятною надеждою с тобою там лето провести, и даже, может статься, оттуда тебя в Грузию проводить; видишь, какие у нас в головах замыслы с весною родятся, в природе все развертывается и у нас в головах брожение, итак, ты видишь, любезной брат, что мы с Бурцовым в приятных мечтаниях, что лето 1818-го года проведем с тобою вместе на Кавказе, какое счастье, естьли бы только сие сбылось; надежда есть и мы употребим все возможные средства дабы сие исполнилось.

Итак, ты видишь, любезной брат, что артель понемного разъедется, и даже может быть Петруша поедет на лето в Москву к Батюшке на съемку, но сие еще не верно, и есть одно только его желание, которое может быть и не сбудется. Правда, что артель разрушится, но разрушение будет телесное, нравственно же она никогда не может распасться, связь наша должна идти до гробу, и даже мы можем себя утешить надеждою, что и в будущей жизни души наши будут жить в артели.

О производстве нашем ничего не слыхать и вероятности нет, чтобы оно скоро было.

Корсаков был тронут твоим письмом и к тебе уже на оное отвечал. Препровождаю тебе при сем письмо от Матвея.

Артель тебе кланяется и положено, чтобы по[о]чередно два раза в неделю к тебе писать. Желаем все тебе щастья, здоровья и успеха во всех твоих предприятиях! в одном только сомневаемся, чтобы ты сделался славным шахматным игроком; мудрено просто из охотников сделаться в скором времени игроком. Прощай, любезной брат, пиши к нам так часто как время позволит, и не забывай истинно любящего тебя брата

Михаила Муравьева.

Книга № 5, лл. 23-24.
Примечания:

177 М.Н. Муравьев был ранен во время Отечественной войны 1812 г. на Бородинском поле. (см. "Записки" Н.Н. Муравьева-"Русский архив", 1885, № 11, стр. 341-344; 1886,№2,стр. 134 и наш комментарий № 131) .

178 В 1816 г. генерал-майор Н.Н. Муравьев был "назначен заведывающим съемкой Московской губернии" (см.: Н. Глиноецкий. История русского Генерального штаба. СПб., 1883, т. I, стр. 299 и наш комментарий №112).

179 В Москву вместе с царской семьей на торжества в связи с закладкой памятника победы в Отечественной войне 1812 г. — храма Христа-спасителя на Воробьевых горах и открытием памятника Минину и Пожарскому должен был прийти специально созданный гвардейский отряд из Петербурга. П.М.Волконский также должен был приехать как глава свиты е. в. по квартирмейстерской части, так как он всегда сопровождал Александра I в его поездках по России и за границей.

0

66

66. М.И. МУРАВЬЕВ-АПОСТОЛ

Санкт-Петербург. 16 марта 1817 180 )

Я очень был болен, любезный друг, вот истинная причина моего столь долгого молчания, давно я собирался тебе писать, но виноват раны открылися и я слег — теперь собираюсь ехать отсюда с отцом 181), твое предписание письменное я исполнил, сестре от тебя вымолвил словечко, она тебя благодарит и тебе кланяется — они все сюда приехали в декабре и через три или четыре дни отправляются в Резянь 1)

La bruit court généralement ici que votre ambassade sera incessamment mise au nombre des recueilles du grand ouvrage des voyages imaginaires. Est-ce vrai? — La plupart de vos officiers sont partis dans l'intention ou plutôt dans le désir de visiter l'Empire des Darius, des Artaxerce 182). — Ces messieurs ne trouvent pas leur compte si le voyage n'a pas lieu, qui peut y avoir mis obstacle. On dit aussi ici que de tous les cadeaux que les barbares vous apportent vous ne prenez que les нагайка et les уздечка comme feu vos ancêtres les Scythes 2). — Lang[u]e emblématique que nous possédons ici à merveille.

S'il m'était permis après avoir été si longtems sans vous écrire et étant surtout séparé de vous par tant de pays, par tant de peuples différents, de dire franchement ma façon de penser, Je vous aurais dit alors que скучно и грустно sont indignes de vous et de tout être pensant. Pourquoi s'embarquer sans connaître la mer sur laquelle on doit naviguer? De bonne foi à qui la faute? — Vous avez une vaste carrière devant vous; mettez à profit votre absence, retendez votre âme dans ces contrées vigoureuses.— Ces deux mots dans votre dernière lettre m'ont fait beaucoup de peine; ils ensorcelent d'une manière inimaginable; la paresse et la sécheresse de sentiment sont leurs enfants légitimes; avec ces deux mots on ne fait et ne peut rien faire de bon. Bien heureux celui qui est en état de faire un sacrifice â sa Patrie, il a droit au respect et à l'estime de ses concitoyens Renencampf 183) dans ses letters se gèle continuellement les doigts, risque continuellement d'être enlevé, il écrit aussi скучно и грустно Voudriez vous ressembler â ces chiens là par la moindre chose. Si vous avez Plutarque lisez le et méditez le. — C'est le livre de Lhom-me: скучно и грустно disparaîtront de votre correspondance.

Je voie souvent vos frères, l' Артель nous voit souvent dans son enceinte, mais je n'y vois plus l' артельчик en surtout à poches de côte, nous parlons souvent de lui, nous tâchons de deviner ce qu 'il fait. La générale 184) bosse ne peut jusqu 'à présent se consoler de son départ, elle avait un preux chevalier en lui. Qu 'a—t—il fait pour elle. La renommée nous a dit que vous avez un piano chez vous. Quel luxe! ! S'est—on amusé à faire danser que-ques montagnes comme Apollon et Orphée, le Lion des forêts a—t—il répandu des larmes.

Avec quel plaisir j'aurais été vous trouver, mon cher ami, si la chose était en mon pouvoir. Je me fais une si grande idée de votre contrée, quelle force l'âme doit y acquérir, la nature y est encore vierge. 1811 que sont devenus les projets 185), avec quelle joie nous les réalisions, avec quel zèle chacun se promettait d'apprendre son métier, les enfants — nous ne les faisions que pour les élever à la Emile, Елоиз, Нометри, Иевтам 186). Nous avons un grand, un énorme défaut dans le mode de notre éducation Européenne, on nous met plus de poésie dans la tête que de raisonnement, que de secousse ne doit on pas éprouver pour se trouver à sa place. — Il faut vous dire quel ques mots de nos contrées, l'irréligion est remplacée par son frère le Mysticisme qui a l'avantage de procurer aux personnes qui le professent les biens de ce monde et de l'autre et pourvu que l'âme ne s'en mêle pas le corps,—fait tout ce qu'il veut, personne ne doit l'en empêcher, la morale en est très commode com[m]e vous voyez: le magna-tisme même est oublié. On a changé l'uniforme de dragons, au lieu de casques ils ont le schako et le sabre, ils sont beaucoup mieux, le 1 anniversaire de la Fère Champenoise 187) ils étaient en nouvel uniforme.

Avez vous trouvé quelqu'un qui harmonise avec vous, mandez le moi donnez moi des nouvelles de Бабарикин, on m'en demande souvent 3).

Прощай, любезный брат и друг, Никите отдаю перо, не забывай нас бога ради.

Матвей М. А.

Приписка Никиты Михайловича Муравьева:

Любезный Николай, я так пред тобою виноват, что не знаю как и извиниться, повинную голову меч не сечет. Совсем тем не думай, чтоб я тебя забыл, мы все почти каждый день о тебе вспоминаем или говорим, собираемся читать твои письма и воображением переносимся на крутизны Кавказские вслед за тобою. Александр 188) опять прихварывает. Я почти каждый день с ним вижусь. Я надеюсь, любезный друг, что ты не будешь мне мстить и будешь отвечать на сие мое послание. Все наши тебя любят и тебе кланяются. Сделай милость, опиши мне все свое пребывал[ние] в Грузии и какова она тебе понравилась. Ты не завел себе еще сераля - к этому уже в Персии приступишь. Здесь у нас все по старому, Андрей Голицын в Неаполе, Михайло Голицын все любезничает по прежнему 189) , а я от чертежной избавился. У нас новый в Гвардии капитан Ватутин! и производства никакого нет. Прощай, любезный друг, тебя люб[ящий]

Никита Муравьев.

Книга № 5, лл. 25-26 об.

Примечания:

1) Так в подлиннике.

2) В подлиннике неразборчиво: " Seythes  "или   Scythes  ".

3) П е р е в о д: "Здесь повсюду ходят слухи, что ваше посольство будет немедленно включено в число сборников большого труда о фантастических путешествиях. Правда ли это? Большинство ваших офицеров уехало с намерением или вернее с желанием посетить империю Дариев и Артаксерксов. Эти господа считают для себя невыгодным, если во время путешествия им ничто не будет препятствовать. Здесь говорят также, что из всех даров, которые приносят вам варвары, вы принимаете только нагайки и уздечки, как [это делали] ваши предки скифы (по смыслу. — И. К.) ; эмблематический язык, которым мы пользуемся великолепно.  Если бы мне было разрешено высказать смело мой образ мыслей после того, как я так долго не писал вам, будучи разлучен с вами столькими странами [и] столь различными народами, я сказал бы тогда, что скучно и грустно недостойно вас и всякого мыслящего существа. Зачем пускаться в плавание, не познав моря, по которому придется плавать? Честное слово, кто виноват? Перед вами широкое поприще, используйте ваши отлучки, расправьте вашу душу в этих могучих краях. Эти два слова в вашем последнем письме мне доставили много   огорчения;    они   завораживают   непостижимым   образом;   лень  и   бесчувственность  являются   их  законными порождениями. С этими двумя словами нельзя сделать ничего хорошего. Счастлив тот, кто в состоянии принести жертву своей Родине;  он имеет право на уважение и почет своих сограждан. [Судя]I по письмам Ренненкампфа, он постоянно отмораживает пальцы, рискует постоянно быть похищенным, он тоже пишет — "скучно и грустно." Хотели бы вы походить малейшим образом на этих псов? Если у вас есть Плутарх, читайте его и размышляйте над ним. Эта книга для Человека: [ и]   "скучно и грустно"   исчезнут из вашей корреспонденции.

Я часто вижу ваших братьев,    Артель   видит нас часто в своем кругу, но я не вижу там больше [артельщика] в сюртуке с боковыми  карманами, мы часто говорим о нем, стараемся представить [ceбe], что он делает.  Горбатая генеральша до сего времени не может утешиться из-за его отъезда, он был для нее отважным кавалером. Что он сделал для нее? Согласно  молве, у  Вас есть фортепиано.  Какая роскошь! Забавлялись ли вы, заставляя плясать горы, как Аполлон и Орфей, проливал ли слезы Лев лесов?

С каким удовольствием я обрел бы Вас, мой дорогой друг, если бы это было в моей власти. Я составил себе такое высокое мнение о ваших краях, какую силу должна приобрести там душа при еще девственной природе. Что сталось с планами 1811 г., с какой радостью мы их осуществляли, с каким усердием обещал каждый научиться своему ремеслу; мы порождали детей с тем, чтобы воспитывать их по Эмилю, Элоизе, Ометри, Иевтаму (?). У нас огромный недостаток в приемах нашего европейского воспитания, нам набивают головы поэзией больше, чем рассудочностью, сколько потрясений приходится испытывать, пока не обретешь самого себя. Следует сказать Вам несколько слов о наших краях — безверие заменено родственным ему мистицизмом, которое имеет преимущество предоставлять людям исповедующим его блага этого и того мира, лишь бы только душа не вмешивалась в [дела] тела, делай все, что хочешь, никто не должен ему мешать в этом; мораль, как Вы видите, очень удобная, забыто даже само ученье о магнетизме.

Изменена форма драгунов, вместо каски — кивер и сабля, что гораздо лучше; в 1 годовщину Фер—Шампенуаза они были в новой форме.

Нашли Вы кого-нибудь, кто соответствовал бы вам? Сообщите мне об этом. Сообщите мне сведения о Бабарыкине, меня часто спрашивают об этом" (франц. яз.).

180 Первым письмом М.И. Муравьева-Апостола Н.Н. Муравьеву, из хранящихся в фонде, следует считать его приписку к записке М.Н. Муравьева от 1 августа 1816 г. об отъезде И.Д.Якушкина в Москву (см. письмо №42).

181 Муравьев-Апостол Иван Матвеевич (1765—1851) — отец декабристов Матвея Ивановича, Сергея Ивановича и Ипполита Ивановича Муравьевых-Апостолов, бывший русский резидент в Гамбурге и Испании (с 1797 по 1805 г). После отзыва из Испании был не у дел, жил в своем Миргородском имении — Бакумовке. Выделялся своим умом, блестящим классическим образованием и либеральными воззрениями. Впоследствии декабристы называли его имя среди кандидатов в будущее временное правительство (см.: М. Муравьев. "Идея временного правительства у декабристов и их кандидаты". — В кн.: Тайные общества в России в начале XIX столетия. Сборник материалов, статей, воспоминаний. М., 1926, стр. 80).

182 Путешествие в Иран, страну древней и малоизвестной тогда истории, вызывало большой интерес у друзей и знакомых Н.Н. Муравьева. М.И. Муравьев-Апостол имеет в виду древнюю Персию при царях из династии Ахеменидов 522—330 гг. до н.э.

183 Ренненкампф Павел Яковлевич — см. комментарий № 121.

184 Речь идет, очевидно, о владелице дома, где жила Артель, — генеральше Христовской.

185 Под планами 1811 г. М. И. Муравьев-Апостол имеет в виду юношескую идейную организацию "Чока", основанную в этом году Н.Н. Муравьевым. В эту организацию входили Н.Н. Муравьев, М.И. Муравьев-Апостол, А.З. Муравьев, Лев и Василий Перовские, юнкер конной гвардии Сенявин. В основе ее лежали республиканские идеи равенства и свободы в духе Руссо. "Как водится в молодые лета мы судим о многом, и я, не ставя преграды воображению своему, возбужденному чтением Contrat Social Руссо, мысленно начертывал себе всякие предположения в будущем. Думал и выдумал следующее: удалиться чрез пять лет на какой-нибудь остров, населенный дикими, взять с собой надежных товарищей, образовать жителей острова и составить новую республику, для чего товарищи мои обязывались быть мне помощниками," — написал в своих "Записках" Н.Н. Муравьев почти в то же время, что и М.И. Муравьев-Апостол (см. "Русский архив", 1885, № 9, стр. 25, 26). Письма являются новыми источниками о юношеской идейной организации. Они свидетельствуют о большом интересе и серьезном критическом отношении к организации ее бывшего члена, декабриста М.И. Муравьева-Апостола.

186 Имеются в виду герои произведений Ж.-Ж. Руссо. Члены юношеской "Чоки" были увлечены системой воспитания, которую проповедывал Ж.-Ж. Руссо в своем произведении "Эмиль, или о воспитании". Основная идея произведения — следование природе, ее требованиям при воспитании ребенка, природный элемент в воспитании. Это вело к воспитанию активности. Члены "Чоки" это воспринимали как подготовку активных граждан, занимающихся трудом, в отличие от феодально-сословной системы воспитания. Это, очевидно, и легло в основу разделения на ремесла между самими членами "Чоки".

187 Сражение при Фер-Шампенуазе происходило 13 марта 1814 г.

188 Здесь Н.М. Муравьев имеет в виду брата Н.Н. Муравьева — А.Н. Муравьева.

189 Андрей Михайлович и Михаил Михайлович Голицыны — см. комментарий № 94.

0

67

67. А.Н.МУРАВЬЕВ

Петроград. Марта 21-го дня, 1817 года

Любезный брат.

Не знаю, правда ли - но здесь носится слух будто посольства в Персию не будет 190); и если будет, то не Алексей Петрович послом поедет. Когда ето правда, то весьма сожалею, как для пользы Отечества, так и для личной пользы твоей. Я совершенно уверен, что никто в России не может лучше соблюсти выгоды государства при иностранном дворе, как Ермолов, и что никогда подчиненные лучшего не обретут начальника. Уверен, что никто лучше Его не в состоянии начальствовать воинством, и лучшим быть управляющим области. Надеюсь однако на пустоту слухов, распространяющихся обыкновенно в столицах, и желаю, чтобы в сем случае они совершенно оказались вздорными.

Кажется мне, любезный Николя, что вопреки всех занятий твоих, ты однако скучаешь; не удивляюсь сему, ибо хотя я не в тех самых обстоятельствах, в каких ты находишься, однако известно и мне тоже, как грустно бывает; когда разлучен с родными и друзьями, когда не с кем разделить и радость и печаль, когда некому излить ту полноту чувств и мыслей, которую обыкновенно в одиночестве ощущаешь. - Но мужество и твердость, друг мой, должны и верно тебя подкрепляют. Я желал бы тебе заняться чтением жизни славных мужей, ты не поверишь, какое волшебное они над страждущими производят врачебство. Книгу сию уподобить можно: beaume dé fier à bras 1) Рыцаря Донкишота, излечающему все возможные болезни; Плутарх, по мнению моему, Ескулап великих мужей! Отведай его травничка, тут spectsieffs 2) много, авось либо которая нибудь тебе поможет. - Если нет у тебя сего славного лечебника, или у кого нибудь из тамошних, то отпиши мне, я при первом случае тебе его доставлю.

Касательно меня, любезный Николя, скажу тебе, что мои дела, не лучше твоих; все в том же положении как когда ты уехал, но я мужаюсь - хотя внутренние огни меньше сожигают, или лучше сказать, напрягаются разорвать оболочку телесную; я мужаюсь, говорю, и стараюсь быть полезным. Если паче всякого чаяния, ты услышал-бы нечто похожее на желаемое мною соединение, m всеми силами старайся мысль сию искоренить, ибо ни девице, ни мне приятны, ни полезны быть не могут такие слухи, если оные не исполнятся на деле. —

Из последнего письма вижу, что ты, подвергаясь опасности, проникнул до славного монастыря. Не советуя тебе подвергаться опасностям без причины, не могу однако не радоваться сему подвигу; - Слава богу, что ты спасся; а, все таки: - знай наших!

Прощай, любезный Николя, обнимаю тебя всем сердцем; засвидетельствуй мое глубокое почтение тому великому мужу, у коего ты под начальством - генералу Ермолову.

Люблю тебя душою и сердцем и пребываю верным другом твоим и братом.

Александр Муравьев.

Книга № 5, лл. 28-29.

Примечания:

1) Перевод: "бальзам, придающий силу" (франц. яз. ).

2) Перевод: "специи" (или "приправа").

190) Н.Н. Муравьев в своих "Записках" объясняет существовавшие слухи следующим образом: "Он (Ермолов. — И.К) объяснил мне причину, по которой разнесся слух в Петербурге, что будто бы он не поедет в Персию. Будучи еще в Тифлисе, он неоднократно получал известие, что турки сильно вооружаются. Сие понудило Алексея Петровича писать к государю, что должно было остерегаться нападения от турок во время его поездки. Государь оставил все на волю его и прислал ему бланкеты, дабы он мог послать кого ему угодно будет в Персию. Но как дела с Турцией стали поправляться, то Алексей Петрович...пустился сам в посольство" ("Русский архив", 1886, № 4, стр. 521-522).

191) В декабре 1816 г. Н.Н. Муравьев с помощью командира Тифлисского полка кн. Л.Я.Севардземидзе ездил в Эчмиадзинский монастырь, находившийся за иранской границей. В "Записках" он подробно описывает свое путешествие по Армении до монастыря и сам монастырь (см. "Русский архив", 1886, № 4, стр. 468—472). Эчмиадзинский монастырь — древнейший архитектурный памятник Армении. Он основан в 303 г. н.э., но был разрушен персами в 383 г. Восстановлен в 483 г., но и после этого неоднократно опустошался персами и турками. А.С.Грибоедов называл этот монастырь "розой между терний" (см. его "Путевые записи". Соч.1 т.III, стр. 66).

0

68

68. Павел Иванович Колошин

Петроград. 23 марта 1817.

В письме твоем к Петру, любезный Николай, пишешь, чтобы я тебе изобразил в самых матер... выражениях *) какой либо предмет; я не знаю, почему ты такое имеешь обо мне худое мнение, и прошу тебя в сем случае оное переменить. Живучи в Артели, необходимо должно переменить свой образ мыслей, и принять Артельное мнение: быть полезным отечеству своими занятиями; и я ныне занимаюсь Историею; читая Кондильяка 192) и других; служу как в моем неблагопристойном чине 193) только можно служить; хожу ежедневно в мытницу (так называется в Артели чертежная), и хотя в оной приношу самомалейшую пользу, но непременно обязан вседневно посещать оную.

Все в Артели здоровы; все покаместь на месте; чрез неделю же Бурцев едет в отпуск в деревню для приведения в порядок домашних своих обстоятельств.

Будь здоров, ратоборствуй и не забывай преданного тебе

Павла К.

Книга № 5, л.27.
Примечания:

*) Так в подлиннике.

192) Этьен Бонно де Кондильяк (1715—1780) — французский просветитель, философ-деист, автор многих трудов. Основная работа — "Трактат об ощущениях". В России в 1805 г. была издана его "Логика, или умственная наука, руководствующая к достижению истины", в 1814 г. — "Логика". Что именно из его работ изучали артельцы, сказать трудно.

193) Павел Иванович Колошин был в это время в чине прапорщика.

0

69

69. Петр Иванович КОЛОШИН

Петербург. 27 марта 1817

Артель получила твои грамоты, любезной брат Николай, и знает все знаменитые твои похождения. Ты, между прочим, винишь также некоторых, что к тебе не писали. Оправдываю себя: я приехал в Москву в самый тот день, как ты из оной выехал. Сентябрь прошел и я еще не знал куда писать, потому что почтенный твой батюшка и братец жили в деревне 194), а я в Москве и редко переписывались по общему нерадению.

В октябре я разрезал руку и был болен два месяца, но пользы от сего никакой не получил, кроме того что познакомился с телесною болью: пальцы мои прямы, уродливы и не гнутся. В декабре, виноват, обрадовался свободе, коей лишен был два месяца, и завертелся, а в генваре, приехав в артель, принял тогдашний ее нрав и вместе с ней виноват в лености.

Занятия и служба артели все тоже, но вечеров таких как при тебе не бывает или редко. Мы более обратились к полезному, но отстали от приятного.

Жалеть не жалею, а част на память привожу стройное и чистым весельем оживленное наше пение. Главным занятием артели теперь Бытописание; минувшие дела людей преданы теперь суду строгих разбирателей, а строгие разбиратели, част, при появлении великих мужей древности, оставляют хладной рассудок и принуждены :восхищаться сими великанами 195).

Писав уже к тебе более двух страниц, не вздумал я еще тебя поздравить с праздником и похристосоваться по честному русскому обычаю. Христос воскресе, любезный друг, прими поздравление брата и возвеселись радостию дружелюбною; проведи праздник сей по душе и по сердцу, полезным и прятным образом. Где б ты ни был, в горах ли необитаемых, в степях ли бесплодных, в песках ли непроходимых, в городах ли и весях незнакомых, воззри на солнце; оно, по сказанию народа нашего, играет в торжественной для христианина день сей; взгляни на него, друг, и вспомни,что за тысячу верст в углу Севера, оно также ярко сияет, и что и там душою вместе с почтенным артельщиком празднуют воскресенье все друзья твои и

П. Колошин.

Книга № 5, лл. 33-34.
Примечания:

194 Н.Н. Муравьев (отец) и А.Н. Муравьев были в это время в Долголядии. Основная часть летних занятий колонновожатых проходила в имении Осташево (или Долголядие). Тогда там собирался весь преподавательский состав и сам начальник училища жил там.

195 В это время изучение древней истории Греции и Рима являлось одним из характерных явлений в жизни передовой офицерской молодежи и декабристских организаций. Это характерно было также и для Священной артели.

0

70

70. И.Г. Бурцов

С.Петербург. - 1817 Марта 30-го

Почтеннейший друг мой!

Моя очередь сегодня писать к тебе. Ты знаешь, что я не ленив извещать друзей; но на сей раз несколько слов только заключать будут письмо мое. Семейственные дела мои в деревне расстроены совершенно. Немцы овладев братом 196), отвратили его от матери. Почтение, послушание, любовь — все исчезло в нем. Мать несчастлива от его поведения; он в отчаянии от владычества немцов, коих злые умыслы не постигает. Долг мой влечет меня туда; пособить сколько сил есть; а варвар наш бука, не взирая на сии непременные обстоятельства, не пускает. Завтря приступлю к нему; и во что бы m ни стало уеду! Не в очередь напишу к тебе гораздо более; не сердись, что теперь захлопотался. Братья твои и вся Артель здоровы. Мандерштерн с женою кланяются. - Будь здоров.

Преданный тебе Бурцев.

На обороте второго листа адрес :

Его превосходительству милостивому государю Алексею Петровичу Ермолову. В Тифлисе. А ваше превосходительство покорнейше прошу доставить гвардии штабс-капитану Муравьеву 2-му *).

Книга № 5, лл. 37-38 об.
Примечания:

*) На адресе штемпель: "С.Петербург", почтовые пометы.

196) Имеется в виду положение, создавшееся в семье после женитьбы Петра Григорьевича Бурцова на младшей дочери органиста Оксфорда. Н.Н. Муравьев в "Записках" писал: "...приехал некий Оксфорд с семейством, бывший органист в Лейпциге, у которого были три прекрасные дочери; из них в меньшую был страстно влюблен младший брат Бурцова, который впоследствии и женился на ней тайным образом и увез все немецкое семейство к себе в деревню, через что произошло в семействе их расстройство. Теперь однако все помирились и живут согласно" ("Русский архив", 1886, № 2, стр. 131 ).

0


Вы здесь » Декабристы » ЭПИСТОЛЯРНОЕ НАСЛЕДИЕ » Письма к Н.Н. Муравьёву-Карскому.